регистрация /  вход

Норманнская теория происхождения русской государственности ее апологеты и критики (стр. 1 из 4)

Cамарский Государственный Университет

Гуманитарное отделение в г. Тольятти

«Норманнская теория» происхождения русской государственности: ее апологеты и критики.

Курсовая работа студента гр.2111

специальность «документоведение»

Колесникова В.В.

Научный руководитель:

д. и. н., профессор

Кабытова Н. Н.

Тольятти 2002

Содержание

Введение ……………………………………………………………..2

1.Постановка проблемы……………………………………………..4

2.Противоречия норманнской теории……………………………..10

3.Противоречия славянской версии……………………………….18

Заключение………………………………………………………….22

Список источников и литературы…………………………….…...24

Введение

Выбранная автором тема является, безо всякого сомнения, важнейшей для всех изучающих русскую историю. К сожалению, в последнее время происхождению нашей государственности историками уделяется меньше внимания, чем в не таком далеком прошлом, и по мере своих скромных сил (и знаний) мы попытаемся восполнить этот пробел. Разумеется, очень трудно будет выступать оппонентом такого корифея отечественной исторической науки, каким был Николай Михайлович Карамзин, но попытаемся «привлечь» на свою сторону работы не менее известных знатоков. Дмитрий Иловайский и Лев Гумилев достойны не меньшего уважения. Было бы неплохо включить в число своих гипотетических союзников и великого Ломоносова, но бедность тольяттинских общественных библиотек не позволяет сделать этого, а в ресурсах всемирной информационной сети проще найти методику изготовления бомбы из подручных материалов, нежели сочинения Михайло Васильевича.

Достаточно самонадеянной выглядела бы попытка полностью решить проблему, над которой трудились сотни ученых мужей в России и за ее пределами. А потому целью этой работы мы поставим попытку проведения исторических параллелей: норманизм и западничество (как русофобские теории), антинорманизм и славянофильство (не правда ли истинно русские ярлыки для патриотических идей). И найти некоторые их связи с государственной политикой тех лет, когда одна из версий была доминирующей (поскольку не секрет, что в качестве знамени поднимают не истину, а то, в каком свете она выгоднее смотрится для "власть имущих").

Попытаемся рассмотреть, как развивалось изучение происхождения русской государственности в научных трудах, к коим несомненно, должна быть отнесена Повесть Временных Лет -–первейшая из широко известных.

К своему великому сожалению автору не удалось раздобыть летописание Нестора в современном печатном варианте, а потому пришлось удовольствоваться ее электронной версией и пересказом в книге С.М. Соловьева «Чтения и рассказы по истории России».

Первым летописным сводом Древней Руси был Киевский летописный свод 996 - 997 годов. Позднее, в 1037 - 1039 годах, он перерабатывался и вошел в состав древнейшего Киевского свода, который велся при храме св. Софии по повелению князя Ярослава Мудрого. Этот свод впоследствии также многократно перерабатывался и переписывался иноками Киево-Печерского монастыря, пока не принял окончательный вид и стал называться “Повестью временных лет".

Эта дошедшая до нас летопись излагает события русской истории до 10-х годов 12 века. Ее первая редакция была составлена около 1113 года Нестором, монахом Киево-Печерского монастыря, по заказу князя Святополка II Изяславича. Ее вторая редакция относится к 1116 году и была составлена Сильвестром, игуменом Киевского Выдубицкого монастыря, для Владимира Мономаха. А в 1118 году в Переяславле безымянным летописцем была создана третья редакция "Повести временных лет" для князя Мстислава Владимировича.

На этом работа летописцев в 12 веке над текстом "Повести" не закончилась. Согласно вероятному предположению ряда ученых (М.Х.Алешковский и др.) в 1119 году пресвитер Василий, близкий к Владимиру Мономаху, в четвертый раз отредактировал текст "Повести временных лет" и его сохранила нам Ипатьевская летопись. Этот Василий - автор "Повести об ослеплении князя Василька Теребовльского", вошедшей в "Повесть временных лет". В 1123 году в Переяславле епископ Сильвестр, бывший игумен Выдубицкого монастыря, скопировал текст Васильевой редакции. В процессе многократных переписок текст Васильевой редакции "Повести временных лет" вошел в состав Тверского свода 1305 года, который дошел до нас в Лаврентьевской летописи 1377г. Только Новгородская первая летопись старшего извода (Синоидальный список) сохранила до наших дней более или менее цельный текст первой редакции "Повести" в составе свода 1118 года, с поправками Добрыни Ядрейковича 1225 - 1228 годов.

Из вышесказанного мы вполне можем сделать вывод: нельзя относиться к тексту «Повести», как к абсолютно достоверному источнику, ведь при многократных переписываниях и копированиях возникали многочисленные ошибки (которые сейчас именуются механическими), а так же могла несколько искажаться информация в угоду заказчикам (PR существовал всегда, даже не нося красивого заграничного названия). Не будем забывать также и о том, что описываемые события, в нашем случае связанные со становлением государственности, отстояли от времени летописца почти на 200 лет, а потому были знакомы ему (в лучшем случае) по устным легендам.

Достаточно серьезным выглядит аргумент историка: «Нестор, писавший свой труд в 1100 – 1113гг., - сторонник великого князя Святополка Второго, который был другом немецких и датских феодалов, противником греческой митрополии и ее защитника Владимира Мономаха…понимал историю как «политику обращенную в прошлое» и защищал интересы своего монастыря и своего князя, ради чего грешил против истины»[1] .

Итак, опершись на поддержку, весьма уважаемого автором, ученого мужа, с Божьей помощью приступим.

1.Постановка проблемы

Достаточно большое количество куда более образованных людей, чем автор, изучали проблему происхождения русской государственности и силами последующего поколения коллег были разделены (вполне обоснованно) на норманистов и их противников. Разберемся же в терминологии.

Итак, норманисты – это те, кто однозначно выводил русское государство от пришлых варягов, опираясь на следующее утверждение «Повести Временных Лет»: «и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, - вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, - на Белоозере, а третий, Трувор, - в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля.»[2] Из вышесказанного делался логичный на первый взгляд (и отвечающий велениям времени) вывод о том, что отсталые славянские племена, сами не имевшие возможности создать систему государственного управления, обратились к передовым и развитым европейцам. А уж те постарались на славу, да так замечательно, что благодарные за науку народы забросили свои племенные именования и дружно начали именоваться Русью.

Соответственно политика преклонения перед Западом имеет глубокие корни и приводит российское государство исключительно к славным победам, а те, кто говорит об исключительности и непохожести своей родины на другие страны, есть ретрограды, стоящие на пути прогресса.

Не спорим, логическая цепочка доказательств выстроена убедительно и долгое время ей сложно было что- либо противопоставить, а потому первые антинорманисты сводили свои возражения лишь к происхождению названия Русь, предлагая различные варианты (вплоть до хазарского), но никак не решались развить тему о собственном развитии славянами государственных структур. Эта позиция понятна, образованные люди тогда щеголяли совершенным знанием иностранных языков и культуры – признать же простой народ России носителем славных традиций предков было можно, но эти традиции отличались от «общеевропейских», а потому правильными быть не могли. Не будем забывать о том, что норманнская теория возникла и получила мощный импульс развития в 30-40 годы 18 века, когда в России правила Анна Иоановна, окруженная немцами и доверявшая им. Не случайно члены Академии Наук Миллер и Байер, писавшие русскую историю, выводили нашу государственность от викингов, а никак не от славян. Викинги всегда пленяли воображение немцев своей мифической доблестью, и как представители германских племен были вполне подходящим инструментом для идеологического обоснования отсталости славянских народов. И не викингами ли восхищался бесноватый фюрер, готовивший очередное покорение восточных недочеловеков?

Против названных теоретиков немедленно выступил М.В.Ломоносов, известный своим устойчивым патриотизмом, но он был один, а желающих угодить престолу несколько больше.

Как уже было сказано первоначально противникам скандинавской теории происхождения русской государственности и самим не приходило в голову опереться на славян – в пику варягам. А потому предлагались различные варианты происхождения племени Русь, сам же факт завоевания им господства над коренными народами под сомнение не ставился. « Большею частью они, точно так же, как и скандинавоманы, принимали призвание или вообще пришествие князей за исходный пункт Русской истории и расходились только в решении вопроса: откуда они пришли и к какому народу принадлежали? Так, Татищев и Болтин выводили их из Финляндии, Ломоносов - из славянской Пруссии, Эверс – из Хазарии, Гольман – из Фрисландии, Фатер – из черноморских готов, Венелин Морошкин, Савельев, Максимович (и в последнее время Гедеонов) – от балтийских полабских славян, Костомаров – из Литвы. (Есть еще мнение, примыкающее к Эверсу, о происхождении русских князей от угро-хазар…».[3] Мы не видим, чтобы исследователи, занимавшиеся норманнским вопросом, обратили внимание на фактическую достоверность самого призвания варягов и вообще об иноземном происхождении княжеских династий. Напротив, все исследователи идут от вышеупомянутой легенды и только различным образом толкуют ее текст; например: что она подразумевает под варягами и Русью? На какое море она указывает? И в каком смысле понимать слова «Пояша по себе всю Русь». Историки спорили о правописании, о знаках препинания в летописном тексте, стараясь заставить его работать в пользу своей версии. В то время как весь этот текст нисколько не в состоянии выдержать исторической критики, незатемненной предвзятыми идеями и толкованиями.