Римская республиканская армия

Структура работы Вступление:  Армия и государство в Древнем Риме Военная организация этрусско-римской армии царского периода Римский легион периода ранней республики

Структура работы

Вступление: Армия и государство в Древнем Риме

Военная организация этрусско-римской армии царского периода

Римский легион периода ранней республики

Военная организация армии Древнего Рима после реформы Камилла

Римский легион после перехода к манипулярной фаланге.

Военная реформа Мария и ее влияние на организацию римской армии

Позднереспубликанский римский легион эпохи Цезаря

Заключение

Когда мы говорим о Древнем Риме, в голове сами собой всплывают образы, связанные с римской армией: будь то легендарные победоносные легионы Цезаря, блистательные столичные преторианцы-заговорщики или усталые пограничники-ауксилии с Лимеса. Действительно, армия Древнего Рима неотделима от государства. Она не только его обязательный элемент, опора, “силовой придаток”. Армия – основа жизни Рима, независимо от того, какой исторический период от ранней Республики до поздней Империи мы рассматриваем. Римская государственность по своей глубинной сути сама была построена по армейскому принципу: жесточайшая дисциплина и четкая регламентация как в административно-хозяйственной, так и судебно-правовой жизни римского общества. По мнению многих западных ученых, милитаризация общества в Древнем Риме, особенно – раннего периода, была всеохватывающей и выражалась гораздо сильнее, даже по сравнению с тимократической Спартой. Недаром римский термин “Центурия” (лат. centuria “сотня“) обозначал одновременно и избирательно-территориальную единицу и войсковую организационную единицу. Солдаты и офицеры были для Рима всем: внешнеполитической вооруженной силой, силами обеспечения правопорядка, пожарниками, мелкими чиновниками, инженерами и строителями дорог, крепостей, акведуков, тюремщиками и даже смотрителями в школах и храмах! Армия, администрация и государство представляют в Древнем Риме как бы единое целое. Таким образом, изучение древнеримского государства невозможно без подробного изучения его армии - и наоборот.

Рассматривая древнейший период римской истории, следует отметить, что этот период в основном легендарный и каких-либо достоверных сведений о Риме древних царей мы не имеем. Однако, как пишет в своем труде “История военного искусства в рамках политической истории” Ганс Лельбрюк: “Но относительно развития римского государственного права и военного дела среди римских любителей старины жила традиция, которая контролировалась самой современностью, а потому никогда не тонула в вымыслах и, так сказать, исторически дисциплинировала даже легенду”.*

Римская армия начала VI в. до н.э. представляла собой, вероятно, типичную этрусскую армию. Говоря об этом периоде, историки употребляют термин “этрусско-римская армия”. При первом этрусском царе, Тарквинии Древнем, такая армия состояла из трех частей: этрусков, которые формировали фалангу наподобие древнегреческой, римлян и латинян, последние предпочитали сражаться в свободном строю и их использовали на флангах. Затем, если верить Ливию, царь Сервий Туллий, провел реформу армии, разделив всех жителей на центурии по четырем разрядам (в зависимости от уровня снаряжения), введя, таким образом, имущественный ценз.

Первый разряд, состоявший из самых обеспеченных людей, формировался из 80 центурий. Эти воины должны были иметь снаряжение, свойственное греческим гоплитам – шлем, арголийский щит, поножи, панцирь копье и меч. Следовательно, эти 80 центурий должны были составлять фалангу. Первому разряду были приданы две центурии оружейников и строителей (fabri –мастера). Второй разряд состоял из 20 центурий. Вооружались они также, как и первый, но не имели панциря, а защищались только поножами, шлемом и большим щитом – знаменитым впоследствии скутумом. Третий разряд имел такое же снаряжение, как и второй, за исключением поножей. Возможно, что эти отряды воевали уже по италийской системе. Четвертый разряд составляли 20 центурий легкой пехоты – копьеносцев и метателей дротиков, а пятый разряд – 30 центурий пращников и застрельщиков. К пятому же разряду приписывали две особые центурии : горнистов (cornicines) и трубачей (tubicines).

__________________________________________________________

*Дельбрюк Г. История военного искусства. –СПб.:“Наука”, 1994.-т.I.-стр. 191

Когда возникала необходимость в созыве армии, каждая центурия выставляла то количество людей, которое было необходимо в соответствии с размерами армии. Беднейшее население было освобождено от военной службы. Армия делилась на две части, служившие согласно возрасту. Ветераны, воины 45-60 лет, составляли гарнизоны, как в Греции, а наиболее молодые участвовали в военных кампаниях. От военной службы освобождались только те лица, которые участвовали в 20 военных походах при службе в пехоте или в 10 походах – при службе в коннице. Уклонение от военной службы каралось очень строго, вплоть до продажи в рабство.

В конце VI в до н. э. после падения царской власти и установления республики на смену царю пришли два военачальника – претора (от лат. Prae –iri - “идти впереди”). Все римские граждане от 17 до 45(46) лет считались военнообязанными и входили в состав легиона. Легион (от лат. Legere – выбирать, собирать) первоначально обозначал все римское войско.

Раннереспубликанский легион насчитывал 4200 человек пехоты и 300 всадников Войско это еще не было профессиональным. Воин призывался в армию только при необходимости. При прекращении боевых действий армия распускалась. Воину самому полагалось обеспечивать себя снаряжением, что приводило к большому разнообразию в вооружении и доспехах. Позже стали предпринимать усилия по введению однообразного вооружения и защиты. Вводилась новая градация римского легиона на разряды не только на основании имущественного ценза, но и на основании разных возрастных категорий. Самым молодым и беднейшим воинам предписывалось иметь на вооружении меч, по 6 дротиков, лук с запасом стрел и пращи для метания камней.. Такая легкая пехота получила название “велиты” (от лат. Velites –полотно, т. е.) - “одетые в рубахи”. Эти воины доспехов вообще не имели, защищались лишь шлемом и легким щитом и использовались как застрельщики. Первоначально велиты набирались отдельно от легиона и в его строевой расчет не входили. Следующая по возрасту и имущественному положению группа воинов носила название гастатов ( от лат. hasta – копье), hastati -“копейщики”. Они имели на вооружении меч, тяжелые (гаста) и легкие метательные (пилум) копья и полное защитное вооружение. Третья группа “наиболее цветущего возраста” – принципы (principes), были вооружены также, как и гастаты, но были уже опытными бойцами и в бою располагались за рядами гастатов, чтобы иметь возможность прийти к тем на помощь через промежутки в строе. Самые старшие и опытные в боях ветераны именовались триариями – (triarii) – имели вместо пилума длинное копье. В бою они строились за принципами и представляли собой последний резерв легиона. Выражение “Дело дошло до триариев” с тех времен стало нарицательным.

Большое внимание уделялось римлянами подбору и подготовке командного состава. Высший командный состав был представлен шестью военными трибунами – командирами триб. Триба –аналог греческой филы, также двойственная административно-военная единица, включающая в себя четыре центурии. Трибуны выбирались народным собранием как из числа патрициев, так и из числа плебеев. Центурией командовал центурион, который назначался из числа наиболее отличившихся воинов. Центурион имел дисциплинарную власть в своей центурии и пользовался большим авторитетом.

Таким образом, можно сделать вывод, что в свой начальный период легион представлял собой одновременно и организационную - и тактическую, а по мнению Ганса Делбьрюка, ещё и военно-административную армейскую единицу. Однако со временем, благодаря успешным завоеваниям, Риму уже не хватает одного легиона для защиты своих владений. Число легионов неумолимо растет. С захватом всё новых территорий усиливается борьба между старыми патрицианскими родами и плебеями. В 367 г. до н. э. были приняты законы Лициния и Секстия оп упразднении должностей военных преторов, вместо них должны были избираться два консула, в том числе один из плебеев (должность претора была закреплена за магистрами второго разряда, подчинявшегося консулам и ведавшими в основном, городским правосудием). В обычных условиях в распоряжении у каждого консула было по два легиона.

Во второй половине IV в до н. э. политические победы плебеев привели к значительному расширению контингентов, из которых комплектовалась армия. Военная реформа стала неизбежной. Такой реформой стала реформа Камилла. Воинам было установлено жалование, в счет которого выдавалось обмундирование, вооружение и продовольствие. Это уравнивало положение имущих и неимущих воинов, что послужило толчком для введения однообразного вооружения. Однообразное вооружение, в свою очередь, дало возможность реорганизовать легион, сделав его более однородным и функциональным. Появилась новая основная армейская организационно-тактическая единица – манипула (от лат. manipulus – “горсть”). Каждый легион был разделен на 10 манипул, Манипула состояла из 120 тяжеловооруженных легионеров и делилась на две центурии. Центурион первой центурии был одновременно и командиром манипулы. Тактическое построение шеренг в манипулах по трем рядам – гастаты, принципы, триарии – отавалось прежним, однако теперь легион стал более маневренным в бою и мог дробиться по фронту, сохраняя при этом строй. Легион являлся высшей, а манипула – низшей тактической единицей. Таким образом, структура римской армии оставалось основанной на совместном организационно-тактическом делении.

Вся римская армия состояла в этот период из двух вышеупомянутых консульских армий по два легиона каждая. Иногда армии объединялись. Тогда в течении одного дня один из консулов командовал всеми четырьмя легионами, а на следующий день – другой.

Усиливалась римская армия так называемыми “союзниками” - войсками покоренных италиков, не имевших римского гражданства. Союзники обязаны были выставлять вспомогательную вооруженную силу. Обычно на один римский легион союзники выставляли 5000 человек пехоты и 900 всадников, которые содержались за свой счет. Союзнические войска выстраивались на флангах римских легионов подразделениями по 500 человек, такие подразделения получили название “когорта” (от лат. cohors – “свита, вереница”). Подчинялись когорты римскому высшему командованию, состав младших командиров определяли сами союзники.

В первой половине III в. до н. э. последовала новая реорганизация римской армии. Прежде всего было введено однообразное комплектование и вооружение манипулы. Если раньше каждая манипула состояла из гастатов, принципов и триариев, то теперь ее комплектовали только одним из этих видов пехоты. Манипулы перестали быть смешанными и стали специализированными. Кроме того число манипул в легионе выросло с 10 до 30. Теперь легион состоял из 30 манипул ( по 10 у гастатов, принципов и триариев соответственно). У первых двух групп строение было одинаковым – по 120 человек тяжелой пехоты и 40 велитов. У триариев число пехоты в манипуле составляло 60 человек тяжелой пехоты и 40 велитов. Каждая манипула состояла из двух центурий, однако они самостоятельного значения не имели, так как самой малой тактической единицей оставалась манипула.

Триста всадников легиона были разделены на десять турм, по 30 человек в каждой Вооружены всадники были по греческому образцу: доспех, круглый щит и копье. В каждой кавалерийской турме было по три декуриона – “десятника” и трое отобранных замыкающих – опционов (optiones). Командовал турмой первый из декурионов. Декурионов, как и центурионов, выбирали трибуны.

Всего в легионе таким образом насчитывалось 4500 человек, в том числе 1200 велитов и 300 всадников.

Большое внимание стало уделяться вопросам управления войсками и организации тыла. В состав войска стали включать одну центурию писарей и горнистов, а также две центурии кузнецов и плотников, парки осадных машин и центурии инженеров.

Набор римской армии выглядел так: В начале каждого года избирались два главных военных магистрата – консула. Избранные консулы назначали 24 военных трибуна. Десять из них были старшими, их срок службы должен был составлять не менее десяти лет. Остальные 14 должны были прослужить не менее пяти лет. Первые два из избранных старших трибунов назначались в первый легион, следующие три – во второй, следующие два - в третий и следующие три – в четвертый. По такому же принципу назначали и младших трибунов: первые четыре – в первый легион, следующие три - во второй – и т. д. В результате в каждом из легионов было по шесть трибунов.

Как и у греков, служба в армии считалась в Древнем Риме почетной и была недоступна людям малоимущим. Каждый год в назначенный день все граждане, могущие нести службу, собирались в Капитолии. Там их разделяли согласно имущественному цензу. Наиболее бедных отправляли служить на флот. Следующую группу приписывали к пехоте, самые же богатые отправлялись в конницу. Необходимые туда 1200 человек на все четыре легиона цензоры выбирали еще до начала основной призывной кампании. К каждому легиону приписывалось по триста всадников.

Если верить Полибию, тех, кого отбирали для службы в пешем войске, делили по трибам. Из каждой трибы отбирали четырех человек примерно одного возраста и телосложения, которых и представляли перед трибунами. Первым выбирал трибун первого легиона, затем второго и третьего, четвертому легиону доставался оставшийся. В следующей группе из четырех новобранцев первым выбирал солдата трибун второго легиона, а первый легион забирал себе последнего. Процедура продолжалась, покуда не набиралось 4200 человек для каждого легиона (проблематично отобрать всех 16800 человек таким способом, но оставим это на совести Полибия).

Набор завершался и новички приносили клятву. Трибуны выбирали одного человека, который должен был выступать вперед и поклясться повиноваться своим командирам и в меру своих сил исполнять их приказы. Затем все остальные делали шаг вперед и клялись поступать также, как он (“Ideminme”). Затем трибуны указывали место и дату сбора для каждого легиона так, чтобы все оказались распределены по своим отрядам.

Пока проходил набор рекрутов, консулы отправляли приказы союзникам, указывая требующееся от них количество войска, а также день и место встречи. Местные магистраты набирали рекрутов и проводили их к присяге – так же как и в Риме. Затем они назначали командира и казначея и давали приказ выступать.

По прибытии в назначенное место новобранцев вновь делили на группы в соответствии с их богатством и возрастом. Самых молодых и бедных отправляли в велиты. Из оставшихся, что помоложе, набирали гастатов. Находившиеся в полном расцвете сил становились принципами. Старшие по возрасту ветераны прошлых кампаний становились триариями, их еще именовали пилами. В одном легионе не могло быть больше 600 триариев.

Затем из каждого вида войска (за исключением велитов) трибуны выбирали десятерых центурионов, которые, в свою очередь, отбирали еще десять человек, также именовавшихся центурионами. Избранный трибунами центурион являлся старшим. Самый первый ценурион легиона (primuspilus) имел право участвовать в военном совете вместе с трибунами. Выбирали центурионов исходя из их стойкости и отваги. Каждый центурион назначал себе помощника (optio).

Трибуны и центурионы делили каждый вид войска (гастатов, принципов и триариев) на десять отрядов – манипул. Первой манипулой триариев командовал примипил – первый центурион.

Как уже говорилось выше, союзники также формировали отряды в 4-5 тыс. человек и 900 всадников. Такие союзнические “легионы” назывались – ала (от ла. Alae-крыло), потому что во время боя располагались на крыльях римской армии. К какаждому из легионов приписывалось по одной такой але. Таким образом, под словом “легион” для этого периода следует подразумевать боевую единицу из примерно 10000 пеших воинов и около 1200 всадников.

Треть лучшей конницы союзников и пятая часть их лучших пехотинцев отбирались для того, чтобы образовать особую боевую единицу – экстраординариев (extraordinarii). Они были ударной силой для особых поручений и должны были прикрывать легион на марше. Внутренняя организация войска союзников на этот период в источниках не описана, но, скорее всего, она была схожа с римской, особенно у латинских союзников.

Со времен длительной осады Вейев в начале IV в. до н. э . легионерам начали платить. Римский пехотинец получал две монеты в день, центурион – в два раза больше, всадник – шесть оболов. Римский пехотинец получал довольствие в виде 35 л. зерна в месяц, всадник – 100 л. пшеницы и 350 л. ячменя (учитывая прокорм лошади и конюха). Фиксированная плата за эти продукты вычиталась квестором из жалования как пешего, так и конного воина. Вычеты делались также за одежду и требующие замены элементы экипировки.

Пехота союзников тоже получала 35 л. зерна на человека, а всадникам доставалось всего 70 л. пшеницы и 250 л. ячменя. Однако эти продукты были для союзников бесплатными.

Таким образом, легион со своей тяжелой пехотой, конницей, дополнительной конницей союзников, легкой пехотой, осадными орудиями и саперами (инженерами) включал в себя все рода сухопутных войск., представлял собой хотя и громоздкую, но самодостаточную армейскую единицу.

Вот в таком виде римские легионы вступили в период великих войн. Италлия, Сардиния, Сициллия, Испания, наконец, Африка, Греция и Азия изведали “манипул римских топот мерный”. Число легионов начинает стремительно расти.

Однако уже в период 2-ой Пунической войны становится очевидным, что военная система Рима далека от идеала. Несмотря на то, что военная служба оплачивалась, жалование в основном уходило на текущие расходы. Главным источником доходов для себя римский гражданин по прежнему видел крестьянское хозяйство или торговлю. А потому неудивительно, что воины вовсе не стремились служить подольше. Чем дальше продвигался театр военных действий, чем дольше длились походы (а это случалось все чаще и чаще), тем труднее было набрать рекрутов. Те же , кто попадал в армию, с нетерпением ожидали увольнения. К концу II века до н. э. Рим оказался втянут в продолжительную войну с нумидийцами. Война эта была столь непопулярна, что набрать пополнение в легионы стало практически невозможно. В 107 г. до н.э. консулом был избран Марий, который сосредоточил все свое внимание на укреплении римской армии. Он предоставил доступ в легионы всем добровольцам, имеющим римское гражданство, невзирая на их имущественное положение. В легионы хлынули бедняки. Эти люди вовсе не стремились избавиться поскорее от службы – напротив, они были готовы служить всю жизнь. Немало людей могло уже сделать карьеру от простого солдата до центуриона. Волонтеры связывали свою жизнь с судьбой своих командиров, основным источником доходов для них была не плата, а военная добыча. У людей, посвятивших свою жизнь армии, не было хозяйства, к которому они могли бы вернуться после службы, они могли лишь рассчитывать на то, что когда они станут ветеранами, после 16 лет службы, по увольнении полководец обеспечит их наделом земли. Таким образом, отмен имущественного ценза заложила основы создания профессиональной римской армии, чрезвычайно возросла роль полководца

При старой системе набора легионы формировались заново при каждой кампании и поэтому им недоставало чувства сплоченности. Со времен Мария это положение изменилось. Каждый легион получил свое знамя. Знаменитый римский орел – аквила, на многие века стал символом победы и могущества.

Примерно в это же время коренным образом изменилось устройство легиона. Еще во вторую пуническую войну при формировании легионов из-за нехватки живой силы отказались от возрастного принципа деления на гастатов, принципов и триариев. Теперь же все солдаты стали вооружаться мечом и пилумом и защищаться одним типом доспехов. Названия гастат, принцип и триарий сохранились лишь для обозначения центурионских должностей и очередности ввода пехоты в бой (тактика постепенного ввода солдат в бой сохранилась, однако строится легион мог уже в один, два, три, а то и четыре ряда). Манипулы все больше утрачивали свое прежнее тактическое значение, были увеличены до 120 человек и объединены в когорты, по три манипулы в каждой. Тактической единицей стала когорта. Таким образом, легион стал состоять не из тридцати манипул, а из десяти когорт. Деление на центурии сохранилось, как и чин центуриона, и в лагерях и в крепостях солдаты по прежнему располагались по центуриям.

После войны з агражданские права все италийцы, жившие к югу от реки По получили римское гражданство. Для военной организации это означало, что все различия между римскими и союзными легионами ликвидировались. Отныне легион становится именно легионом, и ничнем иным, и уже не включает в себя равное число солдат из городов-союзников Рима.

Тенденция к ликвидации различий внутри легиона, а также между легионом и алой (легионом союзников) была поддержана упразднением легковооруженных застрельщиков (велитов) и легионной конницы, которая теперь входила в состав легиона. Теперь легион хотя и стал более совершенной боевой силой, иногда ему требовалась поддержка других родов войск.

Появились “ауксилии” или “ауксилы” – вспомогательные войска, не являвшиеся ни римскими, ни союзными. Со времен войны с Ганнибалом римляне, подражая ему, начинают использовать военных специалистов со всего Средиземноморья: критских лучников, балеарнских пращников. Испания поставляла и конницу, и пехоту, преимущественно тяжелую. После завоевания нумидии появились ауксилии нумидийской легкой конницы. Римлянам теперь требовались крупные отряды кавалерии для поддержки легионов и профессиональные легкие пехотинцы для расстройства вражеских порядков и боя на пересеченной местности.

До Мария армию старого образца всегда сопровождал длинный обоз. Обозы представляли собой легкую добычу для противника и сильно замедляли продвижение войск. Марий заставил тащить легионеров все необходимые припасы и снаряжение на себе, за что солдаты получили кличку “мариевы мулы”. Обозы не были ликвидированы, но сильно сократились и сделались более организованными.

Окончательное превращение римской армии в профессиональную произошло в середине I в до н. э. при Помпее и Цезаре. Цезарь организовывал набранные им легионы на новых основах. Численность легиона теперь колебалась от 3000 до 4500 человек. Каждый легион должен был иметь свою кавалерию. В состав каждого легиона включалось 55 карабаллистов, метавших тяжелые стрелы и 10 онагр и катапульт для метания камней. “Артиллерийский парк” легиона заметно усилился. Обоз легиона опять вырос до 500 мулов и возил теперь осадное снаряжение, лагерные принадлежности и утварь. Цезарь использовал галльскую и германскую конницы, применяя тактику совместного сражения кавалерии и легкой пехоты. Всего же союзнической кавалерии галлов и германцев в армии Цезаря было 4000 – 5000 всадников. Со времен же Цезаря название “ала”, обозначавшее раньше союзнический легион, закрепилось за отрядами конницы (впоследствии – так назывались только кавалерийские отряды неиталийских союзников численностью в 500-1000 всадников).

Легионом по-прежнему командовали шесть трибунов, однако эта должность утратила свое прежнее значение. Если раньше её занимали обычно люди пожилые, такие, как бывшие консулы, то теперь, как правило, должность трибуна предоставлялась молодым людям, которые рассчитывали войти в Сенат либо просто желали попробовать себя в военной жизни. В сенат ежегодно избирались лишь двадцать квесторов (лат. quaestor – “изыскатель”), из людей не моложе тридцати лет. Остальным всадникам оставалось довольствоваться должностями офицеров в римской армии. Срок службы офицеров был неограничен. Над трибунами стояли префекты (лат praefectus – “начальник, командющий”) – высшие должностные лица армии и флота. В легионе префекты могли командовать кавалерией (praefectusequitus), саперами (praefectusfabrum), лагерем легиона (praefectus castorum). Общим для должности префекта было то, что они занимали свою должность поодиночке ( а не попарно, как трибуны и консулы), должность их была более-менее постоянной и назначались они лично военачальником. Высшую должность в легионе занимал легат (лат. legatus – “избранный”). Легатами назначали обычно сенаторов, что в поздней республике означало, что он должен был ранее отслужить по крайней мере в должности квестора. Легаты Помпея и Цезаря представляли собой сплоченную группу опытных воинов, хотя иногда, из политических соображений, легатами, как и трибунами, назначали не вполне подходящих людей. Легаты были правой рукой главнокомандующего, его ближайшими помощниками. Цезарь часто поручал своим легатам командовать то легионом, то несколькими легионами, то вспомогательной конницей, то отдельным подразделением на особо ответственном участке. Но обычно легаты были неразрывно связаны с каким-то одним легионом.

Появился штаб полководца, который стал своеобразной школой подготовки будущих военачальников. Штаб состоял из легатов , трибунов и префектов. К штабу прикомандировывались молодые добровольцы, исполняющие обязанности адъютантов. Имелась личная охрана полководца. С древнейших времен при консуле состояли двенадцать ликторов – исполнявших обязанности его личной стражи. Ликторы носили связки розог с топорами внутри, в знак того, что консул властен наказывать римских граждан, вплоть до смертной казни. Однако стало очевидным, что для полководца во время ведения военных действий такой охраны недостаточно. Так появились экстраординарии (extraordinarii) – консульская стража.

Еще в 133 г. до н. э. Сциион Африканский набрал себе личную гвардию из 500 отборных бойцов. Они стали известны как преторианская когорта, от претория – главной площади лагеря, где разбивалась палатка полководца. К концу республики уже у всех военачальников была своя преторианская когорта.

Подавляющее большинство командного состава в легионе составляли, как и прежде, центурионы, командующие центуриями. Командир первой центурии командовал манипулой. Когортой командовал центурион центурии триариев (пил). Шесть центурионов первой когорты каждого легиона могли принимать участие в заседаниях военного совета.

Консулы, со времен царей все еще унаследовали должности главнокомандующих. Единоличного командования армией Римская Республика не знала. Мало того, даже в пунические войны, перед лицом нашествия Ганнибала, римские консулы продолжают ежегодно сменяться. Однако в дополнение к войскам, которые набирали новые консулы или получали от своих предшественников, имелись и другие части, под командованием бывших консулов или преторов, которым были приданы дополнительные полномочия, в результате чего они поднимались до ранга проконсулов и пропреторов. Это расширение полномочий высших армейских чинов оказалось простейшим способом назначения наместников в провинции, которые Рим все продолжал приобретать. Поскольку театры военных действий все дальше удалялись от самого Рима, проконсулу часто приходилось сражаться в одиночку, не имея при себе коллеги, который бы мог его сдерживать. Цезарь первоначально и был одним из таких проконсулов. Он со своими легионами в течении десяти лет удерживал три галльские провинции и новозавоеванные территории, а потом повернул легионы, которые к тому времени уже окончательно сделались его “собственными”, и отправился походом на Рим. Так под ударом ветеранов галльских войн пала Римская Республика. Началась эпоха Принципата, эпоха Римской Империи.

Обращая свой взор на историю римской республиканской армии поражаешься тому, что несмотря на строгую приверженность традициям и обычаям старины, которые нашли свое отражение в системах формирования, организации и управления легионом, тем не менее армейская система Древнего Рима не была закостенелой, а напротив, своевременно реагировала на все требования времени, изменения тактики противника, развитие политической ситуации в стране. Римские легионы сумели одолеть македонскую фалангу, разгромили, пусть и в ходе долгих войн, грозную военную машину Карфагена, возглавляемую одним из лучших полководцев в истории – Ганнибалом, доказав тем самым, что могут противостоять и побеждать военные системы ойкумены бывшие до них лучшими. Без четкой военной организации, легендарной железной римской дисциплины и гражданского чувства, осознания того, что ты – римлянин, это было невозможно. Армия Рима, народ Рима и римское государство были триедины, что и привело Древний Рим к той ступени исторического величия, которое он и поныне достойно занимает.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Дельбрюк Г. История военного искусства. – СПб.:“Наука”, 1994.-т. I.

2. История Европы. Т. 1. Древняя Европа.- М. : “Наука”, 1988.

3. Конолли П. Греция и Рим. Энциклопедия военной истории. – М.: “Эксмо-Пресс”, 2000.

4. Разин Е.А. История военного искусства.-М.: “Полигон”.-1994-т.I

5. Словарь античности. Пер. с немецкого. – М. : “Прогресс”, 1989.

6. Токсаков В.Н. Военная организация Рима ранней Республики (VI-IV вв до н.э.).-М., 1998.

7. Godsworthy A. The Roman Army at war.-Clarendon.:Oxford University Press.-1998.

8. Godsworthy A. Roman warfare.-London.-2000.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий