регистрация / вход

Иран после Второй Мировой войны

С началом второй мировой войны прогерманский режим Реза-шаха оказался в сложном положении: не рассчитывая на прямую военную поддержку со стороны Берлина, Тегеран не во всем следовал пожеланиям Гитлера, опасаясь реакции Лондона. Недовольный нерешительностью шаха, фюрер послал в Иран Канариса с инструкцией "установить в Иране Республику по образцу третьего Рейха", если обнаружится, что шах "проанглийский реакционер".

С началом второй мировой войны прогерманский режим Реза-шаха оказался в сложном положении: не рассчитывая на прямую военную поддержку со стороны Берлина, Тегеран не во всем следовал пожеланиям Гитлера, опасаясь реакции Лондона. Недовольный нерешительностью шаха, фюрер послал в Иран Канариса с инструкцией "установить в Иране Республику по образцу третьего Рейха", если обнаружится, что шах "проанглийский реакционер". Параллельно недовольству Германии нарастало недовольство шахом в Москве в связи с деятельностью в Иране фашистской агентуры. После четырех предупреждений о нарушении Тегераном ст. 6 Договора 1921 г. в августе 1941 г. советские войска на основании указанного Договора были введены в Северный Иран, а британские части по договоренности с Москвой высадились на Юге. Реза-шах был вынужден отречься от престола в пользу своего сына Мухаммеда Реза-Пехлеви, правившего страной с 1941 г. по 1979 г.

Оккупация Ирана англо-советскими войсками избавила страну от перспективы военных действий на его территории, способствовала его экономическому развитию благодаря интенсивной добыче нефти для нужд антигитлеровской коалиции, транспортировке грузов по ленд-лизу в СССР и экономической и иной помощи союзных Держав (поставки продовольствия, борьба с нашествием саранчи и т. д.). После Сталинграда вожди кочевых племен выдали союзникам главу германской разведки в Иране Майера, отказавшись от профашистской деятельности

Провал профашистской ориентации Ирана и оккупация страны советскими, британскими, а позднее и американскими войсками способствовали компрометации реакционных кругов и усилению национально-демократического движения. В наибольшей степени этот процесс развился в советской зоне оккупации, на Севере, где окрепли позиции иранских коммунистов из Народной Партии Ирана (НПИ), Демократической Партии Курдистана (ДПК), Демократической Партии Азербайджана (ДПА). В послевоенный период ДПК и ДПА добились широкой национально-культурной автономии с правом проведения аграрных преобразований, причем Тегеран обязался демократизировать весь Иран по образцу иранского Азербайджана (в состав Правительства Кавама даже были включены 3 члена ЦК НПИ). Как показали последующие события, эти временные уступки были сделаны Тегераном для накопления сил и последующего разгрома национально-демократического движения, на чем настаивали Лондон, Вашингтон, АИНК, вожди кочевых племен, реакционная иранская военщина. Внутриполитическая борьба в стране происходила на фоне усиливающегося англо-американского противоборства за влияние в Иране.

Разгром национально-демократического движения в 1946-47 гг. воспрепятствовал модернизации страны, жизненный уровень которой был в 2, 5 раза ниже турецкого, что было залогом будущих социальных взрывов и дальнейшего ослабления ее самостоятельности на международной арене. Наиболее дальновидные представители правящих кругов видели гарантию сохранения социально-политической стабильности в стране в форсировании экономического развития, что было невозможно без использования доходов от иранской нефти на благо самого Ирана, а не АИНК. Таким образом, нефтедоллары рассматривались ими в качестве заменителя коренных социально-экономических преобразований. Сторонники подобной политики объединились в Национальный Фронт (НФ) во главе с Мосаддыком (аристократ по рождению, экономист по образованию, бывший дипломат). В 1950 г. НФ под лозунгом национализации иранской нефти победил на выборах и приступил к реализации своей программы

Начиная борьбу за установление иранского контроля над своими нефтяными богатствами, Мосаддык рассчитывал использовать межимпериалистические, прежде всего англо-американские противоречия, и не стремился вовлекать в борьбу широкие народные массы. Однако, в отличие от первой попытки нач. 30 гг., борьба за нефть на этот раз стала поистине всенародным делом, о чем свидетельствует переименование в ходе борьбы возникших повсеместно массовых организаций: в 1950 г. "Общества борьбы с АИНК", в 1951 г. "Общества борьбы с империалистическими нефтяными компаниями", в 1952 г. "Общества борьбы с империализмом". Радикализация массового движения с одной стороны напугала консервативные круги иранской правящей верхушки и оттолкнула их от Мосаддыка, а с другой стороны способствовала англо-американскому сближению на антииранской основе: в результате бойкота и блокады нефтяному экспорту Ирана на Запад Правительство Мосаддыка оказалось без средств (попытка главы итальянской государственной нефтегазовой корпорации ЭНИ Э. Маттеи наладить взаимовыгодные контакты с Тегераном завершилась загадочной гибелью Э. Маттеи в авиакатастрофе, организованной, предположительно, совместно ЦРУ и Интеллидженс Сервис). В сложившейся ситуации Мосаддык не решился сделать ставку на массовое антиимпериалистическое движение для противодействия внутренней и внешней реакции и не использовал возможности продажи нефти социалистическим странам. Оказавшееся практически в политико-экономической изоляции, Правительство Мосаддыка было свергнуто в результате государственного переворота 1953

Поражение Ирана в борьбе за нефть завершилось перераспределением позиций империалистических Держав в этой стране. В 1954 г. за спиной Тегерана был создан Международный Нефтяной Консорциум (МНК), известный как "Семь сестер", для эксплуатации нефтяных ресурсов Ирана. В него входили несколько американских компаний (40% акций), АИНК (40%), Ройял-Датч Шелл (14%), Франсез де Петроль (6%). Таким образом, монополия АИНК была нарушена не Тегераном, а ее западными конкурентами. Новое Правительство Ирана генерала Захеди вопреки Закону 1951 г. о национализации национальных нефтяных богатств согласилось на деятельность МНК в стране до 1994 г. при расширении площади концессии без права ее аннулирования Тегераном в одностороннем порядке. Реальный выигрыш Ирана заключался в обязательстве МНК отчислять ему прибыли по принципу "фифти-фифти" плюс 12% добываемой нефти. Не желая укрепления экономической самостоятельности Ирана, МНК ограничивался расширением добычи и вывоза сырой нефти без создания системы нефтепереработки.

Экономическая капитуляция Ирана перед западными Державами сопровождалась укреплением военно-политического сотрудничества Тегерана с Вашингтоном. В 1954 г. страна вступила в Багдадский Пакт (СЕНТО), отказавшись тем самым от официально нейтрального статуса (за сопротивление такому изменению основ внешней политики было арестовано более 600 офицеров). Была одобрена "доктрина Эйзенхауэра" в 1957 г., отвергнуто советское предложение заключить Пакт о ненападении, поскольку такой документ ограничил бы возможности американо-иранского военно-политического сотрудничества. Военные расходы в 50 гг. в 4 раза превосходили государственные инвестиции в экономику. Большая часть американской помощи Ирану направлялась в строительство военной инфраструктуры. Страна запуталась в сетях иностранных займов - выплата старых долгов превосходила поступления от новых займов. Экономические планы промышленного строительства выполнялись только наполовину. Развитие сельского хозяйства, и особенно ирригации, сковывалось полуфеодальными отношениями в деревне. Страна находилась на пороге глубокого социально-экономического и политического кризиса.

Белая революция Шаха и народа" (1961-79 гг.)

"Белая революция" (серия реформ сверху для предотвращения революции снизу) была обусловлена как внутренними потребностями модернизации страны, так и настояниями США (Президент Д. Кеннеди полагал, что американская помощь союзникам не может заменить внутренних преобразований в этих странах). Поскольку большая часть господствующего класса, связанная с полуфеодальным землевладением, не желала перемен, Шах распустил Меджлис и проводил реформы своими декретами.

Важнейшей реформой была аграрная, проведенная в несколько этапов и ликвидировавшая остатки феодализма в деревне. В первой половине 60 гг. площадь землевладения ограничивалась землями одной деревни, а остальные передавались безземельным крестьянам в рассрочку на 15 лет. В сер. 60 гг. был введен максимум землевладения 30 га орошаемых и 200 га богарных земель (устанавливалась привилегия до 500 га хозяйствам, применяющим капиталистические методы с/х производства). В нач. 70 гг. государство создавало условия для кооперативного движения и для крупных зерноводческих хозяйств на государственных землях. В целях общекультурного подъема села туда были направлены добровольцы-военнообязанные из Корпусов просвещения и здравоохранения.

Последствия аграрных преобразований были неоднозначны и противоречивы. В 60 гг. крестьянское безземелье (60% крестьян) сменилось крестьянским малоземельем (иного при ограниченности пахотных угодий в этой стране и не могло быть), но социальная база шахского режима в деревне резко увеличилась на указанное десятилетие. С другой стороны, парцеллизированное с/х в эти годы само стало потреблять большую часть производимой продукции и в связи с необеспеченностью городов продовольствием Иран был вынужден прибегнуть к с/х импорту. Таким образом, уже в 60 гг. наблюдаются противоположные социальные и экономические последствия аграрных преобразований.

В 70 гг. выявилось, что темпы аграрных преобразований в стране оказались слишком высокими: на смену феодальному безземелью крестьянства через короткий период малоземелья приходит процесс обезземеливания обуржуазивающейся деревни, земли которой интенсивно переходят в руки деревенской кулацкой верхушки и тех же бывших помещиков (около 30% деревенского населения). До 41% крестьянства были вынуждены в 70гг. мигрировать в города, не нуждавшиеся в таком количестве рабочей силы, и составили там значительный слой маргиналов, взрывоопасный в плане социального протеста, традиционно массового в этой стране.

Период "Белой революции" характеризуется быстрыми темпами промышленного роста благодаря политике реформизма, проводимой Шахом, и притоку нефтедолларов, особенно с 1973 г. ВНП на душу нас. увеличился за 1963-78 гг. со 100 долл./год до 1521 долл. Темпы прироста пром. производства составляли 8,8% в год в 1962-68 гг., 11,5% в 1969-72 гг., 26% в 1973-78 гг. Однако эти блестящие показатели были достигнуты в основном за счет развития сборочного производства, не укрепляющего экономической самостоятельности страны и, что самое существенное, на путях развития капитализма сверху, блокирующего возможности демократического развития капитализма снизу с втягиванием в буржуазно-рыночные отношения основной массы населения. Следовательно, капиталистический прогресс обеспечивал средства для существования незначительной части населения. В то же время не только в деревне, но и в городе старые формы существования разрушались быстрее утверждения новых.

Несчастье Ирана эпохи "Белой революции" заключалось в том, что темпы модернизации страны были слишком быстрыми, реформы недостаточно учитывали национально-религиозную специфику, а потому натолкнулись на слишком серьезное сопротивление - культурно-цивилизационную реакцию традиционного иранского общества на утверждение новых буржуазных норм и условий существования, возглавленную шиитским духовенством. Гибельными для "Белой революции" оказались слишком большие доходы от нефти (в результате повышения цен на нее с 1973 г. по 1978 г. казна получила более 100 млрд. нефтедолларов, из которых 40 млрд. были истрачены на силовые структуры и столько же на государственные промышленные проекты). Уникальное явление в мировой практике реформ - наличие средств, и наличие мощного репрессивного аппарата побудили Шаха игнорировать оппозиционные преобразованиям силы (вместо кропотливой работы с оппозицией для ее раскола и привлечения части ее на свою сторону Шах практиковал ее тотальное подавление).

Многочисленное шиитское духовенство (только в городах их 15 тыс. чел. в 5400 мечетях) выступало против реформирования систем образования и судопроизводства в светском направлении из опасения потери своей идеологической монополии и влияния на массы. Посягательство светской власти на свои традиционные привилегии улемы трактуют как посягательство на исламские устои. В период "Белой революции" Шах целенаправленно ограничивал своими реформами не только политико-идеологическую роль духовенства, но и его экономическую мощь (секуляризация церковной земельной собственности), чем восстановил его против себя.

В 60-70 гг. во внешней политике Ирана произошли существенные изменения и появились принципиально новые ее направления. Во-первых, Шах резко расширил масштабы экономического сотрудничества с социалистическими странами. Это было обусловлено нежеланием Запада содействовать строительству базовых отраслей промышленности Ирана; более выгодными условиями внешнеэкономического сотрудничества с СЭВом; стремлением Тегерана к выгодному балансированию между двумя противоборствующими системами, позволяющему проводить более самостоятельную внешнюю политику; попыткой обеспечить Ирану тылы на его северных границах на случай возникновения конфликта в районе Персидского залива; надеждами нейтрализовать влияние Багдада на формирование советской политики на Среднем Востоке. Основным объектом советско-иранского сотрудничества стал Исфаханский металлургический комбинат. Важное значение для обеих стран имела "сделка века" о поставке по Трансиранскому газопроводу иранского газа в Закавказье и аналогичного количества сибирского газа в Западную Европу по ирано-европейским контрактам, что открыло Тегерану "окно в Европу". Параллельно советско-иранскому сотрудничеству развивались связи Ирана со странами Восточной Европы, особенно с Румынией, имевшей излишние для нее мощности по производству нефтедобывающего оборудования.

Во-вторых, Тегеран принял активное участие в создании ОПЕК и борьбе нефтедобывающих стран за установление равноправных отношений с промышленно развитыми странами Запада и прежде всего за повышение цен на нефть и увеличение отчислений за право ее добычи. В 1973 г. все имущество МНК было передано Иранской национальной нефтяной компании (ИННК) с гарантией поставок нефти в распоряжение МНК в течение 20 лет и отчисления последним в пользу Тегерана 60% суммы прибылей. В результате повышения цен на нефть и отчислений от МНК в пользу ИННК нефтяные доходы Ирана выросли с 2, 4 млрд. долл. в 1972 г. до 20 млрд. в 1974 г.

В-третьих, во внешней политике Шаха появляются не только проимпериалистические, но и империалистические черты, подкрепленные стремительным ростом военного потенциала Ирана (военные расходы за 70 гг. выросли в 20 раз), планами установления контроля Ирана над "керосиновой бочкой" планеты - Персидским заливом, что поставило бы мировую капиталистическую экономику в определенную зависимость от Тегерана. Создав самый сильный в мире флот на воздушной подушке, самую совершенную в третьем мире ракетную систему ПВО, превосходя по ВВС и вертолетному парку всех членов НАТО, кроме США, Иран добивался подавляющего контроля над важнейшей транспортной нефтяной артерией мира - Ормузским проливом. Добиваясь присутствия на другом берегу Пролива, Шах вмешался во внутренний конфликт в Омане и послал свои войска против партизанского движения в этом султанате. С остальными арабскими государствами у Тегерана сложились напряженные отношения. Шах прилагал большие усилия к поддержанию дружественных отношений с Пакистаном и Афганистаном, поскольку опасался сепаратизма белуджей.

Исламская революция 1979 г. в Иране.

Расстановка внутриполитических сил в стране во второй пол. 70 гг. была следующей:

на правом фланге политического спектра находилась иранская монархия, скомпрометированная в глазах широких масс населения репрессивными методами правления, негативными социальными последствиями "Белой революции", отрицанием исламских традиционных ценностей и внедрением сверху чуждых правоверным шиитам западных норм и обычаев. В сложившихся условиях Шах мог опереться на Армию, тайную полицию "САВАК", бюрократию госаппарата и госсектора и связанную с ними буржуазную верхушку, т. е. социальная опора режима была крайне узкой. В критические для него месяцы 1978 - нач. 79 гг. Шах проявил чувство реализма и готовность отказаться от большей части своих полномочий по руководству страной (при сохранении контроля над силовыми структурами) в пользу другой светской силы - умеренно-буржуазной оппозиции в лице Национального Фронта (НФ).

- иранская мелкая и средняя торгово-промышленная буржуазия была экономически слабой и политически трусливой. Когда Шах предложил одному из лидеров НФ Бахтияру возглавить Правительство и последний на это согласился, большая часть руководства НФ дезавуировало Бахтияра и исключило его из Партии, т. к. опасалась обвинений со стороны духовенства в коллаборационизме с "ненавистным тираном". Таким образом, иранская буржуазия упустила исторический шанс прихода к власти, подарив его духовной мусульманской оппозиции: вместо эволюционного мирного перехода власти от одной светской силы (Монархия) к другой светской силе (НФ) она оказалась захваченной насильственным революционным путем мусульманскими фундамен-талистами.

- Мусульманское духовенство во главе с аятоллой Хомейни черпало политические силы не только в традиционалистской реакции большинства населения Ирана на шахскую революцию сверху, ограниченно прогрессивную с экономической точки зрения для узкой прослойки населения, но разорительную для большинства крестьянства, ремесленников, мелкой и средней буржуазии. По традиционным шиитским представлениям шахская власть (в отличие от сунитов) не сакрализованная: со времен первой иранской Конституции 1906 г. в стране существовал выгодный духовенству принцип разделения властей, отводивший Шаху всего лишь функции Главы исполнительной власти, а высшим духовным главой правоверных шиитов признавался двенадцатый скрытый Имам-Мессия. Появившийся для спасения правоверных "скрытый" Имам в лице Хомейни проповедовал исламский путь развития и противопоставлял его "капитализму и коммунизму, двум лезвиям одних и тех же ножниц, подрезающих общий исламский корень". В 78-79 гг. оппозиция под руководством Хомейни представлялась мировой общественности умеренно-мусульманской на фоне диктаторского шахского режима.

- Левомусульманская оппозиция (аятолла Талегани, моджахедины, федаины) представляла собой серьезную силу, способную конкурировать при определенных условиях с Хомейни (имели заслуги в антишахском движении, используют уравнительные тенденции исламского вероучения и призывы к построению "общества без эксплуатации").

- На левом фланге политического спектра находилась партия иранских коммунистов ТУДЭ во главе с Киянури. Подвергаемая Шахом наиболее жестокому и методичному преследованию, ТУДЭ работала в глубоком подполье и эмиграции, что ослабило возможности ее влияния на массы. В революции 1979 г. Партия не могла выдвинуть собственные лозунги - это выглядело бы актом подрыва антишахского фронта во главе с Имамом, поэтому было решено поддерживать Хомейни "для подталкивания его влево" (левомусульмане могли себе позволить критиковать Хомейни, как представителя другого цвета исламского движения, и расценили сотрудничество ТУДЭ с ним как предательство). С другой стороны, духовенство расценило готовность атеистической ТУДЭ сотрудничать с ними как лицемерие и коварство. Таким образом, иранские коммунисты оказались в исламской революции в полной изоляции.

Хомейни оказался мастером политического лавирования. Сначала во главе единого фронта он ликвидировал шахский режим; затем дезориентировал левомусульман и коммунистов насчет своих истинных намерений посредством привлечения их к подавлению буржуазных организаций (параллельно наступлению на политические позиции иранской буржуазии Хомейни практиковал яростный антиамериканизм); после ликвидации всех своих противников справа при помощи левых Имам разгромил ТУДЭ (федаины и моджахедины не могли помочь атеистической партии); левомусульмане были последней жертвой Хомейни, оказавшей наибольшее сопротивление своей ликвидации.

В новой Конституции страны 1979 г. высшая власть была официально закреплена за Хомейни (после его смерти - за его преемником), а прерогативы гражданской политической власти - за Президентом, Премьером и Меджлисом. С принятием этой Конституции было узаконено установление в стране теократического режима со всеми его атрибутами и пороками.

Иранская революция 1979 г. по массовости своих участников является крупнейшей революцией ХХ века наряду с Октябрьской в России и эфиопской. Поэтому представляется естественным разброс мнений и оценок в отношении ее характера. На наш взгляд, на первом своем этапе она была исламской по форме; антимонархической и антиимпериалистической по основной направленности; буржуазной по социальной сущности (за смену типа капиталистического развития), хотя внешне это проявлялось в антикапиталистических лозунгах и тенденциях. На втором этапе (с к. 1979 г.) революция идет по нисходящей и из исламской по форме становится также исламской и по содержанию. Теоретически революция должна была расчистить возможности демократического развития капитализма снизу - на практике же в обществе, живущем по законам ислама, выработанным тысячелетие назад в другую историческую эпоху, такое развитие может происходить только в деформированном виде.

Внешняя политика исламской революции

На этапе свержения шахского режима наибольшую опасность для революции представляла угроза американского вмешательства в защиту своего верного союзника - Мухаммеда Реза Пехлеви. Однако Хомейни правильно рассчитал, что Москва на международно-законном основании не допустит утверждения позиций США на своих южных границах (Договор 1921 г.) Поэтому руководство революцией культивировало антиамериканизм вплоть до грубых провокаций в отношении США для укрепления своей массовой базы. США не решились на крупномасштабное вмешательство в Иране и фактически предали Шаха, опору американского влияния на Среднем Востоке в послевоенный период.

Самым крупным внешнеполитическим событием для исламского режима была ирано-иракская война. Для ее возникновения существовало множество причин и поводов (проблема раздела вод реки Шатт Эль-Араб; взаимное использование курдского меньшинства обеих стран для подрывной сепаратистской деятельности; конкуренция двух экспортеров нефти на мировом рынке; противодействие Тегерана намерениям Багдада превратить нефтяной Кувейт в иракскую провинцию, что изменило бы соотношение сил Ирана и Ирака в пользу последнего; боязнь Тегерана дестабилизации провинции Хузестан, богатой нефтью и со значительной прослойкой арабского населения). Однако основной причиной ирано-иракской войны был приход к власти в Тегеране фундаменталистов-шиитов с лозунгами экспорта исламской революции, угрожавшими правящей в Багдаде сунитской верхушке Саддама Хусейна (шииты составляют 52% мусульманской общины Ирака). Не дожидаясь укрепления теократического шиитского режима в Тегеране, Багдад нанес превентивный удар, рассчитывая на успех благодаря развалу исламской революцией ранее мощной шахской Армии.

Надежды Багдада на легкую победу не оправдались: для исламского руководства в Тегеране иракская агрессия пришлась как нельзя кстати, поскольку предоставляла ему возможность укрепить теократический режим посредством завинчивания гаек в условиях военного положения и отвлечь внимание народа от нерешенности внутренних проблем. Поэтому Хомейни не пожалел ни средств, ни людских ресурсов (погибли сотни тысяч необученных добровольцев) для ведения этой войны. Война была выгодна режиму до тех пор, пока соотношение сил не стало меняться в пользу более современной Армии Ирака - только тогда Хомейни согласился на ее прекращение (но к этому времени уже произошла тотальная исламизация всех сфер жизни и государственного управления Ирана).

Параллельно ведению войны с Ираком Тегеран оказывал существенную поддержку афганской контрреволюции, хотя ее шиитская фракция не играла ведущей роли в борьбе против ДРА с большинством сунитского населения.

Исламская революция привела к осложнению политических и ослаблению экономических связей с Москвой. После ослабления угрозы американского вмешательства Хомейни заговорил о недействительности советско-иранского Договора 1921 г. и необходимости борьбы не только с империализмом, но и с коммунизмом ("и с большим, и с малым Сатаной"). Под предлогом необходимости повышения цен на иранский газ была прекращена его поставка в Закавказье, а Трансиранский газопровод был в значительной степени разобран под предлогом его "ненужности" (трубы использовались для военных нужд).

Распад СССР создал для Ирана новую геополитическую ситуацию: вдоль его северных границ образовалась "тюркская дуга" (Турция, Азербайджан, Туркменистан, Узбекистан, Кыргизстан, Казахстан), потенциально ориентирующаяся на Анкару. Только Армения разрывает эту "дугу" - поэтому Тегеран оказал поддержку христианскому Еревану, а не мусульманскому Азербайджану в Карабахском вопросе. От стабильности в зоне тюркской дуги зависит этнополитическая стабильность многонациональных государств - Ирана и России, сотрудничающих в поддержании мира в этом регионе. Иран заинтересован в сотрудничестве с РФ на Каспии, в поставках российской военной техники и оборудования для АЭС.

Экономика современного Ирана

Последнее десятилетие принесло Ирану очевидные успехи в укреплении политической системы и экономического базиса общества. В период президентства Хашеми-Рафсанджани (в 1997 году его сменил Мохаммад Хатами) идеи иранской шиитской революции, т.е. идея и идеология "третьего пути" построения социально направленного государства на основе верховенства духовной власти и исламских принципов социальной справедливости, были проявлены в наиболее выраженной форме и стиле, получили свой отчетливый образ и реализацию. При сохранении наиболее консервативных общественных ценностей - частной собственности, свободы предпринимательства, устоев семьи и национальных традиций - во многом решены задачи по борьбе с нищетой и бедностью.
Иране в условиях частичной международной экономической изоляции и определенного сопротивления консервативных кругов осуществлена радикальная экономическая реформа. Принятый в 1990 году пятилетний план развития обеспечил ежегодный прирост ВВП на 6,5 процента. Второй пятилетний план уже дал не менее 10% ежегодного прироста ВВП. Дефицит госбюджета за этот период снизился с 50% до 0,5%. Государственные доходы увеличились на 13 процентов, налоговые поступления - на 46,9 процента. Норма капиталовложений увеличилась с 12,35 до 16,3 процента ВВП при опережающем роста частных инвестиций. В 1996-1997 годах она составила уже 23,7 процентах, т.е. почти четверть ВВП реинвестируется в экономику, что является достаточно серьезным признаком инвестиционной привлекательности Ирана За эти годы число занятых граждан в целом по стране выросло с 11,5 до 14,1 миллиона человек. Уровень бедности с 47 процентов снизился до 17 процентов от общей численности населения.

С 1989 по 1996 год производство стали в Иране возросло с 1,5 до 6,0 миллионов тонн, меди - на 350 процентов, алюминия - вдвое. По производству продуктов химической и нефтехимической промышленности Иран приблизился к двадцатке промышленно развитых стран. Опережающее развитие получили машиностроение и производство военной техники. Рост основной продукции сельского хозяйства составил за эти годы от 30 до 45 процентов. Преобладающая часть прироста реальной экономики получена в ненефтяном секторе, чья доля в доходах государства составляет уже менее 50%.

В 1998 году меджлисом (парламентом) принята рассчитанная на 20 лет программа под названием "Экономика без опоры на доходы от экспорта нефти". Она предусматривает постепенное их увеличение за счет ненефтяных источников. Согласно программе, ежегодные валютные доходы увеличатся с нынешних 25 миллиардов долларов до 62 миллиардов долларов в 2016 году. В конце осуществления программы 41 миллиард долларов предполагается получить от экспорта промышленной продукции (в том числе товаров нефтехимии, горнодобывающей промышленности) и традиционных ремесел, 7 миллиардов - за счет продажи сельскохозяйственной продукции и только 14 миллиардов долларов - от сбыта нефти.

В стране преодолена централизация управления хозяйством, что имело место в первые годы после революции и во время войны. Приватизированы сотни средних и тысячи мелких предприятий. Во многом благодаря деятельности фондового рынка акционирование приобрело характер "народной капитализации", что сыграло важную роль в укреплении позиций среднего класса. Наиболее радикальному реформированию подверглись системы ценообразования и кредитно-банковская сфера. Осуществлена политика либерализации цен на промышленные и иные товары, однако, под достаточно действенным контролем государства, что предотвратило нежелательные скачки в ценовых пропорциях. Либерализован кредит, что стало важнейшим стимулом активизации предпринимательства.
Иран на сегодняшний день обладает динамичной экономикой и весьма заинтересован в развитии добрососедских и взаимовыгодных отношений с Россией .


Стабильность экономики Ирана позволяет ему аккуратно расплачиваться со своими внешними кредиторами. Одной только Германии Иран выплачивает в год 600 миллионов долларов. Иран израсходовал на уплату долга в 1996 году 5,6 миллиарда долларов, в 1997 году - 3,4 миллиарда долларов. Страны Европы принадлежат к числу крупнейших экспортеров ИРИ. Возглавляет этот список Германия, двусторонний торговый оборот которой составил 2,1 миллиарда долларов в 1997 году. Франция стала вторым по величине поставщиком Ирана. Италия открыла Ирану новый экспортный кредит. Возрос экспорт Великобритании. Объем торговли между Японией и Ираном превысил 3,8 миллиарда долларов (1998 г.), причем на Японию приходится 35% экспортированной Ираном нефти.

Иран стал членом Социально-экономического совета ООН, важнейшего органа ООН после Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности. Он состоит из 54 членов и каждый год обновляется на одну треть. Иран был избран в его состав в числе 18 новых стран.

Нефтегазовая промышленность.

Разведанные запасы сырой нефти Ирана составляют 90 миллиардов баррелей, что делает его одной из крупнейших нефтедобывающих стран мира. Для всех нефтяных месторождений характерна высокая производительность и низкая себестоимость добычи. Иран стоит на втором месте по объему производства нефти среди стран ОПЕК. Соблюдая квоты для этих стран, Иран в настоящее время добывает 3,6 миллиона баррелей нефти в день (1 баррель = 159 литров). 65 действующих месторождений находятся на суше, 70 - в море. Пробурено в общей сложности две тысячи скважин.
Иран занимает второе место в мире (после России) по запасам газа. В настоящее время его разведанные и готовые к разработке резервы составляют 21 триллион кубометров, что превышает 14% мировых запасов.

Исламская Республики Иран намеревается применить новую формулу при заключении договоров buy - back с иностранными компаниями, что увеличит их заинтересованность на участие в нефтяных проектах на территории Ирана. При заключении договоров будет использовано понятие "вознаграждение": если добыча нефти превысит предварительно зафиксированные показатели, то большая доля её достанется компании, сотрудничающей с Ираном. Ожидается, что новая формула будет опробована при разработке нефтяного месторождения Бангестан на юге страны.

Лондонский еженедельник "Петролеум Аргус" расценивает это сообщение, как самое важное положительное изменение в иранской торгово-экономической политике с 1997 года, когда Иран открыл двери для иностранных компаний.

Несмотря на критическое отношение международных нефтяных компаний к применяемой ныне формуле buy - back и заявления об отсутствии её привлекательности для иностранного бизнеса, общая сумма заключенных на этой основе договоров составила 19 млрд. долларов. Новый порядок заключения нефтяных соглашений, считают специалисты, будет более выгоден для иранской экономики.
Нефть и газ - это основное богатство, на которое опирается Иран, но в настоящее время упор делается на развитие и расширение ненефтяных источников доходов.

Автомобилестроение.

В Иране 12 автозаводов. Самый крупный из них "Ходро" в Тегеране. Строился он, в основном, на средства, вырученные от продажи нефти, при содействии германской фирмы "Мерседес-Бенц" (1962г.). В 1967 году по разработкам иранских автомобилестроителей была выпущена первая модель легкового "Пейкана". Потом появились различные грузовые, легковые, автобусные модификации. В 1988 году компания "Ходро" подписала соглашение о партнерстве с французским концерном "Пежо-Ситроен", а в 1990 году в стране начали продавать первые "Пежо-405" иранской сборки. В 1998 году выпущено 25 тысяч автомобилей, 60% комплектующих этой машины поставляет иранская сторона. В 1999 году запущена новая серия автомашин "Пежо-205". Предполагается, что из стен завода будут выходить до 50 тысяч таких машин в год. Но основным автомобилем завода "Ходро" является "Пейкан". Когда-то эталоном для него послужили некоторые британские модели. Сейчас автомобиль полностью модернизирован, 95 процентов его комплектующих деталей производится на месте. Компания выпускает до 500 машин в день


В 2002 году на рынках появится "Пейкан" полностью сконструированный и произведенный в Иране.
Иран не только на собственных колесах, но и экспортирует более, чем в 30 стран грузовики, автобусы, миниавтобусы, легковые автомашины.

В 1997-1998 финансовом году в Иране выпущено 250 тысяч автомобилей. Руководитель Организации развития и модернизации иранской промышленности Акбар Торкан заявил, что в недалеком будущем ежегодно из цехов автозаводов будут выходить 500 тысяч машин, и тогда доля Ирана составит одну сотую часть их мирового производства.

Железнодорожный транспорт.

Протяженность железных дорог составляет 5337 километров. Они перевезли в 1997 году 9,6 миллиона пассажиров и свыше 20 миллионов тонн грузов. С 1997 по 1999 годы было построено 760 километров железнодорожных путей, введены в строй магистрали Сирджан-Бендер-Аббас, Мешхед-Серахс-Теджен (соединившая Туркмению с Ираном), Захедан-Кветта (Пакистан), начато строительство стальной двухколейной дороги Тегеран-Мешхед. Значительная часть железнодорожной сети оснащена рациями и электронным оборудованием. На вокзалах действует система автоматизации продажи пассажирских билетов и организован предварительный их заказ.

Металлургическая промышленность.

В 1998 году в Иране произведено семь миллионов тонн стали. К 2002 году ежегодный потенциал металлургической промышленности намечено довести до 12 миллионов тонн. Производство стали осуществляется главным образом на металлургических заводах в Исфагане (построен при участии СССР), Хорасане и Хузистане. Часть продукции Иран экспортирует в зарубежные страны. В 1997 году он продал на внешний рынок 900 тысяч тонн стали на сумму 230 миллионов долларов. Одновременно Иран осуществляет экспорт в зарубежные страны технологических схем металлургического производства и связанных с ним инженерно-технических услуг.
В настоящее время Иран участвует в реконструкции металлургических предприятий в Турции, строительстве завода стального проката в Кувейте, обустройстве крупного месторождения бокситов "Абола" в Гвинее, сооружении завода по выпуску каолина в Туркменистане.

Производство электроэнергии.
В 1997-1998 финансовом году в Иране произведено 103 миллиарда киловатт-часов электроэнергии, что превышает показатель предыдущего года на семь миллиардов киловатт-часов. В указанном году вступили в строй тепловые электростанции в Нишапуре (мощностью 200 мегаватт), Исфагане (600 мегаватт) и Ахвазе (600 мегават).

В настоящее время электросеть Ирана соединена с соответствующими сетями Армении, Азербайджана и Турции, завершается соединение электрических магистралей Ирана и Туркмении. Иран экспортирует электроэнергию в Турцию и Азербайджан (по 40 мегаватт-часов в каждую страну).

Грузия обратилась к Ирану с просьбой продавать ей электроэнергию через Азербайджан. В интересах сохранения окружающей среды Иран переходит к использованию на ТЭС природного газа вместо мазута и газойля. В 1998-1999 году этот показатель составил 800 миллионов литров.

Экспорт промышленных товаров .

В 1997 году стоимость экспорта нефтяных товаров и услуг оценивалась 5 миллиардами долларов

В целом промышленная продукция составила в стоимостном выражении 46% экспорта Ирана , сельскохозяйственная - 27, ковровые изделия - 19 , технические и другие услуги - 8 процентов.
Доходы страны от продажи ковров составили в 1997 году свыше 2,5 миллиардов долларов. По прогнозам руководителя министерства созидательного джихада К.Карими в 2021 году экспорт ковров будет оцениваться в 17,5 миллиарда долларов. По мнению экспертов иранские ковры ручной работы - лучшие в мире.

В 1997 году экспорт цветов принес казне Ирана прибыль в размере 72 миллиона долларов. Правительство ИРИ выделило 5 миллионов долларов на обновление сортового состава цветочной продукции.
Согласно данным торгово-промышленной палаты, в 1997-1998 финансовом году Иран экспортировал 144,3 тысячи тонн декоративных и поделочных камней (при их ежегодной добыче в 6,7 миллиона тонн). Выручка составила почти 6,7 миллиарда долларов. На долю Ирана приходится 8% мирового производства декоративных и поделочных камней.

Сельское хозяйство.

В 1998 году 80 процентов необходимых сельхозпродуктов производилось внутри страны.

Иран - относительно маловодная страна, как минимум раз в три года различные районы страдают от засухи. Чтобы увеличить площади поливных земель и повысить показатель их эффективности, в настоящее время ведётся проектирование и строительство 200 плотин. Программа рассчитана на ближайшие 10 - 15 лет, и если она будет реализована полностью, площади посевных земель удастся увеличить на 70 процентов.

В 1997-1998 годах поливные и богарные площади составляли 5,6 миллиона гектаров, а собранный с них урожай - 11,5 миллиона тонн. Потребности страны в пшенице оцениваются в 13,5 миллиона тонн. Недостающее зерно Ирану приходится импортировать из-за границы. Комментируя эти цифры, директор департамента министерства сельского хозяйства отметил, что, если 20-30 процентные потери пшеницы, муки и хлеба будут сведены к минимуму и будет внедрена высокая культура питания среди всех слоев общества, Иран сможет достигнуть относительной самообеспеченности пшеничным зерном.

Согласно статистическим данным Всемирной организации ООН по вопросам продовольствия, 66 сельскохозяйственных культур составляют основу производства земледелия всего мира. В 1997 году его продукция исчислялась пятью миллиардами тонн, из которых 93,5% приходилось на продукцию растениеводства и 6,5% - садоводства.
68 стран выращивают как минимум одну садовую культуру и как максимум - 17. По этому показателю Иран занимает 10 место после следующих стран: Китая, США, Бразилии, Индии, Италии, Франции, Испании, Турции, Мексики.
Ирану принадлежит первое место по производству фисташек и фиников, второе - абрикосов, третье - винограда без косточек, мандаринов и грецких орехов.


ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему