регистрация / вход

Эволюция прав на промышленную собственность

Содержание. ИСТОРИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ ПАТЕНТОВ 3 Привилегии (1) 3 Национальные патенты (2) 7 Интернационализация (3) 10 ИСТОРИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ 12

Содержание.

ИСТОРИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ ПАТЕНТОВ......................................... 3

Привилегии (1).................................................................................... 3

Национальные патенты (2)................................................................ 6

Интернационализация (3).................................................................. 8

ИСТОРИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ....................... 9

ИСТОРИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ АВТОРСКОГО ПРАВА................... 14

Использованная литература:............................................................ 18

ИСТОРИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ ПАТЕНТОВ

В истории и эволюции патентов выделяются три важных периода:

(1) Привилегии (XV—XVIII века): суверен предоставляет монополию по своему усмотрению; концепция полезности и иногда концепция фаворитизма играют важную роль;

(2) Национальные патенты (1790—1883 годы): любой изобретатель вправе подать заявку на патент, выдача которого зависит исключительно от объективных условий; охрана местных изобретений за рубежом не практикуется;

(3) Интернационализация (с 1883 года по настоящее время): охрана изобретений за пре­делами страны происхождения развивается вместе с международной торговлей; всемирные или региональные конвенции способствуют этому развитию.

Привилегии (1)

Привилегией является документ, по которому суверен предоставляет особое право отдельному лицу. Эти привилегии могли содержать права весьма различного рода для бенефициария, в частности освобождение от правил гильдии, освобождение от налогообложения, предоставление земель, беспроцентные займы, натурализацию и даже дворянские титулы. Причины, по которым они выдавались, были также весьма разнообразны. Привилегии, выдававшиеся на разработку полезных ископаемых, считаются предвестни­ками промышленных привилегий. Самые ранние привилегии, предоставлявшиеся на использование новой техники, не делали различий между изобретателем в современном смысле слова и лицом, внедрившим технику, уже известную за рубежом. Суверен был заинтересован в том, чтобы инновация заменяла импорт путем внутреннего производства. Венецианская Республика впервые приняла положение об этой форме привилегии, "Парте Венециана" 1474 года.

Уже это положение заложило принципы, на которых должны были строиться современные патенты: полезность новых изобретений для государства, исключительные права первого изобретателя на ограниченный период, наказание за нарушение права.

Практика передачи технологии и создания новых производств в Англии начала расти в XII столетии, и до XIV столетия выдача особых привилегий осуществлялась королевской властью отдельным лицам для защиты их во время основания ими новых производств, основанных на импортированной технологии. Эта охрана принимала форму предоставления внедрявшему новую технологию исключительного права использования ее на период, достаточно продолжительный для ее налаживания и обучения других пользо­ванию ею. Исключительное право служило ему щитом в течение трудных лет становления и создавало ему фору в качестве компенсации за предоставление государству нового производства и большей независимости.

Такие временные права зачастую предоставлялись путем патентных грамот, что означает "открытые письма", называвшихся так потому, что печать находилась внизу листа, а не на свернутом листе. Это было официальным извещением общественности о предоставленных правах. Будучи первоначально задумана для поддержки новых производств, эта система предоставления таких прав стала объектом злоупотреблений в целях пополнения королевских доходов. В парламенте были заявлены протесты, и королевская власть дала обещание, что патенты будут рассматриваться в судебных разбирательствах.

Одно из наиболее знаменитых судебных разбирательств такого рода состоялось по делу "Суконщиков из Ипсвича", в ходе которого было сказано: "Но если кто-то внес новое изобретение и новое производство в королевстве с риском для своей жизни и с затратой своего состояния или запасов и т.д. или кто-то создал какое-либо новое открытие, то в таких случаях король по своему благорасположению и милости для компенсации его средств и усилий может установить, что лишь только он будет иметь право пользоваться таким производством или торговлей в течение определенного времени, поскольку вначале люди в королевстве не знают о нем и не имеют знаний и мастерства для его использования. Однако, когда патент прекратит действие, король не может предоставить его вновь".

Злоупотребления при предоставлении особых прав продолжались вплоть до 1628 года, когда было принято Положение о монополиях. Согласно ему все монополии, освобождения и предоставления прав объявлялись недействительными, за исключением:

"всех патентных грамот и предоставления привилегий на срок в четырнадцать лет или менее того, которые будут учинены позднее, на исключительное занятие или создание новых производств в этом королевстве, подлинному и первому изобретателю таких производств, которыми не имеют права пользоваться другие лица на время учинения таких патентных грамот и предоставления прав".

Система привилегий развивалась в Англии посредством деятельности судов в направлении системы предоставления прав, основанной исключительно на процессуальных условиях, некоторые из которых, такие, как предоставление подробного "описания", которое стало требоваться с 1711 года, были предвозвестниками современных патентов.

С 1760 года число патентов, выдававшихся в Англии, быстро увеличивалось в прямой связи с промышленной революцией. В других странах, однако, где индустриализация началась позднее, число патентов оставалось небольшим; во Франции недоверие, выражавшееся вообще в отношении любых препятствий свободы производства и торговли, вместе с невысокими результатами, обычно достигавшимися обладателями "патентных грамот", привело к тому, что по решению монарха все бенефициарии теряли свои права, если они не применяли свои изобретения в течение одного года (декларация 1762 года), а также к отклонению большого числа ходатайств о привилегиях.


Национальные патенты (2)

Почти одновременно Соединенные Штаты (1790) и Франция (1791) приняли патентные законы, основанные на выдаче патентов всем изобретателям, если выполнялись определенные объективные условия. Статья 1 французского закона от 7 января 1791 года была особенно значимой: "Любое открытие или новое изобретение в любом виде производства является собственностью его автора; вследствие этого закон должен гарантировать ему всестороннее и полное пользование им в соответствии с условиями и на срок, которые будут установлены далее".

Законодатель, однако, выразил также и националистическую озабоченность: принятая в 1793 году поправка к закону в Соединенных Штатах позволяла предоставлять патенты лишь своим гражданам; во Франции лицо, привносящее зарубежную технику, рассматривалось наравне с подлинным изобретателем; тот изобретатель, который получал патент на свое изобретение за рубежом после получения патента во Франции, терял право пользования последним'

Новая система получила распространение в течение первых десятилетий XIX столетия, в особенности в результате применения французского права в странах, завоеванных Наполеоном. В монархиях, которые сохранились или были восстановлены после 1815 года, принцип привилегий сохранился, однако на практике право на патент было признано повсеместно. С распространением промышленной революции на другие страны произошел количественный взрыв числа патентов: в период 1815—1820 годов Соединен­ные Штаты, Франция и Британия являлись единственными странами, которые выдавали более 100 патентов в год. В период между 1850 и 1854 годами каждая из этих трех стран превзошла число 1000 и несколько других стран выдавали по несколько сот, В то же самое время, как происходило это количественное развитие, были введены качественные усовершенствования. Просто ввозившие технику перестали рассматриваться как изобретатели, была разработана концепция новизны, были пересмотрены и в ряде случаев упрощены требования к форме. Почти повсюду, за исключением Соединенных Штатов, где экспертиза по существу была введена в 1836 году, преобладала регистрационная система. Хотя иностранцы, как правило, были вправе получать местные патенты, патентование одного и того же изобретения в ряде стран оставалось еще редкостью, отчасти из-за отсутствия необходимости и отчасти из-за сложностей процедуры, что делало множественную охрану запутанным делом с неопределенной эффективностью,

Наличие патентов воспринималось, однако, как препятствие на пути международной торговли. В государствах — членах Цолльферайна— Таможенного союза германских государств до учреждения объединенной империи в XIX столетии патентообладатель терял свое право воспрепятствовать импорту товаров, подпадающих под его патент, в случае если они были произведены в другом государстве — члене Таможенного союза. С успехом свободы торговли- где пример показывала Англия, казалось, что патентная система будет отменена вместе с таможенными барьерами. Однако изобретатели и ассоциировавшиеся с ними промышленники технически наиболее развитых стран реагировали на это и провозгласили идею международной охраны изобретений. Во время Всемирной выставки в Вене в 1873 году патентный конгресс представил различные идеи по этому вопросу, В то же самое время экономический кризис привел к отступлению мысль о свободе торговли и стал причиной неприятия любой идеи отказа от патентов. В Париже во время еще одной всемирной выставки международный конгресс начал с подготовки решения о международной охране промышленной собственности. Развитие продолжалось в 1880 году, и дипломатическая конференция в конце концов привела 20 марта 1883 года к подписанию конвенции, учредившей Союз по охране промышленной собственности.


Интернационализация (3)

С подписания Парижской конвенции начался период интернационализации промышленной собственности, и в частности патентной системы. Парижский союз создал основу, на которой было обеспечено достижение прогресса путем периодических пересмотров Конвенции, что делало более возможным получение охраны и повышение эффективности охраны изобретений, создаваемых в одной из стран-членов в других странах-членах.

На Стокгольмской дипломатической конференции в 1967 году было заключено соглашение о создании Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), которая стала специализированным учреждением Организации Объединенных Наций, обеспечившей постоянную структуру для союзов по промышленной собственности и по авторскому праву. Особые потребности и цели развивающихся стран являлись одной из главных черт деятельности ВОИС.

С самого начала своего создания Парижская конвенция предусматривала возможность заключения государствами-членами "особых соглашений" между собой в отношении промышленной собственности. Эта возможность интенсивно использовалась, в особенности для заключения Договора о патентной кооперации (РСТ) (1970; административные функции выполняет ВОИС) и Европейской патентной конвенции (1973 - административные функции выполняет Европейское патентное ведомство (ЕПВ)). Эти специальные соглашения дают возможность достижения прогресса в ограниченных рамках, там, где не все государства члены Парижского союза испытывают необходимость увеличить свою вовлеченность в международные обязательства; за исключением таких соглашений, которые основываются на географическом принципе, все они открыты для участия всех стран —участниц Союза


ИСТОРИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ

Товарные знаки — это не порождение нашего времени несмотря на то что их повсеместное присутствие имеет недавнее происхождение.

Товарные знаки как знаки происхождения проставлялись изготовителями кирпича:

кожи, книг, оружия, кухонной утвари и других вещей даже в древних культурах. Этими знаками были либо буквы, обычно инициалы, либо иные символические обозначения, присутствовавшие в виде клейма на товарах для указания изготовителя продукции. Безусловно, эти знаки не выполняли их сегодняшнюю функцию облегчения распространения товара в сложной экономике. Тем не менее они обозначали важный элемент в праве на товарный знак, который действует и сегодня, а именно то - что знаки создают связь между товаром и его производителем. Такая маркировка использовалась также в качестве обозначений владения. Английское слово "brand" (тавро), которое часто используется в качестве синонима "товарного знака" даже и сегодня, отражает этот обычай: "brand" было маркировкой скота клеймом фермерами с помощью раскаленного железа.

Товарные знаки — хотя они еще не назывались так в качестве "профессионального термина" так как это слово было создано лишь в XIX столетии — продолжали играть сходную роль на протяжении большого исторического периода, включая средневековье и столетия за его пределами.

Товарные знаки имели особое значение в растущем производстве товаров для экспорта. Так, изделия из металла изготавливались в Англии задолго до промышленного века, и произведенные сталь, оружие и столовые приборы несли на себе традиционные обозначения их английских изготовителей. Это столь же верно по отношению и к драгоценным металлам. Даже сегодня знаки, проставленные изготовителями серебряных чайников или подносов в Аугсбурге, Брауншвейге, Лондоне, Париже, Амстердаме или Санкт-Петербурге (старое наименование Ленинграда) в XVI и XVII столетиях, доныне служат в качестве указателей для определения качества и происхождения таких товаров.

Гильдии представляли собой основную форму ремесленного производства со времен, когда началось преобразование городской жизни, основывающейся на профессиях, возглавляемых мастерами-ремесленниками, которые достигали этого статуса, лишь пройдя ученичество и создав свой шедевр. Условия производства подтверждались инспекторами гильдий. Использовались различные обозначения: обозначения гильдии, обозначение мастера-ремесленника, которое избиралось раз и навсегда при предоставлении ему статуса мастера; иногда использовалось обозначение подмастерья или местный знак. Эти обозначения могли принимать форму печатей, прикрепляемых к материалам, или пробирных клейм на изделиях из драгоценных металлов.

Цель заключалась в том, чтобы установить, соблюдается ли профессиональная организация как в отношении правил производства, так и в отношении соблюдения разделения задач различных профессий. Эти знаки, нацеленные на появление у ремесленников чувства, ответственности, в большинстве случаев были обязательными и, как кажется, не играли сколько-нибудь значительной роли в привлечении покупателей.

Запрещалось использование знака, принадлежащего другому, и суровость наказаний, установленных в XVI столетии за подделки, показывает, что нарушения правил становились все более частыми вместе с упадком гильдий. Примерами являются эдикт 1544 года Карла Пятого, которым предписывалось исключение из профессии и отсечение пра­вой руки, и французский Королевский Эдикт 1564 года, который устанавливал смертную казнь за поддельную маркировку парчи.

Во Франции гильдии были упразднены Законом от 17 марта 1791 года, а привилегии английских гильдий исчезли в 1835 году. Однако система гильдий приходила в упадок задолго до этого времени, уступая место нерегулируемым профессиям, международной торговле и, начиная с промышленной революции, крупномасштабным предприятиям. Исчезновение правил гильдий привело к исчезновению знаков гильдий, которые были заменены более современными типами товарных знаков в XVIII столетии.

Товарные знаки начали играть свою сегодняшнюю роль в течение предыдущего столетия. Появление массового производства, установление более сложной системы распределения товаров от изготовителя до покупателя, растущая торговля товарами — все это принесло с собой необходимость повсеместно применимой идентификации товаров:

товары должны были получать новые наименования дополнительно к своим естественным наименованиям, таким, как инструменты, спички, пиво и т.д.

С увеличением использования товарных знаков наступило и увеличение копирования. Дешевые ножи и вилки могли сойти за столовые приборы, например, из Шеффилда, путем копирования изготовителей из Шеффилда. Таких случаев было много. Обычно законные пользователи знаков не имели средств остановить подделывателей. Маркировка их товаров не предоставляла им никакого юридически признаваемого права, а право в целом вряд ли было развито где-либо до такой степени, чтобы такая подделка могла преследоваться в качестве обманного действия или, говоря нашим современным языком, в качестве действия, противоречащего честной деловой практике. Коммерческая мораль обычно также не рассматривала такие действия как неправые. Однако с течением времени стали разрабатываться средства защиты судами либо стали приниматься меры к запрещению подделок товарных знаков законодательством.

В Англии средство защиты от такого нарушения было выработано судами, начиная с середины прошлого столетия. Достаточно подчеркнуть, что наступило время, когда пользователь товарным знаком стал рассматриваться как лицо, имеющее право на исключение других лиц от умышленного использования репутации, приобретенной им под данным знаком. Это было рождением знаменитой доктрины "выдачи за иное": никто не вправе выдавать свои товары за товары другого лица.

Британское право в то время действовало во многих странах, включая регион Северной Америки, который стад Соединенными Штатами Америки.

После получения независимости Соединенных Штатов Америки в 1776 году процесс. приведший к отдельному правовому развитию в этой стране, был, конечно, медленным. В настоящее время правовая система Соединенных Штатов, имеющая все еще много общего с правовой системой Соединенного Королевства, безусловно является совершенно отдельной и независимой, В области товарных знаков были выработаны судебные решения - сходные с решениями в Соединенном Королевстве. В конечном счете коалиция владельцев товарных знаков стала настолько сильной, что убедила федеральный законодательный орган, Конгресс- принять закон о товарных знаках. Это было сделано в 1870 году, однако этот закон просуществовал лишь семь лет, когда он был объявлен неконституционным. Во всяком случае потребовалось время до 1905 года, когда был принят новый всеобъемлющий закон о товарных знаках. Довольно любопытно, что это было в том же году, когда в Соединенном Королевстве был принят новый закон о товарных знаках,

На континенте Европы в результате отсутствия системы наподобие британского обычного права охрана товарных знаков могла быть установлена только законодательной властью. Одной из первых стран, принявших всеобъемлющий закон, была Франция, в которой закон от 1857 года оставался в силе в течение более 100 лет. Многие европейские страны, такие, как Германия и Италия, все еще должны были обрести свое национальное единство. Так, в Германии правовая охрана зарегистрированных товарных знаков впервые была введена прусским распоряжением от 1874 года. Первый Имперский закон 1874 года, принятый спустя лишь три года после образования германской империи, был весьма ограничен по предмету регулирования и допускал к регистрации только изобразительные товарные знаки. Первый всеобъемлющий закон в Германии был принят в 1896 году. Развитие в соседних государствах было весьма сходным.

Развитие права на товарный знак в этом столетии можно свести к нескольким рубрикам: использование или регистрация как основа для возникновения прав; признание современных способов использования товарных знаков (уступка, лицензирование); признание новых теорий охраны товарных знаков,

Такое развитие достигалось не только законодательным путем; зачастую значительные подходы вырабатывались судебными решениями.

В отношении признания новых теорий охраны товарных знаков в этом столетии можно сослаться на британский Закон 1938 года и на Закон Бенилюкса о товарных знаках от 1970 года.

Британский закон впервые создал новые права для владельца товарного знака, а именно право исключить любое использование товарного знака, независимо от того, имеется ли вероятность смешения или нет. Так. согласно британскому праву представляется, что если конкурент ссылается на некую продукцию с товарным знаком для того, чтобы подчеркнуть преимущества своей собственной продукции, то ему можно по суду запретить нарушать право на товарный знак. Закон Бенилюкса также породил новое право, а именно право запрещать любое использование, вызывающее ущерб владельца товарного знака, независимо от сходства товаров. Эти примеры показывают, что традиционное понятие товарного знака как не более чем указателя происхождения уже не соответствует действительности, даже в пределах действующего законодательства,

Развитие права на товарные знаки внутри стран в значительной степени испытывало влияние развития в международной области. Особо упомянута должна быть Парижская конвенция. Парижская конвенция является основной международной конвенцией в области промышленной собственности, включая товарные знаки. Она дополняется Мадридским соглашением о Международной регистрации знаков, подписанной в 1891 году, представлявшим собой специальный союз для стран — членов Парижской конвенции. В аспекте истории права на товарные знаки важным моментом является то, что ратификация этих международных договоров и их трансформация в национальное законодательство существенно способствовали превращению области права промышленной собственности в ту международную область, каковой оно является ныне. Международные конвенции воплощают общие мировоззрения международного сообщества на право промышленной собственности, и стандартные положения этих договоров постоянно вносились в национальное законодательство - в особенности при пересмотре этих конвенций.

ИСТОРИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ АВТОРСКОГО ПРАВА

Идея охраны авторского права начала появляться с изобретением печатания, благодаря которому стало возможным размножать литературные произведения с помощью механических процессов вместо переписывания их от руки. Это привело к появлению новой профессии — печатников и книгопродавцев, называемых в Англии "stationers" (торговцы печатной продукцией). Эти предприниматели инвестировали значительные суммы в покупку бумаги, в покупку или изготовление печатных машин, а также в наем рабочей силы, что предусматривало авансирование средств, которое в течение определенного времени могло быть возмещено разумными поступлениями. В этой ситуации без какой-либо формы охраны от конкуренции путем продажи незаконных копий инвестирование в печатание и продажу книг было опасным и рискованным предприятием; многие разорялись. Усиливался нажим в пользу обеспечения какой-то формы охраны; и она появилась в виде привилегий, предоставляемых различными властями; в Англии и во Франции — королями; в Германии — князьями различных государств. Эти привилегии давали бенефициариям исключительные права воспроизведения и распространения на ограниченное время с предоставлением средств защиты для осуществления права путем штрафов, арестов, конфискаций поддельных копий и, возможно, взыскания убытков. Создавшаяся в результате этого ситуация обладала многими из основных черт системы авторского права, которая известна нам сегодня.

К концу XVII столетия система привилегий, т.е. предоставление монопольных прав королевской властью, все более и более подвергалась критике и все громче звучали голоса авторов, утверждавших свои права. Это привело в Англии в 1709 году к появлению Статута Анны, признанного первым положением об авторском праве. Предмет этого закона был выражен в его длинном заголовке как поддержка учения и закрепление за управомоченными владельцами права собственности на копии книг. Основным его действием было обеспечение за автором книги исключительного права на напечатание и опубликование ее в течение 14 лет с даты первой ее публикации; естественно, он мог продать это право и обычно продавал его книгопродавцу. Закон также предусматривал, что в конце этого первого срока в 14 лет начинался второй срок охраны, которая опять-таки предоставлялась первоначально автору, если он был в живых; таким образом общее действие заключалось в создании срока охраны авторского права, длившегося 28 лет с даты первой публикации. В отношении книг, уже напечатанных на момент принятия Закона, предусматривался единый срок охраны в 21 год. Таким образом. Закон делал ударение на охране от несанкционированного копирования опубликованных произведений, и на практике наибольшую выгоду получили издатели/книгопродавцы. Следует заметить, что Закон устанавливал условие о регистрации и депонировании; опубликованные книги должны были регистрироваться в Stationers Hall (Центре книгоиздательств), а копии должны были депонироваться для использования университетами и библиотеками (количество копий в конечном итоге достигло девяти).

В XVIII столетии имели место длительные споры и судебные разбирательства относительно соотношения авторского права согласно общему праву и авторского права согласно Статуту Анны. Окончательное решение было выработано Палатой лордов в деле Дональдсон против Беккета в 1774 году, согласно которому по общему праву автор имел исключительное право напечатан и опубликования своих книг, но как только книга была опубликована, права на нее регулировались исключительно Статутом. Это регулирование неопубликованных произведений на основе общего права длилось до принятия Закона об авторском праве в 1911 году, который его отменил; и ныне авторское право в Англии основывается только на положениях закона.

Во Франции эволюция от системы привилегий к системе авторского права была частью общих изменений в жизни Франции, вызванных революцией, которая отменила привилегии всех видов, включая привилегии издателей. В 1791 и в 1793 годах Конституционная ассамблея приняла два декрета, которые заложили основу французской системы авторского права. Декретом 1791 года обеспечивалось право автора на публичные исполнения в течение всей его жизни, а также в течение 5 лет после его смерти в пользу его наследников и лиц, которым уступлено это право, а Декретом от 1793 года автору давалось исключительное право воспроизведения его произведений в течение его жизни, а также 10 лет после его смерти в пользу его наследников и правопреемников. Мы сразу же видим различие в подходе в отличие от Статута Анны. Во Франции эти права описываются как ''права автора" и они используются в течение жизни автора независимо ни от опубликования, ни от соблюдения таких формальностей, как регистрация.

Однако и в Англии и во Франции эти права рассматривались по существу как права собственности, просто обеспечивая автору либо его наследнику или правопреемнику имущественную ценность охраняемого произведения,

Дальнейшим развитием, которое следует отметить, было появление в Германии философских концепций, выработанных такими философами, как Кант, которые видели в авторском праве или праве автора не просто форму собственности, обеспечивавшую автору или владельцу права имущественные выгоды. Они рассматривали литературную и иную творческую деятельность автора как продолжение или отражение личности автора, в отношении которой он имел право в силу естественной справедливости на охрану как части его личности Эта концепция оказала большое влияние на развитие авторского права в континентальной Европе, и в частности привела к развитию "droit tоrа!" или моральных прав (неимущественных прав авторов),

В заключение этого краткого исторического обзора следует обратиться к Соединенным Штатам Америки и отметить, что до 1976 года, когда был принят действующий в настоящее время Закон Соединенных Штатов об авторском праве, авторское право в Соединенных Штатах базировалось в значительной степени на первоначальных положениях английского Статута Анны. Так, первый федеральный американский закон, принятый в 1790 году, предусматривал охрану книг, карт и морских карт на срок в 14 лет с даты первой публикации, который мог быть продлен на следующий срок, если автор оставался в живых по истечении первого срока, при условии соблюдения строгих требований регистрации и депонирования. Эти черты сохранились в праве Соединенных Штатов до 1976 года, когда был принят действующий ныне закон, который изменил срок охраны на время жизни автора плюс 50 лет, тем самым приведя его в соответствие практически со всеми странами, где действует авторское право; Закон 1976 года, однако - сохранил требования регистрации и депонирования - которые имеют источником своего происхождения Статут Анны 1709 года.

Существо концептуальных различий между системами общего права и гражданского права заключается в следующем: страны общего права рассматривают авторское право фактически как форму собственности, которая может быть создана автором физическим или юридическим лицом и которая, будучи созданной, может использоваться коммерческим способом так же, как любая иная форма собственности, при этом составляющие его правомочия направлены исключительно на пользование имущественным потенциалом этой собственности. В странах гражданского права право автора также рассматривается в качестве имеющего черты "собственности" и авторское право в той же степени, что и в системе общего права, стремится охранять имущественное содержание этой собственности; однако, и в этом заключается различие, имеется дополнительное измерение прав автора, т.е. интеллектуальная или философская концепция того, что произведение автора является выражением его личности, которое в силу естественной справедливости требует охраны в той же степени, что и имущественный потенциал произведения.

Международный период охраны авторских прав начался с подписания Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений в 1886 году. Последующие пересмотры Бернской конвенции продолжали совершенствовать международную систему охраны авторского права в свете постоянного технологического прогресса, затрагивавшего авторские и смежные права.


Использованная литература:

Vincent, Роль и функции патентов, промышленных проектов и моделей объектов как инструмент применения технологий., TMP/KL/9 V. Plasseraud, Экскурс в историю прав на промышленную собственность, WIPO-CEIPI/IP/SB/93/l.

Введение в интеллектуальную собственность. ВОИС. Женева. 1998.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий