регистрация / вход

Правовой статус Королевства Польского в составе Российской Империи

Белорусский институт правоведения. Кафедра теории и истории государства и права Курсовая работа По истории государства и права славянских народов На тему: «Правовой статус Королевства Польского в составе Российской Империи».

Белорусский институт правоведения.

Кафедра теории и истории государства и права

Курсовая работа

По истории государства и права славянских народов

На тему: «Правовой статус Королевства Польского в составе Российской Империи».

Работу выполнила:

студентка II курса

дневного отделения

фак. «международного права»

по спец. «политология»

Голуб Е.В.

Проверил: Дубовик А.К.

МИНСК,2003

Содержание.

1. Введение 3

2. Глава I

- Раздел земель Речи Посполитой 4

Территория 4

Следствие разделов 4

3. Глава II 5

- Источники права и источники познания права 5

Рост законодательства 5

4. Глава III

- Польское Королевство в конституционную эпоху

(1815-1831гг.) 6

Постановления Венского конгресса 6

Конституция Королевства 6

Польско-русская уния. Король и наместник. 8

Сейм 9

Правительство и администрация 10

- Восстание 1830-1831 гг. 11

5. Глава IV

- Польское Королевство в 1831-1864 гг. 12

Преследование и ликвидация отличий 12

Реформы Александра Велопольского 13

6. Глава V

- Правовые акты Январского восстания 1863-1864 гг. 14

Политические лагери 14

Аграрные реформы 15

Значение восстания 16

- Реформа 1864 года в Королевстве 16

7. Глава VI

- Польские земли на рубеже XIX и XX веков 17

Деление и административное устройство польских земель 17

Народ и его общественные организации 18

В столкновении с русификацией. 19

Политические организации и их программы. Польские партии. 20

8. Глава VII

- Право и общественные отношения 22

Гражданское право 22

Торговое право 22

Уголовное право 23

Введение.

Глава I

Раздел земель Речи Посполитой.

Территория. В итоге разделов к царской России отошли литовские, белорусские, украинские земли с значительной частью польского населения, на них осевшей; Австрия, кроме южной Малой Польши вмести с Краковым и северным с Люблином, захватила западно-украинские земли со Львовым и Галичем. Пруссия аннексировала Великую Польшу, Королевскую Пруссию, а также значительную часть Мазовии, включая Варшаву. Таким образом, этнически польские земли оказались под властью России, Австрии и Пруссии.

В I, II, III, разделах Речи Посполитой к России отошло около 462 тыс. кв. км Территории и 5,5 млн. населения, к Австрии – 129 тыс. кв. км и 4 млн. человек, к Пруссии – территория, превышавшая 131 тыс. кв. км, и население в 2,6 млн. человек.

В соответствии с трактатом 1795 года название «польское королевство» было «раз и навсегда упразднено». Гарантом этого стала Пруссия, которой, как уже говорилось, досталась столица Польши – Варшава.

Следствие разделов. Польские земли оказались разделенными между феодальными государствами, формами правления которых был различный в каждой из трех стран просвещенный абсолютизм. Это было наруку помещикам, получившим гарантии своих социальных и имущественных позиций в сильных и политически стабильных государственных системах.

В XIX веке, начиная с революции 1848 года в Австрии и Пруссии, а в XX веке – с революции 1905-1907 гг. в России, во всех этих странах идет формирование помещичье-буржуазного, конституционного государства. В сфере социально-экономического устройства оно гарантировало удовлетворение интересов правящих классов, в особенности привилегированных помещичьих слоев, т.е. тех крупных земельных собственников, которые превратились в организаторов капиталистического сельскохозяйственного производства. В сфере политической жизни благодаря своеобразному «конституционализму» устанавливается тесная связь главы государства – монарха с крупными земледельцами. Определенная часть польских помещиков шла на соглашение с захватчиками. В Галиции тому же способствовало присвоение местным землевладельцам аристократических титулов графов и баронов.

Наряду с тем вскоре обозначились первые признаки духовного подъема, просветительские устремления во имя национальной культуры. Этому должно было служить созданное в 1800 году в Варшаве Общество любителей наук, объединяющее ученых и почитателей наук.

На рубеже XVIII и XIX столетий в различных общественных группах проявились (в самой стране и за границей) тенденции к восстановлению независимости. В 1800 году Костюшко и польский якобинец Юзеф Павликовский опубликовали брошюру «Могут ли поляки стать независимыми?» Ответ был позитивным. Авторы призывали к организации народного партизанского движения, а также к распространению просвещения в среде крестьян, к прогрессу культуры. Первые же слова созданной на итальянской земле в 1797 году Юзефом Выбицким, писателем и деятелем Просвещения, песни Легиона Яна Домбровского «Еще Польша не умерла, пока мы живем» были выражением той же надежды. Не гибнет народ, даже если он на какой-то срок утратил свою государственность, если живы его сыновья, способные и готовые к борьбе за независимость.

Глава II

Источники права и источники познания права

Рост законодательства. XIX век принес все возрастающее число правовых положений, издаваемых в форме законов, императорских или королевских декретов, постановлений, патентов и указов, а также распоряжений и постановлений центральных и местных органов администрации, что объясняется увеличением и усложнением функции государственной власти. Первое место в иерархии правовых норм заняли конституционные нормы, но для граждан и их союзов самыми существенными были подзаконные акты, непосредственно относящиеся к личной и общественной жизни. XIX век положил начало многим, неизвестным до тех пор или ранее необособленным отраслям права – административного, трудового и т.д.

Правовая осведомленность опиралась на правительственные издания и личные собрания актов. Относительно первых следует впрочем отметить, что дорога, ведущая к выработке положения обязательности только тех норм, которые объявлены в вестниках законов и распоряжений, была достаточно долгой. В начале XIX века в этих вестниках публиковались лишь некоторые акты. В области административного права, во всяком случае считалось, что положения, изданные для органов администрации и чиновников, не должны быть предметом гласности. Постепенно побеждает противоположная тенденция: что для исполнения законов первичным условием является знакомство с ним.

XIX век принес с собой многочисленные источники познания права. Получают развития старые и возникают новые издания, включая комментарии к праву и журналы. Среди последних важная роль принадлежит «Themis Polska», выходившим в двух сериях в Царстве польском (1828-1830, 1913-1918 гг.), а затем в 1923-1937 гг.. Периодическая «Gazeta Sadowa Warszawska» (Варшавская судебная газета) выходила с 1873 года практически без перерыва до 1939 года. Она помещала статьи, комментарии к постановлению судов, судебные объявления. Во Львове выходил (1876-1939 гг.) связанный с университетскими кругами «Przegla,d Sadowy, Administracyjny» (Судебный и административный обзор), Названный в 1892 году «Przegla,d Prawai Administracji» (в 1972 г. его издание было продолжено во Вроцлавском университете). Источником познания многих сторон польской жизни являются уставы и акты хозяйственных и общественных учреждений, объединений и предприятий.

Королевство (Царство) Польское и Россия. «Вестник законов» Польского королевства (охватывающий 1816-1871 гг., с 1832 г. на русско-польском языках) служил продолжением предыдущего «Вестника» и содержал правовые положения, издаваемые органами центрально власти в Варшаве и Петербурге. После упразднения «Вестника» неофициальным изданием было «Собрание законов», содержащее указы и распоряжения, обязательные в губерниях Польского Королевства (с 1875 г.).

«Вестник законов», как и тот, что издавался вовремя Княжества, содержал нормы судебного права. Гражданский кодекс 1825 года, уголовный кодекс 1818 года, как и кодекс основных и исправительных наказаний 1847 года, были изданы особо.

64 тома составляют «Собрание административных предписаний Польского Королевства», изданное (в 1866-1868 гг.) на русском и польском языках. Материалы собрания систематизированы по правительственным ведомствам (начиная с 1768 г. потому, что некоторые нормы того времени были признаны обязательными и в XIX в.). В наши дни в Варшаве издано «Собрание решений сейма 1831 года».

Для ознакомления с русским законодательством в области государственного и административного, и в особенности судебного права, обращались к разным изданиям, выходившим на русском языке в Петербурге и Варшаве. Первое место среди них занял «Свод законов Российской Империи», введенный в 1832 году и неоднократно обновляемый (издавался вплоть до 1910 года).

Глава III

Польское Королевство в конституционную эпоху (1815-1832 гг.)

Постановления Венского конгресса. Конгресс, который собрался в Вене в 1814 году, осуществил новый, четвертый, раздел польских земель. Определенным в тот момент границам суждено было удержаться до завершения первой мировой войны (до 1918 г.). Польский вопрос встречал многочисленных противников, однако его нельзя было обойти. Так, представитель Великобритании добивался состояния, которое было перед III разделом Речи Посполитой, либо по крайне мере приближенного к этому.

По договору от 3 мая 1815 г., заключенному Россией, Пруссией и Австрией, было зафиксировано согласие о том, что Австрия получает так называемою Восточную Галицию, утраченную ею в 1809 году, а также Западную. Краков с его округом был объявлен Вольным городом под протекторатом трех империй с октроированной ими конституцией. Пруссия получила западную часть Варшавского княжества, Названную Великим Познаньским княжеством. Из оставшихся земель Варшавского княжества было организовано Польское Королевство (Царство). Оно должно было быть «неразрывно связано с Россией по конституции» в форме унии, олицетворяемой особой императора России, получавшего титул короля Польши. Королевству надлежало быть государством с ограниченной суверенностью. По желанию Александра I трактат предусмотрел возможность присоединения к Королевству некоторых земель давнего Великого Княжества Литовского. Для польского шляхетства по обе стороны границы обещание это имело первостепенное значение, и на этом строился расчет «пропольской политики» Александра I.

Принципы Конституции Королевства. «Основы» ее Александр I подписал еще в Вене. Составленные кругом политиков, среди которых был князь Адам Чарторский, так и сенатор Николай Новосильцев, они «гарантировали» Польскому Королевству государственность, национальные права и свободы. Одновременно был обозначен классовый и патримониальный характер рождающегося детища. Запроектировано было, что «неся исключительно землевладельцами», а также, что «дух законов, служащих интересам землевладельцев-крестьян, будет дышать отеческой заботой и иметь целью постепенно довести этот класс до действительно хорошего состояния». Сверх этого «будет исключено из прав, доселе существовавших, все то, что может ограничивать права, обретенные костелом».

По подсказке петербургских советников Александр I ограничил в последней редакции Конституции положения о свободах и ввел формулировки, которые делали возможным дальнейшие автократические изменения, Подписал он Конституцию в Варшаве 27 ноября 1815 г.

Если речь идет о позиции трона, то польская Конституция 1815 года была составлена в том же духе, что и конституционная хартия Людовика XVIII, октроированная в 1814 году. Александр I и Новосильцев позаботились об объединении некоторых элементов английского государственного устройства с консервативными монархическими принципами.

Конституция Польского Королевства была более либеральной в обеспечении прав и свобод общества по сравнению с конституцией Варшавского княжества. И самих этих прав названо больше и компетенция Сейма была расширена. Традиции Речи Посполитой нашли выражение в названиях государственных учреждений, в организации Сейма, в коллегиальной системе государственных органов, в прокламированности выборности администрации и судей. Конституция, равно как и связанное с ней положение о выборах в Сейм были наиболее либеральными в Европе того времени, распространив избирательное право на значительный по тем временам избирательный корпус – свыше 100 тыс. человек, что достигалось сравнительно низким имущественным цензом. В отношении к 3,5-миллионному населению Королевства в 1820 году это составило больший процент, чем во Франции, где число избирателей едва достигало 80 тысяч при 30-миллионном населении. В Центральной Европе после 1815 года Польское Королевство было единственной страной, располагающей парламентом, избираемым прямыми выборами, всеми общественными классами, хотя и с незначительным участием крестьян.

Одновременно с тем Конституция Королевства была менее демократичной по сравнению с Конституцией Варшавского Княжества, и в этом следует видеть своеобразную реализацию того из «принципов» Адама Чарторыского, что «Конституция должна стать абсолютно национальной и приблизиться к уставу 3 мая 1791 г.». Между тем национальное развитие ушло в перед и обращение к нормам и институтам 1791 года было уже анахронизмом. В королевстве сохранялся принцип равенства перед законом, однако было открыто сказано, что равенство это относится только к исповедующим христианскую религию. Евреи были лишены политических прав. Сохранился принцип личной свободы, который должен был гарантировать крестьянам право перехода из одного места в другое, то есть свободу передвижения, однако обязательные административно-политические предписания значительно ограничили ее. Установленный особым способом переход функций войтов в руки привел к тому, что они нередко затрудняли свободу передвижения крестьян, отказываясь выдавать им необходимые документы (паспорта).

Сохранило привилегии как родовое дворянство, так и нобилитированное. Это последнее в соответствии с постановлением наместника от 1817 гола должны были получать лица, имеющие заслуги перед страной, разбогатевшие мещане, купцы, владельцы мануфактур, богатые ремесленники, солдаты, дослужившиеся до звания капитана, офицеры, награжденные крестом, преподаватели и профессора Варшавского университета, а также чиновники после 10 лет усердной службы. Были придуманы в связи с этим новые фамилии и гербы. Решено было вписывать дворянские фамилии, в том числе и старые, в книги специально созданного ведомства – герольдии, чем, однако, со свойственной им спесью не пожелали воспользоваться магнаты.

Как в Варшавском княжестве, так и в Королевстве привилегии шляхты в Сейме обеспечивалось разделением Польской избы на две группы: шляхетских депутатов и депутатов, делегированных гминами. При этом депутатов, избираемых на шляхетских сеймиках, было больше, чем депутатов, делегированных гминными собраниями. Должности председателей судов второй инстанции и апелляционных трибуналов, должности в воеводских комиссиях и советах, равно как и посты сенаторов и депутатов, Конституция сохраняла за землевладельцами.

Отрицательной чертой Конституции была неслучайная неясность некоторых ее положений и слишком общие формулировки других. Александр I шел по стопам Наполеона, который избегал точных формулировок для положений публичного права, стесняющих правителя и правительство.

Польско-русская уния. Король и наместник. Уния, введенная в отношения между Российской империей и Королевством, выражалась формально в общности царствующей династии. Русский император вступил на польский трон в соответствии с порядком наследования короны, существовавшим в Российской империи. Единой для империи и Королевства была и внешняя политика. После коронации в Москве Николая I короновался польским королем в Варшаве, чем разрешался вопрос о порядке возведения на польский трон. Император-король должен быть в Польском Королевстве конституционным монархом. Связывал его изданный им самим конституционный закон. За акты короля отвечали министры. Королевская власть обнимала: 1) исключительную инициативу конституционного законодательства, т.е. в том, что относится к дополнению конституции посредством органических законов; 2) право утверждения или отклонения законов, принимаемых сеймом; 3) всю полноту правительственно-административных функций ( исполнительная власть).

Заместителем короля в соответствии с Конституцией был наместник, исполняющий свои функции в отсутствии монарха в Королевстве. Им не сделался, как можно было полагать, личный друг Александра I с молодых лет и министр иностранных дел России князь Адам Чарторыский. Император устранил Чарторыского, опасаясь его авторитета. Должность наместника – вице-короля вмести с княжеским титулом неожиданно получил генерал старой Речи Посполитой экс-якобинец, затем наполеоновский генерал Юзеф Зайончек. Он оказался послушным орудием в руках императора и назначенного им на должность императорского комиссара при Административном совете Королевства русского сенатора Николая Новосильцева. Последний был ярким противником обособленности Королевства и польских национальных устремлений вообще.

Постановления наместника должны были объявляться в Административном совете, напоминающем Стражу законов, созданную Конституцией 3 мая, и контрассигноваться одним из министров. Наместник должен был действовать в рамках установленных королем полномочий. Те, которые он получил в 1818 году, обнимали значительную часть правительственно-административных функций. После смерти Зайончека в 1826 году должность наместника оставалась вакантной до 1832 года, а функции его Николай I передал Административному совету.

Большую внеконституционную роль, значительно выходящую за пределы официальных полномочий главнокомандующего Войском Польским, играл великий князь Константин, брат императора, осуществляя по сути дела всеобъемлющий надзор над публичной жизнью Королевства.

На практике власть монарха, представленная наместником, великим князем Константином и Новосильцевым, отодвинула на задний план все другие органы государственной власти. Сейм не допускался к выполнению некоторых его функций, нарушались прокламированные гражданские права и свободы. Единственным действительно гарантированным являлся принцип частной собственности. Закон, принятый Сеймом в 1820 году, допускал отчуждение собственности только ради общественных нужд и за вознаграждение, установленное в соответствии с правом.

Конституция гарантировала свободу печати. Однако постановлением наместника от 1819 года была введена цензура ежедневной и периодической печати, а затем и всех публикаций. Это была предварительная цензура т.е. предшествующая направлению публикации в печать. Возвещалось ограничение личной свободы граждан, если этого потребуют «обстоятельства момента», т.е. возможность административных репрессий, что и практиковалось.

В соответствии с Конституцией заседания обеих палат Сейма должны были быть гласными. Это правило относится к существенным факторам сколько-нибудь развитой парламентской системы. Выступления депутатов в парламенте адресованы не только самому парламенту и правительству, но и общественности. Между тем «дополнительный параграф» к Конституции, введенный в 1825 году, запретил открытые заседания, за исключением тех собраний Сейма, которые носили торжественный или формальный характер, как это бывало в начале или конце сессии.

Тем не менее национальная обособленность была все же сохранена. Она выразилась в существовании польского войска, В употреблении как официального государственного языка, языка польского, в формировании органов власти, как правило, из поляков. Значительным было и учреждение герба Королевства: соотношение сил было отражено посредством размещения белого (польского) орла на груди двуглавого черного российского орла. Так выглядел герб Польского Королевства до Ноябрьского восстания 1830 года. После него польский орел был перенесен на крылья российского орла наряду с казанским, сибирским, и другими гербами «Царств».

Сейм. Состоял из: 1) короля, 2) Сената, 3) Посольской избы. В Сенат входили в соответствии с ранее существовавшим порядком епископы, воеводы и каштеляне (в дальнейшем это были должности сугубо сенаторские) в количестве, не могущем превышать половины числа депутатов Посольской избы (не более 64). Принцип королевского назначения в Сенат дополнялся кооптацией. Светских сенаторов король назначал из двойного числа кандидатов, выдвинутых самим сенатом, а также наместником. Сенатором мог быть только землевладелиц.

Посольская изба состояла из 128 членов, в том числе 77 депутатов избирались, как и в Варшавском Княжестве, на сеймиках, 51 депутат – от гмин. На гминных собраниях участвовали лица, отвечавшие условиям ценза: имущественного, общественной службы, интеллигентности. Наемные рабочие и подмастерья не получали избирательных прав. Их не имели и военнослужащие.

На время заседание Сейма депутатом гарантировалось неприкосновенность личности. Это, однако, не помешало тому, что руководителей либеральной шляхетской оппозиции, выходцев из Калишского воеводства, братьев Боннавентуру и Винцента Немоевских, не только не допустили в Сейм в 1825 году, но и в принудительном порядке отправили домой.

Сейм должен был собираться каждые два года либо по мере необходимости. Созван он был лишь четыре раза, первый - в 1818 году и затем в 1820, 1825 и 1830 году. Сессия должна была длиться 30 дней.

Конституционные компетенции Сейма были значительно более широкими, чем в Варшавском княжестве, но на практике ограничивались. Они обнимали: 1) законодательство в области судебного, а также административного права; 2) решения по вопросам денежной системы, налоговым и бюджетным. Первый бюджет утвердил сам государь вопреки Конституции. На практике Сейм не допускался к бюджетным делам, и была принята фикция, что бюджет имеет своей опорой постоянные налоги. Такие бюджеты, т.е. не одобряемые и не контролируемые парламентом, известны под названием административных; 3) решения по вопросам призыва в армию; 4) конституционное законодательство, включает органические законы, касающиеся таких институтов, как Сейм, но изданные королем; 5) контроль над правительством хотя и в ограниченном объеме.

На практике Сейм в основном занимался изменениями в области гражданского и уголовного права (1818 и 1825 гг.). Административные и хозяйственные вопросы чаще всего регулировались постановлениями наместника. А позднее Административного совета. Законодательная инициатива принадлежала лишь королю. Изменения в правительственных законопроектах могли производиться – как перед этим в Княжестве – после соглашения комиссий Сейма с Административным советом. Каждая из палат могла, впрочем, подавать просьбы королю о внесении на следующее заседание Сейма того или иного проекта. На втором Сейме в 1820 году трону было предоставлено 90 петиций.

Правительство и администрация. Центральным органам власти и управления был Государственный совет, который делился на: 1) Общее собрание; 2) Административный совет. Общее собрание располагало той же компетенцией, что и государственный совет в Княжестве. Конституция обошла молчанием административное дело производство, сохраненное на практике, а затем санкционированное королевским постановлением от 1817 года. В первой инстанции соответствующие вопросы, главным образом финансовые, относились к компетенции воеводских комиссий.

В состав Административного совета входили министры, а также другие члены, назначенные монархом. Это был консультативный орган короля и наместника в делах, которые выходили за приделы полномочий, предоставленных министрам. Он же внедрял в жизнь королевские постановления и постановления наместника. После фактической ликвидации должности наместника в 1826 году Административный совет преобразовался в высший правительственный орган.

Управление страной осуществлялось правительственными комиссиями, подчиненными Административному совету. При их формировании, а также территориальной организации возвратились к принципу коллегиальности комиссий, объединив его с принципом единоличного руководства министра. Было создано пять комиссий: 1) вероисповедания и публичного просвещения; 2) юстиции; 3) внутренних дел и полиции; 4) военная; 5) доходов и финансов, а на практике с 1824 года также и народного хозяйства. Военная комиссия в связи с решающей ролью великого князя Константина как верховного главнокомандующего играла незначительную роль. В Петербурге находился министр – государственный секретарь, исполнявший обязанности посредником между монаршим двором и органами власти в Королевстве.

Правительственным комиссиям были подчинены разного рода генеральные дирекции. Консультативные функции и функции самоуправления исполняли советы – медицинские, строительства, больничный – обще польского или местного масштабов, палаты – торговая и ремесленная – в количестве четырех, а также Общий совет торговли и ремесла при Комиссии внутренних дел и полиции, благотворительные советы. От Варшавского княжества была перенята Счетная палата, которая в соответствии с первоначальным проектом должна была зависеть от Сената и исполнять определенные функции политического контроля, но на практике сделалась зависимой только от короля.

В восьми воеводствах, на которые было поделено Королевство, управление находилось в руках коллегиальных воеводских комиссий. Органами комиссий в округах (бывших поветах) были окружные комиссары. В городах органами управления были бургомистры с лавниками, а в нескольких самых больших городах – президенты и члены совета, все назначенные правительством; в деревнях войтами в силу закона остались землевладельца. Таким образом, фактически было сохранено помещичье управление, завуалированное видимостью публичной администрации. Это был суррогат общественного контроля в руках помещиков и промышленно-купеческих кругов. Частичные реформы в положении крестьян охватили главным образом так называемые национальные имения. Здесь сокращались повинности, и совершался массовый переход к чиншу.

Суровому надзору, делающему возможной далеко идущую эксплуатацию рабочей силы, подлежали промышленные рабочие и домашняя прислуга.

Организация судов. Конституция предусматривала создание многих новых судов, но в целом положения не были воплощены в жизнь. Сохранились в принципе старые суды. Вместе с тем Государственный совет перестал быть кассационным судом. Гражданские споры решал суд наивысшей инстанции, а уголовные – апелляционный суд. Сенат являлся судом по важнейшим делам политического и правительственного характера.

Армия. Армия Королевства при сохранение польской военной формы была преобразована по русскому образцу, располагая дивизиями пехоты и конницы, бригадами полевой, пешей и конной артиллерии, батареями фортификационной артиллерии, корпусом инженерных войск. Военная служба длилась10 лет и являлась бременем, которое особой тяжестью ложилось на народные массы, в то время как состоятельные люди могли от нее откупиться благодаря институту заместительства. Общая численность армии составляла около 30 тыс. солдат и офицеров.

Восстание 1830-1831гг.

Восстание началось в ночь с 29 на 30 ноября 1830 г. группа офицеров и подхорунжих, действующая в условиях конспирации и без широкого резерва. Осуществленная ими акция восстания со стихийной силой повлекла за собой молодежь и плебейские массы Старого Города в Варшаве.

Некоторое время верховную власть осуществлял Административный совет Королевства польского. Правда, он дважды изменял свой состав, один раз пополнившись шестью, второй – четырьмя членами Патриотического общества и устраняя из своего состава противников восстания. 4 декабря Административный совет преобразовался во временное правительство. Но уже наследующий день правительство при участии президента Патриотического общества Иоахима Лелевеля доверило управление генералу Юзефу Хлопицкому. Он должен был осуществлять руководство армией и военными действиями. Фактической же целью было достичь взаимопонимания с великим князем Константином и Петербургом на почве уважения буквы и духа Конституции 1815 года. Хотелось также избежать народных волнений. Консервативный по своим убеждениям Ю. Хлопицкий. как нельзя лучше подходил для этой цели.

Правительство созвало Сейм, который официально избрал диктатора и учредил Верховный Национальный совет с консультативными функциями и для контроля начинаний диктатора. Неуступчивость Петербурга, требовавшего безусловной капитуляции, привела, однако, к тому, что 21 декабря было решено объявить восстание национальным, а 25 января – после плебейских и студенческих демонстраций Сейм принял решение о детронизации Николая I и упразднении тех параграфов Конституции 1815 года, которые касались унии с Россией. В тот же день состоялась Варшавская демонстрация в честь декабристов, целью которой было показать, что Польша различает царизм и русский народ.

Сейм объявил себя высшей властью в стране. По предложению депутата Сейма историка Лелевеля тогда впервые были определены польские государственные цвета – сочетание белого и красного. Демонстративно было решено расширить состав Сейма для делегатов дворянства Литвы и Украины, проводя идею конфедерации 1812 года, организованной в начале марша Наполеона на Москву.

Сейм обсудил вопросы государственного устройства. Споры между консерваторами, либеральными «калишанами» и демократами касались, главным образом, того, на кого ориентироваться – на Россию, если бы царь согласился на компромисс, или на Англию и Францию. Государство в дальнейшем было принято считать конституционной монархией. Проходили бесплодные дискуссии по крестьянскому вопросу. С проектом конкретной реформы выступил только депутат Ян Шанецкий, нобилитированный мещанский адвокат. Он говорил: «Перестанем быть братьями дворянами, а будем братьями поляками. Дав землю крестьянам, миллион рук поднимем на защиту этой страны, на которой миллион свободных сделаем ее хозяевами, миллионом независимых укрепим национальное представительство, поскольку миллиону независимых граждан дадим политические права. В этом заключается достоинство народа».

После того как Хлопицкий уступил пост диктатора, 18 января 1831 г. руководство восстанием Сейм доверил Национальному правительству с А. Чарторыским во главе и новому главнокомандующему. Эту власть усилили после народной манифестации в ночь с 15 на 16 августа. Фактическим диктатором стал консерватор, генерал Ян Круковецкий. Еще одна попытка реорганизации была проведена в сентябре 1831 года. Президентом правительства тогда стал Б. Немоевский. 23 сентября состоялось последнее заседание Сейма Королевства на польской земле.

Характер и значение восстания. Восстание 1830-1831 гг. не было лишь дворянским. Дворянские элементы были доминирующими, но определенную роль в восстании сыграли также мещане и в городское население столицы. Проявилось это в памятную ночь восстания в политической активности масс, особенно в Варшаве, наконец, в вооруженной борьбе, в которой приняли участие 100 тысяч солдат. Главной силой восстания была регулярная армия Королевства, пополненная добровольцами и рекрутами из крестьян. Плечо к плечу с регулярной армией в бой вступила студенческая академическая гвардия. Армия сражалась превосходно. Однако ее усилия, а также стратегические и оперативные планы штаба были сведены на нет бездарностью высшего командования и нежеланием консервативной части дворянства отважиться на широкую народную войну.

Польское восстание 1830-1831 гг. предупредило стремление реакционных правительств Европы к подавлению французской и бельгийской революции, явилось стимулом для демократического и либерального движения в других странах. На несколько десятилетий слово «поляк» стало символом борьбы за независимость и свободу, как это сформулировал в ходе восстания Иоахим Лелевель, - «нашу и вашу свободу».

Глава IV

Польское Королевство в 1831-1864 гг.

Преследования и ликвидация отличий. За разгромом ноябрьского восстания последовали репрессии. Они коснулись участников восстания, солдат и гражданских деятелей. Вопреки постановлениям Венского конгресса началось ликвидация особого государственного устройства Королевства.

Закон, объявленный в 1832 году Николаем I, был назван «Органическим статутом», т.е. меняющим Конституцию Королевства. На место унии пришла инкорпорация Королевства в состав Российской империи как ее провинции. Царь обещал соблюдение свободу вероисповедания, передвижения и личной неприкосновенности, права собственности. В 1833 году в Королевстве было введено чрезвычайное положение, которое в период январского восстания 1863 года и революции 1905-1907 гг. было заменено военным положением.

Институты и политический режим. Был упразднен Сейм. Не был создан обещанный органическим статутом – «собрание провинциальных сословий», которое должно было совещаться по представленным правительством вопросам. Не были сохранены земские сеймики, гминные собрания и воеводские советы. Не вошло в жизнь обещанное городское и сельское самоуправление. В 1857 году воеводства были переименованы в губернии с губернаторами во главе, как в остальной Империи.

До 1841 года сохранился лишь польский Государственный совет как консультативный орган российского Государственного совета. Остальные органы с названиями, принятыми в конституционные времена, вошли в состав российской правительственной админи­страции. Сохраненные отличия, то, что большинство должностей продолжали занимать поляки, вызывало неудовольствие правящих кругов в Петербурге.

Варшавский университет и Товарищество друзей наук были закрыты. После временного затишья вновь стало развиваться капиталистическое производство. Происходили реформы в сельском хозяйстве. Не угасла, несмотря на притеснение завоевателей, мысль, выра­жающаяся в просветительном движении, в издании журналов, развитии литературы, а также в новых политических направлениях. Произошло ускорение процесса урбанизации. Городское население в шестидеся­тых годах составляло уже 25% всего населения страны. Протяженность железных дорог возросла с 26 км в 1831 году до 10742 км — в 1870 году.

В польском обществе Королевства этого времени сталкивались два основных течения: органических работ (оно имело несколько аспектов) и стремления к неза­висимости. Первое часто брало верх над вторым. По­нятие «органическая работа» возникло в Королевстве в сороковых годах. Оно означало при различных миро­воззренческих и идейно-политических взглядах деятель­ность, ставящую целью развитие в соответствии с воз­можностями того времени, прогресс хозяйства и цивилизации.

Реформы Александра Велопольского . Общественно-экономические преобразования, происходящие в Коро­левстве, особенно заметные после 1860 года, а также устремления правящих классов привели к попытке соз­дания в Королевстве институтов самоуправления, предусмотренных органическим статутом 1832 года и даже Конституцией 1815 года, ценой соглашения с царизмом. Эти тенденции созрели после поражения России в Крымской войне (1853—1856 гг.), после смер­ти Николая I и вступления на трон Александра II, когда вместе с ослаблением Империи в самой России усилилось революционное движение. Они же были свя­заны с известными фактами сотрудничества польских и русских революционных демократов.

Правительство Александра II провело, как известно, ряд реформ. Первая из них — крестьянская (1861 г.) не распространялась на территории Королевства, поскольку здесь с 1807 года крестьяне пользовались личной свободой. Не вошли в жизнь и другие реформы, в частности введение земских органов.

Александр II стремился склонить на свою сторону дворянство и буржуазию Королевства. Благодаря этому получил шанс реализовать свои намерения консерватор А. Велопольский, рассорившийся с официальным пред­ставительством дворянства, каковым было Земледель­ческое общество во главе с Анджеем Замойским. Импе­ратор доверил Велопольскому учрежденную для него должность начальника гражданского правительства (с июня 1862 г.).

Когда после крестьянской реформы в России 1861 го­да в польской деревне прокатилась волна антифеодаль­ных и антиправительственных выступлений, Велопольский стремился разрешить крестьянский вопрос введе­нием чиншевых отношений. Временные либо постоянные соглашения должны были заключаться под надзором гражданской комиссии, на практике — при доминирую­щем влиянии дворянства. Но Велопольский был против предоставления крестьянам земли в собственность, опа­саясь того, что «один раз разбуженное чувство собст­венности уже не удастся усыпить», а это может при­вести к дальнейшей борьбе крестьян за барскую землю.

Дальше крестьянской пошла реформа, касающаяся положения евреев: они получили равные права перед законом. Были упразднены различного рода дискрими­национные законы. Сохранились публично-правовые ограничения в форме запрещения исполнять такие функции, как функции войта. Реформа в положении еврейского населения получила положительный отклик на Западе Европы.

В организации администрации Велопольский обра­щался в основном к статуту 1832 года, а частично и к Конституции 1815 года. Однако до создания Сейма, даже и незначительного, не дошло, и поэтому нельзя вопреки устоявшемуся мнению говорить об автономии Королевства. Тем не менее в 1861 году были восста­новлены специальные правительственные органы, т. е. прежде всего Комиссия вероисповедования и публич­ного просвещения. Организация просвещения, до этого направляемая из Петербурга, получила определенную самостоятельность и национальный характер. При комиссии был создан римско-католический духовный совет, который должен был помогать Велопольскому находить общий язык с костелом и получать поддерж­ку с его стороны Закон 1862 года о народном прос­вещении предусматривал создание народных школ, гимназий, равно как и высших школ с Варшавской Главной школой во главе.

Высшим органом власти в Королевстве стал вновь воссозданный Государственный совет, состоящий, как и в 1815— 1830 гг., из Административного совета и Общего собрания с достаточно широкой компетенцией. К ней относились обсуждения законопроектов и госу­дарственного бюджета, представляемые затем властям в столице Империи, равно как и докладов губернато­ров и руководителей поветов, губернских советов и городского совета Варшавы. Государственный совет, как и раньше, должен был решать юрисдикционные споры между органами администрации и судебными органами, осуществлять контроль за деятельностью чиновников и при необходимости отдавать их под суд за злоупотребление властью Председателем Государ­ственного совета был наместник. Состоять Совет должен был из руководителей соответствующими отде­лами (законодательный, финансово-административный, просьб и жалоб, спорный — в административных спорах и вопросах управления и др.), из представителей духовенства и губернских советов. Все они назначались императором Оживилась деятельность Комиссии внутренних дел, обособилось управление почтой, транспор­том В 1862 году наместнику дали двух заместителей по военным и гражданским делам. Второй из них, которым был Велопольский, являлся в то же время председателем Административного совета и начальни­ком гражданского правительства.

Выходом для стремлений и интересов общества, а одновременно и удобным инструментом влияния госу­дарственной власти в стране должны были являться органы самоуправления, формируемые в ходе выборов. Таким образом, в поветах были созданы поветовые советы, состоящие из 15—18 членов, избираемые на 6 лет Председатели их были назначаемыми. В компе­тенцию советов входила помощь правительственным органам в распределении налогов. Однако советы не располагали какими-либо исполнительными органами и фактически находились в руках начальника совета.

Еще меньшим был диапазон деятельности губернских советов, которые состояли из членов, избираемых пове­товыми советами. Они могли представлять правитель­ству лишь мнение о положении губернии. Характерным было то, что заседания поветовых и губернских советов должны были носить негласный характер.

Самоуправление было введено в 33 крупных горо­дах. Их советы из своего состава формировали маги­страт, утверждаемый правительством. Все важнейшие решения, в том числе касающиеся финансовых вопро­сов, требовали санкции правительственных органов.

Избирательный ценз был имущественным и довольно высоким. Несколько меньшим он был при выборах в городские советы. Но и в этом, последнем случае бы­вало, что число избирателей, допущенных к голосова­нию, незначительно превышало число депутатов.

Глава V

Правовые акты Январского восстания 1863-1864 гг.

Политические лагери. С 1860 года в Варшаве нача­лись патриотические манифестации и столкновения между населением и войсками. В манифестации 8 апреля 1861 г. участвовали интеллигенты, студенчес­кая молодежь, мелкие мещане, поденщики и под­мастерья, рабочие фабрик, христиане и евреи, люди, давно осевшие в Варшаве и недавно прибывшие, вы­ходцы из различных классов и разных частей Польши.

На рубеже 1861—1862 гг. в Варшаве возникли свя­занные с различными частями Королевства, с запад­ными губерниями России, а также с двумя другими рай­онами страны, находящимися под властью государств — участников разделов, и с эмиграционными кругами на Западе и Востоке два политических лагеря: ради­кально-демократический и консервативный. Они назы­вались: красным и белым. Красные составляли левое крыло, настаивая на восстании, белые рекомендовали продолжать органическую работу до тех пор, пока польский вопрос будет поднят европейскими держа­вами. С середины 1862 года во главе красных встал тайный Центральный национальный комитет. К выдаю­щимся деятелям левого крыла красных относились отличающиеся радикальными взглядами: Ярослав Домбровский — позже один из предводителей Парижской Коммуны, Стефан Бобровский, Зигмунд Падлевский. В Белоруссии действовал связанный с историей двух народов - польского и белорусского — Кастусь Калиновский.

Аграрные реформы. 22 января 1863 г. Центральный комитет объявил себя Временным национальным пра­вительством и призвал всех граждан Королевства и других польских земель к оружию. Два декрета пра­вительства, датированные указанным числом, объявили о праве земельной собственности крестьян на их наделы. Безземельным крестьянам, которые примут участие в восстании, и другим людям, желающим осесть на селе, было обещано по 3 морга земли из национального имущества.

Восстание, которое собрало под свои знамена около 30 тыс. человек, не могло выйти — равно как по внутренним, так и по внешним причинам — за рамки разрозненных партизанских отрядов. Однако то, что свыше года оно оказывало сопротивление русской регулярной армии, насчитывающей 200 тыс. солдат, указывает на решительность повстанцев и на ту под­держку, какую им оказывала значительная часть поль­ского общества. Достойна удивления деятельность польского повстанческого аппарата власти, который из Варшавы руководил страной. Такого «подпольного государства» не знала Европа вплоть до II мировой войны. В Королевство прибывали поляки-добровольцы из Пруссии и австрийской Польши. Живой отклик нашло восстание на польских землях, отторгнутых Пруссией, в Вармии. Великой Польше, а также в польской зару­бежной эмиграции, включая Соединенные Штаты Аме­рики. На помощь польскому восстанию пришла группа русских людей (около 300 человек), самоотверженно боровшихся за свободу польскою парода. Русские, украинские и белорусские революционные демократы, в том числе А И Герцен, солидаризовались с освободительной борьбой польского народа, заявляя об этом как у себя на родине, так и в эмиграции. Также и из других стран прибыли в Королевство друзья поляков, и среди них чехи, венгры, немцы, французы и итальянцы. Состоялись демонстрации либеральных и рабочих кругов Франции и Англии в поддержку польского дела.

Если вести речь о правах собственности крестьян на землю, то акты Январского восстания заняли в этом вопросе позицию, более умеренную, чем в Краковской революции 1846 года. Тем не менее, был четко выражен их буржуазно-демократический характер. Они означали прогресс в сравнении с намерениями Велопольского и Замойского, а также с реформой 1861 года в России. Шла борьба между белыми и красными. Белые выска­зывались против «социальной катастрофы», т.е. про­тив перемен в деревне и даже за ограничение участия крестьян в восстании. 31 марта 1863 г. Национальное правительство было вынуждено уполномочить своих воеводских комиссаров применять наказание к земле­владельцам, которые противились проводить в жизнь земельную реформу.

Организация власти. Ромуальд Траугут, который в 1863 году объявил себя диктатором, заявил, отходя от белых, что «восстание без народа является лишь демонстрацией», а тот, кто мешает целям восстания и мобилизации крестьянских масс, является «худшим врагом, чем москаль или немец». Уполномоченные им комиссары должны были позаботиться о безоговороч­ной реализации декретов о наделении землей; были созданы особые суды с участием крестьян, могущие выносить приговоры, вплоть до смертного, в случаях принуждения крестьян к барщине.

Необходимо упомянуть об образцовой организации финансовой деятельности. Значительная часть польского общества без колебания платила повстанческому пра­вительству налоги на цели восстания; достаточно было предъявить печати с лозунгом «Свобода, равенство, независимость».

Значение восстания. Оценка Январского восстания, равно как и всех этапов борьбы поляков за независимость, пробуждает различные суждения. Все еще не решен окончательно вопрос, что лучше служило народному делу? Как повлияло восстание на дальнейшие пере­мены? Вопрос нелегкий, но можно сказать с уверен­ностью, что повстанческое движение сыграло значительную роль в формировании национального само­сознания. Передовые слои общества довольно бы­стро освободились от пораженческих настроений. Среди новых начинаний нашлось место для идей и трудов в духе левого крыла красных, которые в конечном итоге послужили народу в его дальнейшей исто­рии.

Из этого опыта сделал выводы Ярослав Домбровский, единственный уцелевший из первых предводителей красных. В открытом письме «К Об. Беднарчинку и его политическим друзьям» он высказался за под­держку устремлений украинского народа к независи­мости «Трактаты, — писал он, — этническое родство, да­же общность политической жизни, по-моему, не дают од­ному народу прав над другим. Какой же народ имеет право на самостоятельность, а какой его не имеет, труд­но определить... По моему мнению, каждый народ имеет право решать свою судьбу. Необходимость свободы, по­чувствованная народом, дает ему непререкаемое право избавиться ot опеки, а всякое навязывание чуждого влияния либо власти является насилием».

Стефан Кеневич, автор фундаментальной моногра­фии о восстании 1863—1864 гг., заканчивает ее следую­щим образом «Эти слова (Я. Домбровского) были встречены протестом — даже польских демократов. Понятными они стали лишь сегодня, вследствие труд­ного опыта новых войн и новых революций — сегодня, в Народной Польше» (S. Kieniewicz, Powstanie styczniowe, W. 1972, s. 747 i nn.).

Реформа 1864 года в Королевстве. До 1846 года лишь часть крестьянских хозяйств подверглась переводу на чинш. В то время на первый план выдвинулись, несмотря на сопротивление крестьян, массовые выселения и потери из-за этого крестьянами почти 900 тыс. га пахотной земли. Система чиншей охватила в 1841 – 1866 гг. главным образом государственные имения, располагавшие ¼ всей пахотной земли.

В 1846 году после галицийских событий царское правительство было вынуждено прибегнуть к решительным действиям. Было запрещено выселять крестьян, располагающих более чем 1,7 га земли, ликвидированы многие одиозные повинности и работы. Был обеспечен контроль правительственной администрации за соглашениями, заключаемыми между усадьбой и крестьянами, расширено право крестьян на наследственное пользование землей и право собственности на жилье. Что касается предоставления крестьянам земли в собственность, то этому противились как шляхта, так и представляю­щее его земледельское общество с Л. Замойским во главе. Лишь под влиянием антифеодальных выступлений крестьян, которые в начале шестидесятых годов охва­тили в Королевстве почти 20% сел, обязанных выпол­нять барщину, А. Велопольский в 1861 году ввел при­нудительный чинш — распространенный на 182 тыс. частных хозяйств (из 325 тысяч).

О декретах восстания 1863 года мы уже говорили. В 1864 году российское правительство осуществило крестьянскую реформу, которая пошла значительно дальше, чем реформа 1861 года.

В марте 1864 года было объявлено право полной собственности всех крестьян на их земли. Компенсацию прежним владельцам земли взяло на себя правитель­ство с помощью земельного налога, уплачиваемого крестьянами и помещиками. Реформа предоставила крестьянам Королевства возможность получения земли, которую они утратили после 1846 года. Сверх этого, «без­земельных» крестьян и тех мещан, которые хотели осесть на земле, наделяли землей из государственного фонда, костельной и конфискованной у участников вос­стания 1863 года. Крестьянское землевладение несколь­ко увеличилось.

Число безземельных после реформы 1864 года умень­шилось с 1 340 тысяч до 200 тысяч. Увеличилось число мелких хозяйств: 22% от их общего количества состави­ли хозяйства, имевшие до 1,7 га; 38% земель находи­лось во владении зажиточных крестьян, имеющих свы­ше 8,4 га на хозяйство, но число их вскоре стало умень­шаться, так как в Королевстве не был введен принцип неделимости хозяйств между наследниками (как в Пруссии). Однако прослойка среднеобеспеченных крестьян в Королевстве Польском была довольно боль­шой, и она задавала тон на селе.

«Аграрная эволюция XIX столетия,— пишет совре­менный польский историк Лепковский,— не привела к образованию цельной и последовательной модели сель­ского хозяйства. В 70-х годах XIX столетия мы имеем дело в Польше с полусовременным землевладельцем и полусовременным крестьянином» (Т. Lepkowski, Polska — narodziny nowoczesnego narodu, 1764—1870, W. 1967, S./58).

Глава VI

Польские земли на рубеже XIX и XX веков.

Деление и административное устройство польских земель.

Польское Королевство. В 1866 году состоялась ре­форма административного деления Королевства. Были созданы 10 губерний и 85 уездов. Они составили Вар­шавское генерал-губернаторство. Польское Королевство стали называть Привислинским краем, чем подчеркивалась его инкорпорация с Империей. Это деление с не­большими изменениями сохранилось до 1912 года, когда из части Седлецкой губернии, которая была упразднена, и Люблинской создали новую Хелмскую губернию, состоящую из восьми уездов. Она была исключена из со­става Варшавского генерал-губернаторства и подчинена непосредственно Петербургу. Это вызвало протесты сре­ди поляков.

Административное деление. Во главе Королевства Польского стоял наместник, затем с 1874 года — генерал-губернатор по образцу управления страной, существующему в Империи.

Положение генерал-губернаторов и наместников, а также надпрезидентов провинций было самым высоким в административной иерархии страны (провинции). Каждый из занимающих эти посты представлял импе­ратора и правительство на своей территории. Это были влиятельные лица равно как в силу занимаемого ими положения, так и в меру распо­лагаемой ими власти. В Королевстве позиция намест­ника и генерал-губернатора была наиболее сильной, потому что он одновременно являлся командующим русскими войсками, дислоцирующимися в стране. В его силах было осуществить далеко идущие полицейские и судебные репрессии через посредство военных и воен­но-полевых судов. Генерал-губернаторы также распола­гали полномочием, по которому правовые предписания, как общегосударственные, так и местные, не осуществля­лись на подчиненных им территориях без учета их мнения.

Следующей единицей территориального управления в Королевстве были сначала воеводства, а затем губернии.

Главными единицами местного управления повсюду были уезды (поветы) со старостами, как в Пруссии и Галиции, и с на­чальниками уездов (поветов), как в Королевстве, во главе.

Различным образом были организованы сельские и городские гмины Если речь идет о первых, то в Пруссии и Галиции харак­терным явлением было выделение так называемой поместной терри­тории, на которой землевладельцы осуществляли административную власть над домашней прислугой и челядью имений Это служило исключительно интересам дворянства В Королевстве гминное управление, подчиненной вышестоящим органам администрации, осуществляло надзор и за помещиками

Существовала объединенная администрация, подчиненная непо­средственно генерал-губернатору и губернатору, и необъединенная администрация, органы которой находились в непосредственном подчинении соответствующих министерств Военная администра­ция, в частности, принадлежала командующим армейских корпусов, комендантам гарнизонов в городах и т. д Финансовой администра­цией руководили палаты или финансовые дирекции, а в уездах--финансовые управления. Выделенной была также таможенная ад­министрация ее органы. Окружные дирекции почт и телеграфа с подчиненными единицами организовали свой отдел. Отдельно было организовано управление железных дорог, подчиненное окружным дирекциям. К важнейшим выделенным административным, отделам относилось попечительство учебного округа и подчиненные ей органы инспекции.

Территориальное самоуправление. Не следует думать, что в помещичье-буржуазном государстве терри­ториальное самоуправление, как хозяйственное, так и профессиональное, было целиком самостоятельным и не зависимым от органов правительственной власти.

В Пруссии и в Галиции существовали территориальные самоуправления с распорядительными, исполнительными и контроли­рующими органами. Органами провинциального самоуправления в прусской Польше были провинциальные сеймики с распорядительными полномочиями (локальный бюджет, штатное расписание и т д) и консультативными в вопросах, поставленных органами го­сударственной власти (т.е. оговоренных специальными актами), также провинциальные отделы с участием краевого директора как представителя провинции и руководителя текущими делами. В регенциях не было органов самоуправления, окружной совет, равно как и совет провинции, имел характер консультативного органа при надпрезиденте, а также исполнял во второй инстан­ции административное судопроизводство Сеймики же были орга­низованы в уездах на основе положения о выборах, которое обес­печивало приоритет интересов правящих кругов. Их исполнитель­ными органами были уездные отделы, тесно связанные через по­средство председателей, которыми были ландраты (старосты), с правительственной администрацией.

В городах существовали городские советы как распорядитель­ные органы и магистраты — как исполнительные. В селах им соот­ветствовали гминные представительства (род советов) и шинные управления, состоящие из начальника гмины и членов управления.

В Королевстве Польском, как уже упоминалось, сохранился только один институт самоуправления (после широко задуманных реформ Велопольского), т. е. объединенная сельская гмина с гминными собра­ниями (здесь не было избираемых советов), войтом, гминным урядом и судами. В состав гмины входили громады (как правило, одно село составляло громаду), с общим собранием и исполнительным органом в лице громадского старосты (традиционно называемым солтысом). Войт был наделен полицейскими функциями. Сельское самоуправление подлежало надзору прави­тельственных органов власти.

Народ и его общественные организации

Развитие народа . Польский народ, несмотря на препятствия, вызванные разделами, не стоял на месте. Бурно развивалась народная культура, в особенности литература. Важным фактором народного единства был развивающийся и обогащающийся словами и понятиями польский язык. Прогрессу цивилизации служили и уже упоминавшиеся органические труды. Пик развития на­ступил в 1870—1914 гг.

Крупнокапиталистическая промышленность развива­лась в Королевстве Польском и в Горной Силезии, после того как они во второй половине XIX века про­шли этап промышленной революции, на нефтяных ме­сторождениях в Галиции и значительно в меньшей степени в некоторых других ее районах. Также во всех частях Польши развивались различные отрасли сельскохозяйственной промышленности. Усилились урбанистические процессы. Промышленность Польского Ко­ролевства развивалась, опираясь на восточные рынки (Россия, страны азии) и сельское хозяйство Великой Польши и Поморья; полезные ископаемые и промышлен­ность Горной Силезии удовлетворяли главным образом потребности Германии. Существовали хозяйственные связи между польскими землями, несмотря на разделя­ющие их границы.

Во второй половине XIX века сформировали новый общественный класс — промышленный пролета­риат. На рубеже столетий он насчитывал уже миллион человек в том числе 250 тысяч рабочих, занятых на крупных промышленных предприятиях. Население Королевства Польского во второй половине XIX река увеличилось почти на 70%, а численность рабочего класса в этой части Польши — на 38%. Существен­ную роль играла интеллигенция, прослойка, происходя­щая, главным образом, из дворянства и мещан. Многим интеллигентам были близкими идеи независимости, демократические и социалистические идеи.

Эмиграция. Отражением трудностей жизни в 1870—1914 гг. была большая волна эмиграции из польских земель на заработки. В Соединенные Штаты Америки за хлебом насущным выехало 2,6 млн. человек, прежде всего крестьяне; в других странах обеих Америк находилось еще 200 тыс. поляков. В германские страны, особенно в быстроразвивающуюся Вестфалию, уехало свыше 400 тыс. поляков, в другие страны Европы — около 100 тысяч. В разных частях Российской империи работало 300 тыс. поляков. Польская эмиграция способствовала развитию многих стран и кон­тинентов, но являлась утратой «старым краем» ценного, энергич­ного и инициативного элемента.

Хозяйственные организации в Королевстве. Вместе с развитием крупнопромышленного капитализма и концентрации производства в Королевстве происходило на рубеже двух столетий преобразований предприятий в акционерные общества, а затем создание кар­телей или союзов предпринимателей, имеющих целью регулирова­ние производства при сдерживании конкуренции и определении как можно более высоких цен для увеличения прибылей. Это проис­ходило при довольно большом участии иностранного капитала, в особенности немецкого, французского и бельгийского. создание картелей повлияло на ликвидацию мелких предприятий и на уста­новление контроля над экономикой. Особенно сильно это обозначилось в угольной промышленности и металлургии. Некоторые ткацкие и металлургические предприятия Королевства входили в общероссийские синдикаты. Однако в текстильной промышленности доминировала конкуренция с российской промышленностью, называемая «борьбой Лодзи с Москвой». В сахарном производстве практическим путем адаптировались торговля форма коммандитного товарищества. В этом объединении по крайней мере одни из товарищей отвечал по обязательствам в размере, оговоренном в соглашении, в связи с чем его права были ограниченными.

Быстрый рост сахарного производства привел к вступлению пред­приятий Королевства в общероссийский синдикат в Киеве Тенден­ции к картелизации появились в возникающем химическом произ­водстве и производстве строительных материалов. В финансирова­нии промышленности росла роль банков, среди которых наиболь­шее значение получил Торговый банк в Варшаве.

Проблемы парцелляции и крестьянского хозяйства привели к новым организационным формам. С одной стороны, в Королевстве большую роль играл Общеимперский крестьянский банк, с другой — росла роль мелкого кооперативного кредита. Наряду с гминными кассами, образуемыми властями, развивались, но слабее, чем в других районах страны, кооперативные кредитные товарищества (называемые по имени пионера этого международною движения «Кассами Raiffeisena»). Первые сельскохозяйственные коопера­тивы, занимавшиеся закупкой семян, оборудования и продажей урожая, возникли на рубеже XIX и XX столетии.

В столкновении с русификацией. После восстания 1863 года в Королевстве, а также в западных губерниях были проведены еще более сильные и многочисленные, чем после восстания 1830-1831 гг., репрессии, направленные против участников восстания и их семей. К каторге и ссылкам присоединялась конфискация имущества. Это относилось также и к католическому костелу.

После 1874 года российские власти даже в официальной номенклатуре стали называть, как уже писалось, Польское Королевство Привислянским краем. Это название отражало далеко идущую программу русификации. Ей подверглись все школы, администрация и судопроизводство на каждом шагу подавлялись признаки национальной жизни.

В результате революции 1905-1907 гг., которая в Польском Королевстве имела свои собственные черты, особенно заметные в массовой забастовке учащихся, польское общество получило некоторые свободы в области просвещения, права на публичные собрания и объединения, либерализацию цензуры. Эти послабления, а главным образом официально прокламируемые свобода печати и собраний, имели для Королевства ограниченное значение, поскольку и далее сохранялось чрезвычайное положение.

Существенными были для поляков императорские указы от 1905 года о языковой и религиозной терпимости. Было отменено запрещение переходить из православной веры в другие вероисповедания, что особенно способствовало наплыву в лоно римско-католической церкви бывших униатов. На ряду с вероучением, преподаваемым на польском языке, было допущено, хотя и в ограниченных пределах, употребление польского языка в публичных школах. Большие уступки относились к частным школам, где было допущено преподавание на польском языке, за исключением трех предметов: русского языка, географии и истории. В связи с этим возникло много частных школ. Тем не менее свидетельства, выдаваемые по окончании этих школ, не имели официального значения. Их выпускники, желая получить аттестат, должны были сдавать экзамен в публичных русских школах. В государственных школах допускалось изучение польского языка как отдельного предмета.

Большим достижением было право образования профессиональных союзов и культурных обществ, действовавших под контролем администрации. Еще в 1862 году в Варшаве возник Музей Искусств. В 1875 году в Варшаве же на общественные взносы был основан Музей промышленности и сельского хозяйства, который являлся в то же время центром научных исследований.

В 1881 году была образована Касса им. Юзефа Мяновского (ректор Главной школы) для поощрения научного творчества, но вплоть до революции 1905-1907 гг. все эти учреждения не имели должной правовой основы. Все зависело от доброй воли властей. В 1907 году возродились Варшавское научное общество, Торговые курсы, Свободный польский университет. В это же время в Варшаве начали свое существование Товарищество любителей истории и Юридическое общество. Широко задуманную программу стало осуществлять Краеведческое товарищество. Однако в названии этих обществ было запрещено употреблять слово «польское». В одной лишь Варшаве с 1906 по 1915 год власти зарегистрировали 544 объединений и 67 профессиональных союзов.

Польский язык был допущен в гминах. В сношениях с властями обязательным оставался русский язык.

Политические организации и их программы. Первой созданной в Польше социалистической партией был «Пролетариат». Название это произошло от названия издаваемого журнала. Партия стояла на позициях кассовой борьбы. В программном обращении и других публикациях «Пролетариата» нашли место определения «социалистическое государство», «рабочее государство», «свободное народное государство». Идентифицируя эти понятия с будущим обществом, публикации выдвигали мысль об активной роли революционного государства в общественно-экономическом развитии.

К важнейшим общественным достижениям конца XIX века, имеющим большое значение для будущего, относятся формирование в этот период всех основных польских политических и идейных течений.

Все польские группировки, игравшие какую-либо роль в период I мировой войны, и все, которые действовали во II Речи Посполитой, вышли прямо или косвенно из организаций конца прошлого века.

Польские партии. Созданная эмигрантами из Королевства в 1892 году в Париже Польская социалистическая партия (ППС) продолжила традиции борьбы за независимость, соединяя постулат основания независимого польского государства с радикальными социальными переменами. Социалистическое движение быстро распространилось на польские земли. В Галиции и Тешинской Силезии с 1892 года действовала легальная Польская социал-демократическая партия, программа которой была близка к программе ППС. Идеологом обращения ППС к республиканским национальным традициям был историк и писатель Болеслав Лимановский, автор двухтомной «Истории польской демократии».

Вторая рабочая партия – Социал-демократическая партия Польского Королевства и Литвы – выступала против злоупотреблений идеей независимости в целях правящих классов и за революционное преобразование общества рабочим классом. Ведущим теоретиками и писателями СДКПиЛ были Роза Люксембург и Юлиан Мархлевский.

В противоположность ППС, в частности ее правому крылу, деятели СДКПиЛ занимали марксистскую позицию. Они обращали основное внимание на вопросы классовой борьбы и интернационального союза с русским революционным движением. В то же время партия не принижала права притесняемых народов на защиту своих национальных политических и культурных интересов. Она верила, что победа мировой социалистической революции как бы автоматически ликвидирует всякое национальное угнетение.

Влияние на ремесленников, а также на часть рабочих имели также и умеренные общественные организации. Так, в связи с правыми течениями и католическим духовенством в Королевстве и в прусской Польше возникли группировки, которые после I мировой войны положили начало Национальной рабочей партии (НРП).

В 1903 году была выработана программа, которая соединяла крестьянский вопрос с широко понимаемым национальным вопросом. Крестьянское движение разделилось на две группировки: одна – радикальной, другие – умеренной ориентации. Все они высказывались за независимость. В период революции 1905 года в Королевстве был создан Польский народный союз, а в период I мировой войны Польская народная партия – Освобождение, которая охватывала и часть радикальной интеллигенции.

Третьим массовым политическим движением, сформировавшимся в конце XIX века, было «национально-демократическое». Оно нашло общественную опору в правящих классах, мелкой буржуазии, среди части интеллигенции, а в Королевстве и прусской Польше проникло также и в среду крестьян. По названию издаваемого во Львове журнала «Всепольский обзор» сторонники этой организации именовали себя «всеполяками». Национально-демократическая партия (НД) возникла в Королевстве в 1897 году. Для нее был характерным национализм, гиперболизирующий и абсолютизирующий «национальную идею». Польские националисты, объединенные в НД, стремились к развитию страны, однако главный путь к этому они видели во внутренней экспансии, направленной против других народностей или этнических групп, а также во внешней экспансии.

В годы революции 1905-1907 гг. НД активно боролось с социалистическим движением, доходя до братоубийственной борьбы. Постепенно НД, становясь основной партией польских правящих классов, приобрела клерикальный характер, объединяя вокруг себя значительную часть духовенства, увлекая дворянство, особенно в прусской Польше.

Справа были и немногочисленные. Но влиятельные группы польских консерваторов. Большую роль они играли в Галиции и отчасти в Королевстве. В политике они, будучи сторонниками сильных правительств, держались «реальной» политики, т.е. сотрудничества с правительствами Австрии, России и Пруссии.

Глава VII

Право и общественные отношения

Гражданское право

Рецепция Кодекса Наполеона в Польше. В Варшавском Княжестве, а в наполеоновский период и в вольном городе Гданьске, затем в Польском Королевстве и в период с 1815 до 1846 год – также и в вольном городе Кракове особенно важным явлением был процесс адаптации к польским условиям французского гражданского права, заключенного в Кодексе Наполеона. Здесь мы сталкиваемся с классическим случаем рецепции права, так и его модификации, обусловленной местными условиями. Значительное влияние на практическое использование Кодекса Наполеона, а также на изменения в праве имели польские политики и юристы.

Генезис Кодекса. В соответствии с положением Наполеона Кодекс был введен в Варшавском Княжестве в соответствии с 69 параграфом его Конституции. Было оговорено, что в Кодексе нельзя ничего изменить без предварительного согласия Наполеона. Дворянство Княжества пыталось, было противодействовать Кодексу с позиций интересов костела и своих собственных. Выразитель дворянского стиля мышления того времени Фредерик Скарбек определил введение Кодекса как «величайшее национальное несчастье». Напротив, министр юстиции Феликс Любенский из противника быстро превратился в ярого защитника Кодекса. Одно время большинство земляного дворянства через посредство связанных с ним судей и чиновников противилось внедрению Кодекса. Против светского брака выступил епископат. Результатом нажима духовенства и дворянства было то, что браков без таинства было заключено до 1818 года только три, а разводов по суду состоялось лишь семь.

Борьба за изменение хотя бы некоторых частей Кодекса Наполеона разыгралась в Польском Королевстве в конституционный период (1815-1830 гг.). На смену французским предписаниям об ипотеках пришло ипотечное право 1818 года, измененное в 1825 году и одобренное Сеймом Королевства. Книгу первую и пятый титул книги третьей Кодекса Наполеона, трактующих о лицах, семье и брачных соглашениях, заменил гражданский кодекс Польского Королевства от 1825 года. Он восстановил обязательность церковного брака. В 1836 году все брачные вопросы были отнесены к исключительной компетенции духовных судов четырех признанных в законе христианских вероисповеданий, т.е. римско-католического, униатского, православного и протестантского. Браки, в которые вступали как евреи, так и магометане, заключались по соответствующему духовному обряду. Но с последующим занесением факта в акт гражданского состояния. Связанные с браком споры разрешались и в этих случаях государственными судебными органами.

После 1836 года в гражданском праве уже не происходили сколько-нибудь существенные перемены. Из числа осуществленных следует назвать урегулирование русскими законами вопросов о майорате, об оплате труда рабочих, а также об улучшении судьбу внебрачных детей.

Сопротивляясь попыткам введения русского гражданского права в Королевстве, поляки стали смотреть На кодекс Наполеона как на свое собственное национальное право, которое следует защищать. Борьба за Кодекс Наполеона увенчалась успехом, и он оставался действующим правом до 1946 года.

Торговое право

Торговые кодексы. Системы торгового права и связанного с ним вексельного и чекового (здесь традиции были особенно давними), а также банковского права, права, защищающего изобретателей, товарные образцы и знаки, страхового права, морского и т.д. могли развиться лишь в XIX веке.

В 1809 году без сопротивления, в противоположность иным образцам, в Варшавском Княжестве был введен французский торговый кодекс 1808 года. Формально он действовал без изменений вплоть до введения во II Речи Посполитой нового польского торгового кодекса. Изменения и дополнения, произведенные в конституционный период Польского Королевства, вытекали из новой организации купцов, предписаний о бирже, созданной для регулярных встреч купцов и посредников, для оформления сделок ценными бумагами либо массовыми и стандартными товарами через посредничество маклеров, а также из предписаний 1825 года о ведении торговых книг. Дальнейшие изменения производились по мере надобности через посредство судебных решений и доктрины. В более позднее время самым лучшим торговым законом считался немецкий торговый кодекс 1897 года, который являлся обязательным с 1900 года в прусской Польше.

Предписания торгового права XIX века, обязательны на территориях всех разделов, допускали к торговой деятельности людей всех сословий, в противоположность отношениям, действовавшим в Речи Посполитой шляхетской.

Нормы торгового права охватывают сферу торговли со стороны частноправовой. С ними сосуществуют определенные нормы публичного права, от конституционного до административного включительно. Сюда же относятся нормы, которые имеют характер государственного регулирования торговли, как это имело место в Польском Королевстве в конституционный период.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий