регистрация / вход

Право: понятие, признаки, сущность

Основные признаки права. Сущность права: эволюция представлений. Основные современные учения о сущности права. Понятие права в отечественной юридической науке.

ÌÎÐÄÎÂÑÊÈÉ ÃÓÌÀÍÈÒÀÐÍÛÉ ÈÍÑÒÈÒÓÒ

РЕФЕРАТ
на тему:
ПРАВО: ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ, СУЩНОСТЬ

Выполнил: Ганюшкина И.В.
студент 1-го курса
факультет юридический
специальность юрист-государствовед
Проверил: Букин М.С.

Саранск, 1995


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Основные признаки права

2. Сущность права: эволюция представлений

3. Основные современные учения о сущности права

4. Понятие права в отечественной юридической науке

5. Поиски нового понимания права

Право, как и государство, является продуктом общественного развития. Оно возникает в государственно-организованном обществе как основной нормативный регулятор общественных отношений. Обычаи, моральные и религиозные нормы первобытного общества отходят на второй план, уступая место правовому регулированию общественных отношений. Взгляды на право, его происхождение, место и роль в системе нормативного регулирования менялись по мере развития самого общества, зрелости научной правовой мысли, всевозможных объективных и субъективных факторов.

Несмотря на противоречивость и различие научных представлений о праве, все эти учения имеют ряд общих положений:

· право, есть социальное явление, без которого невозможно существование цивилизованного общества;

· право в нормативной форме должно отражать требования общечеловеческой справедливости, служить интересам общества в целом, а не отдельным его классам или социальным группам, учитывать индивидуальные интересы и потребности личности как первоосновы общества;

· право частной собственности является основой всех прав человека;

· право есть мера поведения, установленная и охраняемая государством.

1. Основные признаки права

В эпоху периода от первобытного строя к цивилизации явно проявилась необходимость установления и поддержания единого порядка отношений с внешним миром.

Такими потребностями, породившими право, являются:

· необходимость установления единого порядка отношений новой общности людей — народа, населяющего ту или иную территорию;

· необходимость поддержания единого порядка в условиях расслоения общества на социальные слои (касты, сословия, классы), имущественное и социальное положение которых стало существенно различным, вызвало неустранимые противоречия и конфликты;

· необходимость ограничения и смягчения враждебного военного противостояния народов, нуждавшихся в развитии постоянного обмена и соседских взаимоотношений и защите своих интересов мирными средствами.[1]

Средством удовлетворения этих насущных потребностей стало позитивное право как особый вид социальных норм. Под позитивным правом здесь понимается система правовых норм, установленных или санкционированных государством.

Чем же отличается право от обычаев родового строя и других видов социальной и технической регуляции?

Внешним, наиболее очевидным из таких отличительных свойств права является его тесная связь с государством.

Государство устанавливает в обществе единый порядок путем издания общественных законов либо санкционирования устоявшихся обычаев, создания судебных прецедентов. Через свои органы оно обеспечивает исполнение норм права и их охрану от нарушений.

Правовые нормы не могут возникнуть и приобрести общеобязательное значение без официального решения государства. Применение, реализация правовых норм в случае необходимости обеспечивается государственным принуждением. Для этого существует специальный аппарат надзора и контроля, пресечения нарушений, судебного рассмотрения споров, наказания виновных и т.п.

Связь права с государством выражается также и в системе воспитания населения в духе уважения к законам, в различных государственных поощрениях за успехи в исполнении законов и т.п.

Наряду с правом в обществе действуют другие социальные нормы: мораль, обычаи, традиции, религиозные ритуалы, заповеди и предписания. Они играют важную роль также в регулировании общественных отношений. На их основе возникают моральные, традиционные, корпоративные, религиозные права и обязанности людей. Однако право, выступая общеобязательным государственным регулятором общественных отношений, существенно отличается от иных социальных норм.

Во-первых, право представляет собой единственную систему норм, обязательных для всех членов общества. Другие нормы, как правило, распространяются на отдельные социальные группы.

Во-вторых, право обеспечивается и защищается государством, а все иные социальные нормы могут лишь поддерживаться государством, и только если они не противоречат праву. Их соблюдение не обеспечено государственным принуждением.

В-третьих, право устанавливается или санкционируется государством, а все другие социальные нормы либо возникают спонтанно и существуют в виде стабильных убеждений людей, общественного мнения (мораль, обычаи, традиции), либо вырабатываются общественными организациями.

В-четвертых, нормы права обязательно выражены в официальной форме: закреплены в законах, судебных решениях и т.п. Они обладают наибольшей формальной определенностью, четкостью закрепления прав и обязанностей. Право образует разветвленную и детализированную систему, отличающуюся внутренним единством, логической взаимосвязью между отдельными нормами. Обычаи и мораль закрепляют, главным образом, общие принципы или эталоны поведения.[2]

Поскольку каждое государство обладает самостоятельностью и высшей властью на своей территории (суверенитетом), то право выступает прежде всего как индивидуальная система права каждого государства. Различия между национальными правовыми системами могут быть очень значительными. Например, право Франции, наиболее передовой страны капитализма в XIX в., значительно отличалось от права Австрии, Германии, России, где сохранялись феодальные пережитки, консервативные традиции.

Однако правовые системы отдельных государств, испытывая влияние общих экономических и культурных закономерностей, образуют в ходе длительного исторического развития определенные группы, или “семьи”, правовых систем. Примером могут служить англосаксонская и романо-германская группы правовых систем в Европе, традиционные системы мусульманского, индусского права, сложившиеся в странах Азии.

Таким образом, позитивное право во всяком обществе выступает прежде всего в виде системы норм, установленных или санкционированных государством.

2. Сущность права: эволюция представлений

Связью позитивного права как особого регулятора отношений между людьми и государством, официальное выражение такого права в законах и других юридических источниках права, защита права государством — все эти признаки характеризуют позитивное права как явление, т.е. его внешние черты. Говоря же о сущности права, мы должны раскрыть его внутренние, глубинные качества, какие цели достигаются с помощью права и чьим интересам оно служит.

Право — одно из сложных, тонких, многоаспектных научных понятий. Само слово “право” в русском языке используется в разных значениях. Мы говорим “право”, когда имеем в виду систему норм, причем не только юридических, но и коренящихся в обычаях или морали (моральное право). Мы употребляем слово “право” в смысле допустимой (законом, обычаем или нравственностью) меры поведения. Корень “прав” содержится в словах “правильный”, “справедливый”, “правый”, а также “правда”.

В Древнем Китае моральные и правовые нормы как бы сливались воедино. Примерно то же самое наблюдалось в Древней Индии. В праве Древней Греции важное место занимало понятие “дике” (справедливость), в римском праве — “эквитас” (справедливость) и “натуралис ратио” (естественный разум). Дигесты римского императора Юстиниана начинаются с превосходного определения Цельса: “Право есть наука о добром и справедливом”. Древнейшие источники феодального права именовались правдами.

В современной Конституции Испании (1978 г.) желание “установить справедливость” названо в числе главных стремлений народа, утверждающего Конституцию. Конституция Индии (1949 г.) среди целей народа на первое место также ставит обеспечение социальной, экономической и политической справедливости. Подобные утверждения можно найти в конституциях и законах многих современных государств. Не являлось исключением и социалистическое право, хотя справедливость здесь понималась весьма однобоко, сугубо классово, а на практике часто попиралось.

Таким образом, стремление воплотить в законах и других юридических источниках справедливость свойственно позитивному праву, созданному многими государствами прошлого и современности. И невзирая на все различия в понимании справедливости царем Хаммурапи и законодателями наших дней, отождествление права со справедливостью никогда не было абсолютной истиной, ни абсолютной ложью. Позитивное право должно было восприниматься как нечто справедливое, как некий официальный эталон справедливости, признанный в данном обществе. Само понятие справедливости всегда предполагало защиту интересов всех членов данного общества. Таким оно выступало при первобытном строе, таким прошло через тысячелетия истории цивилизации, таким остается и сегодня. Это наиболее устойчивая категория, выражающая общечеловеческие интересы, “правду” и “право” для каждого из людей.

Однако справедливость понималась в истории человечества по-разному. Ее корни уходили в более глубокие основы существования общества. Поэтому с изменением представлений об этих основах менялось и представление о сущности права.

В глубокой древности источник, из которого проистекает позитивное право, видели прежде всего в воле богов. Их ближайшими правовестниками провозглашались священнослужители (например, брахманы в Индии) и обожествляемые правители (ван — в Китае, фараон — в Египте и т.п.). В представлении древних право обуславливалось волей богов и их “помазанников” — правителей государств.

Однако уже в Древней Греции источником права, наряду с божественной волей, признается разум человека: “правление лучших” (у Сократа и Платона), “правление средних” (в “Политике” Аристотеля). По Аристотелю, право представляет собой политическую справедливость, норму политического общения и служит общей пользе граждан. По происхождению Аристотель делил право на естественное и условное (человеческое).

Влияние религии на содержание законов и права в средние века привело к почти тысячелетнему господству теологических воззрений, утверждавших божественное происхождение права и законов. Наиболее последовательным их выражением является учение Фомы Аквинского.

Однако уже с XVII в. теологическое направление начинает уступать первенство гуманистическим и светским теориям. К ним относится прежде всего теория естественного права. Ее основатель Гуго Гроций (1583-1645) утверждал, что наряду с изменчивым положительным (позитивным) правом, создаваемым волей Бога или людей, существует неизменное естественное право, т.е. “то, что согласно с природой общества разумных существ”. Оно не обусловлено ни временем, ни местом, никем не может быть изменено. Теория естественного права сыграла огромную роль в освобождении правопонимания от религиозных догм. Она получила широкое развитие в трудах французских просветителей XVIII в. — Ж.-Ж. Руссо, Ш.-Л. Монтескье, Д. Дидро, М.Ф. Вольтера и др.[3] Римские юристы понимали естественное право в практическом аспекте, они видели его выражение в браке, рождении детей, их воспитании и т.п.[4]

В конце XVIII - начале XIX в. возникла историческая школа права (Г. Гуго, К.Ф. Савиньи, Г.Ф. Пухта). Ее сторонники отрицали существование естественного права. Но позитивное право, по их мнению, не творится произволом законодателя, а является закономерным историческим продуктом народной жизни. Согласно исторической школе право всегда “национально” и в разные эпохи имеет различное содержание.

В XIX в. наиболее широкий философский подход к сущности права был представлен в трудах Гегеля. Он стремился философски объяснить сущность позитивного права. Для юриста, писал Гегель, право есть то, что законно, а философ должен раскрыть, что есть право по своей сути. И эту суть он видел в мере свободы, ее диалектическом развитии в разных системах права. В частности, высшей своей формы идея свободы, по Гегелю, достигается в законе государства.

Во второй половине XIX в. сложилась позитивная теория права. Ее основателем можно считать И. Бентама. Меру должного поведения человека он ищет в практической пользе. Однако в отличие от исторической школы права Бентам утверждал принципы сознательного творения права законодателем. Право для него — это нормы государства, направленные на удовлетворение интересов человека.

В XIX в. позитивизм стал одним из основных направлений теории права. Его представителями в Германии были П. Лабанд, К. Бергбом, в России — Г.Ф. Шершеневич, в Англии — Д. Остин. Позитивизм сохранился до сегодняшнего дня. Он соответствует стремлению “среднего класса”, составляющего большинство общества в развитых странах, к стабильности и порядку. Главный тезис юридического позитивизма — признание правом только норм, создаваемых государством для общего блага или для удовлетворения интересов человека.[5]

Во второй половине XIX в. сложились социалистические и коммунистические учения (в том числе марксизм), исходившие из классовой природы государства и права. Они отражали обнажившиеся противоречия раннего капитализма: жестокое подавление первых выступлений пролетариата, запрещение профсоюзов, цензовый характер политической демократии. Все это послужило причиной вывода К. Маркса о классовой природе государства и права. В системе марксистского учения закономерным было и понимание права как возведенной в закон воли господствующего класса, определяемой материальными условиями жизни этого класса.

Социалистические учения не сводились только к марксизму и ленинизму. Так называемые правые социалисты, анархисты проповедовали другие государственно-правовые взгляды. Они рассматривали право как средство обеспечения демократического режима, которое рабочий класс должен использовать в своих целях.

Сегодня классовое понятие права на наших глазах сходит с исторической сцены. Это длительный процесс, но направление развития к общечеловеческим ценностям, демократическим, гуманным нормам и порядкам представляется уже ясным. Причем происходит встречное движение буржуазно-либеральных и социал-демократических правовых идей. Примером может служить признание необходимости государственной поддержки социально слабых слоев населения, закрепление широкого спектра социальных прав в конституциях западных стран. С другой стороны, государства бывшего социалистического лагеря отказываются от тоталитарных порядков и обращаются к достижениям мировой цивилизации.

3. Основные современные учения о сущности права

Вопрос о сущности права остается в центре внимания и современной правовой и политической мысли, а понятие права и сегодня — одна из основных категорий общей теории права.

Современные учения о сущности права представляют собой не некую универсальную, единую правовую доктрину, а скорее набор, конгломерат отдельных концепций, направлений в теории права, среди которых можно выделить основные.

В психологической теории право трактуется, главным образом, как совокупность элементов субъективной человеческой психики. Объективно в области права существуют только психические переживания, связанные с представлением одного человека, пользующегося каким-либо правом требовать выполнения определенных обязанностей, лежащих на другом человеке. При этом все же различается официальное и неофициальное право. Официальное — установленное государством и поддерживаемое им, неофициально — лишенное этого, но все же действующее в качестве права. Таким образом, в психологической теории наряду с писаными законами, т.е. наряду с реально существующей системой правовых норм (предписаний), установленных государством, правом признаются также психологические переживания людей. Это означает, что правовые нормы могут создаваться и помимо государства, в результате определенных эмоций и переживаний человека по поводу права. Право рассматривается не как общественное явление, связанное с государством, а как нечто интуитивное, как явление, существующее в сфере эмоций, индивидуальных психических переживаний человека. Таким образом, государственное принуждение здесь не выступает в качестве существенного признака права. На первый план выдвигаются личностно-психологические установки индивида.

Однако, правильно выделяя определенные психологические аспекты права, это учение по существу растворяет право в индивидуальной психике, делает его тождественным правосознанию, игнорируя тем самым реальную объективную природу права как сложного явления социальной жизни, недооценивая право как объективно складывающуюся систему норм, искажая его связь с экономикой и государством.[6]

Социологическое направление в теории права основывается, главным образом, на эмпирических исследованиях, касающихся функционирования правовых институтов, их динамики. Сторонники этого направления обращаются прежде всего к процессу реализации права, выдвигают лозунг “право в действии”. Правовые нормы государства, по их мнению, — это лишь часть права. Наряду с ними существует “живое право”, которое есть не что иное, как сложившиеся в обществе фактические отношения. Главное, утверждают они, — изучение реального порядка, т.е. не тех предписаний, которые зафиксированы в правовой норме, а самого процесса действия права в обществе, конкретных действий участников правоотношений. В связи с этим обосновывается идея “гибкости права”, другими словами, возможность изменения правовой нормы в процессе ее применения. Отсюда — отказ от непререкаемого авторитета закона, требование свободы судейского усмотрения. Эта теория ведет к фактическому расширению “правотворческих” функций судьи и принижению роли закона, поскольку судья не связан юридическими нормами и может по своему усмотрению, основываясь на собственной интуиции, решить то или иное дело.

В отличие от формально-догматической трактовки права как системы нормативных предписаний, установленных государством, право понимается как хотя и относительно самостоятельный, но все же лишь один из многих факторов социальной действительности.[7]

Само право рассматривается как инструмент социальных преобразований, средство достижения согласия между интересами различных социальных групп. Это сближает социологическую теорию права с так называемой солидаристской (социальной) концепцией права.

В основе солидаристского направления , или социальной концепции права лежит идея солидарности, т.е. сотрудничества в осуществлении власти различных социальных слоев и групп, участвующих в политической жизни. Согласно этой теории, каждый член общества должен осознавать свою социальную функцию, установленную правом, проникнуться идеей необходимости совершения определенных поступков, обеспечивающих солидарность всех членов общества. Право выступает как выразитель этой солидарности, инструмент, охраняющий “общие интересы” всех групп.

Таким образом, социальная концепция права, рассматривая сущность права, представляет его как средство достижения социальной гармонии. Она направлена на поиск правовых средств, помогающих устранить возможные социальные конфликты, обеспечить порядок в обществе, стабильность и устойчивость самой общественной системы. Это предполагает рассмотрение права не обособлено, а наряду с другими элементами социальной действительности — экономикой, политикой, моралью в их функциональной взаимообусловленности и взаимозависимости.[8]

Согласно теории “возрожденного естественного права ” (современная модификация естественно-правовой теории), то право, которое создается государством, является производным по отношению к высшему, “естественному праву”, вытекающему из человеческой природы. Позитивное право, т.е. нормы, установленные государством, признается правом только в том случае, если оно не противоречит “естественному праву”. Как и в естественно-правовой доктрине, здесь проводится идея, что позитивное право должно соответствовать высшей справедливости, “естественному праву”.

В рамках теории “возрождения естественного права” выделяются два основных направления — неотомистская теория права и “светские” концепции естественного права.

Рассматривая вопрос о природе, сущности права, неотомистская теория пытается найти основные права в мировом порядке, согласующемся с религиозными догматами, вечным законом, высшим божественным разумом, управляющим миром.

Неотомизм — по существу новейшая интерпретация средневекового учения Фомы Аквинского. Божественный закон призван устранять несовершенство человеческого, положительного закона, если он расходится с естественным правом. Сторонники неотомизма подчеркивают превосходство естественного права над правом человеческим, позитивным, т.е. установленным государством. При этом они отмечают, что право частной собственности, хотя и имеет государственное происхождение, не противоречит естественному праву.

Светская” доктрина естественного права исходит из этической первоосновы права, из необходимости соответствия правовых установлений моральным требованиям естественного права, основанного на стандартах справедливого поведения. Для теории естественного права характерным является признание в качестве основы “правильного”, “законного” права некоей естественной нормативной системы, не совпадающей с позитивным правом.[9]

Неопозитивизм — направление современной юриспруденции, которое фетишизируя словесно-символическую форму существования права, фиксирует в основном лишь результаты правотворческой деятельности, открывая тем самым нормативные установления от существующих правовых норм с формальной точки зрения, т.е. с точки зрения их внешней формы. Иными словами, акцент делается на формальной характеристике права. Не случайно поэтому позитивизм нередко остается на уровне описательной социологии.

Сторонники нормативистского направления утверждают, что государство есть лишь результат действия норм права, а само право рассматривают как совокупность норм, содержащих правила “должного поведения”. Нормативисты ограничивают задачу юридической науки формально-догматическим анализом правовой нормы, изучением лишь внешнего ее строения (структуры). Тем самым в известном смысле игнорируется содержание правовой нормы, ее связь с действительностью, с материальными условиями жизни и интересами ее индивидов.[10]

4. Понятие права в отечественной юридической науке

Свой путь к праву Россия искала вместе с другими странами, в первую очередь европейскими, на общем поле, в едином пространстве.

До Октябрьской революции 1917 г. Россия входила в романо-германскую правовую семью. Вот что пишет известный французский юрист Рене Давид: “Категория русского права — это категория романской системы. Концепция права, принятой в университетах и юристами, — была романская концепция. Русское право отошло от казуистического типа права; русский юрист не считал право продуктом судебной практики; норму права он, так же как немецкий и французский юристы, рассматривал как норму поведения, предписываемого индивидам, формулировать которую надлежит доктрине или законодателю, а не судье”.[11]

Основные черты русской юриспруденции второй половины XIX в. сформировались под определяющим влиянием правового позитивизма. Юридический позитивизм определил профиль российского правового развития. Но именно здесь, в России на переломе двух веков возникли многочисленные и разнообразные его альтернативы.

Началось с того, что этатический позитивизм, как и в Германии, распался на два направления — формально-догматическое и социологизированное, сфокусированное на проблеме интереса в праве. Формально-догматической методологии к началу XX в. придерживались Е.В. Васьковский, Д.Д. Гримм, А.А. Рождественский и др., тогда как, например, С.А. Муромцев и Н.М. Коркунов выступали с позиций, близких к юриспруденции интересов. Коркунов видел в праве средство разграничения социальных интересов.

В начале века большая и лучшая часть российских теоретиков права отошла от позитивизма, образовав несколько школ, оставивших глубокий след в новейшей истории правовой мысли. Освободить право от его авторитарной политической оболочки и согласовать с абсолютными ценностями нравственного сознания личности — вот, пожалуй, две основные задачи, которые ставили перед собой сторонники идеи “возрожденного естественного права” (П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковский, Е.Н. Трубецкой, В.М. Гессен, Н.И. Палиенко и др.)[12]

В принципиально иной плоскости, но в тех же целях работала “психологическая школа права” Л.И. Петражицкого. Право исходит от индивида, оно рождается в глубинах человеческой психологии как интуитивное право.

Подобно естественно-правовым доктринам, психологическая теория права исходила из того, что право не дано нам как единая сфера, но существует в вечном непрерывном раздвоении. П.А. Сорокин писал: “Всякое право, как это показано профессором Л.И. Петражицким, состоит: 1) из определенных психологических переживаний; 2) из определенных символов, правовых учреждений, зданий суда и т.д.”[13]

Натиск, которому в конце XIX - начале XX в. правовой позитивизм подвергся в России со стороны возрожденного естественного права, не поставил, конечно, точку в его развитии. Последнее слово в истории дореволюционной правовой мысли осталось все-таки за позитивистами. Правовая теория Г.Ф. Шерешеневича была ностальгически позитивистской и вызывающе этатической. “Право, — заявлял он, — есть функция государства, и потому логически оно немыслимо без государства и до государства”.[14]

Все эти тенденции, противостояние старых и новых направлений правовой мысли создавали известную неопределенность правового будущего России. Такова была ситуация, сложившаяся к 1917 г., ознаменовавшемуся двумя революциями. Первая из них — Февральская — снова возвысила дух антиэтатизма, усилила брожение демократической мысли, стремление утвердить приоритет идеального права над государством. Вторая — Октябрьская — перевела все проблемы государственного строительства и права России в совершенно иную плоскость. Пришедшие к власти марксисты-ортодоксы заняли в большинстве своем четко нигилистические позиции в отношении государства и права. Использую аргументы, которые К. Маркс выдвигал против иллюзорных идеологий вообще, некоторые советские марксисты поспешили объявить и право иллюзорным образованием, пустой идеологической формой, лишенной всякой материальности, всякого социального содержания.

Идеологический запрет на поиски новых определений права нарушили юристы-практики, в числе которых был и П.И. Стучка. Ему принадлежит первое советское определение права: “Право — это система (порядок) общественных отношений, соответствующая интересам господствующего класса и охраняемая организованной его силой”.[15] Понимание права, предложенное П.И. Стучкой лежит, скорее всего, в русле социологической юриспруденции, отличаясь акцентом на классовых основах права и закона.

Помимо основных марксистских направлений в теории права появились полумарксистские и вовсе немарксистские концепции. Некоторые юристы пытались возродить традиции психологической школы права (М.А. Рейснер, Е.А. Энгель, И.Д. Ильинский и др.), применить теорию социальных функций Л. Дюги к советской правовой действительности (А.Г. Гойхбарг, Я.А. Канторович, С.И. Асканазий и др.); оживились юридико-позитивистские настроения (С.А. Котляревский, Э.Э. Понтович, В.Н. Дурденевский, Л.В. Успенский и др.). “Все-таки право есть совокупность норм”[16] , — писал Котляревский. Такой точки зрения придерживался и юрист новой формации Н.В. Крыленко. Право, полагал он, это не система общественных отношений, а лишь отражение в писаной или неписаной форме отношений людей друг к другу. По своему содержанию право есть система норм, имеющая задачей сначала охранить (с помощью тюрем и войск), потом оправдать (с помощью университетов) существующий порядок.[17]

В это время А.Я. Вышинский утвердил догматическую теорию права, приспособленную к нуждам административно-репрессивной активности органов государства. Новая “философия права” являлась, в сущности, грубо сработанной версией этатического позитивизма. “Советское социалистическое право есть совокупность правил поведения (норм), установленных или санкционированных социалистическим государством и выражающих волю рабочего класса и всех трудящихся, правил поведения, применение которых обеспечивается принудительной силой социалистического государства…”[18]

С некоторой либерализацией в общественной жизни в постсталинский период связаны попытки поколебать господство правопонимания, которое сводит право к совокупности установленных государством норм. Начиная с середины 50-х гг. в теории советского права развернулась полемика между приверженцами официального правопонимания (С.С. Алексеев, например) и сторонниками его расширения или пересмотра (А.А. Пионковский, С.Ф. Кечекьян, Д.А. Керимов, В.С. Нерсесянц, Е.А. Лукашева и др.).

Дискуссия о понятии права в советской юридической литературе практически не выходила за рамки правового позитивизма.

С.С. Алексеев так формулирует понятие права: “Право — это система норм, выраженных в законах, иных признаваемых государством источниках и являющихся общеобязательным, нормативно-государственным критерием правомерно-дозволенного (а также запрещенного и предписанного) поведения”.[19]

5. Поиски нового понимания права

Юридический позитивизм с его ярко выраженной философией опыта придал праву совершенно определенный практический уклон. Освобожденное от излишней, а часто и необходимой, духовно-нравственной нагрузки, право легко покатилось по пути все большей и большей прагматизации. До сих пор никто не превзошел юристов-позитивистов по части циничного превознесения силы в праве, а сила всегда на стороне тех, кто имеет власть и богатство. Но как правило, люди стремятся не просто к праву, но справедливому праву с нравственным потенциалом. Ничего необходимого для поиска такого права юридический позитивизм предложить не может.

Юрист-позитивист работает только с действующим правом, а им он, подобно бюрократу, признает лишь писаный закон, документ, заверенный подписью и печатью законодателя. Заниматься указанными проблемами юридический позитивизм не только не может, но и не хочет. Законодательные реформы, связанные с поиском справедливого права, многие позитивисты не признают в качестве предмета юриспруденции.

В нынешней России юридический позитивизм переживает очевидные трудности, утрачивает значение, которое приобрел в советский период, но и возможность нового его взлета не исключена. Позитивизм способен подсказать государству самые легкие и доступные способы стать сильным. Все другие философии и идеологии рекомендуют для этого более сложные и трудоемкие средства.

Сегодня человечество поставлено перед необходимостью сделать глобальный поворот в своем развитии: оно должно приучить себя к жизни в условиях мира, сотрудничества, справедливости, доброжелательности, свободы. В контексте обновления человеческой цивилизации право как нормативный феномен культуры примет облик, полностью совместимый со свободным социальным творчеством людей. В правовом развитии акцент стоит на свободе, а это требует его ориентации на ценности самоопределения, саморазвития, саморегулирования, самоуправления во всех сферах человеческой жизни.

На вопрос о том, каким должно быть право будущего, есть немало ответов, но они обычно исходят не из установок юридического позитивизма. Последний все чаще связывается с известными симптомами институционального кризиса государства и права — сверхцентрализацией и бюрократизмом в государственном управлении, сверхрегуляцией, деспотизмом законов, отрывом политико-правовых форм от социального содержания, превращение народа в объект государственного управления и правового регулирования. Будущее, как полагают некоторые ученые на Западе, приведет к радикальной структурной перестройке общества в условиях постиндустриальной, информационной стадии его развития. Впереди, считают они, закат классических форм государства, распадение громадных централизованных государственных единств, замена иерархического пирамидального построения общества, которое препятствует свободному циркулированию потоков информации, сетевой структурой бесчисленных самостоятельных ячеек, разнообразно связанных между собой без какого-либо диктата и субординации. В сфере права распадение централизованных единств, крупных целостных структур должно положить конец “господству закона”, оно уступит место саморегулированию, нормативной импровизации членов независимых социальных ячеек.[20]

Такой подход в принципе ничем не отличается от юридико-позитивистского, он оставляет без ответа главные вопросы — о содержании и качестве будущего права.

Остается один выход — обратиться к духовному опыту человечества и попытаться найти синтез позитивных и непозитивных правовых знаний. Плоское, одномерное, упрощенное “техническое” право, пригодное для решения узкопрагматических задач, должно уступить место живому человеческому праву для свободного и справедливого общения людей. Уже первые критики юридического позитивизма отлично понимали необходимость поисков правового идеала, без которого технически высокоразвитое право теряет душу, становится автоматическим монстром. Спасти современное право от пустоты и бездушия могут философия, этика, религиозные верования людей, глубокое осмысление положения человека в мире, космосе.

Сейчас трудно предсказать детально, каким станет право в XXI в., но ясно, что понимание права будет совершенно иным по сравнению с тем, которое сегодня владеет нашими умами. Оно будет основано на интеграции общественного и естественнонаучного знания, на существенном переосмыслении привычных для нас представлений о связях общества, природы, космоса, биологического и социального, материального и духовного, рационального и иррационального.[21]

ЛИТЕРАТУРА:

1. Алексеев С.С. Теория права - М.: Изд-во БЭК, 1994.- 224с.

2. Общая теория права: Учеб. пособ. для вузов /Под ред. А.С. Пиголкина - М.: Манускрипт, 1994.- 396с.

3. Теория права и государства: Учебник для вузов /Под ред. проф. Г.Н. Манова - М.: Изд-во БЭК, 1995.- 336с.

4. Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Учеб. пособ. для вузов /Под ред. проф. В.Г. Стрекозова - М.: ИПП “Отечество”, 1993.- 344с.


[1] Общая теория права: Учеб. пособие для юр. вузов. М., 1994. С.82.

[2] Теория права и государства: Учебник для вузов. М., 1995. С.17-19.

[3] Теория права и государства: Учебник для вузов. М., 1995. С.19-22.

[4] Новицкий И.Б. Римское право. М., 1994. С.62.

[5] Теория права и государства: Учебник для вузов. М., 1995. С.23,24.

[6] Общая теория права: Учеб. пособие для юр. вузов. М., 1994. С.93.

[7] Общая теория права: Учеб. пособие для юр. вузов. М., 1994. С.94.

[8] Общая теория права: Учеб. пособие для юр. вузов. М., 1994. С.95.

[9] Общая теория права: Учеб. пособие для юр. вузов. М., 1994. С.96,97.

[10] Общая теория права: Учеб. пособие для юр. вузов. М., 1994. С.97,98.

[11] Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988. С.157.

[12] Теория права и государства: Учебник для вузов. М., 1995. С.60,61.

[13] Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С.46.

[14] Теория права и государства: Учебник для вузов. М., 1995. С.63.

[15] Собрание узаконений РСФСР. 1919. №66. С.590.

[16] Котляревский С.А. Теория относительности и правоведения //Советское право. 1924. №1. С.43.

[17] Теория права и государства: Учебник для вузов. М., 1995. С.71.

[18] Основные задачи советского социалистического права. Материалы первого совещания научных работников права 16 июля 1938 г. М., 1938. С.183.

[19] Алексеев С.С. Теория права. М., 1994. С.123.

[20] Теория права и государства: Учебник для вузов. М., 1995. С.83,84.

[21] Теория права и государства: Учебник для вузов. М., 1995. С.85-90.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий