Общая психология

Сознание Сознание, одно из основных понятий философии, социологии и психологии, обозначающее способность идеального воспроизведения действительности, а также специфические механизмы и формы такого воспроизведения на разных его уровнях. С. выступает в двух формах: индивидуальной (личной) и общественной.

Сознание

Сознание, одно из основных понятий философии, социологии и психологии, обозначающее способность идеального воспроизведения действительности, а также специфические механизмы и формы такого воспроизведения на разных его уровнях. С. выступает в двух формах: индивидуальной (личной) и общественной. В силу сложности феномена С. каждая из комплекса изучающих его наук вносит определённую специфику в самый подход к определению С. В философии при материалистическом решении ее основного вопроса (см. Основной вопрос философии) С. рассматривается как свойство высокоорганизованной материи, заключающееся в психическом отражении действительность, как осознанное бытие, субъективный оо раз объективного мира, как субъективная реальность в противоположность объективной, как идеальное в противоположность материальному и в единстве с ним; в более узком смысле под С. имеют в виду высшую форму психического отражения, свойственную общественно развитому человеку, идеальную сторону целеполагающей трудовой деятельности. При социологическом подходе С. рассматривается прежде всего как духовная жизнь общества в совокупности всех её форм. В психологии С. трактуется как психическая деятельность, которая обеспечивает: обобщённое и целенаправленное отражение внешнего мира; выделение человеком себя из окружающей среды и противопоставление себя ей как субъекта объекту; целеполагающую деятельность, т. е. предварительное мысленное построение действий и предусмотрение их последствий; контроль и управление поведением личности, её способность отдавать себе отчёт в том, что происходит как в окружающем, так и в своём собственном духовном мире. Поскольку предмет С. — не только внешний мир, но и сам субъект — носитель С., постольку одним из существенных моментов С. является самосознание.

История взглядов на С. На ранних ступенях развития философии не было строгого расчленения идеального и материального. Так, например, логос у Гераклита понимается одновременно и как огонь, и как смысл вещей; ценность человеческого разума определяется степенью его близости к логосу — общему миропорядку вещей. Вплоть до Платона греческая мысль не знала понятия идеального в собственном смысле. Душа рассматривалась то как воздух, то как огонь, то как движение тончайших атомов. Платон впервые выделяет понятие идеального как некоей противоположности чувственно-предметному, материальному. Как для всего космоса «ум» (нус) является перводвигателем, источником гармонии, силой, способной адекватно мыслить самоё себя, так и в каждой индивидуальной душе человека ум созерцает самого себя и вместе с тем является активным началом, регулирующим поведение.

Если в античности разум космичен и предстаёт как обобщение действительного мира, как синоним универсальной закономерности, то в средние века С. трактуется как над-мировое начало (бог), которое существует до природы и творит её из ничего. При этом разум толкуется как атрибут бога, а за человеком оставляется лишь крохотная «искорка» всепроникающего пламени божественного разума. Вместе с тем в недрах христианства возникает идея спонтанной активности души, причём в понятие души включалось и С.

На разработку проблемы С. в философии нового времени наибольшее влияние оказал Р. Декарт, который, выдвигая на первый план момент самосознания, рассматривал С. как непространственную субстанцию, открытую лишь для созерцающего её субъекта. Б. Спиноза в своём материалистическом учении рассматривал С. как один из атрибутов субстанции (природы) наряду с протяжением. Французские материалисты 18 в. трактовали С. как функцию мозга и отражение действительности. Вместе с тем домарксистские материалисты не смогли раскрыть общественную природу и активный характер человеческого С. Представители нем. классического идеализма подвергли глубокому анализу проблему творческой активности С., Г. Гегель вплотную подошёл к проблеме социально-исторической природы С. и утвердил принцип историзма в понимании С. Гегель исходил из того, что С. личности (субъективный дух), будучи необходимо связано с объектом, определяется историческими формами общественной жизни; однако последние идеалистически толковались им как воплощение объективного духа.

Марксизм рассматривает С. как функцию мозга, как отражение объективного мира, необходимую сторону практической, материальной деятельности человека. Согласно диалектическому материализму, С. возникает, функционирует и развивается из реального взаимодействия человека с миром, на основе его чувственно-предметной деятельности, общественно-исторической практики. Отражая в своём содержании объективный мир, С. детерминируется природной и общественной действительностью. Предметы, их свойства и отношения существуют в нём в форме образов — идеально; идеальное выступает как продукт деятельности мозга, как субъективный образ объективного мира.

Активность С. Сознание и деятельность. Отвергая идеалистическую трактовку активности С. как имманентной, идущей из глубины духа, марксизм вместе с тем вскрывает и несостоятельность концепции метафизического материализма, согласно которой С. есть пассивное созерцание мира. Диалектический материализм объясняет активность С., исходя из его детерминации объективной действительностью: объективный мир, воздействуя на человека, отражается в его С., превращается в идеальное; в свою очередь, С. (идеальное) через материальную деятельность человека претворяется в действительность, в реальное. Активность С. направлена прежде всего на познание. Она проявляется в избирательности и целенаправленности восприятия, в абстрагирующей деятельности мысли, в актах фантазии, продуктивного воображения, связанного с созданием новых идей и идеалов, в управлении практической деятельностью.

Исходным пунктом отношения человека к реальному миру является целеполагающая деятельность. Именно в обеспечении целеполагающей творческой деятельности, направленной на преобразование мира и подчинение его интересам человека, общества, состоит основной жизненный смысл и историческую необходимость возникновения и развития С., которое даёт человеку возможность правильно отражать существующее, предвидеть будущее и на этой основе посредством практической деятельности творить мир: «Сознание человека не только отражает объективный мир, но и творит его... Мир не удовлетворяет человека, и человек своим действием решает изменить его» (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 29, с. 194, 195).

Происхождение С. и его биологической предпосылки. Формированию С. человека предшествовал длительный период «умственного» развития животных. В истолковании этого развития диалектический материализм исходит из того, что психическое отражение появляется лишь на высоком уровне организации материи и связано с образованием нервной системы. Психическая деятельность животных полностью обусловлена биологическими закономерностями и служит приспособлению к внешней среде, тогда как С. человека направлено на преобразование мира. В отличие от животного, человек выделяет своё отношение к миру и сам мир как объективную реальность.

Становление человека связано с переходом от присвоения готовых предметов к труду (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 3, с. 19, прим.). В процессе труда происходило разложение инстинктивной основы психики животных и формирование механизмов сознательной деятельности. Зарождаясь и развиваясь в труде, С. в нём прежде всего и воплощается, создавая мир очеловеченной природы, культуры. С. могло возникнуть лишь как функция сложноорганизованного мозга, который формировался по мере усложнения структуры чувственно-предметной деятельности и социальных отношений, а также связанных с этим форм знаковой коммуникации (см. Ф. Энгельс, там же, т. 20, с. 490).

С помощью орудий человек вовлекал предметы в искусственные формы взаимодействия. Применение орудий и системы речевых знаков в виде жестов и звуков, т. е. переход к опосредствованной не только практической, но и символической деятельности, в условиях первобытного человеческого стада, а затем и родового общества видоизменил всю структуру человеческой активности. Логика чувственнопредметной деятельности и воспроизводившая её система жестов в актах коммуникации, диктуемых необходимостью совместного труда, превращалась во внутренний план мыслительной деятельности. Орудием этой внутренней деятельности выступила система знаков — язык. Благодаря языку С. формируется и развивается как духовный продукт жизни общества, осуществляется преемственность человеческой деятельности и общения.

Социальная сущность С. Личное и общественное С. Идеализм исходит из того, что С. развивается имманентно, спонтанно и может быть понято исключительно из самого себя. В противоположность этому марксизм исходит из того, что невозможно анализировать С. изолированно от др. явлений общественной жизни. «Сознание... с самого начала есть общественный продукт и остаётся им, пока вообще существуют люди» (Маркс К. и Энгельс Ф., там же, т. 3, с. 29).

Мозг человека заключает в себе выработанные всей мировой историей человечества потенции, передающиеся по наследству «задатки», которые реализуются в условиях обучения, воспитания и всей совокупности социальных воздействий. Мозг становится органом человеческого С. только тогда, когда человек вовлекается в общественную жизнь, усваивает исторически выработанные формы культуры.

С. объективируется в системе материальной и духовной культуры, в формах обществ. С. Общественное С. развивается через С. отдельных людей, будучи лишь относительно независимым от последнего: нерасшифрованные письмена сами по себе ещё не заключают в себе мыслительного содержания, только в отношении к отдельным людям книжные богатства библиотек мира, памятники искусства и т.п. имеют смысл духовного богатства. Общественное С. — это отражение общественное бытия, выраженное в языке, в науке и философии, в произведениях искусства, в политической и правовой идеологии, в нравственности, в религии и мифах, в народной мудрости, в социальных нормах и воззрениях классов, социальных групп, человечества в целом. Общественное С. обладает сложной структурой и различными уровнями, начиная от обыденного, массового С. и кончая высшими формами теоретического мышления. В состав общественного С. входят различные его формы: наука, философия, искусство, нравственность, религия, политика, право. Отражая общественное бытие, общественное С. обладает относительной самостоятельностью и оказывает обратное воздействие на общественное бытие.

Когда имеют в виду общественное С., то отвлекаются от всего индивидуального, личного и берут взгляды, идеи, характерные для данного общества в целом или для определённой социальной группы. Подобно тому как общество не есть «сумма» составляющих его людей, так и общественное С. не есть «сумма» сознаний отдельных личностей, а качественно особая духовная система, которая живёт своей относительно самостоятельной жизнью. Между личным и общественным С. происходит постоянное взаимодействие. Исторически выработанные обществом нормы С. становятся личными убеждениями индивида, источником нравственных предписаний, эстетических чувств и представлений. В свою очередь, личные идеи и убеждения приобретают характер общественной ценности, значение социальной силы, когда они входят в состав общественного С., приобретают характер нормы поведения.

Расстройства сознания. Понятие «расстроенное С.» рассматривается в современной психиатрии неоднозначно. Наиболее распространена точка зрения, согласно которой к расстройствам С. относят лишь те болезненные состояния, при которых нарушается восприятие внешних объектов, ориентировка в пространстве и времени, расстраивается мышление, происходящее не фиксируется памятью, наступает отрешённость от реального мира (К. Ясперс).

Каждый из перечисленных признаков может наблюдаться при различных психических расстройствах, но сочетание этих признаков характеризует состояние помраченного С. Следовательно, для расстройства С. характерно нарушение как абстрактно-логического, так и наглядного, чувственного, познания.

В клинической практике наиболее часто встречается оглушение, которое проявляется заторможенностью, сонливостью, обеднением психической жизни, новышением порога восприятия внешних раздражителей; от легкой степени (обнубиляция сознания) до крайне тяжёлых — сопора и комы. Делириозному помрачению С., или делирию, свойственны иллюзии, галлюцинации аффективные расстройства, острый бред, двигательное возбуждение, сочетающиеся с общими для всех видов нарушения С. признаками. Для онейроидного (сновидного) помрачения С. характерны прежде всего фантастические чувственные грёзоподобные переживания, выраженные аффективные и двигательные расстройства, нарушение самосознания. При аментивном помрачении С., или аменции, преобладают грубое расстройство течения ассоциативных процессов (бессвязность, фрагментарность мышления), сопровождающееся суетливым двигательным возбуждением, бессвязной говорливостью, постоянной сменой настроения. В отличие от указанных выше синдромов, сумеречное помрачение С. развивается внезапно, имеет чёткие начало и конец и длится обычно недолго — минуты или часы: внешне поведение человека нередко выглядит целесообразным и последовательным, но наличие злобно-тоскливого аффекта, острого бреда и ярких галлюцинаций может обусловить вспышки неистового возбуждения с бессмысленной агрессией.

Внимание , характеристика психической деятельности, выражающаяся в сосредоточенности и в направленности сознания на определённый объект. Под направленностью сознания понимается избирательный характер психической деятельности, осуществление в ней выбора данного объекта из некоторого поля возможных объектов.

Различают три вида В.: непроизвольное, произвольное и послепроизвольное. Непроизвольное, или пассивное, В. имеет место, когда выбор объекта деятельности определяется без заранее поставленной цели, непреднамеренно. Если выбор производится сознательно, преднамеренно, то В. является произвольным, или активным. Произвольное В. является актом воли, оно присуще только человеку и возникло в процессе труда: «Кроме напряжения тех органов, которыми выполняется труд, в течение всего времени труда необходима целесообразная воля, выражающаяся во внимании...» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 189). Деятельность может так захватить человека, что её выполнение не требует от него специальных волевых усилий; наличие цели в сочетании с отсутствием волевых усилий характеризует послепроизвольное В.

В. возникает, существует и развивается в деятельности, являясь необходимым условием её сознательного осуществления. Непосредственной причиной появления В. является значимость внешних воздействий (их субъективная новизна, интенсивность, контрастность и т.д.) для личности. Конкретные особенности В. устанавливаются с помощью характеристик его устойчивости, объёма, распределённости и возможности переключения. Устойчивость В. — способность удерживать объект деятельности в поле сознания на определённый срок, причём временный интервал устойчивости может колебаться от долей секунды до нескольких часов. Объём В. — количество объектов, которое может быть воспринято и запечатлено человеком в относительно короткий момент времени; объём В. может быть определён с помощью тахистоскопа. Если объекты дискретны, не связаны смысловой связью (например, набор букв), то объём В. не превышает 3—6 единиц; при наличии смысловой связи он резко возрастает (например, слова или фразы). Распределённость В. — способность удерживать в поле сознания объекты одновременно нескольких различных деятельностей. Под переключением В. понимают особенности перехода в поле сознания от объектов одной деятельности к объектам другой.

В. стало предметом интенсивного психологического изучения на рубеже 19—20 вв., когда с его помощью стремились объяснить самые различные проявления психики. В силу этого понятие «В.» стало крайне многозначным. Оригинальную моторную теорию В. выдвинул русский психолог Н. Н. Ланге, связав В. с движениями, которые производит человек при восприятии или представлении предмета. Материалистическую трактовку В. дал французский психолог Т. Рибо (понимание В. как ряда приспособительных рефлексов). В современной психологии ряд проблем, изучавшихся ранее в связи с В., рассматривается в рамках исследования установки и краткосрочной (оперативной) памяти. Вместе с тем изучение В. приобрело огромное значение в связи с созданием современных сложных технических систем и специфической деятельностью в них человека, требующей тонких и развитых механизмов В. (см. Инженерная психология). В. изучается также в педагогической психологии.

Восприятие

Восприятие, сложная система процессов приёма и преобразования информации, обеспечивающая организму отражение объективной реальности и ориентировку в окружающем мире. В. вместе с ощущением выступает как отправной пункт процесса познания, доставляющий ему исходный чувственный материал. Будучи необходимым условием процесса познания, В. в этом процессе всегда так или иначе опосредуется деятельностью мышления и проверяется практикой. Вне такого опосредования и проверки В. может выступать источником как истинного знания, так и заблуждения, иллюзии (подробнее см. Теория познания).

К числу процессов В. относятся: обнаружение объекта в воспринимаемом поле; различение отдельных признаков в объекте; выделение в объекте информативного содержания, адекватного цели действия; ознакомление с выделенным содержанием и формирование образа (или «оперативной единицы» В.).

Большой вклад в развитие науки о В. внесли философы, астрономы, физики, художники — Аристотель, Демокрит, И. Кеплер, Леонардо да Винчи, М. В. Ломоносов, Г. Гельмгольц и многие другие. Внимание психологов и физиологов долгое время было сосредоточено на изучении сенсорных (чувственных) эффектов, возникающих под влиянием тех или иных объективных воздействий, в то время как самый процесс В. оставался за пределами исследования. Методология такого подхода опиралась на сенсуализм в теории познания, особенно развитый Дж. Локком и французскими материалистами (П. Кабанис и Э Кондильяк). В психологии этот подход получил наиболее ясное выражение в концепции В., согласно которой сенсорный образ возникает в результате воздействия внешних агентов на воспринимающие органы чувств пассивно созерцающего субъекта. Ограниченность такого подхода — игнорирование деятельности субъекта, исследование лишь результатов процесса В., представление о корковом звене анализаторов как о субстрате сенсорных процессов, месте, где якобы происходит преобразование нервных процессов в идеальные психические образы, — практически затрудняла разработку способов управления процессами В. в целях его совершенствования и развития, а теоретически вела либо к различным субъективно-идеалистическим теориям, либо к отказу от естественнонаучного объяснения В.

Решающий шаг в преодолении пассивной «рецепторной» концепции был сделан советскими психологами, которые, исходя из методологии диалектического материализма и сеченовского понимания рефлекторной природы сенсорных процессов, рассматривают В. как своеобразное действие, направленное на обследование воспринимаемого объекта и на создание его копии, его подобия. В 60-х гг. 20 в. исследования В. ведутся представителями различных специальностей на различных уровнях процессов приёма и переработки информации. На уровне входа воспринимающих систем (сетчатка глаза, кортиев орган уха и т.д.) исследуются анатомо-морфологические, биофизические, электрофизиологические особенности деятельности рецепторов. В. изучается также на нейронном, психофизиологическом, психологическом, социально-психологическом уровнях. В кибернетике и бионике ведутся многочисленные исследования по созданию технических устройств, имитирующих работу органов чувств. Результаты разнообразных исследований В. публикуются в десятках журналов, посвящённых преимущественно проблемам В. Следует, однако, подчеркнуть, что до настоящего времени не удалось построить единую теорию В., которая интегрировала бы результаты многочисленных исследований. С большими трудностями сталкиваются попытки моделирования таких свойств В., как осмысленность, предметность, константность и др.

Согласно современным представлениям, совокупность процессов В. обеспечивает субъективное, пристрастное и вместе с тем адекватное отражение объективной реальности. Адекватность образа В. (его соответствие действительности) достигается благодаря тому, что при его формировании происходит уподобление (А. Н. Леонтьев), т. е. подстраивание воспринимающих систем к свойствам воздействия: в движении руки, ощупывающей предмет, в движении глаза, прослеживающего видимый контур, в движениях гортани, воспроизводящих слышимый звук, и т.д. — во всех этих случаях создаётся копия, сопоставимая с оригиналом; сигналы рассогласования, поступая в нервную систему, выполняют корректирующую функцию по отношению к формирующемуся образу и соответственно к практическим действиям, реализующимся на основе этого образа. Следовательно, В. представляет собой своеобразный саморегулирующийся процесс, обладающий механизмом обратной связи и подчиняющийся особенностям отражаемого объекта.

Важное свойство В. — возможность перестройки чувственных моделей воздействующего на субъект внешнего мира, смены способов их построения и опознавания. Один и тот же объект может служить прототипом многих перцептивных (от лат. perceptio — восприятие) моделей, В процессе их формирования они уточняются, из объекта извлекаются инвариантные свойства и признаки, что приводит в итоге к тому, что мир воспринимается таким, каким он существует на самом деле. Целенаправленные процессы В. (перцептивные действия) выступают в своей развёрнутой, внешней форме лишь на ранних ступенях онтогенеза, где наиболее отчётливо обнаруживаются их структура и их роль в формировании образов В. В дальнейшем они претерпевают ряд последовательных изменений и сокращений, пока не облекаются в форму мгновенного акта «усмотрения» объекта, который был описан представителями гештальтпсихологии и ошибочно принимался ими за исходную генетически первичную форму В.

Любая живая система обладает выработанным алфавитом, т. е. определённой совокупностью образов или перцептивных моделей. Если на фазе построения образа объекта происходит уподобление воспринимающих систем свойствам воздействия, то на фазе опознания или оперирования сложившимися образами характеристики и направленность процесса уподобления существенно изменяются (А. В. Запорожец): с одной стороны, субъект воссоздаёт с помощью собственных движений и действий некоторое подобие, образ воспринимаемого объекта; с другой стороны, происходит перекодирование, перевод получаемой информации на «язык» оперативных единиц В. или перцептивных моделей, уже освоенных субъектом. Эта вторая сторона выражает тот факт, что одновременно с уподоблением воспринимающей системы субъекта объекту происходит уподобление объекта субъекту, и только это двустороннее преобразование приводит к формированию полноценного, адекватного и вместе с тем субъективного образа объективной реальности.

В развитых процессах В. имеются специальные перцептивные действия; на их основе производится выделение информативного содержания, по которому субъект может сличать предъявленный объект с накопленными им перцептивными моделями, осуществлять собственно процесс сличения и, наконец, опознание и отнесение объектов к тому или иному классу, т. е. их категоризацию. Процессы опознания требуют значительно меньше времени, чем процессы формирования образа; для сличения и идентификации нужно только извлечь из предъявленного объекта некоторые инвариантные свойства и признаки. Воспринимающие системы (особенно ярко это проявляется в зрении) обладают некоторой «манипулятивной» способностью: субъект в короткое время имитирует процессы формирования образа, как бы с разных сторон рассматривая объект и находя такую позицию, при которой максимально облегчаются процессы сличения и идентификации.

В целостном акте поведения существует ещё одна своеобразная форма уподобления: процессы переструктурирования и трансформации образа с целью привести информацию к виду, пригодному для принятия решения. В таком процессе уподобления решается задача изменения реальности, адекватного планам и задачам поведения. Такому изменению реальности предшествует преобразование образа ситуации, как правило, не осознаваемое субъектом, но тем не менее вносящее существенный вклад в решение стоящих перед ним жизненных задач. В. — не пассивное копирование действительности, а активный творческий процесс познания.

Изучение В. имеет важное значение и свои специфические стороны в области эстетики, педагогики, спорта и т.д.

Ощущение

Ощущение, отражение свойств предметов объективного мира, возникающее в результате воздействия их на органы чувств и возбуждения нервных центров коры головного мозга. О. — исходный пункт познания, неразложимый его элемент. Выделяя отражение качества как главный момент в О., В. И. Ленин писал, что «самым первым и самым первоначальным является ощущение, а в нем неизбежно и качество...» (Полное собрание сочинений, 5 изд., т. 29, с. 301). Существуют многообразные виды О.: осязательные, зрительные, слуховые, вибрационные, температурные, обонятельные, вкусовые, болевые, О. равновесия, ускорения, мышечно-суставные и др. Особенность тех или иных О. называется их модальностью; О. различных модальностей не сравнимы между собой.

В процессе эволюции жизни О. возникает на базе раздражимости в связи с образованием нервной системы. При этом лишь для небольшого числа видов энергии выработались специфические органы чувств (см. Чувств органы). О. многих других свойств объективного мира, например формы, величины, отдалённости предметов друг от друга и от наблюдателя, возникают лишь в процессе взаимодействия различных органов чувств.

У человека ведущую роль в чувственном познании действительности играют зрительные О., которые тесно связаны с осязательными. «Осязание и зрение до такой степени взаимно дополняют друг друга, что мы часто на основании зрительного облика какой-нибудь вещи можем предсказать ее тактильные свойства» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 548). Осязательные О. расчленяются на кожно-осязательные (тактильные), температурные, болевые, мышечно-суставные. С помощью тактильных О. отражаются прикосновение, давление, свойство поверхности (фактура вещи) — гладкость или шероховатость, протяжённость, твёрдость, упругость, непроницаемость и др.

Периодическое изменение давления в виде механических колебаний среды (движущихся тел) отражается в форме вибрационных О., особенно острых у слепых.

Слух представляет собой комплекс разнородных О.: высоты звука, громкости и тембра. Развитие человеческого слуха связано прежде всего со звуковым языком как основным средством общения, а также с музыкой. Важную роль играют хеморецепторы: обоняние и вкус. Характерная особенность О. — пространственная локализация объекта О. Так, ощущая цвет, человек относит его к определённой поверхности освещенного тела, занимающего определённое место в пространстве. Ощущая звук, человек локализует источник этого звука.

В отличие от О. животных, О. человека опосредованы его предметно-практической деятельностью, всем процессом общественно-исторического развития культуры. По словам Маркса, «... человеческий глаз воспринимает и наслаждается иначе, чем грубый нечеловеческий глаз, человеческое ухо — иначе, чем грубое неразвитое ухо, и т. д.» (Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произведений, 1956, с. 592). О. человека имеют в принципе осмысленный, осознанный характер, хотя существуют и неосознанные О.

Многообразие О. отображает качественное многообразие мира. Ленинская теория отражения рассматривает О. как копию, снимок с действительности, как субъективный образ свойств объективного мира. Она противостоит как взглядам сторонников «физиологического» идеализма, утверждающих, что О. суть условные знаки, иероглифы свойств вещей, так и механическому разграничению первичных и вторичных качеств, ведущему к агностицизму и субъективному идеализму, к взгляду на вещи как комплексы ощущений. Подвергая критике представителей махизма, Ленин подчёркивал, что О. дают нам более или менее верные образы объективных свойств вещей, хотя различные О. обладают разной степенью адекватности воспроизведения этих свойств.

Будучи источником знаний человека об окружающем мире, О. входят в качестве элемента в целостный процесс человеческого познания, включающий восприятия, представления, понятия.

Воображение

Воображение, фантазия, психическая деятельность, состоящая в создании представлений и мысленных ситуаций, никогда в целом не воспринимавшихся человеком в действительности. В. основано на оперировании конкретными чувственными образами или наглядными моделями действительности, но при этом имеет черты опосредствованного, обобщённого познания, объединяющие его с процессом мышления. Характерный для В. отход от реальности позволяет определить его как процесс преобразующего отражения действительности.

В. является специфически человеческой формой психической деятельности, возникшей на основе практического преобразования действительности. Развиваясь вместе с усложнением процесса труда и общественных отношений, В. становится одним из основных элементов сознания и деятельности человека. Главная функция В. в человеческом сознании состоит в идеальном представлении результата деятельности до того, как он будет достигнут реально. Другая функция В. связана с необходимым в процессе труда планированием своих действий. «Паук совершает операции, напоминающие операции ткача, и пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей-архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил её в своей голове» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 189). В данном случае особенно трудно разграничить деятельность В. и мышления, но в реальном единстве всех психических функций субъекта В. сохраняет свою специфику: предвосхищение того, чего ещё не существует — либо в личном опыте данного человека, либо в действительности вообще. С этим связана способность делать открытия, находить новые пути, способы решения возникающих перед человеком задач. Догадка, интуиция, ведущие к открытию, невозможны без В. Поэтому В. является компонентом создания не только образно-насыщенных продуктов деятельности, но и абстрактно-понятийных. В. И. Ленин писал о фантазии: «Напрасно думают, что она нужна только поэту. Это глупый предрассудок! Даже в математике она нужна, даже открытие дифференциального и интегрального исчисления невозможно было бы без фантазии» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 45, с. 125). «Сотрудничество» логики и В. возможно потому, что их противоположность не абсолютна. В мышлении постоянно происходит перекодирование словесно-понятийных и наглядно-образных логических структур, причём последние нередко несут основную эвристическую нагрузку в решении мыслительной задачи. Именно это обстоятельство является одной из пока не преодолённых преград на пути формализации эвристических процессов и передачи их машине.

Различают воссоздающее и творческое В. Воссоздающее В. заключается в создании образов объектов, ранее не воспринимавшихся, в соответствии с их описанием или условным изображением (чертежом, топографической картой, литературным текстом и т.д.). Творческое В. состоит в самостоятельном создании новых образов, воплощаемых в оригинальные продукты деятельности. Оно является одним из психологических факторов научного и технического прогресса и наиболее выпукло проявляется в художественном творчестве, претворяясь в особую форму познания и одновременно показа, «объективации» жизненной реальности в её сущности. Особый вид творческого В. представляет собой мечта — создание образов желаемого будущего, не воплощаемых непосредственно в те или иные продукты деятельности. Мечта может играть активизирующую роль в жизни индивидуума и общества, если заключённая в ней идея ведёт к дальнейшим практическим преобразованиям.

Чрезвычайно широкий диапазон проявлений В., всегда выступающих в единстве с другими сторонами психики, обусловливает также разнообразные по своему характеру и сложности умственные приёмы преобразования имеющихся у человека представлений и восприятий. Механизм этих преобразований в общем виде сводится к анализу и синтезу исходного «материала» В. В простых случаях имеет место комбинирование разнородных элементов («агглютинация» — склеивание), преувеличение или преуменьшение отдельных сторон действительности, объединение сходного в различном или разъединение реально единого. В сложных случаях творческого В. требуются широкие мысленные обобщения и сопоставления, идущие по линии поисков конкретных фактов, черт, ситуаций, наглядных моделей и художественных конструкций, отражающих общие идеи и закономерности, которые нужно выявить или открыть (показ типического через индивидуальное в художественном творчестве, открытие естественнонаучного закона посредством наблюдения конкретных явлений или создания их экспериментальной модели).

Творчество, деятельность, порождающая нечто качественно новое, никогда ранее не бывшее. Деятельность может выступать как Т. в любой сфере: научной, производственно-технической, художественной, политической и т. д. — там, где создаётся, открывается, изобретается нечто новое. Т. может рассматриваться в двух аспектах: психологическом и философском. Психология Т. исследует процесс, психологический «механизм» протекания акта Т. как. субъективного акта индивида. Философия рассматривает вопрос о сущности Т., который по-разному ставился в разные исторические эпохи.

Мышление

Мышление, процесс отражения объективной действительности, составляющий высшую ступень человеческого познания. Хотя М. имеет своим единственным источником ощущения, оно переходит границы непосредственно-чувственного отражения и позволяет получать знание о таких объектах, свойствах и отношениях реального мира, которые не могут быть непосредственно восприняты человеком (см. Ф. Энгельс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 554—555). М. составляет предмет изучения теории познания и логики, психологии и нейрофизиологии; оно изучается также в кибернетике в связи с задачами технического моделирования мыслительных операций.

М. является функцией мозга и в этом смысле представляет собой естественный процесс. Однако каждый отдельный человек становится субъектом М., лишь овладевая языком, понятиями, логикой, которые суть продукты развития общественной практики. Даже задачи, которые он ставит перед своим М., порождаются общественными условиями его жизни. Т. о., М. человека имеет общественно-историческую природу.

Вопрос о природе М., взаимоотношении М. (сознания) и бытия был центральной проблемой на протяжении всей истории философской мысли (см. Основной вопрос философии, Материализм, Идеализм).

Конкретно-научное изучение М., развернувшееся в 19 в., находилось под влиянием представлений формальной логики и учения об ассоциациях. Психологический анализ М. сводился главным образом к выделению отдельных мыслительных процессов: сравнения, абстрагирования признаков, классификации. В духе формальной «школьной» логики освещался вопрос о природе понятий, которые изображались как продукт наслаивания друг на друга чувственных образов и представлений, выделения в них общих признаков и устранения несовпадающих. Соответственно процессы М. представлялись в виде сложных сочетаний представлений и понятий. Это понимание М. наталкивалось на неразрешимые трудности при объяснении, например, целенаправленного и творческого характера мыслительных процессов. Натуралистические и механистические представления о М. развивались позднее бихевиоризмом, который истолковывал мыслительную деятельность как совокупность беззвучных речевых навыков, формирующихся по схеме «стимул — реакция». Этим ассоцианистским и механистическим концепциям М. противостояли идеалистические направления, подчёркивавшие несводимость мыслительных процессов к ассоциированию отдельных представлений, свойственную им безобразность и подчинённость их «детерминирующим тенденциям» (Вюрцбургская школа). С др. стороны, представители теории целостных форм (гештальтпсихология) понимали М. как процесс «переструктурирования» субъектом проблемной ситуации, открывающий новые заключённые в ней отношения и функциональные связи и невыводимый из опыта поведения и накопленных в нём ассоциаций. Истолковывая М. как «автохтонный» самопорождающийся процесс, представители гештальтпсихологии смыкались при этом с интуитивизмом.

Общей чертой этих концепций является их антиисторизм, отказ от изучения происхождения и исторического развития человеческого М. Только в начале 20 в. появились работы, в которых систематизировались накопленные данные о М. народов, стоящих на относительно низких ступенях общественно-экономического и культурного развития. Эти работы показали несостоятельность положения о неизменности законов М. и внесли идею о качественных изменениях М. в процессе его исторического развития (Л. Леви-Брюль, Франция, и др.). Одновременно начались экспериментальные исследования зачатков М. в животном мире (В. Кёлер, Германия; Р. Йеркс, США; Н. Н. Ладыгина-Котс, СССР), выявившие у высших животных процессы поведения, сходные с человеческим мышлением («практический интеллект» или, по И. П. Павлову, «ручное мышление»). Эти исследования не только углубили понимание генетических корней М., но и дали толчок изучению М., протекающего в форме внешнего действия с объектами («наглядно-действенное М.», «технический интеллект») и у человека. Открытие мыслительной деятельности в виде внешних действий в сложных предметных ситуациях, операций с наглядными схемами, макетами конструкций и т. д. разрушало старое представление о М. как только внутреннем, словесно-логическом процессе и вело к признанию существования у человека различных форм высокоразвитого М., теснейшим образом переплетающихся между собой и переходящих друг в друга.

Научное диалектико-материалистическое понимание природы М. было дано в трудах классиков марксизма. Отвергая взгляды на М. как на проявление особого духовного начала, марксизм преодолевает вместе с тем ограниченность метафизического материализма, его созерцательность и сведение мыслительной деятельности к элементарным процессам анализа и обобщения чувственных впечатлений. Рассматривая М. как продукт общественно-исторического развития, как особую форму человеческой деятельности, марксизм подчёркивает изначальную связь М. с практической деятельностью людей. «Производство идей, представлений, сознания первоначально непосредственно вплетено в материальную деятельность... Образование представлений, мышление, духовное общение людей является здесь ещё непосредственным порождением материального общения людей» (Маркс К. и Энгельс Ф., там же, т. 3, с. 24). Труд посредством орудий ставит человека не только перед материальными объектами, но и перед их взаимодействием, в процессе которого обнаруживаются свойства, недоступные непосредственно нашим ощущениям и постигаемые лишь опосредствованно, путём умозаключений. Познавательные результаты предметных действий закрепляются в словесной форме и, передаваясь в процессе речевого общения др. людям, входят в систему знаний, составляющих содержание сознания коллектива, общества. Языковая форма выражения создаёт условие, благодаря которому отдельные звенья внешнепредметной познавательной деятельности могут выполняться уже только во внутреннем речевом плане, в плане сознания. Исходные чувственные данные и практическое действие опосредствуются всё более длинным рядом мыслительных процессов, приобретающих впоследствии способность отделяться от внешней практической деятельности. При этом общественное разделение труда, развитие частной собственности и дифференциация общества на антагонистические классы приводят к отрыву умственного труда от физического, так что внутренняя мыслительная деятельность начинает всё более противопоставляться деятельности материальной. Это противопоставление закрепляется позднее в идеалистических теориях М.

Утрата М. в его развитых формах прямой и непосредственной связи с практической деятельностью приводит к тому, что оно может давать ложные, иллюзорные знания; это ставит проблему критерия истинности М., адекватности его результатов объективной реальности. Таким критерием является практика; теоретические результаты, к которым приходит М., должны проверяться в практической деятельности и в эксперименте. Однако под практикой следует понимать здесь не индивидуальную, а совокупную общественную практику, что делает необходимым подчинение процессов М. определенным правилам или предписаниям, выработанным в историческом опыте познания. Созданная человечеством система такого рода правил и предписаний («законов» М.) и составляет содержание особой дисциплины — логики.

В противоположность идеалистическим взглядам на логические законы как имманентно присущие М. марксизм рассматривает их как обобщённое отражение объективных отношений действительности, осваиваемых практикой. «... Практическая деятельность человека миллиарды раз должна была приводить сознание человека к повторению разных логических фигур, дабы эти фигуры могли получить значение аксиом» (Ленин В. И., Полное собрание соч., 5 изд., т. 29, с. 172). Общественная практика служит не только критерием истинности М., но является также той основой, на которой вырастают логические правила и законы. Поэтому М. не может быть сведено к совокупности мыслительных операций, образующих его состав, и, следовательно, к «мышлению» логических машин, выполняющих лишь те процессы, которые так или иначе задаются им человеком. Машины являются лишь«... созданными человеческой рукой органами человеческого мозга...» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс ф., Соч., 2 изд., т. 46, ч. 2, с. 215), истинным же субъектом М. остаётся управляющий им человек.

Огромное усложнение задач, решаемых современной наукой, потребовало дальнейшего развития логического аппарата М., что привело к созданию новых направлений формальной логики. Изучение М., однако, не может ограничиваться только исследованием формально-логических правил. Оно включает в себя прежде всего проблемы отношения М. к объективной реальности и общего метода познания. Единство познавательных и логических аспектов М. нашло своё наиболее полное выражение в марксистской диалектической логике, представляющей собой учение о развитии, самодвижении предмета познания, как оно отражается в движении понятий М.

Речь, речевая деятельность, общение, опосредствованное языком, один из видов коммуникативной (см. Коммуникация)деятельности человека. Р. возникла в коллективе как средство координации совместной трудовой деятельности и как одна из форм проявления возникающего сознания. Речевые средства в этом процессе постепенно потеряли свой «естественный» характер и стали системой искусственных сигналов (см. Семиотика). При этом они не просто тем или иным образом организуют в принципе независимую от них деятельность, а вносят в неё новое объективное содержание (слово как единство общения и обобщения) и этим способствуют перестройке её структуры: в языковом знаке фиксируются не только внешние, природные связи объектов, но также связи и отношения, возникающие в самом процессе деятельности.

Физиология речи. Физиологические функции, обеспечивающие общение между людьми с помощью звуков Р., заключаются в речеобразовании и восприятии Р. Для её продуцирования используется ряд органов. Совокупность органов, участвующих в речеобразовании, называется речевым аппаратом (см. Органы речи). Лёгкие с дыхательной мускулатурой, являясь исходным источником энергии, обеспечивают развитие давлений и воздушных потоков в речевом тракте, представленном гортанью, глоткой, ртом, носом, мягким нёбом и губами. Совокупность действий органов речевого тракта (артикуляция) строго координирована, в результате чего образуется членораздельная звуковая Р. Процесс речеобразования в целом организуется нервной системой и подчиняется иерархическому принципу управления. Основные уровни речеобразования: синтез предложения, которое должно быть сказано; организация программы артикуляции; реализация этой программы в последовательности артикуляторных движений; собственно образование звукового сигнала.

Личность, общежитейский и научный термин, обозначающий: 1) человеческого индивида как субъекта отношений и сознательной деятельности (лицо, в широком смысле слова) или 2) устойчивую систему социально-значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества или общности. Хотя эти два понятия — лицо как целостность человека (лат. persona) и личность как его социальный и психологический облик (лат. регsonalitas) — терминологически вполне различимы, они употребляются иногда как синонимы.

Темперамент (от лат. temperamentum — надлежащее соотношение частей), характеристика индивида со стороны динамической особенностей его психической деятельности, то есть темпа, ритма, интенсивности отдельных психических процессов и состояний. В структуре Т. можно выделить три главных компонента: общую активность индивида, его двигательные проявления и его эмоциональность. Общая психическая активность индивида характеризует «динамические» особенности личности, её тенденции к самовыражению, эффективному освоению и преобразованию внешней действительности. Степени активности распределяются от вялости, инертности и т. п. до предельной энергичности, стремительности действий. Двигательный, или моторный, компонент определяется его значением как средства, с помощью которого актуализируется внутренняя динамика психических состояний. Среди динамических качеств двигательного компонента следует выделить быстроту, силу, резкость, ритм, амплитуду и ряд других признаков мышечного движения (часть из них относится и к речевой моторике). Третий компонент Т. — эмоциональность характеризует особенности возникновения, протекания и прекращения разнообразных чувств, аффектов и настроений. Основные моменты «эмоциональности» — впечатлительность, импульсивность, эмоциональная лабильность. Впечатлительность выражает степень аффективной восприимчивости субъекта, импульсивность — быстроту, с которой эмоция становится побудительной силой поступков и действий, эмоциональная лабильность — скорость, с которой данное эмоциональное состояние прекращается или сменяется другим.

Воля 1) физиолог ., психическая способность животных и человека произвольно, независимо от внешних условий, вызывать или подавлять те или другие физические акты, главным образом, движения, и вырабатывать внутренние импульсы деятельности. Место возникновения волевых импульсов - серое вещество головного мозга. Механизм возникновения их неизвестен.- Расстройства В. проявляются или в форме угнетения волевых центров, доходящего до полного безволия (абулия), неспособности к выработке активного импульса, или ослабления В.: волевые мотивы не ярки, не прочны, отсюда нерешительность, или в форме чрезвычайного напряжения (гипербулия), ускоренного реагирования, не допускающего никаких сдержек и преград (наприм., действия в состоянии аффекта).-2) Психолог ., активная сторона жизни сознания и характеризуется как стремление, сопровождаемое сознанием того, что цель желаемого достижима; непосредственным внешним проявлением ее служат телесные движения; внутренне В. обнаруживается в чисто-психическом явлении - в произвольном внимании. Слово В. употребляется в двояком смысле: в широком - это всякая деятельность, связанная с чувствованием и познанием; в этом смысле к ней можно отнести и все те непроизвольные (самопроизвольные, рефлекторные, инстинктивные) действия, которые соединены с ощущением и чувствованием, и можно рассматривать ее как первичное душевное проявление, существующее на самой низшей ступени сознания. В узком смысле В.- способность выбирать из различных данных возможностей, и, как таковая, она содержит в себе размышление, то есть рассмотрение мотивов, и собственно решение, которое непосредственно ведет за собой совершение известного акта; в этом смысле В.- сложное производное душевное явление, предполагающее высшее развитие сознания и чувствования. Во всяком случае, В. неразрывно связана с познанием и чувствованием, и нельзя указать ни на одно состояние сознания, которое всецело было бы или чистым представлением, или чувствованием, или хотением; могут быть только состояния сознания с преобладанием тех или других элементов. А потому спор о первенстве в.над умом и чувствованием и обратно не имеет никакого реального обоснования. Некоторые философы (Шопенгауэр, Гартман) рассматривают В. как вещь в себе, видя в ней бессознательную слепую силу, действующую не только в одушевленных существах, но и во всей природе, и являющуюся метафизическим обоснованием всего сущего. По вопросу о произвольности наших действий.