регистрация / вход

Теоретические проблемы правовой и криминальной психологии

Понятие правовой психологии и предмет ее изучения. Социальная адаптация и ее влияние на поведение человека. Определение саморегуляции личности, ее проявление в острых конфликтных ситуациях. Основные правила формирования самодисциплины членов общества.

Жизнедеятельность человека в обществе регулируется социально-нормативными механизмами – социальными нормами и социальным контролем. В этом механизме одно из центральных мест занимает право, правовое регулирование – упорядочение общественных отношений путем обязательного подчинения поведения субъектов этих отношений государственно санкционированным правовым нормам. Отражение в сознании людей правозначимых сторон действительности и психическую регуляцию человеком своего правозначимого поведения называется правовой психологией.

Правовой психологией называется и раздел юридической психологии, который изучает психологические аспекты правопонимания, правотворчества, формирования индивидуального, группового и общественного правового сознания, правовой социализации личности и ее правоисполнительного поведения.

Право, правовая культура – историческое достижение цивилизации в области социо-нормативной регуляции жизнедеятельности общества. Аксиоматические постулаты права формировались в глубокой древности. С развитием общечеловеческой культуры социальные ценности все более интегрировались в праве. В цивилизованном обществе само право стало базовой социальной ценностью. Развитое право демократично. Оно ограничивает власть государства в пользу граждан. Но и гражданин в правовом государстве становится способным к высокой гражданской саморегуляции своего поведения – оно становится правоприменительным. Такое поведение требует развитого правосознания, правового воспитания. Установка общественного и индивидуального сознания на правовые ценности – основа правореализации. Для этого необходимо понимание и интернализация права как основной базовой социальной ценности.

Право в цивилизованном обществе обеспечивает свободу личности от произвольных установлений, ее возможность самостоятельно проявлять свою социальную ответственность, не зависеть от диктата власти в проявлении своей человеческой сущности. От правопонимания – трактовки сущности права, отношения общества к праву – зависит состояние законности и правопорядка в данном обществе.

Право – это общеобязательный, общечеловеческий масштаб поведения. Нормативным выражением права является правовой закон. В правовом государстве верховенство принадлежит не закону вообще, а правовому закону, закону, несущему в себе социальное благо. Для определения этого качества закона необходимо соотнести его содержание с общемировой практикой законотворчества, учитывать мировые демократические стандарты. Каждая принимаемая законодателем норма должна подвергаться социальной экспертизе, оцениваться с позиции ее соответствия актуальным потребностям общества, социально-психологическим механизмам взаимодействия людей, возможностям массового поведения. Закон должен адекватно отражать то явление общественной жизни, которое он призван урегулировать.

В правовой регуляции существенную роль играют средства воздействия на массовое правосознание, научно обоснованный прогноз поведения человека при различных правовых ситуациях. Законодатель должен адекватно отражать актуальные потребности социального развития общества, учитывать социально-психологические особенности функционирования личности. Престиж права зависит от соответствия законодательства как интересам общества, так и отдельной личности. Однако и сама личность должна быть подготовлена к правоусвоению и правореализации, обладать необходимой общей и правовой социализацией.

Социальная адаптация – активное социально положительное приспособление индивида к условиям социальной среды.

Приспособление к социальной среде имеет свои разновидности, оно может быть и социально не адаптированным. Приспособленным к условиям жизни может быть и ловкий карьерист, и изворотливый политический деятель, и практически смышленый делец.

Социальная адаптированность трактуется нами как социально положительное поведение: все проявления асоциальности и тем более – антисоциальность – проявления социальной дезадаптации.

В «подвале» человеческой психофизиологии лежат могучие «ангельские» и «сатанинские» резервы. Поведение человека зависит от того, какие выводы этим резервам будут предуготовлены социальной средой. От того, сумеет ли эта среда блокировать потенциально опасные для нее проявления человеческих страстей, желаний и влечений зависит вся жизнедеятельность общества. Обществу необходима сублимация (от лат. sublimare – возносить), вознесение инстинктивных форм психики на социально приемлемый уровень. Такова одна из основных задач социализации индивида.

В результате наших исследований приходим к выводу: социализация – овладение личностью механизма социальной саморегуляции, самоподчинение личности социальным требованиям, ее переход от внешней детерминации (команд, приказов, инструкций) к внутренней социально ориентированной самодетерминации.

При низком уровне нравственного и интеллектуального развития индивида в его поведении преобладают спонтанно возникающие влечения. Психические структуры такого индивида не достаточно интегрированы, его низшие эмоции преобладают над высшими чувствами. Его социально обусловленные чувства не столь глубоки и интенсивны, чтобы обеспечивать устойчивый поведенческий самоконтроль.

Каждый человек обладает своим набором «значений для себя», своим индивидуальным классификационно-оценочным механизмом – личностным конструктом. Базовые личности конструкты определяют допускаемую индивидом меру отклонения от нормы в различных типовых ситуациях.

В острых конфликтных ситуациях, в обстановке конфликта норм возможна регрессия поведения индивида – переход его на предшествующие уровни развития. Регрессия может распространяться на отдельные регуляционные компоненты – потребностно-мотивационные, смысловые, целевые или операционные. Все это свидетельствует о том, что поведение человека не регулируется каким-то неизменным, стабильным механизмом правосознания. Оно имеет глубинные основания и в подсознании индивида.

В сложных социальных ситуациях, в условиях социально-идеологической и экономической трансформации к социальной адаптации личности предъявляются повышенные требования. Кардинальные социальные преобразования порождают новые социальные функции и соответственно – социальные роли, изменяют статус социальных групп, обостряются различия в интересах, ценностных ориентациях, нормах поведения. Жизнедеятельность человека в этих условиях сопряжена с усложнением его психической саморегуляции. Общесоциальная стратегия жизнедеятельности индивида часто предопределяется корпоративными стратегиями, обостряется межгрупповая конкуренция, усиливается агрессивность низкостатусных групп, обостряется межэтническая враждебность. Поведение многих людей при этом дестабилизируется тем, что они включаются в несовместимые социальные группы – в группы с пртиворечивыми социальными ценностями, нормами. Возникающие социально-ролевые конфликты обусловливают внутриличностную конфликтность, – возникает раздвоение сознания личности, ее психическая дезинтеграция. Социально-экономический кризис усугубляется кризисом в социально- психологической сфере. Социально отклоняющееся поведение приобретает угрожающе широкое распространение.

Для формирования самодисциплины членов общества необходимо утверждение базовых ценностных ориентиров, предоставление личности возможности ее жизнеобеспечения новыми правомерными способами, повышенный социальный контроль, неотвратимость санкций за любое правонарушение, направленность общества на правовую социализацию личности.

Для того, чтобы человек вел себя правомерно, он должен принять (интернализировать) правоохраняемые социальные ценности, усвоить стереотипы правоисполнительного поведения.

Правовые представления, оценки и установки образуют правосознание личности. Правосознание – сфера сознания человека, связанная с правозначимыми явлениями. Оно подразделяется на общественное, групповое и индивидуальное. В исследовании анализируются особенности этих форм правосознания, механизмы их формирования.

Правосознание – сфера сознания человека, связанная с отражением правозначимых явлений и правосоотнесенной регуляцией поведения. Правосознание человека определяется его общей ценностной ориентацией, общей направленностью личности в отношении социальных ценностей, охраняемых правом.

Индивидуальное правосознание проявляется в мотивах правозначимых поведенческих актов, в особом структурно-личностном образовании – солидарности личности с правом на основе ее убеждения в необходимости соблюдения правовых норм или в правовом негативизме – в отрицании правовых ценностей. Солидарность личности с правом означает, что правоисполнительное поведение само по себе становится личностно принятой ценностью, самодовлеющим интересом личности.

Реализация правовых норм в реальном поведении человека – сложный психологический процесс. Однако не психологические процессы, взятые изолированно, деформируют человеческое поведение. Сознание регулирует поведение человека, но и само оно формируется теми условиями, в которых осуществляется жизнедеятельность индивида.

В результате исследования проблемы правосознания и правоисполнительного поведения приходим к следующим выводам:

Первопричиной противоправного поведения являются не «дефекты» правосознания, а те реальные жизненные условия, которые эти дефекты порождают.

Правоисполнительное поведение можно подразделить на три уровня:

(объективно правоисполнительное поведение (потребности личности, цели и средства их достижения совпадают с общественными требованиями);

(конформно-исполнительное поведение (цели и средства их достижения совпадают с общественными требованиями не в силу внутреннего убеждения личности, а в силу ее конформности);

(вынужденное законопослушное поведение (потребности, желания, интересы личности) не совпадают с общественными требованиями, но личность в силу боязни наказания подчиняется требованиям закона).

Объективно-правоисполнительное поведение формируется в результате правовой социализации личности. Правовая социализация личности – это включение в ценностно-нормативную систему личности тех ценностей, которые охраняются правом, это овладение личностью правомерными способами поведения.

Дефектность правовой социализации личности может проявляться и в недооценке ценности права (правовой негативизм), и в безответном, легкомысленном отношении к требованиям закона (правовой инфальтилизм) и в активном неприятии норм права (правовой нигилизм).

Высшим уровнем правовой социализации является поведение личности на основе правосолидарных установок – (привычное правопослушное поведение как устойчивая особенность личности).

При этом нормы права соблюдаются не из страха наказания и даже не из чувства солидарности с правом, а по настоятельной нравственной потребности совершать только правомерные действия – жить достойно.

Правосознание личности в правовом обществе в значительной мере обусловлено господствующими в обществе идеями прав личности, правовым статусом личности, уровнем правореализации в данном обществе.

В условиях тоталитарных режимов происходит массовая деформация правосознания, коррекция которого в новых условиях значительно затруднена.

Криминальная психология – отрасль юридической психологии, изучающая психологию преступников, психологические механизмы совершения преступлений отдельными лицами и преступными группами, психологические аспекты вины и юридической ответственности.

Поведение человека – сложное многофакторное явление. Сущность каждого поведенческого акта определяется его местом в общей структуре поведения личности. В процессе индивидуального развития поведенческие системы трансформируются в сложный комплекс индивидуальной поведенческой стратегии, образуют поведенческий тип личности.

Криминальное поведение – явление многофакторное, системное – оно является следствием одной или даже нескольких причин.

Однако многофакторная обусловленность отдельного индивидуального преступления не означает принципиальной невозможности его изучения. Здесь преимущественное значение приобретает выявление типичных для отдельных категорий преступников индивидуально-психологических особенностей, образующих тип преступного поведения. Социальные и биологические факторы становятся детерминантами криминального поведения не сами по себе, а интегрируясь в личностно-психологических качествах преступника, преломляясь в обобщенных способах поведения.

Криминальное поведение отличается от социального положительного поведения как по содержанию направленности, так и по психорегуляционным особенностям.

Для поведения большинства преступников характерны социально-ценностная дезадаптация и дефекты саморегуляции. При низких регуляционных возможностях индивида асоциальные и антисоциальные установки и привычки не только не контролируются, но сами становятся целеобразующими механизмами поведения.

Преступное поведение осуществляется на основе снятия индивидом своей социальной ответственности посредством механизма защитной (самооправдывающей) мотивации, обесценивания общепринятых ценностей и социальных норм.

В регуляции поведения человека непрерывно взаимодействуют осознаваемые и неосознаваемые, рациональные и эмоциональные компоненты. В генезисе преступного поведения следует различать факторы, предопределяющие направленность личности и ее эмоционально-волевые регуляционные особенности.

Поведение является взаимодействием личностных и ситуативных факторов, в него включены опыт личности и ее экстраполяционные механизмы – субъективное предвидение развития событий, его последствий, проявляется отношение индивида к этим возможным последствиям. Предвидя будущее событие, его последствия, мы, тем самым, «вводим будущее в детерминацию нашего поведения».

В ряде случаев, в силу дефектов саморегуляции человек может принимать решения без анализа предпочтительности различных вариантов действия, без обоснованного их планирования.

Принимая решения, выбирая варианты своего поведения, правонарушитель может и сознательно пренебрегать правонарушающими последствиями своего поведения, но он может и не предвидеть последствий своего поведения или не придавать им значения. Существующие в праве две формы вины связаны по существу с особенностями психической саморегуляции поведения.

Все умышленные преступления по их регуляционным особенностям подразделяем на три вида:

1)преступления целевые,

2) преступления – самоцели,

3) преступления – средства для достижения других целей.

К первой группе преступлений относятся преступления, имеющие целью реализацию определенных личностных интересов (материальная выгода, карьеризм, месть, импульсивное удовлетворение сексуальных влечений и т.д.).

Преступления второй разновидности отличаются тем, что сам процесс их совершения доставляет удовлетворение преступнику (хулиганство, халатность, преступное бездействие).

Эти две категории преступлений всегда связаны с крайним индивидуализмом и эгоизмом личности преступника.

Третья групп преступлений совершается не ради эгоистических устремлений, а благодаря неправильно понятым интересам общества. Так, ущемление прав граждан отдельными должностными лицами осуществляется ради «экономии», «пользы для групповых интересов» и т.п.

Антисоциальное поведение обусловлено не только рассудочным отношением к действительности, но и таким механизмом, как поведенческие стереотипы.

Антиобщественные привычки и навыки – это социально опасные полуавтоматизированные действия без актуального осознания их антисоциального значения. Эти действия импульсивны, они осуществляются по механизму установки. Антисоциальные установки – это психические субдоминанты, латентные тенденции к противоправному действию при определенных ситуативных обстоятельствах.

Привычки и навыки в поведении человека занимают большое место. Но это не означает, что человек «раб» своих привычек. Как сознательное существо, человек может господствовать над своими привычками. Но степень этого господства у разных людей различна.

При низком регуляционном уровне поведения привычки не только контролируются, но становятся целеобразующими механизмами поведения. При этом резко снижается роль интеллектуально-волевого компонента регуляции, возникает «бездумное» поведение.

Многие преступления связываются отдельными юристами с так называемой криминогенной ситуацией, когда обстоятельства якобы сами по себе провоцируют преступление. Многие ученые выступают против такой позиции. Преступления совершаются не благодаря ситуативным обстоятельствам, а благодаря определенным устойчивым личностным качествам человека. Для честного человека, солидарного с правом и обладающего высоким уровнем саморегуляции, нет и не может быть «преступных» ситуаций. Ситуация может быть лишь подходящей для реализации соответствующих позиций и установок данной личности. Любая ситуация актуализирует характерный для личности способ поведения. У каждого человека существует концептуальная схема поведения в типовых ситуациях. Но чем ниже уровень психической регуляции поведения человека, тем большее значение приобретают ситуативные обстоятельства в его поведении, тем меньше учитываются обстоятельства, находящиеся за пределами данной ситуации (полезависимое поведение).

Для устойчивых преступников свойственна ситуативная обусловленность их поведения, выступающая как характерологическая особенность личности этих преступников. (Большинство насильственных преступлений совершается крайне примитивными, однотипными, повторяющимися способами. Это свидетельствует о личностной установке на определенный способ поведения в определенной ситуации). В связи с этим выдвигаем тезис о личностной валентности ситуации – о личностно значимой ситуации, побуждающей индивида к совершению типичных для его действий в таких ситуациях. Различные ситуации актуализируют соответствующую схему поведения данной личности.

В ряде случаев жизненные трудности объективно разрешимы правомерными способами. Но эти способы в критической ситуации часто не актуализируются, им либо не придается должного значения, либо они вообще отсутствуют в поведенческом фонде данной личности.

Чем менее социально адаптирована личность и чем более субъективно сложна конфликтная ситуация, тем больше вероятность правонарушающего поведения.

В процессе расследования при установлении мотивов, целей, способов преступного деяния, личностной ответственности субъекта преступления необходимо исходить из комплекса психологических основоположений:

Поведение человека реализуется в форме простых и сложных действий, имеющих различную структурную организацию; развернутая осознанная мотивация присуща лишь сложным действиям; только заранее продуманные сложные действия регулируются мотивами – понятийно осознанным обоснованием личностного смысла данного действия; вербальное выражение мотива, как правило свернуто; мотивировка (последующее осмысление поведения) может быть не адекватной, а в ряде случаев она приобретает личностно-защитный характер; простые волевые действия, как правило, имеют установочный характер.

Мотивация – побуждения к конкретному действию имеют сложную системную организацию; в свете современной психологической концепции поведение человека регулируется целостной психической системой личности; в детерминации поведенческого акта участвует вся личность действующего субъекта, а не только его сознание; личность выступает при этом как интеграция сознательной и подсознательной сферы индивида.

Человеческое поведение обычно не бывает прямым следствием непосредственно действующих факторов. В поведении человека система внешних обстоятельств преломляется через систему внутренних условий. Поэтому нельзя абсолютизировать ни объективные, ни субъективные факторы человеческой жизнедеятельности. Ни одно внешнее обстоятельство и ни одно внутреннее обстоятельство сами по себе не порождают поведенческого акта. Сводить преступление к определенному «набору» причин методологически неверно, ибо в этом случае пришлось бы признать и вытекающий отсюда тезис – при определенной совокупности причин преступление неизбежно.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий