регистрация / вход

Эволюция английского парламентаризма в 19-м - начале 20-го века

тема работы: «Эволюция английского парламентаризма в 19-м — начале 20-го века» 1 Введение По вопросу о политической истории Великобритании нового времени написано немало. Приступая к изучению данного периода английской истории, можно найти и серьёзные научные труды, и сборники статей, и отдельные статьи.

тема работы: «Эволюция английского парламентаризма в 19-м — начале 20-го века»
1 Введение

По вопросу о политической истории Великобритании нового времени написано немало. Приступая к изучению данного периода английской истории, можно найти и серьёзные научные труды, и сборники статей, и отдельные статьи. Конечно, источником информации могут быть и учебники, учебные пособия. Наряду с материальными текстовыми источниками мною при написании работы были использованы и виртуальные. В основном это были англоязычные веб-сайты, преимущественно британские.

Основную информацию я почерпнул из «Очерков политической истории Великобритании», «Политика и власть в Западной Европе 20 века», «Западная Европа и США». Остальные издания, приведённые в списке использованной литературы, были восприняты мною как великолепные источники информации для написания работы и цитирования. В книге «Викторианцы» ведётся речь о политических деятелях Великобритании нового времени. «Очерки политической истории…» включают в себя подробное описание деятельности либеральной и консервативной партий в 19 – начале 20-го веков. Учебники и пособия для ВУЗов освещают весь спектр тематики по данному вопросу. В Хрестоматии приведены семь актов, использованных мною в этой работе.

Данной темой занимались К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин, А. Моруа, И.М. Узнародов, К.Б. Виноградов, Р.И. Чикалов, М.Ц. Арзананяни множество других авторов.

Приступая к рассмотрению вопроса об эволюции парламентаризма в Великобритании, необходимо прежде всего сказать несколько слов о государственном строе. Соединённое королевство Великобритании и Северной Ирландии является конституционной монархией. Власть монарха номинальна, исполнительная власть находится в руках Кабинета министров. Подлинным стержнем государственной жизни, средоточием реальной власти в Великобритании является двухпалатный парламент. Британский парламент - один из старейших парламентов мира. Он возник в конце XIII века и с тех пор продолжает функционировать без перерывов на протяжении всей политической истории страны.

Длительный эволюционный путь обусловил характерную для высшего представительного органа страны преемственность. Британский парламент - удивительный пример сочетания старых и новых форм, их напластований, сосуществования. Эта особенность находит отражение во многих сторонах его организации и деятельности.

Свою восьми вековую историю парламент ведёт с момента подписания Иоанном Безземельным 15 июня 1215 года Великой Хартии Вольностей. Пожалуй, ни один документ в истории не вызывал таких противоречивых оценок специалистов и столько дифирамбов либералов, как она. Бароны учредили для себя особый суд «пэров» — равных, отменили судебную реформу Генриха II и создали собственный комитет для контроля за действиями монарха. Одним из важнейших последствий войн и противостояния короля и его подданных стало рождение английского парламента — старейшего в Европе, «колыбели» парламентаризма. Англичане законно гордятся тем, что «экспортировали» нормы парламентской демократии и в Новый Свет, и в Индию, и в Австралию и Новую Зеландию. Их «дар» стал в наши дни неотъемлемой частью политической культуры. Тем любопытнее взглянуть на обстоятельства и новый расклад политических сил, при которых возник английский парламент.[1]

Это произошло в эпоху гражданских войн и баронских свар, когда общество было нацелено на ограничение произвола монархов. И, что чрезвычайно важно, английский парламент возник по инициативе оппозиции. Впервые собрание представителей всех сословий королевства созвал лидер баронов Симон де Монфор. Поэтому в отличие от подобных учреждений других стран — французских Генеральных Штатов или Испанских кортесов, английский парламент не был покорным и не ограничивался только вотированием налогов. Он достаточно смело вторгался в сферы экономического регулирования, в дела церкви, престолонаследия и другие столь же важные стороны жизни, требуя от монархов «добрых законов» в обмен на деньги налогоплательщиков.

К тому времени как дальновидные короли, подобные Эдуарду I, начали перехватывать инициативу оппозиции и сами созывать парламент, в обществе уже сложилось представление о том, что парламент — это особый совет, представляющий интересы всех общин королевства и доносящий их чаяния до короля, без которого нельзя решать ни серьезных финансовых, ни политических вопросов. Довольно рано в парламентской практике утвердился принцип: «то, что касается всех, должно быть одобрено всеми».

Шотландский католик Джеймс Стюарт верил в божественную власть короля и считал себя никем и ничем в своих действиях не ограничиваемым. Проваленный заговор католиков поджечь парламент в 1605 году привёл к антикатолическим выступлениям. Нежелание Джеймса Стюарта и его сына Чарльза Первого принимать во внимание либерализм английского парламента вылилось в гражданскую войну.[2]

Окончательное закрепление места парламента в сфере государственной власти Великобритании произошло в 1646 году, после окончания войны между баронами и королём, в которой верх одержали республиканцы во главе с Кромвелем. Они сместили и обезглавили короля. В 1653 году генерал Кромвель установил в стране военную диктатуру. В 1659 году остаток разогнанного Кромвелем Долгого парламента объявил себя учредительной властью, а в 1660 провозгласил Карла Второго Стюарта королём – была произведена реставрация монархии, которая стала ограниченной[3] .

В настоящее время структура английского парламента такова.

Палата лордов формируется по наследственному принципу: её членами становятся старшие сыновья английских лордов. В неё входят также пэры, избиравшиеся на 7-летний срок шотландскими и пожизненно – ирландскими лордами, а также пожизненные пэры из числа духовных лиц. Кроме того, место в верхней палате и титул пэра может пожаловать монарх. Палата лордов утверждает принятые нижней палатой законы и являлась высшей судебной инстанцией.

В результате парламентских реформ 19 – начала 20 веков значительно возросло значение нижней палаты, или Палаты общин. Законотворчество, утверждение бюджета, контроль за исполнительной властью, решение вопросов об отставке и утверждении правительства составляет прерогативу палаты общин. Спектр её компетенции отличается чрезвычайной широтой – от проблем частных лиц до государственного устройства страны. В Великобритании не было, как нет и сейчас, такого государственного института, который мог бы изменить или отменить парламентские акты.

Лидер победившей на выборах партии становится премьер-министром, возглавляющим правительство – кабинет министров. В него входят не все министры, а только занимающие ключевые посты. Министры второго ранга руководят соответствующими департаментами и не играют существенной политической роли. Выделившийся из тайного совета, кабинет министров формально не был предусмотрен английским конституционным правом. Сам этот термин впервые появился на страницах парламентских отчётов только в 1900 году. Юридически кабинет являлся сугубо неофициальным учреждением, его деятельность не облекалась в правовые формы, заседания проходили негласно, протоколы не велись. Лишь в последние годы 19 века постоянной резиденцией премьер-министра и местом проведения заседаний кабинета стал дом номер 10 на Даунинг-стрит. Тем не менее кабинет располагал широкими полномочиями в области государственного управления, подготовки законопроектов и проведения их через парламент. Он мог издавать нормативные акты и без участия последнего. Правительство ответственно перед Палатой общин, но само может инициировать указ короля о роспуске парламента и назначении новых выборов. Эта возможность взаимного воздействия представляет собой важный элемент английской системы сдержек и противовесов.[4]

2. Двухпартийная система: становление и развитие

Положение парламента в конституционной системе определяется двумя фундаментальными принципами - парламентского верховенства и парламентарного (ответственного) правления. Реальное же функционирование всего парламентского механизма основано на существовании в стране двухпартийной системы. Под ее влиянием находится вся организация избирательного процесса - начиная от выдвижения кандидатов, деления страны на избирательные округа и кончая способом подсчета голосов избирателей. Она оказывает определяющее воздействие на внутреннюю организацию и деятельность парламента. Под ее влиянием сложились наиболее существенные конституционные соглашения, обусловливающие весь комплекс отношений между парламентом и правительством.

При двухпартийной системе обе партии попеременно сменяются у власти. В таких условиях правительство, как правило, располагает поддержкой большинства в палате общин, и это дает ему весьма сильные позиции в парламенте.

В 70-х года 17 века во вновь ставшем центром политической борьбы парламенте постепенно оформились 2 политические партии – тори и виги[5] . Тори являлись сторонниками усиления королевской власти и англиканской церкви. Социальную базу партии составила землевладельческая аристократия – старое феодальное дворянство. Виги, опиравшиеся на новое дворянство и буржуазию, выступали за сохранение конституционной монархии при сильной власти парламента.

Сдвиги в социально-экономической сфере, произошедшие в 19 веке в Англии, привели к изменениям в политической жизни. На политическую арену вышли новые классы, активно вступившие в борьбу за свои права.

С 30-х годов 19 века вплоть до окончания Первой мировой войны шёл процесс трансформации вигов и тори в либералов и консерваторов, обретения ими облика партий в подлинном смысле этого слова. Это был заключительный этап функционирования двухпартийной системы «либералы – консерваторы».

Окончательное организационное оформление либеральная партия получила в 1877 году, когда была создана Национальная либеральная ассоциация. Своей целью она провозгласила завоевание мест в парламенте и других выборных органах представительной власти, претворение в жизнь концепции либерализма. Английский либерализм выступал как идейно-политическое течение, принципы которого разделяли представители различных слоёв: аристократии, буржуазии, бюрократии, интеллигенции, рабочих. Лидерами либеральной партии, оставившими заметный след в истории Великобритании, были У. Гладстон, Г. Кемпбелл-Баннерман, Г. Асквит, Д. Ллойд Джордж.

Имевший длительную историю и традиции английский консерватизм завершил организационную перестройку в консервативную партию созданием в 1883 году Национального союза консервативных ассоциаций. В английском консерватизме при наличии различных тенденций утвердилась сформулированная Бенджамином Дизраэли (1804-1881) программа «демократического торизма», основу которой составляли идеи сохранения и укрепления роли монарха, палаты лордов и церкви, консолидации и расширения колониальной империи, утверждения «величия Англии». В то же время консерваторы признавали необходимость решения социальных проблем путём создания для буржуазии благоприятной рыночной коньюктуры и дополнительных источников сверхприбыли, которые могли бы обеспечить высокий уровень занятости, повышение заработной платы и другие формы улучшение жизненного стандарта масс.[6]

Я опишу этот важный период более подробно.

Акт о народном представительстве 1867 года, внёсший изменения в избирательное право Соединённого Королевства, создал новую ситуацию в политической сфере: электорат увеличился почти на один миллион человек, примерно в два раза, а основную часть новых избирателей составили представители трудящихся слоёв населения[7] . Именно их голоса должна была принимать теперь во внимание любая политическая партия, претендовавшая на успех во всеобщих выборах. Закон содержал в себе поправку, внесённую либералами и принятую правительством консерваторов, фактически отменявшую десятифунтовый порог[8] .

В новую эпоху массового избирателя ведущие политические партии Англии вступили с разным багажом. У консерваторов опыт политических отношений с трудящимися практически отсутствовал, поэтому положение их соперников – либералов – представлялось более предпочтительным[9] . В то время в обществе существовало довольно распространённое мнение о том, что либералы вправе рассчитывать на голоса рабочих, но, как выясняется, всё обстояло далеко не так просто.

В новых условиях либеральная партия могла рассчитывать не только на общие симпатии трудящихся, но и на вполне реальную поддержку тех рабочих, которых уже удалось вовлечь в орбиту либерализма путём членства в рабочих клубах, демократических или радикальных ассоциациях.

В отличие от своих коллег радикалы, занимавшие левые позиции в партии, в шестидесятые годы имели контакты с организованным рабочим движением, успешно сотрудничали с рабочими в рамках движения за реформу избирательного права. Радикально настроенные бизнесмены выступали за повышения благосостояния рабочих, видя главное средство для достижения подобной цели в либеральной политике. Делались попытки для установления непосредственного союза между рабочими и либералами. В качестве примера можно привести Бирмингемскую ассоциацию, стремившуюся объединить под знаменем либерализма представителей самых разных классов. Особенно энергичные усилия, направленные на завоевание поддержки рабочих, предпринимал Дж. Брайт – один из наиболее авторитетных радикалов середины шестидесятых годов. В этом плане весьма показательна его кампания зимой 1866 – 1867 годов; когда он выступил с речами в крупнейших городах Англии. В результате левое крыло партии пользовалось вполне определённой поддержкой рабочих.

Хотя новые веяния в либеральной партии и не выглядят столь основательно, как «новый торизм» Дизраэли или энергичные, целенаправленные усилия консерваторов по реорганизации своей партии, всё же после парламентской реформы либеральному руководству удалось определить своё отношение к рабочим, влиявшее на их политику на протяжении достаточно длительного периода, вплоть до первой мировой войны. Речь идёт о так называемом «либ-лейбизме» (данное выражение происходит от слов «либеральный» и «лейбористский»). В англоязычной литературе в это понятие вкладывается, прежде всего, понятие сотрудничества между либерализмом и трудом в политических вопросах, причём трудящиеся рассматриваются в качестве младшего союзника.

В осуществлении политики либ-лейбизма сначала участвовали лишь представители левого, радикального крыла партии либералов, но затем к ней присоединились и более умеренные политики. Трудящихся в данном союзе представляли рабочие лидеры нового поколения, вышедшие из профсоюзной олигархии, отличавшиеся практическим складом ума. Большинство их стояло за классовое сотрудничество, разделяло привязанность к либерализму, считало, что без финансовой поддержки либералов самостоятельные политические действия рабочих невозможны.

В мае 1868 года Великобритания начала готовиться к всеобщим выборам, намеченным на ноябрь. На выборах либеральная партия одержала убедительную победу. Новое правительство, сформированное Гладстоном, за годы пребывания у власти провело целый ряд законов, касавшихся образования, здравоохранения, местного самоуправления, замещения должностей на гражданской службе, тред-юнионов. Сделано было немало, однако трудно согласиться с Дж. Коулом, считавшим, что в области социального законодательства кабинет либералов добился «замечательных результатов». Ведь именно в конце 60-х – начале 70-х годов политика либ-лейбизма понесла ощутимые потери[10] .

В 1874 году консервативная партия сумела впервые за четверть века выиграть парламентские выборы и завоевать прочное большинство в палате общин. Правительство Дизраэли находилось у власти более шести лет – до следующих выборов 1880 года. Часто билли, которые они хотели провести через парламент, носили ярко выраженный политический характер: закон 1876 года о народном просвещении, 1875 о здравоохранении, ранние их разработки касавшиеся жилищного и рабочего вопроса. Социальные мероприятия правительства Дизраэли в определённой степени были попытками доказать, что пылкие заверения тори в годы их оппозиции об их горячем стремлении улучшить положение народных масс и их резкая критика деятельности либерального правительства в этом направлении не были пустой риторикой. Партия обещала провести давно назревшие преобразования в социальной сфере, и помощники Дизраэли в меру своих способностей, желания и возможностей пытались продемонстрировать стране верность данному слову. Как и следовало ожидать от частичных и постепенных реформ, проведённых в духе осторожного квази-либерализма, их эффективность была смешанной. Простое перечисление принятых законов даёт преувеличенное впечатление об их практическом значении. Верно, что большинство из них содержало определённое позитивное зерно, но они были слишком слабы, половинчаты и нерешительны для того, чтобы адекватно решить породившие их проблемы. Показательно, что не прошло и года после принятия закона о загрязнении рек (1874 года), как тори признали невозможность его проведения в жизнь без нового законодательства.

На рубеже 19-20 веков либеральная партия переживала острый идейный и организационный кризис. Многие полагали, что после отставки консерваторов либералы будут неспособны сформировать жизнеспособное правительство. Но уже в конце 1905 года, после объединение соперничавших за влияние фракций, партия вернулась к управлению страной и оставалась у власти до 1915 года. Кризис партии в конце 19 века во многом был связан с её расколом в 1886 году, когда группа либералов во главе с Чемберленом проголосовала в парламенте против билля правительства Гладстона (лидера либералов в 1868-1894 годах) о предоставлении Ирландии самоуправления. Возникшая таким образом в палате общин фракция либералов-юнистов вскоре по своим практическим целям сблизилась с консерваторами. По ряду вопросов юнисты выступали в духе крайнего шовинизма (джингоизм).

Поражение либералов на парламентских выборах и образование консервативного правительства Солсбери (1895-1902), в котором Чемберлен стал министром колоний, были восприняты как общая катастрофа партии и привели к дальнейшему росту в ней дезинтеграционных процессов.

Начавшаяся в 1899 году война с бурами привела к появлению среди либералов двух групп – империалистов и «пробуров» (радикалов), между которыми находилась основная часть партии, занимавшая умеренные позиции.[11] После окончания бурской войны начался процесс консолидации либеральных сил, который в основном протекал в русле критики консервативного правительства по вопросам образования, протекционизма, выдачи лицензий на торговлю спиртными напитками и эксплуатации китайских рабочих в Южной Африке.

На сессии парламента в 1902 году произошло «политическое чудо» - все группы либералов, а также часть либералов-юнионистов выступили против внесённого правительством билля о школах. Чтобы понять причины этого явления, необходимо обратиться к конфессиональной ситуации в Британии. В начале 20 века принадлежность к той или иной партии в многом определялась религиозным фактором. Консерваторы поддерживали государственную англиканскую церковь, либералы – нонконформистские организации. Последние старались отдать своих детей в государственные школы, где вопросы религии преподавались, в отличие от церковных, факультативно. Суть нового закона состояла в том, чтобы, передав часть средств из местного бюджета церковным (в основном англиканским) школам, повысить уровень народного образования в стране. Закон, проведённый в парламенте консервативным большинством, вызвал бурю протеста среди налогоплательщиков-нонконформистов, которые отказывались платить за содержание английских школ.

Начавшийся в 1902 году процесс организационного объединения либералов в основном завершился к концу 1905 года формированием правительства с участием всех партийных групп и был закреплён в начале 1906 года на парламентских выборах. Попытка правого крыл партии занять доминирующее положение в правительстве не удалась. В процессе консолидации либералы не выдвинули собственной конструктивной программы и использовали в тактических целях ссылки на непопулярные мероприятия консерваторов. Идейная разобщенность либералов в эти годы не была преодолена.

Итак, можно сделать вывод, что сложившаяся в Великобритании на базе общности стратегических целей система двухпартийного управления не только не исключала, но напротив, подразумевала преемственность политики либеральных и консервативных кабинетов. Само пребывание в оппозиции являлось своего рода сотрудничеством. Стабильность политической системы гарантировала поступательное развитие общества в направлении всё более ясно выраженного учёта интересов всех социальных слоёв.

3. Парламентские реформы

Для Великобритании 19 – начала 20 веков одним из наиболее значительных событий стал переход к строю буржуазной демократии. Но в отличие от Франции или США, где буржуазно-демократические порядки установились в ходе революций, британский путь к ним лежал через реформы, в том числе парламентские. Их необходимость обуславливалась архаичностью системы формирования нижней палаты. Основную массу её депутатов составляли представители мелких городов и местечек, в разное время получивших это право. Одни из таких поселений давно уже были оставлены жителями, другие насчитывали лишь по несколько десятков человек, отчего все они числились «гнилыми». В среднем на одно местечко приходилось 12 избирателей и 2 депутата. Вследствие такой практики Лондон с полумиллионным населением избирал четверых депутатов, а 165 тысяч населения графства Корнуэллс посылало 44 своих представителей. К тому же множество местечек являлись собственностью крупных землевладельцев, которые прямо указывали жителям, за кого им следовало голосовать. В конце 18 века из 658 депутатов 424 были фактически назначены лендлордами. В то же время новые города, выросшие на волне промышленной революции, либо вообще не выбирали, либо имели представительство, не соответствующее численности населения. Поэтому городская промышленная буржуазия настойчиво добивалась реформирования избирательной системы.

Началу этому положила реформа, проведённая вигами в ещё 1832 году. Акт о народном представительстве[12] уничтожил 56 «гнилых» местечек (статья 1 Акта о народном представительстве 1832), сократила представительство от оставшихся тридцати (статья 2), распределила освободившиеся в парламенте 143 места в пропорции: 13 депутатских мандатов предоставили Шотландии, Уэллсу и Ирландии, по 65 получили сельские и городские округа (статья 3 и 4). Кроме того, расширили круг избирателей. В городах ими стали все собственники домов, приносивших не менее 10 фунтов стерлингов в год, и арендаторы квартир, платившие за них такую же годовую сумму. В графствах – владельцы участков (фригольдеры), а также наследственные и долгосрочные арендаторы (копигольдеры), имевшие 10 фунтов годового дохода с земли. Краткосрочные арендаторы становились избирателями при годовом доходе более 50 фунтов стерлингов. Право голоса, таким образом, получила сельская и городская буржуазия.

Нововведения, отражённые в статьях с тринадцатой по двадцать седьмую, имели своей основой желание урегулировать порядок избрания депутатов. Однако статья двадцать шестая вводила серьёзные ограничения, основывающиеся на порядке регистрации и отсылающие к 27 статье.

Статья 27 прямо указывала: «…Ставиться непременным условием, что никакое лицо не будет внесено в списки избирателей в каком-либо году, если оно не владеет указанными помещениями в течение двенадцати календарных месяцев, предшествующих последнему дню июля в соответствующем году…».

Широкое разочарование ограниченностью билля о реформе вызвало массовое движение в поддержку «Народной хартии», включавшей 6 основных пунктов: всеобщее избирательное право для взрослого мужского населения; равные избирательные округа; ежегодное переизбрание членов парламента; оплата труда парламентёров; тайное голосование; отмена имущественного ценза при выборах в парламент. В 1836 году в Лондоне была создана «Ассоциация рабочих», ставшая ядром «чартизма» - рабочего движения за всеобщее избирательное право. Политическую платформу движения составила хартия[13] . Неоднократно чартисты вносили в парламент петиции о «Народной хартии, но каждый раз палата общин отвергала их. Чартистское движение подкрепляло требования к парламенту массовыми демонстрациями и рабочими митингами[14] .

«Чартизм» сотрясал Англию до 1848, его отзвуки чувствовались вплоть до середины 50-х годов. Он потерпел поражение, но показал всеобщую заинтересованность в справедливом представительстве, с которым связывались надежды на социальные преобразования. Буржуазия, стремившаяся к усилению политического влияния, использовала желание широких масс участвовать в формировании парламента, сделав ставку на расширение электората за счёт наиболее обеспеченной части рабочего класса, на голоса которых имела основание рассчитывать.

Проведённая в 1867 году вторая парламентская реформа окончательно уничтожила «гнилые» местечки, передав графствам 30 и городам 23 освободившиеся места. Новые избирательные правила существенно понизили имущественный ценз. Право голоса в городах получили не только владельцы домов и те, кто уплачивал 10 фунтов годовой арендной платы за жильё, но и все наниматели квартир, даже дешёвых, если они платили налог в пользу бедных. В графствах избирателями стали собственники и наследственные арендаторы земли с доходом не менее 5 фунтов в год, а также краткосрочные арендаторы, получавшие 12 фунтов стерлингов годового дохода. Реформа включила в число избирателей мелкую буржуазию, квалифицированных рабочих, зажиточных фермеров.

Регулируя, таким образом, распределение лиц, имеющих право участвовать в выборах депутатов, Акт о народном представительстве 1867 года довольно чётко выделял категории таковых, одновременно отменяя старые и вводя новые ограничения, менее жёсткие. Это, в конце концов, способствовало дальнейшей демократизации избирательной системы Англии.

В 1872 году либералы ввели на парламентских выборах тайное голосование, что было давним требованием демократических сил. Затем либеральная партия обеспечила проведение в 1884-1885 годах третьей парламентской реформы. Для жителей графств вводились такие же условия получения права голоса, как и для населения городов. Избирателями становились все, кто имел дом или платил за аренду квартиры не менее 10 фунтов стерлингов в год. К голосованию были допущены мелкие фермеры. Кроме того, реформа предусмотрела новое распределение избирательных округов примерно по 50 тысяч человек в каждом. Крупные города получили право посылать по нескольку депутатов в соответствии с числом жителей (Лондон стал избирать 52 депутата).

В результате проведения парламентских реформ смягчилась политическая напряжённость в обществе.

Ещё одним важнейшим следствием реформ явились изменения в составе избирателей. Первая парламентская реформа довела их до 670 тысяч, вторая позволила иметь 2 миллиона 500 тысяч, третья – 5,7 миллионов, что расширило социальную базу электората. Великобритания несколько приблизилась к осуществлению одного из важнейших принципов демократического государства, которым является участие народа в управлении путём волеизъявления на выборах. Но и при этом избирательное право не стало всеобщим. Возможность голосования связывалась не с личностью, а с владением домами. Их собственники могли быть избирателями во всех округах, где они удовлетворяли установленным правилам.

Допуск к избирательным урнам мелкой буржуазии, высокооплачиваемых рабочих, фермеров изменил облик палаты общин. С 1832 по 1901 года число депутатов парламента, имевших земельную собственность, уменьшилось с 464 до 198, а количество депутатов-финансистов, владельцев промышленных, транспортных и торговых предприятий возросло с 86 до 655. Реформы обеспечили политическое преобладание в нижней палате представителей буржуазии, тогда как лендлорды потеряли былое господство в ней.

В то же время наследственная верхняя палата ограничивала законодательную деятельность Палаты общин, имея возможность отклонить любой её законопроект. Это не соответствовало интересам буржуазии, которая не хотела больше мириться с привилегированным положением лендлордов. Укрепить политические позиции промышленной буржуазии и был призван проект перераспределения полномочий между палатами. Он вызвал ожесточённое сопротивление лордов. Только получив согласие Георга Пятого пополнить верхнюю палату сторонниками реформы, премьер-министр Асквит заставил лордов утвердить билль, получивший название «Акт о парламенте для определения отношений между палатой лордов и палатой общин и для ограничения срока полномочий парламента 18 августа 1911 года»[15] . Поводом к реформированию парламента послужил конфликт правительства с палатой лордов, которая отклонили предложенный правительством и утверждённый палатой общин бюджет. Встал вопрос о самом существовании палаты лордов. Выход был найден в реформе парламента, ограничившей права верхней палаты. Билль о парламенте предусматривал:

1. Финансовый билль, принятый палатой общин, но неутверждённый верхней палатой в течение месяца, представлялся королю и после его одобрения становился законом.

2. Нефинансовые билли, отвергнутые палатой лордов, но принятые нижней палатой в трёх чтениях, шли на утверждение короля, если между первым и последним чтением прошло не менее двух лет.

3. Введение жалованья депутатам и пятилетний срок деятельности нижней палаты.

Получили объективную возможность претендовать на место в Палате общин люди без личного состояния – мелкая буржуазия, интеллигенты, рабочие.

Оттеснив на второй план палату лордов и контролируя большинство в палате общин, правительство превращалось в главный орган государственной власти, возвышавшийся над парламентом[16] .

4. Кризис парламентаризма в начале 20 века и принятие акта о парламенте 1911 года

В начале 20 века основная борьба между либералами и консерваторами развернулась по вопросу о тарифах. Консерваторы, тесно связанные с тяжёлой индустрией, требовали установления покровительственных пошлин с целью защиты от конкуренции со стороны Германии[17] . Кроме того, введение тарифов повысило бы (к выгоде лендлордов) цены на сельскохозяйственную продукцию.

Другие подразделения промышленности, особенно работавшие на экспорт (например, текстильная), были заинтересованы в сохранении свободной торговли. Эта отрасль являлась ведущей в Англии. Особенностью британской экономики был недостаток отечественного промышленного сырья и продовольствия для населения. Введение протекционистских пошлин вызвало бы гибель большинства отраслей английской промышленности.

Конфликт между либералами и консерваторами возник также на почве вопроса о пенсиях. Особенно острые разногласия имели место в 1910 году, после того, как палата общин приняла новый бюджет. Находившаяся под контролем консерваторов верхняя палата отвергла его.

Сопротивление консерваторов дало возможность либеральному кабинету урезать полномочия верхней палаты. С этой целью правительство предоставило знаменитый парламентский билль, существенно ограничивший конституционные права лордов.

Палата лордов, большинство членов которой было непосредственно заинтересованно в проведении протекционистской реформы, решила бороться до конца. Однако некоторые вожди консервативной партии (в их числе лидер партии Бальфур и лидер консерваторов в палате лордов Лэнсдаун) прекрасно понимали, что в создавшейся ситуации «борьба до конца» означает полнейшую компрометацию не только палаты пэров, но и вообще консервативной партии в глазах избирателей.

Король Георг Пятый безуспешно пытался решить эту проблему, обсуждая её с лидерами Либеральной и Консервативной партии[18] . В конце концов король согласился произвести столько либеральных пэров, чтобы они смогли поддержать билль в палате лордов, основываясь на убеждении, что его действия – это те, которые ждёт от него народ. В декабре 1910 года произошли генеральные выборы. Неожиданно закон был принят 131 голосом против 114. Палата лордов предпочла потерять часть своих полномочий, но не получать 250 новых пэров.

Акт о парламенте 1911 года устанавливал, что если финансовый билль, принятый палатой общин и отосланный по крайней мере за месяц до окончания сессии в верхнюю палату, не будет в течение месяца принят последней без поправок, он становится законом после утверждения короной, хотя бы палата пэров и не дала на него своего согласия. На спикера палаты общин возлагалась обязанность удостоверять, что указанный законопроект является финансовым.

Члены палаты общин стали получат жалованье (400 фунтов стерлингов в год). С тех пор депутаты трудились уже не общественных началах, а имели основной источник дохода в парламенте, то есть превратились в государственных служащих. В их прямую обязанность входило «надзирать за своими слугами и за окопавшимися бюрократами»[19] .

Продолжалась практика пожалования званий пэров. Ллойд Джордж путём продажи титулов получил 3000000 фунтов стерлингов для нужд своей либеральной партии[20] . Титулы обрели десятки политических деятелей, банкиров, коммерсантов.

Права палаты лордов были урезаны и в законодательстве по нефинансовым публичным биллям. Если в течение трёх последовательных сессий парламента (не обязательно одной и той же легислатуры) принимаемый палатой общин законопроект будет отвергаться палатой пэров, он всё равно вносится в книгу статутов Великобритании. Но для этого необходимо, чтобы между вторым чтением билля во время первой сессии и третьим его чтением на третьей сессии прошло 2 года. Таким образом, верхняя палата теперь могла затянуть на два года принятие неугодного её закона, но не отвергнуть его.

Лорды ещё пытались иногда использовать своё право на отклонение биллей. В 1912 году они саботировали принятие закона о гомруле для всей Ирландии, задержав его на 10 лет. В результате Ирландия оказалась разделённой


5. Возникновение партии лейбористов

labour(англ.) – труд, работа

Нарастающее недовольство политикой правящих кругов и бедность рабочего класса приводило к тому, что полтора миллиона привилегированных рабочих ещё более дорожили своим обеспеченным положением. Эволюция экономики Англии делала неизбежной обострение борьбы двух тенденций в рабочем движении – революционной и оппортунистической.

В период кризиса 1885-1886 годов впервые за долгие десятилетия с массовых демонстраций безработных начинается активное движение самой низкооплачиваемой прослойки общества – пролетариата. Толпы людей, которые в течение долгих месяцев не могли найти применения своим силам, что было связано с утратой Англией торгово-промышленной монополии, стали собираться на окраинах Лондона, делиться своими горестями, слушать ораторов, в число которых входили социалистические агитаторы. Они пытались объяснить массам причины создавшегося положения, призвать их к активной борьбе.

В 1881 году группа радикальных интеллигентов в Лондоне создала Демократическую федерацию, которая в 1884 году была переименована в Социал-демократическую федерацию (СДФ). Основателем этой федерации был Гайндман – выходец из крупно буржуазной семьи, английский буржуазный интеллигент. Он довольно поверхностно воспринял некоторые основные положения марксизма, истолковав их сугубо догматически. Основные труды Маркса и Энгельса на английский язык в то время переведены не были. Поэтому, когда Гайндман начал устно и в печати пропагандировать идеи Маркса, английсие рабочие и радикальные интеллигенты восприняли марксизм именно в гайдмансовском изложении. К массовым организациям рабочего класса Англии – тред-юнионам – Гайндман относился пренебрежительно, считая, что коль скоро они не стоят за свержение капитализма, то социал-демократам не стоит иметь с ними ничего общего. Тем самым он обрекал свою организацию на превращение в секту, оторванную от масс. Однако внутри СДФ были и передовые рабочие, такие, как Квелч, Бернс, Манн, активно работавшие в тред-юнионах. Среди членов федерации были также люди, которые расходились с Гандманом по многим вопросам. Наиболее крупным представителем этой группировки был известный поэт Моррис. Энгельс назвал Морриса «социалистом чувства», подчёркивая его теоретическую слабость. Главное расхождение между Моррисом и Гайнманом заключалось в том, что Моррис считал необходимым отказаться от чрезмерного внимания к парламентской деятельности, полагая, что этот путь может лишь отвлечь лучших представителей рабочего движения от подлинно революционной борьбы.

Группа Морриса, в которую входили также Бакс, дочь Маркса – Э. Маркс, на рубеже 1884-1885 годов вышла из СДФ и создала свою организацию под названием «Социалистическая лига». Но и это была всего лишь секта, далёкая от действительного классового движения.

С 1885 года стали возникать так называемые новые тред-юнионы. Это были организации неквалифицированных либо малоквалифицированных рабочих – докеров, рабочих газовых заводов, спичечных фабрик и т. д. Оставаясь на почве тред-юнионизма, новые союзы превращались в активную силу левого течения английского рабочего движения. Большинство новых тред-юнионов начинало свою деятельность с проведения стачки.

Главной задачей английского рабочего класса в условиях подъёма массового рабочего движения было создание своей политической партии. Задача английских социалистов заключалась в том, чтобы, преодолев сектантство, создать массовую партию, а затем продолжать борьбу за повышение теоретического уровня этой партии, за превращение её в марксистскую социалистическую организацию. При этом Энгельс подчеркнул, что в английских условиях нельзя рассчитывать на то, что такая массовая партия с самого начала будет стоять на марксистских позициях.

Летом 1882 года происходили очередные парламентские выборы, и ряд местных организаций выдвинул своих независимых кандидатов, причём трое из них набрали необходимое число голосов – Кейр Гарди, Вильсон, Бернс. Хотя вскоре Вильсон и Бернс перешли к Либералам, сама победа независимых кандидатов способствовала дальнейшему распространению идеи о создании самостоятельной рабочей партии.

Ущерб соединению социализма с рабочим движением и созданию политической партии рабочего класса принесло Фабианское общество (по имени римского полководца Фабия Максима, знаменитого тактикой промедления), основанное в 1884 году. Среди его учредителей и видных деятелей было немало представителей интеллигенции, сыгравших видную роль в развитии демократической культуры. Д. Б. Шоу тесно связал свою судьбу с ранним фабианством, хотя даже на этом этапе взгляды его часто выходили за пределы фабианской идеологии.

Супруги Сидней и Беатриса Вебб в течение полувека были властителями дум довольно широкого слоя буржуазной молодёжи, примыкавшие к крайне правому крылу социалистического движения[21] . Фабианцы утверждали, что Англии свойственно эволюционное развитие, что английский рабочий класс может добиваться реформ исключительно давлением на парламент. Как писал ещё Энгельс, главным принципом фабианцев был страх перед революцией. Отсюда и родилась их тактика «пропитывания» консервативной и либеральной партий идеями фабианского социализма. На деле же фабианское общество «пропитывало» рабочий класс либеральной идеологией. Когда в массах рабочих появилась идея создания самостоятельной партии, фабианцы всячески стремились так повлиять на программу новой партии и её устав, чтобы лишить партию независимости и как можно быстрее привязать её к старым традиционным партиям.

Новая партия была учреждена и приняла официальное название Независимой рабочей партии (НРП) в 1893 году. Факт образования в 90-х годах 19 века партии с социалистическими задачами, с намерением проводить самостоятельную политику означал заметный сдвиг в английском рабочем движении. Но НРП с самого начала попала под влияние реформистских вождей.

Лидером партии был Кейр Гарди – человек, типичный эклектик, в его статьях и речах причудливо переплетались взгляды, почёрпнутые у социологов и экономистов, религиозно-этические представления и воззрения, возникшие в массах английских пролетариев, среди которых родился и жил он, углекоп по профессии. Оставаясь целиком на почве реформизма, Гарди повёл руководимую им партию по пути подчинения либералам и фактического отказа от социалистических взглядов.

В конце 90-х годов предприниматели, создавшие «Парламентский совет предпринимателей», усилили давление на рабочий класс. В результате неудачу потерпели машиностроители, а затем углекопы Южного Уэльса и другие отряды рабочих[22] .

В атмосфере травли тред-юнионов их противники решились посягнуть на давно завоёванное право стачек. В 1900 году одна железнодорожная компания предъявила тред-юниону иск, потребовав возмещения убытков, понесённых ею во время стачки железнодорожников в районе реку Тафф. Судебный процесс прошёл через все инстанции и завершился приговором высшей из них – палаты лордов, которая удовлетворила иск компании. Тред-юнион вынужден был заплатить 23 тысячи фунтов стерлингов. Так возник судебный прецедент, на основе которого суды стали приговаривать к выплате компенсаций и другие профсоюзы. По существу, это означало, что рабочие лишились права на стачку.

Приспосабливаясь к новой обстановке, реформистские лидеры объявили себя сторонниками политической независимости рабочего класса. Конгресс тред-юнионов постановил созвать конференцию кооперативных, социалистических и тред-юнионистских организаций, «чтобы обсудить пути и средства для проведения в ближайший парламент большого числа рабочих представителей». В феврале 1900 года состоялась учредительная конференция новой партии, которая в соответствии со своей главной задачей первоначально получила название Комитета рабочего представительства. Уже в то время её стали называть рабочей (лейбористской) партией, а в 1906 году это название было принято официально. Так возникла Британская лейбористская партия (БЛП). Первоначально в новую партию вошли три социалистические организации – СДФ, НРП и Фабианское общество, а также ряд профсоюзов, причём индивидуальное членство не допускалось. В момент формирования БЛП в её составе было 376 тысяч членов, но её ряды быстро росли и в 1904 году в рядах партии насчитывалось почти миллион членов. Впервые со времён чартизма рабочий класс Англии создал политическую партию, состоящую исключительно из рабочих.

Предполагалось, что акт о парламенте 1911 года будет временным, до крупной реформы, которая разрешит непримиримые противоречия между обеими палатами. Намечалось создать объединённые совещательные комитеты, проводить совместные сессии, передавать спорные вопросы на референдум. Но до сих пор ни одна из этих мер не выполнена.


6. Заключение

Ретроспективный взгляд на события, разворачивавшиеся в парламентской сфере политики Великобритании в 19 – начале 20 веков показывает, какое огромное значение они имели для современности.

В описанный мною период развития парламентаризма произошли кардинальные изменения, имевшие глубокие корни и далеко идущие последствия.

Окончательное формирование двухпартийной системы либералов и консерваторов, произошедшее незадолго до появления третьей – лейбористской – партии, несомненно, венчало долгий путь становления тори и вигов. Появление на исторической арене рабочей партии Великобритании явило собой удовлетворение назревшей потребности трудящихся в собственном представительстве в Палате Общин. В дальнейшем ставшая объективной реальностью трехпартийность не раз докажет свою целесообразность и демократичность.

Уверен, что многое из произошедшего в Англии за период 19 – начала 20 века было бы трудноосуществимо без проведения парламентских реформ. Именно качественно новые изменения в британском конституционализме (ведь Акты о народном представительстве 1832, 67 и 1911 годов составляют часть английской конституции) и парламентаризме, ставшие результатом реформ, ознаменовали становление истинно демократического, со временем стремящегося стать правовым, государства.

Действительно, значение парламентских реформ, проведённых за период, затронутый мною в этой работе, трудно переоценить. Было сделано многое.

Отмена народного представительства от деревень и поселений, которые насчитывали несколько десятков жителей, если вообще не были давно покинуты, но в то же время имели возможность посылать в законодательный орган Империи несколько представителей, в то время, как Лондон – единицы, сыграла немаловажную роль в становлении крепкой законодательной власти.

Увеличение числа участвовавших в выборах граждан путём снижения имущественного ценза, а затем – и вовсе замена имущественного на налоговый, произошедшая в ходе реформы 1867, показывает стремление к уравниванию в правах граждан.

Получив представительство в парламенте в лице лейбористской партии, рабочий класс Великобритании встал на путь цивилизованных преобразований, обходя стороной узкую дорожку социально – политических конфликтов.

В общем и целом я хочу сказать, что парламентские реформы и соответствующие им изменения в государстве и обществе сыграли важную роль в процессе становления и развития Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии как демократического конституционного государства с монархической формой правления.


Список использованной литературы:

1. Очерки политической истории Великобритании. Под редакцией Н.А. Акимкиной, РГУ, 1992.

2. Политика и власть в Западной Европе 20 века. М.Ц. Арзананян, М., 2000.

3. Общественные движения и политическая борьба в странах Европы и Америки в новое и новейшее время. Мордовия, 1992.

4. Западная Европа и США. Р.И. Чикалов, М., 1993.

5. Истоки первой мировой войны. Д. Джолл, Р., 1998.

6. Мир в начале 20 века. Сороко-Цюпа, М., 1992.

7. Викторианцы. Р., 1996.

8. Новая история стран Европы и Америки: 2 период. М., 1998.

9. Всеобщая история государства и права. Под редакцией К.И. Батыра, М., 2000.

10. Новая история. Под редакцией Юрковского. М., 1976.

11. Новая история: часть вторая. Под редакцией Овчаренко. М., 1976.

12. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. Под редакций Черниловского. М., 1984.

13. «Знание — Сила» #8/97, #11/97.

14. http://www.great-britain.co.uk/history.

15. http://www.explore.parliament.uk

16. http://www.unicum-coins.narod.ru/brit/history.html

17. История государства и права зарубежных стран. Фёдоров, Лисневский. Ростов, 1994.


[1] «Знание — Сила» - online, #8/97, #11/97.

[2] http://www.great-britain.co.uk/history.

[3] Всеобщая история государства и права.

[4] Очерки политической истории Великобритании.

[5] Всеобщая история государства и права: «тори» и «виги» первоначально бранные клички (whig – на шотландском – простокваша, tory – уличный вор).

[6] Очерки политической истории Великобритании.

[7] Общественные движения и политическая борьба в странах Европы и Америки в новое и новейшее время.

[8] Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран.

[9] Очерки политической истории Великобритании.

[10] Очерки политической истории Великобритании.

[11] Истоки первой мировой войны.

[12] Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран, Новая история стран Европы и Америки: 2 период.

[13] Хартия по-английски – charter, поэтому движение названо чартистским.

[14] Всеобщая история государства и права.

[15] Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран.

[16] Всеобщая история государства и права.

[17] История государства и права зарубежных стран. Фёдоров, Лисневский. Ростов, 1994.

[18] http://www.explore.parliament.uk.

[19] История государства и права зарубежных стран.

[20] Викторианцы.

[21] Политика и власть в Западной Европе 20 века

[22] Всеобщая история государства и права.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему