регистрация / вход

Предмет, объекты и методы политической психологии, соотношение теории и практики

Политика как объект политической психологии, теоретические модели и тенденции ее изучения, классификация методов. Психобиографические подходы к определению типа политической культуры. Сущность построения семантического пространства, дистантного анализа.

РЕФЕРАТ

Предмет, объекты и методы политической психологии, соотношение теории и практики

Выполнил А.Н. Милевич

Под объектом науки обычно понимается та часть реальности, на которую направлено внимание исследователей. Один и тот же объект может рассматриваться несколькими научными дисциплинами под разными ракурсами. Под предметом мы будем понимать тот угол зрения, под которым данный предмет рассматривается именно этой дисциплиной. Предмет науки определяется также используемым категориальным аппаратом и методологией исследования.

Так, объектом политической психологии, как и других политических наук, является политика, а ее особым предметом — субъективный компонент политической системы и процесса, который рассматривается с помощью специальных по преимуществу психологических методов и подходов.

Политика — это:

- такая игра, где пытаются выглядеть серьезно и решать серьезные проблемы;

- бизнес, власть и ее желание, желание денег, стремление к лидерству;

- государственное управление, борьба за власть;

- движущая сила общества;

- оболочка для других процессов в обществе;

- «грязная работа», игра (шоу), власть;

- деятельность, направленная на развитие общества, создание условий для существования граждан;

- область приложения энергии наиболее активных, честолюбивых и властолюбивых граждан;

- способ достижения власти;

- отношение государства к народу и наоборот;

- правила жизнедеятельности в современном обществе;

- способ воздействия на окружающих, способ достижения своих целей, удовлетворения самолюбия, сфера действий.

Это только малая часть того, как обычно трактуют политику. Но так трактуют это понятие на уровне здравого смысла. Если; же отойти от поверхностных стереотипов, то следует признать, что хотя политика действительно включает в себя борьбу за власть, она не сводится только к грубому выяснению отношений между политиками, в котором любые средства хороши. Это все же некая цивилизованная форма отношений по поводу власти.

Сейчас издано немало учебников по политологии нового поколения, в которых даются весьма разнообразные научные трактовки этого понятия1 . При этом одни авторы акцентируют в политике ее управленческие функции, говоря, что политика — это искусство управлять обществом. Другие подчеркивают ее связь с властными отношениями, причем имеют в виду прежде всего силовые методы осуществления власти. Третьи указывают на связь политики с правом. Выделим несколько наиболее распространенных трактовок.

Политика как система. В политической науке при всем многообразии определений ее основного объекта исследования — политики есть несколько важных аспектов, которые в этом феномене выделяются. Первый аспект— это понимание политика как системы государственных институтов. Действительно, говоря о политике, мы обычно вспоминаем о государстве как системе политических институтов, куда входят президент и парламент, армия и система безопасности, министерства внутренних и иностранных дел, финансов, социального обеспечения и т.п..

Политология, прежде всего, изучает, как устроено то, или иное государство, как оно регулирует отношения граждан и власти, каковы отношения властных структур между собой. Зрелая политическая система предполагает, что разные институты выполняют различные функции и между ними существует разделение труда: внешняя и внутренняя политика имеют свою специфику, и чтобы обеспечить эффективное управление, нужны профессионалы, знающие свое дело.

Многие проблемы в осуществлении власти возникают тогда, когда происходит смешение функций разных ее ветвей. Принцип разделения властей предполагает, что независимо друг от друга и с равной степенью ответственности перед обществом действуют законодательная, исполнительная и судебная власти. В современном обществе к ним принято добавлять и четвертую власть — средства массовой информации, которые освещают жизнь общества и служат каналом обратной связи между гражданами и политиками.

В дискуссиях по предмету политической психологии можно выделить несколько существенных моментов. Во-первых, понимание его, что психологические компоненты являются неотъемлемой частью политического процесса происходило постепенно и отягощалось методологическими крайностями пионерских исследователей.

Во-вторых, работы современных психологов, избирающих своим предметом политическое поведение, политическое мышление или политическую культуру, нередко методологически недостаточно обеспечены и включают в качестве научного инструментария политологические и психологические, статистические и социологические категории и подходы без их должного перевода на язык своей науки.

В-третьих, политико-психологическая проблематика развивается не только в рамках самой этой науки, но и в работах по этнографии, страноведению, экономике, истории, социологии и др. В последние годы появилось немало интересных публикаций, имеющих междисциплинарный характер и раскрывающих закономерности формирования личности в политике, воздействие политической культуры на судьбы государства, влияние исторически сложившегося менталитета на развитие нации и т.д. Все эти проблемы входят в круг исследования психологии политики.

Современная политическая психология представлена большим числом теоретических моделей. Однако все это пестрое разнообразие подходов, исследовательских стратегий и методов вписывается в две ведущие тенденции.

Первая из них основана на представлении о человеке как простом винтике политической машины. Отсюда и инженерный подход к налаживанию работы этой машины, сциентизм и технократизм как исследовательская философия этой группы политических психологов. Методологическим фундаментом этой группы концепций являются по большей части позитивистские теории, пришедшие, как из психологии, так и из политологии.

Вторая группа исследователей исходит из иной теоретической установки. Для них человек является не только объектом политического воздействия, но и целью развития политической системы и ее активным субъектом. В рамках этой тенденции работают иные методологические подходы. В частности, для теоретиков этого направления характерно обращение к антипозитивистским моделям личности. Они также выбирают такие теоретические парадигмы, для которых менее свойственны манипуляторские тенденции.

Многообразные методы, используемые в политической психологии, могут быть классифицированы по разным основаниям. Так, в основание классификации могут быть положены объекты исследования, количественный или качественный характер исследования, цель исследования (методы исследовательские и коррекционные) и пр.

Именно объект исследования диктует конкретные методы, адекватные его изучению. Так, различные феномены массового политического поведения требуют таких методов, как анализ статистических данных, проведение массовых опросов с последующей математической обработкой больших массивов данных, проведения фокусированных интервью и фокус-групп.

В политической психологии накоплен и опыт использования собственно психологических методов для исследования массовых настроений, представлений, ценностей. Это такие исследовательские процедуры, как проективные техники (например, метод неоконченных предложений, рисуночные тесты), метод ассоциаций и др. (метод фиксированных ассоциаций политиков с животным, цветом, запахом, литературными героями, который позволил выявить бессознательный уровень восприятия, не подверженный стереотипам и дающий возможность более точно прогнозировать электоральное поведение избирателей).

Психобиографические подходы позволяют не только выявить влияние отдельных личностных характеристик политиков на конкретные события, но и увидеть в отдельном политике проявление определенного типа политической культуры.

Изучение феноменов политического мышления и политического сознания ведется в политической психологии преимущественно методами социальной психологии, причем в основном ее когнитивистского направления. Прежде всего объектом исследования становятся различные тексты, которые обрабатываются с помощью контент-анализа различных модификаций.

Другим методом, используемым для изучения политического менталитета тех групп, которые имеют артикулированные политические ценности, является метод построения их семантического пространства . Российский психолог В. Петренко проанализировал политические штампы и клише в лексике российских партий постсоветского периода. Материалом анализа послужили речи известных политиков, партийные документы. Данные этого исследования позволили построить многомерную типологию сознания политических активистов. Не менее интересно применение того же метода и при исследовании этнических стереотипов.

Исследование личности в политическом процессе начиналось еще в 1930-е годы в рамках преимущественно психоаналитической традиции. С этим связан и интерес исследователей к таким методикам, которые позволяли проникнуть в бессознательную, эмоциональную сферу личности, раскрыть глубинные мотивы политического поведения. В одной из первых политико-психологических работ Г. Лассвелла материалом для изучения политиков стали их медицинские карты в одном из элитарных санаториев, где их лечили от неврозов, алкоголизма и т.п. Современные политические психологи продолжают традицию качественного изучения личности политика, создавая психологические профили представителей данной профессии.

Наряду с этим в политической психологии широко используются психологические тесты при непосредственном исследовании политиков, а также многочисленные методы дистантного анализа в случае, когда объект недоступен исследователю. В таких случаях изучаются не только тексты их выступлений, но и видеозаписи, мемуары о них и другие прямые и косвенные источники данных о личности в политике. Нередко используется и метод экспертных оценок, который позволяет оценить отдельные качества личности, дать прогноз ее поведения.

Однако лучшие методы измерения бессмысленны, если они ведут к более точным оценкам только банальных характеристик индивидуальности политиков. Многие ученые стремятся выйти за рамки описания и попытаться прогнозировать политическое поведение. Поэтому далеко не любая типология или метод измерения годны к применению. Оценки индивидуальности лидера полезны, главным образом, когда они могут быть привязаны к его деятельности.

Чрезвычайно эффективно использование в политической психологии метода отдельных случаев ( case studies ) . Например, Орум и соавторы (1991) определили case study как глубокое, многомерное исследование отдельного социального явления, использующее качественные методы исследования. Лейпхарт (1971, 1975) видел case study как отдельный случай, который тесно связан со сравнительным методом, который он противопоставляет экспериментальным и статистическим методам. Мы определяем case study как метод получения «случая» или набора «случаев» через эмпирическую проверку реальных мировых событий в контексте их реального существования, без непосредственного управления, как самим явлением, так и его контекстом.

В арсенале исследовательских процедур политической психологии постоянное место занимает и метод эксперимента. Чаще проводится лабораторный, но используется и естественный эксперимент. Так, в результате экспериментальной проверки получили подтверждения важные теоретические положения о закономерностях поведения человека в политике.

Изучение образов в процессе политического восприятия является важной задачей и в развитии теории политической психологии, и прикладных исследованиях, востребованных политической практикой.

Основу количественной части исследования составил опрос, который включал в себя две анкеты. Анкета 1 представляла собой оригинальный авторский опросник, специально созданный для данного исследования. Его главной целью было собрать информацию о личных представлениях граждан о политической системе, лидерах, демократии, их политической идентификации, уровне авторитарности и других важнейших вопросах данного исследования.

Анкета 2 представляла собой стандартизированный тест на фокус-контроль Джулиана Роттера. Данные, полученные в результате тестирования (в частности, показатели общей интервальности, интервальности достижения и интервальности неудач), обрабатывались параллельно с данными по анкете 1, полученными по каждому респонденту, что позволило установить наличие корреляций между уровнем интервальности и другими вопросами исследования. Выборка на разных этапах исследования была случайной.

В опроснике наряду с закрытыми вопросами, предполагающими готовые варианты ответа, были широко использованы открытые вопросы, позволяющие получить более богатую и непредвзятую информацию о политических предпочтениях респондентов. Ответы на открытые вопросы обрабатывались методом шкалирования.

Качественная часть исследования включала в себя проведение глубинного интервью, рисуночного теста и историко-антропологического анализа интервью.

Глубинные интервью (общим числом более 200) проводились в 1993, 1995, 1996, 1997 гг. по преимуществу в Москве с теми же респондентами, которые отвечали и на вопросы анкеты. Интервью имело полустандартизированный характер, т.е. порядок вопросов определялся интервьюером, но в целом каждый респондент отвечал на20 основных вопросов, которые входили в гайд-интервью. Задача глубинных интервью в основном заключалась в том, чтобы получить дополнительную информацию о том, как формировались нынешние политические представления респондента, особенно его представления о власти, как они соотносятся с его биографией, типом семейной власти и типом политической социализации.

Еще одним качественным методом исследования был избран метод «Психологического рисунка власти».

Данный метод широко применяется в других областях психологии, но в политической психологии он до сих пор практически не применялся. Между тем именно с помощью данной проективной методики можно получить весьма богатый материал об образах власти, причем и в отличие от других, используемых нами методов, получить его не только в вербальной, но и визуальной форме, что для исследования образов имеет особое значение. Данная методика фиксирует два рода объектов: во-первых, личностные характеристики респондента, во-вторых, отношение респондента к исследуемым объектам действительности (в нашем случае — к власти). Если обычно в психологии проективные техники используются для анализа лишь первого типа объектов, т.е. личности выполняющего тест человека, то социальные психологи (О. Мельникова, Т. Фаломеева, О. Бартенева и др.) показали возможность изучения именно социальных объектов, т.е. их смыслов, находящихся в сознании человека с помощь таких тестов. Главная же проблема заключается в интерпретации полученных результатов и в их стандартизации. Данный тест наибольшим образом приспособлен для изучения образов, а именно их иррациональных составляющих.

Анализ образов конкретных политических лидеров, выполненных нами в другом исследовании, потребовал использования иных методов, в частности метода фиксированных ассоциаций.

Следует отметить, что, помимо собственно исследовательских процедур, в политической психологии используется и широкий набор методов коррекционного воздействия на политическое поведение, сознание и бессознательные структуры личности. Практика политического консультирования включает психодиагностику политического деятеля, анализ и коррекцию его публичного имиджа, разработку стратегии его взаимоотношений как с широкой публикой, так и с собственными единомышленниками и аппаратом. Такая работа политического психолога предполагает использование методов тренинга, участия в пиаровской работе, разработку рекомендаций по эффективной политической коммуникации.


Литература

1. Ануфриева Н.М., Зелинская Т.Н., Зелинский Н.Е., «Социальная психология», Киев, 2007, МАУП

2. Обозов Н.Н., Щекин Г.В., «Психология работы с людьми», Киев, 2008, МАУП

3. Щекин Г.В. – редакция “Современный менеджмент: теория и практика”, Киев, 2004, МЗУУП

4. Туленков Н.В. “Введение в теорию и практику менеджмента”, Киев. 2008, МАУП

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий