регистрация / вход

Психология дружбы и любви в юношеском возрасте

ДАГЕСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА ОБЩЕЙ ПСИХОЛОГИИ РЕФЕРАТ НА ТЕМУ: ПСИХОЛОГИЯ ДРУЖБЫ И ЛЮБВИ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ ВЫПОЛНИЛ: СТУДЕНТ

ДАГЕСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ОБЩЕЙ ПСИХОЛОГИИ

РЕФЕРАТ

НА ТЕМУ:

ПСИХОЛОГИЯ ДРУЖБЫ И ЛЮБВИ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ

ВЫПОЛНИЛ: СТУДЕНТ II КУРСА ФИЯ

БОРИСОВ РУСЛАН

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ: ЗАВ. КАФЕДРОЙ ОБЩЕЙ ПСИХОЛОГИИ,

ДОЦЕНТ КИСЛОВА Г.И.

МАХАЧКАЛА 2002 г.

ПЛАН РЕФЕРАТА:

1. ГРАНИЦА: ДРУГ – ПРИЯТЕЛЬ.

2. ЛЕГКО ЛИ НАЙТИ НАСТОЯЩНГО ДРУГА?

3. КОГО ВЫБИРАЮТ В ДРУЗЬЯ.

4. ОСОБЕННОСТИ ДЕВИЧЬЕЙ ДРУЖБЫ

5. ЧТО РАНЬШЕ?

6. ЛЮБОВЬ. ЛЮБОВЬ – СТРАСТЬ.

7. ЛЮБОВЬ – ДРУЖБА.

8. ЛЮБОВЬ: ВОСТОК – ЗАПАД.

Дружба.

«Первое чувство, к которому восприимчив заботливо воспитанный юноша – это не любовь, а дружба».

Ж.-Ж. Руссо.

Дружба – важнейший вид эмоциональной привязанности и межличностных отношений юношеского возраста. Очень часто можно услышать мнение, что под влиянием выросшей мобильности общества, ускорение ритма жизни и расширения круга общения дружеские отношения современной молодёжи становятся более поверхностными и экстенсивными, что дружба вытесняется широкими приятельскими отношениями, основанными на общности интересов и т.д. Высшие нравственные ценности – а дружба во все времена считалась таковой – всегда были дефицитными. Психологические закономерности юношеской дружбы – будь то её идеал или реальные свойства – отличаются удивительной устойчивостью и проявляются в самых различных социальных и культурных средах. Другое дело, что дружба разных людей никогда не бывает одинаковой, а имеет возрастные, половые и индивидуально-типологические вариации.

Возрастная динамика дружбы, как и прочих межличностных отношений, измеряется прежде всего степенью её избирательности, устойчивости и интимности. Рост потребности в интимном общении неизбежно психологизирует понятие дружбы. Все эти качества с переходом от детства к отрочеству и от отрочества к юности возрастает. Если школьники и младшие школьники не разграничивают дружбу и товарищество, то подростки уже считают дружбу исключительным, индивидуальным отношением. Группе подростков было дано такое задание: дописать незаконченное предложение: «Друг и приятель не совсем одно и то же, т.к…» Некоторые подчёркивали близость и доверительность дружбы(«друг знает о тебе всё», «с приятелем никогда не поделишься тем, что доверяешь другу»). Остальные отмечали большую прочность, устойчивость дружбы («друга выбирают на всю жизнь»), взаимопомощь («приятель подведёт, друг – никогда(!)) Ещё более рельефную картину даёт распределение ответов по предложению: «Друг – это тот, кто…» В предложениях не связанных рамками сравнения, преобладают два мотива: требование взаимопомощи и верности и ожидание сочувственного понимания со стороны друга. Если дружба и приятельство разграничиваются более или менее строго, то число друзей не должно быть особенно велико, один – два максимум. Эта гипотеза находит своё подтверждение. Число друзей с 7 по 10 классы уменьшается, а приятелей – возрастает. Это свидетельствует о растущей индивидуализации и избирательности дружбы. Рост избирательности дружеских отношений сопровождается ростом их устойчивости, поэтому самый важный сдвиг в психологии дружбы переходного возраста – рост её глубины и психологической интимности. В сфере межличностных отношений это выражается в росте терпимости: ссора, которая у младших подростков означала бы конец дружбы, в юности воспринимается как частность, которой можно пренебречь ради сохранения более глубокой общности.

Юношеская дружба по своей природе полуфункциональна, этим в первую очередь объясняется многообразие её форм: от простого совместного времяпрепровождения до глубочайшей исповедности и самораскрытия. Но в отличие от групповых отношений, в основе которых лежит какая-то совместная деятельность, дружба является прежде всего эмоциональной привязанностью. Психологическая ценность юношеской дружбы в том, что она есть одновременно школа самораскрытия и школа понимания другого человека.

Очень интересно, какой тип alterego (второе «Я») выбирают старшеклассники. Юноши и девушки 15 – 16 лет тянутся к старшим, жадно вслушиваются в их слова и всматриваются в их поведение. Дружба со взрослыми для них дорога и желанна. Потребность в эмоциональном контакте со старшим иногда принимает форму страстного увлечения, когда во взрослом видят живое воплощение идеала. Но потребность в дружбе со сверстником ещё сильнее. Отвечая на вопрос: «Человека какого возраста вы предпочли бы иметь своим ближайшим другом – старше себя, своего возраста или младше?» - юноши всех возрастов отдают решительное предпочтение сверстнику (75-80% всех ответов), реже – старшему (от 11-12 до 18-19%) и совсем редко (от 1-4%) младшему. У девушек на первом месте тоже стоит ровесница, однако девушки значительно чаще, чем юноши отдают предпочтение старшим, а младших же не выбирают вовсе. Каков психологический смысл этих рассуждений и ориентаций? Возраст «идеального друга» приоткрывает некоторые, не всегда осознаваемые психологические потребности. Ориентация на сверстника говорит о стремлении к более или менее равным отношениям. Дружба с ним основывается на принципе сходства и равенства: «С другом моего возраста мне легче общаться»; «Ему можно всё сказать, не боясь насмешек»; «С ним я свободней, я могу показаться ему как есть, не стараясь выглядеть умнее». Выбор более старшего друга выражает, напротив, потребность в примере, опеке, руководстве. Здесь преобладают ссылки на то, что: «Старший может служить образцом»; «Может поделиться опытом, рассказать о том, чего я ещё не знаю»; «На него можно положиться», т.е. подчёркивается момент зависимости. Но почему так редко встречается ориетация на младшего? Потребность в общении с младшим, желание быть вожаком у них, делиться опытом, опекать отнюдь не редкость в юношеском возрасте. Общение с младшим, позволяя юноше проявить положительные качества и почувствовать себя взрослым и значительным, благотворно влияет на его самоуважение.

Но как ни приятно юноше чувствовать себя сильным и нужным, этот тип отношений всё-таки не отвечает его представлению о дружбе. Хотя общение с младшим и важно, оно воспринимается скорее как дополнение дружбы со сверстниками, чем как её альтернатива. У тех, кто дружит исключительном с младшими, выбор в большинстве случаев вынужденный. Либо это следствие отставания в развитии, когда по кругу интересов и поведению юноша объективно ближе к младшим, чем к сверстникам, либо результат каких-то психологических трудностей: застенчивости, боязни соревновательности, особенно свойственной мальчишеским компаниям, несоответствия уровня притязаний и возможностей и т.п. Перенос эмоциональной привязанности на младших в этом случае компенсаторный.

Дружба занимает исключительное, привилегированное место в ряду юношеских привязанностей. На вопрос: «Часто ли встречается настоящая дружба среди ваших сверстников?» от 45 до 72% старшеклассников ответили, что редко, причём доля оптимистических ответов снижается. Это говорит прежде всего о повышении уровня требований к дружбе о об усложнении её критериев. Психологическая близость с друзьями, мера приписываемого им понимания и собственной откровенности ними в юности максимальна и значительно превосходит все прочие взаимоотношения. От друга юноша ждёт не только оценок близких к его собственной самооценке, но и превышающих её. В действительности всё происходит точно так же. Это служит косвенным подтверждением мысли о том, что одной из главных неосознаваемых функций юношеской дружбы является поддержание самоуважения личности. Юношеская дружба уникальна так же и в возрастном плане. Как первая самостоятельно выбранная глубокая индивидуальная привязанность, она не только предвосхищает её, но отчасти включает её в себя.

Однако в дружбе юношей отчётливо проявляются и противоречия этого возраста. Известная неопределённость и неустойчивость представлений о собственном «Я» рождают желание проверить себя путём разыгрывания каких-то несвойственных ролей, рисовки, самоотрации. Юноша страдает от того, что у него не хватает средств и возможностей выразить свой внутренний мир. Но беда не столько в недостатке средств, сколько в реальной неясности, незавершённости своего «Я». По этому поводу метко выразился американский психолог Э. Дауван, сказав: «Юноша не выбирает дружбу, его буквально втягивает в него». Нуждаясь в сильных эмоциональных привязанностях, молодые люди подчас не замечают реальных свойств их объекта. При всей их исключительности, дружеские отношение в таких случаях обычно кратковременны. «Людей выбирают в качестве объектов, а затем бросают, нисколько не заботясь об их чувствах, заменяя другими лицами. Оставленные объекты быстро и полностью забываются, но форма отношения к ним обычно воспроизводится в отношении к новому объекту вплоть до мельчайших деталей, с точностью, похожей на одержимость. Юность эмоциональна; старшеклассники бурно увлекаются новыми людьми, идеями, делами. Хотя эти увлечения порой непродолжительны, они помогают в короткий срок пережить и освоить много нового. Сам того не желая, юноша превращает в объект наблюдения не только других людей, но и собственные чувства и переживания. Даже в первой любви его увлекает не столько объект, сколько собственные переживания по этому поводу. Подростковый и юношеский эгоцентризм суживает возможности межличностной коммуникации, порождает своеобразную псевдоинтимность, когда при внешней близости друзья фактически не слышат друг друга. Однако это связано с какими-то новыми моментами в жизни подростков и при частом искреннем общении повышается самораскрытие и понимание юношами друг друга. Безудержная откровенность очень ценится в начале дружбы, но в момент ссоры интимные признания используются для того, чтобы глубже уязвить друг друга. Психология юношеской дружбы тесно связана с особенностями личности. Коммуникативные свойства весьма устойчивы. Прежде всего надо отметить половозрастные особенности. Судя по имеющимся данным, потребность в глубокой интимной дружбе возникает у девочек в полтора-два раза раньше, чем у мальчиков, и девичья дружба вообще более эмоциональна. Девичьи критерии дружбы тоньше, более насыщены психологическими мотивами, чем юношеские, девочки чаще испытывают дефицит интимности. Мотив понимания в определения дружбы выражен у девочек в всех возрастах более сильнее, чем у мальчиков, да и само это слово они наполняют не совсем одинаковым содержанием. В общении с подругами у девушек сильнее, чем у юношей, звучат интимные темы. Эти различия весьма существенны, но нужно подчеркнуть, что они являются не только половыми, а половозрастными. Дело не только в том, что женщины вообще более эмоциональны, придают большее значение межличностным отношениям и больше склонны к самораскрытию, чем мужчины, но и в том, что девочки раньше созревают, у них раньше проявляются сложные формы сознания, а следовательно, и потребность в интимной дружбе.

Индивидуально-типологические особенности дружбы, проявляющиеся, в частности, в степени её глубины и исключительности, изучены слабо. Важным фактором является, по-видимому, темперамент; импульсивные люди легче раскрываются перед другими, и это вызывает ответный эмоциональный отклик, облегчая установление дружеского контакта. Есть люди, у которых потребность в психологической дружбе вообще мало развита; это бывает следствием не только эгоизма или эмоциональной бедности, но и гипертрофии мотива достижения: человек, целиком поглощённый предметной деятельностью, уделяет меньше внимания собственным переживаниям и окружающим людям.

Одна из самых распространённых проблем юношеского возраста – застенчивость, однако благоприятный внутриколлективный климат и интимная дружба помогают юношам и девушкам преодолеть застенчивость и имеют в этом смысле большую психотерапевтическую ценность.

Вопрос о соотношении генезиса самосознания и психологической интимности стал предметом спора двух американских психологов – Э.Г. Эриксона и Г.С Саллливэна. По мнению Эриксона, становление идентичности, т.е. целостного самосознательного Я, предшествует вызреванию у личности способности к устойчивой психологической близости с другим челловеком. « Только когда формирование идентичности в основном завершено, становится возможной истиная интимность, которая фактически является одновременно и слиянием, и противопоставление индивидуальностей… Юноша, который не уверен в своей идентичности, избегает межличностной интимности или же склонен к такой интимности, в которой есть только видимость «совместимости», но без подлинного слияния или реального самозабвения». Одним словом, Эриксон считает, что прежде человек должен завершить строительство своего Я, а затем заводить друзей.

В противоположность Эриксону, Салливэн полагает, что именно психологическая интимность, подтверждение и одобрение со стороны близкого человека открывает личности её истинную сущность и позволяет обрести устойчивое Я. Поэтому он придаёт особое значение близкой дружбе юношей, видя в ней средство формирования отзывчивости к переживаниям другого и общей альтруистической установки. Таким образом, именно друг позволяет человеку построить своё Я.

В целом возрастная динамика дружбы не может быть понята без учёта того, кто, с кем, как и по какому поводу общается. И грани между «юношеской» и «взрослой» дружбой неизбежно становятся подвижными и условными.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Мы рассмотрели важнейшие социально-исторические и психологические закономерности дружбы, стараясь всюду, где только возможно, опираться не на общие рассуждения, а на строгие факты науки.

Сама потребность в дружбе – нравственная потребность, которая возвышает личность, делает её добрее, гуманнее, щедрее к людям. Как писал В.А. Сухомлинский, «именно дружба является одной из сфер воспитания любви к человеку, взаимного уважения, ощущения тончайших душевных движений в другом человеке». Нравственный кодекс дружбы воплощает выработанные культурой представления о том, какими должны быть человеческие взаимоотношения. И степень реализации этого идеала во многом зависит от нашихусилий.

Любовь.

Любовь – более сложное явление, чем привязанность, а значит и более трудное для определения и изучения. Люди жаждут любви, живут ради нее, умирают из-за нее, и тем не менее только в последние несколько лет любовь стала серьезной исследовательской темой в социальной психологии.

Интересен тот факт, когда у людей спрашивают, почему они дружат с кем-либо или что их привлекает в партнере, большинство с готовностью дают ответ: «Мне нравится Хелен, потому что она нежная, остроумная, начитанная». Такие объяснения оставляют в стороне то, что социальные психологи считают самым важным, - нас самих. Говоря, что кто-то привлекателен, мы имеем ввиду, что он привлекателен для кого-то, то есть для самих. Поэтому более точным с психологической точки зрения был бы ответ: «Мне нравится Хелен, потому что мне нравится то, что я чувствую, находясь рядом с ней».Нас привлекают такие люди, и мы получаем от этой близости удовольствие.

Первое, что мы должны сделать, приступая к научному изучению романтической любви – это решить как ее определять и измерять. Элизабет Баррет Браунинг поставила точно такой же вопрос: «Почему я тебя люблю? Давай взглянем на причины». Представители социальных наук выявили самые разные причины. Психолог Роберт Стернбегр рассматривает любовь как треугольник, тремя сторонами которого (разные по длине) являются страсть, интимность и преданность. Социолог Джон Алан Ли и психологи Клайд Хендрик и Сьюзон Хендрик идентифицировали три основополагающих любовных стиля: eros «страсть», ludus «игра», storge «дружба», которые, подобно основным цветам спектра, комбинируются и образуют вторичные любовные стили. Некоторые стили, в частности eros, предполагают высокую степень удовлетворенности отношениями, другие – такие, как ludus – чаще приносят меньшее удовлетворение. Некоторые любовные стили характерны для всех любовных пар: взаимопонимание, взоимоподдержка, удовольствие от общения друг с другом. Некоторые элементы являются отличительными чертами. Если мы испытываем страстную любовь, мы выражаем это физически. Мы считаем эти отношения исключительными, просто очарованы нашим партнером, это можно увидеть по нашим глазам. Рубин нашел этому подтверждение. Он предложил свою «шкалу любви» сотням молодых пар из числа студентов мичиганского университета. Он наблюдал за находящимися в приемной «слабо любящими» и «сильно любящими» парами через стекло с односторонним зеркальным покрытием. Полученный результат его не удивил: «сильно любящие» пары почти не обращали внимания на окружающих и главным образом не сводили глаз друг с друга.

Любовь-страсть эмоциональная, волнующая, интенсивная. Элайн Хатфилд определяет ее как «состояние не преодолимого желания соединиться с любимым». Если чувство обоюдное,мы переполнены любовью и испытываем радость, если нет – она опустошает нас и приводит в состояние отчаянья. Подобно другим формам эмоционального возбуждения, страстная любовь представляет собой смесь восторга и унынья, радостного трепета и тоскливой удрученности.

Страстная любовь понимается как состояние «влюбленности». Если кто-то говорит: «Я тебя люблю, но я в тебя не влюблена», это означает: «Ты мне нравишься. Я о тебе забочусь. Я думаю, что ты замечательный. Но сексуально меня к тебе не влечет». Иными словами: «Я чувствую по отношению к тебе «storge» (любовь-дружбу)», но не eros (страсть)».

Любовь-страсть: состояние мощного влечения к союзу с другим человеком. Страстные любовники целиком погружаются друг в друга, приходят в экстаз, когда добиваются любви своего партнера, и безутешно, когда ее теряют.

Есть ли какие-либо различия между мужчиной и женщиной переживаний чувственной любви? Изучение мужчин и женщин, начало влюбившихся, а потом разлюбивших, дало поразительные результаты. Большинство людей, включая автора следующего письма исходят из предположения, что женщины влюбляются с большей готовностью.

«Дорогой доктор Бразерс, Вы, наверное, тоже скажете, что это не достойно девятнадцатилетнего парня – влюбляться так сильно, что кажется, весь мир перевернулся. Похоже, я сумасшедший, потому что со мной уже несколько раз так бывало: живешь себе живешь, и вдруг – любовь сваливается как снег на голову. Мой отец заявляет, что так влюбляются только девчонки, с парнями такого не происходит, по крайней мере, не должно происходить. Я уже не могу измениться, и это меня беспокоит. Макс.»

Макса следует успокоить, потому что многочисленные исследования свидетельствуют о том, что именно мужчины более влюбчивы, экспрессивны и иногда на основе этого совершают необдуманные поступки. Кроме того, мужчины, похоже, медленнее выходят из состояния влюбленности. И, в отличие от женщин, менее склонны разрывать отношения, когда дело уже идет к женитьбе. Однако влюбленные женщины эмоционально вовлечены в любовные отношения едва ли не более сильно, чем их партнеры, и именно они более склонны говорить, что чувствуют эйфорию, приятное головокружение и беззаботность, что они как будто «парят в облаках». В отличии от мужчин, они более склонны фокусировать внимание на интимной доверительности отношений и на необходимости заботиться о своем партнере. Мужчин же более занимает игровая и физическая сторона их отношений.

Страстная любовь, какой бы она не была пылкой, в конце концов неизбежно угасает. Чем продолжительней взаимоотношения, тем меньше эмоциональных подъемов и спадов. Страстная любовь может сохраняться в течение нескольких месяцев, иногда – пару лет, но никакая страсть не может быть вечной. Сильное влечение друг к другу, романтическая взволнованность, чувство головокружительного «парения в облаках» сходит на нет. После двух лет замужества супруги говорят о вдвое меньшей влюбленности друг в друга, чем в то время, когда они были молодоженами. Если же тесная связь продолжается, она становится более ровной и устойчивой и даже сохраняет легкую романтическую подсветку. Такую связь Хатфилд называла любовью-дружбой. В отличие от бурных эмоций чувственной любви, любовь-дружба «звучит на более низких тонах» - это глубокая и нежная привязанность. Таким образом, когда двое людей соединяются, их сердца объяты пламенем, ими владеет великая страсть. Спустя какое-то время пламя угасает, и с этим ничего не поделаешь. Двое продолжают любить друг друга, но уже по-иному с теплотой и преданностью. Страсть обречена на угасание. После окончания любви-страсти любовники, разведенные с удивлением замечают, насколько пустой кажется жизнь без человека, которому они уже давно перестали испытывать страстную привязанность. Сосредоточив свое внимание на том, чего им не хватает, они перестали замечать, что имеют на самом деле. Здесь следует рассмотреть ритм чувственной любви у тех, кто вступил в брак по расчету и по любви. Уша Губта и Пушпа Сингх попросили 50 семейных пар в Индии заполнить шкалу любви Зика Рубина и выяснили, что те, кто женились по любви сообщили об угасании любовного чувства, если их брак продолжается более 5 лет. Те же, кто женились по расчету, напротив, отмечали усиление чувства по сравнению с тем периодом, когда они были новобрачными. Охлаждение страстной романтической любви зачастую приводят к разочарованию, в особенности тех, которые считали такую любовь необходимой, как для заключения брака, так и для его стабильности в дальнейшем. Вполне возможно ослабление завороженности друг другом является естественным адаптивным процессом, призванным обеспечить жизнеспособность вида.

Подводя итог, хочу привести слова Марка Твена: «Ни один мужчина и ни одна женщина понятия не имеют о том, что такое любовь, пока они не проживут вместе в браке четверть века». И если чувство было сильным и обоюдным, дружеская любовь укрепляется.

Любовь-дружба: нежность, которую мы чувствуем к тому человеку, жизнь которого тесно переплетена с нашей собственной.

Жениться на женщине, которую любите вы и которая любит вас, - все равно, что держать с ней пари относительно того, кто кого разлюбит первый.

Альбер Камю.

После обучения в Америке выпускницам возвращается на Родину в Индонезию и пишет своему преподавателю: «Не знаю скоро ли я выйду замуж. Так уж случилось, что время последнего года обучения в Штатах я по настоящему влюбилась в брата лучшей подруги. Я бы очень хотела выйти за него замуж, но у нас замужество не обязательно подразумевает любовь. Если моей семье не понравится мысль о том, чтобы я вышла замуж за этого юношу, мне останется только подчиниться их воле. Просто подчиниться, если я хочу быть хорошей мусульманкой. Если это случится я не знаю, что дальш6е сделаю. Но что бы не случилось я знаю, что свидание в моей жизни больше не будет. Кто-нибудь из членов моей семьи или родственников познакомит меня с сыном хорошо известного им человека. Я буду иметь право говорить с ним, видеться 3-4 раза и после этого мне будет достаточно сказать: «да», однако я имею право и отказать. Я действительно верю, что, если у человека доброе сердце, любовь придет сама, естественно и красиво». На Западе же в большинстве случаев девушка в праве сама выбрать себе парня, встречаться с ним столько, сколько она захочет, а уж потом, при ее желании, выйти за него замуж. Вот принципиальное отличие вопроса любовь: Запад – Восток.

Использованная литература:

1. И.С.Кон, Дружба (психологические очерки).

2. И.С.Кон, Психология юношеского возраста.

3. Майерс, Социальная психология (6-е международное издание).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий