Мозговая регуляция речи

Характеристика речи. Высшая нервная деятельность человека. Мозговая организация речи. Нарушение речи. Модели порождения речи. Речь у детей. Психология речи. Физиология речи. Рефлекторный характер речевой деятельности.

Оглавление

1. Введение 2

2. Характеристика речи 5

3. Высшая нервная деятельность человека 7

4. Мозговая организация речи 11

5. Нарушение речи 15

6. Модели порождения речи. 16

7. Речь у детей 17

8. Психология речи 18

9. Физиология речи 19

10. Рефлекторный характер речевой деятельности. 21

11. Заключение 24

12. Список литературы 25

Введение

Начало человеческой истории означает качественно новую ступень развития, коренным образом отличную от всего предшествующего пути биологического развития живых существ. Новые формы общественного бытия порождают и новые формы психики, коренным образом отличные от психики животных,- сознание человека.

Развитие сознания у человека неразрывно связано с началом общественно-трудовой деятельности. В развитии трудовой деятельности, изменившей реальное отношение человека к окружающей среде, заключается основной и решающий факт, из которого проистекают все отличия человека от животного; из него же проистекают и все специфические особенности человеческой психики.

По мере развития трудовой деятельности человек, воздействуя на природу, изменяя, приспособляя ее к себе и господствуя над нею, стал, превращаясь в субъекта истории, выделять себя из природы и осознавать свое отношение к природе и другим людям. Через посредство своего отношения к другим людям человек стал все более сознательно относиться и к самому себе, к собственной деятельности; сама деятельность его становилась все более сознательной; направленная в труде на определенные цели, на производство определенного продукта, на определенный результат, она все более планомерно регулировалась в соответствии с поставленной целью. Труд как деятельность, направленная на определенные результаты – на производство определенного продукта, - требовал предвидения. Необходимое для труда, оно в труде и формировалось.

Развитие трудовой деятельности привело также к развитию более совершенных, более тонких и лучше координированных движений, совершаемых под контролем высших чувств, главным образом зрения: для труда потребовалась все более совершенная координация движений и в процессе труда она развивалась.

Развитие все более совершенных чувств было неразрывно связано с развитием все более специализированных сенсорных областей в мозгу человека, преимущественно тех, в которых локализованы высшие чувства, а развитие все более совершенных движений – с развитием все более дифференцированной моторной области, регулирующей сложные произвольные движения. Все более усложнявшийся характер деятельности человека и соответственно все углублявшийся характер его познания привел к тому, что собственно сенсорные и моторные зоны, т.е. так называемые проекционные зоны в коре мозга, которые непосредственно связаны с периферическими и эффекторными аппаратами, как бы расступились, и особое развитие в мозгу человека получили зоны, богатые ассоциативными волокнами. Объединяя различные проекционные центры, они служат для более сложных и высоких синтезов, потребность в которых порождается усложнением человеческой деятельности. В частности, особое развитие получает фронтальная область, играющая особенно существенную роль в высших интеллектуальных процессах. При этом с обычным у большинства людей преобладанием правой руки связано преобладающее значение противостороннего левого полушария, в котором расположены главнейшие центры высших психических функций, в частности центры речи.

Так развитие трудовой деятельности и новые функции, которые должен был принять на себя мозг человека в связи с развитием труда, отразились на изменении его строения, а развитие его строения обусловило в свою очередь возможность появления и развития новых, все более сложных функций, как двигательных, так и сенсорных, как практических, так и познавательных.

Вслед за трудом и рядом с ним возникшая в совместной трудовой деятельности речь явилась существеннейшим стимулом развития человеческого мозга и сознания.

Благодаря речи индивидуальное сознание каждого человека, не ограничиваясь личным опытом, собственными наблюдениями, питается и обогащается результатами общественного опыта: наблюдения и знания всех людей становятся или могут благодаря речи стать достоянием каждого. Огромное многообразие стимулов, которое получает благодаря этому человек, дало мощный толчок для дальнейшего развития его мозга. А дальнейшее развитие его мозга создало новые возможности для развития его сознания. Эти возможности расширялись по мере развития труда, открывающего человеку в процессе воздействия на окружающую его природу все новые стороны ее.

Благодаря орудиям труда и речи сознание человека стало развиваться как продукт общественного труда. С одной стороны, орудия как обобществленный труд передавали в овеществленной форме накопленный человечеством опыт из поколения в поколение, с другой стороны, эта передача общественного опыта, его сообщение совершалось посредством речи. Для общественного труда необходимо было общественное, материализованное в речи сознание. Необходимое для общественного труда, оно в процессе общественного труда и развивалось.

Изучая человеческое сознание и подчеркивая его связь с деятельностью, в которой оно не только проявляется, но и формируется, нельзя отвлечься от того, что человек – общественное существо, его деятельность – общественная деятельность и сознание его – общественное сознание. Сознание человека формируется в процессе общения между людьми. Совершающийся на основе совместной практической деятельности процесс духовного, сознательного общения между людьми осуществляется через посредство речи. Поэтому конкретную реализацию положение об общественном характере человеческого сознания получает в признании единства речи или языка и сознания. «Язык, - писал К. Маркс, - есть практическое, существующее и для других людей и лишь и тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание». В тесной взаимосвязи с единством сознания и деятельности как существеннейший для психологического исследования факт выступает, таким образом, единство сознания и языка.

В значительной мере благодаря речи индивидуальное сознание каждого человека, не ограничиваясь личным опытом, собственными наблюдениями, через посредство языка питается и обогащается результатами общественного опыта; наблюдения и знания всех людей становятся или могут благодаря речи стать достоянием каждого.

Речь вместе с тем своеобразно размыкает для меня сознание другого человека, делая его доступным для многогранных и тончайшим образом нюансированных воздействий. Включаясь в процесс реальных практических отношений, общей деятельности людей, речь через сообщение (выражение, воздействие) включает в него сознание человека. Благодаря речи сознание одного человека становится данностью для другого.

Характеристика речи

Положение, что языку принадлежит совершенно исключительная роль в развитии познавательных процессов человека, имеет давнюю историю. Вероятно, впервые в наиболее в наиболее ясной форме оно было высказано Гоббсом. Без речи, считал он, ни суждение, ни мышление не могли быть развиты до такой степени, чтобы отличать человека от всех других живых существ. Ф. де Соссюр ввел в науку различение языка и речи. Язык понимается либо как «скрытая система лексических единиц, а также правил их соединения в речи» (Ушакова, 1979), либо развернуто, как «сложную систему кодов, обозначающих предметы, признаки, действия или отношения, которые несут функцию кодирования, передачи информации и введения ее в различные системы» (Лурия, 1979).

Речь – это реализация языка в процессе коммуникации и взаимодействии между людьми.

Современное понятие речи: речь – конкретное говорение, протекающее во времени и облекающееся в звуковую (включая внутреннее проговаривание) или письменную форму. Под речью понимают не только процесс говорения (речевую деятельность), но и его результат (фиксируемые памятью или письмом речевые произведения).

Основная функция сознания – это осознание бытия, его отражение. Эту функцию язык и речь выполняют специфическим образом: они отражают бытие, обозначая его. Речь, как и язык, если взять их сначала в их единстве, - это обозначающее отражение бытия. Но речь и язык и едины, и различны. Они обозначают два различных аспекта единого целого.

Речь – это деятельность общения – выражения, воздействия, сообщения – посредством языка; речь – это язык в действии. Речь, и единая с языком, и отличная от него, является единством определенной деятельности – общения – и определенного содержания, которое обозначает и, обозначая, отражает бытие. Точнее, речь – это форма существования сознания (мыслей, чувств, переживаний) для другого, служащая средством общения с ним, и форма обобщенного отражения действительности, или форма существования мышления.

Речь – это язык, функционирующий в контексте индивидуального сознания. В соответствии с этим психология речи отграничивается от языкознания, изучающего язык; вместе с тем определяется специфический объект психологии речи в отличие от психологии мышления, чувств и т.д., которые выражаются в форме речи.

В значительной мере благодаря речи индивидуальное сознание каждого человека, не ограничивается личным опытом, собственными наблюдениями, через посредство языка питается и обогащается результатами общественного опыта; наблюдения и знания всех людей становятся или могут благодаря речи стать достоянием каждого.

Речь – это форма существования сознания (мыслей, чувств, переживаний) для другого, служащая средством общения с ним, и форма обобщенного отражения действительности, или форма существования мышления.

Речь – это язык, функционирующий в контексте индивидуального сознания.

Речь, слово являются специфическим единством чувствительного и смыслового содержания. Всякое слово имеет смысловое – семантическое содержание, которое составляет его значение.

Семантический характер человеческой речи обуславливает возможность ее использования для сознательного общения посредством обозначения своих мыслей и чувств для сообщения их другому. Необходимая для общения эта семантическая, сигнификативная (обозначающая) функция сформировалась в общении, точнее, в совместной общественной деятельности людей, включающей их реальное, практическое и совершающееся посредством речи идеальное общение, в единстве и взаимопроникновении одного в другого.

В речи человека можно психологическим анализом выделить различные функции. Две основные функции речи – коммуникативная и сигнификативная, благодаря которым речь является средством общения и формой существования мысли, сознания, формируются одна через другую и функционируют одна в другой. Социальный характер речи как средства общения и ее обозначающий характер неразрывно связаны между собой. В речи в единстве и внутренним взаимопроникновении представлены общественная природа человека и свойственная ему сознательность.

Высшая нервная деятельность человека

У человека в процессе его социального развития, в результате трудовой деятельности появилась чрезвычайная прибавка к механизмам работы мозга. Ею стала вторая сигнальная система, связанная со словесной организацией, с речью. Развитие второй сигнальной системы невероятно расширило и качественно изменила высшую нервную деятельность человека. Возникновение речевой сигнализации внесло новый принцип в деятельность больших полушарий. «Если наши ощущения и представления, – говорил И.П. Павлов, – относятся к окружающему миру, есть для нас нервные сигналы, конкретные сигналы, то речь, специально, прежде всего кинестезические раздражения, идущие в кору от речевых органов, есть вторичные сигналы, сигналы сигналов».

Словесными сигналами человек обозначает все то, что он воспринимает при помощи своих рецепторов. Слово как «сигнал сигналов» дает возможность отвлечения от конкретных примеров и явлений.

Словесная организация, речь, язык являются средством общения людей, они развивались у людей в процессе коллективного труда.

Вне общества – без общения с другими людьми – вторая сигнальная система не развивается. Известно, что люди, в малом возрасте изолированные на десятки лет от общества других людей, забывали речь, вторая сигнальная система переставала функционировать.

Основные законы возбуждения и торможения являются общими и для первой и для второй сигнальной систем. Возбуждение любого пункта коры больших полушарий у человека приводится в связь с законами восприятия речи и ее выражения, т.е. сенсорными и моторными центрами речи. Доказательства этому даны в опытах А.Г. Иванова‑Смоленского и его сотрудниками на детях.

После образования условного рефлекса на какой-либо звуковой или световой сигнал, например на звук звонка или вспышку красной лампы, словесное обозначение условного сигнала, т.е. слова «звонок», «красный цвет», вызывают сразу без предварительного сочетания с безусловным раздражителем условный рефлекс. При обратных условиях опыта, когда условный рефлекс был выработан на словесный сигнал, т.е. когда условным раздражителем являлись слова «звонок» или «красная лампа», условный рефлекс наблюдался при первом же применении в качестве раздражителя звука звонка или красной лампы, которые не сочетались никогда ранее с безусловным раздражением.

Механизм подобных условнорефлекторных реакций связан с тем, что в процессе обучения речи, задолго до опытов, возникали временные связи между корковыми пунктами, воспринимающими сигналы от различных предметов, и центрами речи, воспринимающими словесные обозначения предметов. Таким образом, центры речи включаются в образование временных связей в коре мозга человека. Во всех описанных опытах мы встречаемся с явлением элективной иррадиации, заключающейся в том, что возбуждения из первой сигнальной системы передаются во вторую сигнальную и обратно. Элективная иррадиация является существенно новым физиологическим принципом, проявляющимся в деятельности второй сигнальной системы и характеризующим ее соотношение с первой. Слово воспринимается человеком не только как отдельный звук или сумма звуков, а как определение понятие. Это доказывают опыты Л.А. Шварц, которая, выработав условный рефлекс на какое-либо слово, например, «тропинка», затем заменила его синонимом, например, словом «дорожка» такую же условнорефлекторную реакцию, как и то слово, на которое выработан условный рефлекс.

Между различными участками коры мозга и центрами, принимающими участие в актах чтения и письма, в процессе обучения также образует связи.

Ряд экспериментальных исследований (Кольцова, 1958;1967; 1973; 1980) и тщательно поведенные наблюдения (Гвоздев, 1961) подтверждают взгляд Павлова И.П., что по механизму формирования первые слова ребенка являются мышечными условными раздражителями, в основе действия которых лежат временные связи. Согласно Е.Н. Соколову (1981), словесные реакции на непосредственный раздражитель можно представить как условные реакции с особой структурной связей между детекторами и командными нейронами. Хотя тезис, что в основе овладения языком и речью лежат временные нервные связи, подвергается сомнению, на наш взгляд не существует сколько-нибудь убедительных данных, которые бы противоречили представлению об ассоциативной природе первичных элементов второй сигнальной системы. При этом надо поставить в центр всей проблемы не механическое накопление все новых и новых однотипных и сразу готовых и неизменных временных связей, но процесс длительного дифференцирования, специализации первоначально глобальных и диффузных связей, дробление на элементы, как речевых высказываний, так и результатов непосредственного чувственного отражения действительности.

На самых ранних этапах онтогенетического развития пассивной речи слова взрослого, вызывающие определенную реакцию ребенка, направленную на определенный предмет ("где папа?", "где часы" и т.д.), выступают только как один из компонентов более общего комплекса, включающего также определенную интонацию взрослого, определенную привычную внешнюю ситуацию. Если эти компоненты отсутствуют, слова не вызывают реакции (Кольцова, 1958, 1967).

Что касается активной речи, то и здесь хорошо известно, что первые слова ребенка это слова-предложения, имеющие очень широкую и мало дифференцированную предметную отнесенность.

По мнению И.П. Павлова, в основе функционирования второй сигнальной системы лежит способность отвлечения и обобщения бесчисленных сигналов первой сигнальной системы. Эта способность возникла вместе с человеческой речью, с ее важнейшим компонентом – кинестетическими раздражениями речевых органов. Чтобы произнести слово, необходимо научиться управлять речевыми органами, а для этого нужно иметь нормальный кинестетический анализатор, воспринимающий раздражения, поступающие от них в центральную нервную систему. Здесь имеется полная аналогия с процессами обучения различным двигательным навыкам.

В процессе овладения устной и письменной речью участвуют не только кинестетический анализатор, но также звуковой и зрительный.

В нормальных условиях, как это следует из указаний И.П. Павлова, в основе механизма образования слова лежат временные связи между зрительными, звуковыми и кинестетическими раздражениями. Слово есть обобщенный сигнал первых сигналов действительности, значит, кроме указанных межанализаторных связей, оно должно иметь связь и с теми явлениями, которые сигнализирует. Эти связи являются временными, из чего следует, что в основе физиологических механизмов функционирования первой и второй сигнальной системы лежат одни и те же закономерности.

Термин «временная связь»употреблялся И.П. Павловым в различном значении: во-первых, в морфологическом – как связь, возникающая между отдельными пунктами высших отделов центральной нервной системы, и, во-вторых, в функциональном – как связь между органом и внешней средой, иначе – как связь между различными внешними агентами и определенными деятельностями организма.

Мозговая организация речи

Органом сознательной деятельности человека, является кора больших полушарий.

Основу современного учения о локализации функций в коре заложил французский ученый Брока П. выделивший в 1861 году двигательный центр речи. Затем немецкий психиатр К. Вернике в 1873 году обнаружил центр словесной глухоты (нарушение понимания речи).

Анализ факторов клинических наблюдений свидетельствовал, что нарушение таких сложных психических процессов, как речь, письмо, чтение, счет могут возникнуть при совершенно различных по местоположению поражениях коры головного мозга. Значительную территорию в коре мозга занимают клетки, связанные с мышцами губ и языка – органов речи.

У детей особенно дошкольного возраста правое полушарие играет значительно большую роль в речевых процессах, чем у взрослых. Однако прогресс в речевом развитии связан с активным включением левого полушария.

Как правило, основные звенья мозговой системы обеспечения речевой функции сконцентрированы у человека в левом полушарии. Это, прежде всего, зоны Брока и Вернике. Однако операции по поводу эпилепсии, начатые в нашей стране в Л.М.Пуссепом в 1904 году, показали, что для речевых функций очень значительным может быть правое полушарие.

При операции на мозге ребенка, при которой практически удаляется все левое полушарие, речь утрачивалась, но потом постепенно восстанавливалась.

Поэтому вполне утвердительно можно сказать, что утрачиваемые функции восстанавливаются за счет правого полушария, хотя речевые зоны развивались в левом полушарии.

Речевые зоны у взрослого человека могут быть представлены не только в левом, но и в правом полушарии. При их разрушении функция речи, как правило, не восстанавливается. В связи с этим возникает ряд вопросов, и в частности: равны ли при рождении по возможностям анатомически оба полушария и различные отделы мозга; почему и как происходит латерализация функций и специализация отделов мозга и почему во взрослом состоянии, несмотря на огромные потенциальные резервы мозга, при повреждении определенных зон не происходит компенсации нарушенных функций?

Целенаправленное исследование тех анатомических зон конвекситальной поверхности коры обоих полушарий которые в процессе онтогенеза приобретают важнейшее значение в осуществлении речевой функции, показало, что, как правило, эти зоны более развиты в левом полушарии.

По-видимому, именно на основе анатомических предпосылок корковое представительство речевых функций концентрируется у большинства людей в левом полушарии, возможно, во многих случаях или потенциально пожжет развиваться в правом полушарии, но в ходе онтогенеза сохраняется там, где оно получило наибольшее развитие. Допустимо полагать, что развитию правостороннего представительства речевых функций может способствовать происшедшее достаточно рано повреждение гомологичных зон левого полушария.

О том, что речевая деятельность связана у правшей с левым полушарием, стало известно более 100 лет тому назад. Вначале было открыта связь нарушения моторной речи с очаговыми поражениями левого полушария. Значительно расширились знания о речевых функциях левого полушария благодаря успехам нейрохирургии. Преобладающее значение левого полушария для осуществления речевой деятельности подтвердилось и при исследовании здоровых лиц с помощью метода дыхательного прослушивания.

За счет правого полушария происходит компенсация речевых расстройств, возникающих при поражении левого полушария.

Правое, недоминантное, полушарие играет существенную роль восприятии звуков речи, обеспечивая анализ ее интонационно-голосовых компонентов, и в речеобразовании, обеспечивая интонирования собственной речи и регуляцию голоса. Кроме того, правое полушарие играет роль регулирующего механизма для рекетного полушария, этот механизм в обычных состояниях умеряет избыточную активность речевых центров, но в условиях их затрудненного функционирования облегчает их деятельность. Правое полушарие играет свою совершенно самостоятельную и самобытную роль и в восприятии звуков речи, и в речеобразовании.

Доминантное по речи полушарие осуществляет переход от акустического описания речевых сигналов к обобщению этих сигналов по полезным признакам спектра в фонемные категории и обработку речевых сигналов по статистическим законам языка. Недоминантное полушарие осуществляет переход от акустического описания речевых сигналов к обобщению этих сигналов по абсолютной частоте основного тона и ее изменениям во времени и тем самым обеспечивает опознавание интонационно-голосовых характеристик речи.

Специализированы функции больших полушарий и в отношении механизмов звукопроизношения. Доминантное полушарие обеспечивает координацию артикуляционных процессов, лежащих в основе интонирования собственной речи и регуляции ее индивидуально-голосовых характеристик.

В связи с развитием речи и мануальной асимметрии рассматриваются два варианта специализации полушарий в онтогенезе: эквипотенциальность и прогрессивная латерализация. Первый предполагает изначальное равенство полушарий в отношении всех функций, в том числе и речевой. В его пользу свидетельствует данные о высокой пластичности мозга ребенка и взаимозаменяемости симметричных отделов мозга на ранних этапах развития. В соответствии со второй концепцией специализация полушарий существует с момента рождения. У праворуких людей она проявляется в виде заранее запрограммированной способности нервного субстрата левого полушария обнаруживать способность к развитию речевой функции и определять деятельность ведущей руки. В частности, установлено, что у плода, т.е. задолго до актуального развития речевой функции, можно обнаружить проявление межполушарной асимметрии в соответствующих отделах правого и левого полушарий.

Данные о том, что асимметрия строения мозга у новорожденных детей отражает функциональные различия, были получены при изучении электроэнцефалографических реакций на звуки человеческой речи. Регистрация электрической активности мозга у младенцев при звуках человеческой речи показала, что у 9 из 10 детей амплитуда реакции в левом полушарии заметно больше, чем в правом. При неречевых звуках – шуме или музыке – амплитуда реакций у всех детей была выше в правом полушарии.

Таким образом, исследования, проведенные на детях первого года жизни, позволили обнаружить признаки функциональной неравнозначности полушарий к воздействию речевых стимулов и подтвердить концепцию исходной «речевой» специализации левого полушария у праворуких.

Однако клиническая практика свидетельствует о высокой пластичности полушарий мозга на ранних стадиях развития, которая, в первую очередь, проявляется в возможности восстановления речевых функций при локальных поражениях левого полушария путем переноса центров речи из левого полушария в правое. Установлено, что при повреждении речевых зон левого полушария в ранний период жизни выполнение их функций могут взять на себя симметричные отделы правого полушария. Если по медицинским показаниям у младенцев удаляют левое полушарие, то развитие речи не прекращается и, более того, идет без видимых нарушений.

В последующие стандартные тесты, оценивающие уровень вербального интеллекта, не выявляют существенных различий в вербальных способностях оперированных по сравнению со всеми остальными. Лишь крайне специализированные тесты позволяют выявить разницу речевых функций у детей с удаленным левым полушарием, и здоровых: оперированные в младенчестве дети обнаруживают трудности при использовании сложных грамматических конструкций.

Относительно полное замещение речевых функций возможно только в том случае, если оно началось на ранних стадиях развития, когда нервная система обладает высокой пластичностью. По мере созревания пластичность снижается и наступает период, когда замещение становится невозможным. По некоторым представлениям, обучение языку играет роль пускового механизма для нормальной специализации полушарий. Если в должное время овладение речью не происходит, области коры, в норме предназначенные для речи и связанных с ней способностей, могут претерпевать функциональное перерождение.

Общепризнано, что поведенческим критерием овладения языком является способность ребенка к сознательной произвольной регуляции речевой деятельности. Именно этот сознательный и произвольный уровень организации речевой деятельности (а не сам факт его осуществления) обеспечивается структурами доминантного по речи (у правшей) левого полушария.

Правосторонняя асимметрия в области речевых зон, леворукость и когнитивное преимущество правого полушария истолковывается как проявления позднего созревания ЦНС.

Существование врожденной основы овладения речью детей следует из общей разных языков закономерности смен стадий в развитии локализаций, а также сходства физических характеристик акустических сигналов у новорожденных детей разных национальностей. Вместе с тем, уже на доречевой стадии развития начинает складываться влияние специфичности речевого окружения: в лепете наиболее часто встречаются характерные для данного языка фонемы и звукосочетания.

Нарушение речи

Афазия – потеря способности говорить вследствие потери речевых зон головного мозга.

При афазии больные частично или полностью теряют способность понимать речь или выражать свои мысли в словах. С функцией речи в основном связаны левая височная доля, блуждающая область лобной доли. Повреждение любой части этой маленькой зоны в результате инсульта, роста опухоли, травмы головы или заболевания, вызванного инфекцией, по крайней мере, частично нарушает функцию речи.

Нарушения речи могу принимать разные формы. Их разнообразие отражает сложную природу речи.

При афазии Вернике (состоянии возникающем вследствие повреждения височной дли) больные говорят быстро, но их речь – это бессмысленный набор слов. При афазии Брока (экспрессивная афазия) люди в значительной степени понимают значение слов и знают, что они хотят сказать, но им трудно произносить слова: больные говорят медленно и с большим усилием, часто прерывая речь междометиями.

Повреждение левых как височной, так и лобной долей первоначально привести к почти полной потери речи. В процессе выздоровления после такой полной (глобальной) афазии у человека отмечаются расстройства речи (дисфазия), письма (аграфия или дисфазия) и понимании устной речи.

Слабость словесной речи, а тем более ее отсутствие отрицательно сказывается не только на развитии мышления глухих детей, но и на развитие их восприятия и наглядного познания действительности.

Недоразвитие речи затрудняет расчленение и выделение признаков предметов.

Модели порождения речи.

«Коммуникативные» модели»

В последние два десятилетия активно развивается так называемое прагматическое направление в психолингвистике. При этом речь рассматривается вплетенной в процесс коммуникаций, а модели порождения речи как подчиняющиеся требованиям речи коммуникативного процесса.

Большое внимание здесь уделяется так называемым «дискурсивным словам», которые сообщают об интенции начать, продолжить или закончить диалог, вводят собеседник в контекст, выражают отношение к тому, что говорится (Киселева, Пайар, 1997). Исследователи, придерживающиеся данного подхода, опираются на несколько важных принципов.

Во-первых, речь (или дискурс) понимается как «форма целенаправленного, соотнесенного с партнером и обстановкой вербального поведения, обеспеченного сложной системой знаний» (Павлова, 2000). Подчеркивается, что речь нельзя рассматривать вне реальных жизненных ситуаций и вне социального поведения людей. Во-вторых, большое внимание уделяется интенциональным аспектам речевых коммуникаций. Активно исследуется выражение или скрытие в речи интенций говорящего и с связанных с этим речевых планов. В третьих, большая роль в рамках этого подхода отводятся процессам антиципации. Речевой механизм рассматривается как «сложная система с элементами опережения и обратной связи» (Ушакова,1979). Опережение предполагает, с одной стороны, «некоммуникативную антиципацию» как фазу, предваряющую формирование внешней речи; с другой стороны, можно выделить и «коммуникативную антиципацию» как предвосхищения реакций собеседника.

Речепорождение включает три основных блока: восприятие речи, ее произнесения и центральный смыслообразующий блок. Центральный блок разбит на функциональные уровни, которые обеспечивают операциональный анализ и построение речи в различных коммуникативных ситуациях. Работа уровней связана с переходным речемыслительным механизмом, который в свою очередь связан с переходным речемыслительным механизмом, который в свою очередь связан с другими ментальными структурами.

Последние включают знания о мире и личностные характеристики. К этим же структурам относится эвристические (мыслительные) операции и управляющий метакогнитивный механизм.

Речь у детей

Обычно к концу первого – началу второго года жизни у детей появляются звукокомплексы, которые квалифицируются окружающими как первые детские слова. Их звучание оказывается сходным у детей всего мира. Эти слова отличаются от лепета «осмысленностью».

Факты, характеризующие раннюю детскую речь, открывают многие стороны скрытых причин и механизмов ее развития. Первое, что привлекает внимание, – этап начального спонтанного развития, развития, строящийся преимущественно на тех ресурсах, с которыми новорожденный является на свет. Общие схемы развертывания генетической программы по одинаковым правилам перекрывают здесь проявление различных сфер: двигательной, коммуникативной, вокальной. Этот так называемый предречевой этап формирует необходимую базу для восприятия последующих собственно языковых влияний со стороны окружающих.

Изменения, происходящие на протяжении дошкольного детства в элементах речевого механизма, оказываются независимыми от произвольных усилий и сознания малыша и находятся в норме под не столь уж многими управляющими воздействиями со стороны окружающих. Усвоение основных элементов действующего языка происходит при активном действии спонтанных внутренних сил и при пассивном представлении языковых данных со стороны окружающих носителей языка.

Психология речи

С психологической точки зрения основными характеристиками речи являются: продуктивное (порой творческое) оперирование семантикой (содержательно-семантическая наполненность языковых форм); использование материала усвоенных языков (включение вербальной памяти); возможность «выводить наружу» (произносить, писать и др.) сформированный речевой продукт и, наконец, использование речи в общении для передачи информации и оказания различных форм воздействия на окружающих. Будучи особым феноменом психики, речь в то же время неотрывна от других психических функций, тесно сплетена с мышлением, эмоциями, личностью человека в целом. Она не только выражает и отражает, но в большей мере и формирует эти функции, ибо регулирование человеческих отношений, практических и трудовых действий и операций во многом происходит при посредстве речи.

Физиология речи

Одновременно речь может рассматриваться как явление физиологического порядка. Чтобы организовать нормальное речевое функционирование, требуется сложнейшая согласованная работа миллионов нейронных элементов мозга, включенных в разные его отделы. Мозговые механизмы «помнят» и «актуамуируют» слова и грамматические формы, «видят» за словами действительность; «умеют» воплотить мысль в слове и извлечь ее из слова, «знают», в какое положение поставить артикуляторные органы, чтобы произвести необходимые звуки.

Речевой механизм в тематической форме представляется как кольцевая структура, включающая не менее двух коммуникантов, связанных отправляемым и получаемым сообщением.

Выделяют основные блоки речевого механизма каждого коммуниканта: произнесения речи, ее восприятие и центральное, смыслообразующее звено (внутренняя речь). Это последнее звено наиболее важно в речевом механизме, поскольку оно является хранилищем языкового опыта, и в этом механизме осуществляются динамические процессы, с помощью которых производят различные семантические операции.

Нижний уровень многоуровневого речевого механизма составляет функциональные образования, связанные с запечатлением отдельных значащих слов. Это «базовое» образование.

Базовые образования с физиологической точки зрения представляют функциональные образования мозга, включающие три разнородные субстанции: физическую форму слова (его звучание, у грамотных людей – его написание); впечатление от объектов внешнего мира, называемых словом (вид, звучание и другие физические признаки этих объектов); «мысль», «понятие» о данном объекте. Его подуровень – «морфы» – морфемы.

Следующий уровень центрального звена внутренней речи, более высокий по отношению к базовому, составляет система межсловесных связей, или «вербальная сеть». Этой сетью охватываются все слова используемого человеком языка, образуя нечто вроде сплошной материи, где различные по семантике и фонетике слова находятся в разной степени удаленности или близости. Интересными особенностями функционирования этой материи объясняются многие лингвистические и психологические феномены: «семантические поля», явления синонимии и антонимии, «податливость слов к заменам», возможность понимания из контекста смысла многозначных слов, вообще акт понимания, характер словесных ассоциаций.

Третий уровень внутреннеречевой иерархии – это грамматические структуры. Они осуществляют грамматическую классификацию того материала, который заложен на предшествующем уровне. Эта классификация имеет сложный характер: во всяком случае, все грамматические правила, которыми мы интуитивно пользуемся, базируются на такого рода классификации. Динамические процессы на структурах третьего уровня обеспечивают порождение грамматически оформленных предложений.

Верхний уровень – порождение не отдельных предложений, а целых их массивов, текстов, что тоже имеет свои специальные правила.

Произнесение отдельного слова, у ребенка, является результатом активации определенной базовой структуры в центральном звене речевого механизма и последующей передачи перекодирующих нервных команд в звено произнесения. В свою очередь активация базовой структуры определяется двумя действующими факторами: содержанием сознания, подлежащим выражению в речи, и побудительной силой к говорению.

Совокупность различных сторон речевой действительности составляет единый, по сути, и целостный психологический объект. В нашем объекте оказались необходимы следующие компоненты:

механизм, образованный специализированными психофизиологическими структурами и динамическими процессами, протекающими в этих структурах;

непосредственно функции, осуществляемые этим механизмом (психологические и лингвистические феномены);

функционирование названного механизма в условиях социального взаимодействия людей.

Все три компонента существуют в теснейшей взаимосвязи и взаимозависимости.

Рабочей гипотезой в проводимых исследованиях были представления о том, что слово может быть отражено в мозге пофонемно, в виде отдельных слогов и больших блоков, особенно при частом употреблении его в речи.

Рефлекторный характер речевой деятельности.

Давно уже доказано экспериментально, что если человеку предложить мысленно представить себе какой-нибудь двигательный акт, тотчас же меняется функциональное состояние соответствующих мышц, их кровенаполнение, а нередко появляются и еле уловимые элементы этого акта. Нечто подобное происходит и в том случае, когда человек мысленно, т.е. про себя, произносит слова. Хотя в данном случае эфферентные импульсы и не влекут за собой слышимого слова, однако они вызывают как бы зачаточные движения в орган речи. Нередко в процессе размышления, очевидно под влиянием усиления эфферентных импульсов, работа органов речи становится ощутимой: можно обнаружить легкое движение языка, шевеление губ, а иногда дело доходит и до произношения слов. С физиологической точки зрения акт мышления, даже если он не сопровождается произношением слов, представляет собой сложный цепной рефлекс: эфферентные импульсы, поступающие в орган речи, вызывают в них те или иные изменения, что тотчас же приводит к ответным афферентным сигналам, которые поступая в соответствующие участки коры больших полушарий, продолжают новые эфферентные импульсы.

Речевые сигналы лежат в основе особого принципа, особой формы отражения действительности. Они могут не только заменять непосредственные сигналы, но и обобщать их, выделять и абстрагировать отдельные признаки и качества предметов и явлений, устанавливать их связи и взаимозависимость, а также процессы их становления и изменения. Именно эта система сигналов определяет важнейшие особенности высшей нервной деятельности человека и делает возможным «специально человеческое, высшее мышление» (Павлов), приводящее к безграничной ориентировки в окружающем мире, к развитию науки и ее практического отображения – техники.

В период становления человека вторая сигнальная система, т.е. система речевых сигналов, сложившейся на основе первой сигнальной системы в процессе общественно-трудовой деятельности и стала самым постоянным регулятором в жизненных отношениях.

Высшую нервную деятельность человека нельзя рассматривать, как состоящую из двух частей – животной (первосигнальной) и человеческой (второсигнальной).

Высшая нервная деятельность человека едина.

Не существует специфических речевых рецепторов, на которые действовали бы только второсигнальные (речевые) раздражители

С середины первого года жизни у ребенка появляются условные рефлексы на речевые раздражители.

В силу подражательного рефлекса, ярко выраженного уже в первые месяцы жизни, ребенок начинает повторять мышечные движения окружающих и звуки их речи. Появляются первые речевые шумы – глоточные, гортанные и т.д. Каждый произносимый ребенком звук вызывает у него афферентные импульсы, как от органа слуха, так и от органов речи. Эти импульсы достигают коры, становятся сигналами, приобретающими важнейшее значение в установлении речевых условных связей.

Речь ребенка начинается с того момента, когда произносимые им фонемы или их комбинации приобретают значение условных раздражителей, становясь такими же сигналами непосредственных раздражителей, как и слова, произносимые окружающими.

Возможность использования словарного состава и грамматического строя речи для построения новых фраз объясняется резким увеличением количества условных связей, лежащих в основе речевой функции мозга. Именно богатство речевых условных связей, всегда взаимодействующих между собой, создает возможность неограниченного образования все новых и новых их комбинаций. Хотя речевые стереотипы (например, стандартные, заученные обороты речи) сохраняют свое значение в течение всей жизни человека, однако наряду со словарным составом языка они служат лишь материалом для построения осмысленной речи.

У ребенка увеличение количества речевых условных связей, необходимые для правильного пользования речью в соответствии с конкретной ситуацией, происходит под влиянием слышимой речи.

Два основных принципа словесных сигналов: с одной стороны, это принцип конвергентного замыкания межсловесной связи, когда две одновременно возбужденные нейронные констелляции С1 и С2 воспринимающие словесные сигналы, замыкаются через нейрон связи Н(С1 , С2 ). Второй принцип носит морфологический характер и заключатся в вынесении нейрона связи Н(С1 , С2 ) на периферию воспринимающего поля, точнее: на периферию того поля нейронов, которые он синтезирует.

Назовем нейроны, соединяющие словесные сигналы в ассоциации, нейронами связи 1-го порядка. Теперь сделаем одно важное допущение, которое сразу же объяснит и механизм синтеза многих сигналов и свойств речевого предсказания. Пусть все сказанное о синтезе словесных нейронных констелляций С1 и С2 верно и для нейронов связи первого порядка. Это означает, что если одновременно возбуждены два нейрона связи первого порядка Н1 и Н2 , то между ними также может установиться временная связь. Последняя замыкается при помощи нейрона связи Н(Н1 , Н2 ), который будем называть нейроном связи второго порядка.

Если рассматривать принцип замыкания временной связи на нейрон связи к-го порядка, то получим слой нейронов к+1-го порядка. Таким образом, мы получили сложную, иерархическую организованную систему, временных связей.

Заключение

Речь интересна для изучения со многих сторон: например, как устройство, порождающее физические звуки, а также воспринимающее и дифференцирующее их; или как некоторый аппарат, переводящий смысл в слова. Причем этот аппарат находится в тесной связи с сознанием и эмоциями человека; важной его особенностью является наличие в нем языковой системы, производимой сообществом людей и индивидуально усвоенной и используемой каждым человеком.

Без речи нет общества. Речь очень важна в жизни человека, особенно она важна для человека, как члена общества. Благодаря речи современный мир и существует в таком развитом виде. Благодаря речи происходит передача опыта, накопленного всем человечеством за всю его историю младшему поколению.

Зная механизмы речи, можно понять причины нарушения функции речи, найти источник заболевания и успешно лечить расстройство речи.

Список литературы

1. Бабский Е.Б., Зубков А.А. и др. Физиология человека. Москва, 1966 –655с.

2. Бехтерева Н.П. Здоровый и больной мозг человека. Ленинград, «Наука», 1980 – 208с.

3. Рубинштейн С.П. Основы общей психологии. Санкт-Петербург, ЗАО «Издательство «Питер», 1999.

4. Балонов Л.Я., Деглин В.Л. Слух и речь доминантного и недоминантного полушарий. Ленинград: Наука, 1987 – 218с.

5. Чуприкова Н.И. Психика и сознание как функция мозга. Москва: Наука. 1985 ­­– 200с.

6. Современная медицинская энциклопедия. Перевод с англ./ под ред. Р.Берноу и др.; русское издание под общей редакцией Г.Б.Федосеева. Санкт-Петербург: Норит, 2001 –1264с.

7. Психология развития/ под редакцией Г.Д. Марцинковской. Москва: Akademia, 2001 – 352с.

8. Когнитивная психология: учебник для студентов высших учебных заведений/ под редакцией В.Н. Дружинина, Д.В. Ушакова. Москва: ПЭР СЭ, 2002 – 480с.

9. Новый иллюстрированный энциклопедический словарь/ под редакцией Бордулина В.И., Горкина А.П., Гусева А.А. и др. – Москва: Большая Российская энциклопедия, 2000 – 912с.

10. Вацуро Э.Г. Учение И.П. Павлова о высшей нервной деятельности. Москва: Учпедгиз, 1955 – 160с.

11. Ушакова Т.Н., Павлова Н.Д., Зачелова Н.А. Речь человека в общении/ под редакцией В.Д. Шадрикова – Москва, 1989 – 192с.

12. Кабаков А.Н. Физиология человека и животных. Нервная система и двигательный аппарат. Учебник для факультетов Естествознания педагогических институтов. Издание 2-е испр. и доп. Москва: Учпедгиз, 1963.

13. Ушакова Т.Н. Психология речи и психолингвистика// Психологический журнал. – 1991. – Т.12, №6 – С. 12-25.

14. Психологические и психофизические исследования речи: сборник. Институт психологии; отв. Ред. Т.Н. Ушакова. – Москва: Наука, 1985.

15. Аминев Г.А. Вероятная организация центральных механизмов речи. Казань: Казан. ун-т, 1972.