Основные концепции гештальтпсихологии

История зарождения гештальтпсихологии. Сущность фи-феномена Вертгеймера. Гештальт-принципы организации восприятия. Понятие инсайта как способа объяснения адаптивных форм поведения. Анализ продуктивного мышления человека. Содержание теории поля Левина.

Содержание

Введение

1. Понятие и основоположники гештальтпсихологии

2. Фи-феномен

3. Природа научного переворота

4. Гештальт-принципы организации восприятия

5. Гештальт-исследования проблем научения: инсайт и интеллект человекообразных обезьян

6. Изоморфизм

7. Продуктивное мышление человека

8. Теория поля Курта Левина

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Важным психологическим направлением, возникшим в период "открытого кризиса", явилась гештальтпсихология (приблизительный перевод с немецкого: психология формы), связанная, в первую очередь, с именами германских исследователей Макса Вертгеймера, Курта Коффки и Вольфганга Келера.

В противовес представлениям ассоцианистов о том, что образ создается через синтез отдельных элементов и свойства целого определяются свойствами частей, гештальтпсихологи выдвинули идею целостности образа, свойства которого не сводимы к сумме свойств элементов (в связи с этим часто подчеркивается роль гештальтпсихологии в становлении системного подхода, причем не только в психологии, но в науке в целом). Иными словами, восприятие не сводится к сумме ощущений: свойства фигуры, которую мы видим, не описываются через свойства ее частей.

Гештальтпсихология, возникшая как направление исследования познавательных процессов, оказала влияние на психологию в различных ее проявлениях. Предметом исследования оказались целостные структуры (гештальты), что же касается практических приложений, то они определяются тем, как используют те или иные положения конкретные направления практической психологии, так как в непосредственном виде гештальтпсихология в настоящее время не существует.

Прозрения гештальтпсихологии оказались плодотворными в применении к искусству и образованию. В академической психологии работы Вертгеймера, Келера, Левина и других ныне пользуются всеобщим признанием. Однако из-за интереса к бихевиоризму с его преимущественно двигательной установкой академические круги выдвигают на передний план аспекты гештальтпсихологии, связанные с восприятием.

"Гештальт" (от немецкого Gestalt – образ, структура, целостная форма) является одним из основных понятий гештальтпсихологии, возникшей в первой четверти XX века в Германии, и описывает качественное своеобразие целостных образов и психических структур, несводимых к сумме отдельных их составляющих. Термин "гештальт" призван подчеркнуть тот факт, что в гештальттерапии человек рассматривается как неразрывное целое, как единство его души и тела.

Гештальттерапия направлена на то, чтобы человек научился разбираться в порой очень запутанных лабиринтах своей души, научился осознавать все источники и причины своего внутреннего дискомфорта.

1. Понятие и основоположники гештальтпсихологии

Гештальтпсихология - одно из наиболее влиятельных и интересных направлений периода открытого кризиса, явилось реакцией против атомизма и механицизма всех разновидностей ассоциативной психологии. Гештальт-психология явилась наиболее продуктивным вариантом решения проблемы целостности в немецкоязычной (немецкой и австрийской) психологии, а также философии конца XIX - начала XX в. Понятие "гештальт" было введено X. Эренфельсом в статье "О качестве формы" в 1890 г. при исследовании восприятий, поводом для которых послужили некоторые замечания Э. Маха о восприятии мелодий и геометрических форм. Эренфельс выделил специфический признак гештальта – свойство транспозиции (переноса): мелодия остается той же самой при переводе ее из одной тональности в другую; гештальт квадрата сохраняется независимо от размера, положения, окраски составляющих его элементов и т. п. Однако Эренфельс не развил теории гештальта и остался на позициях ассоцианизма [3]. Гештальт(нем. gestalt – форма, образ, структура) – функциональная структура, которая по присущим ей законам упорядочивает многообразие отдельных явлений [6].

Гештальтпсихология исходила из учения Ф.Брентано и Э.Гуссерля об интенциональности сознания. Главные представители – М.Вертгеймер, В.Келер, К.Коффка провели исследования в области восприятия, принципы которых были перенесены на изучение мышления, а также – личности (К.Левин). Исследования охватывали восприятие, мышление, потребности, аффекты, волю.

Макс Вертхеймер (1880-1943) – немецкий психолог, основоположник гештальт-психологии, известный экспериментальными работами в области восприятия и мышления. Родился в Праге, там же получил начальное образование. Учился в университетах Праги, в Берлине – у К.Штумпфа, в Вюрцбурге – у О.Кюльпе. В Вюрцбурге получил ученую степень доктора философии (в 1904 г.). После этого он вернулся в Берлин, а летом 1910 г. переехал во Франкфурт-на-Майне. Здесь Вертгеймер заинтересовался восприятием движения, но в его объяснении встретился с трудностями, исходившими из структуралистской точки зрения. Как отмечает В. Кёлер, на этом материале Вертгеймер открыл новые принципы психологического объяснения.

Его работа привлекла внимание К. Коффки и В. Кёлера, учеников Штумпфа, которые в качестве испытуемых участвовали в исследованиях Вертгеймера. Вместе с ними Вертгеймер обсуждал результаты, метод экспериментального исследования и сформулировал новый подход к объяснению восприятия движения. Эти исследования, их результаты и новые принципы были изложены в статье Вертгеймера (1912) "Экспериментальное исследование движения", от которой и принято считать начало гештальтпсихологии. С этого времени гештальтпсихология особенно активно развивается в Берлине, куда Вертгеймер вернулся в 1922г. Двадцатые годы являются периодом наивысшего расцвета этой школы. В 1929 г. Вертгеймер был назначен профессором во Франкфурт.

В 1933 г. Вертгеймер эмигрировал в США, где работал в Новой школе социальных исследований (Нью-Йорк). Здесь к октябре 1943г. Вертгеймер умер. В 1945 г. вышла его книга "Продуктивное мышление". В ней с позиций гештальтпсихологии экспериментально исследуется процесс решения задач, который описывается как процесс выяснения функционального значения отдельных частей в структуре проблемной ситуации. В. Кёлер считает эту книгу лучшей памятью о М. Вертгеймсре.

Среди основателей гештальт-психологии Курт Коффка (1886-1941), возможно, был самым изобретательным. Он родился и вырос в Берлине и там же получил образование в местном университете, проявив исключительный интерес к естественным наукам и философии. В дальнейшем он изучал психологию под руководством Карла Штумпфа и получил докторскую степень в 1909 году. В 1910 году Коффка начал свое длительное и плодотворное сотрудничество с Вертхеймером и Келером в стенах Франкфуртского университета.

Статья Коффки, получившая название "Перцепция: введение в гештальттеорию" (1922), содержала основы гештальтпсихологии, а также результаты многих исследований и их оценки. Главная причина, по которой основатели гештальтпсихологии сконцентрировали свои публикации на проблеме перцепции, была обусловлена самим духом времени: психология Вундта, против которой восстали сторонники нового учения, получила свою основную поддержку благодаря результатам исследований ощущений и восприятий, поэтому они выбрали перцепцию в качестве исходного пункта для критики Вундта в его собственной научной цитадели.

В 1921 году Коффка опубликовал книгу "Основы психического развития", посвященную формированию детской психологии и имевшую успех и в Германии, и в Соединенных Штатах. Его приглашали в Америку для чтения лекций в университетах Корнелла и Висконсина, а в 1927 году он получил место профессора в Смитовском колледже в Нортхэмптопе, штат Массачусетс, где проработал до своей смерти в 1941 году. В 1933 году Коффка издал книгу "Принципы гештальтпсихологии", которая оказалась слишком трудной для чтения, и потому не стала основным и наиболее полным пособием по изучению новой теории, как на это рассчитывал ее автор.

Исследования развития восприятия у детей, которые проводились в лаборатории Коффки, показали, что у ребенка имеется набор смутных и не очень адекватных образов внешнего мира. Коффка приходил к выводу о том, что в развитии восприятия большую роль играет сочетание фигуры и фона, на котором демонстрируется данный предмет. Он сформулировал один из законов восприятия, который был назван "трансдукция" Этот закон доказывал, что дети воспринимают не сами цвета, но их отношения.

Вольфганг Келер (1887-1967) был глашатаем движения гештальтпсихологии. Его книги, написанные с удивительной тщательностью и аккуратностью, дали классическое представление о многих аспектах этого научного направления. Занятия физикой, которую Келер изучал совместно с Максом Планком, убедили его в том, что эта наука должна быть связана с психологией и что гештальты (формы или структуры) встречаются в психологии так же, как и в физике.

Келер родился в Эстонии. Когда ему было пять лет, его семья переехала на север Германии. Свое образование он получал в университетах Тюбингена, Бонна и Берлина, где в 1909 году защитил докторскую диссертацию у Карла Штумпфа. Затем он отправился в университет Франкфурта, куда прибыл незадолго до появления там Вертхеймера с его игрушечным стробоскопом.

После эмиграции в США Келер преподавал в Свартморском колледже в Пенсильвании, написал несколько книг и редактировал журнал "Психологические исследования". В 1956 году он был удостоен награды "За выдающийся вклад в науку" Американской психологической ассоциации, а вскоре после этого был избран ее президентом.

Немецкий психолог, эмигрировавший в 1932 году в США, Курт Левин (1890-1947 гг.) вошел в историю науки как автор теории поля. Вслед за гештальтпсихологами (с которыми он одно время непосредственно сотрудничал) он полагал, что образ мира формируется сразу как целостность, и это происходит в данный момент как инсайт (ага-решение).

В 1921 г. Вертгеймер, Кёлер и Коффка основывают журнал "Психологические исследования". Здесь публикуются результаты экспериментальных исследований этой школы. С этого времени начинается влияние школы на мировую психологию. Важное значение имели обобщающие статьи 20-х гг. М. Вертгеймера: "К учению о гештальте" (1921), "О гештальттеории" (1925). В 1926 г. К. Левин пишет статью "Намерения, воля и потребности" — экспериментальное исследование, посвященное изучению потребностей и волевых действий. Эта работа имеет принципиальное значение: гештальтпсихологии приступает к настоящему экспериментальному исследованию этих областей психической жизни, наиболее трудно поддающихся экспериментальному исследованию. Все это очень поднимало влияние гештальтпсихологии. В 1929 г. В. Кёлер читает лекции по гештальтпсихологии в Америке, которые затем выходят книгой "Гештальтпсихологии". Эта книга представляет систематическое и, пожалуй, лучшее изложение этой теории. На американскую психологию оказала большое влияние также книга К. Коффки "Принципы гештальтпсихологии", 1935.

Школа распалась в конце 1930-х гг. Однако, она способствовала созданию одного из наиболее влиятельных направлений современной психотерапии – гештальт-терапии, основоположником которого является немецко-американский психолог Фриц (Фредерик) Перлз(1893-1970 гг.). Ф.Перлз считал, что любой аспект поведения – есть проявление целого, то есть бытия человека. Кроме того, идея целостности – и это уже от гештальтпсихологии – означает понимание индивида, как части более широкого поля, включающего организм и среду. В этом единстве, однако, обозначается "контактная граница" между индивидом и средой: у здорового индивида она подвижна, допуская и контакт со средой, и уход из нее. Контакт Перлз считает формированием гештальта, уход – завершением.

2. Фи-феномен

Классическим является открытый Максом Вертгеймером, так называемый, фи-феномен. Оказалось, что восприятие движения возможно в отсутствие самого движения или, на языке описания восприятия движений в ассоцианизме, в отсутствие последовательной цепочки ощущений, отражающих перемещение объекта в пространстве. В нашем восприятии пространство структурируется, элементы объединяются в фигуры на основе отношений, к самим элементам не сводящихся. Явления фигуры и фона отчетливо выступают при рассмотрении, так называемых, двойственных изображений, где фигура и фон как бы самопроизвольно меняются местами (происходит внезапное "переструктурирование" ситуации).

Понятия фигуры и фона, явление переструктурирования, то есть внезапного усмотрения новых отношении между элементами, распространялись гештальтпсихологами и за пределы психологии восприятия. В частности, они оказались важными при обсуждении творческого мышления, внезапного "открытия" нового способа решения задачи, того, что называется "озарение". В гештальтпсихологии это явление получило название "aгa-решение" (теперь чаще используют понятие "инсайт"), причем оно обнаруживается не только у человека, но и у высших животных.

Усмотрение новых отношений — центральный момент творческого мышления человека. Именно на основе принципов гештальтпсихологии были проведены исследования в этой области с использованием метода "рассуждения вслух".

Эксперимент Вертхеймера, в котором Коффка и Келер играли роль испытуемых субъектов, был посвящен изучению восприятия кажущегося движения предметов – то есть движения, которое на самом деле не происходит. Для его определения Вертхеймер пользовался термином "впечатление движения". Используя тахистоскоп, он пропускал луч света через две прорези, одна из которых располагалась вертикально, а другая имела наклон от вертикали приблизительно в 20-30 градусов.

Если световой луч пропускался сначала через одну прорезь, а потом через другую через относительно длительный интервал времени (более 200 миллисекунд), наблюдатели видели последовательное появление света сначала в одной, а затем в другой прорези. Если временной интервал сокращался, то наблюдателям казалось, что обе прорези освещены постоянно. При длительности интервала порядка 60 миллисекунд, создавалось впечатление, что линия света непрерывно перемещается от одной прорези к другой и обратно.

Вертхеймер был убежден, что это явление, получившее экспериментальное подтверждение в его лаборатории, по-своему так же является элементарным, как и обычное ощущение, но, в то же время, представляет собой нечто отличное от одного или даже нескольких простых ощущений. Он назвал это явление фи-феноменом (фи-феномен – иллюзия перемещения с места на место двух поочередно включающихся источников света).

По мнению Вертхеймера, кажущееся движение вообще не нуждалось в объяснении. Оно существовало в таком виде, в каком воспринималось, и не могло быть разбито на более простые составляющие.

Вертхеймер опубликовал результаты своего исследования в 1912 году в статье под названием "Экспериментальные исследования восприятия движения". Считается, что именно она положила начало возникновению школы гештальт-психологии.

Критики гештальт-психологии утверждали, что у ее основателей суть изучения восприятия – к примеру, при наблюдении фи-феномена – сводилась скорее не к научному исследованию явления, а просто к признанию его существования. Экспериментаторы-психологи заявляли, что позиция гештальтистов выражена неотчетливо и что базовые принципы и границы применения их теории определены недостаточно строго, чтобы возыметь научное значение. Гештальтисты отвергали эти обвинения, настаивая на том, что незаконченность объяснений и определений нового научного направления – это отнюдь не то же самое, что неопределенность [8].

3. Природа научного переворота

Гештальт-идеи находились в прямой оппозиции к традиционным взглядам немецкой психологии.

Подобно многим бунтарям, лидеры гештальт-движения требовали полной ревизии прежних научных взглядов, действуя почти как "интеллектуальные миссионеры, распространяющие новую веру" [8]. Сам Келер писал, что "мы были взволнованы не только тем, что мы установили, но даже в большей степени перспективами открытия новых фактов... здесь присутствовала не только стимулирующая новизна наших действий, которая нас вдохновляла идти дальше. Мы испытывали также огромный прилив облегчения - как будто вырвались из тюрьмы. Этой тюрьмой была старая психология, которую мы изучали, когда были студентами университета" [8].

Гештальтисты сделали следующий шаг сравнительно с функционалистами, а именно отказались от дополнительных элементов (или актов), которые извне упорядочивают сенсорный состав сознания, придавая ему структуру, форму, гештальт, и утвердили постулат о том, что структурность изначально присуща самому этому составу.

Гештальтам присущи собственные характеристики и законы. Свойства частей определяются структурой, в которую они входят. Мысль о том, что целое больше образующих его частей, была очень древней.

В своей книге "Гештальтпсихология" (1929 г.) Келер отмечал, что понятие "гештальт" используется в немецком языке в двух случаях.

1. Во-первых, оно обозначает форму или очертание предметов. В этом смысле гештальт относится к общим свойствам, которые могут быть выражены в таких понятиях, как угловой или симметричный, и описывает такие характеристики, как "треугольность" геометрических фигур или трехтактность музыки.

2. Во-вторых, оно обозначает целостный объект, которому в качестве одного из свойств присуща особая форма или очертание. В этом смысле слово "гештальт" может относиться, например, к треугольникам в большей мере, чем к понятию "треугольности".

Таким образом, понятие гештальта может использоваться для ссылки как на объект, так и на его специфическую форму. Применение этого термина не ограничивается визуальным или даже общим сенсорным полем. "В него также, по-видимому, должны быть включены процессы научения и памяти, а также стремление, эмоциональное отношение, действия и др." [8]. В этом общем, функциональном смысле данного слова гештальтисты пытались иметь дело с целой областью психологии.

Основную проблему гештальттеории можно было бы сформулировать так: существуют связи, при которых то, что происходит в целом, не выводится из элементов, существующих якобы в виде отдельных кусков, связываемых потом вместе, а, напротив, то, что проявляется и отдельной части этого целого, определяется внутренним структурным законом всего этого целого.

Центральной в гештальтпсихологии является проблема целостности и целостного подхода в противоположность элементаризму и механицизму старой, ассоциативной, и новой, бихевиористской, психологии. Как подчеркивал Вертгеймер, "...гештальттеория возникла из конкретных исследований..." [7, c. 84]. Она не является теоретической спекуляцией, но выросла из конкретных потребностей изучения человека, она эмпирична в этом смысле. Вместе с тем на нее оказала влияние философия Канта, -Маха, особенно феноменологическая философия Гуссерля. Гештальтпсихология была также ориентирована на естествознание, особенно на физику.

Первый программный труд гештальт-психологии, принадлежавший Келеру, был посвящен вопросам физической химии и назывался "Физические гештальты в покое и стационарном состоянии" (1920). Теория гештальта не могла претендовать на серьезную роль без естественно научного обоснования. Поэтому она и начинается с келеровской книги о физических гештальтах. Келеру и его научным друзьям представлялось, что принцип гештальта – единый для различных порядков явлений – позволит по-новому решить психофизическую проблему, приводя сознание в соответствие с физическим миром и в то же время не лишая его самостоятельной ценности. Это решение выразилось в понятии изоморфизма.

В. Кёлер одновременно с получением психологического образования изучал физику у Макса Планка; Вертгеймер вспоминал о своих длительных беседах с Эйнштейном в 1916 г. Поэтому становятся понятными слова Вертгеймера о том, что "гештальтпсихология появилась не вдруг, она конвергировала, подтянула к себе материал из всех наук, а также от различных философских точек зрения для решения принципиального вопроса" [7, c. 86], касающегося подхода к пониманию психологических проблем.

4. Гештальт-принципы организации восприятия

История гештальтпсихологии начинается с выхода работы М. Вертгеймера "Экспериментальные исследования восприятия движения" (1912), в которой ставилось под сомнение привычное представление о наличии отдельных элементов в акте восприятия. В экспериментах: испытуемому последовательно предъявлялись два световых стимула (один — вертикальная или наклонная полоска (А), другой — горизонтальная (В)). При значительном временном интервале между А и В видны оба стимула, следующие друг за другом. При очень быстрой смене раздражителей испытуемые воспринимали угол, при средней скорости видели, как первая — наклонная" или вертикальная линия — перемещается в горизонтальное положение. Это кажущееся движение испытуемые не могли отличить от реального перемещения даже при специальной инструкции. Вертгеймер также описал явление "чистого движения", когда испытуемые, отчетливо видя движение, не воспринимали перемещающегося объекта. Оно получило название стробоскопического движения [3].

Вертхеймер изложил принципы организации восприятия в своей работе, опубликованной в 1923 году. Он исходил из того, что мы воспринимаем предметы в той же манере, в какой воспринимаем кажущееся движение – то есть как единое целое, а не как наборы индивидуальных ощущений.

Базовая предпосылка этих принципов состоит в том, что организация восприятия происходит мгновенно, в тот же момент, когда мы видим или слышим различные формы или образы. Части перцептивного поля становятся связанными, объединяясь между собой, чтобы создать структуру, которая выделялась бы на общем фоне. Организация восприятия происходит самопроизвольно, и ее возникновение неизбежно всякий раз, когда мы смотрим вокруг себя.

Согласно гештальт-теории, первичная деятельность нашего мозга по визуальному восприятию объектов заключается не в накоплении их отдельных проявлений. Область мозга, отвечающая за зрительное восприятие, не реагирует на отдельные элементы визуальных входных сигналов и не связывает их вместе с помощью механического процесса ассоциации. Напротив, мозг представляет собой динамичную систему, в которой все элементы являются активными в каждый момент взаимодействия. Элементы, которые являются одинаковыми или близкими друг другу, стремятся к объединению, а элементы, которые являются несходными или далекими друг от друга, не объединяются.

Далее перечислены несколько основных принципов организации восприятия:

1. Близость. Элементы, которые близки друг к другу в пространстве или во времени, кажутся нам объединенными в группы, и мы стремимся воспринимать их совместно.

2. Непрерывность. В нашем восприятии существует тенденция следования в направлении, позволяющем связывать наблюдаемые элементы в непрерывную последовательность или придать им определенную ориентацию.

3. Сходство. Подобные элементы воспринимаются нами совместно, образуя замкнутые группы.

4. Замыкание. В нашем восприятии существует тенденция завершения незаконченных предметов и заполнения пустых промежутков.

5. Простота. В любых условиях мы стремимся видеть фигуры настолько завершенными, насколько это возможно: в гештальт-психологии это свойство получило название "прегнантная форма". Прегнантный гештальт должен быть симметричным, простым и неизменным и не может быть упрощен или упорядочен каким-либо иным образом.

6. Фигура-фон. Мы стремимся организовать наше восприятие таким образом, чтобы видеть объект (фигуру) и задний план (фон), на котором она проявляется. При этом фигура представляется нам более заметной и яснее выделяется на общем фоне изображения [8].

Эти принципы восприятия не зависят от высших мыслительных процессов или прошлого опыта; они присутствуют в наблюдаемых объектах сами по себе. Вертхеймер назвал их вспомогательными факторами, но он также признавал, что на перцепцию влияют и основные факторы самого организма: например, высшие мыслительные процессы, определяющие предварительную осведомленность и установку, также могут влиять на восприятие. Однако, в общем, гештальтисты старались уделять больше внимания вспомогательным факторам организации восприятия, чем результатам научения или опыта.

5. Гештальт-исследования проблем научения: инсайт и интеллект человекообразных обезьян

В соответствии со взглядами гештальтпсихологии на проблему восприятия, Келер интерпретировал результаты исследований поведения животных в терминах целостности ситуации и взаимосвязей между отдельными стимулами. Например, он изучал проблему, посвященную решению задач реструктурирования перцептивного поля.

Келер трактовал результаты подобных опытов как доказательство существования инсайта – то есть внезапного постижения или понимания неизвестных ранее взаимосвязей (инсайт – внезапное осознание или постижение (проблемы, явления)). Для описания явления, выявленного при проведении опытов с обезьянами, Келер использовал немецкое слово "Einsicht", что соответствовало английскому "insight", которое можно приблизительно перевести как понимание, постижение, проникновение в суть задачи. В других экспериментах, посвященных вопросам самостоятельного, спонтанного понимания проблемы, американский исследователь психологии животных Роберт Иеркс также обнаружил в поведении орангутангов доказательства в пользу существования инсайта, который он называл смысловым научением.

По Кёлеру, интеллектуальное решение состоит в том, что элементы поля, прежде не связываемые, начинают объединяться в некоторую структуру, соответствующую проблемной ситуации. С чисто описательной точки зрения для этой формы поведения характерно использование предметов в соответствии с их отношением друг к другу и в реорганизации поля. Структурирование поля в соответствии с проблемой происходит внезапно в результате усмотрения (инсайт) при условии если все элементы, необходимые для решения, находятся в поле восприятия животного.

Понятие об инсайте (от англ. insight – усмотрение) стало ключевым в гештальт-психологии. Ему был придан универсальный характер. Оно стало основой гештальтистского объяснения адаптивных форм поведения, которые Торндайк и бихевиористы объясняли принципом "проб, ошибок и случайного успеха" [9].

Изучение инсайта оказало поддержку гештальтистской молярной или глобальной концепции поведения в ее борьбе с молекулярными или атомистическими взглядами бихевиористов. Эти исследования также укрепили позицию идеи, выдвинутой гештальт-психологами, согласно которой научение включает в себя реорганизацию или реструктуризацию психологической среды.

Введенное Келером понятие инсайта подвергалось серьезной критике. Попытки повторить эксперимент Келера, в котором шимпанзе давались две короткие палки, из коих надо было составить одну длинную, оказали слабую поддержку взглядам на роль инсайта в процессе научения. На основании повторно проведенных подобных опытов высказывались предположения, что так как решение у обезьян возникает не мгновенно, оно может зависеть от их предыдущих навыков [8].

6. Изоморфизм

При объяснении фи-феномена необходимо учитывать соответствие между гештальтами в переживании непосредственно созерцаемого и в процессах, совершающихся при этом в головном мозге. Эта идея, получившая название изоморфизма (по-гречески isos – одинаковый, morphe – форма,изоморфизм – соответствие между гештальтами в переживании непосредственно созерцаемого и в процессах, совершающихся при этом в головном мозге), в настоящее время воспринята в химии и биологии. Гештальтисты уподобляли перцепцию карте, в том смысле, что она идентична реальной местности, которую представляет, не являясь при этом ее точным подобием. Но в то же время карта – надежное руководство по восприятию реального мира.

Изоморфизм означает, что элементы и их отношения в одной системе взаимно однозначно соответствуют элементам и их отношениям в другой. Физиологическая и психологическая системы, согласно гештальтистской гипотезе, изоморфны друг другу (подобно тому как топографическая карта соответствует рельефу местности) [9].

Взгляды Вертхеймера получили дальнейшее развитие у Келера в его книге "Физические гештальты в покое и стационарном состоянии", вышедшей в 1920 году. В ней Келер высказывает предположение о том, что процессы в коре головного мозга сходны с процессами в силовом поле и что, подобно возникновению силового электромагнитного поля вокруг магнита, в ответ на сенсорные импульсы может возникать поле нервной деятельности – вследствие электромеханических процессов, возникающих в мозге в ответ на сенсорные импульсы.

В своей книге Кёлер проводит мысль о том, что физический мир, так же как и психологический, подчинен принципу гештальта. Гештальтисты начинают выходить за пределы психологии: все процессы действительности определяются закономерностями гештальта. Объяснение психических явлений должно состоять в нахождении соответствующих структур в мозговых процессах, которые объяснялись на основе физической теории электромагнитного поля, созданной Фарадеем и Максвеллом. Вводилось предположение о существовании электромагнитных полей в мозгу, которые, возникнув под влиянием стимула, изоморфны структуре образа. Гипотеза о наличии мозговых полей составляет существенную часть системы гештальтпсихологии и представляет ее решение психофизической проблемы.

Принцип изоморфизма рассматривался гештальтпсихологами как выражение структурного единства мира - физического, физиологического и психического: последний есть точная структурная репродукция динамической организации соответствующих мозговых процессов. Выявление единых закономерностей для всех сфер реальности позволяло, по Кёлеру, преодолеть витализм. Выготский оценил эту попытку как "чрезмерное приближение проблем психики к теоретическим построениям и данным новейшей физики"[1, с. 102]. Дальнейшие исследования (хотя не все они были выполнены гештальтпсихологами) усилили новое течение. Э.Рубин открыл феномен фигуры и фона (1915); Д.Катц показал роль гештальт-факторов в поле осязания и цветового зрения.

7. Продуктивное мышление человека

В гештальтпсихологии экспериментально исследовалось также мышление (Кёлер, Вертгеймер, Дункер, Майер).

Вертгеймер распространяет этот принцип на решение задач человеком. Книга Макса Вертхеймера, посвященная проблемам продуктивного мышления, была опубликована уже после смерти ее автора, в 1945 году. В ней он попытался применить гештальт-принципы научения к вопросам творческого мышления людей, на основе предположения, что мышление осуществляется в терминах целостного осознания проблемы. При этом он утверждал, что для успешного решения поставленной задачи ситуацию в целом должны хорошо представлять себе и ученик, и учитель.

Вертхеймер считал, что если преподаватель организует материал классных упражнений в целостную систему, то у его учеников легче проявится инсайт, они смогут уловить суть проблемы и найти ее решение. Вертхеймер продемонстрировал, что как только принцип решения задачи усвоен, он может применяться и в других ситуациях.

Он приходит к выводу: "Мышление заключается в усмотрении, осознании структурных особенностей и структурных требований; в действиях, которые соответствуют этимтребованиям и определяются ими, и тем самым в изменении ситуации в направлении улучшения ее структуры" [3]. Условием переструктурирования ситуации, по Вертгеймеру, является умение отказаться от привычных, сложившихся в прошлом опыте и закрепленных упражнениями шаблонов, схем, оказывающихся неадекватными ситуации задачи. Переход на новую точку зрения осуществляется внезапно в результате озарения – инсайта. Подчеркивается, что, хотя мышление есть единый процесс, в его динамике можно выделить этапы, последовательные фазы.

Первая фаза – постановка задачи на основе условий; "первое -достижение заключается именно в осознании того, что здесь есть проблема. Видение, правильная постановка проблемы часто гораздо важнее решения поставленной задачи" [3]. Вторая фаза – группировка, реорганизация, структурирование и другие операции в связи с поставленной задачей. Третий этап или фаза – обнаружение структуры путем инсайта. Четвертый – нахождение путей реализации в соответствии с этой структурой.

8. Теория поля Курта Левина

Теория поля - психологическая система Курта Левина, использующая концепцию силового поля для объяснения поведения личности в терминах влияния на него поля общественного воздействия.

Понятие "поля" связывается Левиным с системой объектов-побудителей человеческой активности, существующих "здесь и сейчас" в его психологическом, субъективном пространстве. Поле напряжено (аналог физического поля, как и гештальтисты, Левин утверждал тождество, физических и психологических закономерностей), когда возникает нарушение равновесия между индивидом и средой. Это напряжение нуждается в разрядке, что осуществляется, как реализация намерения. При реализации намерения объекты, в которых человек не испытывает более потребности, теряют свою побудительную силу.

Например, если мы хотим есть, то появившийся в поле зрения бутерброд "притягивает" нас (в терминах Курта Левина, имеет положительную валентность), но, удовлетворив голод иначе, мы теряем к нему интерес. Ситуации, в которых поведение человека определяется объектами поля, называются "полевое поведение": его "нормальный" вариант предполагает, что объект управляет поведением в силу того, что соответствует потребности.

Теория поля Левина явилась новым шагом в объяснении поведения. Согласно ей, протекание действий целиком сводится к конкретной совокупности условий существующего в данный момент поля. Понятие поля охватывает факторы как внешней (окружение), так и внутренней (субъект) ситуации.

От теорий научения и влечения Левиновская теория поля отличается по трем пунктам, которые совпадают с тремя из шести характеристик, данных Левином своей теории. Согласно первой из них, анализ поведения должен исходить из общей ситуации. Таким образом, в объяснение включается более широкий круг явлений, чем объединения отдельных элементов типа раздражителей и реакций. Совокупную ситуацию следует реконструировать так, как она представляется субъекту. Это означает (вторая характеристика), что объяснение должно быть психологичным. Поэтому к основным единицам причинно-следственного анализа относятся, например, не раздражители, как их пытается определить бихевиорист, а воспринимаемые субъектом особенности окружения, которые предоставляют ему различные возможности для действия. При этом психологическому анализу подлежит не только феноменально данное действующему субъекту в нем самом и окружении, но и не представленное в переживании и, тем не менее, влияющее на поведение. Третья характеристика. Простых связей в смысле ассоциации "раздражитель – реакция" для объяснения поведения недостаточно. Согласно Левину, в основе всякого поведения лежат силы. Этот динамический аспект объяснения поведения выходит за рамки допущения об общих и специфических влечениях.

Для объяснения поведения Левин разработал две отчасти дополняющие друг друга модели: личности и окружения. Обе посвящены проблемам мотивации. Структурными компонентами этих моделей являются соседствующие, отграниченные друг от друга области. Несмотря на это сходство, структурные области в каждой из моделей имеют разное значение, которое определяется прежде всего динамическими компонентами обеих моделей. Модель личности оперирует энергиями и напряжениями, т. е. скалярными величинами. Модель окружения имеет дело с силами и целенаправленным поведением, т. е. векторными величинами. В конечном счете обе теоретические схемы базируются на представлении гомеостатической регуляции: создавшееся положение стремится к состоянию равновесия между различными областями пространственного распределения напряжений, или сил. При этом регулирующим принципом является не уменьшение напряжения, а его уравновешивание по отношению к более общей системе или полю в целом.Халл Брунсвик, выдвинул важные моменты, уяснение которых полезно для методологии психологии в целом. Брунсвик справедливо утверждает: "Поле, в котором Левин может предсказывать, есть в прямом смысле слова человек в его жизненном пространстве. Но жизненное пространство нельзя путать ни с географическим окружением и его физическими стимулами, ни с реально достигнутыми результатами в этом окружении. Оно после восприятия, но до поведения" [3, с. 266]. Это утверждение частично верно именно потому, что восприятие и поведение — законные проблемы психологии. Эта точка зрения — естественное следствие подхода с точки зрения теорий поля, согласно которой пограничные условия поля являются важными характеристиками этого поля. Среди фактов, существующих в данное время, можно выделить три области, изменения в которых интересны или могут быть интересны для психологии.

1. "Жизненное пространство", т. е. личность и ее психологическое окружение как оно существует для нее. Мы обычно имеем в виду это поле, говоря о потребностях, мотивации, настроении, целях, тревоге, идеалах.

2. Множество процессов физического и социального мира, которые не влияют на "жизненное пространство" человека в данный момент.

3 "Пограничная зона" жизненного пространства: определенная часть физического и социального мира, которая влияет на жизненное пространство в данное время. Например, процесс восприятия тесно связан с такой пограничной зоной, ибо то, что воспринимается, частично определяется "стимулами", т. е. той частью физического мира, которая действует на органы чувства. Другим процессом, относящимся к пограничной зоне, является выполнение некоторого действия [3].

Заключение

В заключение остановимся на общей оценке гештальтпсихологии. Гештальтпсихология пыталась развить атомистическую теорию в психологии, преодолеть схематизм в трактовке психических процессов, открыть новые принципы и подходы к их изучению. Введенный ею структурный принцип в смысле нового подхода Выготский оценивал как "великое незыблемое завоевание теоретической мысли" [1, c. 281]. В этом сущность и исторический смысл гештальттеории. Существенно отметить также, что основатель общей теории систем Л. фон Берталанфи считал, что в работе "Физические гештальты в покое и стационарном состоянии" В. Кёлер предвосхитил отдельные положения общей теории систем. Этим оценивался важный вклад гештальтпсихологии в методологию научного исследования. Методики экспериментального исследования восприятия, мышления, личности, а также полученная в результате их применения богатая феноменология составляют важный итог деятельности гештальтпсихологов. "Наиболее ценный эффект структурной психологии – это сделанные ею описания" [1, c. 402], - писал Л. С. Выготский. Этой школой сделан важный шаг по преодолению интеллектуализма, свойственного всей традиционной психологии. Однако в теоретическом плане концепция зашла в тупик. Введенный ею структурный принцип не оправдал себя как универсальный, т. е. распространенный на всю общую психологию, и на детскую, и на патопсихологию. В этой универсальности обнаружилась недостаточная объяснительная сила структурного принципа. Так, в применении к проблемам психического развития попытка охватить единым принципом инстинктивные и интеллектуальные процессы не позволяет увидеть принципиальную разницу между ними, а также разницу между животными и человеком, приводит к натуралистической теории психического развития ребенка, "сознательно сливает животное и человеческое, игнорирует историческую природу развития человеческого сознания..." [1, c. 268] и в конечном счете не объясняет психическое развитие. В более общем смысле: "Понятие структуры одинаково распространяется на все формы поведения и психики. Снова в свете или, вернее, в сумерках структуры все кошки серы: вся разница в том, что один вечный закон природы – закон ассоциации – сменился другим, столь же вечным законом природы – законом структуры..." [2, c. 27].

Описанный в гештальтпсихологии чрезвычайно важный психологический факт – факт гештальта – продолжает привлекать исследователей. Его теоретическое осмысление с помощью принципа изоморфизма справедливо расценивается как откровенный физикализм и не может претендовать на объяснение. С позиций, отражающих достижение современной психологии в области экспериментальных исследований и теории, намечается новый подход к объяснению этого факта. Так, анализируя фундаментальные исследования гештальтпсихологии в области восприятия, отмечая "авторитетность и притягательность этого направления"[5, c. 30], был сделан вывод о том, что ключом к пониманию выявленных в них закономерностей может стать изучение генезиса восприятия. Такой подход позволяет понять психологический механизм гештальта, в частности в области восприятия. Им выступает, по мнению А. А. Митькина, опыт субъекта. Более конкретно эти психологические механизмы раскрываются в исследованиях по планомерному формированию симультанного опознания, проводимых в контексте теории планомерного формирования умственных действий и понятий.

Список использованной литературы

1. Выготский, Л.С. Собрание сочинений: В 6-ти т. Т. 1. Вопросы теории и истории психологии. / Под ред. А.Р. Лурия, М.Г. Ярошевского. – М.: Педагогика, 1982. – 488 с.

2. Выготский, Л. С. Развитие высших психических функций / Л.С. Выготский. – М.: Изд-во АПН РСФСР, 1960.

3. Ждан, А. Н. История психологии: Учебник. / А. Н. Ждан. – М.: Изд-во МГУ, 1990. – 367 с.

4. История психологии (10-е - 30-е гг. Период открытого кризиса): Тексты. – 2-е изд. / Под ред. П. Я. Гальперина, А.Н. Ждан. – М: Изд-во Моск. ун-та, 1992. – 364 с.

5. Митькин, А.А. Законы гештальта и фазность восприятия// Психологический журнал. – 1983. № 6. – С. 30.

6. Морозов, А.В. История психологии. Учебное пособие для вузов.- 2-е изд. / А.В. Морозов. – М.: Академический Проект: Фонд "мир", 2005. – 288 с.

7. Хрестоматия по истории психологии / Под ред. П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. – M., 1980.

8. Шульц, Д.П., Шульц, С.Э. История современной психологии / Пер. с англ. А.В. Говорунов, В.И. Кузин, Л.Л.Царук / Под ред. А.Д. Наследова. – СПб.: Изд-во "Евразия", 2002. – 532 с., ил.

9. Ярошевский, М.Г. История психологии: от античности до середины ХХ в. / М.Г. Ярошевский. – М., 1996.