Террористический акт: к вопросу о психологических последствиях в юношеском возрасте

Террористический акт-особый вид чрезвычайного события. Психологические аспекты переживания террористического акта и его последствия. Исследование адаптационных возможностей человека и его стресс-толерантности. Последствия психической травматизации.

Плашко Р.В.

Научный руководитель: к.психол. н., доцент Росина Н.Л.

ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ:

К ВОПРОСУ О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЯХ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ

Террористический акт — особый вид чрезвычайного события. Научный и практический интерес к особенностям переживания людей, оказавшихся вовлеченными в подобные события, неуклонно продолжает расти. В настоящее время проблема террористических актов находится в фокусе внимания многих специалистов: политологов, социологов, психологов, юристов и т.д. Пси­хологические аспекты переживания террористического акта и его последст­вия изучаются, как правило, в контексте общих проблем деятельности чело­века в экстремальных условиях, исследований адаптационных возможностей человека и его стресс-толерантности.

Результаты подобных исследований как бы фокусируют социальные, природные, технологические, индивидуально-психологические, экологические и медицинские аспекты существования че­ловека в современном мире. При этом все специалисты сходятся в описании существенных черт данного типа события, оказывающих решающее влияние на состояние людей, переживших его. Это, прежде всего чрезвычайный, внезапный, угрожающий жизни характер события, ломающий, по мнению мно­гих авторов, практически все базовые иллюзии человека. Чаще всего это вле­чет за собой в той или иной степени дезориентацию человека как в психоло­гическом, так и в социальном пространстве. Вторая характерная черта данного типа события состоит в его насильственности, в том, что оно произошло в силу "злого умысла определенных людей" [Aldwin, 1994].

Это серьезным образом отличает такие события от других чрезвычайных событий - природных катаклизмов или несчастных случаев. Здесь чаще всего событие отличается массовостью, есть группа людей, объединенная общими переживаниями. Эти люди становятся хорошей группой поддержки друг для друга. Чаще всего есть внешний враг (он может быть персонализирован или нет), на которого можно перенести всю возникшую агрессию. Кроме этого, все пережившие приобретают статус пострадавших, что обеспечивает особый социальный статус и поддержку окружения. При этом психической травматизации особенно сильно подвержены беженцы из «горячих точек» [Тарабрина Н.В., Агарков В.А., Хаскельберг М.Г.].

Практическая значимость исследования состоит в том, что в работе выявляется влияние характеристик террористического акта на восприятие постра­давшими своих личностных черт в периоде преодоления. Предполагалось наличие у данных лиц нарушения ряда личностных функций, обеспечиваю­щих успешную адаптацию к окружающему миру.

Исследование проводилось с молодыми людьми, пережившими террористические акты в зоне локальных военных конфликтов (Чечня, Таджики­стан), в настоящее время проживающими в г. Воркута и имеющими статус беженцев или участников боевых действий. Общее число испытуемых — 24 человека (11 юношей и 13 деву­шек), студенты 1-3 курсов ВФ СыктГУ. Возраст испытуемых 17-22 лет.

Использовались констатирующий и сравнительный методы исследования. В качестве эмпирического метода использована методика "Личностный дифференциал". Методика представляет собой адаптацию "Семантического дифференциала", которая была произведена в Психоневрологическом институте им. Бехтерева. Она содержит соответственно три шкалы: Оценки, Силы и Активности.

В целом по фактору "Оценка" испытуемые демонстрируют высокий уровень самоуважения, склонны в большей степени воспринимать себя как но­сителей позитивных, социально желательных характеристик. В определенном смысле наблюдается удовлетворенность собой. Столь высокие баллы по данному фактору (М=15,7; у юношей и девушек соответственно 17,2 и 14,2), вероятно, отражают защитный характер ("мы потерпевшие", "нам нечего стыдиться" и т.д.). При этом юноши и девушки значимо не отличаются друг от друга.

Результаты, полученные по фактору "Силы", значимо отличаются от результатов по двум другим факторам (М=4,1; 9,8 и 1,3, р≤0,05). Таким образом, испытуемые отличаются недостаточностью самоконтроля, неспособно­стью держаться принятой линии поведения, зависимостью от внешних обстоятельств и оценок. Во многом, вероятно, это связано с наличием у всех испытуемых физической травмы той или иной степени, полученной в момент террористического акта, и осложняющей их нынешнее самочувствие. Осо­бый вклад в величину этого фактора вносит женская часть выборки. По фак­тору "Силы" девушки значимо (р≤0.01) отличаются от юношей. Их зависи­мость от внешних обстоятельств и оценок, неспособность к самоконтролю особенно велика. Возможно, девушки острее переживают свои физические травмы, что осложняет преодоление последствий травматического события.

По фактору "Активности" были получены средне положительные результаты (М=8,3; 9,7 и 7,6). При этом оценки юношей и девушек не отличаются значимо друг от друга. Для испытуемых характерен достаточно высокий уровень активности, потребность в наличии интенсивного межличностного общения.

Таким образом, можно отметить, что по результатам самооценок, пережившим террористический акт, особенно свойственны потребность в обще­нии с окружающими, их поддержка, несамостоятельность и низкий самокон­троль, который они, вероятно, транслируют окружающим их близким людям.

Выявленные тенденции нарушают социально-психологическую адаптацию лиц молодого возраста переживших террористический акт или или служивших в «горячих точках», поэтому все это должно рассматриваться в качестве мишени для комплексных мер в процессе психосоциальной реабилитации.

Хотя эмпирические данные показывают, что личность и преодоление выступают как модераторы отношений «стрессор — последствия» террористиче­ского акта, изучение характера и степени воздействия индивидуальных особенностей личности на развитие этого состояния нуждается в продолжении. Дальнешее исследование должно показать, каким именно образом это происходит и какие последствия имеет.


Список литературы

1. Бодров В.А. Информационный стресс: Учебное пособие для вузов. -М.: ПЕР СЭ, 2000.-352 с.

2. Ребер А. Большой толковый психологический словарь. - М.: Вече, ACT; 2000.

3. Тарабрина Н.В. Практикум по психологии посттравматического стресса. - СПб: Питер, 2001. - 272 с: ил.

4. Тарабрина Н.В., Агарков В.А., Хаскельберг М.Г. Психологические последствия вынужденной миграции // Материалы VМеждународной конференции «Социально-психологическая реабилитация населения, пострадавшего от экологических и техногенных катастроф». Минск, Республика Беларусь, 1998.-Association, 1995.

5. Aldwin С.М. Stress, сoping and development/ An Integrative Perspective. The Gilford Press. New-York - London, 1994, 320 p.