регистрация / вход

Об ответственности судей за процессуальные нарушения

Задачами гражданского судопроизводства в соответствии со ст.2 ГПК РФ являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод, законных интересов граждан и иных субъектов.

Об ответственности судей за процессуальные нарушения

Л.А.Терехова

Задачами гражданского судопроизводства в соответствии со ст.2 ГПК РФ являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод, законных интересов граждан и иных субъектов. Особенность процессуальных правоотношений выражается в том, что обязательным их субъектом является суд. Именно своевременная и компетентная деятельность последнего должна способствовать выполнению задач, определённых в ст.2 ГПК РФ.

Практика рассмотрения судами общей юрисдикции гражданских дел свидетельствует о том, что суды допускают процессуальные нарушения, отражающиеся на правах участников судебного разбирательства. Механизм процессуальных санкций таков, что основными среди них являются так называемые неблагоприятные процессуальные последствия. В отношении ряда субъектов процессуальных отношений эти неблагоприятные последствия действуют непосредственно. Например, если лицо, участвующее в деле, пропустит срок на подачу кассационной жалобы, то права на совершение данного процессуального действия у него не будет (ст.109 ГПК РФ). Если представитель, не имеющий надлежащим образом оформленных полномочий, подаст исковое заявление в суд, оно будет возвращено (ч.1 ст.135 ГПК РФ). Если сторона удерживает у себя доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны (ч.1 ст.68).

Что же касается ответственности судей, то нормами ГПК в качестве неблагоприятных для судьи процессуальных последствий по конкретному делу предусмотрены лишь отвод (ст.16) и отмена решения (ст.364). Закон о статусе судей в РФ1 предусматривает ещё дисциплинарную ответственность (ст.12.1), но это длительный процесс. Он не может восприниматься лицами, участвующими в деле, как санкция за нарушения, имевшие место при рассмотрении именно их дела.

Между тем, механизм ответственности судей, а конкретно – гражданско-правовой, существует уже более трёх лет, но до сих пор не освоен заинтересованными лицами.

Согласно ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причинённого незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Ответственность государства за вред, причинённый судьёй при рассмотрении дела, возможна на основании п.2 ст.1070 ГК РФ, причём без предусмотренного данной статьёй приговора в отношении судьи, а на основании решения по гражданскому делу.

Такая возможность предусмотрена Постановлением Конституционного Суда РФ от 25.01.01 по делу о проверке конституционности положения п.2 ст.1070 ГК РФ, 2 в котором разъяснено следующее. Судебные акты, которые хотя и принимаются в гражданском судопроизводстве, но которыми дела не разрешаются по существу и материально-правовое положение сторон не определяется, не охватываются понятием «осуществление правосудия» в том его смысле, в каком оно употребляется в пункте 2 ст.1070 ГК РФ. В таких актах решаются, главным образом, процессуально-правовые вопросы, возникающие в течение процесса, – от принятия заявления и до исполнения судебного решения, в том числе при окончании дела (прекращение производства по делу и оставление заявления без рассмотрения). Уголовно ненаказуемые, но незаконные виновные действия (или бездействие) судьи в гражданском судопроизводстве (такие, как незаконное наложение судом ареста на имущество, нарушение разумных сроков судебного разбирательства, несвоевременное вручение лицу процессуальных документов, приведшее к пропуску сроков обжалования, неправомерная задержка исполнения и т.п.) должны рассматриваться как нарушение права на справедливое судебное разбирательство. Последнее предполагает компенсацию лицу, которому причинён вред. Положение о вине судьи, установленной приговором суда (п.2 ст.1070), не может служить препятствием для возмещения вреда, причинённого действиями (или бездействием) судьи. В этом случае вина судьи может быть установлена не только приговором суда, но и иным судебным решением.

Рассмотрим наиболее типичные процессуальные нарушения, которые могли бы стать предметом самостоятельного судебного разбирательства по названной Конституционным Судом РФ категории дел.

Грубейшим процессуальным нарушением является несоблюдение сроков рассмотрения дел, установленных в ст.154 ГПК. Например, средний срок рассмотрения дел о возмещении вреда в судах г.Омска составляет 5 месяцев 6 дней, т.е. превышает более, чем вдвое, срок, установленный законом. Из числа дел данной категории всего лишь 42% были рассмотрены в срок. Интересная деталь состоит в том, что рассмотренные в срок дела заканчивались отказом от иска, оставлением заявления без рассмотрения или заключением мирового соглашения. В тех же делах, где суду необходимо было принять решение, срок неизменно нарушался.

Одной из причин нарушения сроков рассмотрения являются необоснованные и частые отложения судебного разбирательства по делу. Например, в деле по иску П. к Региональному отделению фонда социального страхования, рассмотренному Омским райсудом, исковое заявление поступило 5.06.02, а 25.06.02 дело назначают к слушанию на … 20.08.02. В назначенный день рассмотрение дела откладывается на 11.09.02 без указания причин для такого действия. Далее, 11.09.02 судебное разбирательство откладывается вновь, поскольку запрашивается страховое дело. Между тем, необходимость такого запроса была очевидной уже при подаче искового заявления, и почему судья не сделал этого в период подготовки - – непонятно. Решение по делу было вынесено 23.10.02, т.е. спустя 4 месяца и 18 дней с момента поступления искового заявления3.

Причины для отложения разбирательства по делу могут быть самыми разнообразными. Одна из самых распространённых – необходимость истребования дополнительных доказательств. Если такая необходимость выявляется во время судебного разбирательства, это само по себе свидетельствует о слабой подготовке дела. Но когда отложения имеют место по 4 и более раз, а рассмотрение дела растягивается на многие месяцы4, речь должна идти об ответственности судей.

Ещё одна распространённая причина отложения судебного разбирательства – неявка участников. Казалось бы, подобные факты нельзя ставить в упрёк судьям (за исключением случаев неизвещения). Однако в определённых случаях такое обстоятельство, как неявка участников, может создаваться искусственно и служить способом затягивания разбирательства по делу, если по каким-либо причинам судья не желает выносить по делу решение. Именно такое впечатление складывается при знакомстве с делом по иску Р. к ООО «Стройконтракт», рассмотренному Куйбышевским судом г. Омска. Иск был подан бывшим работником организации-ответчика, получившим производственную травму. Исковое заявление поступило в суд 20.09.01г. и первое судебное заседание было назначено на 15.10. В это судебное заседание не явился ответчик, и, несмотря на то, что его извещение было признано надлежащим, суд отложил судебное разбирательство на 15.11.01 (что уже было за пределами сроков, установленных ст.99 ГПК РСФСР). Всё это время, т.е. почти 2 месяца, судья почему-то «не замечал» необходимости привлечения в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора. Для судьи это стало очевидным лишь 15.11.02г., и по этой причине судебное разбирательство было отложено на 25.12.02, после чего следует череда отложений (всего 11), связанных то с неявкой ответчика, то с неявкой третьих лиц. Причём с третьих лиц каждый раз, для каждого судебного разбирательства берут новое заявление с просьбой рассмотреть дело в их отсутствие. Иногда такое заявление взять «забывают» и этим обстоятельством пользуются как основанием для очередного отложения. В одном из судебных заседаний (30.05.02г.) поводом к отложению становится неявка свидетеля Г., который заявил лицу, доставлявшему повестку, что в суд не придёт, т.к. не хочет. Судья определяет ему штраф в 2500 руб. и принудительный привод на 6.08.02г.. Но сам принудительный привод не оформляется, и 6.08.02г. в судебное заседание свидетель не явился вновь, не явился он и 9.08.02г., и именно в этот день судья наконец-то оформляет принудительный привод свидетеля на 10.09.02г.. Причём именно для этого судебного заседания судья в очередной раз «забывает» взять заявление у третьих лиц, со ссылкой на неявку которых вновь откладывает судебное разбирательство (принудительный привод долгожданного свидетеля был напрасным).

В связи с данными действиями суда необходимо отметить, во-первых, что как ГПК РСФСР (ст.157), так и новый РФ (ст.167) право просить суд о рассмотрении дела в их отсутствие и о направлении им копии решения предусматривает лишь для сторон, но не для третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования. Во-вторых, принудительный привод возможен для свидетеля при неявке по вторичному вызову (ст.160 ГПК РСФСР, ст.168 ГПК РФ). Суд же 30.05.02г. выносит определение о применении одновременно двух санкций: и штрафа, и привода за неявку по первому вызову. То, что в этот день привод так и не был оформлен, свидетельствует, очевидно, о том, что судья уже после вынесения определения ознакомился с требованиями закона.

В результате манипуляций с третьими лицами и свидетелем судья затянул дело с 20.09.01г. до 12.09.02г., т.е. дело находилось в суде неразрешённым в течение года. Но на этом история его «рассмотрения» не завершается. Представитель ответчика в судебном заседании 12.09.02г. заявляет ходатайство о передаче дела по подсудности в Центральный суд, по месту государственной регистрации организации. Судья удовлетворяет ходатайство и со ссылкой на ч.4 ст.122 ГПК РСФСР дело передаёт … в Первомайский суд. Указанный в материалах дела новый адрес ответчика действительно относится к Первомайскому району, а не к Центральному, и непонятно, почему сам ответчик (ведь это было его ходатайство) заблуждался насчёт собственного адреса. Определение о передаче дела было отменено Президиумом областного суда в надзорном порядке, и 15.12.02г. дело по иску Р. вновь принимает к производству тот же судья Куйбышевского суда, который и начинал его рассмотрение. На этот раз он избирает другую тактику для затягивания дела: запрашивает справки из регистрационной палаты, хотя уже в первое назначенное им судебное заседание 23.01.03г. явились все участники. Но в этот день дело так и не было рассмотрено. Судья упорно, в течение 5 месяцев, ведёт переписку с регистрационными и налоговыми органами, пока имевшийся в наличии ответчик не прекращает своё существование, а его правопреемник не исчезает. После того, как направленное организации-правопреемнику извещение возвращается с отметкой «по указанному адресу не значится», 16.05.г. судья выносит заочное решение об удовлетворении иска Р., хотя надлежащего извещения ответчика не было и неизвестно, существует ли организация-ответчик. Таким образом, дело находилось в производстве суда с 20.09.01г. по 16.05.03г., что составляет 1 год и 4 месяца5. Перспектив исполнения у такого решения нет (отсутствие должника). Складывается впечатление, что судья любой ценой стремился помочь ответчику уйти от ответственности. Напрашивается вопрос о персональной ответственности судьи за допущенные процессуальные нарушения.

Затягиванию рассмотрения дела способствуют и споры судов между собой о подсудности. И, хотя процессуальное законодательство всегда содержало чёткое правило о недопустимости споров о подсудности (ч.2 ст.125 ГПК РСФСР, ч.4 ст.33 и ч.4 ст.23 ГПК РФ), в судебной практике встречаются попытки это правило обойти. Так, в уже упоминавшемся деле по иску Р. к ООО «Стройконтракт» судья Первомайского суда, получив переданное из Куйбышевского суда по подсудности дело и не согласившись с коллегой (оснований для передачи, действительно, не было), направляет представление председателю областного суда, который вносит надзорный протест. Определение о передаче дела отменяется в надзорном порядке (дело рассматривалось до введениЯ в действие ГПК РФ 2002 г., и в настоящее время такие действия невозможны). За всеми этими действиями скрыт недопустимый для судов спор о подсудности.

В деле по иску С. к отделу социальной защиты, рассмотренном Омским райсудом, исковое заявление значится поступившим 30.06.03, оставлено без движения до 15.07.03г. и 15.07.03г. принято к производству. В судебном заседании 24.07.03 судья выносит определение о передаче дела мировому судье на основании ст.33 ГПК РФ как принятое с нарушением правил о подсудности (цена иска менее 10 МРОТ). Мировой судья принимает дело к производству, привлекает к участию в деле третье лицо, проводит 6.10.03г. предварительное судебное заседание, назначает дело на 20.10.03г., но в назначенный день снова проводит предварительное судебное заседание и выносит определение о передаче дела по подсудности в районный суд, т.к. дела о возмещении вреда жизни и здоровью в перечне ст.23 ГПК РФ отсутствуют6. Между тем, и ст.23 ч.4 и ст.33 ч.4 ГПК РФ (ранее – ст.125 ГПК РСФСР) содержат не допускающее толкований правило, запрещающее судам спорить о подсудности. Установлено данное правило в интересах граждан, чтобы не допустить бесконечных пересылок дела из одного суда в другой, как имело место в указанных делах.

Важным моментом является правильное определение состава лиц, участвующих в деле, и процессуального положения каждого из них. Типичные ошибки допускаются при рассмотрении дел с участием несовершеннолетних. В силу ст.1074 РФ гражданин, достигший 14 лет, сам отвечает за причинённый вред. Он вправе лично защищать свои права в суде, однако суд обязан привлечь к участию в таких делах законных представителей (ч.4 ст.37 ГПК). Права несовершеннолетних в возрасте до 14 лет защищают в процессе их законные представители, однако суд обязан привлекать к участию в таких делах самих несовершеннолетних (ч.3 ст.37 РФ). Родителей необходимо привлекать обоих, поскольку в соответствии со ст. 61 Семейного Кодекса РФ родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей. Неправильно определённый состав участников – тоже одна из причин затягивания процесса. Например, по делу, рассмотренному Октябрьским судом, иск был предъявлен к несовершеннолетней 1985 года рождения, хотя по приговору суда было видно, что преступление она совершила совместно с младшей сестрой, освобождённой от уголовной ответственности за недостижением возраста. А со стороны истцов (потерпевших девочек было двое) выступали отец одной и мать другой, без своих супругов7. Другой пример: иск предъявлен отцом 13-летнего потерпевшего, мальчик к участию в деле не привлекался, а его мать привлечена как третье лицо на стороне истца. В качестве ответчиков привлечены оба родителя 15-летнего правонарушителя, а последний привлечён как третье лицо на стороне ответчиков. Подобные нарушения допущены и при рассмотрении этим же судом другого дела8. В качестве типичных можно также назвать следующие нарушения: 1) потерпевший Н. 1987 года рождения был сбит автомобилем. Иск подаёт его отец, сам Н. привлечён в качестве третьего лица на его стороне, мать Н. – тоже как третье лицо. В качестве ответчиков привлечены и водитель (по доверенности, т.е. в силу ч.1 ст.1079 ГК РФ может отвечать сам), и собственник автомобиля; 2) иск заявлен отцом 15-летней потерпевшей, которая не привлечена к участию в деле, как и 15-летний виновник происшествия9.

Серьёзные нарушения допускаются по делам, где заявлено ходатайство об обеспечении иска. В ряде дел подобные ходатайства вообще не были рассмотрены10. Вызывает сомнения сложившаяся в судах практика, по которой, после заявленного ходатайства об обеспечении иска судьи, не разрешая вопроса по существу, сначала направляют запросы в ГИБДД и в учреждение юстиции на предмет наличия автотранспорта или недвижимости у ответчика. Дальнейшие меры принимаются в зависимости от полученных ответов11. Между тем, в соответствии со ст.141 ГПК РФ заявление об обеспечении иска рассматривается в день его поступления, о принятии мер по обеспечению выносится определение. Исполнение этого определения производится немедленно, в порядке, установленном для исполнения судебных постановлений (ст.142 РФ), т.е. это порядок, установленный Законом об исполнительном производстве12, и заниматься этим должны судебные приставы-исполнители. Суды же, вместо того, чтобы рассмотреть вопрос и выбрать меру обеспечения в порядке ч.1 и 3 ст.140 ГПК РФ и вынести об этом определение, начинают розыск имущества, т.е. выполняют несвойственные судам функции. На розыск уходит время, и требование «немедленности», заложенное в основу обеспечения иска в ст. 141 и 142, уже невыполнимо. Попутно следует отметить бессмысленность обращения к учреждению юстиции: в подавляющем большинстве случаев граждане владеют лишь такой недвижимостью, которая является их единственным местом жительства. В силу ст.446 ГПК РФ взыскание на такой объект не может быть обращено.

По большинству дел суды прибегают к установленной законом возможности отложить составление мотивированного решения на срок не более 5 дней со дня окончания разбирательства дела (ст.199 ГПК РФ). На необходимость строгого соблюдения установленного ст.199 срока составления мотивированного решения указывается и в п.14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.03 «О судебном решении»13. Однако судьи обходят это требование, и по материалам дела установить, выдержан ли срок, невозможно. Можно лишь предполагать, что срок нарушен, основываясь на периоде времени, прошедшего от момента вынесения резолютивной части до направления дела в кассационную инстанцию, или основываясь на факте подачи «предварительной» кассационной жалобы14. Ни в одном (!) из дел, по которым откладывалось составление мотивированного решения, никаких отметок в протоколе о времени ознакомления участников с решением нет. Это позволяет судье писать решение сколь угодно долго. С одной стороны, ч.2 ст.229 ГПК РФ в п.п. 13 и 14 не упоминает об этих сведениях. Но в ч.2 ст. 193 говорится, что при объявлении только резолютивной части решения председательствующий обязан разъяснить, когда лица, участвующие в деле, представители могут ознакомиться с мотивированным решением, а ч.1 ст.229 устанавливает, что протокол должен содержать все существенные сведения о разбирательстве дела.

Рассмотренные процессуальные нарушения способны самым серьёзным образом отразиться на правах заинтересованных лиц. И вряд ли является эффективным такой метод борьбы с недобросовестными судьями, как «накопление» определённого объёма негативных отзывов на деятельность судьи, чтобы применить к нему меры дисциплинарной ответственности. В этом смысле более перспективным является путь, установленный Постановлением Конституционного Суда от 25.01.01г. В нём говорится о самостоятельной категории гражданских дел, когда вина судьи и мера его ответственности могут быть определены по иску заинтересованного лица. Конституционный Суд РФ предлагает Федеральному Собранию РФ урегулировать основания и порядок возмещения государством вреда, причинённого незаконными действиями (или бездействиями) судьи, а также подведомственность и подсудность такого рода дел.

Законодательные органы данное Постановление Конституционного Суда РФ проигнорировали. Думается, это основная причина, в связи с которой гражданско-правовой механизм ответственности судей за допущенные процессуальные нарушения до сих пор заинтересованными лицами не освоен.

Список литературы

1. Справочная информационная система «Консультант – Плюс».

2. Справочная информационная система «Гарант»; Российская газета. 2001. 13 февраля.

3. Архив Омского районного суда. Дело № 2-164/03.

4. Архив Советского районного суда г.Омска. Дело № 2-1400/03; Архив Куйбышевского районного суда г.Омска. Дело № 2-6397/03; Архив Первомайского районного суда г.Омска. Дело № 2-196/03.

5. Архив Куйбышевского районного суда г.Омска. Дело № 2-375/03.

6. Архив Омского районного суда. Дело № 2-43/04.

7. Архив Октябрьского районного суда г.Омска. Дело № 2- 8692/03.

8. Архив Омского районного суда. Дела №№ 2-752/03 и 2-476/03.

9. Архив Омского районного суда. Дело № 2-528/03; Архив Первомайского районного суда г.Омска. Дела № № 2-1557/02 и 2-18/02.

10. Архив Первомайского районного суда г.Омска. Дела №№ 2-178/03 и 2-18/02; Архив Омского районного суда. Дело № 2-528/03.

11. Архив Ленинского районного суда г.Омска. Дело № 2-1138/03; Архив Омского районного суда. Дело № 2-665/03; Архив Первомайского районного суда г.Омска. Дело № 2- 18/02.

12. СЗ РФ. 1997. .№ 30. Ст.3591.

13. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 2.

14. Архив Куйбышевского районного суда г.Омска. Дела №№ 2-6397/03; 2-6211/03;

15. Архив Кировского районного суда г.Омска. Дело № 2-178/03;

16. Архив Советского районного суда г.Омска. Дело № 2-1400;

17. Архив Омского районного суда. Дела №№ 2-43/04; 2-164/03; 2-476/03.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий