регистрация / вход

Проблема Курильских островов в отношениях СССР/России и Японии во второй половине XX-нач. XXI вв.

Окон­чание Второй Мировой Войны стало поворотным пунктом в истории развития советско/российско-японских отношений и правового статуса Курильских островов, проблема которых являлась камнем преткновения на протяжении второй половины XX века между двумя государствами.

Окон­чание Второй Мировой Войны стало поворотным пунктом в истории развития советско/российско-японских отношений и правового статуса Курильских островов, проблема которых являлась камнем преткновения на протяжении второй половины XX века между двумя государствами.

К началу Второй Мировой Войны под су­веренитетом Японии находились все Курильские острова, включая и четыре спорных острова (Итуруп, Кунашир, Шикотан, Хабомаи), а также весь остров Сахалин, так как в 1920 году Япония силой захватила и северную часть острова. Международно-правовые документы, выработанные в течение и после Второй Мировой Войны, коренных образом изменили ранее существовав­шую ситуацию. К таким документам можно отнести:

1. Англо-американскую декларацию (Атлантическую хартию) от 14 августа 1941 г., к которой СССР присоединился 24 сентября 1941 г.;

2. Каирскую декларацию от 1 декабря 1943 г.;

3. Крымское (Ялтинское) соглашение от 11 февраля 1945 г.;

4. Потсдамскую декларацию от 26 июля 1945 г.;

5. Акт о капиту­ляции Японии от 2 сентября 1945 г.;

6. Сан-Францисский мирный договор от 8 сентября 1951 г.;

7. Совместную декларацию СССР и Японии от 19 октября 1956 г., а также некоторые другие договоренности.

Соглашение трёх Великих Держав по вопросам Дальнего Востока было подписано 11 февраля 1945 года руководителями СССР, США и Бри­тании на Крымской (Ялтинской) конференции, проходившей с 4 по 11 февраля 1945 года. Данное Соглашение носило секретный характер и было впервые опубликовано в феврале 1946 г. Крымское соглашение предусматривало, что «Руководители трех Великих Держав - Советского Союза, Соединенных Штатов Америки и Британии - согласились в том, что через два-три месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе Советский Союз вступит в войну против Японии на стороне Союзников при условии: а) возвращения Советскому Союзу южной части о. Сахалин и всех при­легающих к нему островов... 3. Передачи Советскому Союзу Курильских островов». ...Главы Правительств Трёх Великих Держав согласились в том, что эти претензии Советского Союза должны быть безусловно удовлетворены после победы над Японией».

Таким образом, по настоящему Соглашению СССР обязался вступить в войну против Японии, а США и Британия обязались удовлетворить пре­тензии СССР на Курильские острова и южную часть о. Сахалин, то есть, по крайней мере, признать суверенитет СССР над вышеназванными терри­ториями. Необходимо обратить внимание на неточность употребления термина «пе­редача», так как речь может идти лишь о требовании к Японии пере­дать Советскому Союзу данные территории либо о признании США и Британией суверенитета СССР над ними.

Потсдамская декларация была принята 26 июля 1945 года в форме Заявления глав правительств США, Британии и Китая в ходе рабо­ты Берлинской (Потсдамской) конференции, проходившей с 17 июля по 2 августа 1945 года. Декларация предусматривала положение о том, что «условия Каирской декларации будут выполнены, и японский суве­ренитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и те­ми менее крупными островами, которые мы укажем». Последние слова иллюстрируют правовые следствия принципа полной и безоговорочной капитуляции – утратой Японией международной правосубъектности и права обсуждать условия мира. На основании этих документов военная администрация США в Японии направила директиву №677 от 29 января 1946 г. с указанием, что из-под японской юрисдикции исключаются все Курильские острова, включая Сикотан и Хабомаи. Советский Союз присоединился к Потсдамской декларации 8 августа 1945 года.

Акт о капитуляции Японии был подписан 2 сентября 1945 года. Он предусматривал безоговорочную капитуляцию всех японских вооружен­ных сил и содержал обязательство Японии о выполнении ею условий Потсдамской декларации: «Настоящим мы даём обязательство, что япон­ское правительство и его преемники будут честно выполнять условия Потсдамской декларации, отдавать те распоряжения и предпринимать те действия, которых в целях осуществления этой декларации потребует верховный командующий союзных держав или любой другой назначенный союзными державами представитель».

Сан-Францисский мирный договор был подписан 8 сентября 1951 года (вступил в силу 28 апреля 1952 г.) в ходе работы Сан-Францисской Конференции, проходившей с 4 по 8 сентября 1951 г. с участием представителей 51 государства. В данном Договоре юридически закреплён отказ Японии от прав и притязаний на некоторые территории, что явля­ется мерой ответственности последней за совершение актов агрессии. Достаточно своеобразной является конструкция статей Дого­вора о территориальных разграничениях. Так, в ст. 2 вышеназванно­го Договора указывается: «Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портс­мутскому Договору от 5 сентября 1905 года».

Япония признала также «полную силу всех договоров заключенных Со­юзными Державам и в настоящее врем я или в будущем , для прекращения состояния войны, начатой 1 сентября 1939 года, а также любые другие соглашения Союзных Держав, заключённые для восстановления мира или в связи с восстановлением мира». Советский Союз, а также Польша и Чехословакия, принимавшие участие в мирной Конференции, Сан-Францисский договор не подписали. В Ноте Правительству США о мирном договоре с Японией от 10 июня 1951 года от­мечалось, что «как для Советского Союза, так и для других стран, за­интересованных в обеспечении прочного мира на Дальнем Востоке, важ­нейшее значение имеет вопрос о том, чтобы Япония не стала снова аг­рессивным государством, чтобы предупредить возрождение японского ми­литаризма». СССР считал, что в американском проекте этого не гаранторовалось.

Из текста Сан-Францисского мирного договора ясно следует указание на государство, к которо­му переходят Южный Сахалин и Курильские острова, поскольку послед­ние указаны в одном пункте с Сахалином, который возвращался Советс­кому Союзу как государству, являвшемуся владельцем данного острова до заключения Портсмутского договора, а также потому, что сама конст­рукция Договора 1951 г. такова, что отходящие от Японии территории группируются в нём в зависимости от того, какому государству они должны принадлежать.

Примечателен, тот факт, что в от­вете Премьер-министра Японии С. Иосиды на запрос члена специального комитета по мирному договору и договору безопасности Палаты Предс­тавителей японского парламента Эйити Нисимура от 17 октября 1951 г. о целесообразности постановки вопроса о правах Японии на Курильские острова и Южный Сахалин перед международным судом подчеркивалось: «Согласно положению, содержащемуся в мирном договоре, Япония отказа­лась от суверенитета и правооснований на Курильские острова, Сахалин и другие территории… понятие Курильские острова, фигурирующее в договоре, включает все острова, как северные, так и южные… Следовательно, я думаю, что в отно­шении того, как с ними поступить, Япония не имеет теперь права вмеши­ваться». В ответ на упрёки националистов, Нисимура ответил в Парламенте, что «утрата суверенитета влечёт для Японии и потерю права высказываться по поводу конечной принадлежности территории».

В тот же день, 8 сентября 1951 года, между США и Японией был заключён Договор Безопасности. В силу статьи 1 указанного Договора «Япония предоставляет и Соединённые Штаты Америки принимают, по вступлении в силу мирного Договора и настоящего Договора, право размещать наземные, воздушные и морские силы в Японии и вблизи неё».

Фактически же Курильские острова были полностью заняты советскими войсками летом 1945 г. 18 августа 1945 г. они высадились на остров Шумшу, тем са­мым начав операцию по освобождению от Японии Курильских островов, которая завершилась занятием острова Кунашир. Группа островов Хабомаи была занята 2-4 сентября 1945 года. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 февраля 1946 г. вся земля, включая недра и воды, на территории Южного Сахалина и Курильс­ких островов была объявлена государственной собственностью СССР с 20 сентября 1945 г. и на этой территории образовывалась Южно-Сахалинская область в составе Хабаровского края РСФСР. Указом Пре­зидиума Верховного Совета СССР от 2 января 1947 г. была образова­на самостоятельная Сахалинская область «включающая весь Сахалин и Курильские острова».

Поворотной вехой в отношениях СССР и Японии стало 19 октября 1956 г., была одобрена Совместная декларация СССР и Японии. Она предусматривала положение о том, что СССР, «идя навстречу пожеланиях Японии и учитывая интересы японского государ­ства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Сикотан с тем, однако, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения мирного Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией». Данная Декларация была ратифицирована Президиумом Верховного Сове­та СССР и Правительством Японии 8 декабря 1956 года в качестве меж­дународного договора и вступила в силу 12 декабря 1956 года в день обмена ратификационными грамотами. Являясь источником международ­ного права, Декларация носит юридически обязательный характер для обеих сторон. Кроме вышеназванного обязательства СССР, Декларация констатировала прекращение юридического состояния войны между СССР и Японией, установление дипломатических и консульских отношений, необходимость развития сотрудничества. Таким образом, совместная советско-японская декларация 1956 г. пред­ставляла собой одностороннюю добровольную уступку части территории СССР Японии ради установления с ней нормальных дружественных отно­шений и стабильности на Дальнем Востоке. Из текста Декларации сле­дует, что факт заключения мирного договора повлечёт юридическое обязательство России как продолжателя СССР фактически передать остров Шикотан и острова Хабомаи японской стороне.

По итогам официального визита в СССР Премьер-министра Японии Какуэя Танаки 10 октября 1973 г. было принято совместное советско-японское заявление, которое было подписано с советской стороны Председателем Совета министров СССР А.Н. Косыгиным и министром иностранных дел А.А. Громыко, а с японской - Премьер-министром Японии К. Танакой и министром иностранных дел А. Охирой. Данный визит явился важной вехой в деле нормализации и укрепления советско-японских отношений, в особенности после подписания Совмест­ной декларации 1956 года. В указанном Заявлении подчёркивалось: "Сознавая, что урегулирование нерешённых вопросов, оставшихся со времён Второй Мировой Войны, и заключение мирного договора внесёт вклад в установление подлинно добрососедских и дружественных отно­шений между обеими странами, стороны провели переговоры по вопросам, касающимся содержания мирного договора. Обе стороны договорились продолжить переговоры о заключении мирного договора между обеими странами в соответствующий период 1974 года». Стороны также обме­нялись мнениями относительно путей расширения экономического сот­рудничества между СССР и Японией, которое должно осуществляться в возможно более широких областях на основе принципов взаимной выго­ды и равенства. В ходе визита японского Премьера помимо Совместно­го заявления министрами иностранных дел обеих стран были подписаны также Соглашение между правительством СССР и правительством Японии о научно-техническом сотрудничестве; письма об обмене учеными и научными работниками, о распространении информационных материалов, об обмене официальными печатными изданиями, а также Конвенция между правительством СССР и Японии об охране перелётных птиц и птиц, на­ходящихся под угрозой исчезновения, и среды их обитания.

Переговоры и консультации проводились также в ходе официального визита в СССР министра иностранных дел Японии К. Миядзавы 15-17 января 1975 г., официального визита в Японию министра иностранных дел СССР А.А. Громыко 9-13 января 1976 г.

Несмотря на это переговоры о заключении мирного договора между СССР и Японией носили непостоянный характер и осложнялись глубокими про­тиворечиями в подходах к урегулированию территориального спора. Вплоть до начала 1990-х гг. позиция советского правительства относительно территориальных претензий Японии твердо состояла в том, что «территориальный вопрос между СССР и Японией решён и закреплён соответствующими международными соглашениями, которые должны соблюдаться». Наиболее чётко эта позиция была официально изложена заместителем министра иностранных дел СССР Игорем Рогачёвым. В статье, опубликованной в «Известиях» 24.04.1989 на основе подробного анализа фактов и документов он пришёл к выводу, что:

а) приоритет открытия и освоения Южных Курил принадлежит нашей стране;

б) в то время, когда эти острова принадлежали Японии, она использовала их как плацдарм для агрессии в отношении соседних государств, в частности, для нападения на Перл-Харбор в 1941 г. и на советские мирные суда в течение Второй Мировой Войны, когда действовал советско-японский пакт о нейтралитете;

в) Япония как государство-агрессор во Второй Мировой Войне на основании решений стран-победительниц была лишена части территории, в том числе и всех Курильских островов, в качестве наказания за эту агрессию;

г) пересмотр этих решений будет означать пересмотр итогов Второй Мировой Войны, что «...чревато потенциальной опасностью внесения ненужных деструктивных элементов».

В то же самое время было подтверждено стремление Советского Союза развивать сотрудничество на основе равенства и взаимной выгоды, а также «зафиксировать послевоенные границы между Советским Союзом и Японией».

Начало признание наличия территориального спора нашей страной и акцент на переговоры с Японией как на главное средство разрешения терри­ториальной проблемы приходится приблизительно на 1988 - 1990 гг. Данный период характеризовался некоторым сближением позиций двух стран по рассматриваемое вопросу. Ещё в январе 1986 г. состоялся первый визит министра иностранных дел СССР Э.А. Шеварднадзе в Японию. В декабре 1988 года в ходе вто­рого официального визита была достигнута договоренность о возобновлении официаль ных переговоров о заключении мирного договора, причём не на временной, а на постоян­ной основе (как это было в 1955-1956 гг.). Д ля этих целей в 1988 году была создана специальная постоянно действующая рабочая группа, которая фактически начала работу с марта 1989 года. А 29 апреля 1989 г. заместитель м инистра иностранных дел СССР И.А . Рогачев и заместитель м инистра иностранных дел Японии Т. Курияма провели в Москве второе заседание постоянно действующей рабочей группы по мирно му договору м ежду СССР и Японией. 18-19 декабря 1989 г. такая же встреча и заседание состоялись в Токио. Тем не менее, данный этап олиц етворял собой и существенные противо­речия в позициях и подходах двух государств к урегулированию тер­риториальной проблем ы. Японская сторона продолжала настаивать на том, что наша страна незаконно оккупировала Курильские острова. Эта позиция была выражена, например, в заявлении Каби­нета министров Японии от 19 сентября 1989 г., в котором речь шла о фактическом запрете поездок японских граждан на Курильские остро­ва.

У скорение подготовки мирного договора и существенное расширение научно-технического и иного сотрудничества между Россией и Японией продолжалось приблизительно весь 1991 год.

Начальная фаза данного этапа была заложена в ходе официального ви­зита в СССР министра иностранных дел Японии Таро Накаям ы 21-23 января 1991 г. и официального виз ита в Японию м инистра иностран­ных дел СССР А.А. Бессмертных 29-31 марта 1991 г., во время кото­рых министры продолжили переговоры, касающиеся заключения советско-японского мирного договора. Была достигнута договоренность о прове­дении очередного заседания рабочей группы по данному вопросу в фев­рале 1991 года.

Главным событием этого этапа стал официальный визит в Японию П рези­дента СССР М.С. Горбачёва 16-19 апреля 1991 г., в ходе которого было принято Совместное советско-японское заявление от 18 апреля 1991 г. и подписан целый ряд советско-японских документов. Совместное заявление констатировало, что « Президент СССР М.С. Гор­бачёв и Премьер-министр Японии Тосики Кайфу провели обстоятельные и углубленные переговоры по всему комплексу вопросов, касающихся раз­работки и заключения мирного договора между СССР и Японией, включая проблему территориального размеж еван ия, с учето м позиций сторон о принадлежности островов Хабомаи, острова Шикотан, острова Кунашир и острова Итуруп». Было отм ечено, что «мирный договор должен стать докум ентом окончательного послевоенного урегулирования, включая раз­решение территориальной проблем ы, открыть долгосрочную перспективу советско-японских отношений на дружественной основе, исключить нане­сение ущерба безопасности другой стороны». Совместное заявление подчеркнуло «первостепенную важность ускорения работы по заверше­нию подготовки мирного договора, ...исполь зуя весь позитив, который накоплен в двусторонних переговорах в разные годы, начиная с 1956 года, когда СССР и Япония совместно декларировали прекращение состоя­ния войны и восстановление диплом атических отношений между ни ми». Заявление являлось беспрецедентным, поскольку, во-первых, СССР признавал наличие самого факта территориальной проблемы и, во-вторых, речь в нём шла не о двух спорных островах, а о всех четырёх – Хабомаи, Шикотане, Кунашире и Итурупе.

В ходе визита было также подписано 15 советско-японских докум ентов, среди которых - Ме морандум о советско-японских межправительственных консультац иях; Соглашение м ежду Правительством СССР и Правительством Японии о сотрудничестве в оказании технического содействия реформ е по переходу на рыночную экономику в СССР; М еморандум о связях и сот­рудничестве между СССР и Японией в области охраны культурного дос­тояния и некоторые другие двусторонние документы.

В ходе рабочего визита в СССР министра иностранных дел Японии Таро Накаямы 12-17 октября 1991 г. стороны приняли решение о реорга­низации деятельности функционирующей с 1988 года постоянно дейст­вующей рабочей группы по мирному договору между СССР и Японией.

В её рамках были созданы две подгруппы: подгруппа по обсуждению статьи договора о территориальном размежевании и подгруппа по обсуждению других вопросов, связанных с мирным договором. По итогам переговоров министры обменялись письмам и о процедуре вза­имных безвизовых посещений японскими гражданами островов Кунашир, Итуруп, Шикотан и Хабомаи и советскими гражданами - жителями упомя­нутых островов - Японии.

Таким образом, данный этап характеризуется ускорением под готовки мирного договора, причём спорными стали официаль но призна­ваться четыре, а не два острова Курильской гряды. Вм есте с тем, было намечено существенное расширение научно-технического и иного сотрудничества между СССР и Японией.

Поэтапное разрешение территориального спора меж ду Россией и Япо­нией стало иметь место приблизительно с 1992 г. по настоящее время. Такая позиц ия была высказана в о время поездки в Японию Б.Н. Е льцина в январе 1990 года. Она предусм атривала пять этапов урегулиров ания территориальной проблем ы:

1. признание нашей страной существования территориальной проблемы;

2. демилитаризация островов;

3. установление на спорных островах свобод­ной экономической зоны с предоставлением приоритета японскому биз­несу;

4. подписание мирного договора и установление «совместного управления» островами;

5. поиск путей окончательного решения вопроса будущим поколением политиков.

В ходе визита в Японию министра иностранных дел России А. В. Козыре­ва 19-22 марта 1992 г. и его переговоров с Премьер-министром Японии К. Миядзавой и ми нистром иностранных дел М. Ватанабэ по проб­лемам заключения мирного договора и территориального размежевания с российской стороны было подтверждено, что Россия как государство-продолжатель СССР признаёт без каких-либо исключений все договоры и соглашения, заключенные СССР с други ми государствами, и это положе­ние в полной мере относится и к Совместной декларации между СССР и Японией 1956 г. Было отмечено, что вопрос о мирном договоре российс­кое руководство намерено решать на основе принципов законности и справедливости, отказываясь от концепции строительства отношений по формуле « победитель- побежденный » во Второй Мировой Войне. Малоизвестен тот факт, что не умаляет его важность, что в это время японским дипломатам был «любезно» (безвозмездно ли?..) предоставлен один документ из архивов МИД. Речь идёт об инструкции Николая I адмиралу Путятину, с которой он отправлялся на переговоры с Японией в 1853 г. Император полагал возможным при определённых условиях согласиться на настояние Японии и признать, что «от нашей стороны южная оконечность сего острова была [и ныне остаётся] границей с Японией». Данную записку японские дипломаты представляют в качестве неопровержимого доказательства «изначальной» принадлежности ряда оспариваемых сегодня островов Японии.

11-13 октября 1993 г. состоялся визит в Японию Президента России Б.Н. Ельцина, в ходе которого были приняты Токийская декларация о российско-японских от­ношениях и Декларация о перспективах торгово-экономических и науч­но-технических отношений между Р Ф и Японией. Помимо этих двух глав­ных докум ентов был также подписан «пакет» из 16 совместных доку­ментов о сотрудничестве в практических областях.

Токийская декларация была подписана 13 октября 1993 г. Президентом России Б.Н. Ельциных и Пре мьер- министро м Японии М. Хосокавой. Она пред усматривает: «Президент Российской Федерации и Прем ьер-м инистр Японии, придерживаясь общего поним ания о необходимости преодоления в двусторонних отношениях тяжелого наследия прошлого, провели серьёз­ные переговоры по вопросу о принадлежности островов И ту руп , Ку наш ир, Шикотан и Хабомаи. Стороны соглашаются в том, что следует продолжать переговоры с целью скорейшего заключения мирного договора путём ре­шения указанного вопроса, исходя из исторических и юридических фак­тов и на основе выработанных по договорённости между двумя страна­ми документов, а также принципов законности и справедливости и таким образом полностью нормализовать двусторонние отношения. В этой свя­зи Правительство Российской Федераци и и Правительство Японии подт­верждают, что Российская Федерац ия является государством-продолжате­лем СССР и что все договоры и другие м еждународные договорённости между Советским Союзом и Японией продолжают применяться в отношениях между Российской Федерацией и Японией».

Необходимо обратить внимание на формулировку «о принадлежности», а не «о японских территориальных претензиях» как это должно было быть, поскольку не существует проблемы принадлежности островов (они принадлежат России), есть лишь проблема территориальных претензий Японии. Кроме того, сами острова в Декларации ни разу не названы территорией Российской Федерации, что недопустимо в подобных документах. При чём, претензии Японии признаются вновь не на два - Хабомаи и Шикотан, - а на четыре острова, включая острова Кунашир и Итуруп, хотя в Совместной советско-японской декларации 1956 г., на которую всё время ссылаются в Токио как на базу развития двусторонних отношений, говорится о возможной передаче Японии после заключения мирного договора только первых двух островов (островов Малой Курильской гряды), а о Кунашире и Итурупе не говорится ни слова. Таким образом, опираясь на Декларацию 1956 г., о претензиях Японии можно говорить применительно лишь к островам Малой Курильской гряды, а о двух других островах, кстати, крупнейших в архипелаге, речь вообще идти не должна.

В Декларации о перспективах торгово-экономических и науч­но-технических отношений между РФ и Японией отмечается, что Правительства РФ и Японии, «принимая во вним ание то, что по мере продвижения реформ в Российской Федера­ции будут возрастать возможности для развития двусторонних торгово-экономических отношений, а также руководствуясь намерением обеспе­чить сбалансированное расширение двусторонних отношений в целом, сог­лашаются и впредь добиваться дальнейшего развития сотрудничества с перспективой на будущее в этих областях» (топливо и энергетика, транспорт и связь, конверсия, охрана окружающей среды и некоторые дру­гие области).

Таким образом, значение данног о визита состоит в том, что после него в позиции японского руководства по отношению к методам урегулирова­ния территориального спора с Россией произошли существенные измене­ния. От концепции «либо острова, либо ничего» Япония перешла к док трине «расширенного баланса», предусматривающей поступательное дви­жение вперёд в области политики и эконом ики. Это, в принципе, объяснимо, т. к. японская дипломатия и в самых сладостных грёзах до этого не мечтала о признании Россией претензий не на два, а сразу на четыре острова. Таким образом, первый этап «плана Ельцина» был завершён быстро и без каких-либо существенных осложнений. Для Японии.

В 1994-1996 гг. начал осуществляться и второй этап - демилитаризация островов. В результате на Южных Курилах фактически остались лишь пограничные заставы и морские подразделения. При этом противостоящая России военная группировка Японии на о. Хоккайдо не только не уменьшилась, но увеличилась и дополнительно усилилась за счёт оснащения новейшими вооружениями.

Видя такое развитие событий, Япония восприняла это как признак слабости России и развернула беспрецедентный нажим на российскую сторону, инициировав массовый несанкционированный заход специально подготовленных быстроходных судов в территориальные воды у Южных Курил якобы для промысла рыбы. Количество таких нарушений достигало 10 тыс. в год. В этих условиях тогдашний директор ФПС генерал Николаев добился разрешения на применение против нарушителей силы вплоть до открытия огня, что ранее, в советское время, никогда не применялось. Такое развитие событий поставило под угрозу весь пятиэтапный план Ельцина. Срочно были применены дипломатические коррективы, начались переговоры о предоставлении японским судам (по существу браконьерам) права промысла в наших территориальных водах.

В 1998 г. была подписана Московская декларация «Об установлении созидательного партнёрства между РФ и Японией». Если в Декларации 1956 г. и советско-японском Заявлении 1991 г. положение о безопасности было главенствующим, то из Токийской и Московской деклараций оно исчезло. Вместо него было введено новое понятие законности, которое каждая сторона, естественно, может трактовать по-своему. Московская Декларация стала частью третьего этапа реализации «плана Ельцина», сюда также можно отнести безвизовый въезд на Южные Курилы японских граждан, заключение Рыболовного соглашения 1998 г., оказание Японией различной гуманитарной помощи жителям островов, призывы российских властных структур к японским деловым кругам к инвестициям в этом регионе.

Помимо Московской декларации немалый интерес вызывает упомянутое Рыболовное соглашение, подписанное Борисом Немцовым, в то время зампредом правительства РФ, в феврале 1998 г. сроком на три года. Главное, что обращает на себя внимание, это фактически зафиксированный в нём отказ России от своих суверенных прав в своих территориальных водах в районе Южных Курил, т. е. на своей территории.

Данный вывод прямо вытекает из текста Соглашения, где в первой статье сказано, что «стороны сотрудничают в целях осуществления промысла живых ресурсов японскими рыболовными судами в морском районе... у островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, а также сохранения, рационального использования и воспроизведения живых ресурсов в этом морском районе». Таким образом, Россия сотрудничает с иностранным государством, ведущим промысел в наших территориальных водах (т.е. на нашей территории), а не разрешает ему вести этот промысел за соответствующую плату, как это всегда бывает в подобных случаях. Более того, из формулировок статей 1 и 2 вытекает также, что японские рыбаки будут вести промысел в явочном порядке не в территориальных водах России, а в безымянном, никому не принадлежащем «морском районе», о государственной принадлежности которого не говорится ни слова.

В основном документе - собственно Соглашении - нет ни слова о контроле за ведением промысла японскими судами со стороны российских органов рыбоохраны и пограничников, равно как ничего не говорится о соблюдении японскими рыбаками российских законов и правил. Иными словами, Япония как государство не берёт на себя никаких официальных обязательств по этому ключевому вопросу.

Между тем, в аналогичных соглашениях прошлых лет, в частности, Соглашениях о промысле морской капусты в районе Малой Курильской гряды 1963 и 1981 гг., было чётко зафиксировано, что «японские рыбаки, занимающиеся промыслом морской капусты... должны соблюдать законы, постановления и правила Союза Советских Социалистических Республик, действующие в этом районе». Это положение, действовавшее свыше 30 лет, исчезло из Соглашения от 21 февраля 1998 г.

Кроме того, в «Меморандуме о понимании» к Соглашению (документ, на основе которого осуществляется конкретное ежегодное сотрудничество между сторонами) на 1998 и 1999 гг. и в «Руководстве по порядку промысла морских живых ресурсов японскими рыболовными судами» наряду с Русскими употребляются японские географические названия, включая даже названия мысов… Кстати сказать, это является нарушением Закона РФ "О наименовании географических объектов", предусматривающего использование в официальных документах только собственных географических названий. После подписания данного соглашения тогдашний министр иностранных дел Игорь Иванов вынужден был заявить, что он «осведомлён о некоторой настороженности, существующей в отношении данного соглашения» («НГ» от 23.02.1999).

«Венцом» третьего этапа «плана Ельцина», кроме соглашения 1998 г., стала также выдвинутая еще Евгением Примаковым в бытность его министром иностранных дел России идея «совместной российско-японской экономической деятельности» на Южных Курилах. В целях практической реализации этого направления была создана российско-японская подкомиссия по совместной хозяйственной деятельности.

На начало 2005 г. планируется визит В.В. Путина в Японию. Понимая, что японская сторона не обойдёт вниманием вопрос об островах, глава МИД России Сергей Лавров в одном из своих интервью заявил, что «среди обязательств Советского Союза есть Декларация 1956 года, в которой предлагается отдать Японии два южных острова и на этом поставить точку… Если брать Россию как государство-продолжатель, мы эту декларацию признаём как существующую». Ряд российских политологов считает, что своим заявлением С. Лавров подготавливает общественное мнение к возможной передаче островов. Тем более это видится вероятным после осенней передачи Китаю полутора островов на реке Амур. Речь может идти о начале некоего «торга» между двумя странами, основной ставкой в котором станут спорные острова. Не исключено, что «платой» за острова должны стать крупномасштабные японские инвестиции в экономику России, прежде всего, в Дальний Восток, который сейчас находится в кризисе из-за недостаточного развития промышленности и дефицита человеческих ресурсов.

На днях стало известно, что Правительство Японии предоставит администрации Сахалинской области техническую помощь на сумму 150 млн иен (около 1,46 млн долл.) на продвижение в регионе экономических и социальных реформ. Соответствующее соглашение было подписано на прошлой неделе в Южно-Сахалинске губернатором Сахалинской области Иваном Малаховым и генконсулом Японии. Объёмы помощи по японским масштабам более чем скромные, однако сам факт такого «участия Японии» в сахалинских делах весьма примечателен.

Исполнительное соглашение Сахалинской областью и Японией было подписано 7.12.2004. В официальном пресс-релизе, распространенном генеральным консульством Японии в Южно-Сахалинске, сообщается: «Япония, уделяя большое внимание развитию отношений с соседней Сахалинской областью, оказывает помощь в проведении экономических и социальных реформ в Сахалинской области, что принесёт пользу не только для развития сотрудничества между сахалинскими и японскими предприятиями, а также гуманитарных обменов, но и для углубления понимания Японии со стороны Сахалинской области».

Т. о., во второй половине XX века отношения СССР/России и Японии определялись отношением СССР/России к территориальным претензиям японской стороны на Курильские острова. В период после Второй Мировой Войны до прихода к власти в СССР М.С. Горбачёва Советский Союз не признавал проблемы спорных территорий. В 1988-91 гг. наметился процесс улучшения двусторонних отношений в связи с первыми уступками Российской стороны. На данном этапе официальная позиция Российской Федерации состоит в заключении мирного договора с Японией в кратчайшие сроки, но опираясь на двусторонние договорённости. Т. е., фактически, целью поставлено осуществление четвёртого пункта рассмотренного «плана Ельцина». Однако данный вопрос по-прежнему остаётся открытым, поскольку японская сторона не желает идти ни на какие уступки, а внутри РФ продолжает набирать силу общественный и политический протест, направленный против территориальных уступок Японии.

Литература.

1. Зиланов В., Плотников А. Курильские миражи вчера и сегодня. НГ, от 3.02.2000.

2. Константинов Виталий Алексеевич. Проблема правового статуса Курильских островов в отношениях между Российской Федерацией и Японией: политические и международно-правовые аспекты урегулирования. www.sf.irk.ru.

3. Нарочницкая Н. А. Япония и Россия: кому по праву принадлежат Курилы. www.pravoslavie.ru.

4. НГ от 23.02.1999. Интервью главы МИДа Игоря Иванова.

5. Чернов Михаил «Япония покупает Курилы и Сахалин». www.glazev.ru.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий