регистрация / вход

Сущность и особенности теорий агрессии и подражания (Н. Миллер, Д. Доллард, А. Бандура)

Понятие, социально-психологическая природа, структура агрессии в отечественной и зарубежной литературе. Содержание фрустрационной теории деструктивного поведения Миллера и Долларда. Роли подкрепления и подражания поведения в бихевиоральной модели Бандура.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРИРОДА АГРЕССИИ

1.1 Понятие агрессии

1.2 Природа и структура агрессии в отечественной и зарубежной литературе

2. ОСОБЕННОСТИ ТЕОРИИ АГРЕССИИ И ПОДРАЖАНИЯ

2.1 Фрустрационная теория агрессии Н. Миллера и Д. Долларда

2.2. Теория научения: роль подкрепления и подражания (А. Бандура)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ПРИЛОЖЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы . Слово агрессия происходит от латинского "aggredi", что означает "нападать". Оно издавна бытует в европейских языках, однако, значение ему придавалось не всегда одинаковое. До начала XIX века агрессивным считалось любое активное поведение, как доброжелательное, так и враждебное. Позднее значение этого слова изменилось, приняло научный характер, стало более узким. Под агрессией стали понимать враждебное поведение в отношении окружающих людей.

Существует множество теоретических обоснований возникновения агрессии, ее природы и факторов, влияющих на ее проявление, так как этим видом поведения человека занимались различные школы и направления в психологии, социологии, педагогике. Но все они подпадают под следующие четыре категории. Агрессия относится к:

- врожденным побуждениям и задаткам;

- потребностям, активизируемым внешними стимулами;

- познавательным и эмоциональным процессам;

- актуальным социальным условиям в сочетании с предшествующим научением.

Изучением проявлений агрессии педагогическая психология занимается давно, и чаще всего связывает данный вид поведения с недостатками воспитания. Зачастую семейная среда, доброжелательная, не направленная на проявление агрессии, создает все предпосылки для нормального развития ребенка. Дети, воспитывающиеся вне семьи – явление хоть и позорное для общества, аномальное по сути, но всё же это факт социальной действительности, оформившийся в отдельный институт. Такими детьми занимаются государство, направляя в детские дома, приюты, школы-интернаты. Дети, выходящие из этих стен, естественно, отличаются от домашних. Они не хуже и не лучше последних, они просто другие: с иным складом личности, сознания и самосознания. Воспитание в условиях детского дома формирует особый социальный тип личности, которая несёт на себе этот особенный своеобразный отпечаток всю последующую жизнь.

Объект исследования – теория агрессии.

Предмет исследования – особенности теории агрессии и подражания.

Цель курсовой работы : рассмотреть сущность особенности теории агрессии и подражания.

Задачи , вытекающие из цели, следующие:

- дать понятие агрессии

- рассмотреть развитие учения об агрессии в социально-психологическом развитии;

- охарактеризовать фрустрационную теорию агрессии Н. Миллера и Д. Долларда;

- рассмотреть теорию научения А. Бандуры.

Методологическую основу курсовой работы составили труды таких авторов, как Андреева Г.М., Бандура А., Берковиц Л., Бэрон Р., Лоренц К., Ричардсон Д., Парыгин Б.Д., Петровский А.В., Фромм Э., Хекхаузен Х., Шихарев П.Н., Ярошевский М.Г. и др.

Структура работы определена задачами и состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка и приложения. При написании использовались учебные пособия по психологии и педагогике, монографии и статьи отдельных авторов.

1. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРИРОДА АГРЕССИИ

1.1 Понятие агрессии

Слово агрессия происходит от латинского "aggredi", что означает "нападать". Оно издавна бытует в европейских языках, однако, значение ему придавалось не всегда одинаковое. До начала XIX века агрессивным считалось любое активное поведение, как доброжелательное, так и враждебное. Позднее, значение этого слова изменилось, стало более узким. Под агрессией стали понимать враждебное поведение в отношении окружающих людей.

Р. Бэрон и Д. Ричардсон, считают, что агрессия, в какой бы форме она не проявлялась, представляет собой поведение, направленное на причинение вреда или ущерба другому живому существу, имеющего все основания избегать подобного обращения с собой. Данное комплексное определение включает в себя следующие частные положения: агрессия обязательно подразумевает преднамеренное, целенаправленное причинение вреда жертве; в качестве агрессии может рассматриваться только такое поведение, которое подразумевает причинение вреда или ущерба живым организмам; жертвы должны обладать мотивацией избегания подобного обращения с собой.

Под агрессией, согласно Э. Фромму, следует понимать любые действия, которые причиняют или имеют намерение причинить ущерб другому человеку, группе людей или животному, а также причинение ущерба вообще всякому неживому объекту.

Агрессивность, по Р.С. Немову, понимается как враждебность - поведение человека в отношении других людей, которое отличается стремлением причинить им неприятности, нанести вред.

"Психологический словарь" (под ред. А.М. Зинченко) предлагает следующее определение: "Агрессия - мотивированное деструктивное поведение, противоречащее нормам и правилам сосуществования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения (одушевленным и неодушевленным), приносящее физический ущерб людям или вызывающее у них психологический дискомфорт (отрицательные переживания, состояние напряженности, страха, подавленности)".

Проявление агрессии весьма разнообразно. Различают два основных типа агрессивных проявлений: целевая агрессия; инструментальная агрессия. Первая выступает как осуществление агрессии в качестве заранее спланированного акта, цель которого - нанесение вреда или ущерба объекту. Вторая совершается как средство достижения некоторого результата, который сам по себе не является агрессивным актом.

Структуру агрессивного проявления предложили в своих работах Заградова Й., Осинский А. К., Левитов Н. Д. Их точка зрения следующая:

1) По направленности: агрессия, направленная вовне; аутоагрессия, направленная на себя.

2) По цели: интеллектуальная; враждебная.

3) По методу выражения: физическая; вербальная.

4) По степени выраженности: прямая; косвенная.

5) По наличию инициативы: инициативная; оборонительная.

Теперь определим, что такое агрессивное действие и агрессивное поведение, агрессивность, так как часто в эти понятия вкладывают один и тот же смысл. Агрессивное действие - это проявление агрессивности, как ситуативной реакции. Если же агрессивные действия периодично повторяются, то в этом случае следует говорить об агрессивном поведении. Сама же агрессивность подразумевает ситуативное, социальное, психологическое состояние непосредственно перед или во время агрессивного действия. Так же хочется отметить, что каждая личность должна обладать определенной степенью агрессивности, так как агрессия является неотъемлемой характеристикой активности и адаптивности человека.

В. Клайн считает, что в агрессивности есть определенные здоровые черты, которые просто необходимы для активной жизни. Это - настойчивость, инициатива, упорство в достижении цели, преодоление препятствий. Эти качества присущи лидерам. Согласно Р. С. Хомансу, агрессию может вызвать ситуация, связанная со стремлением к справедливости. А.А.Реан, К. Бютнер и другие рассматривают некоторые случаи агрессивного проявления как адаптивное свойство, связанное с избавлением от фрустрации и тревоги. Состояние фрустрации - это психическое состояние, характеризующееся наличием стимулированной потребности, не нашедшей своего удовлетворения. Это состояние сопровождается различными отрицательными переживаниями: раздражением, отчаянием.

Т.Р. Румянцева, указывая на различие в понимании агрессивного поведения считает, что сегодня на первый план выдвигается нормативный подход. Согласно этой точке зрения, в определении поведения как агрессивного решающее место должно принадлежать понятию нормы. Нормы формируют своеобразный механизм контроля за обозначением тех или иных действий. Понятие нормы формируется в процессе социализации ребенка. Отсюда, поведение можно назвать агрессивным при наличии двух обязательных условий: когда имеют место губительные для жертвы последствия; когда нарушены нормы поведения.

Важную роль в становлении агрессивного поведения играют обучение и воспитание. Р. Кратчфилд и Н. Левинсон признают, что над агрессивными проявлениями возможен контроль, связанный с процессом социализации. Социализацией агрессии можно назвать процесс научения контролю собственных агрессивных устремлений и выражения их в формах, приемлемых в рамках данной цивилизации. В результате социализации многие учатся регулировать свои агрессивные импульсы, адаптируясь к требованиям общества. Другие же остаются весьма агрессивными, но учатся проявлять агрессию более тонко: через словесные оскорбления, скрытые принуждения, завуалированные требования и прочее. Третьи ничему не научаются и проявляют свои агрессивные импульсы в физическом насилии. И здесь важную роль играет ранний опыт воспитания ребенка в конкретной культурной среде, семейные традиции и эмоциональный фон отношения родителей к ребенку.

По мнению Й. Заграфовой, податливость к агрессивным действиям формируется по мере накопления недостатков в процессе социализации. Она выделяет две степени социализации: усвоение социального опыта, ценностей, норм культурного поведения; усвоение субкультурного опыта меньшего объема, но содержащего нормы поведения, допускающие агрессивность. То есть, податливость к агрессивным действиям формируется при недостаточно сбалансированной социализации.

Ввиду того, что проявления агрессии у людей бесконечны и многообразны, весьма полезным оказывается ограничить изучение подобного поведения концептуальными рамками, предложенными Бассом. По его мнению, агрессивные действия можно описать на основании трех шкал: физическая - вербальная, активная - пассивная и прямая - непрямая. Их комбинация дает восемь возможных категорий, под которые подпадает большинство агрессивных действий. Эти восемь категорий агрессивного поведения и примеры к каждой из них приведены в Приложении.

Таким образом, многие специалисты и ученые указывают на то, что проявление агрессии должно мотивироваться внутренними или внешними стимуляторами. Агрессию можно рассматривать как биологически целесообразную форму поведения, которая способствует выживанию и адаптации. С другой стороны, агрессия расценивается как зло, как поведение, противоречащее позитивной сущности людей.

1.2 Природа и структура агрессии в отечественной и зарубежной литературе

Существует множество теоретических обоснований возникновения агрессии, ее природы и факторов, влияющих на ее проявление. Но все они подпадают под следующие четыре категории. Агрессия относится к: врожденным побуждениям и задаткам; потребностям, активизируемым внешними стимулами; познавательным и эмоциональным процессам; актуальным социальным условиям в сочетании с предшествующим научением.

Рассмотрим наиболее известные теоретические положения.

Теория влечения (психоаналитический подход). Основоположником этой теории является Зигмунд Фрейд. Он считал, что агрессивное поведение по своей природе инстинктивное и неизбежно. В человеке существует два наиболее мощных инстинкта: сексуальный (либидо) и инстинкт влечения к смерти (танатос). Энергия первого типа направлена на упрочнение, сохранение и воспроизведение жизни. Энергия же второго типа направлена на разрушение и прекращение жизни. Он утверждал, что все человеческое поведение является результатом сложного взаимодействия этих инстинктов, и между ними существует постоянное напряжение. Ввиду того, что существует острый конфликт между сохранением жизни (эросом) и ее разрушением (танатосом), другие механизмы (смещение) служат цели направлять энергию танатоса вовне, в направлении от "Я". А если энергия танатоса не будет обращена вовне, то это вскоре приведет к разрушению самого индивидуума. Таким образом, танатос косвенно способствует тому, что агрессия выводится наружу и направляется на других. Уменьшить вероятность появления опасных действий может внешнее проявление эмоций, сопровождающих агрессию.

Экологический подход. Новое звучание тема агрессии получила благодаря работам К. Лоренца, который придерживался эволюционного подхода к агрессии, что было схоже с позицией З. Фрейда. Согласно Лоренцу, агрессия берет начало, прежде всего, из врожденного инстинкта борьбы за выживание, который присутствует у людей так же, как и у других живых существ. Он считал, что агрессивная энергия, имеющая своим источником инстинкт борьбы за выживание, генерируется в организме спонтанно, непрерывно, в постоянном темпе, регулярно накапливаясь с течением времени. Таким образом, развертывание явно агрессивных действий является совместной функцией: количества накопленной агрессивной энергии; наличия стимулов, облегчающих разрядку агрессии.

Но, чем большее количество агрессивной энергии имеется в данный момент. Тем меньший стимул нужен для того, чтобы агрессия выплеснулась вовне, т.е. агрессивное поведение может выплеснуться спонтанно.

Лоренц отмечал, что кроме врожденного инстинкта борьбы, все живые существа наделены возможностью подавлять свои стремления, т.е. имеют сдерживающее начало, которое препятствует нападению на представителей своего вида. А люди, в свою очередь, обладают более слабым сдерживающим началом, чем животные. Отсюда, технический прогресс (оружие массового уничтожения) может привести к уничтожению человека как вида. Ослабление агрессии возможно путем различных действий. Также Лоренц утверждал, что любовь и дружеские отношения могут оказаться несовместимыми с выражением открытой агрессии и могут блокировать ее проявления.

Фрустрационная теория (гомеостатическая модель) - это теория, предложенная Д. Доллардом. Она противопоставляется двум, выше описанным. Здесь агрессивное поведение рассматривается как ситуативный, а не эволюционный процесс. Основные положения этой теории звучат так: фрустрация всегда приводит к агрессии в какой-либо форме; агрессия всегда является результатом фрустрации. В отношении побуждения к агрессии решающее значение имеют три фактора: степень ожидаемого субъектом удовлетворения от будущего достижения цели; сила препятствия на пути достижения цели; количества последовательных фрустраций.

То есть, чем в большей степени субъект предвкушает удовольствие, чем сильнее препятствие и чем большее количество реакций блокируется, тем сильнее будет толчок к агрессивному поведению. А если фрустрации следуют одна за другой, то их сила может быть совокупной и это может вызвать агрессивную реакцию большей силы.

Когда выяснилось, что индивидуумы не всегда реагируют агрессией на фрустрацию, Доллард и соавторы пришли к выводу, что подобное поведение не проявляется в тот же момент фрустрации, прежде всего, из-за угрозы наказания. В этом случае происходит "смещение", в результате которого агрессивные действия направляются на другого человека, нападение на которого ассоциируется с наименьшим наказанием. Таким образом, человек, которого удерживает от агрессивности против фрустатора сильный страх наказания, прибегает к смещению своих наладок, направляя на другие мишени - на тех лиц, по отношению к которым у данного индивидуума не действует сдерживающий.

Какие же факторы ослабляют агрессивную мотивацию? Ответ на этот вопрос следует искать в процессе катарсиса, т.е. такие акты агрессии, которые не приносят ущерба, снижают уровень побуждения к агрессии (оскорбление, агрессивные фантазии, удар по столу кулаком - акты агрессии, которые снижают уровень побуждения к последующей более сильной агрессии).

Теория социального научения (бихевиоральная модель). В отличие от предыдущих, эта теория гласит, что агрессия представляет собой усвоенное поведение в процессе социализации через наблюдение соответствующего образа действий и социальное подкрепление, т.е. идет изучение человеческого поведения, ориентированного на образец. Эта теория была предложена А. Бандурой и объясняет усвоение, провоцирование и регуляцию агрессивного поведения.

Агрессия, приобретаемая посредством:

- биологических факторов (например, гормоны, нервная система);

- научения (например, непосредственный опыт, наблюдение).

Агрессия провоцируется:

- воздействием шаблонов (например, возбуждение, внимание);

- неприемлемым обращением (например, нападки, фрустрация);

- побудительными мотивами ( например, деньги, восхищение);

- инструкциями (например, приказы).

Эксцентричными убеждениями (параноидальными убеждениями)

Агрессия регулируется:

- внешним поощрением и наказанием (например, материальное вознаграждение, неприятные последствия);

- викарным подкреплением (например, наблюдение за тем, как поощряют или наказывают других);

- механизмами саморегуляции (например, гордость, вина).

С точки зрения А. Бандуры, анализ агрессивного поведения требует учета трех моментов: способов усвоения подобных действий; факторов, провоцирующих их появление; условий, при которых они закрепляются.

Поэтому, существенное значение здесь уделяется обучению, влиянию первичных посредников социализации, а именно родителей, на обучение детей агрессивному поведению. В частности, было доказано, что поведение родителей может выступать в качестве модели агрессии и, что у агрессивных родителей обычно бывают агрессивные дети. Также эта теория утверждает, что усвоение человеком широкого диапазона агрессивных реакций - прямое поощрение такого поведения. То есть, получение подкрепления за агрессивные действия повышает вероятность того, что подобные действия будут повторяться и в дальнейшем. Вместе с тем, существенное значение имеет результативная агрессия, т.е. достижение успеха при использовании агрессивных действий. Сюда же относится и викарный опыт, т.е. наблюдение поощрения агрессии у других. Социальное поощрение и наказание относятся к побуждению агрессии. Самопоощрение и самонаказание - модели открытой агрессии, регулируемые поощрением и наказанием, которые человек устанавливает для себя сам.

Хочется отметить, что эта теория оставляет гораздо больше возможностей предотвратить и контролировать человеческую агрессию. Тому есть две причины: согласно теории, агрессия - приобретенная модель социального поведения; социальное научение предполагает проявление агрессии людьми только в определенных социальных условиях. В настоящее время теория социального научения является наиболее эффективной в предсказании агрессивного поведения, особенно если есть сведения об агрессоре и ситуации социального развития.

Таким образом, из вышеупомянутых теорий, объясняющих природу агрессивности, можно сделать следующие выводы: проявление агрессии объясняют биологические и социальные факторы; агрессивность может быть не только жестокой, но и нормальной реакцией индивидуума в ходе борьбы за выживание; агрессивные действия могут быть ослаблены или направлены в социально приемлемые рамки с помощью положительного подкрепления неагрессивного поведения, ориентации человека на позитивную модель поведения, изменение условий, способствующих проявлению агрессии.

2. ОСОБЕННОСТИ ТЕОРИИ АГРЕССИИ И ПОДРАЖАНИЯ

2.1 Фрустрационная теория агрессии Н. Миллера и Д. Долларда

В конце 1930-х годов была сформулирована ставшая впоследствии широко известной в психологической науке гипотеза фрустрации - агрессии. Ее авторами являются Н. Миллер, Д. Доллард, М. Дуб, Д. Маурер и Р. Сиэрс.

Интересно отметить, что, по мнению Л. Берковица, данная гипотеза "должна рассматриваться среди первых примеров преимуществ, полученных от бракосочетания теории научения и психоанализа". Доллард и его коллеги в своей работе признают себя обязанными Фрейду, указывая, что впервые основная идея связи фрустрации и агрессии представлена в его ранних работах. Н. Миллер, Д. Доллард следующим образом сформулировали гипотезу: наличие агрессивного поведения всегда предполагает существование фрустрации и, наоборот, существование фрустрации всегда ведет к некоторой форме агрессии.

Основные используемые в теории четыре понятия определяются следующим образом. Фрустрация - это любое условие, блокирующее достижение желаемой цели. Агрессия определяется "как поведение, цель которого - разрушить либо сместить фрустрирующий блок". Понятие "сдерживание" относится к тенденции сдерживать действия "вследствие ожидаемых негативных последствий вовлечения в них", что, кстати, может явиться источником дополнительной фрустрации. "Кроме того, если другие условия препятствуют уничтожению или смещению фрустрации, это подстрекательство к агрессии может быть реализовано на других объектах". Для обозначения данного феномена используется понятие "смещенная агрессия", т.е. агрессия, направленная не против непосредственного источника фрустрации, а на какой-либо другой, как правило, "безобидный" объект. Эта черта агрессивного поведения обстоятельно анализируется в модели конфликта Миллера. "Смещение", или перенос (опять же термин из психоаналитической теории), в данном контексте может быть понят, по Миллеру, как случай генерализации стимулов. Многие виды социального поведения, например этнические и расовые предрассудки, интерпретируются в зарубежной социальной психологии с позиций данного подхода.

Рассматриваемая теория со времени своего возникновения претерпела определенные изменения, в частности в результате широкой практики экспериментальных исследований. Уже в 1940-е годы авторы модифицировали формулировку своей гипотезы. Агрессия теперь рассматривалась как естественное, но не неизбежное последствие фрустрации. Допускалось, что путем научения могут быть приобретены и неагрессивные ответы на фрустрацию. Однако агрессия считалась все-таки доминантной реакцией на фрустрацию, и неагрессивный ответ мог произойти только в том случае, если агрессивные реакции сталкивались ранее с невознаграждением или наказанием, и, таким образом, агрессивное поведение элиминировалось. Важно подчеркнуть, что в этой модификации первоначальной гипотезы фрустрация по-прежнему рассматривалась как неизбежный предшествующий фактор агрессии, т.е. если имел место агрессивный акт, "допускалось, что фрустрация всегда представлена как провоцирующее условие".

Достаточно широкая критика данной гипотезы со стороны зарубежных авторов шла по ряду направлений. Прежде всего, она касалась характера реакций на фрустрацию. Антропологи, например, указали, что в некоторых культурах агрессия не является типичной реакцией на фрустрацию. К. Левин, 3. Дембо и другие представители групповой динамики показали в эксперименте возможность иных, чем агрессия, реакций на фрустрацию. А. Маслоу, С. Розенцвейг, А. Бандура и другие отмечают, что фрустрация - не единственный фактор, приводящий к выражению агрессивности. Например, оскорбление и угроза более вероятно вызовут агрессию, чем блокирование поведения. Исследования обнаружили и более сложный, чем предполагалось ранее, характер отношения между наказанием и агрессивным поведением. "В зависимости от его природы и взаимодействия с другими детерминантами, - пишет, например, Бандура, - наказание может усиливать, уменьшать агрессивное поведение или вовсе не оказывать на него ощутимого действия".

Авторы единодушно обращают внимание также на большую неоднозначность в понимании обеих сторон отношения фрустрация - агрессия. В последнее время внесен ряд дополнений и в вопрос о характере последствий участия в агрессии, т.е. в гипотезу катарсиса. Согласно подходу С. Фешбека, участие в агрессии может иметь три разделимых эффекта, работающих в различных направлениях: оно может уменьшать агрессивное побуждение (драйв), может вновь усиливать агрессивные реакции и может изменять силу сдерживаний. Фешбек, как Миллер и Доллард, исходит из предположения, что фрустрирующее событие вызывает побуждение (драйв), которое и является непосредственной причиной агрессивного поведения. Однако в характеристике свойств агрессивного побуждения его подход отличен от традиционного. Иначе описывается и основная цель агрессии: вызывание боли у других служит восстановлению самооценки агрессора и его чувства власти.

Таким образом, со временем не подтвердилось положение о неразрывной, необходимой связи агрессии и фрустрации, т.е. представление о том, что агрессия всегда оказывается результатом действия фрустраторов (барьеров на пути к цели), а фрустрация неизбежно ведет к агрессии. Тем не менее в настоящее время неверно было бы констатировать отбрасывание рассматриваемой теории. Скорее, более правильно говорить о ее надстраивании, о различных дополнениях к ней. Одно из направлений пересмотра и усложнения теории связано с исследованиями А. Бандуры, работы которого будут рассмотрены ниже. В настоящее время наряду с данной теорией агрессии в качестве основных выступают инстинктивистский и когнитивный подходы.

Другим важным сюжетом теоретических построений Миллера и Долларда является проблема подражания, или имитации. Проблема подражания принадлежит к кругу первых проблем в зарождавшейся социальной психологии на рубеже XIX-XX вв. Изначальный повышенный интерес психологов к данной проблеме не случаен: подражание является важнейшим механизмом взаимодействия, причастным к рождению целого ряда феноменов, характеризующих, в частности, социализацию, конформность. Однако заслуга "отцов - основателей" зарубежной социальной психологии состояла скорее в вычленении феномена подражания, нежели в объяснении его природы. Вряд ли могло удовлетворить определение подражания как инстинктивного явления (МакДуголл) или как вида гипнотизма (Тард).

Миллер и Доллард в работе "Социальное научение и подражание" (1941 г.) отказываются от старой традиции определять подражание как инстинкт, от подхода к нему как к унитарному процессу. Они рассматривают подражание как объект инструментального научения и объясняют его соответствующими законами. Проблема первых умозрительно-спекулятивных социально-психологических теорий переносится ими на экспериментальный уровень.

Придавая большое значение механизму научения путем проб и ошибок, Миллер и Доллард обращают внимание на возможность с помощью подражания ограничить пробы и ошибки, приблизиться к правильному пути через наблюдение поведения другого. Главная функция вознаграждения, или подкрепления, согласно Миллеру и Долларду, - редукция силы драйва. Именно поэтому природа побуждения определяет природу вознаграждения. Соответственно первичные побуждения уменьшаются в силе первичными подкреплениями; вторичные, или приобретаемые, - вторичными. Одобрительный кивок, например, - это вторичное подкрепление, которое уменьшает приобретенную потребность в социальном одобрении.

Итак, в целом парадигма всех ситуаций научения, включая подражание, представляет, по Миллеру и Долларду, следующую цепочку:

сигнал → внутренняя реакция → драйв → внешняя реакция → вознаграждение.

Миллер и Доллард раскрывают неоднозначность термина "подражание". По их мнению, он используется в трех случаях. Во-первых, для обозначения "тождественного" поведения. Такое поведение часто лишь внешне выглядит подражанием, а в действительности может представлять одинаковые реакции на одинаковые стимулы у двух индивидов, причем каждый из них безотносительно к другому научился такому реагированию, т.е. "тождественное" поведение может быть результатом подражания, а может и не быть таковым. Этот случай не рассматривается авторами обстоятельно. Второй случай - "парнозависимое" поведение. Оно часто имеет место в диадическом взаимодействии, в котором поведение одной стороны, являющейся, как правило, старше или искуснее другой, служит дискриминативным сигналом для другой - для наблюдателя (т.е. наблюдатель вознаграждается за ту же реакцию, что и модель). Наконец, третий случай - копирующее поведение, которое предполагает специфическое руководство со стороны модели поведением наблюдателя. "Модель говорит и показывает наблюдателю, какие реакции и сигналы релевантны задаче, и через непрерывную коррекцию тренирует его представлять ту же реакцию, что и модель". По сути, авторы используют одинаковые понятия для объяснения приобретения двух последних форм имитации. Однако обычно именно вторая парадигма идентифицируется с необихевиористской интерпретацией подражания.

Основной тезис Миллера и Долларда следующий: подражающее поведение имеет место, если индивид вознаграждается, когда он подражает, и не вознаграждается, когда не подражает. Авторами вполне определенно подчеркивается роль подкрепления как необходимого предшествующего условия приобретения имитирующего поведения.

Параметры, вычлененные Миллером и Доллардом для всякой ситуации научения, в случае парнозависимого поведения приложимы, по их мнению, для описания и поведения модели, и поведения наблюдателя. Схематично Миллер и Доллард представляют это следующим образам:

Итак, с точки зрения Миллера и Долларда, научение имитации аналогично научению бегать. По их мнению, в модели парно-зависимого поведения могут быть интерпретированы с некоторыми модификациями другие процессы социального влияния, например конформность, изменение аттитюдов.

Знакомство с подходом Миллера и Долларда позволяет отметить заслугу этих авторов в постановке на экспериментальной основе проблем агрессии и подражания как важного механизма социально-психологического взаимодействия. В рамках необихевиористской ориентации они впервые обратились к исследованиям, испытуемыми в которых выступили люди. Строгая процедура практиковавшегося ими лабораторного эксперимента, с одной стороны, гарантирует строгость полученных данных, но, с другой стороны, делает уместной постановку всех тех проблем, которые подняты в современной социальной психологии вокруг лабораторного эксперимента.

Однако отмеченные моменты касаются частных сторон данного подхода. Основным же в оценке является анализ исходных методологических принципов. В отношении принципов данного подхода можно сказать, что они продемонстрировали свою узость в интерпретации изучаемых явлений. Доказательством существования такого рода несостоятельности являются, в частности, и те поиски, которые отмечают современные линии развития данного подхода. Для них характерно все большее "смягчение" фундаментальных принципов бихевиоризма, в частности отказ от сведения психической реальности лишь к наблюдаемому поведению, привлечение к анализу в той или иной форме когнитивных переменных. Такого рода эволюция бихевиоризма особенно ярко просматривается в работах Бандуры.

2.2 Теория научения: роль подкрепления и подражания (А. Бандура)

Бандура называет свой подход социобихевиоральным и противопоставляет его предшествующим приложениям теории научения к вопросам просоциального и девиантного, т.е. отклоняющегося от следования социальным нормам поведения. По его мнению, эти приложения (он имеет в виду теории социального научения Миллера и Долларда, Скиннера, Роттера) страдают тем, что основываются "на ограниченном ряде принципов, установленных и поддержанных в основном исследованиями научения у животных в ситуациях с одной персоной". Он полагает, что "для адекватного рассмотрения социальных явлений необходимо расширить и модифицировать эти принципы, ввести новые принципы, установленные и подтвержденные исследованиями приобретения и модификации человеческого поведения в диадической и групповой ситуациях".

Таким образом, с самого начала Бандура выступил противником столь характерных для бихевиоризма произвольных экстраполяции данных из мира животных на социальный мир.

Кроме того, неудовлетворенность исследователя предшествующими подходами касается их неспособности решить проблему возникновения действительно новых форм поведения. По его мнению, инструментальное обусловливание и подкрепление должны рассматриваться скорее как выбор реакции среди уже имеющихся в поведенческом репертуаре индивида, нежели как ее приобретение. Это характерно, как мы видели, для позиций Миллера и Долларда: способность личности к реакции существует прежде, чем она научилась ей через подражание. У Скиннера процедура приобретения новых образцов поведения включает позитивное подкрепление тех элементов опять же наличных реакций, которые имеют сходство с окончательной формой желаемого поведения; компоненты реакции, имеющие мало подобия с этим поведением или не имеющие такового вовсе, остаются неподкрепляемыми. Согласно теории социального научения Роттера, вероятность того, что данное поведение будет иметь место в конкретной ситуации, определяется двумя переменными - субъективным ожиданием, что соответствующее поведение будет подкреплено, и ценностью подкрепления для субъекта. Подход Роттера "предполагает существование иерархии реакций, которые имеют тенденцию происходить в различных ситуациях с варьирующими степенями вероятности; таким образом, он совершенно неадекватен для объяснения возникновения реакции, которая еще не выучена и, следовательно, имеет нулевую вероятностную ценность".

По-иному Бандура трактует и роль подкрепления в научении. Он рассматривает подкрепление, скорее, как фактор, способствующий научению, а не вызывающий его. С его точки зрения, во-первых, наблюдатель может научаться новым реакциям, просто наблюдая поведение модели; во-вторых, необязательно ставить реакцию модели и реакцию наблюдателя в условия подкрепления. Многочисленные исследования, в том числе полевые, Бандуры и его коллег показали, что подкрепляющие последствия могут служить активизации поведения, приобретенного в условиях неподкрепляемого наблюдения. Подчеркивая, что подкрепление не играет доминантной роли в приобретении новых реакций, Бандура отводит ему центральную роль в усилении и поддержании (сохранении) различных поведенческих тенденций. Образцы поведения могут приобретаться, по мнению Бандуры, через прямой личный опыт, а также через наблюдение поведения других и его последствий для них, т.е. через влияние примера. Бандура вычленяет следующие возможные направления влияния модели на наблюдателя:

1) посредством наблюдения поведения модели могут приобретаться новые реакции;

2) через наблюдение последствий поведения модели (его вознаграждения или наказания) может усиливаться или ослабляться сдерживание поведения, которому наблюдатель ранее научен, т.е. существующее у наблюдателя поведение модифицируется благодаря наблюдению модели;

3) наблюдение поведения другого (модели) может облегчить реализацию реакций, ранее приобретенных наблюдателем.

Вопрос о научении через наблюдение Бандура считает весьма важным, в частности в связи с тем, что "теория должна объяснить не только, как приобретаются образцы реакций, но и как регулируется и поддерживается их выражение". С его точки зрения, выражение ранее выученных реакций может социально регулироваться через действия влиятельных моделей. Таким образом, функция научения посредством наблюдения (наблюдающего научения) в схеме Бандуры оказывается достаточно широкой.

Бандура попытался реализовать сформулированные им принципы научения, в частности, в исследовании агрессивного поведения. Этой проблеме посвящена специальная работа, которая так и называется: "Агрессия: анализ с позиции теории социального научения" (1973 г.). Бандура считает, что теория фрустрации-агрессии недостаточна для объяснения агрессивного поведения. По его мнению, широкое принятие представления о фрустрации- агрессии, возможно, в большей степени следует отнести на счет его простоты, чем на счет его предсказательной силы.

Бандура предлагает другой подход, содержащий "более оптимистический взгляд на способность человека уменьшить уровень человеческой деструктивности". Он вычленяет проблему приобретения (через научение) "поведения с деструктивным потенциалом", с одной стороны, и с другой - проблему факторов, "определяющих, будет ли личность реализовывать то, чему она научена". Схематически он противопоставляет свой подход другим подходам следующим образом:

С точки зрения Бандуры, фрустрация - это только один и необязательно наиболее важный фактор, влияющий на агрессивное поведение. "Фрустрация наиболее вероятно должна провоцировать агрессию в людях, которые научены отвечать на отвратительное обхождение (aversive treatment) агрессивными установками и действиями..." - замечает Бандура. По его мнению, агрессия вообще лучше объяснима на основе вознаграждающих ее последствий, чем на основе фрустрирующих условий и наказаний, которые она навлекает. Рассмотренный подход позволяет заключить, по мнению Г.М. Андреевой, что позиция Бандуры иллюстрирует, пожалуй, наибольшую степень "размягчения", "либерализации" принципов бихевиоризма, с которой мы в настоящее время сталкиваемся в социальной психологии. И, тем не менее, при всех модификациях этим автором традиционной парадигмы научения мы имеем дело именно лишь с ее модификациями, а не с отступлением от нее.

Таким образом, подкрепление остается по-прежнему основной детерминантой, регулятором поведения. Личность может приобретать новые формы реакций через наблюдение поведения модели и без подкрепления, однако готовность реализовать эти новые реакции в конечном счете определяется личным прошлым опытом подкреплений либо опытом подкреплений наблюдаемой модели. Ограниченности и издержки, которые характерны для бихевиоризма вообще, лишь усугубляются при обращении к социально-психологической проблематике. Само освоение собственно социально-психологической проблематики в рамках необихевиористской ориентации остается достаточно скромным. Исходные принципы необихевиоризма отнюдь не способствуют освоению сложных пластов групповой динамики. Основной изучаемой областью оказываются различные формы диадического взаимодействия, в частности, подражание. Большое место уделено подражанию как фактору усвоения агрессивного поведения. Этот план анализа, несомненно, значим, хотя проведенные исследования пока не дают однозначных результатов.

Обращают на себя внимание отдельные интересные методические находки авторов в постановке экспериментов. Однако во многих случаях эти эксперименты оказываются "экспериментами в вакууме", т.е., по существу, выведенными из социального контекста. Особенно это проявляется в эксплицитном или имплицитном игнорировании роли социальных норм в регуляции человеческого поведения. На это обстоятельство справедливо указывают, например, представители символического интеракционизма. Все теории агрессии в рамках теории научения включают принципы относительно сдерживания или контроля такого поведения. Однако редко признается роль социальных норм в регуляции человеческого поведения. Действительно, некоторые из наиболее используемых в социальной психологии исследовательских парадигм для изучения агрессии могут не иметь экологической валидности. Таким образом, затруднено решение вопроса о переносе полученных в подобном эксперименте данных на реальную ситуацию, что, несомненно, снижает значимость добытых результатов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В обыденном языке слово "агрессия" означает множество разнообразных действий, которые нарушают физическую или психическую целостность другого человека (или группы людей), наносят ему материальный ущерб, препятствуют осуществлению его намерений, противодействуют его интересам или же ведут к его уничтожению.

Такого рода антисоциальный оттенок заставляет относить к одной и той же категории столь различные явления, как детская ссора и войны, упреки и убийство, наказание и бандитское нападение. Мотивационно-психологический анализ деятельности предполагает не только фенотипическую, но и генотипическую дифференциацию этих явлений. Однако, когда речь идет об агрессивных действиях, выяснение условий их совершения представляет собой особо сложную задачу.

Количество работ, направленных на выяснение того, какие виды и формы агрессивных действий возможны и при каких условиях, чрезвычайно широк. Как указывает Р. Бэрон, к концу ХХ века лишь о человеческой агрессивности написано более 350 монографий. Причина этого не в последнюю очередь заключается в стремлении содействовать посредством лучшего понимания агрессивных действий предотвращению и сдерживанию явных актов насилия. Ибо террористические акты (как в странах, где идет гражданская война, так и там, где она отсутствует), новые формы преступности (такие, как ограбление банков, угон самолетов, захват заложников, шантаж), влияние сцен насилия, ежедневно "с доставкой на дом" получаемых населением от средств массовой информации, вызывают все большую обеспокоенность международной общественности.

Как и в случае других социальных мотиваций, человек, совершая агрессивное действие, как правило, не просто реагирует на какую-либо особенность ситуации, но оказывается включенным в сложную предысторию развития событий, что заставляет его оценивать намерения других людей и последствия собственных поступков. Поскольку многие (хотя и не все) виды агрессивных действий подлежат к тому же регуляции моральными нормами и социальными санкциями, исследователю еще приходится принимать в расчет многообразные заторможенные и завуалированные формы агрессивного действия.

Деструктивная агрессия всегда ассоциировалась с таким философско-нравственным понятием как зло. Дискуссии о том, является ли зло имманентным для человека, или он по природе своей добр, продолжались в течение многовековой истории человечества. Исследователи, работающие в социально-психологической и педагогической науке, пришли к такому выводу, что; возможно, наиболее важное влияние на формирование и развитие агрессивного поведения оказывают средовые факторы. К таковым можно отнести порочное воспитание, включающее физически наказания, моральное унижение, социальную и сенсорную изоляцию, табу на эмоциональные проявления, а также такие мегафакторы как скученность (небывалое увеличение плотности населения в мегаполисах).

Проблема агрессивного поведения остается актуальной на протяжении всего существования человечества в связи с его распространенностью и дестабилизирующим влиянием. Имеются представления о том, что агрессивность имеет исключительно биологическое происхождение, а также о том, что она связана главным образом с проблемами воспитания и культурой.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Абульханова-Славская К.А. Развитие личности в процессе жизнедеятельности // Психология формирования и развития личности. - М., 1981.

2. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Зарубежная социальная психология ХХ столетия. Теоретические подходы. – М.: Аспект-Пресс, 2001. – 288с.

3. Бандура А. Теория социального научения. - СПб.: Евразия, 2000. - 320с.

4. Бандура А., Уолтерс Р. Принципы социального научения//Современная зарубежная социальная психология. Тексты. М., 1984.

5. Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия, контроль. – Спб.,-2001

6. Братусь Б. С. Аномалии личности. - М., 1988.

7. Бурменская Г.В., Обухова Л.Ф., Подольская А.И. Современная американская психология развития. - М., 1986.

8. Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. – М. СПб: Питер, 2001. - 352 с: ил.

9. Гуманистическая психология // Иностранная психология. 1993. Т. 1, № 1. С. 7-38.

10. Закатова И.Н. Социальная педагогика в школе. – М., 1996.

11. Зейгарник Б.В., Братусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности. - М., 1980.

12. История зарубежной психологии (30-60-е гг. XX в.) / Под ред. П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. - М., 1986..

13. Леонтъев А.Н. Проблемы развития психики. - М., 1981.

14. Лоренц К. Агрессия. – М., 1994.

15. Миллер Дж., Галантер Е., Прибрам К. Планы и структура поведения. - М., 1964.

16. Немов Р. С. Психология: Учебник. В 3 кн. Кн. 1. Общие основы психологии. - М.: Владос, 2002.

17. Овчарова Р.В. Практическая психология образования. Учебное пособие. – 2-е изд., стер. – М.: Академия, 2005.

18. Психологический словарь./ Под ред. А.М. Зинченко. – М., 1988.

19. Психология человека от рождения до смерти. / Под ред. А.А. Реана. – М., 1993.

20. Психология человеческой агрессивности. Хрестоматия – Минск, 1998.

21. Реан А.А. Агрессия и агрессивность личности // Психологический журнал. 1996. № 5. С. 3-16.

22. Румянцева Т. Г. Понятие агрессивности в современной зарубежной психологии. – М., 1994.

23. Столяренко Л. Д. Основы психологии. Учебник. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.

24. Стреляу Я. Роль темперамента в психическом развитии. М., 1982.

25. Фрейд 3. Психология бессознательного. - М., 1989.

26. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. – М., 1994.

27. Хекхаузен Х. Агрессия // Мотивация и деятельность. - М., 1986. Т. 1, с. 365-405.

28. Хрестоматия по истории психологии. / Под ред. П. Я. Гальперина, А. Н. Ждан. - М., 1980.

29. Шихирев П. Н. Современная социальная психология в США. М., 1979.

30. Ярошевский М.Г. Психология в XX столетии. - М., 1974.

31. Ярошевский М.Г., Анциферова Л.И. Развитие и современное состояние зарубежной психологии. - М., 1974.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Таблица - Категорий агрессивного поведения по Бассу

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий