регистрация / вход

Психологические особенности судопроизводства

К отраслям психологии, которые изучают конкретные виды человеческой деятельности, следует отнести и юридическую психологию, которая вносит значительный вклад в решение сложных, многопрофильных задач укрепления правовой основы Российского государства.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение.. 2

1.Психолого-правовая характеристика процесса познания, установления истины в судебном заседании. 4

2. Психологические аспекты изучения материалов дела. 7

3. Психологические особенности судебного следствия. 9

3.1. Процессуальные нормы судебного следствия. 9

3.2. Допрос. 10

4. Психологические особенности прений сторон. 18

4.1. Защитительная речь. 20

5. Психологическая характеристика постановления приговора. 30

Заключение.. 33

Список использованной литературы... 34

Введение

Современное состояние психологической науки можно оценить как период значительного подъема в ее развитии. В течение последних десятилетий расширился фронт психологических исследований, появились новые научные направления и дисциплины. Разрастается круг разрабатываемых в психологии проблем; изменяется ее понятийный аппарат. Совершенствуются методология и методы исследования.

В настоящее время психология представляет собой довольно сложную и разветвленную систему дисциплин. Кроме общей психологии, изучающей общие закономерности психической деятельности людей, существуют и быстро развиваются частные, прикладные отрасли психологии, такие, как психология труда и ее самостоятельные разделы - инженерная, авиационная и космическая психология; психология познания; педагогическая, социальная, военная и медицинская психология; психология спорта; психология творчества и т.д.

К отраслям психологии, которые изучают конкретные виды человеческой деятельности, следует отнести и юридическую психологию, которая должна внести значительный вклад в решение сложных, многопрофильных задач укрепления правовой основы Российского государства, усиления борьбы с правонарушениями и преступлениями.

Юридическая психология включает в себя различные области научных знаний и в равной мере принадлежит как психологии, так и юриспруденции.

В области общественных отношений, регулируемых нормами права, психическая деятельность людей приобретает своеобразные черты, которые обусловлены спецификой человеческой деятельности в сфере правового регулирования.

Цель моей контрольной работы рассмотреть такой вопрос юридической психологии как: психологические особенности судопроизводства.

Стадийность является существенной особенностью психологической структуры судебной деятельности. Судебная деятельность развивается в определенной, строго регламентируемой процессуальным законом последовательности, которая создает соответствующие стадии развития общей судебной деятельности, что призвано обеспечить наиболее целесообразные условия исследования доказательств, способствовать установлению истины и осуществлению правосудия.

Наличие стадий, четкое различие задач, условий деятельности на каждой стадии - все это создает наиболее оптимальные психологические предпосылки для правильного и полного осуществления правосудия судом. Усиление этих предпосылок достигается практической возможностью внутри регламентированных процессуальным законодательством стадий провести дополнительное их деление на определенные этапы, что также обосновывается выявлением различий в психологической структуре, в задачах деятельности.

1. Психолого-правовая характеристика процесса познания, установления истины в судебном заседании

Уголовный процесс определяет следующие стадии развития судебной деятельности: предание суду, судебное рассмотрение, вынесение и исполнение приговора и другие.

1. В стадии предания суду решаются вопросы познания предварительного расследования и планирование собственной деятельности.

2. Непосредственное восприятие всех источников доказательств и познание обстоятельств дела осуществляется при проведении судебного следствия.

3. Заслушивание словесных сообщений о результатах познавательной деятельности, проведенной участниками судопроизводства (прокурором, адвокатом и т.д.).

4. Реализация основной конструктивной деятельности (вынесение приговора).

5. Осуществление действий, связанных с принятым конструктивным решением (исполнение приговора).

На каждой из перечисленных стадий суд не только решает самостоятельные задачи; деятельность суда проходит в различных внешних условиях, по-разному складываются психические отношения, различно осуществляются компоненты общей психологической структуры судебной деятельности.

"Психология рассмотрения уголовного дела в суде исследует закономерности, связанные с психической деятельностью всех лиц, участвующих в рассмотрении дела, а также воспитательное воздействие судебного процесса и приговора на подсудимого и других лиц, роль общественного мнения как фактора, влияющего на судебный процесс. Судебное следствие и вынесение приговора по делу являются логически неизбежной стадией, следующей за событием преступления и предварительным следствием. Деятельность суда, участников судебного процесса весьма многообразна"[1] .

Правосудие, которое в большей степени, чем многие другие виды деятельности, выступает как сфера общения между людьми, связано с целым рядом социально-психологических явлений, например эффективностью деятельности социальных групп, особенностями оценочных суждений в группе, восприятием и пониманием людьми друг друга, внушением, авторитетностью, с социально-психологической ролью личности и т.д. При этом в сфере судопроизводства закономерности социальной психологии могут служить и улучшению и ухудшению результатов деятельности. Коллегиальное и состязательное начала при осуществлении правосудия отвечают закономерностям социальной психологии. Согласно этим закономерностям, решению сложных задач, к таким относится большинство уголовных дел, благоприятствует взаимодействие при принятии решения группой лиц. В ходе совместной деятельности смягчаются крайности показателей психических процессов всех членов группы, повышается эффективность мышления, сковывается действие тех субъективных факторов, которые могут привести к ошибочному результату. Коллективная оценка доказательств является максимально объективной, особенно в суде присяжных.

Довольно редко в судебной практике встречаются случаи разногласия в судейской коллегии. Вынесение приговора по единогласному мнению состава суда можно рассматривать как дополнительную гарантию законности и обоснованности приговора, поскольку внутреннее убеждение всех членов судейской коллегии совпадает, что делает его несомненным. Такое единогласие, однако, встречается и при вынесении приговора, отмененного впоследствии вышестоящим судом, что может свидетельствовать о давлении неправильного мнения большинства в судейской коллегии на формирование собственного убеждения каждого члена суда. Поэтому все члены суда должны постоянно помнить о тех опасностях, которые подстерегают их при формировании коллективного мнения при разрешении уголовных дел. Они должны подвергать внутреннему самоконтролю свои выводы по данному уголовному делу, чтобы лишний раз проверить, не формируют ли они их таким образом под влиянием большинства. В судейской коллегии, кроме того, существует неравный социальный статус взаимодействующих лиц. Такой неравный социальный, а не правовой статус выражается в том, что судья выполняет свою профессиональную деятельность, остальные члены суда являются непрофессиональными судьями.

"Согласно закону председательствующий судья подает свой голос в процессе совещания судей последним, имеет своей целью ограничить возможность влияния мнения судьи на мнение других членов суда"[2] .

Для судьи в его реконструктивной деятельности важны следующие моменты: предварительное изучение и оценка всех обстоятельств дела и квалификации, сопоставление полученной в ходе судебного процесса информации с материалами предварительного следствия, нормами закона, окончательный синтез всей информации при вынесении приговора.

Наличие исходной модели прошлого события в материалах дела создает возможность познавательной деятельности суда по четкому заранее определенному плану. Собранные следствием данные вновь изучаются, планируется анализ и синтез отдельных фактов, выдвигаются и разрабатываются возможные версии, другие модели того же события, действия. Важно при этом построение версий о личности подсудимых, об их участии в событии, о причинах определенного поведения, об условиях действий и т.д. Состояние готовности предполагает предельную концентрацию мыслительных процессов судей именно на всех обстоятельствах данного уголовного дела.

2. Психологические аспекты изучения материалов дела

Изучение материалов дела - начальная часть судебного разбирательства, в которой осуществляется ознакомление участников процесса с материалами предварительного расследования и его заключением, письменными материалами и некоторыми вещественными доказательствам.

На этом этапе формируется процессуальная позиция судьи, прокурора, адвоката. Всестороннее знание дела позволяет им наметить стратегию и тактику своей деятельности, сформировать систему стратегических вопросов на этапе судебного следствия и произнести яркую, убедительную, аргументированную речь в судебных прениях.

"При изучении материалов дела активизируются аналитическая и критическая стороны психической деятельности участников судебного процесса. В частности, выясняется:

• соответствуют ли выводы обвинительного заключения материалам данного уголовного дела;

• учтена ли следователем вся совокупность доказательств по делу, имеется ли необходимость восполнения пробелов предварительного следствия в суде;

• на каких сторонах дела следует построить стратегию обвинения или защиты;

• какие доказательства могут получить новую интерпретацию;

• что может повлиять на решение суда"[3] .

На данном этапе воссоздается вся обстановка исследуемого происшествия, принимается во внимание все то, что позволяет увидеть событие с иной точки зрения. Тщательно изучаются протоколы допросов обвиняемого, выясняется его отношение к предъявленному обвинению.

Всестороннему критическому анализу подвергаются действия следователя, уточняется их необходимость и процессуальная обоснованность, осуществляется логическое моделирование исследуемого события, проводятся мысленные эксперименты, выдвигаются контрверсии.

Определяя модель события, взаимосвязь его частей и этапов, судья переходит к планированию его рассмотрения в судебном заседании. Материалы дела разбиваются на крупные блоки, последовательные группы взаимосвязанных фактов. Последовательность рассмотрения событий в судебном заседании обеспечивает их адекватное восприятие участниками судебного заседания, отражение действительной динамики рассматриваемого события. Особое внимание уделяется источникам первостепенных фактов и внутренней их согласованности. Анализируется возможность их случайного совпадения, определяется круг лиц для вызова в судебное заседание, запрашиваются все необходимые новые документы. Решение вопросов, связанных с преданием суду, осуществляется коллегиально на распорядительном заседании суда.

3. Психологические особенности судебного следствия

3.1. Процессуальные нормы судебного следствия

На этапе судебного следствия для формирования у председательствующего судьи, профессиональных судей и присяжных заседателей правильного личного внутреннего убеждения по решаемым ими вопросам с учетом позиции сторон, представленных ими и исследованных в суде доказательств, способствует реализация следующих процессуальных норм: 1) судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, а по делам частного обвинения - с изложения заявления частным обвинителем (ч.1 ст.273 УПК РФ)[4] . Председательствующий опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение, признает ли он себя виновным и желает ли он или его защитник выразить свое отношение к предъявленному обвинению (ч.2 ст.273 УПК РФ). После этого подсудимый или его защитник вправе обратиться к суду с краткой вступительной речью с изложением позиции защиты, что способствует расположению суда к восприятию оправдательных доказательств, которые защита намерена представить;

2) очередность исследования доказательств определяется стороной, представившей доказательства суду (ч.1 ст.274 УПК РФ);

3) судебное следствие в суде с участием присяжных заседателей начинается со вступительных заявлений государственного обвинителя и защитника (ч.1 ст.335 УПК РФ). Во вступительном заявлении государственный обвинитель излагает существо предъявленного обвинения и предлагает порядок исследования представленных им доказательств (ч.2 ст.335 УПК РФ). Защитник высказывает согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению и мнение о порядке исследования представленных им доказательств (ч.3 ст.335 УПК РФ).

В своем вступительном заявлении государственный обвинитель и защитник должны так изложить свою позицию и порядок исследования представленных ими доказательств, чтобы вызвать и к своей аргументации, психологически настроить председательствующего судью и присяжных заседателей на восприятие доказательств с соответствующей позиции.

"По мнению американских социальных психологов, одна из причин высокого процента обвинительных приговоров по уголовным делам в США (около 80%) состоит в том, что на реальных процессах прокуроры обычно представляют доказательства в порядке, определяемом версией, тогда как адвокаты обычно следуют порядку, определяемому свидетелями"[5] .

4) первой представляет доказательства сторона обвинения. После исследования доказательств, представленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной за (ч.2 ст.274 УПК РФ).

3.2. Допрос

В состязательном уголовном процессе основным способом преставления и исследования сторонами доказательств в суде является допрос. Судебный допрос отличается от допроса на предварительном следствии прежде всего тем, что он более отдален во времени от события преступления.

На момент допроса в суде допрашивающие и допрашиваемые знакомы с материалами дела, имеющейся доказательственной базой, в том числе с показаниями, данными ранее в ходе предварительного следствия. Это является одной из причин отказа подсудимого показаний, данных на предварительном следствии.

Психологическую подоплеку изменения подсудимым показаний на разных этапах уголовного процесса описал А.Ф. Кони:

"Опыт, даваемый уголовной практикой, приводит к тому, что по большей части преступлений, в которых виновность преступника строится на косвенных доказательствах, на совокупности улик и лишь отчасти подкрепляется его собственным сознанием, это сознание несколько раз меняет свой объем и свою окраску.

Подозреваемый сознается лишь в одном, в неизбежном, надеясь уйти от суда; обвиняемый сознается полнее, потому что надежда уйти от суда меркнет в его глазах, - подсудимый, пройдя школу размышлений, а иногда и советов товарищей по несчастью, снова выбрасывает из своего признания все то, что можно выбросить, к чему не приросли твердые улики, ибо у него снова блестит надежда уйти уже не от суда, но от наказания"[6] .

Правовой же основой избрания подозреваемыми, обвиняемыми, подсудимыми такой линии защиты является положение ч.2 ст.77 УПК РФ о том, что "признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств"[7] . Кроме того, обвиняемый (подозреваемый) вправе вообще отказаться от дачи показаний (п.2 ч.4 ст.46, п.3 ч.4 ст.47 УПК РФ).

Судебный допрос осуществляет не одно лицо, а несколько лиц с противоборствующих позиций, преследуя конкретные цели, соответствующие их процессуальному положению. Особенностью судебного допроса также является одновременное с ним ведение протокола. При этом показания фиксирует другое лицо, которое не осуществляет допрос.

По сравнению с допросом на предварительном следствии меняется и характер допроса, который становится в судебном заседании не столько поисковым, сколько проверочным, подтверждающим.

Каждая из сторон для подтверждения правильности своей позиции, проверки и опровержения позиции другой стороны может участвовать в производстве различных видов допроса: прямом допросе, перекрестном допросе, шахматном допросе и передопросе.

Прямой допрос (или, как его еще называют, "первоначальный", "основной" допрос) - это допрос участниками процесса сведущего лица своей стороны с целью получения у него информации (доказательств, фактических данных), подтверждающей позицию данной стороны, отстаиваемые ею в суде фактическую и правовую версии рассматриваемого в суде события.

"В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ прямой допрос - это основное процессуальное средство представления каждой стороной своих доказательств, подтверждающих отстаиваемые ею фактическую и юридическую версии. Новый УПК допускает возможность начать прямой допрос не со свободного рассказа, а с постановки вопросов с целью получить конкретные ответы относительно интересующих сторону фактов. Вопросы должны логично вытекать один из другого и ставиться в такой последовательности, чтобы ответы на них создавали картину происшествия, соответствующую фактической и юридической версии допрашивающей стороны"[8] .

Выбор формы начала допроса зависит от стороны, представляющей доказательства. Однако при прямом допросе наиболее убедительным является свободный рассказ допрашиваемого об известных ему обстоятельствах дела. Для побуждения допрашиваемого к свободному рассказу сторона, ведущая прямой допрос, предлагает допрашиваемому сообщить все известные ему по делу обстоятельства. В случае неполноты или неточности свободного рассказа представляющая доказательства сторона направляет и контролирует дальнейший ход прямого допроса путем постановки в необходимых случаях дополняющих, уточняющих или напоминающих вопросов.

Дополняющие вопросы задаются, когда допрашиваемый в своем свободном рассказе не сообщил о каких-то важных с позиции ведущей прямой допрос стороны обстоятельствах, фактах (например, о времени или месте совершения рассматриваемого в суде события).

Уточняющие вопросы ставятся, когда показания допрашиваемого об этих обстоятельствах недостаточно конкретны и когда их необходимо детализировать.

Напоминающие вопросы задаются, когда допрашиваемый испытывает затруднения в припоминании каких-либо существенных с позиции данной стороны фактов и обстоятельств.

В ходе прямого допроса следует избегать контрольных вопросов, в частности испытывающих память допрашиваемого, нельзя подталкивать его к лживым показаниям.

В необходимых случаях можно прибегать к тактическим приемам, помогающим свидетелю более полно и объективно изложить обстоятельства дела, убедить судей и присяжных заседателей в правдоподобности сказанного. К подобным приемам относится, например, применение различных средств наглядности, помогающих свидетелю полно изложить свои показания, а суду - понять их доказательственную ценность.

Важнейшей предпосылкой успешного ведения допроса является установление психологического контакта с допрашиваемым. Видя перед собой большую аудиторию, допрашиваемый зачастую испытывает сильное волнение, психическое напряжение, которые могут выражаться как в повышенной раздражительности, излишней возбудимости, так и, напротив, в скованности, заторможенности.

Все это препятствует установлению с ним психологического контакта и проведению полноценного прямого допроса.

В связи с этим приобретает большое значение умение допрашивающего быстро и незаметно нейтрализовать подобные психические состояния допрашиваемого. Это можно достичь ровным, спокойным, доброжелательным тоном начинаемого с ним диалога, вежливым, уважительным обращением к допрашиваемому. Для установления и поддержания психологического контакта всегда лучше называть допрашиваемого по имени и отчеству, чем употреблять такие "холодные", отчужденные понятия, как "свидетель", "потерпевший", "подсудимый", которые вряд ли будут сглаживать напряженность обстановки допроса.

Одновременно с ведением прямого допроса каждая сторона может представлять доказательства, подтверждающие отстаиваемые ею фактическую и юридическую версии, путем проведения шахматного допроса. Сущность шахматного допроса заключается в том, что при прямом (основном) допросе допрашивающий попутно ставит вопросы и другим, уже допрошенным лицам (находящимся в зале судебного заседания ранее допрошенным потерпевшему, свидетелям, эксперту), по тем же фактам и обстоятельствам, о которых идет речь в данный момент в основном допросе. В этом случае шахматный допрос проводится для подтверждения показаний одного лица, полученных в ходе прямого допроса, другими лицами, ранее допрошенными в суде.

После представления доказательств одной стороной путем проведения прямого и шахматного допроса своих "свидетелей" противная сторона имеет право принять участие в исследовании этих доказательства путем проведения перекрестного допроса того же лица и связанного с ним шахматного допроса,

Перекрестный допрос - это допрос участниками процесса "свидетеля" противоположной стороны, чьи показания представлены этой стороной в ходе прямого допроса, в целях критического исследования и проверки сведений, содержащихся в показаниях данного лица.

В состязательном уголовном судопроизводстве искусное проведение перекрестного допроса позволяет эффективно решать следующие тактико-психологические задачи, связанные с процессом убеждения судей и присяжных заседателей:

1) выставить в наиболее выгодном для своего дела свете те данные, которые имеются в показаниях свидетелей противной стороны;

2) дополнить их, если можно, выяснением обстоятельств, которых не коснулся процессуальный противник, и таким образом получить доказательства, подтверждающие версию ведущей перекрестный допрос стороны;

3) дискредитировать результаты прямого допроса: подорвать доверие к неблагоприятным для другой стороны показаниям допрошенного лица, нейтрализовать произведенное ими впечатление, уменьшить их убедительность, зародить сомнение в их правдоподобии у судей и присяжных заседателей.

Перекрестный допрос, особенно в присутствии присяжных заседателей, следует проводить активно, наступательно и в то же время тактично, чтобы у суда не складывалось впечатление, что своими вопросами допрашивающий "придирается" к свидетелю, пытается сбить его с толку.

Сторона, проводящая перекрестный допрос, для дискредитации результатов прямого допроса свидетеля противоположной стороны, выявления и демонстрации суду содержащихся в показаниях этого лица противоречий одновременно может проводить шахматный допрос ранее допрошенных лиц. В подобных случаях шахматный допрос выступает в роли своеобразной очной ставки между допрашиваемым при перекрестном допросе лицом и ранее допрошенными лицами.

В условиях открытого судебного разбирательства шахматный и перекрестный допросы оказывают повышенное психологическое воздействие на психику допрашиваемого и могут склонить его к показаниям, которые желательны для одной из сторон.

В таких случаях для устранения вредных последствий перекрестного допроса проводится передопрос - повторный допрос участниками процесса "свидетеля" своей стороны, проводимый после перекрестного допроса и связанного с ним шахматного допроса. Передопрос свидетеля своей стороны позволяет проводившему прямой допрос вновь вернуться к началу допроса, чтобы исправить "разрушения", причиненные перекрестным допросом и связанным с ним шахматным допросом.

"Повторный допрос подсудимого, потерпевшего, свидетеля или эксперта проводится и в тех случаях, когда в связи с исследованием других доказательств возникают сомнения в достоверности полученных ранее первоначальных показаний либо имеется необходимость в их уточнении. Например, при допросе одного свидетеля суд выяснил, как, по его словам, происходило событие (время, место, способ и иные обстоятельства, подлежащие доказыванию). Другие же свидетели об этих обстоятельствах дали иные показания. В подобных случаях стороны и суд вправе повторно допросить ранее допрошенного свидетеля. Повторный допрос определенного лица проводится по всем существенным обстоятельствам с целью получения от него правдивых показаний"[9] .

Возможный повторный допрос подсудимого, не признающего свою вину, государственному обвинителю целесообразно проводить в конце судебного следствия, когда аргументы и совокупность фактических данных, подтверждающих вину подсудимого, настолько убедительны и бесспорны, что он, убедившись в несостоятельности своей позиции, может дать правдивые показания.

Эффективность проведения любого вида судебного допроса зависит от умения государственного обвинителя, защитника и председательствующего судьи ставить допрашиваемым лицам правильные вопросы.

При постановке вопросов поза должна быть естественной и скромной, соответствующей той, которая свойственна лицу, сидящему за столом в судебном учреждении во время разбирательства дела. Не следует задавать вопросы, покачиваясь и развалясь на стуле или перекинув небрежно руку за его спинку.

Мимика и жесты должны быть естественными и скупыми. Не следует гримасничать и сильно жестикулировать руками.

В заключение следует отметить, что необходимо уметь не только правильно ставить вопросы, но и выслушивать ответы на них допрашиваемого. Иногда государственный обвинитель или защитник ставит вопрос, а затем не слушает ответ, переговаривается с кем-то, читает бумаги, листает записи и т.п. Такое нетактичное поведение препятствует установлению и поддержанию психологического контакта с допрашиваемым, присяжными заседателями и судьями.

4. Психологические особенности прений сторон

Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника. В прениях сторон могут также участвовать потерпевший и его представитель. Гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, подсудимый вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон (ст.292 УПК РФ).

Последовательность выступлений участников прений сторон (в тех случаях, когда в деле принимают участие несколько защитников или несколько обвинителей) устанавливается судом. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последним - подсудимый и его защитник. Гражданский ответчик и его представитель выступают в прениях сторон после гражданского истца и его представителя (ч.3. ст.292 УПК РФ).

"Основная задача выступления сторон с судебной речью и репликой заключается в том, чтобы помочь суду правильно подвести итоги судебного следствия, сформировать у судей и присяжных заседателей правильное внутреннее убеждение о виновности или невиновности подсудимого и по другим вопросам, относящимся к их компетенции, побудить их принять по этим вопросам правильное и справедливое решение с учетом позиции и доводов каждой из сторон. Для достижения этой цели выступления сторон, прежде всего государственного обвинителя и защитника, должны быть убедительными по содержанию и форме"[10] .

Убедительность выступления зависит не только от доказательности речи, но и от эффективного решения других задач, связанных с процессом аргументации (убеждение, склонение слушателей присоединиться к мнению судебного оратора, чтобы они стали его единомышленниками по всем обсуждаемым им вопросам).

Для эффективного решения этих взаимосвязанных задач в процессе аргументации наряду с логическими применяются также речевые, эмоционально-психологические и другие внелогические способы убеждающего воздействия. Различные способы убеждающего воздействия изучаются в логике, психологии, лингвистике, психолингвистике, риторике и других науках. Совместное изучение многообразных способов убеждения аудитории с помощью речевого воздействия является предметом особой отрасли знания - теории аргументации, представляющей собой комплексное учение о наиболее эффективных в коммуникативном процессе логических и внелогических способах (методах и приемах) убеждающего воздействия.

Теория аргументации анализирует и объясняет скрытые механизмы "незаметного искусства" речевого воздействия в рамках самых различных коммуникативных систем. Влиять на убеждения слушателей или зрителей можно не только с помощью речи и словесно выраженных доводов, но и многими другими способами - жестом, мимикой, наглядными образами и т.п. Даже молчание в определенных случаях оказывается достаточно веским аргументом.

Различные логические и внелогические способы убеждающего воздействия изучаются и теорией судебного ораторского искусства в целях разработки рекомендаций и приемов построения убедительной по содержанию и форме судебной речи. Соблюдение этих рекомендаций имеет особенно важное значение в суде с участием присяжных заседателей. Основное содержание судебного ораторского искусства отвечает на три главных вопроса, от правильного решения которых зависит способность судебного оратора (государственного обвинителя и защитника) разработать и произнести в суде с участием присяжных заседателей убедительную по содержанию и форме судебную речь: 1) о чем говорить; 2) что говорить; 3) как говорить.

Вопросы "о чем говорить" и "что говорить" определяют содержание обвинительной и защитительной речей.

Вопрос "о чем говорить" направлен на определение предмета судебной речи, поскольку согласно ч.2 ст.336 УПК РФ прения сторон проводятся лишь в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями. Учитывая, что выступление адвоката перед присяжными заседателями с защитительной речью является одним из способов защиты, используемых адвокатом в целях добиться вынесения коллегией присяжных заседателей определенного вердикта по относящимся к их компетенции вопросам, при определении предмета защитительной речи следует исходить из требований уголовно-процессуального закона к постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, с учетом результатов судебного следствия и прений сторон (ст.338 УПК РФ) и содержания вопросов присяжным заседателям (ст.339 УПК РФ).

4.1. Защитительная речь

При определении предмета защитительной речи при выступлении перед присяжными заседателями следует исходить прежде всего из содержания предусмотренных ч.1 ст.339 УПК РФ основных вопросов:

1) доказано ли, что деяние имело место;

2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый;

3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.

Именно анализу этих вопросов с позиции защиты с учетом исследованных в суде доказательств и доводов обвинения, изложенных в речи государственного обвинителя, посвящено основное содержание защитительной речи.

В необходимых случаях в защитительной речи анализируются также вопрос о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения (ч.4 ст.339 УПК РФ), а также предусмотренные ч.3 ст.339 УПК РФ вопросы:

• о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер, влекут освобождение подсудимого от ответственности;

• о степени осуществления преступного намерения, причинах, в силу которых деяние не было доведено до конца;

• о степени и характере соучастия каждого из подсудимых в совершении преступления;

• позволяющие установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Вопрос "что говорить" направлен на логическую аргументацию позиции защиты и обвинения по вопросам, относящимся к предмету речи в суде с участием присяжных заседателей. Так, защитительная речь по своему содержанию представляет собой выступление, направленное на убеждение присяжных заседателей в том, что имеются фактические и правовые основания для принятия ими одного из следующих решений (соответствующих избранной позиции защиты):

1) вынесения оправдательного вердикта по всем деяниям, в которых обвиняется подсудимый (согласно ч.3 ст.343 УПК РФ оправдательный вердикт выносится, если за отрицательный ответ на любой из поставленных в вопросном листе основных вопросов проголосовало не менее шести присяжных заседателей. В соответствии с ч.1 ст.339 основные вопросы ставятся по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый);

2) вынесения оправдательного вердикта по одному или нескольким деяниям, виновность подсудимого в совершении которых защита не признает, и обвинительного вердикта по другим деяниям с признанием подсудимого заслуживающим снисхождения (когда защита полностью или частично признает подсудимого виновным в совершении других деяний, в которых он также обвиняется);

3) вынесения обвинительного вердикта с признанием подсудимого виновным в совершении менее тяжкого преступления, чем то, в котором он обвиняется, и заслуживающим снисхождения (когда защита оспаривает квалификацию деяния, в котором обвиняется подсудимый);

4) вынесения обвинительного вердикта с признанием подсудимого виновным в совершении того преступления, в котором он обвиняется, но в меньшем объеме, и заслуживающим снисхождения (когда защита оспаривает объем обвинения, но не оспаривает квалификацию деяния);

5) вынесения обвинительного вердикта с признанием подсудимого заслуживающим снисхождения (когда защита признает подсудимого виновным в полном объеме предъявленного ему обвинения).

"Конкретное содержание защитительной речи по указанным выше вопросам определяется адвокатом с учетом результатов судебного следствия и избранной и согласованной с подзащитным позиции защиты.

Особенностью процесса аргументации при выступлении перед присяжными заседателями является апелляция к здравому смыслу присяжных заседателей, их логике и жизненному опыту. Для активизации этих компонентов здравого смысла присяжных, особенно по делам, обвинение по которым основано на косвенных доказательствах, важное значение имеет не только анализ бытовой стороны дела. разъяснение доказательственного значения каждого доказательства, и том числе заключений экспертов, грамотный логический и психологический анализ доказательств, их взаимосвязей, но и приведение удачных сравнений, аналогий, помогающих присяжным заседателям понять правильность и справедливость позиции обвинения"[11] .

Для убеждения присяжных заседателей в правильности и обоснованности позиции защиты и обвинения важное значение имеет не только содержание, но и форма судебной речи. Если разработка содержания судебной речи направлена на решение вопросов, о чем и что говорить, то разработка формы речи - на решение вопроса о том, как говорить, чтобы убедить присяжных заседателей и председательствующего судью в правильности, справедливости и обоснованности позиции судебного оратора по вопросам, подлежащим разрешению присяжными заседателями.

Для произнесения убедительной речи в суде с участием присяжных заседателей одинаково важное значение имеют и содержание, и форма защитительной и обвинительной речи. Американские юристы отмечают, что если у вас неудачная форма изложения, т.е. то, как вы говорите, то уже не имеет значения, что вы говорите, потому что все равно вас не будут слушать.

Вопрос "как говорить" направлен на разработку убедительной формы изложения и произнесения содержания судебной речи при помощи языковых средств: языка, стиля речи, ораторских приемов, оптимальной для убеждения присяжных заседателей композиции[12] судебной речи.

В устном выступлении композиция - это логика развития темы, реально-речевая структура выступления, в которой отражается соотношение ее частей - вступления, главной части, заключения - по их целевому назначению, стилистическим особенностям, соотношению общих положений и конкретных фактов, рациональных и эмоциональных средств речевого воздействия.

При разработке композиции защитительной речи следует руководствоваться выработанными наукой и практикой общими требованиями (принципами), регламентирующими методику разработки композиции любой речи, в том числе и судебной.

Принцип органического единства требует логически-смыслового единства всех частей и материалов речи, их подчинения главной мысли - во всяком сочинении есть известная "царствующая мысль", к которой должно все относиться. Каждое понятие, каждое слово, каждая буква должны идти к сему концу, иначе они будут введены без причины, они будут излишни, а все излишнее несносно.

Именно тезис, главная мысль находится в центре композиции речи, связывая в гармоническое целое все ее части (вступление, главную часть и заключение речи), весь ее материал - имеющиеся в распоряжении оратора доводы, факты, доказательства, знания, которые используются в качестве логических посылок в доказывании тезиса (главной мысли).

"При выступлении перед присяжными заседателями с защитительной речью в ней в качестве тезиса (главной мысли) выступают доказываемые адвокатом положения, в которых выражается сущность позиции защиты по решаемым присяжными заседателями вопросам о фактической стороне дела и виновности, а также о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения"[13] .

Принцип расположения материала речи в оптимальной для доказывания тезиса (главной мысли) взаимосвязи требует, чтобы элементы речи, их форма и содержание (аргументы, доводы, доказательства) взаимно подкрепляли и усиливали убеждающее воздействие.

"М.М. Сперанский этот принцип сформулировал следующим образом:... обозреть свой предмет, раздробить его на части и, сличив одну часть с другой, приметить, какое положение для каждой выгоднее, какая связь между ними естественнее, в каком расстоянии они более друг на друга отливают света, - приметить все сие и установить их в сем положении, дать сию связь, поставить в сем расстоянии. При этом для обеспечения наибольшего убеждающего воздействия надобно, чтобы один довод не только не вредил другому, но и поддерживал его. Доводы все могут доказывать одну и ту же вещь, но не иметь между тем близкой связи между собой"[14] .

Принцип расположения аргументов (доводов, доказательств) в оптимальном для доказывания главной мысли (тезиса) порядке (очередности), усиливающем убеждающее воздействие. При определении последовательности предъявления аргументов следует руководствоваться следующими правилами:

1) если неизвестна исходная установка собеседника, то сильные аргументы следует поместить в начало и в конец;

2) если исходная установка собеседника не негативная, то начинайте со слабых аргументов, а заканчивайте сильными;

3) если исходная установка собеседника негативная (явно не дружественная), то начинайте с сильных аргументов, а заканчивать можно и слабыми.

С учетом того, что защитительная речь адвоката направлена на убеждение и переубеждение не только и не столько собеседника (процессуального противника), а прежде всего присяжных заседателей, а также учитывая то, что после выступления прокурора с обвинительной речью, которая может сформировать у присяжных заседателей некоторое предубеждение в пользу обвинения (особенно, если прокурор произнес сильную, убедительную по содержанию и форме обвинительную речь), представляется, что адвокату для опровержения доводов обвинения и обеспечения наибольшей убедительности защитительной речи чаще всего следует придерживаться "гомерова порядка" расположения доводов и доказательств, который считался наилучшим в классических риториках: сначала сильные аргументы, затем масса доказательств средней силы, в конце - один наиболее мощный аргумент. Слабые доводы в защитительной речи лучше не приводить вообще.

Принцип изложения материала речи в логической последовательности, чтобы каждая мысль (фраза) вытекала из предыдущей или была связана с ней, соотнесена.

Принцип логически-смыслового единства всех частей речи (вступления, главной части и заключения). О логически-смысловом единстве совершенной речи очень красочно сказал Платон: "Всякая речь должна быть составлена, словно живое существо, - у нее должно быть тело с головой и ногами, причем туловище и конечности должны подходить друг к другу и соответствовать целому"[15] .

Рассмотренные общие принципы разработки композиции речи учитываются при подготовке любой судебной речи с учетом предназначения ее вступительной, главной и заключительной частей. Ввиду ограниченного объема работы мы рассмотрим предназначение и содержание этих частей только в защитительной речи.

Работу над подготовкой защитительной речи целесообразно начинать с разработки ее главной части. При выступлении перед присяжными заседателями целью главной части защитительной речи является изложение и обоснование позиции защиты по вопросам, разрешение которых относится к компетенции присяжных заседателей, убеждение их в правильности и обоснованности позиции защиты, а также опровержение позиции и доводов обвинения в целях переубеждения присяжных заседателей и судьи (поскольку, как уже отмечалось, после речи государственного обвинителя у них складывается определенное мнение о позиции обвинения). На решение указанной задачи направлены следующие элементы главной части защитительной речи:

1) изложение фактических обстоятельств дела;

2) анализ и оценка доказательств;

3) характеристика личности подсудимого и потерпевшего;

4) анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Содержание и последовательность расположения этих элементов в защитительной речи строго индивидуальны и зависят от результатов судебного следствия, избранной защитой позиции, характера предъявленного обвинения, особенностей доказательственного материала и других обстоятельств рассматриваемого дела, а также от содержания речи государственного обвинителя, приведенных в ней доводов и соображений. Вряд ли поможет правильному разрешению уголовного дела и своему подзащитному такой адвокат, который, игнорируя результаты судебного следствия, позицию и доводы государственного обвинителя, будет строить главную часть своей речи, упрямо следуя заранее принятой схеме.

В зависимости от результатов судебного следствия, избранной позиции и тактики защиты, других конкретных обстоятельств указанные элементы защитительной речи могут располагаться в различной последовательности.

Если подсудимый отрицает предъявленное ему обвинение, то главную часть защитительной речи можно начать с характеристики личности подсудимого, если, разумеется, она положительная. Такое начало расчищает защитнику дорогу для анализа оправдательных доказательств. При отрицательной характеристике подсудимого, главную часть речи можно начать с анализа сомнительных и недоброкачественных доказательств обвинения.

Таким образом, разработка главной части защитительной речи - дело живое, творческое, оно не терпит шаблона, однообразия, заранее установленного трафарета.

При разработке и произнесении главной части речи особое внимание адвокат должен уделять разъяснению присяжным заседателям с позиции защиты сомнительных фактов и обстоятельств.

Во вступлении защитительной речи адвокат стремится решить следующие задачи, связанные с созданием условий для эффективного убеждения и переубеждения присяжных заседателей (в связи с тем, что после речи государственного обвинителя у них уже сложилось определенное мнение), формирования у них внимательного и благосклонного отношения к позиции и доводам защиты:

1) овладеть вниманием присяжных заседателей;

2) вызвать их интерес к речи;

3) установить с ними психологический контакт, расположить их к себе, завоевать их доверие;

4) сформировать у них ответственное отношение к правильному и справедливому решению относящихся к их компетенции вопросов в соответствии с требованиями, изложенными в тексте присяги и юридическом наставлении, которое им будет приведено в напутственном слове председательствующего судьи;

5) психологически подготовить присяжных к восприятию позиции и доводов защиты, изложенных в главной части речи.

Для решения этих задач во вступительной части защитиительной речи используются различные приемы:

• оценка с позиции защиты общественного и морально-этического значения рассматриваемого дела.

• описание картины преступления и причастных к нему лиц.

• указание на специфические особенности рассматриваемого дела;

• апелляция к отдельным положениям, выдвинутым в речи государственного обвинителя и защитника с разбором отдельных положений, ошибок и т.п.;

• приведение приправленных "философской солью" общих предпосылок (нравственно-этического, психологического или чисто житейского характера) для обоснования позиции защиты;

• разъяснение присяжным заседателям социального смысла и правомочий защиты при рассмотрении уголовного дела;

• изложение программы выступления в главной части речи (во вступительной части защитительной речи по сложным, многоэпизодным и (или) групповом делам). Если вступительная часть речи - это своеобразная прелюдия к фортепианному произведению, то заключительную часть речи можно сравнить с заключительным аккордом.

При выступлении перед присяжными заседателями заключение защитительной речи направлено на то, чтобы окончательно убедить присяжных заседателей в правильности и справедливости позиции защиты по вопросам, относящимся к их компетенции, побудить их вынести по этим вопросам соответствующий позиции защиты вердикт.

С этой целью адвокаты в заключении используют следующие приемы:

• краткое повторение позиции защиты по указанным вопросам;

• краткое подведение итогов судебного следствия с суммированием основных доказательств и доводов защиты;

• напоминание присяжным основных данных, положительно характеризующих подзащитного и (или) вызывающих к нему сочувствие (его молодость, чистосердечное раскаяние, совершение им преступления не по злой воле, а под давлением неблагоприятных внешних обстоятельств, виктимного поведения потерпевшего и т.п.);

• обращение к чувству милосердия и справедливости присяжных заседателей и судьи;

• обращение внимания присяжных заседателей и судьи на уникальные особенности рассматриваемого дела, связанные с мотивами, причинами и условиями совершения преступления, личностью подзащитного с кратким приведением общих предпосылок нравственно-психологического и житейского характера, обосновывающих справедливость позиции защиты.

5. Психологическая характеристика постановления приговора

Постановление приговора - завершающая часть судебного разбирательства, предназначенная для формирования истинного и обоснованного коллективного решения суда, в которой наряду с принятием судейского решения учитывается весь комплекс социально-психологических явлений, имевших место непосредственно в судебном разбирательстве - позиция прокурора и защитников, поведение потерпевшего, отдельных свидетелей и подсудимого, настроение всех присутствующих в зале судебного заседания.

Процессуальный порядок постановления приговора четко регламентирован. Приговор является единственным процессуальным актом о признании лица виновным или невиновным в совершении преступления и назначении ему уголовного наказания или оправдания.

Порядок совещания судей при коллегиальном рассмотрении уголовного дела предусмотрен ст.301 УПК РФ. Председательствующий ставит на разрешение суда вопросы в той последовательности, в какой они изложены в ст.299 УПК.

Каждый вопрос должен быть поставлен в ясной и понятной форме, чтобы на него можно было получить либо утвердительный, либо отрицательный ответ.

"Постановление приговора осуществляется в связи с окончательным формированием достоверной модели состава преступления, всего того, что по закону входит в предмет доказывания.

При этом решаются следующие вопросы:

1) какие конкретные жизненные условия повлияли на совершение преступления;

2) каковы обстоятельства, предусмотренные законом в качестве смягчающих и отягчающих ответственность;

3) каким способом совершено преступление, до какой степени оно доведено (стадии приготовления, покушения или окончательного преступления);

4) какую роль выполнял виновный в структуре группового преступления;

5) какие антисоциальные качества личности преступника проявились в совершенном общественно опасном деянии;

6) насколько глубока антисоциальная пораженность личности преступника и какая мера наказания может быть избрана для него и в карательном отношении, и в отношении задач его ресоциализации"[16] .

Чтобы мнение председательствующего (профессионального юриста) не оказывало психологического влияния на остальных членов суда, закон обязывает его высказывать свое мнение последним.

Если мнения судей совпадают, то коллективное мнение, убеждение суда формируется в процессе их выявления. В случаях, когда мнения судей разделяются, организуется широкое обсуждение разрешаемого вопроса. Выявляются доказательства, на основании которых у судей формировались личные убеждения.

Каждый из участников совещания обосновывает свои доводы и выводы, убеждает других в правоте своих взглядов, опровергает те взгляды и мнения, которые считает ложными. После этого судьи анализируют все высказывания и приступают к оценке их в совокупности.

Выработка коллективного убеждения свидетельствует о том, что у всего состава суда или у его большинства сложилось определенное отношение к истинности исследованных обстоятельств дела.

Такое психологическое состояние, отличающееся сознательностью и окончательностью, создает предпосылки для принятия обоснованного и всесторонне взвешенного коллективного решения по рассматриваемому делу. Последнее принимается в совещательной комнате и влечет за собой или осуждение подсудимого, или оправдание его, или направление дела на дополнительное расследование.

При вынесении и написании приговора судья всегда должен помнить, что всякий приговор должен удовлетворять нравственному чувству людей, в том числе и самого подсудимого.

Воспитательное воздействие приговора будет достигнуто в том случае, если он понял всеми присутствующими, отвечает их нравственному убеждению, основанному на правосознании.

Заключение

Судебное разбирательство - центральная и главная стадия процесса. Только на этой стадии приговором суда лицо может быть признано виновным в совершении преступления и ему может быть назначено уголовное наказание. Только на этой стадии появляется возможность собрать в одном месте и в одно время всех участников процесса, чтобы сопоставить их позиции и показания и дать им объективную оценку. Суд основывает свои выводы не на письменных материалах дела, а на доказательствах, непосредственно исследованных в судебном заседании.

Психология судопроизводства (судебного разбирательства) - самостоятельный раздел юридической психологии, исследующий закономерное и связанные с психической деятельностью всех лиц, участвующих в рассмотрении уголовного, гражданского дела, а также воспитательное воздействие судебного процесса и приговора на подсудимого и других лиц, роль общественного мнения как фактора, влияющего на судебный процесс, психологическую культуру процесса и др.

С этим разделом юридической психологии тесно связаны науки: уголовное (гражданское) право, уголовный (гражданский) процесс, социальная психология, психология труда, психология творчества, педагогическая психология, судебная этика, риторика.

Психология судебного разбирательства служит делу профессиональной подготовки юридических кадров, воспитания и обучения судебных работников, роста их профессионального мастерства, формирования необходимых качеств и устранения отрицательных явлений в их деятельности. Она обеспечивает судебных работников эффективными и научно обоснованными рекомендациями, содействует разработке наиболее целесообразных приемов и методов их труда, полностью отвечающих требованиям законности.

Список использованной литературы

Законы и нормативные акты:

1. Конституция Российской Федерации. – Новосибирск.: Сиб. унив. изд - во., 2006. – 28с.

2. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 24 мая 1996 года. - М.: Юристъ, 2007. - 192 с.

3. Уголовно – процессуальный кодекс Российской Федерации. - М.: ИНФРА - М, 2007. – 476с.

4. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. М.: Юристъ, 2004. – 521с.

Учебная литература:

5. Аминов И.И. Юридическая психология: Учеб. Пособие. – М.: ЮНИТИ – ДАНА, 2007. – 458с.

6. Васильев В.Л. Юридическая психология. – СПб.: Питер, 2005. – 656с.

7. Димитров А.В. Введение в юридическую психологию: Курс лекций. – М.: НОРМА, 2003. – 389с.

8. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. – М.: Юристъ, 2004. – 368с.

9. Кобликов А.С. Юридическая этика. М.: Норма, 1998. – 327с.

10. Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе. Собр. соч. в 4 т. Т.4. – М.: Мысль, 1998. – 278с.

11. Платон. Собр. Соч. в 3 т. Т.2. – М.: Наука, 1995. – 211с.

12. Романов В.В. Юридическая психология. – М.: Юристъ, 2001. – 352с.

13. Столяренко А.М. Психологические приемы в работе юриста. – М.: ИНФРА – М, 2000. – 334с.


[1] Васильев В.Л. Юридическая психология. – СПб.: Питер, 2005. – С.590.

[2] Уголовно – процессуальный кодекс Российской Федерации.- М.: ИНФРА - М,2007. – С. 137

[3] Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник. – М.: Юристъ,2004. – С.176

[4] Уголовно – процессуальный кодекс Российской Федерации.- М.: ИНФРА - М,2007. –С. 112.

[5] Васильев В.Л. Юридическая психология. – СПб.: Питер, 2005. – С.591.

[6] Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе. Собр. соч. в 4 т. Т.4. – М.: Мысль,1998. – С.120.

[7] Уголовно – процессуальный кодекс Российской Федерации.- М.: ИНФРА - М,2007. – С. 254

[8] Аминов И.И. Юридическая психология: Учеб. Пособие. – М.: ЮНИТИ – ДАНА,2007. – С.320

[9] Аминов И.И. Юридическая психология: Учеб. Пособие. – М.: ЮНИТИ – ДАНА,2007. – С.325.

[10] Романов В.В. Юридическая психология. – М.: Юристъ, 2001. – С.211.

[11] Романов В.В. Юридическая психология. – М.: Юристъ, 2001. – С.253.

[12] Композиция(от лат.compositio — составление, упорядочение) — построение произведения, расположение его составных частей и материала каждой части в оптимальном для раскрытия темы порядке.

[13] Столяренко А.М. Психологические приемы в работе юриста. – М.:ИНФРА – М,2000. – С.221.

[14] Димитров А.В. Введение в юридическую психологию: Курс лекций. – М.: НОРМА,2003. – С. 289.

[15] Платон. Собр. Соч. в 3 т. Т.2. – М.: Наука,1995. – С.98.

[16] Димитров А.В. Введение в юридическую психологию: Курс лекций. – М.: НОРМА,2003. – С.193.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий