регистрация / вход

Институт пропорциональности в лесной промышленности Карелии в середине 1960-х годов

В условиях общей собственности экономика может существовать лишь как пропорциональное хозяйство, особенно если речь идет о таком сложном с точки зрения его восстановления и сохранения ресурсе, как лес.

Институт пропорциональности в лесной промышленности Карелии в середине 1960-х годов

Олег Игоревич Кулагин

кандидат исторических наук, доцент кафедры истории дореволюционной России исторического факультета, Петрозаводский государственный университет

Исследованы основные проблемы функционирования одного из базовых институтов лесной промышленности Карелии в середине 1960-х годов - института пропорциональности. Середина 1960-х годов является важным моментом в развитии лесопромышленного комплекса Карелии, так как именно тогда темпы его развития периода 1940-1950-х годов начинают снижаться и лесная отрасль вступает в инерционную фазу развития. Кризис базовых институтов функционирования лесопромышленного комплекса, начинавший созревать в середине 1960-х годов, привел к формированию тех проблем, с которыми региональная лесная промышленность не смогла справиться на протяжении последующих десятилетий. Одним из самых важных для функционирования редистрибутивной экономики, к типу которой можно отнести и советскую экономику, являлся институт пропорциональности. В условиях общей собственности экономика может существовать лишь как пропорциональное хозяйство, особенно если речь идет о таком сложном с точки зрения его восстановления и сохранения ресурсе, как лес. Именно дисфункция института пропорциональности стала одним из главных факторов неэффективного развития лесной отрасли в рассматриваемый период и в будущем.

Одной из наиболее важных задач для современных исследований в области экономической истории является поиск и апробация новых исследовательских подходов и методологий. Сегодня среди экономистов и социологов популярно использование институциональных и неоинституциональных подходов к исследованию социально-экономических явлений.

Одним из наиболее интересных подходов с точки зрения исследования на стыке истории, экономики и социологии является использование понятий редистрибутивной, или раздаточной, экономики, которые были развиты в работах К. Поланьи [6] и О. Э. Бессоновой [1]. Теорети- ческое осмысление концепции редистрибутив- ной экономики связано также с именем доктора социологических наук С. Кирдиной [3], которая в своих работах обосновывает существование X (редистрибутивной) и Y (рыночной) экономик. Советскую экономическую систему С. Кирди- на относит к экономикам Х-матрицы, которые функционируют в рамках институтов верховной условной собственности, редистрибуции, координации, служебного труда и пропорциональности.

На наш взгляд, именно исследование региональных особенностей редистрибутивной экономики на примере лесной промышленности Карелии с опорой на исторические данные (главным образом архивные материалы) позволяет подтвердить или опровергнуть теоретические положения социально-экономических концепций, преимущественно построенных на базе общих статистических данных. Выбранный нами период середины 1960-х годов имеет большое значение для развития лесопромышленного комплекса Карелии, когда темпы развития 1940-1950-х годов начинают снижаться и лесная отрасль вступает в инерционную фазу своего развития. Кризис функционирования лесной отрасли, начавшийся в середине 1960-х годов, привел к формированию тех проблем, с которыми региональный лесной комплекс не смог справиться на протяжении второй половины 1960-х [4], [5], в 1970-е [8] и 1980-е [7] годы.

Совокупность базовых экономических институтов в любом обществе направлена на то, чтобы обеспечивать функционирование экономической сферы и создание необходимого объема ресурсов жизнедеятельности для развития сообщества. В условиях рыночных отношений и господства частной собственности пропорции общественного производства стихийно регулируются законом стоимости. В условиях же общей собственности экономика может существовать лишь как пропорциональное хозяйство, когда произведенное в одной ее части потребляется в другой. Излишнее складирование производимых ценностей, как и их недопроизводство, являются угрозой нарушения всего производственного цикла. Поэтому редистрибуция неизбежно предполагает действие института пропорциональности.

На требование пропорциональности производства, осуществляемого в условиях господства общественной собственности, постоянно указывалось и в теории социалистического воспроизводства политической экономии социализма. В частности, закон планомерного (пропорционального) развития народного хозяйства являлся регулятором распределения средств производства и рабочей силы в социалистическом хозяйстве в соответствии с основным экономическим законом социализма. Он, в свою очередь, требовал, чтобы хозяйство велось в плановом порядке, чтобы все элементы народного хозяйства развивались пропорционально, чтобы материальные, трудовые и финансовые ресурсы использовались наиболее разумно и эффективно. Пропорциональность, таким образом, представляет собой условие функционирования распределенной собственности, а потому определяет действие соответствующего института [3; 38-39].

Если обращаться к проблемам функционирования института пропорциональности в лесной промышленности Карелии, то одной из таких проблем стало превалирование количественных показателей заготавливаемой и производимой продукции над ее качеством.

Общие для союзной экономики недостатки усугублялись нерациональной структурой производства, сложившейся в республике за предшествующие годы. С утверждением отраслевого принципа управления экономикой все большее распространение (особенно в период 1950-х годов) получала так называемая индустриальная модель развития Севера, ориентированная на крупномасштабную добычу дешевых природных ресурсов и первичную переработку без учета долговременной экономической стратегии, исторических и культурных особенностей развития народов Севера [2; 134].

В результате неэффективности системы совнархозов, введенной в предыдущее десятилетие, по решению сентябрьского (1965 г.) пленума ЦК КПСС совнархозы были ликвидированы и восстановлены промышленные министерства, построенные по отраслевому принципу. Решения пленума положили начало экономической реформе, которую принято именовать косы- гинской, вызванной к жизни ростом масштабов производства и исчерпанием в значительной степени к середине 1960-х годов экстенсивных источников увеличения продукции. Однако к этому времени значительно возросли изъятия прибыли государственных предприятий в бюджет и, соответственно, уменьшилась часть прибыли, остающаяся в распоряжении предприятий. Если в целом по стране в 1950 году предприятия и объединения внесли в бюджет 77,3 % полученной прибыли, в 1955-м - 81,7 %, в 1960-м - 74 %, то в 1965 году - 83,5 %. В этих условиях трудно было ждать от них инициативы и заинтересованности в достижении качественных показателей на производстве взамен гонки за количеством, заложенным в плане.

Качество поставляемой предприятиями древесины оставалось в рассматриваемый период все еще достаточно низким. Лесозаготовительные предприятия Управления лесной промышленности за 1964 год получили 1041 рекламацию на низкое качество и недостачу ее в отгружаемых вагонах. Общая сумма предъявленных рекламаций составила 308,6 тыс. рублей. При этом, как показали проверки Гослесоинспек- ции, основными причинами брака являлись не пороки древесины, а многочисленные дефекты обработки сортиментов (плохая обрубка сучьев, запилы, несоблюдение правил обработки и др.)1.

Другим серьезным недостатком в работе лесозаготовительной промышленности Карелии являлось неэкономное расходование выделяемого лесосечного фонда, непропорциональное нормам расчетной лесосеки.

Результаты использования лесосечного фонда в республике за ряд лет характеризовались следующими показателями: в 1962 году расчетная лесосека составляла 14 680 тыс. кубометров, а отпущено лесосечного фонда по главному пользованию 20 189 тыс. кубометров, из них вырублено 17 757 тыс. кубометров и оставлено не- дорубов 3025 тыс. кубометров. В 1963 году расчетная лесосека составила, как и в предыдущем году, 14 680 тыс. кубометров, отпущено лесосечного фонда по главному пользованию чуть меньше 21 110, из них вырублено было на миллион с лишним кубометров больше - 18 988 тыс. кубометров, оставлено же недорубов меньше - 2187 тыс. кубометров. В 1964 году расчетная лесосека составляла все те же 14 680 тыс. кубометров, отпущено лесосечного фонда по главному пользованию 20 474 тыс. кубометров, из них вырублено 18 205 тыс. кубометров, а оставлено недорубов 2268 тыс. кубометров2.

Архивные данные вполне соотносятся с официальной статистикой за рассматриваемый период. Вывозка древесины (в миллионах кубометров) по годам выглядела следующим образом: 1945 год - 1,8; 1950 - 6,6; 1955 -12,4;1956 -14,5;

1957 - 15,4; 1958 - 16,7; 1959-18,0;1960 -18,4;

1961 - 17,8; 1962 - 18,1; 1963-19,1;1964 -19,1;

1965 - 19,3; 1966 год - 18,53.

Карельский обком КПСС неоднократно ставил вопрос перед вышестоящими планирующими и директивными органами о недопустимом истреблении лесов на территории Карелии. Однако Госплан СССР, Совнархоз, Госплан РСФСР и Северо-Западный совнархоз практически не прислушивались к сигналам Карельского обкома и продолжали из года в год наращивать темпы лесозаготовок на территории республики. По данным института «Гипролестранс», ликвидный запас древесины на территории республики, по состоянию на 1 января 1961 года, составлял 535 млн кубометров. За 1961-1964 годы на территории республики было вырублено фактически 74,2 млн кубометров. В 1965 году отведено в рубку 19,2 млн кубометров. Таким образом, на 1 января 1966 года ликвидный запас древесины на территории Карелии составлял 441,6 млн кубометров4. Однако это были теоретические расчеты, производимые в высоких московских кабинетах.

Практически же ликвидных лесов в республике было значительно меньше, так как на всей территории южной и средней Карелии, подвергнувшейся интенсивным рубкам в предшествующие два десятилетия, имелось большое количество мелких нерентабельных недорубов объемом по 2-3 тыс. кубометров в квартале. Например, на территории Олонецкого района теоретически числился ликвидный запас древесины в размере около 5 млн кубометров, фактически же возможных к освоению более или менее компактных массивов было около 2 млн кубометров. Остальное количество, в объеме до 3 млн кубометров, относилось к мелким недо- рубам, образовавшимся за предыдущие 35 лет, совершенно не имевшим промышленного значения и нерентабельным5.

Советом Министров РСФСР на территории Карелии на 1964-1965 годы была утверждена расчетная лесосека по рубкам главного пользования в объеме 14 600 тыс. кубометров. Кроме того, планом 1965 года были предусмотрены прочие рубки в объеме 140 тыс. кубометров. Следовательно, при грамотном ведении хозяйства объем лесозаготовок в целом по Карелии в 1965 году должен был составить 14 740 тыс. кубометров. Фактически же он составлял 19 220 тыс. кубометров, в том числе по предприятиям СевероЗападного совнархоза 17 000 тыс. кубометров. В 1965 году создалось положение, при котором сохранение объема лесозаготовок в пределах существовавшей расчетной лесосеки и увеличение объемов прочих рубок до 1 200 тыс. кубометров (по данным института «Гипролестранс», при соответствующем выделении денежных и материальных ресурсов, что считалось вполне возможным) привело бы к тому, что в Карелии весь лес теоретически должен быть вырублен за 28 лет. При дальнейшем сохранении реально существовавших тогда объемов лесозаготовок на территории Карелии весь лес должен быть вырублен за 23 года. На практике же, с учетом наличия нерентабельных недорубов, эти сроки были значительно меньше6.

Уже к середине 1960-х годов совершенно очевидным стал тот факт, что при условии сохранения объема лесозаготовок на территории Карелии на уровне, достигнутом к рассматриваемому периоду, через 20 лет можно было прогнозировать, что без сырьевой базы останутся не только все предприятия, расположенные на территории Карелии, но и большая часть целлюлозно-бумажных предприятий, расположенных на территории Ленинградской области и в Прибалтике. По мнению карельских партийных и административно-хозяйственных органов, допустить такое положение ни в коем случае было нельзя. В связи с этим Карельский обком неоднократно входил с ходатайством в Госплан СССР о снижении объемов лесозаготовок на территории Карельской АССР начиная с 1967 года до 15 млн кубометров, включая прочие рубки, с последующим установлением расчетной лесосеки, исходя из реального состояния лесных запасов на территории республики7.

В 1960-е годы эксплуатационные запасы КАССР вырубались в 2 раза интенсивнее, чем в целом по Северо-Западному экономическому району. В 1964 году объемы лесозаготовительного производства в республике достигли максимального уровня - 19,9 млн кубометров и Карелия заняла первое место в стране по объему лесозаготовок на одного жителя. Интенсивная эксплуатация лесов в КАССР в течение длительного времени привела к существенному сокращению запасов спелого леса, особенно в южной и средней частях Карелии, что вызвало прекращение деятельности многих лесозаготовительных предприятий. Наиболее интенсивно этот процесс проходил со второй половины 1960-х годов, когда был взят курс на постепенное сокращение объема лесозаготовок и доведение их до уровня расчетной лесосеки. Это сказалось на снижении доли продукции лесной промышленности в общем объеме промышленного производства республики (в 1970 году она уменьшилась на 7 % по сравнению с 1965 годом). Однако лесоэксплуатация по-прежнему занимала одно из ведущих мест в экономике республики. На ее долю в конце 1960-х годов приходилось 21-24 % всей промышленной продукции республики и более 30 % всех промышленных рабочих.

Непропорциональное использование лесного фонда республики к середине 1960-х годов привело к непропорциональной исчерпанности лесных ресурсов в сравнении между южными и северными районами Карелии.

До середины 1950-х годов в республике не было сложившихся территориальнохозяйственных комплексов. Общий характер территориального размещения промышленности имел существенный недостаток - узкую локализацию всей промышленности по основной линии Кировской железной дороги. Находившиеся в стороне от нее западные районы Карелии, а это более 40 % территории республики, оставались слабо развитыми в экономическом отношении, их богатые ресурсы не использовались. На долю западных районов в начале 1950-х годов приходилось всего 4 % промышленного производства Карелии [2; 130].

Наибольшее число промышленных предприятий республики было сосредоточено на юге и юго-западе Карелии - в районах Онежского и Ладожского озер. Промышленность северных районов: Кестеньгского, Калевальского, Лоух- ского - была представлена незначительными разработками лесных массивов. Существенное сдерживающее влияние на развитие промышленного производства в республике оказала слабая и неравномерная сеть транспортных путей. Строительство Западно-Карельской железной дороги, сооружение ряда электростанций, создание новых лесозаготовительных предприятий способствовали увеличению экономического потенциала северных и западных районов республики, но кардинальным образом проблема не была решена.

По сообщению министра лесного хозяйства КАССР того времени Н. Прилепо в Карельский обком КПСС и Совет Министров КАССР, расчетная лесосека в лесах КАССР в 1965 году была «перерублена» на 4,2 млн кубометров, или использована на 129 %. Особенно большие перерубы имели место в южных лесхозах. Дальнейшее регулирование перерубов расчетной лесосеки за счет увеличения отпуска леса в других районах республики было уже почти невозможно, так как по существу только в Калевальском, Кестеньг- ском, Кривецком, Ребольском, Юшкозерском лесхозах расчетная лесосека была не использована до конца всего на 807 тыс. кубометров, с одной стороны, с другой - качественный состав древостоев юга Карелии не мог быть заменен лесами севера. Проблема заключалась в том, что южная часть республики была представлена преобладающей породой ели и на базе елового сырья был создан крупнейший в СССР комбинат газетной бумаги - Кондопожский ЦБК. Из потребительной базы Кондопожского ЦБК более 700 тыс. кубометров еловых балансов отгружалось целлюлозно-бумажным предприятиям Калининграда, Прибалтики и Карельского пере- шейка8.

Значительная часть числящихся в качестве эксплуатационных запасов была оставлена в виде недорубов с преобладанием лиственной древесины, разбросанных на огромной территории, промышленная эксплуатация которых без увязки с лесохозяйственной деятельностью и дорожным строительством была нерентабельна. Все эксплуатационные запасы предприятиями комбината «Южкареллес», по расчетам Министерства лесного хозяйства республики, должны были быть вырублены в среднем за 10 лет, но в реальности процесс срочного закрытия леспромхозов на юге начался уже с начала 1960-х годов (Деревянский, Ладвинский, Пайский леспромхозы)9.

Обобщая все аспекты диспропорционального развития лесопромышленного комплекса Карелии в середине 1960-х годов, стоит отметить, что на региональном уровне они были очевидны и вызывали у местных партийных и административно-хозяйственных властей вполне закономерное желание изменить ситуацию к лучшему. Однако диспропорциональные параметры развития отрасли в предыдущие годы обусловили формирование эффекта зависимости от предшествующего опыта, в рамках которого лесной комплекс Карелии продолжал демонстрировать дисфункцию института пропорциональности.

Список литературы

Шегельман И. Р., Кулагин О. И. Система управления как фактор технологических трансформаций на лесозаготовках СССР в 1970-1980 гг.: опыт исторической ретроспекции // Государственное управление: Электронный вестник. 2011. Выпуск № 28 [Электронный ресурс].

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий