регистрация / вход

Военная доктрина

Калининградский государственный технический университет рыбной промышленности и хозяйства ВОЕННО-МОРСКАЯ КАФЕДРА Тема: «Военная доктрина» _

Калининградский государственный технический университет

рыбной промышленности и хозяйства

ВОЕННО-МОРСКАЯ КАФЕДРА

Тема: «Военная доктрина»

_____________________________

_____________________________

_____________________________

Калининград,

2001 г.

Военная доктрина Российской Федерации, основные положения которой опубликованы в печати, является важным этапом в развитии концепции нашей национальной безопасности. Впервые в российской истории военная доктрина исходит из идеи обеспечения безопасности нашего государства путем отказа от войн и насилия, через поиск путей разоружения, за переговоры о контроле над вооружением и запрещение наиболее опасных и жестоких видов оружия, способов военных действий. Во главу угла ставится взаимодействие с другими государствами, а не противоборство с ними (тем паче военное), сдержанность в межгосударственных отношениях и реальные шаги к созданию региональных и глобальной систем коллективной безопасности.

В военной доктрине указывается, что наша страна не относится ни к одному государству, как к своему противнику, что военное противоборство в мире неизбывно, а главная угроза любой стране проистекает именно от такого противоборства. Отсюда все наши усилия должны быть нацелены на предотвращение, минимизацию, отражение военной угрозы.

Вместе с тем миролюбивый характер нашей военной доктрины вовсе не исключает необходимости держать "порох сухим", ибо, сколько бы мы ни боролись за мир, гарантированной национальной безопасности не существует и не может быть в мировом сообществе. Поэтому вровень с необходимостью предотвращения войн и агрессии мирными средствами ставятся новые оборонные задачи, без эффективного решения которых наша безопасность не будет ни стабильной, ни долговременной.

Военная доктрина рассматривает широкий спектр этих задач как относящихся к политике нашего государства, так и к собственно военным аспектам обеспечения национальной безопасности: перспективному строительству Вооруженных Сил, их применению в конфликтах различной интенсивности, развитию материальной базы армии и флота. Естественно, в документе все эти задачи освещены в самом общем виде и в дальнейшем потребуют своего развития в различных разработках, программах и планах.

Ниже делается попытка высказать несколько общих пожеланий, касающихся конкретизации отдельных положений военной доктрины, относящихся к обеспечению развития материальной базы Вооруженных Сил в нынешних российских реалиях, в условиях нового геополитического положения РФ.

Известно, что современный этап развития военного дела характеризуется особенно высокими темпами обновления и совершенствования средств вооруженной борьбы. Катализатором всех преобразований в средствах ведения войны является научно-технический прогресс, который ускоряет развитие оружия и боевой техники, непосредственно влияет на боевую мощь государства, на состояние его вооруженных сил.

Крупнейшие страны мира, в первую очередь США, стремятся при общем сокращении затрат на закупку вооружения перенести центр тяжести военных приготовлений в сферу качественного совершенствования оружия и военной техники. В связи с этим интересы надежной защиты России требуют не ослаблять фронт научных изысканий, продолжать научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, использовать результаты научно-технического прогресса для создания перспективных образцов оружия и военной техники, сокращать сроки внедрения научных исследований и разработок в производство.

Одним из главных инструментов в практической реализации достижений научно-технического прогресса в военной области служит военно-техническая политика как система научно обоснованных взглядов по вопросам развития оружия и боевой техники, осуществляемая с целью поддержания технического оснащения наших Вооруженных Сил на уровне современных требований.

Значение военно-технической политики сейчас существенно возросло. Это объясняется тем, что российские армия и флот создаются как бы заново. Та часть Вооруженных Сил, которая нам досталась от бывшего Союза, не полностью отвечала требованиям надежной защиты Российской Федерации в ее новых государственных сухопутных, морских и воздушных границах. Группировки войск в европейской части нашей страны мало соответствовали новым оборонительным задачам. Уровень технической оснащенности этих группировок кое в чем оказался существенно ниже, чем техническая оснащенность войск, "приватизированных" государствами ближнего зарубежья. За пределами России осталось большое количество самых современных вооружений: боевых и военно-транспортных самолетов и вертолетов, танков, бронетранспортеров и боевых машин пехоты, реактивной и ствольной артиллерии, средств ПВО, инженерного оборудования, техники разведки, связи, радиоэлектронного противодействия, некоторых элементов системы предупреждения о ракетном нападении и др. Значительная часть стратегических резервов и запасов, важнейшие элементы инфраструктуры, особенно системы управления, тыла и транспорта, остались на территориях Прибалтики, Белоруссии, Украины, Закавказья и Средней Азии.

Чтобы снизить негативные последствия дезинтеграции Вооруженных Сил Союза ССР и обеспечить строительство новой, мобильной, хорошо оснащенной армии, потребуются огромные усилия и средства. Ясно, что без строгой, последовательно проводимой и четко реализуемой военно-технической политики не обойтись.

До распада СССР на Суверенные Независимые Государства военно-техническая политика в стране была единой и проводилась Министерством обороны и оборонными отраслями промышленности под руководством и жестким контролем со стороны высших партийных и государственных органов: ЦК КПСС и Комиссии по военно-промышленным вопросам при Совете Министров СССР. Сейчас, когда дезинтегрировались наши Вооруженные Силы, распалась союзная оборонная промышленность и не стало органа, ответственного за проведение единой военно-технической Политики, многочисленные НИИ и КБ начали терять ориентиры, нарушилась нормальная работа оборонных отраслей, приходит в упадок кооперация промышленных предприятий, отлаженная годами и десятилетиями. Лишь в последнее время наметились положительные сдвиги в проведении единой военно-технической политики, хотя до успехов здесь еще далеко.

Неблагополучное положение дел в оборонной промышленности усугубляется еще и тем, что из-за нечеткой кредитно-финансовой политики и нехватки у заказчиков средств резко сократился объем заказов вооружения, а по некоторым направлениям закупка оружия и военной техники практически свелась к нулю.

У нас в России, например, в конце восьмидесятых годов соотношение между закупками вооружения и НИОКР и содержанием войск было 3:2 в пользу закупок вооружения и научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. В последние годы это соотношение изменилось в пользу затрат на содержание Вооруженных Сил, что явилось следствием переориентации оборонного бюджета на социальные нужды армии, хотя это и не поддерживается частью руководящих военных кругов.

Как в России, так и в других странах Содружества недостаточно продуманная и обеспеченная, а потому и буксующая конверсия негативно сказывается на положение дел в оборонной промышленности. Уровень производства большинства видов вооружений упал настолько, что оно стало нерентабельным для многих предприятий. Заказывающие органы столкнулись с нарастающим потоком отказов заводов от оборонного заказа, прежде всего из-за систематических задержек платежей за изготовленную продукцию. Возникла угроза исчезновения значительной части оборонных предприятий или их перехода после вынужденной приватизации только на выпуск гражданских изделий (вопреки официальным требованиям).

В этих условиях как никогда важно помочь выжить нашей оборонке не только сегодня, но и дать ей возможность накопить заделы для будущего. И надо спешить это делать. Важно шире внедрять систему финансово-экономических регуляторов и механизмов, направленных на обеспечение оборонных заказов всеми видами ресурсов, добиваться упреждающей компенсации негативных последствий уменьшения объема военных разработок и производства вооружения и др.

Только дееспособной и массированной помощью можно не допустить критического отставания от наиболее развитых стран мира, сохранить возможность маневра военно-техническими ресурсами, позволяющими нивелировать воздействие возможных научных прорывов в других странах.

Оборонной промышленности надо помогать еще и потому, что она всегда была одним из главных факторов нашей конкурентоспособности на мировом рынке. И по качеству продукции, прежде всего по боевым свойствам вооружения, и по огромному потенциалу накопленных технологий, в том числе самых передовых. Главное, что обеспечивает нашей оборонной промышленности высочайший авторитет в мире. - это коллектив великолепных ученых и конструкторов, работающих в области развития и производства самого современного оружия. В этой связи прискорбно наблюдать за все усиливающимся оттоком специалистов за рубеж и совершенно неэффективными мерами государства по локализации этого крайне нежелательного явления. Если в самое ближайшее время не будет найдено достойное противоядие, страна может оказаться в тяжелейшем положении, для исправления которого потребуются не годы, а десятилетия.

Мы не случайно остановились на положении дел в оборонной промышленности. От ее возможностей, ее потенциала зависит весь ход военного строительства, степень использования достижений отечественного и мирового научно-технического прогресса. Важно сделать все необходимое для того, чтобы уровень фундаментальных, поисковых и прикладных исследований, перспективных научно-технических и технологических разработок, развитие научно-экспериментальной, испытательной и производственных мощностей по выпуску и ремонту вооружений, военной, специальной техники и имущества в НИИ, КБ и на предприятиях оборонной промышленности всегда гарантировал выполнение ими поставленных государственных задач.

Заключенное между государствами Содружества в декабре 1993 г. соглашение по экономическим вопросам, надо полагать, поможет развитию нашей военно-технической базы, восстановлению нарушенной кооперации и, что весьма вероятно, откроет новые перспективы для проведения эффективной и целеустремленной военно-технической политики по всем направлениям развития вооружения и боевой техники. В чем же состоят главные задачи военно-технической политики на современном этапе?

Если говорить коротко, то, во-первых, военно-техническая политика призвана обеспечить предпочтительное развитие тех направлений научно-технического прогресса в области вооружений, которые способны наиболее полно и всесторонне удовлетворить запросы войск. При этом чрезвычайно важно глубоко проникать в закономерности развития военного дела, изучать основные тенденции использования достижений научно-технического прогресса за рубежом, учитывать характер развития средств нападения и защиты от них. Первостепенное значение имеет научное прогнозирование, комплексное долгосрочное планирование, определение оптимального соотношения видов Вооруженных Сил и родов войск и их боевой техники. Большие возможности открывает широкое использование математического моделирования для решения этих задач. Оно во многом может уберечь разработчиков и заказчиков от опрометчивых решений.

Военно-техническая политика не терпит субъективных, скороспелых, не проверенных практикой или глубоким анализом рекомендаций. В ее основе должны быть объективные данные, подкрепленные точным экспериментом, самой жизнью. Последнее необходимо особо подчеркнуть, поскольку в истории нашей армии нередки были случаи, когда выбор направлений развития вооружений определялся не закономерностями военного дела, потребностями боя и операции, а личными вкусами или привязанностями высоких администраторов. Бывало, что ни министр обороны, что ни главком вида Вооруженных Сил - то свои "высокие" соображения, свои "секреты", свое предвзятое отношение к тому или иному виду Вооруженных Сил, роду войск или типу оружия, свои индивидуальные решения. В результате - общими нередко оказывались лишь ошибки.

Иначе, как личными амбициями или некомпетентностью, нельзя объяснить повальное увлечение в пятидесятых-шестидесятых годах развитием ракетного вооружения в ущерб строительству танковых войск, артиллерии, авиации. То же произошло в семидесятых-восьмидесятых годах в отношении развития Военно-Морского Флота, когда огромные средства были затрачены на постройку авианосных кораблей большого тоннажа без достаточно весомых обоснований преимуществ их стратегического и оперативного использования. Весьма сомнительным явилось исключительно дорогостоящее строительство стационарной системы противоракетной обороны вокруг столицы России с мизерными возможностями поражения сложных баллистических целей в условиях массированного ракетно-ядерно-го удара и сильной помехой обстановки. Таких примеров можно привести немало: все они в той или иной степени негативно повлияли на поступательное развитие Вооруженных Сил, их гармоничное строительство, истощая без нужды ограниченный оборонный бюджет.

Нередко тормозом научно-технического прогресса в армии становилась и сама оборонная промышленность, лоббируя разработку того или иного вида оружия или навязывая войскам слабое, малоэффективное и дорогое вооружение, недостаточно проверенное на стендовых и полигонных испытаниях. В результате мощного нажима различных руководящих инстанций, вопреки требованиям Министерства обороны бывшего Союза, такие образцы запускались в массовое производство и внедрялись в войска, а потом годами дорабатывались заводскими бригадами непосредственно в частях. Это приводило к напрасным затратам средств, отвлечению специалистов промышленности от работы непосредственно на производстве, а в войсках - к срывам плановых занятий по боевой подготовке и как следствие к снижению уровня их повседневной боевой готовности.

Характерно, что многие системы оружия и боевой техники, находясь в частях, соединениях и на кораблях долгие годы, так и не были приняты на вооружение из-за твердой негативной позиции военных (истребитель МиГ-19, система управления частями ПВО "Воздух-lc", некоторые типы эскадренных миноносцев и больших ракетных кораблей, зенитная ракетная система С-25, развернутая на обороне Москвы, и др.).

Во-вторых, военно-техническая политика должна обеспечить союз промышленности с наукой в интересах создания новых, передовых технологий и прогрессивных материалов и как следствие таких образцов вооружения, которые бы долго морально не устаревали, чтобы каждый вид оружия при наименьших затратах средств на его разработку, производство и эксплуатацию обладал наиболее высокими тактико-техническими возможностями, в первую очередь мощными поражающими свойствами, помехозащищенностью, удобством управления и обслуживания. Не менее важными качествами являются хорошая ремонтоспособность, большие гарантийные сроки эксплуатации, устойчивость работы в экстремальных условиях.

Говоря об экономии средств при разработке и производстве вооружения, надо иметь в виду, что ни саму стоимость, ни эффективность (в смысле боевых качеств) нельзя отдельно класть в основу выбора той или иной системы или образца, поскольку чрезмерное завышение тактико-технических требований (в чем нередко грешит заказчик) может привести к резкому возрастанию стоимости, а стремление к созданию очень дешевого оружия - к снижению боевых качеств. Поэтому при заказе того или иного образца вооружения и выработке тактике- технических требований к нему целесообразно брать за главный критерий не стоимость и боевые качества в отдельности, а их соотношение между собой. Важно при этом помнить, что, начиная с некоторого уровня, дополнительное вкладывание средств в разработку и производство выбранного образца дает относительно малое повышение его эффективности. Действие закона маргинальных приращений, характеризующее данное явление, довольно хорошо изучено в наших НИИ. Там же выработаны математические выражения боевых качеств различных систем вооружения, вполне приемлемые для практических расчетов на ЭВМ, а также созданы соответствующие таблицы и графики для использования данных ЭВМ в последующей работе.

Более или менее удачному соотношению "стоимость - эффективность" отвечают последние разработки истребителя-штурмовика Су-30 МК, боевых вертолетов Ми-28 и Ка-50, противотанкового комплекса "Штурм-С", семейства зенитных ракетных комплексов "Тор", "Ока" и новейшей модификации ЗРК-С, систем залпового огня "Ураган" и особенно "Смерч", а также некоторых других образцов высокоточного оружия.

Очень важно в целях дальнейшего повышения качества оружия и боевой техники всемерно развивать упреждающее оперативное, научно-техническое и экономическое обоснование требований к вооружению, причем не только в КБ и НИИ, но и привлекая для выполнения этой задачи ученых и специалистов военно-учебных заведений, штабов и учреждений с широким использованием имеющейся там вычислительной техники.

И еще одно направление, над которым надо серьезно работать. Дело в том, что, как и прежде, многие наши образцы оружия и военной техники, к сожалению, отличаются малоподвижностью, повышенным весом, габаритами (часто не соответствующими железнодорожным и морским стандартам), излишней металле-, материале- и энергоемкостью, не говоря уже о дороговизне изготовления и сверхнормативных затратах людского труда на производстве. Для современной мобильной армии, которую планируется создать, эти недостатки недопустимы, и нашей конструкторской мысли на их устранение следует обратить самое серьезное внимание.

В-третьих, военно-техническая политика должна заботиться о стандартизации и унификации вооружения и боевой техники, совместимости и взаимозаменяемости их составных частей и комплектующих изделий, экономя на этом огромные силы и средства. Важную роль играет подготовка и внедрение в промышленность и в войска нормативно-технических документов, регламентирующих общие требования к оружию. В задачу военно-технической политики также входит определение основных направлений деятельности в области метрологии и сертификации, согласование радиочастотного спектра, обеспечение электромагнитной совместимости важнейших радиоэлектронных средств. Немалым разделом военно-технической политики является контроль за соблюдением государственных стандартов, до сих пор остающимся слабым звеном в деятельности соответствующих органов.

В-четвертых, военно-техническая политика обязана предусматривать создание важнейших балансов между системами оружия армии и флота и их инфраструктурой, между новыми разработками и модернизацией имеющегося вооружения, между уровнями боевых характеристик систем вооружения и их эксплуатационными возможностями.

В России имеется огромное количество оружия устаревшего, малоэффективного по современным понятиям и очень недешевого в эксплуатации и хранении. Это многотысячный парк танков, сотни самолетов и вертолетов различного класса и назначения, артиллерийские орудия и боеприпасы, десятки надводных кораблей и подводных лодок. Военно-технической политике надо дать ответ на вопрос о возможности дальнейшего использования части этого оружия в войсках и на флотах, его модернизации, если в этом есть экономическая целесообразность, или утилизация, хотя, как показывает практика, это очень недешевый и подчас весьма трудоемкий процесс. Особенно тогда, когда речь идет о вредных химических соединениях, токсичном горючем, взрывчатых веществах и др., не говоря уже о расщепляющихся материалах.

Военно-техническая политика должна высказывать свое суждение в отношении продажи за рубеж оружия как устаревшего, так и современного - важного источника пополнения наших государственных валютных запасов. Это тем более необходимо, что за последние три года произошло снижение объемов экспорта российского вооружения в мировом объеме его продаж с 38 до 17% . Освободившуюся "нишу" тут же заняли США и другие развитые капиталистические страны, увеличив тем самым объем продаж своего подчас не самого совершенного оружия. Снижение экспортных поставок российского оружия произошло главным образом благодаря хаосу и неразберихе в нашей внешней политике на рубеже 1989-1991 гг., нерасторопности и отсутствию должного профессионализма внешторговых организаций России.

Надо, чтобы эти ведомства были теснее связаны с Министерством обороны и предприятиями оборонной промышленности, настойчивее искали формы соединения их интересов с требованиями, особенностями и тенденциями внешнего рынка, выступая не просто посредниками, активными участниками решения народнохозяйственных, в том числе и оборонных задач.

Сейчас многие страны третьего мира вновь проявляют к нашему вооружению и военной технике большой интерес, особенно такие, как Объединенные Арабские Эмираты, Оман, Бахрейн, Кувейт, Саудовская Аравия и др. Немалым спросом пользуются российские самолеты-истребители, зенитные ракетные системы ПВО, ствольная зенитная артиллерия типа "Шилка", танки с газотурбинным двигателем, бронетранспортеры и боевые машины пехоты, различное инженерно-саперное оборудование, некоторые образцы электронной техники, аппаратура связи и другие средства, главным образом оборонительного плана.

Торговать оружием, разумеется, надо крайне осторожно, учитывая не только конъюнктуру рынка, но и политическую ситуацию в том или ином регионе. В этой связи нельзя не вспомнить историю более чем двадцатилетней давности, которая сложилась на Аравийском полуострове.

Связав себя обязательствами продавать оружие обоим Йеменам, мы не учли, к сожалению, возможности начала боевых действий между этими государствами, хотя отношения между ними были крайне натянутыми уже продолжительное время. И когда йеменцы начали войну друг против друга, мы оказались в очень сложном положении. Вопреки здравому смыслу нам пришлось поставлять оружие и той и другой стороне, а также содержать там советских военных советников и технических специалистов. Нет нужды говорить, что все это крайне неблагоприятно отразилось на международном престиже СССР.

Многим памятна неудачная попытка продать Индии криогенные ракетные двигатели и резко отрицательная реакция США на эту сделку, после которой сделка не состоялась. Этого унизительного для России случая могло и не быть, если бы российские компетентные органы заранее просчитали все последствия нашего шага и заблаговременно предприняли необходимые дипломатические меры для обеспечения нормального хода коммерческой акции.

И, наконец, совсем свежий случай. Некоторое время назад мы продали партию оружия Ирану, что оказалось не очень дальновидным, поскольку немедленно отразилось на российских торговых связях с многими странами Персидского залива (разумеется, негативно). Арабы этого региона дали понять, что они не склонны иметь одинаковую боевую технику с потенциальным противником, каким для них является Тегеран.

Предваряя торговую сделку, надо очень внимательно изучить экономическое состояние страны-покупателя, чтобы не повторять ошибок прошлого, когда военная техника поставлялась за рубеж за кредиты, без особой уверенности в их скором погашении, а то и безвозмездно, если поставки преследовали политические цели. Не случайно уже много лет в наших должниках ходят такие страны, как Ливия, Йемен, Сомали, Ангола, Вьетнам, КНДР, Сирия, Египет и др., не говоря уже об Индонезии, Судане и некоторых государствах бывшего Варшавского Договора.

Их суммарный долг исчисляется многими миллиардами долларов, и нет особых надежд, что в ближайшем будущем он значительно сократится. Видимо, и это показывает мировой опыт, основой торговых соглашений на поставку военной продукции должен быть главным образом не долгосрочный кредит, а предоплата или бартер в виде своевременного экспортирования в Россию товаров, представляющих для нас экономический, народнохозяйственный интерес.

Особая предусмотрительность должна быть проявлена при определении объемов продаваемого оружия. Невзирая на выгодность сделки, следует поставлять в те или иные страны такое количество вооружения и военной техники, которое не могло бы резко изменить баланс сил в регионе, стать основой потенциала агрессии.

Принимая решение продать партию оружия, надо исходить не только из экономической, политической и военно-стратегической выгоды и других подобных обстоятельств. Следует думать и о том, сможем ли мы регулярно поставлять запасные части для замены выбывшей из строя аппаратуры, обеспечивать необходимое техническое обслуживание как гарантийное, так и послегарантийное и проводить последующую модернизацию техники, если в этом возникнет необходимость.

Важной задачей военно-технической политики является повышение конкурентоспособности нашей оборонной продукции, особенно военной электроники; внедрение в приборы и аппаратуру новейших достижений в этой области, К примеру, лишь недостаточно высокое качество наземных систем слежения, обнаружения, наведения и приборного бортового оборудования отрицательно сказывается на масштабах сделок по продаже авиационный техники, несмотря на то, что сами самолеты успешно конкурируют с лучшими зарубежными образцами, включая французские "Миражи" и новейшие американские истребители, истребители-бомбардировщики и палубные штурмовики.

В-пятых, военно-техническая политика должна постоянно учитывать отсутствие в стране свободных людских ресурсов для службы в Вооруженных Силах, все увеличивающийся дефицит призывных контингентов и как следствие требования, по уменьшению численности армии и флота. В этой связи она должна уделять внимание улучшению эргономических характеристик вооружения и военной техники; в системах "воин-машина", иначе говоря, созданию такого оружия, которое было бы удобно в обращении, экономило воинский труд, делало его более производительным, творческим, привлекательным, требовало минимального обслуживающего персонала за счет механизации трудоемких процессов, комплексирования операций при подготовке к бою и при его ведении. Пока, как известно, автоматизация и механизация нередко не только не ведут к сокращению личного состава, а, напротив, вводят в боевые расчеты дополнительные рабочие места для обслуживания! новых элементов техники, особенно вычислительной.

Такая, с позволения сказать, практика дискредитирует возможности, заложенные в новой технике, наносит большой ущерб делу ее дальнейшего развития, и в этом вопросе военно-технической политике надо активизировать свою деятельность, навести должный порядок. Сейчас в Вооруженных Силах широко прорабатывается вопрос о создании специальных войск, формируемых, оснащаемых и обучаемых как силы быстрого: реагирования. Это будут новые формирования, мало похожие на существующие coe-динения и части. Для них потребуются особое оружие и боевая техника, и в этом отношении военно-техническая политика также должна сказать свое веское слово.

В-шестых, задачей военно-технической политики является совершенствование и разработка новых методов управления войсками и оружием, развитие техники управления за счет чуткого реагирования на все изменения в способах ведения" вооруженной борьбы. Здесь требование таково: способность к действиям систем и средств управления должна идти с опережением готовности боевого оружия, предшествовать ей, быть выше и мобильнее ее. Задача не из простых, но решить ее вполне по силам. Тем более, что в промышленности и в армии в этом деле накоплен определенный опыт, хотя распространяется он пока еще крайне медленно.

В области обеспечения управления войсками приоритетом для военно-технической политики являются системы разведки, связи и радиоэлектронной борьбы. Военно-техническая политика обязана оказывать постоянное влияние на развитие этих средств, начиная с научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и кончая их производством и закупкой, памятуя о том, что эти средства - мультипликатор, умножитель боевых возможностей армии и флота.

Очень важно учитывать, что многие элементы системы управления могут быть применены как технологии двойного применения: и военного, и гражданского. Поэтому развитию этих средств надо давать "зеленую улицу", чтобы использовать с максимальной эффективностью не только в Вооруженных Силах, но и в экономике страны и, в частности, как утверждают специалисты, в системах телекоммуникаций, дистанционного управления и зондирования, защиты коммерческой тайны и пр., в которых якобы сегодня есть огромная потребность.

Роль военно-технической политики как генератора научных идей и разработок вооружения и боевой техники, пополнения их арсенала постоянно растет. Об этом свидетельствует то большое внимание, которое ей уделила наша военная доктрина. Военно-техническая политика является могучим стимулом тесного единения научной и конструкторской мысли с производством, концентрации финансовых и материально-технологических ресурсов страны на ключевых направлениях обеспечения национальной безопасности. Она способна максимально использовать силы и средства, имеющиеся у нашей промышленности на основных, приоритетных направлениях технического оснащения армии и флота.

Именно поэтому постоянной заботой высших гражданских и военных органов должно быть проведение целеустремленной, широкомасштабной военно-технической политики, способной открыть новые возможности в укреплении оборонного потенциала России.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему