регистрация / вход

Психология личности преступника

Теоретический анализ биологических и социальных теорий о личности преступника, понятийный аппарат которых состоит одновременно из правовых, социальных и криминологических определений. Анализ психологических особенностей формирования девиантного поведения.

РЕФЕРАТ

по курсу «Юридическая психология»

по теме: «Психология личности преступника»

Содержание

Введение

1. Биологические и социальные теории о личности преступника

2. Психология личности преступника и особенности формирования девиантного поведения

Заключение


Введение

Проблема социально-психологической характеристики личности преступника всегда актуальна. Одним из первых к изучению личности преступника обратился Чезаре Ломброзо, который предложил для этой цели антропометрическую методику. Он основывался на биологической и наследственной концепциях возникновения преступных наклонностей индивида и утверждал, что уже в момент рождения ребенка, измеряя его части тела, выявляя отдельные непропорциональности, можно точно прогнозировать направленность его криминальной деятельности. Данная теория нашла отражение в реакционных течениях XX столетия типа фашизма и не была воспринята отечественными представителями естественно-научного материализма (И. М.Сеченовым, И.П.Павловым, В.М.Бехтеревым и др.). Вместе с тем академик В.М.Бехтерев (1909 г.) в некрологе по поводу смерти Ч.Ломброзо писал, что он совершил революцию в уголовном праве, обратившись к характеристике личности преступника, к обоснованию его индивидуальных особенностей.

В период с 1917 по 1935 год личность преступника изучали В.М.Бехтерев, С.В. Познышев, М.Н. Гернет, А.Н. Ловеч, И.Н.Петрова, Ю.Ю.Бехтерев и другие ученые. Были разработаны типологии преступников, в частности, по критериям содержания внутреннего психического мира и внешних проявлений, особенностям деформированных свойств и качеств личности (С.В. Познышев, А.Ф.Лазурский и др.). В дальнейшем в связи с развитием социалистической идеологии широкое распространение получила социальная теория происхождения криминальных свойств и качеств индивида. В то же время разработанные прежде учения (в частности, об эндогенных и экзогенных чинах личности) были подвергнуты незаслуженной критике и преданы забвению.

Новый этап в разработке личности преступника начался в шестидесятые годы. Следует отметить работы таких ученых, как А.Б.Сахаров, Г.М. Миньковский, В.Н.Кудрявцев, К.Е. Игошев, П.Е. Н.С. Лейкина, А.М.Яковлев, Л.Г.Ковалев, Ю.М. Антонян, В.Л. Васильев и др. Однако социально-психологические и правовые характеристики личности преступника разрабатывались в основном по правовым, криминологическим, демографическим признакам, количеству судимостей, видам совершенных преступлений и т.д. В результате психологические понятия замещались правовыми и криминологическими. Не были получены объективные характеристики выделенных категорий преступников, поскольку в типологиях заострялось внимание лишь на глобальных характеристиках личности преступника, а их психические свойства и качества лишь назывались.

1. Биологические и социальные теории о личности преступника

Их понятийный аппарат состоял одновременно из правовых, социальных и криминологических определений. Например, тип личности преступника с глобальной криминальной зараженностью наделялся ценностными ориентациями, установками, смыслом жизни, мотивацией, жизненными убеждениями.

По нашему мнению, избежать подобных ошибок в характеристиках личности преступников можно, если четко определить критерии психологической классификации, выбран, на этом основании универсальный понятийный аппарат.

В качестве доминирующего критерия предлагается мотивация криминального поведения личности, или система побуждений к различным видам деятельности, выраженной склонностями, интересами, идеалами, убежденческой позицией, жизненными планами, перспективами собственного развития, отношениями к окружающей действительности. По данным критериям мы различаем следующие типы личности преступника.

Под личностью преступника понимается вменяемый человек, совершивший общественно опасное деяние запрещенное законом, уголовно наказуемое и достигший возраста уголовной ответственности. Признать человека преступником может только суд. Специфическая сущность личности преступника заключается в особенностях его психического склада, которые выражают собой внутренние предпосылки антиобщественного поведения, а также определяют индивидуальные особенности юридически значимого поведения, связанного с правовым положением лица, совершившего преступление. Понятие личности преступника определяется как юридическими признаками, которые согласно закону характеризуют субъекта преступления (указывают, кто может быть таковым), так и признаками, отражающими особенности его духовной сущности.

Работники правоохранительных органов, осуществляющие раскрытие и расследование преступлений, участвующие в судебном процессе, ставят перед собой задачу понять, что же в «психологии» личности выступило причиной совершения деяния, в силу каких индивидуальных психологических особенностей личности в сложившихся условиях человек действовал преступным образом. Изучение личностных предпосылок преступного поведения необходимо для понимания мотивов и целей совершенного деяния, психического состояния субъекта.

Психологическое изучение личности преступника в указанном аспекте необходимо также для назначения справедливого и достаточного наказания.

Для личности преступника характерны следующие особенности.

1.Дефекты индивидуального правосознаниякак результат не достаточной его социализации:

а) социально-правовой инфантилизм;

б) правовая неосведомленность;

в) социально-правовая дезинформированность;

г) правовой нигилизм (негативизм);

Исходя из дефектов правосознания, всех преступников можно классифицировать на две большие группы: 1) на лиц, совершивших преступления по незнанию законов,хотя незнание законов не освобождает от уголовной ответственности;

2) на лиц, знавших законы, запрещающие данное деяние, но совершивших их.

2.Патология потребностной сферы личности, которая выражается в следующем:

- в нарушении равновесия (баланса) между материальными и духовными потребностями личности, в результате чего человек стремится к обогащению любыми способами;

- аморальный, извращенный характер удовлетворения многих из них. Так, насильника судят не за то, что у него есть половые потребности, а за стремление удовлетворить их способом, опасным для жертвы сексуального насилия и запрещенным законом;

- ослабление самоконтроля за удовлетворением многих из них, в результате чего человек становится рабом своих потребностей (власть);

- квазипотребности (ложные потребности), не нужные для развития личности (алкоголизм, наркомания, чифиризм и др.).

3.Дефекты в личностных установках. Многие совершают преступления в связи с наличием в структуре личности дефектов в личностных установках. Здесь возможны следующие варианты:

— один совершил преступление потому, что у него нет твердых установок законопослушного поведения;

— третий имеет твердую криминальную установку, поэтому он сам создает ситуацию благоприятную для совершения преступления.

4. Благоприятствуют совершению преступления и формированию личности преступника дефекты психического развития,которые отмечаются почти у 50% осужденных в различной степени выраженности. Сюда относятся прежде всего:

—нервно-психические заболевания (психопатия, олигофрения, неврастения, пограничные состояния), повышенная возбудимость, не достигающие фазы невменяемости;

—наследственные заболевания, особенно отягощенные алкоголизмом, которыми страдают 40% умственно отсталых детей;

—психофизические нагрузки, конфликтные ситуации, изменение химического состава окружающей среды, использование новых видов энергии, например, атомной, повлиявшей на экологию, и как следствие приводят к психосоматическим, аллергическим, токсическим заболеваниям и выступают дополнительным криминогенным фактором.

Дефекты психического развития приводят к ограниченной вменяемости, ослабляют социальный контроль и социальные тормоза личности за своим поведением.


2. Психология личности преступника и особенности формирования девиантного поведения

Отклоняющимся (или девиантным) поведением называют определенную норму дезорганизации поведения индивида в группе или целой категории в обществе, которая обнаруживает несоответствие сложившимся ожиданиям, моральным и правовым требованиям общества. Таким образом, определяет отклоняющееся поведение "Краткий словарь по социологии при этом различаются слабые и сильные формы отклоняющегося поведения.

Слабые формы связаны с нарушением порядка взаимодействия между людьми, фиксируются общественным вниманием и корректируются непосредственно участниками взаимодействия. Обычно, слабые формы отклонений носят открытый, непроизвольный характер и приписываются не столько субъектам поведения, сколько ситуации, обусловившим дезорганизацию поведения. К таким формам поведения обычно относятся ложь, обман, грубость, умолчание, бездействие, халатность, ситуационные поведенческие ошибки, краткие эмоциональные срывы и т.д.

Сильные (или устойчивые) формы отклоняющегося поведения и зависимости от их социальных последствий вызывают ту или иную меру осуждения, наказания и мобилизации общественных сил для восстановления порядка и устранения предпосылок дезорганизации в будущем. К таким формам относят аморальное и противоправное поведение, вообще любую форму антиобщественного поведения, алкоголизм, наркоманию, токсикоманию. Следствием дезорганизации группового поведения могут быть психические расстройства, заболевания и аномалии, социальная опасность которых велика, поскольку психические нарушения, в свою очередь, становятся фактором, порождающим отклонения в поведении за пределами стимулирующих его ситуаций.

Вероятность возникновения социальных девиаций (отклоняющегося поведения в обществе) резко возрастает в условиях стресса, назревания и развертывания внутригрупповых и межгрупповых конфликтов, при внезапных либо достаточно быстрых изменениях социальной ситуации. Причины таких форм отклоняющегося поведения, как аморализм, правонарушения, преступность, в существенной форме варьируют в различных социально-экономических и политических условиях, что составляет предмет изучения в социальной психологии, социологии преступности и в криминологии.

В отечественной литературе проблемы отклоняющегося поведения рас сматривались до конца 1980-х годов в контексте антиобщественных явлении социальной жизни, которые вступали в противоречие с общепринятыми и социалистическом обществе нормами нравственности и гуманизма. Социальной основой этих явлений считались нерешенные проблемы социалистического хозяйствования и распределения, недостатки в хозяйственном механизме и правовом регулировании, примиренческое отношение к нарушениям закона и нравственных норм социалистического общества. К антиобщественным - явлениям (и, соответственно, определенным формам девиантного поведения.) относили кроме алкоголизма, наркомании, хулиганства, преступности и других форм социального паразитизма также формализм, бюрократизм, безответственность, протекционизм, нескромность и славословие.

Задачей социальной психологии и социологии в этих условиях был изучение социальных причин и социальной природы всех перечислении выше явлений, степень их распространенности в различных общественных слоях и группах и на этой основе выработка научных рекомендаций по усилению борьбы с данными антиобщественными явлениями. При этом социологии преступности как отрасли социологического знания, занимающейся исследованием социальных проблем преступности и определением места данного явления в обществе, причин, порождающих преступность а также мер её предупреждения, отводилось особое место. Особенность эта состояла в том, что, во-первых, уже имелась наука, осмысливающая проблемы преступности с точки зрения юриспруденции, наука о преступности, её причинах, личности преступника, путях и средствах предупреждения преступности и перспективах её ликвидации — криминология. Во-вторых, круг возможных социальных причин антиобщественных явлений и их место в социалистическом обществе были достаточно ясно определены в философско-методологическом и идеологическом плане. Прикладные исследования в этой области социологического знания зачастую ограничивались анализом доступных материалов официальной статистики о количестве зафиксированных правонарушений (или преступлений) в отдельно взятом районе страны. Однако в условиях достаточной стабильности социальной системы и относительно невысокого роста количества зарегистрированных правонарушений в год (порядка 1-2%) такой анализ был довольно Полезен и вполне достаточен.

Итак, сделаем некоторые промежуточные выводы: в условиях стабильного состояния экономической, политической и социальной сферы общества уровень регистрируемых социальных отклонений был относительно низким (правда, за счет подавления государством частной инициативы граждан и тотального контроля во всех сферах социальной жизни) и, самое главное, оказывал, да и не мог оказывать существенного влияния на сложившиеся и обществе нормы и правила поведения. В этих условиях регистрируемые отклонения получали в общественном сознании статус антиобщественных явлений, и проблема предупреждения девиантного поведения сводилась к мерам профилактики антиобщественных явлений в семье, школе и в трудовом коллективе. Следует заметить, что и сами эти явления занимали в общем объеме общественных связей и явлений небольшое место, хотя и мешали нам жить. Преступность как отдельная специфическая сфера социальной активности являлась предметом изучения криминологии и других юридических дисциплин, и если некоторые факты преступного поведения и вносились на суд общественности, то с целью демонстрации отрицательно-показательного примера с соответствующим нравственно-этическим и идеологическим (если это было необходимо) комментарием.

Отрицательное влияние группы на личность.

Если о положительном воздействии группы на индивида (коллектива на личность) много и хорошо написано в педагогической, социологической и психологической литературе, то о фактах отрицательного воздействия известно немного. Во всяком случае, до недавнего времени из-за определенной идеологизации психологи и педагоги об этих фактах предпочитали умалчивать. В этой связи мы уделим рассмотрению и анализу этих фактов несколько больше внимания, чем отведено на представление влияния группы на индивида в положительном свете. Особенно много данных о возможном отрицательном влиянии группы на индивида накоплено в социальной психологии малых групп, начало которой было положено исследованиями отечественных и зарубежных ученых, проведенными еще в начале XX в.

Поначалу психологи, заинтересованные в решении данного вопроса, в качестве объекта исследования использовали большие социальные общности типа толпы и неорганизованной массы людей, и только затем внимание переместилось на изучение влияния малой группы на индивида.

Французский исследователь Г. Лебон в книге под кратким названием "Толпа" опубликованной в 1895 г., попытался вывести общие законы поведения красным цветом, и рядом с ней было написано слово "шок", что свидетельствовало о том, что такое напряжение смертельно опасно для человека и вызывает у него состояние шока.

На самом деле "ученик" в ходе эксперимента никаких ударов электрическим током не получал. С помощью скрытого маневра экспериментатор переключал ток на иную, замаскированную сеть, в которой также были включены лампочка и электрический звонок. В качестве же "ученика" в эксперименте использовался специально подготовленный человек - актер, который умело имитировал поведение и переживания лица, подвергаемого ударами электрического тока разной силы (напряжения ). По мере того как "росло" напряжение более 300 В прекращать подавать какие бы то ни было признаки жизни: не отвечать на вопросы, не производить никаких звуков. До этого момента он должен был выражать свой протест движениями, ворчанием, криками, ударами ногами в перегородку.

Как и следовало ожидать, многие добровольцы с самого начала отказывались участвовать в данном эксперименте, включавшем мучительную процедуру наказания током другого человека. Однако, экспериментатор уговаривал их, используя всевозможные аргументы. То же самое он должен был делать и по ходу эксперимента, чтобы побудить "учителей" как можно дольше наносить удары электрическим током "ученикам". Экспериментатор мог использовать любые аргументы, кроме прямого принуждения, но не имел права открывать "ученику"' подлинную цель исследования. Для убеждения "учителя" экспериментатор имел право пользоваться следующими, например, словами: "пожалуйста, продолжайте", "эксперимент получается и требует того, чтобы вы продолжали", "очень важно, чтобы вы продолжали, это абсолютно необходимо", "вы должны продолжать, у вас нет иного выхода", "я требую", «я приказываю, чтобы вы продолжали". Если и последнее не помогало, то эксперимент прекращался и отмечалось то напряжение, до которого делал "ученик".

Результаты эксперимента, проведенного со многими американцами, оказались обескураживающими. Обнаружилось, что почти 65% всех испытуемых - "учителей" довели напряжение тока до максимальной величины 450 В. Ни один из них не прекратил эксперимент до того, как напряжение на приборе достигло 300 В, т.е. той критической точки, за которой у "ученика" должен был последовать шок.

Полученные результаты С. Милгрэм объяснил следующим образом; люди, живущие в обществе, привыкают считать, что тот, кто находится над ними, кому они должны подчиняться, ответственен и лучше знает ситуацию, чем они сами. Факт чрезвычайного послушания испытуемых в данном эксперименте объясняется следующими причинами (обобщение ответов самих испытуемых, выступивших в роли "учителя"):

1. Попадание в ловушку. Эксперимент был задуман и начинался довольно невинно, как рядовое исследование памяти, а затем незаметно для самого испытуемого напряжение в нем постепенно нарастало. Испытуемые, начавшие повышать напряжение, не имели естественной точки, барьера, подойдя к которому следовало остановиться. По ходу эксперимента экспериментатор не вводил никаких новых требований, и испытуемые просто продолжали делать то, что уже начали. К тому времени, когда у них впервые

возникало желание выйти из эксперимента, они в своих действиях уже заходили слишком далеко, были как бы уже в ловушке, из которой не было выхода назад. Поэтому, обескураженные, они уже дальше продолжали действовать механически ("терять было нечего").

2.Этикет ситуации. В своеобразной психологической ловушке испытуемые оказались еще и потому, что с самого начала согласились, при чем добровольно, участвовать в эксперименте и подчиняться требованиям экспериментатора. Для человека, давшего добровольное согласие что-либо делать другому лицу, трудно и неловко отказаться от обещанного. Такой отказ должен был бы означать выражение сомнения в порядочности и компетентности экспериментатора, прямое обвинение его в издевательстве над человеком ("учеником").

В одном из последующих экспериментов подобного рода, проведенном в несколько измененных условиях, вместо одного "учителя" было три (на самом деле настоящим испытуемым из них был только один). Два дополнительных "кандидата в учителя" делали следующее: один лишь зачитывал пары слов, второй только называл допущенные ошибки. Третий же, настоящий испытуемый, должен был нажимать электрическую кнопку, включающую напряжение. Когда оно достигало 150 В, "учитель", зачитывающий пары слов "ученику", вслух заявлял, что отказывается дальше работать, покидал свое рабочее место и пересаживался в свободное кресло, стоявшее невдалеке. Он вел себя так, несмотря на то, что экспериментатор настаивал на продолжении работы. Далее, в тот момент, когда напряжение на приборе достигало 210 В, аналогичным образом поступал и второй подставной "учитель". После этого экспериментатор обращался к третьему оставшемуся (наивному испытуемому) и просил его одного продолжать эксперимент, более того - приказывал ему это делать. Оказалось, что в этих условиях приказу экспериментатора подчинились лишь 10% людей, выступивших в эксперименте в истинной роли "учителей".

В другой модификации того же эксперимента вместо двух дополнительных "учителей" опыт вели два экспериментатора. Вскоре после того, как "ученик" получал первые несколько ударов электрическим током, экспериментаторы начинали спорить между собой. Один из них требовал немедленно прекратить эксперимент, другой настаивал на его продолжении. В этих условиях ни один из настоящих испытуемых не изъявил желания продолжить эксперимент, несмотря на то, что второй из экспериментаторов настаивал на том.

3.Смягчающие обстоятельства. Испытуемые в эксперименте знали, что совершают акт насилия, но для их действий были некоторые смягчающие обстоятельства. Например, в оправдание своего поведения "учитель" мог сказать, что не видел "ученика", поскольку тот находился за перегородкой в соседней части комнаты и, следовательно, было обнаружено, что в случае, если "учитель" и "ученик" находились в одном помещении и могли видеть друг друга, число послушных приказу экспериментатора снижалось до 30%.

Чем меньше для испытуемого было смягчающих его вину обстоятельств, Юм меньше послушания он демонстрировал. Однако, в тех случаях, когда "учитель" не сам должен был нажимать кнопки, а только давал распоряжение делать это другому, количество послушаний вновь резко возрастало, до 93%, причем на этот раз "учитель" без стеснения использовал всю шкалу напряжений, до 450 В включительно. Поразительно, замечает по этому поводу С. Милгрэм, насколько снижается эффект послушания, если человеку приходится совершать акт насилия собственной рукой, и насколько он возрастает, если за него это делает кто-то другой.

4. Надзор. Очевидным фактом, оказавшим влияние на поведение испытуемых в обсуждаемом эксперименте, было личное присутствие экспериментатора. В тех случаях, когда он покидал лабораторию и отдавал свои распоряжения по телефону, процент послушных приказу падал с 65 до 21%. Многие из испытуемых в этих условиях начинали хитрить, используя для наказания "ученика" ток гораздо меньшего напряжения, чем предписывалось инструкцией.

5. Авторитет и идеология, прикрывающая сверху. Наиболее важный фактор из числа тех, которые порождают добровольное и бездушное послушание, связан с так называемой "идеологией, прикрывающей сверху". Это укоренившаяся в обществе или социальной группе система взглядов, которая заранее юридически и морально оправдывает тех, кто им следует. В эксперименте С. Милгрэма в роли такой идеологически высокой инстанции, заранее снимающей ответственность с испытуемых, выступал авторитет науки ("наука требует жертв"). Когда в одном из экспериментов ссылка на научные интересы в оправдание издевательства над человеком была снята, число послушных упало с 65 до 48%.

Обратим внимание на одно обстоятельство, связанное с данным экспериментом. Оно показывает, что нередко люди о себе и себе подобных думают лучше, чем они есть на самом деле. В одном из подобных исследований, осуществленном Г. Бьербауэром по методике С. Милгрэма, испытуемых до начала эксперимента просили предсказать, как другие люди (не они сами ) поведут себя в данном эксперименте. Затем тех, в отношении которых они делали предсказание, включили в эксперимент и проверили, как они вели себя на самом деле. Предсказанные и реальные результаты затем сравнили

между собой. Эти данные также вызывают удивление. Вместо ожидаемых по предсказанию примерно 30% людей, которые способны были довести напряжение до 315 В, таких на самом деле оказалось 100%. Вместо приблизительно 10% ожидаемого числа людей, способных нанести другому человеку удар электрическим током напряжением 450 В, в действительности оказалось более 60%. Все то, о чем говорилось в эксперименте С Милгрэма, действует на человека в реальных группах, где на него часто оказывается давление отдельными лицами самими по себе и от имени этих групп. Следовательно, считать влияние группы на индивида только положительным фактором нельзя.

Другим возможным отрицательным следствием группового влияния может быть то воздействие, которое оказывается обычно на одаренных творческих личностей, существенно отличающихся по своей психологии от большинства членов данной группы. На это обстоятельство в свое время обратил внимание В.М. Бехтерев.

Проведя ряд индивидуальных и групповых экспериментов, в результат которых сравнивались показатели творческой работы группы и индивида В.М. Бехтерев показал, что в творчестве группа может уступать особо одаренным личностям. Выяснилось, в частности, что коллективное творческое решение, если оно принимается по "большинству", методом простого голосования, нередко оказывается более низкого качества, чем частное творчество особо одаренных личностей, включенных в данную группу. Их оригинальные идеи отвергаются большинством потому, что непонятны ему, и такие личности, находясь под сильным психологически давлением "квалифицированного" (на самом деле компетентного) большинства, сдерживаются, подавляются в своем творческом развитии. В печальной истории нашей страны за последние семь десятков лет мы встречались с немалым количеством примеров, подтверждающих вывод Бехтерева. Имеются в виду многие одаренные писатели, художники, ученые, инженеры, которые были исключены из своих творческих коллективов и, более того, волею судьбы оказались за рубежом, где и получили признание по достоинству.

Последний факт, который здесь следует еще раз напомнить - мы его уже рассматривали, - касается конформного поведения. Конфоризм - широко распространенный феномен, выражающий собой безусловно отрицательное влияние группы на личность, побуждающий ее вести себя нечестно. И чем более сплоченной является группа в своем психологическом давлении на индивида, тем более конформно он вынужден поступать.

Сотруднику органов внутренних дел независимо от характера своей профессиональной деятельности постоянно приходится общаться как с правопослушными гражданами, так и с представителями тех слоев населения, которые в разной степени подвержены негативному воздействию преступной банды. Именно поэтому в профессиональной подготовке сотрудников пристальное внимание уделяется выработке у них навыков по выявлению уровня преступной личности.

Помимо вышеизложенного, очевидным является то, что при расследовании уголовных дел истина устанавливается не только при помощи непосредственного восприятия фактов сотрудниками, расследующими обстоятельства совершенного преступления. Значительное число фактов становится известными через свидетельства лиц, являющихся очевидцами противоправных действий, их жертвами, а также от самих правонарушителей. Что мы можем установить объективную истину при помощи таких свидетельств, прежде всего надо знать, какие психические процессы проходят у этих лиц с тем, чтобы в результате правильного применения мер интеллектуального и психологического воздействия получить от них свидетельства, реально отражающие события, воспринимавшиеся ими. Поэтому знание психологических особенностей формирования асоциальной личности, действия антиобщественных групп, а также возможностей воздействия на них, имеет важнейшее значение для профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов.

Для более полного освещения содержания проблемы, вынесенной в заголовок параграфа, предлагаем остановить более пристальное внимание на понятиях "нормативы" и "отклонения от социальных норм поведения", на некоторых психологических характеристиках личности правонарушителя, а также на условиях формирования и устойчивого функционирования антиобщественных групп.

Отклоняющимся (или девиантным) поведением называют определенную норму дезорганизации поведения индивида в группе или целой категории лиц в обществе, которая обнаруживает несоответствие сложившимся ожиданиям, моральным и правовым требованиям общества . Таким образом определяет отклоняющееся поведение "Краткий словарь по социологии". при этом различаются слабые и сильные формы отклоняющегося поведения.

Слабые формы связаны с нарушением порядка взаимодействия между людьми, фиксируются общественным вниманием и корректируются непосредственно участниками взаимодействия. Обычно, слабые формы отклонений носят открытый, непроизвольный характер и приписываются не столько субъектам поведения, сколько ситуации, обусловившим дезорганизацию поведения. К таким формам поведения обычно относятся ложь, обман, грубость, умолчание, бездействие, халатность, ситуационные поведенческие ошибки, краткие эмоциональные срывы и т.д.

Сильные (или устойчивые) формы отклоняющегося поведения и зависимости от их социальных последствий вызывают ту или иную меру осуждения, наказания и мобилизации общественных сил для восстановления порядка и устранения предпосылок дезорганизации в будущем. К таким формам относят аморальное и противоправное поведение, вообще любую форму антиобщественного поведения, алкоголизм, наркоманию, токсикоманию. Следствием дезорганизации группового поведения могут быть психические расстройства, заболевания и аномалии, социальная опасность которых велика, поскольку психические нарушения, в свою очередь, становятся фактором, порождающим отклонения в поведении за пределами стимулирующих его ситуаций.

Вероятность возникновения социальных девиаций (отклоняющегося поведения в обществе) резко возрастает в условиях стресса, назревания и развертывания внутригрупповых и межгрупповых конфликтов, при внезапных либо достаточно быстрых изменениях социальной ситуации. Причины таких форм отклоняющегося поведения, как аморализм, правонарушения, преступность, в существенной форме варьируют в различных социально-экономических и политических условиях, что составляет предмет изучения в социальной психологии, социологии преступности и в криминологии.

В отечественной литературе проблемы отклоняющегося поведения рас сматривались до конца 1980-х годов в контексте антиобщественных явлении социальной жизни, которые вступали в противоречие с общепринятыми и социалистическом обществе нормами нравственности и гуманизма. Социальной основой этих явлений считались нерешенные проблемы социалистического хозяйствования и распределения, недостатки в хозяйственном механизме и правовом регулировании, примиренческое отношение к нарушениям закона и нравственных норм социалистического общества. К антиобщественным - явлениям (и, соответственно, определенным формам девиантного поведения.) относили кроме алкоголизма, наркомании, хулиганства, преступности и других форм социального паразитизма также формализм, бюрократизм, безответственность, протекционизм, нескромность и славословие. Задачей социальной психологии и социологии в этих условиях был изучение социальных причин и социальной природы всех перечислении выше явлений, степень их распространенности в различных общественных слоях и группах и на этой основе выработка научных рекомендаций по усилению борьбы с данными антиобщественными явлениями. При этом социологии преступности как отрасли социологического знания, занимающейся исследованием социальных проблем преступности и определением места данного явления в обществе, причин, порождающих преступность а также мер её предупреждения, отводилось особое место. Особенность эта состояла в том, что, во-первых, уже имелась наука, осмысливающая проблемы преступности с точки зрения юриспруденции, наука о преступности, её причинах, личности преступника, путях и средствах предупреждения преступности и перспективах её ликвидации — криминология. Во-вторых, круг возможных социальных причин антиобщественных явлений и их место в социалистическом обществе были достаточно ясно определены в философско-методологическом и идеологическом плане. Прикладные исследования в этой области социологического знания зачастую ограничивались анализом доступных материалов официальной статистики о количестве зафиксированных правонарушений (или преступлений) в отдельно взятом районе страны. Однако в условиях достаточной стабильности социальной системы и относительно невысокого роста количества зарегистрированных правонарушений в год (порядка 1-2%) такой анализ был довольно Полезен и вполне достаточен.

Итак, сделаем некоторые промежуточные выводы: в условиях стабильного состояния экономической, политической и социальной сферы общества уровень регистрируемых социальных отклонений был относительно низким (правда, за счет подавления государством частной инициативы граждан и тотального контроля во всех сферах социальной жизни) и, самое главное, оказывал, да и не мог оказывать существенного влияния на сложившиеся и обществе нормы и правила поведения. В этих условиях регистрируемые отклонения получали в общественном сознании статус антиобщественных явлений, и проблема предупреждения девиантного поведения сводилась к мерам профилактики антиобщественных явлений в семье, школе и в трудовом коллективе. Следует заметить, что и сами эти явления занимали в общем объеме общественных связей и явлений небольшое место, хотя и мешали нам жить". Преступность как отдельная специфическая сфера социальной активности являлась предметом изучения криминологии и других юридических дисциплин, и если некоторые факты преступного поведения и вносились на суд общественности, то с целью демонстрации отрицательно-показательного примера с соответствующим нравственно-этическим и идеологическим (если это было необходимо) комментарием.

Организованность и упорядоченность жизнедеятельности людей в обществе достигается путем регулирования их отношений и поведения при помощи:

а) ряда элементов общественного сознания, не имеющих нормативного фактора (идеология, наука, искусство);

б) разнообразных социальных норм.

Под социальными нормами понимаются обусловленные общественным бытием требования, предъявляемые обществом к поведению личности, в ее взаимоотношениях с теми или иными общностями, с другими людьми.

Социальные нормы носят исторический характер: в каждой общественно-экономической формации вырабатываются свои принципы, правила поведения людей. В социальных нормах отражается система общественных отношений (производственных, юридических, управленческих, нравственных, идеологических), оказывающих решающее влияние на формирование личности.

Социальные нормы выступают как определенные ценности.

В обществе человека всегда интересовало и интересует, как надо жить, что является нормой в отношении людей, в общении, в деятельности, что отклонением от нормы, что - добром, злом, красотой, правдой и т.д.

Отношение человека к социальным условиям жизни всегда было заинтересованным, ценностным нормативом.

Каждая социальная норма разрешает, запрещает, обязывает и предполагает желательность тех или иных действий и поступков личности.

Сердцевиной социальных норм являются нормы нравственности и правовые нормы. Личность, строящая свой образ жизни в соответствии с требованиями социальных норм, считается нормотипической (нормотипом). Образ жизни нормотипичной личности, соответствующей социальным требованиям, свидетельствует о полной ее адаптации (приспособленности) к социальным условиям функционирующей системы.

На ранних стадиях общественного развития, например в первобытном; обществе, нормотип формировался на традициях, обычаях, нормах нравственности, единых для данной социальной системы.

На более поздних этапах развития человечества с возникновением государств появляются правовые нормы, предписывающие права и обязанности в поведении граждан в зависимости от их социального положения, защищая, в первую очередь, интересы и привилегии господствующих классов. На индустриальной (капиталистической) и постиндустриальной стадиях развитияобщества права и статус граждан в государствах претерпели заметные изменения вместе с содержанием правовых норм, но сам принцип их функционирования как регулятора человеческих отношений сохранился.

Моральные же нормы поведения в каждой социальной группе носят специфический характер. В них находят отражение:

а) общечеловеческие нормы поведения,

б) нормы поведения, типичные для данной социальной группы.

В психологическом плане личность проходит в своей жизни следующие стадии развития:

Первая стадия - (дошкольный и младший школьный возраст), для которой характерно безусловное принятие психологии старших. Дошкольник вольно или невольно думает и поступает так, как думают родители, учителя, авторитетные старшие из их окружения (конечно, в соответствии с их возможностями). Они даже себя оценивают, исходя из оценки их другими.

Вторая стадия - (средний школьный возраст) или, как его называют, переходный, подростковый, — это возраст критического отношения к наследству старших. Подростки начинают подвергать сомнению некоторые установки, мнения старших, родителей и даже учителей, но не всегда умеют противопоставить им свои разумные доводы, так как у них нет еще для этого достаточных умственных сил и жизненного опыта. Отсюда, в некоторых случаях имеет место негативизм - простое отрицание влияний наряду с подражанием, копированием поведения тех, кто признан авторитетным.

Третья стадия - юность (старший школьник).

В юности парни и девушки находятся на пороге самостоятельной жизни или уже вступают в нее. Для них опыт старших ценней и они прислушиваются к их голосу, хотя и избирательно относятся к содержанию этого опыта. Юноша пытается осмыслить социально-психологическое наследство. Он принимает только то, что представляется ему прогрессивным.

Четвертая стадия - зрелый возраст. В зрелом возрасте люди вносят поправки не столько в то, что унаследовали, сколько в то, что сами сформировали в юности и что могло не полностью соответствовать реальной жизни.

Они снова, уже по более совершенным критериям, пересматривают наследство отцов и дополнительно находят много интересного без чего невозможно развитие. Вместе с тем, идет и дальнейший процесс обогащения психологии в творческой деятельности личности.

Пятая стадия - преклонный возраст, когда люди больше начинают думать о сохранении унаследованного или выработанного самими, чем о развитии наследства. В этот период жизни у людей зарождается консерватизм или, по крайней мере, некоторое недоверие и сомнение в ценности нового. Основной заботой людей в преклонном возрасте является передача "своего опыта" молодому поколению. Именно в этих признаках - характерная черта психологии людей преклонного возраста.

Шестая стадия - старший возраст, когда чаще всего звучит фраза "молодое поколение не то, что было раньше". Это объясняется известной инертностью взглядов, привычкой обо всем судить со старых позиций, требовать беспрекословного подчинения старым нормам жизни, образу мыслей и чувств. Молодежь с этим не согласна; так происходит развитие. Наследство — необходимая предпосылка для движения вперед, вместе с тем оно непрерывно обогащается новыми поколениями и так - без конца.

В процессе социализации человек воспринимает существующую в обществе структуру отношений, требований, ожиданий, научений, правил, различных запретов в социальной жизни, которые служат основами и мотивами поведения. Чтобы разобраться в сути этих явлений, нам придется условно расчленить их на два направления единых в действительности: комплексный процесс социо-психологического взаимодействия личности и социальной среды, влияющих на выбор поведения.

Прежде всего, человек обучается действовать наиболее целесообразно, практически правильно. Усвоение здесь идет не по методу проб и ошибок. Неудовлетворительный результат того или иного поступка, нежелательные его последствия ведут к отказу от подобных неэффективных действий в будущем. Наоборот, нужные, удовлетворительные последствия убеждают человека в целесообразности действий, их вызывающих. Так происходит научение. Используя метод проб и ошибок, человек быстро научается повторять именно те действия, которые дают подходящий для него, устраивающий его результат, и не повторять такие, которые удовлетворительных для него последствий за собой не влекут.

Однако (и это принципиально), во многих случаях человек усваивает определенные нормы поведения не столько потому, что он их желает, выбирает, предпочитает, сколько потому, что этого требует общество, в котором он живет. Причем, общество не только предъявляет к человеку определенные требования, но и подкрепляет их соответствующими санкциями, неприятностями, лишениями в случае отклонения его поведения от этих требований.

Таким образом, человеку приходится сдерживать свои желания, поступать не так, как он предпочитает, а так как полагается, о чем мы уже вели речь в предыдущем параграфе.

Поведение личности и ее развитие, не отвечающее требованиям социальных и психических норм, есть отклонение от нормы. С отклонениями следует не только бороться, но и изучать их. Все отклонения можно классифицировать.

1. По содержанию и форме проявления.

2. По степени устойчивости.

3. По объему и широте пораженности личности.

4. По степени выраженности.

5. Рассмотрим каждую из них отдельно.

1. По содержанию они могут быть: отклонениями от социальной нормы и отклонениями от психической нормы.

Отклонения от социальной нормы (нравственные и криминальные) не являются патологическими в прямом смысле слова. Человек, имеющий отклонение от социальной нормы, вменяем, т.е. остается сознательным существом - личностью, отдающей отчет в своих действиях, а поэтому несет за них ответственность. У него не нарушены ни мышление, ни память, ни какие-либо другие психические функции. Сущность отклонений заключается в неправильном осознании личностью своего места и назначения в обществе, в дефективности нравственного и правового сознания, социальных установок и сформировавшихся привычек.

Следовательно, когда мы говорим об отклонениях от социальной нормы, то имеем ввиду, прежде всего, морально-психологические свойства, проявляющиеся как в поведении личности, так и в ее психической деятельности.

Например, грабитель стремится к тому, чтобы найти жертву, выследить ее, а затем совершить преступные действия. Здесь определенная позиция и преступная установка сказывается не только в направленности действий (поиск и выслеживание жертвы), но и в направленности психических процессов (мышления, восприятия, воображения и т.п.).

Иной характер имеют психические отклонения. Их причинами могут быть социальные факторы, но психологический механизм их заключается в нарушении мозговой функции. Отсюда понятно, что морально-психологические отклонения выправляются педагогическими средствами, а психические - преимущественно, медицинскими мерами.

На основе моральных, а иногда и психических отклонений возникают криминальные отклонения. Например, невыдержанность и слабый самоконтроль могут перерасти в хулиганские действия. Неправильная оценка своих личных качеств, выражающаяся в самонадеянности, может стать причиной преступлений по неосторожности. Карьеризм нередко побуждает такого человека к достижению поставленных целей противозаконными средствами и т.п. А такие патологические отклонения как навязчивые идеи, извращенные эмоции, бредовые состояния, аффективность могут стать причиной различных общественно-опасных деяний (убийств, тяжких телесных повреждений и др.).

2. По степени устойчивости все отклонения можно классифицировать на временные (случайные) и устойчивые (характерные для данного лица). Причиной временных отклонений от социальной нормы в поступках и поведении человека может быть неблагоприятная ситуация, которая в результате действий сверхсильных раздражителей приводит к ошибке нервной системы, вызывает тяжелые психические состояния и нарушает привычную картину поведения. Так, вследствие длительного нервного напряжения, истощения нервной системы болезнью, переживаемых психических состояний (подавленности, угнетенности, отчаяния и т.п.) всегда выдержанный человек может проявить вспыльчивость, грубость, т.е. все то, что называется отклонением от моральной нормы.

Устойчивые, характерные для человека социальные отклонения (нравственные и криминальные) свидетельствуют об атипичности черт личности в целом и ее поведения для данной социальной группы и общества, а устойчивые патологические отклонения - о распаде личности.

3.По объему и широте пораженности личности отклонения могут быть частичными (парциальными) и глобальными.

Частичные социальные отклонения - это отклонения, затрагивающие лишь одну группу отношений человека и характеризующие его непоследовательность и двуликость, Есть люди, у которых правильные политические убеждения мирно уживаются с аморальным поведением в быту, честное отношение к труду - с недостойным поведением в семье, в отношении к женщинам, детям, родителям, что проявляется в непосредственном поведении человека в разнообразных жизненных ситуациях (на работе и дома; на глазах коллектива и наедине с самим собой и т.п.). Эта непоследовательность поведения, раскрывающая внутреннюю противоречивость и отсутствие цельности личности, может при определенном стечении обстоятельств породить криминальные черты личности и перерасти в криминальное поведение.

К глобальным относятся отклонения, захватывающие сознание и психику личности в целом. Комплекс устойчивых глобальных социальных отклонений свидетельствует о завершении формирования законченного отрицательного типа или атипичной для данных общественных условий личности. Атипичность личности имеет относительный характер, зависящий от ряда факторов, определяющее место среди которых занимает социалъно-политическая система, в которой она функционирует. Поэтому типичноеповедение человека в одних условиях (например, в тоталитарном обществе) является неприемлемым для других (в обществе классической демократии).

При устойчивых глобальных патологических отклонениях речь идет о разрушении (распаде) личности. Подобное может происходить с человеком попавшим в дискомфортные условия жизни, например, в концлагере, и стремящимся выжить за счет попрания элементарных нравственных и других норм поведения.

4.По степени выраженности отклонения классифицируются на отчетливо выраженные и неотчетливо выраженные (стоящие на границе нормы).

Отчетливо выраженные отклонения от социальной нормы закрепляются в тех или иных устойчивых чертах личности, вызывающих идентичное аморальное и преступное поведение ее в сходных условиях. Вследствие этого можно прогнозировать такое поведение личности и проводить профилактику возможных преступлений.

Неотчетливо выраженные отклонения от психической нормы могут свидетельствовать о начале психической болезни, а резко выраженные - о её прогрессе. Причины отклонений от социальных норм поведения могут быть самыми типичными, но наиболее часто среди них выделяют:

Отставание сознания личности от социальной реальности, в результате чего человек может не адаптироваться к ней а, как следствие - совершать противоправные действия. Отрицательное влияние микросоциальной среды (влияние безнадзорности детей, дурное влияние семейных отношений, отрицательное влияние уличного окружения и т.п.).

Проявление отрицательных воздействий со стороны макросоциальной среды (элементы неправильного экономического планирования и стимулирования деятельности людей, нарушение принципа оплаты по труду, факты бюрократизма и формализма в работе с людьми и т.п.). Ошибки в воспитании в семье, школе, в производственном и других коллективах, незнание личности воспитуемого и т.п. Причинами их обычно бывают психолого-педагогическая неподготовленность людей, призванных оказывать воспитательное влияние на подрастающее поколение. Противоречия воспитательных влияний в семье и школе, на производстве и в окружающей социальной среде и т.п.

Знание природы степени выраженности отклонений от социальных норм введения позволяет дать более полную психологическую характеристику личности правонарушителя.

Знание ее необходимо по ряду причин, в том числе, и потому, что проблема личности преступника является одной из центральных в курсе "Психология и педагогика в деятельности сотрудников органов внутренних дел". По мнению психологов, ключ к ее познанию лежит в комплексном Подходе, в основе которого находится характеристика преступника как временного асоциального типа личности, представляющей общественную опасность и совершившей или совершающей уголовно-наказуемые деяния.


Заключение

Итак, личность преступника — совокупность негативных социально значимых качеств, проявляющаяся в конкретном преступном деянии. Качества личности виновного должны быть рассмотрены с точки зрения их иерархической структурированности. И здесь на передний план выдвигаются как общая ценностно-ориентировочная схема личности, так и психологические особенности отдельных категорий преступников.

Личность преступника представляет не просто отражает определенные внешние условия, но является активной стороной взаимодействия. Для нее характерна сознательная целенаправленная деятельность. Связь социальных условий с преступным поведением является сложной, причем всегда социальные условия проявляются в преступлении, преломляясь через личность.

Психологическое изучение личности преступника, включает в себя исследование его внутреннего мира, потребностей, побуждений, лежащих в основе поступков, эмоционально-волевой сферы, способностей, индивидуальных особенностей интеллектуальной деятельности (мышления, восприятия, памяти и других познавательных процессов). Изучение этих психологических особенностей преступника должно быть составной частью расследования преступления, и в каждом конкретном случае диапазон этих сведений должен конкретизироваться в зависимости от категории и характера уголовного дела и от особенностей личности обвиняемого. Психологию личности преступника следует изучать так, чтобы следователь мог обеспечить решение уголовно-правовых, уголовно-процессуальных, криминологических и исправительных проблем по конкретному делу. Широкий диапазон сведений о личности предполагает использование большого числа источников информации о психологии обвиняемого процессуального и непроцессуального характера.


Список литературы

1. Баранов П.П., В.И. Курбатов. Юридическая психология. Ростов – на - Дону, «Феникс», 2007.

2. Бондаренко Т. А. Юридическая психология для следователей. М., 2007.

3. Волков В.Н., Янаев С.И. Юридическая психология. М., 2005.

4. Васильев В.Л. «Юридическая психология»: Учебник – СПб., 2006.

5. Еникеев М.И. Юридическая психология. М., 2006.

6. Психологические приемы в работе юриста. Столяренко О.М. М., 2006.

7. Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. М., 2006.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий