регистрация / вход

Психология эмоций

НЕРАЗРЕШЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЭМОЦИЙ Проблема эмоций в современной общей психологии разработана существенно меньше, чем другие области психологического знания.

НЕРАЗРЕШЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЭМОЦИЙ

Проблема эмоций в современной общей психологии разработана существенно меньше, чем другие области психологического знания.

Более того, можно считать, что в настоящее время наблюдается кризис психология эмоций.

Нерешенных вопросов психологии эмоций значительно больное, чем разработанных, решенных.

Почему сложилось такое положение?

Причины надо искать не только и не столько в субъективных факторах - в нежелании или неимении тех или иных исследователей заниматься этой проблемой, а объективной сложности самой проблемой, в принципиальном отличии психологии эмоций от других психологических проблем и прежде всего в принципиальном отличии эмоциональных явлений от познавательных (когнитивных).

И хотя любое психическое явление осуществляет две основные функции - отражения и регуляции, - эмоциональные явления осуществляют их существенно иначе, чем процессы, называемые познавательными, - ощущения, восприятие, память, мышление, воображение и др. Эмоции - более древняя (“первичная”) форма отражения, чем в значительной степени более осознанные, опосредованные речью познавательные процессы, и их главное назначение - сигнализировать о пользе или вреде для '" органам а того или иного явления.

Эта оценка знака явления (положительного или отрицательного) является первичной.

Экспериментально показано существование такой эмоциональной “первооценки”, или “первовидения”, которая предшествует более развернутой, логической, осознанной оценке (Е. К). Артемьева, 1980). 0 “первичности” эмоций пишет также и К. Обуховский (1970 г.) - “вначале была эмоция”.

Как более древняя форма отражения эмоции несут на себе печать глубинных связей со сферой потребностей и желаний человека.

И эта тесная связь с потребностями - важнейшая характеристика эмоций.

Качественная специфичность эмоций во многом зависит от той потребности, на базекоторой они формируются (Л. В. Симонов, 1970, 1975, 1981; М. Н Русалова, 1979; и др.)

Эмоции - “внутренний регулятор” деятельности (А. Н. Леонтьев, 1975). Однако функцию регуляции поведения эмоции выполняют не прямо, а через мотивы, причем нередко мотивы собственного поведения остаются для человека неосознанными.

Эта особенность эмоциональных явлений - их тесная связь со сферой бессознательного - также составляет важнейшую специфику эмоций, существенно отличающую ее от познавательных процессов, которые в большей степени осуществляются под контролем сознания.

Иными являются и закономерности, которым подчиняются эмоциональные явления: закономерности возникновения, функционирования и прекращения эмоций, закономерности их формирования и закономерности их распада, нарушения.

Признавая существенное различие познавательных и эмоциональных психических явлений, было бы неверным утверждать их полную автономность, независимость друг от друга. Известно положение Л. С. Выготского о единстве “аффекта и интеллекта”, а также мнение В. И. Ленина о том, что “без человеческих эмоций не может быть и человеческого познания”.

Однако это единство не означает тождество.

Эмоциональные и познавательные процессы тесно взаимодействуют, но они и тождественны - и в этом суть проблемы.

Характеризуя нерешенные проблемы психологии эмоций следует начать, очевидно, с объекта исследования. В современной психологии эмоций нет четкого определения объекта исследования, т. е. полного описания того, что входит в по пятне “эмоциональное явление” в отличие от неэмоционального (когнитивного, волевого и др.). Это отчетливо наблюдается, например, в той области исследований, которая занимается проблемой эмоциональных состояний.

Как известно, в настоящее время выделяют различные эмоциональные состояния: “стресс”, “тревога”, “напряженность”, “фрустрация” и др.

Эти понятия недостаточно четко различаются, так как отсутствуют четкие критерии эмоциональных состояний вообще, их отличие (сходство) от других состояний - психических, нервных, функциональных и др.

Неопределенность содержания понятия “эмоциональное состояние” (как и эмоций вообще) очень осложняет проведение исследований в этой области психологического знания.

Недифференцированность, неточность понятий нашла свое отражение в определении эмоций.

Согласно определению, данному в “Психологическом словаре” (1983 г.), “эмоции (от латинского emoveo - волную, потрясаю) - это особый класс психических процессов и состояний, связанных с инстинктами, потребностями и мотивами, отражающих в форме непосредственного переживания (удовлетворения, радости, страха и т.д.) значимость действующих на индивида явлении и ситуации для осуществления его жизнедеятельности” .

Данное определение неполно, так как оно не отражает ряд существенных характеристик эмоций и их отличие от познавательных процессов, а именно: а) не отражена связь эмоций с бессознательной сферой, б) их отношение к деятельности (а не жизнедеятельности) человека, в) специфика их возникновения), г) закономерности их функционирования и др.

В теоретическом осмыслении эмоций, как известно, имеются две крайние позиции. С одной стороны, это биологизаторские представления об эмоциях как адаптационном (и только) механизме приспособления психики к среде, с другой - это интеллектуалистические представления об эмоциях как результате дефицита информации.

К числу первых относится, например, концепция Л. К. Анохина, не видевшего разницы между эмоциями животных и человека ни в качественном отношении, ни с точки зрения выполняемых ими функций.

Примером второй точки зрения является информационная теория Л. В. Симонова, свозящая все многообразие эмоции к дефициту информации.

И та и другая концепции не могут претендовать на целостную характеристику эмоций как психических явлений, хотя они и отражают определенные аспекты эмоциональной сферы. Прежде всего эти концепции не учитывают сложный неоднородный состав эмоциональных явлений, составляющих “эмоциональную сферу” человека. В “эмоциональную сферу” человека входят, по-видимому, различные типы эмоциональных явлений, такие, как “эмоциональный тон ощущений”, эмоциональная реакция (или эмоциональный процесс), эмоциональные состояния, эмоционально-личностные качества. Каждый из этих типов эмоциональных явлений характеризуется своими закономерностями формирования, функционирования и распада, что нельзя не учитывать при построении общепсихологической концепции эмоций. Общепсихологическая концепция эмоций должна учитывать и цельный для человеческой психики фактор - фактор социального опыта, культурно-исторической детерминации всех человеческих психических явлений, включая и эмоции. Социальная детерминация определяет прежде всего тот предмет (объект), на который направлено эмоциональное явление, т. е. зональную оценку его восприятия. Социальная детерминация (через вид психической деятельности) объясняет возникни той или иной эмоции, культурно-историческая детерминация определяет также и формы выражения эмоций, процессы саморегуляции.

Общепсихологическая теория эмоций должна имманентно включать в себя и эти аспекты эмоциональных явлений. Наконец,, общепсихологическая концепция эмоций должна включать и представления о механизмах реализации эмоций, т. е. о тех психофизиологических закономерностях, ко обеспечивают их осуществление.

Не менее важным нерешенным вопрос общей психологии эмоций является вопрос классификации эмоциональных явлений. Общепринятое подразделение эмоциональных явлений на чувства, аффекты и эмоции (А. Н. Леонтьев, 1975) и даже добавление к ним “эмоционального тон ощущений” никак не исчерпывает все разнообразие эмоциональных явлений.

Основной дефект данной классификации - отсутствие единого критерия, лежащего в ее основе. Бесспорно, нуждается в пересмотре сам критерий выделения эмоциональных явлений.

В качестве-критериев (они же параметры эмоций) могут выступать, по-видимому, самые различные, такие как характер потребностей (витальные, базальные - социальные, небазальные), их уровень (элементарные - сложные), их знак (положительные - отрицательные), их связь с модальностью ощущений и восприятий (эмоции, связанные со зрением, слухом, вкусом, тактильными функциями, движением и п;).), их связь с опытом (врожденные - приобретенные), степень осознанности эмоций (осознанные - неосознанные), отношение к состоянию активации (активизирующие - успокаивающие), их объект (направленные “на себя” - направленные “вовне”), их длительность (краткие - длительные), их интенсивность (сильные - слабые), их отношение к деятельности (ведущие - неведущие) и т. д. Очевидно, что сам по себе ни один из этих критериев (признаков) не может быть принят как единственный, так как эмоциональные явления многомерны и характеризуются одновременно многими параметрами. Эмоции представляют сбой системные явления и как таковые обладают системными качествами.

Выделение этих качеств, их объективизация позволит построить непротиворечивую классификацию эмоций.

Можно допустить, например, что каждая эмоция как система может быть охарактеризована по многим осям (векторам) в соответствии с принципом многомерного шкалирования, разработанным Е. Н. Соколовым, Ч. А. Измайловым (1984 г.).

Более широкие возможности этой модели, ее адекватность была доказана по отношению к широкому классу когнитивных психических явлений, связанных с речевой системой, - гностических, мнестических, интеллектуальных

(А. Ю. Терехина, 1987). Возможно, что данная модель может удовлетворительно описать и определенный класс эмоциональных явлений, во всяком случае те, которые могут быть представлены в сознании.

Эта область ждет еще своих исследователей.

ЭМОЦИИ И ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ

Одной из важнейших характеристик эмоций является их .связь с познавательными процессами. Изучение связи между эмоциональными и познавательными процессами восходит еще к трудам Л. С. Выготского и других классиков советской психологии. В 1934 г. Л. С. Выготский писал “Кто оторвал мышление с самого начала от аффекта, тот навсегда закрыл себе дорогу к объяснению причин самого мышления” (1936, с. 54).

А. Н. Леонтьев (1971) подчеркивал, что эмоции выражают оценочное, личностное отношение к существующим или возможным ситуациям, к себе и к своей деятельности. О единстве аффективного и интеллектуального как существенной характеристики самих эмоций писал С. Л. Рубинштейн (1946), считавший, что эмоции как таковые обусловливают прежде всего таковые обусловливают прежде всего динамическую сторону познавательных функций, тонус, темп деятельности, ее “настроенность” на тот или иной уровень активации, действие эмоций может быть как стеническим, усиливающим, так и астеническим, понижающим; причем если в сознательная познавательная интеллектуальная деятельность тормозит эмоциональное возбуждение, придавая ему направленность и избирательность, то при аффектах, при сверх:интенсивном эмоциональном возбуждении избирательная направленность действий нарушается и возможна импульсивная непредсказуемость поведения.

В.К.Вилюнас (1976, 1979, 1688) обосновывает невозможность существования эмоций в отрыве от познавательных проследующим образом:

эмоции выполняют свои функции, наиболее общими из которых являются оценка и побуждение;

в зависимости от познавательного содержания психического образа они выделяют цели в познавательном образен побуждают к соответствующему действию.

Предлагается классификация эмоции по их познавательной составляющей - предмету, что позволяет рассматривать любой предмет традиционно выделяемого познавательного процесса-восприятия, памяти, мышления - как объект эмоционального переживания. Автор считает, что знание функций эмоций по отношению к познавательному содержанию позволяет подойти к экспериментальному изучению эмоций через анализ познавательных процессов.

Познавательные процессы, сопровождающиеся явным эмоциональным переживанием, будут иметь ряд динамических отличий от эмоционально слабо переживаемых. К ним относятся темп, скорость, продуктивность познавательных процессов.

Изучение этих характеристик познавательных процессов позволит судить об эмоциях, их проявлениях, о таких характеристиках эмоций, как знак (положительный или отрицательный) и интенсивность (сильная, слабая).

Довольно многочисленны эксперименты по изучению влияния эмоций на запоминание. Еще в ранних исследованиях (см. обзор П. Фресса и Ж. Пиаже, 1975) было выявлено, что ( бытия, оцениваемые испытуемыми, как очень приятные или очень неприятные, запоминаются лучше, чем события нейтральные. Даже бессмысленные слоги в сочетании с явно привлекательными или непривлекательными лицами на фотографиях запоминаются лучше, чем те же слоги в сочетании с умерен привлекательными. Как непосредственное, так и отсроченное узнавание лиц на фотографиях осуществлялось ка более высоком уровне в том случае, если лицо, изображенное на фотографии, сравнивалось субъектом с самим собой, т. е. оценивалось более эмоционально.

Более сложны закономерности влияния знака эмоций на эффективность запоминания. При воспроизведении слов сразу после заучивания различия в сохранении приятного и неприятного материала незначительны или равны нулю, однако при отсроченном воспроизведении влияние знака на предпочтение материала возрастает. Преимущественное запоминание и воспроизведение позитивной или негативной информации связано с личностными особенностями испытуемых, а также с их исходным эмоциональным состоянием. В литературе, однако, имеются на этот счет различные мнения.

Так, начиная с Г. Эббингауза (1911), многие авторы считали, что приятное запоминается лучше, чем неприятное. Эта точка зрения нашла широкое распространение благодаря теории З.Фрейда о вытеснении из памяти неприятных впечатлений. Однако П. Блонский: (1979) показал обратные результаты, а ряд авторов вообще не обнаружили никакого различия в эффективности запоминания приятных или неприятных событий.

Наконец, еще в ранних работах было показано, что на эффективность запоминания положительно или отрицательно эмоционально окрашенного материала влияет время воспроизведения и при отсроченном воспроизведении лучше сохраняются слова, вызывающие приятные ассоциации.

С открытием феноменов перцептивной защиты и сенсибилизации исследование запоминания позитивного и негативного эмоционального материала велось уже с учетом личностных особенностей испытуемых. Было обнаружено, что чаще забываются слова-табу теми испытуемыми, которые характеризуются реакцией подавления при осознании этих слов; такие испытуемые как бы избегают слова-табу, завышая частоту других слов. Испытуемые с повышенной восприимчивостью к неприятным воздействиям (и подавлением приятных) завышают частоту именно неприятных слов и наоборот. Выявлена связь между “полезависимостью” и запоминанием эмоционально окрашенной информации: зависимые от поля испытуемые чаще “забывают” неприятный материал.

Не только личностные особенности, но и исходное эмоциональное состояние испытуемых воздействует на воспроизведение эмоционально окрашенной информации. Внушенная временная депрессия уменьшает воспроизведение приятной информации и увеличивает воспроизведение неприятной, внушенное приподнятое настроение ведет к уменьшению воспроизведения негативных и увеличению позитивных событий.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Хомская Е.Д., Батова Н.Я. “Мозг и эмоции”, М.. изд-во МГУ,1992.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий