регистрация /  вход

Вексель как средство платежа (стр. 3 из 5)

Акционерное общество выплачивает проценты по облигациям в определенные периоды времени. Поэтому при продаже облигаций в дни, несовпадающие с днями выплаты процентов, покупатель и продавец должны разделить между собой сумму процентов. Большинство облигаций продается с нарастающими процентами. При этом покупатели уплачивают продавцам помимо рыночной стоимости облигаций проценты, причитающиеся за период, прошедший с момента их последней выплаты. Сами же покупатели при наступлении срока выплаты процентов получают их полностью. Таким образом, сумма процентов распределяется между различными владельцами.

СОСТОЯНИЕ ВЕКСЕЛЬНОГО РЫНКА РОССИИ

Бурное развитие вексельного рынка в России, наблюдаемое в последние два-три года, во многом определяется кризисным состоянием народного хозяйства. Гипертрофированная форма вексельного обращения — это следствие целого ряда кризисных явлений.

Во-первых, это кризис го­сударственных финансов, проявляющийся в стремлении органов власти разного уровня (федерального, субъектов феде­рации, местного) использовать различные денежные суррогаты для покрытия бюджетного дефи­цита. Так, например, в 1995-1996 гг. Министерство финансов в качестве инструмента расчетов с государственными предприяти­ями широко применяло казначей­ские обязательства. Международ­ный Валютный Фонд подверг кри­тике денежные власти России за масштабную эмиссию казначей­ских обязательств, указав, что происходит накачивание в народ­ное хозяйство страны квази-денег. Министерство финансов в принципе с критикой МВФ согла­силось и свернуло выпуск казна­чейских обязательств. Однако в 1996 г. Министерство финансов стало активно применять схему гарантий коммерческим банкам по вексельным кредитам для полу­чателей бюджетных средств.

В этом случае роль замени­телей денег стали играть векселя коммерческих банков. Некото­рые коммерческие банки, явля­ясь агентами правительства в рамках программы вексельного кредитования получателей бюд­жетных средств, не устояли пе­ред искушением массированного вексельного кредитования вне рамок государственной програм­мы. Вот как комментирует сло­жившуюся ситуацию директор Департамента ценных бумаг и финансовых рынков Министерства финансов РФ Б.И. Златкис: "Если банк продавал векселя, как про­давал Тверьуниверсалбанк, в нео­граниченных количествах, что, к сожалению, имеет место и с це­лым рядом других банков, то Ми­нистерство финансов, конечно, не собирается и не будет нести от­ветственность по этим векселям".[2]

На рынке обращается и не­мало просто фальшивых вексе­лей, где векселедателем или ава­листом является Министерство финансов. В настоящее время в обращении находятся фальшивые векселя, выданные от имени фе­дерального казначейства Север­ной Осетии и Дагестана, на сумму в 7 трлн руб.[3] Свою лепту в хаотичное развитие вексельного рынка внесли субъекты федера­ции, эмитируя различные замени­тели денег, в том числе векселя.

В последнее время некото­рые субъекты федерации высту­пили с идеей создания бездоку­ментарных векселей (отечествен­ное ноу-хау). Концепцию бездо­кументарных векселей Б. И. Златкис охарактеризовала следующим образом: "Салат из зеленого лука с фруктовым салатом из анана­са... Там кусок ГКО, там слова из какого-то вексельного права, там компьютерная система 3-4-летней давности".[4] Следует отме­тить, что МВФ в очередной раз отреагировал на состояние laissez-faire вексельного рынка, на­стоятельно рекомендовав России в этом году ограничить заимство­вания субъектов федерации 30% собственных доходных источни­ков, а стоимость обслуживания этого долга 15% доходов.

Во-вторых, негативное влия­ние на вексельное обращение оказало ограничение кредитных возможностей коммерческих бан­ков, значительная часть которых находится в стадии "умирания". Банки в значительной степени прекратили кредитование торго­вого капитала, и отсутствие "жи­вых" денег в торговом и произ­водственном обороте хозяйству­ющие субъекты стали компенси­ровать с помощью активного вне­дрения в хозяйственный оборот коммерческих векселей.

В-третьих, существенное вли­яние оказывает стремление ог­ромной массы "черных" денег легализоваться любыми способа­ми, и вексель в силу присущей ему абстрактности весьма для этого удобен. Ситуация усугубля­ется еще и тем, что Федераль­ное Собрание никак не может принять Закон о борьбе с отмыванием нелегально полученных доходов (во многих странах с ме­нее криминализованной экономи­кой, например, в Великобритании такие нормативные акты приня­ты и работают достаточно дав­но).

В-четвертых, несовершенное и неэффективное законодатель­ство делает вексель удобным инструментом для легального ухо­да от налогообложения юридичес­ких и физических лиц.

Есть еще одно важное об­стоятельство, стимулирующее вексельную эмиссию в России: сжатие денежного агрегата М2 по отношению к валовому внут­реннему продукту (ВВП) до та­кого объема, когда все хозяй­ствующие субъекты, от государ­ства в лице Министерства фи­нансов до небольшого предпри­ятия, являющегося звеном в цепи дебиторов, испытывают парализующий их деятельность денежный голод.

М2 — денежный агрегат, включающий наличные деньги (вне банков) и безналичные средства. На 1 июля 1996 г. денежная масса (М2) составляла 266,9 трлн руб., в том числе наличные день­ги МО — 104,4 трлн руб.

Сравнение параметров коэф­фициента монетизации экономи­ки в России и за рубежом ярко высвечивает проблему "финансо­вого голода" нашего) народного хозяйства: в Германии этот по­казатель составляет 66%, в США — 68%, во Франции — 90%, в Великобритании — 90%, в Ки­тае — 80%, а в России только 15%. Таким образом, грандиозная по масштабам вексельная эмис­сия (только банковских векселей в 1996 г. было выпущено на об­щую сумму в 140 трлн руб.) — это стремление хозяйственного механизма удовлетворить "денеж­ный голод" пусть даже с помо­щью заменителей денег.

Но, если вексель в той или иной степени является замени­телем денег, то ограничение ис­следований объема и структуры денежной массы рамками агре­гата М2 (наличные деньги плюс средства на счетах) представляется спорным с точки зрения методологии денежно-кредитного регулирования. К сожалению, публикуемые статистические ис­следования Банка России в об­ласти объема и структуры денеж­ной массы ограничиваются агре­гатом М2. Между тем, органы банковского регулирования и над­зора за рубежом при анализе и планировании объема и структу­ры денежной массы выделяют агрегаты М4 и L, состоящие из депозитных сертификатов, акций ссудо-сберегательных ассоциа­ций, казначейских обязательств, кредитных обязательств, удосто­веряющих право на получение дохода (вексель попадает под эту категорию) и других ценных бу­маг. Таким образом, в настоящее время в России объем и структу­ра денежной массы в полной мере не контролируются органами ре­гулирования.

Хаотичное и кризисное состо­яние вексельного рынка в Рос­сии даже не позволяет Централь­ному банку заниматься традици­онной для "Банка банков" опера­цией — переучетом коммерчес­ких и банковских векселей. Вот как видит сложившуюся ситуацию заместитель председателя Прав­ления Банка России А. А. Козлов: "Центральный банк не будет пе­реучитывать векселя. У нас при­нято решение, что векселя в ны­нешней форме, в отсутствии нор­мальной инфраструктуры, правил работы, торговли, информации и т.д. мы переучитывать не будем. Потому что поднимать собствен­ными силами весь вексельный рынок напрямую у нас не хвата­ет возможностей. Мы выбрали более длительный, но, с нашей точки зрения, более эффективный путь — это спонсирование и под­держка Ассоциации участников вексельного рынка (АУВЕР)".

Неуправляемый и опасный для народного хозяйства харак­тер развития вексельного рынка был осознан государством в 1996 г.

В сентябре 1996 г. Банк Рос­сии вводит норматив Н13 (нор­матив риска вексельных обяза­тельств кредитных организаций), который ограничил операции ком­мерческих банков с векселями 200% от размера собственных средств (с 1 марта 1997 г. этот норматив ужесточен до 100%).

Центральный банк не разре­шает в настоящее время кредит­ным организациям работать с векселями в бездокументарной форме.

И, наконец, под эгидой ЦБ создается АУВЕР, призванная создать необходимую правовую, технологическую инфраструктуру вексельного рынка, обеспечить его информационную прозрач­ность.

Экономика России, в том числе вексельный рынок, в на­стоящее время совершает пере­ход от состояния laissez-faire к активному государственному ре­гулированию. В годы такого же перехода американской экономи­ки президент США Франклин Рузвельт сформулировал роль го­сударства следующим образом: "Я имею в виду не всеобъемлю­щее регламентирование и пла­нирование экономической жизни, а необходимость властного вме­шательства государства во имя истинной общности интересов но только различных регионов и групп населения нашей великой страны, но и между различными отраслями ее народного хозяй­ства".[5] Последние инициативы Центрального банка свидетель­ствуют о том, что в основу регу­лирования вексельного рынка положена концепция, сформули­рованная великим американским реформатором.


ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВЕКСЕЛЬНОГО РЫНКА РОССИИ

Скептики говорят, что вексельный рынок в России не имеет будущего. Некоторая доля правды в данном суждении есть. И это связано не столько с существованием реального противоре­чия между "изобретениями" российской практики так называемыми эмиссионными векселями ("энер­гетическими","приватизационными", "бездокумен­тарными") и деловым оборотом цивилизо­ванного рынка классических векселей, сколько с реальной угрозой "прихлопнуть" его законодатель­ным путем.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.