регистрация / вход

Понятие, принципы и источники международного уголовного права

Преступность в настоящее время выходит за пределы одного государства и приобретает транснациональный характер. Порождаемая ею угроза столь существенна для международного сообщества, что вызывает потребность в объединении усилий субъектов международного права в борьбе с ней.

Понятие, принципы и источники международного уголовного права

1. Понятие, принципы и источники международного уголовного права

1.1 Понятие международного уголовного права

Вопрос об общественной опасности определенных деяний в рамках международного права возник в связи с вооруженными конфликтами, наносящими непоправимый ущерб государствам и всему мировому сообществу. Такие наиболее серьезные нарушения международного права, как агрессия, уничтожение целых наций и народов, противоправное ведение военных действий и т.п., совершаются, прежде всего, по воле конкретных лиц, и поэтому установление на международном уровне уголовной ответственности за их совершение необходимо для обеспечения международного мира и правопорядка.

Преступность в настоящее время выходит за пределы одного государства и приобретает транснациональный характер. Порождаемая ею угроза столь существенна для международного сообщества, что вызывает потребность в объединении усилий субъектов международного права в борьбе с ней. Необходимость борьбы с подобными явлениями привела к формированию международного уголовного права, являющегося одной из новых отраслей международного публичного права.

Международно-правовое регулирование в данной сфере приобрело признаки, характеризующие его в качестве отрасли, сравнительно недавно. Однако становление международного уголовного права происходило в течение длительного периода времени и прошло несколько этапов - от первых национальных судебных прецедентов, принятых в далеком прошлом, подготовки отдельных внутригосударственных нормативных правовых актов, устанавливающих уголовную ответственность за нарушение обычаев войны, совершение преступлений против человечности, доктринальной разработки проблем борьбы с наиболее тяжкими международными или носящими международный характер правонарушениями до закрепления материальных и процессуальных норм в международных договорах и создания системы международной уголовной юстиции.

Одним из первых известных судебных разбирательств является состоявшийся в 1474 г. процесс над германским военачальником Петером фон Хагенбахом, по приказу которого совершались убийства, изнасилования, произвольное изъятие частной собственности, незаконное налогообложение населения, нападения на жителей соседних государств и иностранных торговцев

Огромное значение для развития права в государствах Центральной и Восточной Европы имел Статут Великого княжества Литовского, в структуру которого, начиная со Статута 1529 г., включался раздел «Об обороне земской», предусматривавший ответственность за совершение ряда преступлений, совершенных военнослужащими во время войны или военного похода.

Однако устойчивое понимание того, что за определенные деяния индивидов, связанные с нарушением законов и обычаев ведения войны, другими нарушениями, влекущими тяжкие последствия для международного правопорядка, должна быть установлена уголовная ответственность, окончательно сформировалось в научных доктринах только во второй половине XIX - начале XX вв. Деятельность известных юристов того периода, таких как Н.М. Коркунов, Ф.Ф. Мартене (Россия), Ф. Лист (Германия), Г. ван Гаммель (Нидерланды), А. Принс (Бельгия), Г. Муанье (Швейцария), В. Пелла (Румыния) заложила теоретическую основу международно-правового регулирования борьбы с подобными правонарушениями.

Первые практические попытки создания международной системы ответственности за нарушение права войны были предприняты после окончания Первой мировой войны. В Версальском мирном договоре от 28 июня 1919 г. предлагалось привлечь к ответственности кайзера Вильгельма II и других обвиняемых в военных преступлениях подданных Германии, а также создать международный суд и национальные суды для процессов над военными преступниками всех видов. Указанные предложения не были воплощены в жизнь: кайзер скрылся в Голландии, которая отказалась его выдать, а те немногие из предполагаемых военных преступников, которые подверглись судебному преследованию, были или оправданы, или получили чисто символическое наказание.

Реальное воплощение идей о необходимости пресечения и наказания за совершение военные преступлений, преступлений против мира и человечности в нормы международного права произошло в ходе и после Второй мировой войны. Нормы об уголовной ответственности отдельных физических лиц были сформулированы в уставах и приговорах Международных военных трибуналов для суда над главными немецкими и японскими военными преступниками. Суду были преданы 24 главных германских военных преступника и 28 руководящих государственных деятелей Японии.

Нюрнбергский и Токийский процессы имели огромное значение для дальнейшего развития международного права. Деятельность данных трибуналов положила начало созданию основ международной уголовной юстиции. Опыт Нюрнбергского и Токийского военных трибуналов показал возможность привлечения индивидов к уголовной ответственности международными судебными органами, а также инициировал постепенный процесс создания соответствующего международно-правового регулирования. Принципы, изложенные в уставах и приговорах этих трибуналов, были подтверждены резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН 3 (1) от 13 февраля 1946 г., 95 (1) от 11 декабря 1946 г. и стали общепризнанными принципами международного уголовного права.

Признание международными преступлениями нарушений законов и обычаев войны, агрессии, геноцида, деяний против человечности во многом предопределило направление дальнейшей кодификации международного права через формулирование не только конкретных противоправных деяний в международных договорах, но и закрепление норм, предусматривающих обязательство государств-участников по пресечению и наказанию за их совершение внутригосударственными уголовно-правовыми средствами. Подобный подход получил последующее развитие и закрепление в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г., Женевских конвенциях о защите жертв войны 1949 г. и Дополнительных протоколах к ним 1977 г., Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г., а также в других международных договорах.

Колоссальные человеческие жертвы, серьезные нарушения международного гуманитарного права во время конфликтов на территории бывшей Югославии и в Руанде в 90-е гг. XX столетия побудили международное сообщество обратить более пристальное внимание на возможности международных судебных органов ad, hoc и перспективы создания постоянного международного уголовного суда. 22 февраля 1993 г. Совет Безопасности ООН принял решение о необходимости учреждения международного уголовного суда по фактам серьезного нарушения международного гуманитарного права на территории бывшей Югославии (резолюция 808).

мая 1993 г. Резолюцией 827 Совет Безопасности учредил Международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 г., и утвердил его Устав.

ноября 1994 г. резолюцией 955 Совета Безопасности был учрежден Международный уголовный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды, и граждан Руанды, ответственных за геноцид и другие подобные нарушения, совершенные на территории соседних государств, в период с 1 января по 31 декабря 1994 г.

На Дипломатической конференции ООН в Риме 17 июля 1998 г. был принят Статут Международного уголовного суда. С завершением формирования Международного уголовного суда в 2003 г. система международной уголовной юстиции приобрела зримые очертания.

Значительный диапазон преступлений, носящих международный характер, беспрецедентный размах международной организованной преступности во второй половине XX - начале XXI вв. обусловили необходимость более тесной координации действий государств по предупреждению, пресечению и наказанию за совершение подобного рода преступлений. Сотрудничество в борьбе с преступлениями международного характера осуществляется через создание на двустороннем и многостороннем уровнях договорной базы.

Эти договоры призваны решать вопросы согласованной криминализации общественно опасных деяний международного характера, включения обязательств по разработке национального уголовного законодательства, обеспечивающего привлечение виновных к ответственности за их совершение, установления юрисдикции над преступлениями и лицами, подозреваемыми в совершении преступлений, оказания международной правовой помощи по уголовным делам, включая выдачу преступников.

Таким образом, сегодня международное уголовное право можно рассматривать как систему, в основе которой лежат материальные международно-правовые нормы, определяющие соответствующие категории преступлений, а также процессуальные нормы, регулирующие борьбу с данными преступлениями, и имеющую собственный организационно-правовой механизм.

Под международным уголовным правом понимается совокупность принципов и норм права, регулирующих отношения сотрудничества государств по предупреждению, преследованию и наказанию за совершение международных преступлений и преступлений международного характера.

Объектом регулирования данной отрасли являются межгосударственные отношения, складывающиеся в сфере сотрудничества в борьбе с преступностью. Соответственно субъектами международного уголовного права являются государства и международные организации. Предметом международного уголовного права является предупреждение, преследование и наказание за международные преступления и преступления международного характера, осуществляемые на основе международных соглашений с помощью правовых средств, создаваемых на международном и внутригосударственном уровнях, и которые в своей совокупности составляют организационно-правовой механизм сотрудничества в данной сфере.

Имеется у него и свой метод, существующий в рамках международно-правового метода, в основе которого лежит взаимное согласие и добровольность. Однако особый характер международно-правового принуждения в данной сфере придает своеобразие методу международного уголовного права. Принуждение в той или иной мере свойственно в принципе всем отраслям международного права, но в международном уголовном праве оно имеет большее значение в силу специфики предмета его регулирования.

Применение международно-правового принуждения возможно только при наличии правонарушения. Более того, оно должно иметь правовые основания, созданные посредством согласования воль государств. И в этом проявляется тесная связь метода международного уголовного права с основным международно-правовым методом. Вместе с тем международное уголовное право регулирует отношения, связанные с посягательствами на жизненные интересы международного сообщества в целом, с нарушением или созданием угрозы развитию нормальных международных отношений. А это предопределяет не только наличие материального основания для применения принуждения, в том числе от имени международного сообщества, но и большее значение процессуального механизма реализации права на принуждение, включая защиту прав правонарушителя.

Система международного уголовного права охватывает материальные и процессуальные принципы и нормы сотрудничества по предупреждению, преследованию и наказанию за совершение международных преступлений и преступлений международного характера. Международное уголовное право включает нормы, действующие как в мирное время, так и в период вооруженных конфликтов.

Смешанный характер организационно-правового механизма сотрудничества государств в области борьбы с преступностью предопределяет включение в систему международного уголовного права и национального законодательства в качестве вспомогательного, косвенного источника, служащего средством осуществления принципов и норм последнего. Международное уголовное право также охватывает нормы по вопросам оказания международной правовой помощи и регулирования разрешения юрисдикционных аспектов действия национальных уголовных законов различных государств.

Международное уголовное право является комплексной отраслью. Подобный ее характер проистекает из предмета отрасли: в него наряду с международными преступлениями входят преступления международного характера. Направленность этих преступлений против различных объектов влечет различную процедуру ответственности, что и дает основания для признания комплексного характера международного уголовного права. Безусловно, опасность для международного сообщества международных преступлений и преступлений международного характера не одинакова. Но это не служит препятствием для образования определенной, достаточно целостной, взаимосвязанной совокупности норм. Как и во внутригосударственном уголовном праве, принципы и нормы международного уголовного права, созданные с целью борьбы с международными преступлениями и преступлениями международного характера объединяет то, что они предусматривают уголовную ответственность лиц, виновных в их совершении в зависимости от общественной опасности различных категорий преступлений, охраняя международный правопорядок в целом от преступных посягательств.

Международное уголовное право тесно связано с другими отраслями международного права. Наиболее тесная связь существует между международным уголовным правом и международным гуманитарным правом, а также правом прав человека, в рамках которых формировался комплекс норм, определяющих признаки конкретных международных преступлений: военных преступлений, преступлений против мира и человечности. По своему содержанию все эти деяния представляют собой либо серьезные нарушения Женевских конвенций 1949 г., Дополнительных протоколов к ним 1977 г. и некоторых других договоров, либо основополагающих прав человека. Поэтому неудивительно, что источниками этих отраслей подчас являются одни и те же международные договоры. Именно в этих отраслях наиболее сильно проявляется тенденция к созданию международных юрисдикционных органов, в частности международных уголовных судов.

Международное уголовное право является своего рода зеркальным отражением международного гуманитарного права и прав человека: оно направлено, прежде всего, на предуп- еждение, пресечение и наказание за преступления, которые сопряжены с наиболее тяжкими и систематичными нарушениями прав человека в мирное время или с лишением права на защиту определенных категорий покровительствуемых лиц, гарантирование минимума прав человека в период вооруженного конфликта, установленных нормами данных отраслей.

Наличие взаимосвязей с международным уголовным правом свойственно и для международного воздушного, морского, экологического права, а также некоторых других отраслей.

Совокупность принципов и норм международного уголовного права характеризует тесная связь с внутригосударственным уголовным правом. Международно-правовые нормы, регулирующие борьбу с преступлениями международного характера, используются исключительно через применение соответствующих норм внутригосударственного уголовного права национальными правоохранительными органами. Реализация ответственности за международные преступления, хотя и может иметь место перед международными трибуналами или Международным уголовным судом, и к виновным могут применяться непосредственно нормы международного права, однако это не исключает и привлечения их к ответственности за эти же деяния в соответствии с национальным уголовным законодательством. Более того, в силу международных обязательств государства должны иметь национальное законодательство, обеспечивающее предупреждение, пресечение и наказание за совершение международных преступлений. Международные судебные инстанции в этой связи не призваны заменить собой национальные правоохранительные системы, они укрепляют и дополняют их. Между тем тесное взаимодействие норм международного и внутригосударственного права, выражающееся в их взаимодополняемости, а зачастую и в совместном действии, не изменяет их правовой природы, не приводит к их слиянию в единую правовую систему. Они продолжают оставаться соответственно нормами международного или внутригосударственного права. Даже несмотря на то, что имеют единую цель - охрану международного правопорядка. Эти нормы, созданные различным образом, в рамках международной и внутригосударственной правовых систем, действующие присущими им специфическими способами решают одну и ту же задачу - борьбы с международными преступлениями и преступлениями международного характера.

1.2 Принципы международного уголовного права

Как и любая отрасль, международное уголовное право опирается как на основные принципы международного права, которые при этом модифицируются применительно к данной отрасли, так и на отраслевые (специальные). Возникновение, формирование отраслевых принципов, их содержание определяются спецификой общественных отношений, которые они регулируют. Такие принципы объективно необходимы для функционирования данной системы отношений и нормативной системы, их регулирующей, они исторически формировались с этой системой. Спецификой международного уголовного права является также и то, что значительная часть отраслевых принципов по своему содержанию совпадает с общими принципами, характерными для внутригосударственного уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права. Это объясняется общей направленностью международного уголовного права и внутригосударственного права на охрану правопорядка.

В результате кодификации отраслевые принципы международного уголовного права нашли отражение в международных договорах. Рассмотрим их подробнее.

Принцип индивидуальной уголовной ответственности является центральным в системе общих принципов уголовного права и отражает фундаментальное достижение современной уголовно-правовой доктрины и правоприменительной практики. В п. 2 ст. 25 Римского статута Международного уголовного суда он сформулирован следующим образом: «Лицо, которое совершило преступление, подпадающее под юрисдикцию Суда, несет индивидуальную ответственность и подлежит наказанию в соответствии с настоящим Статутом».

Принцип неприменения срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества был впервые зафиксирован в Конвенции о неприменимости сроков давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г. В соответствии со ст. I данной Конвенции никакие сроки давности не применяются к следующим преступлениям, независимо от времени их совершения:

а) военные преступления, как они определяются в Уставе Международного Нюрнбергского военного трибунала от 8 августа 1945 г. (Нюрнберг) и подтверждаются резолюциями 3 (I) от 13 февраля 1946 г. и 95 (I) от 11 декабря 1946 г. Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, а также, в частности, серьезные нарушения, перечисленные в Женевских конвенциях о защите жертв войны от 12 августа 1949 г.;

б) преступления против человечества, как они определяются в Уставе Международного Нюрнбергского военного трибунала от 8 августа 1945 г. и подтверждаются резолюциями 3 (I) от 13 февраля 1946 г. и 95 (I) от 11 декабря 1946 г. Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, изгнание в результате вооруженного нападения или оккупации и бесчеловечные действия, являющиеся следствием политики апартеида, а также преступление геноцида, определяемое в Конвенции 1948 г. о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, даже если эти действия не представляют собой нарушения внутреннего законодательства той страны, в которой они были совершены».

Данный принцип получил развитие и в ст. 29 Римского статута Международного уголовного суда, гласящей, что в отношении преступлений, подпадающих под юрисдикцию Суда, не устанавливается никакого срока давности.

Принцип ответственности начальника за непринятие мер был сформулирован в п. 2 ст. 86 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 г.: «Тот факт, что нарушение Конвенций или настоящего Протокола было совершено подчиненным лицом, не освобождает его начальника от уголовной или дисциплинарной ответственности в зависимости от случая, если они знали или имели в своем распоряжении информацию, которая должна была бы дать им возможность прийти к заключению в обстановке, существовавшей в то время, что такое подчиненное лицо совершает или намеревается совершить подобное нарушение, и если они не приняли всех практически возможных мер в пределах своих полномочий для предотвращения или пресечения этого нарушения». Дальнейшее развитие принцип ответственности начальника за непринятие мер получил в ст. 28 Римского статута Международного уголовного суда.

Принцип ответственности лица за исполнение им преступного приказа своего правительства или начальника, если сознательный выбор фактически был возможен, в международном праве впервые был сформулирован в ст. 8 Устава Нюрнбергского трибунала и получил дальнейшее развитие в п. 3 ст. 2 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 года, в п. 4 ст. 7 Устава Международного трибунала по бывшей Югославии и п. 4 ст. 6 Устава Международного трибунала по Руанде, а также в ст. 33 Римского статута Международного уголовного суда. В соответствии с п. 1 ст. 33 Римского статута он сформулирован следующим образом:

«Тот факт, что преступление, подпадающее под юрисдикцию Суда, было совершено лицом по приказу правительства или начальника, будь то военного или гражданского, не освобождает это лицо от уголовной ответственности, за исключением случаев, когда:) это лицо юридически обязано исполнять приказы данного правительства и данного начальника;) это лицо не знало, что приказ был незаконным; и) приказ не был явно незаконным».

Содержание признака «явной незаконности» приказа было в п. 2 данной статьи дополнено указанием на то, что «приказы о совершении преступления геноцида или преступлений против человечности являются явно незаконными».

Принцип «nullum crimen sine lege» закреплен в ст. 22 Римского статута, и в соответствии с ним лицо не подлежит уголовной ответственности по настоящему Статуту, если только соответствующее деяние в момент его совершения не образует преступления, подпадающего под юрисдикцию Суда.

Принцип «nulla poena sine lege» определяет общие начала назначения наказания. Согласно данному принципу лицо, признанное Судом виновным, может быть наказано только в соответствии с положениями Статута Международного уголовного суда (ст. 23 Римского статута).

Принцип отсутствия обратной силы (ratione personae) закрепляет два общих правила, составляющих его содержание. Во-первых, согласно п. 1 ст. 24 Римского статута лицо не подлежит уголовной ответственности в соответствии со Статутом за деяние, совершенное до его вступления в силу. Во-вторых, в случае внесения изменения в закон, применимый к данному делу до вынесения окончательного решения или постановления, применяется закон, более благоприятный для лица, которое находится под следствием, в отношении которого ведется судебное разбирательство или которое признано виновным (п. 2 ст. 24 Римского статута).

Принцип недопустимости ссылки на должностное положение закреплен в ст. 27 Римского статута. Согласно данному принципу Римский статут применяется в равной мере ко всем лицам без какого бы то ни было различия на основе должностного положения. Далее в п. 1 ст. 27 конкретизируются субъекты, которые не освобождаются в случае совершения преступления от уголовной ответственности согласно Римскому статуту, и их должностное положение само по себе не является основанием для смягчения приговора: главы государства или правительства, члены правительства или парламента, избранные представители или должностные лица правительства. Наряду с признаком «должностного положения» в содержание принципа включается и указание на то, что «иммунитеты или специальные процессуальные нормы, которые могут быть связаны с должностным положением, будь то согласно национальному или международному праву, не должны препятствовать осуществлению Судом его юрисдикции в отношении такого лица» (п. 2 ст. 27 Римского статута).

Принцип универсальной юрисдикции означает распространение уголовной юрисдикции государства на деяния, признанные преступными международным правом, независимо от гражданства (подданства) совершивших их лиц и места совершения. Считается, что универсальная юрисдикция должна применяться к правонарушениям, пресечение которых всеми без исключения государствами оправдано или предписывается политикой международного сообщества. Основания для реализации принципа универсальной юрисдикции присутствуют как в международном договорном, так и обычном праве, например, в ст. 49, 50, 129, 146 соответственно всех четырех Женевских конвенций о защите жертв войны 1949 г., ст. 12 Римского статута.

Наряду с принципами материального права в международном уголовном праве сформулирован ряд процессуальных принципов. Так, в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г., Женевских конвенциях 1949 г. и Дополнительных протоколах к ним 1977 г., ряде других международных договоров установлены принципы равенства людей перед судом, права на защиту, на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основе права, презумпции невиновности, гуманного обращения с лицами, лишенными свободы, и др.

.3 Источники международного уголовного права

Источники международного уголовного права те же, что и у международного права в целом. Главная роль в создании норм международного уголовного права принадлежит договорам. Вместе с тем специфика договорных источников международного уголовного права проявляется в том, что его кодификация не была осуществлена, и поэтому его нормы можно найти в договорных источниках других отраслей. К их числу относятся, прежде всего, договоры, содержащие нормы, которые регулируют вопросы борьбы с международными преступлениями:

Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г.;

Дополнительные протоколы к ним 1977 г.;

Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 г.;

Второй протокол 1999 г. к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 г.;

Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников 1989 г.;

Конвенция о предупреждении преступлений геноцида и наказания за него 1948 г.;

Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г.;

Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г.;

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г.;

Римский статут Международного уголовного суда 1998 г. и др.

В целом к числу договорных источников международного уголовного права относятся сотни международных договоров различного характера: универсальные, региональные, двусторонние, многосторонние и т.д. Например, ряд конвенций посвящен борьбе с теми или иными видами преступлений международного характера:

Конвенция о рабстве 1926 г.;

Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами 1949 г.;

Конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом 1997 г.;

Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов 1963 г.;

Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов 1973 г.;

Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства 1988 г.;

Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. и др.

Активно развивается процесс международного нормотворчества в данной сфере на региональном уровне. Только в рамках Совета Европы заключено значительное количество договоров, регулирующих вопросы борьбы с преступностью:

Европейская конвенция о взаимной помощи по уголовным делам 1959 г.;

Европейская конвенция о выдаче 1957 г.;

Конвенция об «отмывании», выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г. и др.

В международном уголовном праве значительную роль играют обычные нормы, и многие международные договоры (прежде всего касающиеся норм о защите жертв войны и правилах ее ведения) рассматриваются как отражение содержания норм обычного международного права, т.е. правила договоров обязательны и для государств, не являющихся их участниками, в качестве международных обычаев. Неслучайно еще в решении Международного военного трибунала в Нюрнберге было подчеркнуто, что гуманитарные нормы IV Гаагской конвенции 1907 г. и Женевской конвенции 1929 г. об обращении с военнопленными признаны всеми цивилизованными нациями, рассматривались ими в качестве декларации законов и обычаев . войны и считаются частью общего международного права. Практика Международного трибунала по бывшей Югославии также подтверждает данный подход.

Ряд преступлений, которые либо не предусмотрены международными договорами, либо и признаки не конкретизированы в них, тем не менее, определяются в обычном праве. Например, агрессия указана в качестве преступления, вызывающего озабоченность всего международного сообщества, в ст. 5 Римского статута, но само определение агрессии отсутствует в данном международном договоре. Вместе с тем ни одно государство никогда не оспаривало обычно-правовой характер этого преступления.

Важный вклад в процесс нормообразования вносят международные суды, решения которых согласно ст. 38 Статута Международного Суда ООН могут использоваться как вспомогательное средство определения правовых норм. Кроме того, международные суды могут содействовать появлению новых норм в международном гуманитарном праве. Так, в Уставе и приговоре Международного военного трибунала в Нюрнберге была впервые дана трактовка международных преступлений в области гуманитарного права и сформулированы принципы уголовной ответственности физических лиц за их совершение, впоследствии признанные резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 11 декабря 1946 г. принципами международного права и закрепленные в Женевских конвенциях 1949 г. и Дополнительном протоколе от 1977 г. Следует также упомянуть действующие в настоящее время Международные уголовные трибуналы ad hoc по бывшей Югославии и Руанде, решения которых имеют большое значение в толковании и применении норм права.

К источникам международного уголовного права, которые условно можно назвать косвенными или вспомогательными, относятся внутригосударственные законы, направленные в той или иной степени на преследование и наказание за совершение международных преступлений и преступлений международного характера. Внутригосударственные нормативные правовые акты, принятые в нескольких государствах по одному и тому же вопросу, способны оказать влияние на возникновение обычной нормы международного уголовного права. Например, принятые многими государствами законы по борьбе с террористическими актами международного характера, наемничеством, о факультативной универсальной юрисдикции в отношении военных преступлений, совершаемых в период вооруженного конфликта немеждународного характера, инициировали возникновение международно-правовых норм, определяющих подобные деяния как преступные.

Растущую роль в процессе формирования норм международного уголовного права приобретают решения международных организаций, прежде всего органов ООН, таких как Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности. Ярким примером является Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 г. и имевшая статус рекомендации. Однако в последующем государства признали ее положения в качестве норм общего международного права. Таким образом, резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, других международных органов непосредственно не создают норм международного права и их нельзя считать источником международного уголовного права. Вместе с тем они являются важным звеном в процессе формирования международно-правовых норм.

Уникальным случаем непосредственного создания норм и институтов международного уголовного права является учреждение международных уголовных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде Советом Безопасности ООН по предложению Генерального секретаря ООН на основании главы VII Устава ООН - в рамках полномочий по принятию мер для восстановления международного мира и безопасности. Никогда до этого Совет Безопасности ООН не учреждал органов для суда над индивидами в качестве меры для восстановления международного мира и безопасности. Вместе с тем подобный подход был молчаливо признан государствами и позволил избежать неадекватных для подобных ситуаций затрат времени, необходимых для заключения универсального международного договора, и, что более важно, избежать риска того, что непосредственно затронутые конфликтами государства откажутся от участия в нем.

Традиционные методы международного правотворчества уже не в состоянии обеспечить растущие потребности сотрудничества в борьбе с преступностью. Это вызвало к жизни более гибкий и оперативный механизм развития международного и национального права при помощи международных стандартов. Такие стандарты, являясь нормами так называемого «мягкого права», т.е. не обязательными для государств, тем не менее, отражают мировой правовой опыт и поэтому учитываются государствами при формировании норм национального уголовного, уголовно-исполнительного права, уголовного процесса и национальной правоприменительной практики.

Список литературы

1. Иногамова-Хегай Л.В. Международное уголовное право / Л.В. Иногамова-Хегай. - СПб., 2003.

. Калугин В.Ю. Преступления против мира, безопасности человечества и военные преступления: уголовно-правовой анализ / В.Ю. Калугин. - Минск, 2002.

. Кибальник А.Г. Современное международное уголовное право: понятие, задачи и принципы / А.Г. Кибальник. - СПб., 2003.

. Костенко Н.И. Международная уголовная юстиция. Проблемы развития / Н.И. Костенко. - М., 2002.

. Костенко Н.И. Международное уголовное право. Современные теоретические проблемы / Н.И. Костенко. - М., 2004.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий