регистрация / вход

Банкротство юридического лица как способ его ликвидации

Развитие отечественного законодательства о несостоятельности. Ликвидационные процедуры банкротства юридических лиц: наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление и конкурсное производство. Институт несостоятельности на современном этапе.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА)

1.1. Развитие отечественного законодательства о несостоятельности

1.2.Институт несостоятельности и на современном этапе

ГЛАВА 2. ЛИКВИДАЦИОННЫЕ ПРОЦЕДУРЫ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

2.1.Наблюдение

2.2.Финансовое оздоровление

2.3. Внешнее управление

2.4. Конкурсное производство

2.5. Мировое соглашение

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Длительное функционирование социалистической системы хозяйствования в России привело к утрате традиций в области рыночных отношений: психологических, экономических, законодательных. Такое положение дел касается и применения законодательства о банкротстве, которое является естественной и неотъемлемой чертой рыночных отношений. Оно стимулирует развитие производства, защищает права добросовестных должников и добросовестных кредиторов.

Целями института банкротства в условиях рыночной экономики являются осуществление принудительной или добровольной ликвидации неплатежеспособных предприятий, которые оказались не в состоянии выполнять свои обязательства перед кредиторами. Угроза банкротства является фактором повышения устойчивости экономической системы и предотвращения последовательности взаимосвязанных неплатежей.

Реформа законодательства о несостоятельности (банкротстве), которая была осуществлена в 1994-2002 годах, не является основанием для завершения поиска концептуальных основ построения института несостоятельности.[1] В литературе отмечается, что многочисленные предложения, касающиеся реформирования законодательства о несостоятельности нередко основаны лишь на отдельных негативных фактах, известных авторам таких предложений, и не как не связаны между собой. Механическое внесение указанных предложений в законодательство может привести к деформированию единой системы несостоятельности банкротства, что может вызвать негативные последствия в рассматриваемой сфере. В.В. Витрянский отмечает, что «в настоящее время наиболее актуальной задачей в деле совершенствования законодательства о несостоятельности (банкротстве) является выработка единой концепции его реформирования, предполагающей поиск основных направлений изменения указанного законодательства с ясным представлением о целях, которые должны быть достигнуты, а также о системных последствиях внесения соответствующих изменений».[2]

На сегодняшний момент существует более чем обширная практика применения законодательства о несостоятельности. Несмотря на это, при рассмотрении конкретных дел возникают многочисленные теоретические проблемы, связанные с применением действующего законодательства.

Состояние научной разработанности проблемы. Отдельные вопросы несостоятельности (банкротства) рассматривались в работах Г.Ф. Шершеневича, В.Ф. Попондопуло, А.Г. Лордкипанидзе, Г.А. Тосуняна, А.Ю. Никулина, М.В. Телюкиной, П. Баренбойма, О.А. Никитиной, В. Кузина, А.Н. Мацюка, М.Е. Полякова, О.М. Олейник, В.В. Сергеева, В.С. Белых, Т. Прудниковой и некоторых др. Результаты их исследований были использованы при написании данной работы.

Целью настоящего исследования является анализ как действующего, так и утратившего силу законодательства, регулирующего отношения в сфере несостоятельности в целом и применения процедур банкротства при ликвидации юридических лиц в частности. В ходе работы, кроме того, ставилась цель изучения наиболее актуальных проблем современного конкурсного права, выявление удачных и эффективных решений, а также имеющихся пробелов в законодательстве. В прикладном плане целью исследования является разработка научных рекомендаций по дальнейшему совершенствованию законодательства в данной области.

Основные задачи:

- проследить эволюцию и современное состояние вопроса регулирования процедур банкротства и несостоятельности;

- рассмотреть роль и место института банкротства в Российской Федерации в настоящее время, его законодательную базу, а также выявить недостатки современного законодательства о несостоятельности (банкротстве) и пути их разрешения;

- рассмотреть процессуальный порядок несостоятельности (банкротства) юридических лиц.

Объектом исследования выступают правоотношения, возникающие в процессе применения норм конкурсного права, их происхождение и развитие, а также роль института несостоятельности при ликвидации юридических лиц.

Предметом настоящего исследования является анализ теоретических и практических проблем несостоятельности (банкротства), возникающих в ходе рассмотрения дела о несостоятельности в суде и при ликвидации юридических лиц в порядке банкротства.

Методологической основой исследования является диалектический метод познания. Выводы, сделанные в работе, базируются на основных положениях гражданского и предпринимательского права, а также анализе действующих нормативных актов, разъяснений и обобщений судебной практики Высшим Арбитражным Судом РФ. В процессе работы использовались исторический, системно-структурный, сравнительно-правовой методы анализа исследуемой проблематики.

Структура дипломной работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, объединяющих семь параграфов, заключения и библиографического списка.


ГЛАВА 1. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА)

1.1 Развитие отечественного законодательства о несостоятельности

Вне всякого сомнения, история несостоятельности и сама процедура банкротства в России вызывает большой интерес. Как отмечал профессор Г. Ф. Шершеневич в своей работе "Курс торгового права", "замечательным представляется то явление, что чем более отдаляется развитие права от первоначальной эпохи, тем слабее становятся черты несостоятельности".[3] Этим замечанием известнейший российский цивилист охарактеризовал состояние вещей, согласно которому положения "Русской Правды" были достаточны для своего времени, чего нельзя было сказать о XVIII и XIX в.в., когда в связи с резко увеличившимся объемом и характером кредитных отношений уже невозможно было обойтись без конкурсного законодательства.

Что касается урегулирования нормами "Русской Правды" вопроса о несостоятельности, то он нашел свое отражение в ст. ст. 68-69. В частности, ст.68 дает определение как несчастной, так и произошедшей по вине должника несостоятельности, и, кроме этого, содержит в себе указания на способ предупреждения несостоятельности. Ст.69 содержит очень важное правило о порядке распределения имущества должника между различными категориями кредиторов.

Статья 68 "Русской правды" посвящена несостоятельности, подтверждением чего является понятие «стечение кредиторов»[4] статья говорит исключительно о торговой несостоятельности, так как применение ее к лицам, не связанным с торговой деятельностью, не представляется возможным; она устанавливает, что в случае форс-мажора должник вправе требовать предоставления ему отсрочки.

"Русская Правда" была не единственным документом, закреплявшим правила о несостоятельности. Так, договоры смоленского князя Мстислава Давыдовича с Ригой и немецкими городами 1229 года презюмировали преимущественное удовлетворение требований немецкого кредитора в отношении русского должника в Смоленске и, соответственно, наоборот. Постановления Московского периода в большей мере содержат переложение на современный язык все тех же статей 68 и 69 "Русской Правды". Только в XVIII веке на Коммерц-Коллегию была возложена обязанность к 1740 году изготовить проект Устава о несостоятельности. Этот проект 15 декабря 1740 года был утвержден как "Банкротский устав", однако данный закон не получил практического применения, и Россия была вынуждена пользоваться или иностранным законодательством о банкротстве (например, немецким) или обращаться к нормам обычного права. Только 19 декабря 1800 года в России появляется долгожданный "Устав о банкротах".

Структура данного закона такова: он состоит из двух частей, первая из которых посвящена торговой или, как выражается Г.Ф. Шершеневич, "купеческой" несостоятельности, вторая часть, в свою очередь, содержит ряд постановлений, регулирующих порядок вступления дворян в обязательства и несостоятельность этой категории лиц. "Устав о банкротах" от 1800 года содержит определение банкротства как торгового, так и неторгового, говорит о досудебной мере по предупреждению открытия несостоятельности, суть которой сводится к отсрочке в платеже - долгов. Особенно интересной, на наш взгляд, является градация несостоятельности, которую использует законодатель. Так, устав различает три вида несостоятельности: " происходящей или от несчастия, или от небрежения и от своих пороков, или от подлога. Несостоятельного должника первой категории закон именует упадшим, а второй и третьей - банкротом, неосторожным или злостным.[5]

Открытие несостоятельности осуществлялось двумя способами: или вследствие судебного признания должника или же по требованию кредиторов. Результатом открытия несостоятельности являлись как личные, так и имущественные последствия. Личные последствия состояли в том, что должник немедленно заключался под стражу, но кредиторы могли большинством голосов освободить его. Суть имущественных последствий сводилась, в свою очередь, к тому, что все имущество должника подлежало передаче в конкурс.

Однако по истечении небольшого промежутка времени, законодатель пришел к выводу о необходимости пересмотра действовавшего устава из-за содержащихся в нем недостатков, результатом чего и явился "Устав о торговой несостоятельности" от 23 июня 1832 года.[6]

Следует отметить, что новый закон заменил собой только первую часть ранее действовавшего устава. Основным нововведением стало разделение института несостоятельности по сословному признаку. Это выразилось в том, что купеческая и мещанская несостоятельность были отнесены к торговой, тогда как несостоятельность лиц дворянского сословия была отнесена к неторговой. Данное положение было отменено законодателем лишь в 1846 году. На основании этой отмены был введен единый порядок конкурсного производства для всех лиц, занимающихся торговлей, несмотря на их сословие.

Революции 1917 года внесли кардинальные коррективы в законотворческий процесс. Основные преобразования происходили в области государственного права. Тем не менее, даже в реформировании правоотношений, регулируемых государственным правом, находили отражение вопросы несостоятельности. Так, например, в положении о выборах в Учредительное собрание указывалось, что "права участия в выборах лишаются:... 3) несостоятельные должники, признанные на основании вступивших в законную силу судебных определений банкротами злонамеренными, - до истечения трех лет по таковом признании.[7] Переход к новой экономической политике (НЭП) потребовал существенного изменения законодательства.

В 1922 году был принят Гражданский кодекс (ГК), в 1923 году Гражданско-процессуальный кодекс (ГПК), в 1927 году в него были введены главы, предназначенные для регулирования вопросов несостоятельности. Все эти нормативные акты были разработаны весьма качественно и высокопрофессионально. Так, например, в главах 37-39 ГПК очень тщательно регламентировалось конкурсное производство, определялись специальные условия признания недействительности сделок, указаны правила зачета взаимных требований, устанавливалась возможность отказа управляющего от исполнения неисполненных договоров. И, что вызывает в настоящее время наибольший интерес, был предусмотрен механизм реабилитации предприятий (особое управление) - своего рода прообраз современного внешнего управления. Конечно, в ГПК 1927 имелись недочеты (например, особое управление неприменимо к государственным и кооперативным организациям, а мировые сделки, наоборот, применимы только к ним.)

Со свертыванием НЭПа применение института несостоятельности на практике прекратилось, соответствующие разделы были исключены из кодексов, а также из учебников по гражданскому праву и процессу "как не имеющие практической значимости".[8] Советское гражданское право отказалось от регулирования отношений, связанных с несостоятельностью, поскольку существование этого института совершенно несовместимо с монополией государственной собственности и господством плановых начал в экономике. В результате на протяжении десятилетий функционировали многие убыточные предприятия, поддерживаемые за счет государственного финансирования и периодического списания долгов. Отсутствие в законодательстве института банкротства породило неустойчивость кредитных отношений, нездоровое положение в сфере предпринимательства и незащищенность участников гражданского оборота.[9]

С распадом СССР и возрождением рыночных отношений продолжилось развитие законодательства о несостоятельности. Первым документом, подтверждающим внимание государства к данной проблеме, стал Указ Президента РФ от 14 июня 1992 года №623 "О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применение к ним специальных процедур". Однако на практике этот указ имел весьма ограниченное применение из-за содержавшихся в нем неточностей и ошибок. Указ определил срок его действия: с момента опубликования до принятия закона "О несостоятельности (банкротстве) предприятий", который вступил в силу с 19 ноября 1992 года. Со временем практика применения выявила существенные недостатки этого нормативного акта. Однако он имел и положительный эффект. Появилась принципиальная возможность признания банкротом нерентабельных хозяйствующих субъектов.

Однако уже в 1998 году Государственной Думой был принят новый Закон о несостоятельности (банкротстве).

Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" был введен в действие на территории Российской Федерации с 1 марта 1998 года.

Он значительно отличался от действовавшего ранее Закона РФ "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" и включал в себя целый ряд положений, являющихся новыми для российского законодательства.

Как уже было сказано, наступивший с принятием нового Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" 26.10.2002 г.новый этап развития правового регулирования соответствующих отношений может быть охарактеризован как продолжение и развитие реформы законодательства о несостоятельности, начатой в 1998 году.


1.2 Институт несостоятельности и на современном этапе

Современная наука исходит из того, что несостоятельность (банкротство) является неотъемлемым атрибутом рыночной экономики[10] .

Несостоятельность (банкротство) - признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Рыночная экономика и предпринимательская деятельность не могут эффективно функционировать при отсутствии законодательства, охраняющего экономический (гражданский) оборот от последствий неэффективной работы его участников, проявляющейся в неисполнении ими принятых на себя обязательств, когда такое неисполнение приобретает стойкий, систематический характер[11] .

По словам С.Э. Жилинского, "несостоятельность (банкротство) представляет собой неизбежный и объективно обусловленный результат функционирования рыночных отношений. Часто лишь от случая зависит, что несостоятельным (банкротом) в данный момент оказывается именно этот, а не какой-то другой предприниматель"[12] .

Ряд авторов утверждают, что "развитие рыночных отношений в России поставило на повестку вопрос о возрождении институтов права, регулирующих предпринимательскую деятельность, одним из таких институтов является процедура банкротства"[13] , тем самым указывая на тесную связь рынка, рыночных отношений и института несостоятельности.

Анализируя место института несостоятельности (банкротства) в рыночной экономике, В.А. Семеусов отмечает: "Банкротство - один из инструментов оздоровления промышленности, ее структурной перестройки, а посему, если определенное предприятие не вписывается в рыночную экономику, то оно должно быть подвергнуто цивилизованной процедуре ликвидации"[14] .

Высказываются и иные точки зрения, а именно: "Институт несостоятельности служит мощным стимулом эффективной работы предпринимательских структур, гарантируя одновременно экономические интересы кредиторов, а также государства, как регулятора рынка"[15] .

В.Г. Юдин делает акцент на том, что институт несостоятельности "является важнейшим фактором надежного экономического развития, гарантии возвратности долгов и укрепления коммерческих отношений"[16] .

В.Н. Ткачев определяет необходимость существования института несостоятельности (банкротства) как обязательного атрибута рыночной экономики, исходя из того, что он позволяет "осуществлять структурные преобразования и создает условия для перераспределения капитала от нерентабельных производств в иные сферы экономики"[17] .

Следует заметить, что вопрос о месте института несостоятельности (банкротства) в рыночной экономике периодически находит отражение и в работах ученых-экономистов.

Так, с точки зрения Н.М. Розановой, "в любой рыночной экономике время от времени возникает ситуация, когда какая-либо фирма не справляется со своими обязательствами (в первую очередь финансовыми) и вынуждена объявить о своем банкротстве. Динамизм экономических процессов как часть нормального функционирования рыночной экономики требует периодического повторения ситуации банкротства для той или иной фирмы: банкротство устраняет нежизнеспособные элементы рынка и тем самым освобождает дорогу наиболее эффективно действующим субъектам"[18] .

Действительно, современная рыночная экономика представляет собой сложную систему взаимоотношений различных субъектов имущественного оборота, так что каждый субъект оказывается втянутым в цепочку контрактов, поэтому трудности одного отражаются на системе в целом. Причем чем большее влияние оказывал хозяйствующий субъект в прошлом, тем в большей степени его уход с рынка повлияет на дальнейшее развитие экономики.

Несостоятельность способна поразить все хозяйство и как следствие - все общество в целом, что представляет самую большую опасность для рыночной экономики.

Несостоятельными (банкротами) оказываются все: и государство, и коммерческие, и некоммерческие организации, и граждане. Сохраняются лишь редкие, пока еще успешно функционирующие, но находящиеся под постоянной угрозой упадка хозяйствующие субъекты, своего рода "оазисы благополучия, не делающие, однако, погоды в экономике в целом. Ведь экономика - сложнейшая система, все элементы которой постоянно взаимодействуют. И выход из строя даже одного из ее первичных элементов, того же хозяйствующего субъекта, вызывает далеко расходящуюся волну негативных последствий: у других хозяйствующих субъектов, с которым он связан деловыми отношениями, у последних - с их партнерами; не поступают предусмотренные налоги и иные платежи в бюджеты различных уровней, и так до бесконечности"[19] .

По мнению В.Н. Ткачева, "факт признания банкротом имеет негативные последствия как для должника, непосредственно затрагивая его имущественные интересы, так и для большого круга связанных с ним субъектов - его работников, кредиторов, партнеров по бизнесу, порождая значительные социально-экономические последствия (снижение уровня благосостояния, рост безработицы, криминализация общества и т.д.)"[20] .

Институт банкротства известен всем странам с рыночной экономикой, поскольку последняя предполагает получение прибыли от коммерческой деятельности и платежеспособный спрос потребителей. Ликвидация безнадежно неплатежеспособных должников является положительной мерой. Она выводит неэффективные предприятия из числа действующих. Однако признание должника банкротом имеет и негативные последствия, поскольку затрагивает не только имущественные интересы должника, но и права и интересы большого круга других лиц - его работников, партнеров, кредиторов и других, порождает во многих случаях значительные социальные издержки. Поэтому "законодательство предусматривает комплекс мер по восстановлению платежеспособности должника, направленных на предотвращение массовых банкротств"[21] .

По меткому замечанию М.И. Кулагина, "крах некоторых предприятий может повлечь за собой серьезные негативные последствия для экономики страны, сравнимые с последствиями стихийных бедствий или социальных потрясений"[22] .

Обосновывая существование тесной взаимосвязи между частными хозяйствами наличием кредита, Г.Ф. Шершеневич отмечает, что "порвать эту связь в одном месте - значит повредить всему кругу частных хозяйств, ближайших к поврежденному месту. Поэтому от представителей частных хозяйств требуется чрезвычайное внимание к своей деятельности, от которой нередко зависит судьба многих других"[23] .

Однако при анализе данной проблемы может обоснованно возникнуть вопрос: зачем понадобилось создавать специальный институт банкротства, почему нельзя решить проблемы несостоятельных субъектов предпринимательства гражданско-правовыми средствами, путем обращения взыскания на имеющееся у них имущество?

В правовой и экономической литературе можно встретить различные ответы на данный вопрос.

В частности, И.В. Ершова утверждает, что "применение специальных процедур данного института дает возможность должнику в некоторых случаях восстановить свою платежеспособность и включиться в хозяйственную деятельность, рассчитавшись с кредиторами. Достичь этого гражданско-правовыми нормами не представляется возможным. Если же восстановить платежеспособность не удалось, имеющиеся в арсенале института банкротства ликвидационные процедуры позволят соразмерно удовлетворить требования кредиторов и освободить предприятие-банкрота от долгов, предоставив ему тем самым возможность еще раз попытаться реализовать себя в предпринимательстве"[24] .

Н.И. Клейн обосновывает необходимость существования специального регулирования отношений несостоятельности, исходя из следующего: "Крупный кредитор находящегося в тяжелом финансовом положении предприятия может предъявить требование, для удовлетворения которого придется реализовать все или почти все имущество должника, в результате чего он фактически прекратит свое существование и требования других его кредиторов не будут удовлетворены. Необходимо защитить интересы всех кредиторов. С другой стороны, когда возникает угроза, что часто находящееся в тяжелом финансовом положении предприятие в результате удовлетворения требований кредиторов останется без имущества и уже по одному этому прекратит существование, возникает необходимость защитить и его собственные интересы, ввести решение вопроса о его существовании в определенные рамки, подчинить установленным законом реорганизационным процедурам. Наконец, до ликвидации предприятия и распродажи его имущества желательно попытаться, если это возможно, принять меры к оздоровлению (санации) предприятия и сохранению его как производителя ценностей (товаров, работ, услуг) и работодателя"[25] .

"В отсутствие норм, регулирующих отношения, связанные с несостоятельностью, - замечает Л.Л. Романов, - как кредиторы и должник, так и кредиторы по отношению друг к другу, при определенных условиях могут оказаться в неравном положении, поскольку в ходе обычного порядка исполнения обязательств, как добровольного, так и принудительного (в порядке исполнительного производства), работает принцип "кто успел". Одним же из принципов законодательства РФ о банкротстве должен являться принцип соблюдения баланса интересов должника и кредиторов"[26] .

В. Химичев видит необходимость в специальном регулировании, поскольку существует "конкуренция прав кредиторов при недостаточности имущества должника. Осуществление прав без ограничений, налагаемых специальным правовым режимом, может привести к негативным правовым последствиям, выражаемым в том, что одни кредиторы - те, что раньше предъявили требования к должнику, получат сполна, а требования других кредиторов останутся неудовлетворенными"[27] . Аналогичную позицию более ста лет назад высказывал Г.Ф. Шершеневич: "Кредитор, начавший благодаря счастливой случайности первым взыскание или находившийся случайно ближе по месту или по отношениям к должнику, постарается получить полное удовлетворение при первом признаке опасности, нисколько не стесняясь судьбой других верителей. Для предупреждения таких преимуществ на стороне первого кредитора, приступившего ко взысканию, необходимо установить известный порядок возможно более равного и справедливого распределения имущества должника между всеми его кредиторами"[28] . По мнению Н.М. Розановой, основная задача института несостоятельности заключается в том, чтобы "стимулировать экономических агентов, в частности крупных корпораций, самим браться за реорганизацию своей компании при появлении тревожных симптомов финансовой нестабильности или уходить из бизнеса, не доводя дело до того момента, когда возмущение действиями данного агента придет со стороны его партнеров"[29] .

Кроме того, необходимость существования института несостоятельности, по ее мнению, предопределена наличием отношений собственности. "Поскольку, - подчеркивает Н.М. Розанова, - основным элементом, конституирующим рыночную экономику, являются тщательно определенные права собственности, главная цель юридической системы в целом и института несостоятельности в частности состоит в том, чтобы не допустить распыление собственности в процессе формального или реального изменения собственника"[30] .

Ряд данных высказываний можно было бы продолжить, однако очевидно, что при определении места института несостоятельности в рыночной экономике необходимо рассматривать данный институт через призму экономических, товарно-денежных отношений. Представляется, что подобный взгляд об имманентности института несостоятельности товарно-денежным отношениям следует признать в качестве основополагающего.

Следует согласиться с А.А. Пахаруковым, что "констатация данного положения вряд ли требует приведения пространной аргументации. Достаточно, видимо, указать на те факторы, обусловливающие существование рассматриваемого социально-экономического феномена, чтобы выявить ту существенную роль, которую играет институт несостоятельности в механизме правового регулирования имущественных отношений"[31] .

Факторы, обусловливающие появление и дальнейшее развитие института несостоятельности, достаточно разнообразны. Они могут различаться применительно к отдельным регионам и странам, однако различия, существующие между ними, не настолько принципиальны, чтобы не отметить определенную схожесть между ними, что, в свою очередь, позволяет определенным образом их систематизировать.

Следует признать, что в правовой и экономической литературе большее внимание уделяется анализу причин неплатежеспособности предприятий; условия, обусловливающие необходимость существования и функционирования института несостоятельности в рыночной экономике, практически остаются вне поля исследования.

На этом фоне большой теоретический и практический интерес представляет анализ данных условий и их классификация. Так, по мнению В.А. Химичева, "условно все факторы можно разделить на две группы: экономические, имеющие по своей природе объективный характер, и организационные, предполагающие защиту прав и законных интересов отдельных субъектов хозяйственной деятельности"[32] .

В первую группу данный автор включает разнообразные явления хозяйственной жизни общества, среди которых особо выделяются кризисы, а также необходимость перераспределения труда и капитала между отраслями материального производства. Вторая группа факторов, "организационных (социальных, по сути)", обусловливает необходимость появления системы гарантий осуществления имущественных прав, а также правовых средств защиты этих прав участниками коммерческого оборота в случае финансовой неспособности одного из участников.

В целом, поддерживая данную позицию, хотелось бы отметить следующее: во-первых, экономические факторы, которые обусловливают необходимость существования института несостоятельности, более разнообразны: это и наличие конкуренции, монополизации и концентрации производства, изменение динамики спроса и предложения и т.д.; во-вторых, при анализе организационных факторов акцент необходимо сместить именно в сторону социальной составляющей, поскольку в современных условиях целью института несостоятельности (банкротства) является не только удовлетворение требований кредиторов, защита прав должника, но и стабильность рынка, рыночных отношений. Бесспорно, несостоятельность одного субъекта (тем более если речь идет о несостоятельности градообразующего или стратегического предприятия) может негативно сказаться на экономике в целом.

Институт несостоятельности как раз и призван благодаря имеющимся в его арсенале средствам устранить возникающие противоречия для того, чтобы не допустить социального кризиса. Не следует забывать, что действующие предприятия - это не только материальные, финансовые, но и людские ресурсы, поэтому в рамках возникающих отношений несостоятельности вопрос социальной реабилитации работников предприятия-должника приобретает особую значимость. С точки зрения А.И. Гончарова, "действующие трудовые коллективы (организации), развивающие производство, - это большая ценность, чем финансовый результат от распродажи конкурсной массы юридического лица - банкрота"[33] .

Законодатель должен предусмотреть механизм защиты прав и интересов всех лиц, вовлеченных в орбиту конфликта (третьих лиц, муниципальных органов, представителей учредителей (участников), представителей собственника имущества должника - унитарного предприятия и т.д.). Все это позволяет говорить о социальном характере института несостоятельности в условиях рыночной экономики.

Следует заметить, что в действующем российском законодательстве о несостоятельности (банкротстве) устанавливается возможность осуществления мер по реабилитации должника в рамках судебных процедур, а также мер по предупреждению банкротства, применяемых до момента подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом (ст. 30, 31 Закона).

Согласно положению п. 1 ст. 31 в рамках предупредительных мер может быть предоставлена, например, финансовая помощь в размере, достаточном для погашения денежных обязательств и обязательных платежей и восстановления платежеспособности должника (досудебная санация). Вместе с тем законодатель ограничивается указанием лишь на проведение досудебной санации, не приводя перечня иных возможных мер по предотвращению банкротства. Однако представляется, что к таким мерам могут быть отнесены мероприятия различного характера: экономического, организационно-управленческого, информационного, финансового и т.д. Эти вопросы вызывают широкий дискуссионный резонанс в научной среде[34] . Более того, в ряде работ проблема предупреждения банкротства была подвергнута комплексному исследованию[35] .

Анализируя объективные факторы, обусловливающие необходимость функционирования института несостоятельности (банкротства), следует признать, что данный институт тесно связан с производственными, товарно-денежными отношениями, которые развиваются по объективным экономическим законам, отменить или изменить которые человек не может. Обосновывая данный тезис, в частности, Д.И. Дедов отмечает, что, "изменяясь, право не совершенствует общественные отношения, а только отражает результат совершенствования механизма взаимодействия на определенном этапе"[36] .

Отмечая особенности экономических отношений, В.А. Семеусов, А.А. Тюкавкин, А.А. Пахаруков утверждают, что только социально-экономические отношения, являющиеся разновидностью экономических отношений, не зависят от воли людей, что проявляется, по крайней мере, в том, что они развиваются по объективным экономическим законам, отменить или изменить которые человек не может. Таким образом, право не в состоянии оказывать на них регулирующее воздействие[37] .

Суть интересов, существующих в рамках отношений несостоятельности, заключается в том, что они являются порождением этих отношений, имущественных по своей природе.

В основе обозначенных интересов лежат потребности субъектов данных отношений. Если мы признаем, что интерес основан на потребности субъекта отношений несостоятельности и опосредован нормой права или каким-либо правовым средством, то мы должны признать данный интерес в качестве существующего в рамках института несостоятельности (банкротства). В рамках конкретного отношения существует не один интерес, а несколько. Наличие собственных интересов каждого из участников не исключает возможности существования у них общих интересов.

Чем сложнее субъектный состав отношения, тем большее количество интересов закреплено в нем, что позволяет говорить о множественности интересов, существующих в рамках отношений несостоятельности.

По словам А.В. Егорова, "при рассуждениях об интересах обозначенных участников, затрагиваемых производством по делу о банкротстве, имеются в виду в первую очередь частные интересы этих лиц"[38] . Частные интересы этих лиц очевидны, они находят свое закрепление в правомочиях и обязанностях субъектов. Однако нельзя забывать и о существовании различных публичных интересов, вовлекаемых в орбиту банкротства.

Множественность данных интересов не исключает, а, напротив, предполагает их единство, что вытекает из специфики правовой природы отношений, возникающих при несостоятельности хозяйствующего субъекта.

Инициирование в отношении должника процесса банкротства не изменяет существа правоотношения, из которого возникло право требования кредитора к должнику: кредитор в конкурсном процессе сохраняет право требования к должнику, а последний не освобождается от обязанности совершить в пользу кредитора определенное действие. Однако, как отмечает В. Химичев, "осуществление гражданских прав при банкротстве связано с определенными ограничениями, причина которых в природе конкурсных отношений"[39] .

При таком подходе правовое регулирование конкурсных отношений одной из своих задач должно иметь обеспечение интересов участников, в том числе за счет ущемления их прав.

Объективная необходимость существования института несостоятельности в рыночной экономике основывается на возможности несостоятельности самого государства. Именно государство нередко становится первичным звеном в цепочке неплатежей. Государство зачастую не может расплатиться за продукцию, произведенную по государственному заказу. Это, в свою очередь, способствует дефициту материальных, финансовых и иных средств таких предприятий. Несостоятельные организации не выполняют своих обязательств перед другими хозяйствующими субъектами. Пытаясь покрыть свои неплатежи, государство увеличивает налоги на предпринимателей, что ведет к еще большему росту взаимных неплатежей между ними.

Необходимость существования института несостоятельности очевидна еще и потому, что требуется обеспечить защиту прав кредиторов ввиду недостаточности имущества должника, сохраняя за всеми кредиторами (независимо от момента предъявления ими требований к должнику) возможность получить хотя бы частичное удовлетворение в порядке очередности.

"Законодателю нужно "уравнять" в правах, - отмечает В. Химичев, - неравных в своем правовом положении кредиторов, в частности кредиторов с обеспеченными и необеспеченными требованиями"[40] .

Следует заметить, что Г.Ф. Шершеневич видел основную задачу института несостоятельности "в равномерном распределении между всеми кредиторами ценности, которую представляет имущество должника, ввиду вероятной недостаточности этого имущества для полного удовлетворения всех требований. Это положение, в свою очередь, предполагает, что ни один кредитор не предупредит другого в удовлетворении принадлежащих ему прав. Устранение случайных преимуществ одних кредиторов составляет главное превосходство конкурсного процесса перед общим исполнительным порядком... Ввиду этого все имущество должника, из каких бы частей оно ни состояло, представляет единый, нераздельный объект удовлетворения его кредиторов. Вследствие такого юридического результата и самой цели конкурса кредиторы только в нем могут найти осуществление принадлежащих им прав"[41] .

"Между кредиторами складываются такие отношения, - утверждает А.И. Белоликов, - в рамках которых несколько кредиторов своими действиями взаимно уменьшают результаты принудительного исполнения прав друг друга за счет имущества должника, стремясь максимально увеличить свою собственную долю, а должник реализует свой интерес посредством действий по погашению требований максимально возможного числа кредиторов, используя при этом минимально возможный объем своего имущества"[42] .

В связи с этим в литературе справедливо отмечается, что "непосредственная задача института несостоятельности (банкротства) состоит в разрешении проблем, связанных с конкуренцией прав кредиторов"[43] .

А.В. Егоров рассматривает банкротство как "некое поле напряженности, в которое вовлекаются встречные, а иногда и взаимоисключающие интересы субъектов банкротства: должника, кредиторов, третьих лиц, вступающих с должником в частные отношения". При этом, как он далее отмечает, "нельзя забывать и о существовании различных публичных интересов, включая интересы развития той или иной отрасли общественного производства, социальные потребности в занятости работников и др."[44] .

Если первоначально социально-экономический кризис имеет все признаки локального, не исключается, а даже предполагается его вовлечение в сферу общественных (публичных) интересов. Это происходит тогда, когда ситуация банкротства распространяется на гражданский оборот[45] . Несовпадение интересов приводит к ситуации конфликта интересов.

В свете рассматриваемых проблем следует более подробно остановиться на анализе категории конфликта интересов. Имеющееся несовпадение интересов, предметом которых являются экономические блага, представляет собой суть социально-экономического конфликта[46] .

Особенностью института несостоятельности является тот факт, что он призван, с одной стороны, противостоять индивидуальным интересам отдельных лиц, а с другой - обеспечить баланс интересов этих лиц, а также стабильность рынка в целом.

В рамках института несостоятельности, предполагающего многосубъектный состав, возможность конфликта интересов вполне объективна. К примеру, интересы залоговых кредиторов явно не будут совпадать с интересами иных кредиторов, причем не только с интересами кредиторов третьей очереди, перед которыми залоговые кредиторы имеют преимущество в порядке удовлетворения требований, но и перед кредиторами первой и второй очереди, находящимися в более выгодном положении по отношению к залоговым. Акционеры компании-должника, отнесенные законодателем к послеочередным кредиторам, в большей степени заинтересованы в проведении восстановительных процедур, поскольку в случае ликвидации компании их шансы получить удовлетворение своих требований невелики. Кредиторы, напротив, заинтересованы в проведении ликвидационных мероприятий, поскольку за счет реализуемого имущества им гарантировано погашение всех долгов или значительной их части.

Интересы должника также по сути своей противоположны интересам кредиторов. Для должника, который заинтересован в продолжении хозяйственной деятельности, наиболее привлекательными будут реабилитационные процедуры. Для кредиторов, напротив, введение восстановительных процедур сопряжено со значительным ограничением их прав, в частности, в результате введения моратория на удовлетворение их требований в рамках внешнего управления.

Не следует забывать и о существовании публичных интересов, наличие которых, на наш взгляд, объясняется следующим: во-первых, разнообразием правовых форм участия государства в процессе несостоятельности, включая интересы государства как кредитора; во-вторых, необходимостью обеспечения баланса интересов различных групп участников в условиях несостоятельности; в-третьих, наличием у государства социальных функций, что предопределяет необходимость включения в законодательство норм, предусматривающих социальную реабилитацию работников должника, особенности несостоятельности (банкротства) отдельных категорий должников (к примеру, градообразующих, стратегических, сельскохозяйственных предприятий и т.д.) и др.

Следует согласиться с А.В. Егоровым, что "взаимосвязь публичных и частных интересов носит достаточно сложный характер и расхожее утверждение о том, что соответствующие публичные интересы в большинстве своем воплощаются через реализацию частных интересов, как происходит в том случае, когда должник "оживает", восстановив свою платежеспособность и сохранив имущество своего предприятия от распродажи по частям, не всегда оказывается верным"[47] .

Однако, каким бы ни было вмешательство государства в частные интересы, необходимо исходить из того, что принцип разумного баланса публичного и частного интереса должен быть основополагающим.

Обеспечение баланса интересов в рамках отношений несостоятельности осуществляется законодателем с помощью различных средств, в том числе путем публично-правового воздействия на процесс реализации прав и законных интересов участников, что предопределяет комплексный характер данного института. В целом необходимость публично-правового воздействия на рыночные отношения отмечается многими авторами. Так, В.Ф. Яковлев справедливо полагает, что "рыночная экономика как экономика, основанная на товарно-денежных отношениях, содержит в себе мощную систему стимулирования и саморегулирования экономики. Вместе с тем этих отношений недостаточно и они должны сочетаться с системой упорядочения, регулирования экономических отношений, исходящих от государства"[48] .

В связи с необходимостью обеспечения баланса интересов, по словам В. Химичева, "правовой режим банкротства имеет в своем арсенале нормы публичного права"[49] . Подобных взглядов придерживаются и другие авторы, которые признают, что "несостоятельность регулируется как нормами частного, так и нормами публичного права"[50] .

Вместе с тем, как отмечают некоторые авторы, "достижение баланса интересов субъектов, интересы которых по своей природе противоположны, - задача очень сложная"[51] .

Обеспечение баланса интересов неизбежно затрагивает вопрос "определения иерархии интересов, подлежащих правовой охране"[52] , а также определения границ осуществления прав участников отношений несостоятельности.

"Всякое субъективное право, - утверждал В.П. Грибанов, - будучи мерой возможного поведения управомоченного лица, должно иметь определенные границы как по своему содержанию, так и по характеру осуществления"[53] . С точки зрения В. Химичева, "определить эти границы и призван режим конкурсных отношений"[54] .

Сложность данной задачи вызывает необходимость выбора наиболее эффективного механизма правового регулирования отношений несостоятельности, включающего в себя различные способы, методы, типы в различном их сочетании.


ГЛАВА 2. ЛИКВИДАЦИОННЫЕ ПРОЦЕДУРЫ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

2.1 Наблюдение

С момента принятия первого Закона о банкротстве (1992 г.) не утихают споры по поводу общей направленности российского законодательства о банкротстве: прокредиторской либо продолжниковой. Эти термины появились вместе с самим Законом. Многие ученые и практики считают, что восстановительные процедуры имеют низкую эффективность и после их окончания должник признается банкротом, а кредиторы либо ничего не получают, либо получают гораздо меньше того, на что рассчитывали. Некоторые авторы утверждают, что наблюдение, закончившееся восстановлением платежеспособности, - это чаще всего захват бизнеса путем использования процедуры банкротства[55] .

Тем не менее действующий Закон о банкротстве 2002 г. направлен на усиление продолжниковой направленности законодательства о банкротстве. Это значит, что восстановительные процедуры признаны приоритетными, а целью Закона остается восстановление платежеспособности должника. С этой позиции хотелось бы остановиться на одной из важных процедур банкротства - процедуре наблюдения и указать на некоторые проблемы, существующие при ее применении на практике.

В ст. 2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - ФЗ о банкротстве) дано понятие наблюдения - это процедура банкротства, применяемая к должнику в целях обеспечения сохранности имущества должника, проведения анализа финансового состояния должника, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов. Это первая и обязательная процедура банкротства. Она оценивается как компромисс между соблюдением интересов должника и кредиторов. В этот момент крайне важно сбалансировать интересы сторон: о неплатежеспособности должника уже достаточно хорошо известно (при этом назначена дата предстоящего судебного разбирательства), а с другой - определенные судебные мероприятия еще не начались.

Согласно ст. 7 ФЗ о банкротстве правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом обладают должник, конкурсный кредитор, уполномоченные органы. Заявления названных лиц должны соответствовать требованиям ст. 37 - 41 ФЗ о банкротстве.

В случае если до назначения судом заседания по проверке обоснованности требований заявителя к должнику на рассмотрение суда поступают заявления о признании должника банкротом от других лиц, все поступившие заявления о признании должника банкротом рассматриваются судом в качестве заявлений о вступлении в дело о банкротстве; данные заявления должны быть рассмотрены в течение пятнадцати дней с даты судебного заседания по проверке обоснованности требований первого заявителя, обратившегося в суд (п. 8 ст. 42 ФЗ о банкротстве).

При изучении практики Арбитражного суда Смоленской области по делам о банкротстве нередко встречаются случаи, когда поступает заявление от кредитора, дело назначается к рассмотрению, но после этого поступает заявление о признании должника банкротом от другого кредитора либо уполномоченного органа. Заявление принимается к производству в качестве заявления о вступлении в дело, назначается к рассмотрению после даты рассмотрения дела (п. 8 ст. 42 Закона о банкротстве). В дальнейшем судом выносится определение об обоснованности размера требований кредитора либо уполномоченного органа (заявленного после принятия первого заявления) и включения их в реестр требований кредиторов. Представляется интересным, что Закон о банкротстве не определяет, в каком порядке должны рассматриваться эти требования (в частности, не сказано, что в первую очередь выясняется обоснованность требований кредитора, подавшего заявление более раним числом). Этот вопрос остается на разрешение суда[56] .

При возбуждении дела о банкротстве на основании заявления должника наблюдение вводится с даты принятия судом заявления должника к производству (п. 2 ст. 62 ФЗ о банкротстве).

По другим заявлениям (кредитора, уполномоченного органа) наблюдение вводится по результатам рассмотрения обоснованности требований заявителя к должнику (п. 6 ст. 42, ст. 48, п. 1 ст. 62 ФЗ о банкротстве). Судебное заседание должно проводиться в срок не менее чем через пятнадцать дней и не более чем через тридцать дней с даты вынесения определения о принятии заявления, которое изготавливается в пятидневный срок со дня поступления заявления о признании должника банкротом. По результатам рассмотрения обоснованности требований заявления к должнику суд выносит одно из следующих определений:

- об отказе во введении наблюдения и об оставлении заявления без рассмотрения;

- об отказе во введении наблюдения и о прекращении производства по делу;

- о признании требований заявителя обоснованными и введении наблюдения.

Определения суда, принимаемые в стадии наблюдения, имеют различное значение, в отношении некоторых из них Закон регламентирует направление определенным адресатам, а в определениях суда подчас не указывается, кому направить судебный акт. Согласно п. 4 ст. 42, п. 2 ст. 48 ФЗ о банкротстве суд должен направлять определение о принятии заявления о признании должника банкротом заявителю, должнику, регулирующему органу, заявленной саморегулируемой организации. Необходимо учитывать и требования, предъявляемые к определению суда, содержащиеся в п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. N 29[57] . В них установлено, что в определении суда о введении наблюдения должны содержаться указания на признание требований заявителя обоснованными, включение их в реестр требований кредиторов в установленном размере и очередности их удовлетворения; в последующем кредиторы не обязаны предъявлять такие требования в порядке, предусмотренном ст. 71 ФЗ о банкротстве.

Определение о введении наблюдения направляется лицам, участвующим в деле, и дополнительно в кредитные организации, подразделения судебных приставов, уполномоченные органы (п. 2 ст. 63 ФЗ о банкротстве). Необходимость направления определения в указанные организации вызвана тем, что согласно ст. 63 ФЗ о банкротстве с даты вынесения судом определения о введении наблюдения наступают определенные последствия (кредиторы предъявляют требования к должнику, приостанавливается исполнение по исполнительным листам, запрещается выдел доли, выплаты дивидендов, запрещаются определенные сделки).

Изучение судебных дел показало, что исполнение требований п. 2 ст. 63 ФЗ о банкротстве не всегда можно проверить (в определении не указано, кому его следует направить, уведомления о вручении отсутствуют).

Особую проблему вызывает извещение утвержденного временного управляющего. Саморегулируемая организация представляет список кандидатур без указания почтового адреса (офиса арбитражного управляющего). В таких ситуациях суд вынужден извещать временного управляющего через саморегулируемую организацию (из практики Арбитражного суда Смоленской области).

При введении наблюдения особо актуален вопрос частичного исполнения должником требований кредитора-заявителя в период после принятия судом заявления о банкротстве должника и до проведения специального заседания по проверке обоснованности требований кредитора. Встречаются случаи, когда должники полностью погасили задолженность уже после назначения дела к рассмотрению. Следовательно, суд своим определением во введении наблюдения отказывает, производство по делу прекращается.

Изучение практики арбитражных судов показывает, что не всегда выполняются требования ФЗ о банкротстве по подготовке дел о банкротстве к рассмотрению по существу. Допускаются нарушения пятидневного срока принятия заявлений (п. 2 ст. 42 ФЗ). В определениях суда о назначении вопроса об обоснованности требований заявителя не запрашивается отзыв должника. А это очень важно для него, так как в отзыве на заявление должно быть указано:

- имеются ли у должника возражения на требования заявителя, доказательства необоснованности при их наличии;

- общая сумма задолженности перед кредиторами работниками должника, обязательными платежами, сведения о счетах в кредитных учреждениях;

- могут быть указаны и иные имеющие отношение к рассмотрению дела о банкротстве сведения.

Здесь важное значение имеют сведения об имуществе должника, о дебиторской задолженности, поскольку они влияют на решение вопроса о финансировании процедуры банкротства и о погашении кредиторской задолженности.

Оценивая цели и задачи процедуры наблюдения, можно утверждать, что с экономической точки зрения наблюдение - процедура пассивная, поскольку в течение этого периода предприятие-должник продолжает обычную хозяйственную деятельность, его руководство действует почти так же, как раньше. Деятельность временного управляющего носит контрольный аналитический характер. Функционируя одновременно с руководством должника, он не управляет организацией, не совершает сделки с имуществом должника, а играет роль наблюдателя, подотчетного арбитражному суду[58] . Не всегда можно согласиться с таким узким видением функций временного управляющего.

Правовое положение, цели и задачи, а также назначение временного управляющего также вызывают множество противоречивых мнений. Порядок утверждения арбитражного управляющего основан на принципах соответствия кандидатуры требованиям, формирования саморегулируемой организацией арбитражных управляющих списка кандидатур арбитражных управляющих на коллегиальной основе, в частности свободного доступа заинтересованных лиц к проведению указанной процедуры[59] .

Не всегда возможно утверждение временного управляющего вместе с введением наблюдения: во-первых, в силу закона по заявлению руководителя должника, когда наблюдение вводится при приеме заявления; во-вторых, на основании п. 3 ст. 49 ФЗ о банкротстве в случае, если при вынесении определения о введении наблюдения невозможно определить кандидатуру арбитражного управляющего, суд выносит определение об отложении рассмотрения вопроса об утверждении кандидатуры управляющего, но не более пятнадцати дней с даты вынесения определения о введении наблюдения. На практике в таком порядке утверждаются кандидатуры арбитражных управляющих по многим делам. Временные управляющие не утверждаются одновременно с процедурой наблюдения в связи с непредставлением саморегулирующими организациями арбитражных управляющих, рекомендуемых для утверждения. Эту проблему поднимают и многие авторы в своих научных публикациях[60] .

Анализируя многочисленные аспекты деятельности временного управляющего, необходимо помнить, что ФЗ о банкротстве определяет фигуру временного управляющего, назначенного судом, как лицо, контролирующее деятельность органов управления для обеспечения целей наблюдения. Но эти функции достаточно серьезны и важны. Чего стоит только правильный, грамотный анализ финансового состояния должника (он состоит из многих составляющих), выявление кредиторов, установление размеров их требований. Особое внимание уделяется подготовке и проведению общего собрания, решающего важнейшие вопросы данной процедуры банкротства. Все это выражается в подготовке многочисленной документации, предоставляемой арбитражному суду.

Для продолжения и укрепления продолжникового характера действующего Закона о банкротстве необходимо четко и неукоснительно соблюдать его положения, в частности касающиеся действий всех участников процедуры наблюдения. Немаловажную роль в этом играет и соблюдение арбитражными судами норм процессуального законодательства, о которых говорилось выше.

2.2 Финансовое оздоровление

Финансовое оздоровление - новая процедура, не известная ранее ни Закону от 19 ноября 1992 г. N 3929-1 "О несостоятельности (банкротстве) предприятий", ни Федеральному закону от 8 января 1998 г. "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон 1998 г.). Однако термин "финансовое оздоровление" уже упоминался в ст. 26 Закона 1998 г., согласно которой учредители должника, собственник имущества унитарного предприятия, кредиторы и иные лица по соглашению с должником вправе до момента подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом принимать меры, направленные на финансовое оздоровление должника. Эти меры составляли досудебную санацию. В настоящее время финансовое оздоровление существует наряду с досудебной санацией и внешним управлением и, по сути, относится к процедурам судебной санации. Выделение финансового оздоровления в отдельную процедуру законодателем, видимо, является неслучайным. Законодатель предоставляет должнику дополнительный шанс спасти свой бизнес, когда предприятие уже вступило на путь банкротства. Представляется абсолютно верным замечание, что иные процедуры должны вводиться, когда невозможно прибегнуть к финансовому оздоровлению[61] .

Финансовое оздоровление - это процедура, предоставляющая дополнительную возможность должнику выйти из финансового кризиса, связанная с использованием внутренних ресурсов и привлечением внешних средств. Безусловно, процедура финансового оздоровления имеет продолжниковую направленность[62] . Однако нельзя исключать предоставление определенных гарантий и кредиторам, поскольку в рамках данной процедуры активно используется институт способов обеспечения исполнения обязательств гражданского права. К тому же финансовое оздоровление не случайно вводится как еще одна ступень до внешнего управления и конкурсного производства, поскольку это создает дополнительное преимущество для кредиторов, так как цена на активы компании часто значительно снижается после признания должника банкротом и открытия конкурсного производства, но после возбуждения дела о банкротстве в отличие от досудебной санации уменьшается риск того, что должник будет действовать в интересах, противоречащих интересам кредиторов.

Финансовое оздоровление как самостоятельная процедура неизвестна иностранным правопорядкам и отражает исключительно специфику российского законодательства.

Данная процедура имеет сходные черты с досудебной санацией, внешним управлением и мировым соглашением, однако представляет собой качественно новый институт банкротства. Сходство с досудебной санацией выражается в том, что на этапе проведения финансового оздоровления должнику предоставляется финансовая помощь, причем указанная помощь предоставляется одинаковым кругом лиц (учредителями, собственником имущества унитарного предприятия, кредиторами или третьими лицами). При этом на этапе финансового оздоровления такая финансовая помощь носит качественно новый характер - необходимость предоставления указанной помощи более экономически обоснована и подкрепляется целым рядом документов (план финансового оздоровления, график погашения задолженности), отражающих реальное состояние должника, источники денежных средств и ожидаемые результаты (восстановление платежеспособности) в течение вполне определенного периода (в течение двух лет).

Некоторое сходство с мировым соглашением финансовому оздоровлению придают несколько обстоятельств: по общему правилу должник имеет возможность с согласия кредиторов (по их решению) получить отсрочку и рассрочку исполнения гражданско-правовых обязательств и обязательных платежей; должник сохраняет возможность продолжить управление своим имуществом с небольшими ограничениями; допускается участие третьих лиц, которые могут принять на себя права и обязанности должника. При заключении мирового соглашения на стадии финансового оздоровления решение (в данном случае ключевое для дальнейшей судьбы должника) принимается руководителем должника с учетом мнения иных органов управления должника (когда согласование сделки - мирового соглашения обязательно в силу закона или учредительных документов должника). Отличие от мирового соглашения состоит в том, что при введении финансового оздоровления не прекращается производство по делу о несостоятельности.

Общее с процедурой внешнего управления проявляется в том, что отсрочка и рассрочка названных выше платежей в соответствии с графиком погашения задолженности имеют некоторые черты моратория; последствия введения финансового оздоровления аналогичны во многом последствиям введения внешнего управления; в указанных процедурах принимает участие арбитражный управляющий, имеющий в рамках указанных процедур объем полномочий, определенный их спецификой. Главным отличием финансового оздоровления от внешнего управления является тот факт, что органы управления должника продолжают осуществлять свои полномочия, не отстраняются от управления, принятия стратегически важных решений, но на их действия накладываются определенные ограничения (на принятие ряда корпоративных решений (выплата дивидендов), на заключение некоторых сделок, а также необходимость получения согласования собрания кредиторов или административного управляющего).

В основном финансовое оздоровление вводится судом на основании решения первого собрания кредиторов, которое рассматривает представленные лицами, ходатайствующими о введении финансового оздоровления, план финансового оздоровления и график погашения задолженности. Представляется очевидным, что кредиторы (собрание кредиторов) будут охотнее принимать решение о введении финансового оздоровления, если предоставление обеспечения исполнения должником взятых на себя обязательств будет обязательным, как при обращении с ходатайством третьих лиц о введении финансового оздоровления. Обеспечение может быть предоставлено как до введения финансового оздоровления, так и после, однако при введении финансового оздоровления в особом порядке в соответствии с п. 2, 3 ст. 75 Закона обеспечение должно предоставляться предварительно. Законодатель в целом ряде положений Закона привлекает к участию в процедурах банкротства третьих лиц (внешнее управление, конкурсное производство). Третьему лицу предоставляется возможность до окончания соответствующей процедуры удовлетворить все требования кредиторов либо предоставить должнику необходимые денежные средства для удовлетворения соответствующих требований. При ходатайстве третьим лицом (лицами) о введении финансового оздоровления и предоставлении обеспечения Закон не устанавливает обязанность кредиторов принять решение о введении данной процедуры и принять такое удовлетворение. Однако по аналогии с нормой Закона об обязанности кредиторов принять удовлетворение требований, предоставленное третьими лицами, считаю необходимым установить такую обязанность и на стадии финансового оздоровления, чтобы гарантировать восстановление платежеспособности должника и не допустить злоупотреблений со стороны тех кредиторов, основной целью которых является не удовлетворение своих требований, а банкротство предприятия.

Денежные средства, направленные третьим лицом на удовлетворение требований кредиторов должника, считаются предоставленными последнему на условиях беспроцентного займа. Срок данного договора определен моментом востребования, но не ранее окончания срока, на который была введена соответствующая процедура. В итоге третье лицо фактически становится единственным кредитором перед должником. Оно получает полный контроль над собственником должника, осуществив, таким образом, легально закрепленный в законе передел собственника должника[63] . Таким образом, возможность привлечения третьих лиц, выполнение обязательств за счет их средств таит в себе опасность для должника не только потерять контроль над имуществом, но и контроль над управлением. Возможно, правильным было бы ограничить использование института третьих лиц в деле о банкротстве на различных процедурах банкротства, за исключением финансового оздоровления, где набор инструментов для повышения платежеспособности должника значительно ограничен по сравнению с иными процедурами (как, например, внешнее управление). Дополнительно следовало бы ввести некоторые гарантии для должника, законодательно закрепить срок возврата займа, предоставленного третьим лицом (например, два года), в течение которого должник может восстановить платежеспособность иными средствами, установить срок, в течение которого новый кредитор - третье лицо, предоставившее займ, не может повторно возбуждать дело о банкротстве, ограничить полномочия третьих лиц по управлению и распоряжению имуществом.

Как упоминалось выше, основными документами, на основании которых должник действует в рамках финансового оздоровления, являются план финансового оздоровления и график погашения задолженности. Как и сама процедура, указанные документы являются сравнительно новыми для российского законодательства о банкротстве. Эти документы разрабатываются либо учредителями (участниками) должника либо собственником имущества унитарного предприятия, иначе говоря, самим должником. Закон не запрещает привлечение квалифицированных лиц, обладающих специальными знаниями, для подготовки указанных документов. Актуальным является вопрос о юридической силе этих документов по сравнению друг с другом и с иными внутренними документами должника, регламентирующими его деятельность. Выработалось общее мнение, в соответствии с которым при наличии противоречий между названными и иными документами приоритет имеют положения плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности, а при наличии противоречий между ними большей юридической силой обладает график погашения задолженности как документ более конкретный[64] .

План финансового оздоровления предусматривает источники получения средств должником и мероприятия, результатом осуществления которых будет появление достаточных денежных средств для удовлетворения требований кредиторов (для исполнения графика погашения задолженности). Эти мероприятия могут состоять как в осуществлении экономических мероприятий (например, ликвидация убыточных производств), так и в получении дополнительных денежных средств от кредиторов либо контрагентов. Представляется, что к таким способам должны относиться все доступные средства, инструменты получения денежных средств, не противоречащие нормам Закона (коммерческие кредиты, дополнительные вклады учредителей (участников) и др.). График погашения задолженности должен содержать порядок удовлетворения требований кредиторов с увязкой к источникам получения средств.

На мой взгляд, правильным было бы включить в план финансового оздоровления в качестве обязательных такие разделы, как:

- анализ финансового состояния должника;

- источники получения денежных средств;

- установление лиц, ответственных за выполнение плана, и меры ответственности в случае его нарушения;

- прогноз развития должника и повышение платежеспособности.

Дополнительно считаю обоснованным предоставление нескольких вариантов плана финансового оздоровления на рассмотрение собранием кредиторов и введение отчетов по выполнению плана финансового оздоровления на каждом этапе с целью принятия оперативных решений при изменении обстоятельств в ходе выполнения указанного плана.

Обращает на себя внимание тот факт, что процедура финансового оздоровления включает в себя в основном мероприятия, направленные на получение денежных средств, и не влечет каких-либо существенных организационных, кадровых и правовых мероприятий. На этом этапе не проводятся активные экономические мероприятия, не осуществляется продажа бизнеса, то есть не используются крайние, экстренные меры по восстановлению платежеспособности. Данное обстоятельство, на мой взгляд, отвечает специфике указанной процедуры и не требует проведения каких-либо иных существенных мероприятий в рамках данного инструмента, поскольку Закон позволяет реализовывать указанные мероприятия на иных этапах (процедурах) банкротства, предоставляя тем самым максимально возможную свободу должнику. Однако необходимо учитывать ситуацию, когда финансовое оздоровление может оказаться единственно возможной реабилитационной процедурой и вводится как альтернатива внешнему управлению (с учетом срока - двух лет), в данных условиях целесообразность проведения различных по характеру реабилитационных мероприятий (в том числе и организационных), если это предусмотрено планом финансового оздоровления и графиком погашения задолженности, является очевидной.

Таким образом, финансовое оздоровление представляет собой относительно новую реабилитационную процедуру, направленную на преодоление финансового кризиса должника, путем сохранения его руководства и осуществления последовательных выплат, результатом которой является полное погашение обязательств. Сущность указанной процедуры выражается в том, что на данной стадии предприятие еще способно самостоятельно выбраться из кризиса путем мобилизации собственных ресурсов, но для этого необходимо некоторое время.

2.3 Внешнее управление

Процедура внешнего управления - первая из возможных процедур банкротства, в которой прекращаются полномочия руководителя должника, управление делами должника возлагается на внешнего управляющего (абз. 2 п. 1 ст. 94 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"

Внешнее управление определяется законодателем как процедура банкротства, применяемая к должнику в целях восстановления его платежеспособности. Соответственно, режим специальной правоспособности должника в период внешнего управления характеризуется тем, что должник способен к обладанию только теми правами и к принятию на себя только тех обязанностей, которые в результате применения особых мероприятий в рамках процедуры соответствуют достижению главной цели - восстановлению платежеспособности должника.

Об установлении режима специальной правоспособности должника свидетельствует, в частности, такое последствие внешнего управления, как объявление моратория на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, сроки исполнения которых наступили до введения внешнего управления, то есть приостановление исполнения должником таких требований. Конкретные последствия введения моратория устанавливаются ст. 95 Закона о банкротстве. Сущность же моратория, по мнению Е.С. Ращевского, составляют:

- неотъемлемая принадлежность к процедуре внешнего управления должником в качестве существенной гарантии реабилитации и восстановления его платежеспособности;

- компенсация потерь кредиторов за период моратория путем начисления на сумму требований, выраженных в валюте Российской Федерации, процентов в размере ставки рефинансирования, установленной Центральным банком РФ на дату введения внешнего управления;

- действие в течение ограниченного времени, когда параллельно осуществляются мероприятия по финансовому оздоровлению должника[65] .

Таким образом, в период внешнего управления ни арбитражный управляющий, ни органы управления должника не вправе принимать решения, направленные на удовлетворение требований кредиторов, которые попадают под действие моратория.

Ограничение дееспособности должника - юридического лица проявляется в том, что прекращаются полномочия органов управления должника и собственника имущества должника - унитарного предприятия, полномочия руководителя должника и иных органов управления должника переходят к внешнему управляющему, за исключением полномочий органов управления должника, предусмотренных п. 2 ст. 94 Закона о банкротстве. Закон о банкротстве предусматривает норму, согласно которой внешний управляющий вправе издать приказ об увольнении руководителя должника или предложить руководителю должника перейти на другую работу в порядке и на условиях, которые установлены трудовым законодательством. Такая неясная формулировка повлекла за собой в научных исследованиях выводы о том, что "в случае, когда внешний управляющий не воспользуется своим правом, руководитель должника может сохранить свою должность, но с ограниченными полномочиями", о теоретической возможности применения "смешанной системы - когда одновременно действуют (имеют полномочия по управлению предприятием) и руководитель, и управляющий"[66] . На мой взгляд, законодатель, безусловно, вкладывал иной смысл в указанное положение: стремился подчеркнуть, что арбитражный управляющий в том числе приобретает в полном объеме правосубъектность работодателя[67] в сфере трудовых правоотношений, которую ранее реализовывал руководитель должника посредством издания приказов, распоряжений. Поэтому, если внешний управляющий не реализовал свое право на издание приказа об увольнении руководителя, это не означает, что последний обладает какими-либо полномочиями по управлению должником и совершению юридически значимых действий. Тем не менее для установления единообразного толкования законодателю следует закрепить не право, а обязанность внешнего управляющего издать такой приказ. При этом следует сохранить право внешнего управляющего предложить руководителю должника перейти на другую работу в порядке и на условиях, которые установлены трудовым законодательством.

По мнению некоторых исследователей, "отстранение руководителя должника не всегда целесообразно, поскольку не исключены ситуации, когда руководитель непричастен к возникновению финансовых трудностей"[68] , в связи с чем высказываются предложения о сохранении руководителем должника полномочий по управлению юридическим лицом в тех случаях, "когда неплатежеспособность предприятия возникла не по вине руководителя, при наличии объективных обстоятельств, установленных арбитражным судом". В обоснование приводится также позиция В.В. Витрянского, предлагавшего рассмотреть возможность возложения функций арбитражного управляющего на руководителя должника (использовать конструкцию американского законодательства "должник во владении")[69] .

По моему мнению, сохранение во внешнем управлении полномочий руководителем должника абсолютно излишне. Действующий Закон о банкротстве предусматривает процедуру финансового оздоровления, в рамках которой органы управления должника (включая руководителя) сохраняют свою компетенцию. Поэтому руководитель должника обладает возможностью проявить весь свой профессионализм в рамках указанной процедуры (при условии ее введения). При внешнем управлении арбитражный управляющий, если он действительно преследует цель восстановления платежеспособности должника, вправе предложить руководителю, как указано выше, перейти на другую работу; в этом случае основной трудовой функцией бывшего руководителя могло бы являться содействие арбитражному управляющему путем предоставления советов и рекомендаций по практической реализации мероприятий, предусмотренных планом внешнего управления.

Одной из основных обязанностей внешнего управляющего является разработка плана внешнего управления и осуществление мероприятий по его реализации. План должен быть разработан в течение месяца с даты утверждения внешнего управляющего и представлен на утверждение собранию кредиторов. План внешнего управления должен соответствовать требованиям, установленным федеральными законами, предусматривать меры по восстановлению платежеспособности должника, условия и порядок реализации указанных мер, расходы на их реализацию и иные расходы должника, а также срок восстановления платежеспособности должника и обоснование возможности восстановления платежеспособности должника в установленный срок.

Закон о банкротстве (ст. 109) предусматривает, что план внешнего управления может содержать следующие меры по восстановлению платежеспособности должника: перепрофилирование производства; закрытие нерентабельных производств; взыскание дебиторской задолженности; продажа части имущества должника; уступка прав требования должника; исполнение обязательств должника собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим лицом или третьими лицами; увеличение уставного капитала должника за счет взносов участников и третьих лиц; размещение дополнительных обыкновенных акций должника; продажа предприятия должника; замещение активов должника; иные меры по восстановлению платежеспособности должника.

Анализ полномочий, сохраненных за органами управления должника законодателем (п. 2 ст. 94), позволяет разделить решения, которые они вправе принимать в процедуре внешнего управления, на две группы: непосредственно связанные с мерами по восстановлению платежеспособности должника и не связанные с таковыми. К последней группе следует отнести решения об определении порядка ведения общего собрания акционеров, об избрании представителя учредителей (участников) должника; все остальные решения органов управления должника составляют первую группу.

Большинство из указанных решений относится к деятельности коммерческих организаций, преимущественно акционерных обществ. При этом Закон о банкротстве не всегда учитывает особенности организационной структуры унитарных предприятий. Для устранения пробелов в Законе Пленум ВАС РФ в п. 37 Постановления от 15 декабря 2004 г. N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" установил, что органы государственной власти и органы местного самоуправления, осуществляющие функции по управлению имуществом государственного и муниципального унитарного предприятия от имени собственника, в рамках их компетенции имеют право в соответствии с п. 2 ст. 94 Закона о банкротстве принимать в период внешнего управления следующие решения: о внесении изменений и дополнений в устав должника - унитарного предприятия в части увеличения уставного фонда; об обращении с ходатайством к собранию кредиторов о продаже предприятия должника - унитарного предприятия; о замещении активов должника - унитарного предприятия; о заключении соглашения между третьим лицом или третьими лицами и органами управления должника, уполномоченными в соответствии с учредительными документами принимать решение о заключении крупных сделок; об условиях предоставления денежных средств для исполнения обязательств должника.

Применительно к хозяйственным обществам очевидно, что законодатель имел в виду сохранение компетенции за высшими руководящими волеобразующими органами управления - общим собранием акционеров (участников) и советом директоров (наблюдательным советом), а не за исполнительным органом - единоличным или коллегиальным. Справедливо мнение К.К. Лебедева, полагающего, что коллегиальные исполнительные органы (правления, дирекции) в период внешнего управления действуют как часть аппарата внешнего управляющего, они не вправе принимать какие-либо юридически значимые решения[70] .

Закон о банкротстве предусматривает, что органы управления вправе принимать вышеуказанные решения в пределах компетенции, установленной федеральным законом. Имеется в виду специальный закон, осуществляющий правовое регулирование деятельности юридических лиц соответствующих организационно-правовых форм. На мой взгляд, при определении органа управления, полномочного принимать решения в период внешнего управления, следует учитывать также положения учредительных документов должника - юридического лица. Об этом свидетельствуют нормы п. 2 ст. 110, п. 4 ст. 113, п. 2 ст. 115 Закона о банкротстве, отсылающие к учредительным документам должника в части определения органа управления, полномочного принимать указанные в данных нормах решения.

Законодатель установил исчерпывающий перечень решений, которые правомочны принимать органы управления должника в период внешнего управления. В то же время невыясненным остается вопрос о том, переходят ли к внешнему управляющему иные полномочия органов управления должника, прежде всего высших волеобразующих органов управления (например, в части внесения изменений в устав общества, принятия решения о реорганизации и т.п.). Интерес в связи с этим представляет немногочисленная практика высших судебных инстанций.

Открытое акционерное общество "Спецстрой", в отношении которого была введена процедура внешнего управления, обратилось в налоговый орган с заявлением о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, касающихся изменения места нахождения общества. Налоговый орган принял решение об отказе в государственной регистрации указанных изменений на том основании, что не представлены необходимые документы - решение общего собрания участников о внесении изменений в учредительные документы. ОАО "Спецстрой", полагая указанное решение налогового органа незаконным, обратилось в арбитражный суд. Федеральный арбитражный суд Поволжского округа при рассмотрении кассационной жалобы указал: судебные инстанции пришли к правильному выводу о том, что в полномочия органов управления должника в период внешнего управления не входит принятие решения о внесении изменений в учредительные документы общества в связи с изменением его места нахождения, соответственно, указанные полномочия перешли к внешнему управляющему. Решение налогового органа по этому основанию является незаконным[71] .

В другом процессе внешним управляющим ООО "Предприятие "Реал М" были заявлены требование о признании незаконным решения налогового органа о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица в связи с изменением состава участников, а также требование о признании недействительным договора купли-продажи части доли в уставном капитале должника, заключенного участником должника с третьим лицом. Президиум ВАС РФ указал, что участник, заключая договор купли-продажи доли в уставном капитале общества, действовал не в качестве органа управления общества и не совершал сделок с имуществом общества. При совершении этой сделки участник распорядился принадлежащим ему как гражданину правом, предоставленным ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, на отчуждение части своей доли в уставном капитале общества. Поэтому указанная сделка является действительной. В то же время решение налогового органа нижестоящие судебные инстанции правомерно признали незаконным, так как соответствующее заявление было подано от имени генерального директора, освобожденного от занимаемой должности приказом внешнего управляющего[72] .

Таким образом, судебная практика исходит из того, что к внешнему управляющему переходят все иные полномочия органов управления должника, не указанные в п. 2 ст. 94 Закона о банкротстве. Поэтому, например, любой из участников общества с ограниченной ответственностью, в отношении которого введено внешнее управление, может продать свою долю третьему лицу, но для того, чтобы внести изменения в устав, касающиеся нового состава участников, потребуется не решение общего собрания участников, а решение внешнего управляющего. В.А. Химичев также полагает, что акционер вправе распоряжаться принадлежащими ему акциями общества-должника вплоть до исключения общества из реестра юридических лиц. Соответственно, арбитражные управляющие, имеющие полномочия и обязанности органов управления акционерного общества, должны осуществлять ведение реестра акционеров общества, вносить записи в реестр акционеров общества (если ведение реестра акционеров осуществляется самим эмитентом) по требованию акционера или номинального держателя акций в порядке и сроки, предусмотренные Законом об акционерных обществах[73] .

2.4 Конкурсное производство

Конкурсное производство является конечной стадией в процессе несостоятельности (банкротства). В результате проведения конкурсного производства прекращается существование юридического лица. Данная процедура в деле о признании должника банкротом не является новой для российского законодательства о несостоятельности. По мнению О.А. Никитиной, "конкурсное производство представляет собой специальную форму ликвидации, используемую в случаях признания должника несостоятельным (банкротом), цели которой состоят в соразмерном удовлетворении требований кредиторов, а также в охране интересов сторон от неправомерных действий в отношении друг друга"[74] . Стоит заметить, что подобная позиция отражена и в Законе о банкротстве 2002 г.

Эта процедура имеет целью за счет реализации имущества должника распределить полученные средства в определенной законом очередности. Одновременно конкурсное производство охраняет имущественные интересы участников процесса банкротства от неправомерных действий в отношении друг друга. Таким образом, конкурсное производство представляет собой процедуру, которая применяется к должнику, уже признанному банкротом, и направлена на соразмерное удовлетворение требований кредиторов.

Основанием открытия конкурсного производства является признание должника банкротом по решению арбитражного суда. Переход к конкурсному производству возможен не только после внешнего управления (ситуация, при которой должник поступательно переходит из одной процедуры в другую и все-таки признается банкротом), но и после наблюдения либо финансового оздоровления.

Срок конкурсного производства не может превышать один год, арбитражный суд вправе продлить этот срок еще на шесть месяцев (п. 2 ст. 124 Закона о банкротстве 2002 г.). При необходимости в исключительных случаях, например при возврате имущества и денежных средств должника, находящихся за границей, представляется логичным, что арбитражный суд вправе продлить срок конкурсного производства сверх 18 месяцев. Таким образом, Закон о банкротстве 2002 г. хотя и вводит определенные сроки проведения конкурсного производства, в то же время не фиксирует предельно допустимой продолжительности данной процедуры. Между тем это может привести к значительным проблемам на практике. В частности, прежде всего возникает вопрос о порядке действий в ситуации, когда срок конкурсного производства заканчивается, но, к примеру, не все денежные средства распределены между кредиторами. Из буквального толкования норм п. 2 ст. 124 Закона о банкротстве 2002 г. следует, что необходимо прекращать конкурсное производство и распределять оставшееся имущество в соответствии с нормами ст. 148 Закона о банкротстве 2002 г. Не внесло ясности и Постановление Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. № 4. Пункт 16 данного Постановления определяет, что "по смыслу пункта 2 статьи 124 Закона о банкротстве по истечении установленного годичного срока конкурсное производство может быть продлено судом в исключительных случаях с целью завершения конкурсного производства по мотивированному ходатайству конкурсного управляющего"[75] . Заметим, что ранее в информационном письме Президиума ВАС РФ от 14 июня 2001 г. № 64 "О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"[76] было указано, что продолжительность конкурсного производства определяется исходя из обстоятельств дела и с учетом соответствующих требований Закона о банкротстве 2002 г.

Как показывает судебно-арбитражная практика, чаще всего основанием продления срока конкурсного производства является принятие мер к поиску и возврату имущества должника. Показателен следующий пример.

Решением Арбитражного суда г. Самары ООО "Спартак" было признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Позже срок конкурсного производства был продлен еще на шесть месяцев. Впоследствии в кассационной жалобе конкурсный управляющий ООО "Спартак" просил отменить судебные акты в части продления срока конкурсного производства, поскольку считал их необоснованными. Судебная коллегия не нашла оснований к их отмене.

Как видно из материалов дела, основаниями для продления срока конкурсного производства послужили два обстоятельства: арбитражным судом не был рассмотрен иск о признании сделки недействительной, кроме того, были проведены не все мероприятия, направленные на поиск и возврат недвижимого имущества. С этим выводом был согласен и суд кассационной инстанции[77] .

Закон о банкротстве 2002 г. четко закрепляет правовые последствия открытия конкурсного производства, которые в значительной степени изменяют правовое положение должника.

Во-первых, с открытием конкурсного производства наступает срок исполнения всех денежных обязательств и обязательных платежей[78] . Это означает, что кредиторы по денежным обязательствам, а также по отсроченным обязательным платежам, даже если срок исполнения указанных обязательств еще не наступил, вправе предъявить к должнику свои требования в срок не менее двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом.

Во-вторых, после открытия конкурсного производства прекращается начисление неустоек (штрафов, пени), процентов и иных финансовых (экономических) санкций по всем видам задолженности должника. По мнению отдельных авторов, это относится к кредитам банка, неоплаченным платежным требованиям, невыполненным обязательствам, т.е. ко всем случаям, когда кредиторы должника имели право при обычных условиях на получение указанных санкций[79] .

В-третьих, сведения о финансовом состоянии должника прекращают относиться к категории сведений, носящих конфиденциальный характер либо являющихся коммерческой тайной. Понятие коммерческой тайны и перечень сведений, ее составляющих, определены ст. 139 ГК РФ и положениями Федерального закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ "О коммерческой тайне"[80] .

Статья 139 ГК РФ содержит определение коммерческой тайны: это информация, имеющая реальную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам при отсутствии к ней свободного доступа на законном основании и принятии обладателем мер к охране ее конфиденциальности.

Подобная информация является охраноспособной с точки зрения гражданского права: открытие конкурсного производства на режим такой информации не влияет. В данном случае интерес представляют только сведения, касающиеся финансового состояния должника. Только они после открытия конкурсного производства перестают относиться к числу конфиденциальных.

В-четвертых, вводятся ограничения на совершение сделок, связанных с отчуждением имущества должника либо влекущих передачу его имущества в пользование третьим лицам.

В-пятых, при открытии конкурсного производства снимаются ранее наложенные аресты на имущество должника и иные ограничения по распоряжению имуществом должника. Например, меры по обеспечению требований кредиторов действуют до момента принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства. В данной ситуации арбитражный суд и суд общей юрисдикции не вправе налагать новые аресты на имущество должника, а также вводить иные ограничения по распоряжению его имуществом.

В научной литературе в настоящее время отмечается необходимость правовой регламентации ситуации, когда конкурсное производство вводится арбитражным судом при отсутствии соответствующего решения кредиторов[81] .

Об утверждении конкурсного управляющего арбитражный суд выносит определение, в котором указывается и размер вознаграждения управляющего. Данное определение подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано.

Впоследствии конкурсный управляющий может быть освобожден (к примеру, по его личному заявлению) либо отстранен от исполнения своих обязанностей (на основании ходатайства собрания (комитета) кредиторов в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных обязанностей; в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей и т.д.).

Анализируя правовой статус конкурсного управляющего, следует заметить, что права и обязанности, которыми он обладает в рамках конкурсного производства, включают в себя права и обязанности, определенные уставными положениями в отношении органов управления организации-должника, а также специальные права и обязанности, установленные законом о банкротстве. Вместе с тем, по мнению некоторых авторов, "даже гипотетически конкурсный управляющий не может обладать всеми правами органов управления должника. Например, не может он принять решение об открытии филиала или представительства юридического лица - банкрота. Напротив, единоличный орган управления лишен некоторых полномочий конкурсного управляющего"[82] .

Полномочия конкурсного управляющего весьма обширны. В целях наиболее эффективного решения задач конкурсного производства законодатель наделяет конкурсного управляющего рядом правомочий, которые можно разделить на четыре группы:

1) правомочия конкурсного управляющего по распоряжению имуществом предприятия-должника;

2) правомочия конкурсного управляющего по формированию конкурсной массы;

3) правомочия конкурсного управляющего по распределению конкурсной массы;

4) иные правомочия конкурсного управляющего при проведении конкурсного производства.

Закон о банкротстве 2002 г. содержит положение, в соответствии с которым управляющий принимает в ведение имущество должника, проводит его инвентаризацию (п. 2 ст. 129).

Согласно п. 1 ст. 130 Закона о банкротстве 2002 г. для осуществления инвентаризации и оценки имущества должника управляющий имеет право привлекать специалистов с оплатой их услуг за счет имущества должника, если иной порядок не установлен собранием или комитетом кредиторов. По общему правилу, оценка имущества должника проводится независимым оценщиком, за исключением движимого имущества, балансовая стоимость которого на последнюю отчетную дату, предшествующую признанию должника банкротом, составляет менее чем 100 тыс. руб.

Особым образом регламентируется ситуация, когда речь идет о должнике - унитарном предприятии или акционерном обществе, более 25% голосующих акций которого находится в государственной или муниципальной собственности. Согласно п. 2 ст. 130 Закона о банкротстве 2002 г. оценка такого имущества осуществляется с представлением заключения государственного финансового контрольного органа.

Ведение, с точки зрения законодателя, означает принятие мер, направленных на обеспечение сохранности соответствующего имущества: поиск, выявление и возврат имущества должника, которое находится у третьих лиц.

Вместе с тем следует отметить, что полномочия конкурсного управляющего всегда шире, чем полномочия органов управления должника, поскольку конкурсный управляющий не ограничен положениями, которые установлены уставом должника для его руководителей. Так, например, арбитражный суд признал правомерными действия конкурсного управляющего, которые выходили за пределы полномочий, установленных уставом акционерного общества для его руководителя при отчуждении имущества должника, так как признал, что полномочия арбитражного управляющего определены законом о банкротстве и включают в себя право распоряжения имуществом без ограничений, установленных для руководителя организации-должника. В подобных случаях не применяются и ограничения по распоряжению недвижимым имуществом, установленные п. 2 ст. 295 ГК РФ[83] .

Конкурсную массу составляет все имущество должника, имеющееся у него на момент открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства.

Таким образом, конкурсная масса состоит из двух относительно обособленных частей, в первую из которых включается имущество, имеющееся в наличии во владении, пользовании и распоряжении должника на момент открытия конкурсного производства. Вторую часть составляет имущество, выявленное в ходе конкурсного производства.

В правовой науке существуют различные подходы к определению понятия "конкурсная масса". Так, В.Ф. Попондопуло отмечает, что конкурсная масса - это определенный имущественно-правовой комплекс, включающий в себя не только вещи и вещные права должника, но и другие имущественные права должника, а в определенных случаях и обязанности[84] .

Вместе с тем в науке было высказано мнение о необходимости дифференциации двух смежных понятий: "имущественная масса" и "конкурсная масса"[85] . Критериями разграничения данных понятий предлагается считать два признака: назначение и состав соответствующего имущества. В этой связи термин "имущественная масса" следует использовать для обозначения имущества, имеющегося у должника на момент признания его банкротом и открытия конкурсного производства. Конкурсной массой предлагается называть имущество, готовое к распределению между кредиторами, т.е. денежные средства, полученные от реализации имущественной массы и неликвидного имущества. На наш взгляд, такое предложение является оправданным теоретически, однако в практическом плане данная позиция вызывает определенные сомнения. Во-первых, для кредиторов больший интерес (прежде всего практический) представляет именно конкурсная масса (и с точки зрения определения, данного законодателем, и с точки зрения определения, предложенного данным автором), во-вторых, законодательство допускает разные способы удовлетворения требований кредиторов, например, путем предоставления отступного, зачета требований (п. 8 ст. 142 Закона о банкротстве 2002 г.). Данные обстоятельства в определенной степени снижают практическую целесообразность разграничения понятий "имущественная масса" и "конкурсная масса".

Следует заметить, что в соответствии с законом не все имущество должника включается в конкурсную массу: в нее включается только то имущество, на которое может быть обращено взыскание.

Прежде всего изымается имущество, находящееся в пользовании должника, но не принадлежащее ему:

а) арендованное имущество или находящееся у должника на ответственном хранении;

б) личное имущество работников предприятия, кроме имущественных вкладов участников юридических лиц.

Из оставшегося имущества исключаются изъятое из оборота имущество, имущественные права, связанные с личностью должника, в том числе права, основанные на разрешении (лицензии) на осуществление определенных видов деятельности, а также иное имущество, предусмотренное Законом о банкротстве 2002 г. (п. 2 ст. 131).

При наличии у должника изъятого из оборота имущества конкурсный управляющий обязан уведомить об этом собственника такого имущества. В свою очередь собственник обязан в течение шести месяцев с даты получения уведомления от конкурсного управляющего либо принять это имущество, либо закрепить за другим лицом. В случае неисполнения собственником данной обязанности по истечении 6-месячного срока все расходы на содержание имущества, изъятого из оборота, возлагаются на собственника.

К социально значимым объектам закон относит дошкольные образовательные учреждения, общеобразовательные, лечебные учреждения, спортивные сооружения, объекты коммунальной инфраструктуры, относящиеся к системам жизнеобеспечения. Следует обратить внимание, что Закон о банкротстве 1998 г. исключал из конкурсной массы жилищный фонд социального назначения, детские дошкольные учреждения, объекты коммунальной инфраструктуры, жизненно необходимые для данного региона (ст. 104). Они подлежали передаче соответствующему муниципальному образованию. В этом случае обязанность по содержанию и обеспечению функционирования объектов в соответствии с их целевым назначением возлагалась на уполномоченные органы местного самоуправления по истечении одного месяца с момента получения уведомления от конкурсного управляющего. При анализе данных положений следует учесть, что Закон о банкротстве 1998 г. предполагал безвозмездную передачу этих объектов. Впоследствии данный закон в этой части стал предметом рассмотрения КС РФ, основанием чему послужила жалоба одной из иностранных компаний. Постановлением КС РФ от 16 мая 2000 г. № 8-П признаны не соответствующими Конституции РФ положения п. 4 ст. 104 Закона о банкротстве 1998 г. в той части, в которой они позволяют передавать вышеуказанные объекты без выплаты должнику, находящемуся в процедуре конкурсного производства, разумной, справедливой компенсации, обеспечивающей баланс между публичными и частными интересами, а также не допускают судебной проверки такой передачи по существу[86] .

Конкурсный управляющий обладает также полномочиями, направленными на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, а также иными полномочиями, направленными на увеличение конкурсной массы, в частности правом предъявления исков о признании недействительными сделок, совершенных должником (ст. ст. 166 - 181 ГК РФ), об истребовании имущества должника у третьих лиц, о расторжении договоров, заключенных должником (гл. 29 ГК РФ), и др.

При наличии дебиторской задолженности предприятия-должника конкурсный управляющий вправе включить в конкурсную массу и выставить на открытые торги не только имущество, но и права требования должника, если иной порядок продажи (уступки) таких прав не установлен кредиторами (например, путем возмездной уступки прав требования третьим лицам в порядке, предусмотренном в ст. ст. 382 - 390 ГК РФ)[87] .

Между тем такой способ реализации имущества должника рассматривается как исключительный и применяется только в случаях, когда отсутствует реальная возможность реализовать эти права путем предъявления требования к лицам, выступающим должниками в соответствующих обязательствах.

Заключительным этапом формирования конкурсной массы является разделение имеющегося у должника имущества на лоты, их реализация и аккумулирование полученных денежных средств на единственном счете должника. Разделение имущества на лоты производит конкурсный управляющий исходя из цели получения наибольшей выручки, поскольку сохраняются производственные структуры предприятия, способные в будущем выпускать различную продукцию. К примеру, помещения, расположенные в одном здании, могут быть включены в различные имущественные лоты и проданы по отдельности.

Возможна продажа предприятия как единого имущественного комплекса, когда отчуждаются все виды имущества, предназначенные для осуществления предпринимательской деятельности. При этом покупатель приобретает предприятие в чистом виде, без долгов. Уплачиваемая в этом случае цена будет гораздо ниже, чем цена при покупке аналогичного предприятия, но без применения к нему конкурсного производства. Данное положение делает более привлекательным приобретение предприятия-должника как единого имущественного комплекса[88] .

Реализация имущества происходит на открытых торгах, если собранием или комитетом кредиторов не установлен иной порядок продажи имущества. Имущество должника, являющееся ограниченно оборотоспособным, может быть продано только на закрытых торгах, в которых участвуют лица, обладающие правом иметь в собственности или ином вещном праве эти предметы (к примеру, вооружение, боеприпасы, яды, наркотические вещества и т.д.).

Некоторые ограничения в отношении возможных покупателей имущества должника установлены Законом о банкротстве 2002 г. В частности, земельные участки, принадлежащие сельскохозяйственной организации либо крестьянскому (фермерскому) хозяйству, в случае их банкротства могут отчуждаться или переходить к другому лицу, Российской Федерации, субъекту РФ или муниципальному образованию в той мере, в какой их оборот допускается земельным законодательством[89] .

Для проведения торгов конкурсный управляющий вправе либо привлечь специализированную организацию, обладающую лицензией на осуществление данного вида деятельности, либо самостоятельно выступить в качестве организатора торгов.

Имущество должника, не проданное на первых торгах, выставляется на повторные торги или реализуется конкурсным управляющим на основании договора купли-продажи, заключаемого без проведения торгов. В связи с этим возникает вопрос: не противоречит ли продажа имущества должника без проведения торгов ст. 63 ГК РФ, которой установлено, что ликвидационная комиссия осуществляет продажу имущества ликвидируемого юридического лица только с публичных торгов в порядке, установленном для исполнения судебных решений. Однако еще в п. 13 приложения к информационному письму ВАС РФ от 7 августа 1997 г. № 20[90] разъяснялось, что порядок ликвидации юридического лица в процедурах банкротства устанавливается законом о банкротстве, где форма продажи, начальная цена имущества и срок начала продажи определяются собранием (комитетом) кредиторов по представлению конкурсного управляющего[91] .

Параллельно с процессом формирования конкурсной массы осуществляется процесс выявления требований кредиторов, подлежащих удовлетворению из денежных средств, полученных от продажи имущества должника.

Конкурсный управляющий ведет реестр требований кредиторов, переданный ему соответственно временным, административным или внешним управляющим.

Следует заметить, что в настоящее время ведение реестра может осуществляться не только самим управляющим, но и реестродержателем, статус которого определен п. 1 ст. 16 Закона о банкротстве 2002 г. Решение о привлечении реестродержателя принимается собранием кредиторов. Все требования, вносимые в реестр, рассматриваются судом, который должен установить, к какой очереди относится это требование и в каком порядке оно должно удовлетворяться. По общему правилу ни конкурсный управляющий, ни реестродержатель не имеют права вносить изменения в реестр.

Закон о банкротстве 2002 г. принципиально изменил подход к очередности, установив три очереди кредиторов.

В соответствии со ст. 134 Закона о банкротстве 2002 г. очередные кредиторы делятся на следующие группы:

- граждане с требованиями из причинения вреда жизни и здоровью, а также с требованиями по компенсации морального вреда;

- работники с требованиями по выплате выходных пособий и по оплате труда, а также кредиторы с требованиями по выплате авторских вознаграждений;

- остальные кредиторы.

Анализируя данные положения, О.А. Никитина предлагает отнести к числу внеочередных расходов также компенсации работникам, выплачиваемые им в случаях переезда к новому месту жительства в связи с прекращением или расторжением трудового договора (контракта), так как обязанность по погашению такого долга у ликвидирующегося предприятия возникла в ходе конкурсного производства[92] .

Первую очередь составляют требования граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью (§ 2 гл. 59 ГК РФ, ст. 134 Закона о банкротстве 2002 г.). Возмещение вреда осуществляется независимо от того, в каких отношениях состоял гражданин с причинителем вреда: договорных, трудовых, гражданско-правовых и т.д. (ст. 1064 ГК РФ).

Лицам, здоровью которых был причинен вред, возмещается утраченный заработок или иной доход, которого они лишились в связи с повреждением здоровья.

Определение размера требований граждан, перед которыми лицо несет ответственность за причинение вреда, при банкротстве осуществляется путем капитализации повременных выплат на период, в течение которого возмещается вред. Так, несовершеннолетним вред по случаю смерти кормильца возмещается до достижения ими 18 лет, а в случае если они продолжают учиться по очной форме обучения - до окончания учебы, но не более чем до достижения 23 лет; инвалидам - на срок инвалидности, пенсионерам - пожизненно и т.д. Если возмещение вреда присуждено пожизненно, то подлежащие выплате суммы капитализируются до достижения потерпевшим возраста 70 лет, но не менее чем за 10 лет. Если же возраст гражданина превышает 70 лет, период для капитализации соответствующих платежей составляет 10 лет (п. 1 ст. 135 Закона о банкротстве 2002 г.).

Закон о банкротстве 2002 г. предусматривает случаи, когда капитализация платежей не производится или суммы полученного возмещения недостаточны. В этом случае при согласии гражданина происходит переход права требования к должнику в сумме капитализированных повременных платежей к Российской Федерации.

Эти отношения регулирует Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"[93] . Данный закон предусматривает переход от возмещения непосредственно работодателями вреда гражданам, получившим увечье, профессиональное заболевание или иное повреждение здоровья в связи с выполнением трудовых обязанностей, к возмещению вреда на принципах социального страхования. Выплаты производятся единым страховщиком за счет страховых взносов, уплачиваемых работодателями. Федеральный закон "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" вступил в силу одновременно с положениями Федерального закона от 22 декабря 2005 г. № 179-ФЗ "О страховых тарифах на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2006 год"[94] , устанавливающего страховые тарифы, необходимые для формирования средств на осуществление обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Получив право требования гражданина к должнику, государство по сути становится кредитором первой очереди. При этом обязанность государства перед гражданином не прекращается и в том случае, если должник не сможет удовлетворить данные требования ни полностью, ни частично.

Заметим, что объем требований, подлежащих уплате в первую очередь, определяется по правилам § 2 гл. 59 ГК РФ (выплата различных пособий, компенсация утраченного заработка или его части, возмещение дополнительных расходов и т.д.).

Стоит обратить внимание на тот факт, что требования о компенсации морального вреда удовлетворяются в размере, установленном судебным актом.

Помимо требований граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, в первую очередь удовлетворяются требования граждан, являющихся кредиторами банков и других кредитных организаций, привлекающих средства граждан, а также требования граждан - кредиторов организаций, осуществляющих незаконную деятельность по привлечению денежных средств граждан (ст. 64 ГК РФ).

Так, решением Арбитражного суда г. Самары ОАО "АБ Инкомбанк" было признано банкротом, в отношении должника открыто конкурсное производство. Позже один из конкурсных кредиторов обратился с жалобой на действия конкурсного управляющего, отказавшегося включить его требования в реестр требований кредиторов первой очереди. Спорная сумма представляла собой проценты по договору банковского вклада и проценты по ст. 395 ГК РФ за два года пользования вкладом.

Определением суда первой инстанции требования истца были удовлетворены частично: суд обязал конкурсного управляющего включить в реестр только сумму, составляющую проценты, начисленные на день отзыва у должника лицензии.

Постановлением апелляционной инстанции данное решение было отменено.

Кассационная инстанция сочла необходимым удовлетворить требования кредитора в полном объеме по следующим основаниям.

Пунктом 3 ст. 65 ГК РФ предусмотрено, что требования кредиторов при банкротстве юридического лица удовлетворяются в очередности, предусмотренной п. 1 ст. 64 ГК РФ, а именно: при ликвидации банков в первую очередь удовлетворяются требования граждан, средства которых привлечены банком. Те же положения содержатся и в ст. 49 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций". В названных нормах законодатель не разделил требования кредиторов - физических лиц на требования о возврате суммы вклада, процентов за пользование вкладом и на требования о взыскании неустоек и убытков в связи с неисполнением банком своих обязательств[95] .

Во вторую очередь осуществляются расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору (контракту). При этом должны быть учтены:

1) непогашенная задолженность должника по оплате труда на момент принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом;

2) задолженность по заработной плате, образовавшаяся после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и до фактического увольнения работника;

3) выходные пособия и компенсация за неиспользованные отпуска в соответствии с трудовым законодательством.

В общую сумму задолженности должника перед кредиторами второй очереди включаются также невыполненные обязательства по выплате вознаграждений по авторским договорам. Следует учесть, что на выходное пособие при прекращении трудового договора, денежную компенсацию за неиспользованный отпуск, а также на сохраняемый средний заработок, выплачиваемый в размерах, предусмотренных законодательством, подоходный налог и страховые взносы во внебюджетные фонды не начисляются.

Обращает на себя внимание тот факт, что требования второй очереди, как и первой, не подпадают под действие моратория, поэтому не исключено, что к моменту открытия конкурсного производства они уже будут удовлетворены должником. Однако если этого не произошло, то данные требования кредиторов второй очереди удовлетворяются только после полного удовлетворения требований кредиторов первой очереди[96] .

При определении размера требований кредиторов третьей очереди учитываются требования конкурсных кредиторов и уполномоченных органов.

В соответствии с Законом о банкротстве 2002 г. к третьей очереди отнесены требования, обеспеченные залогом имущества должника.

В соответствии со ст. 334 ГК РФ в силу залога залогодержатель имеет право в случае неисполнения должником обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами залогодателя за изъятиями, установленными законом. В качестве таких изъятий при несостоятельности рассматриваются требования кредиторов первых двух очередей. Однако тот факт, что требования залоговых кредиторов удовлетворяются в третью очередь, свидетельствует о преимущественном их положении при распределении конкурсной массы.

Закон о банкротстве 2002 г. в ст. 138 закрепляет следующее положение: требования кредиторов по обязательству, обеспеченному залогом, подлежат удовлетворению за счет средств, полученных от продажи предмета залога, преимущественно перед иными кредиторами после продажи предмета залога, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очередей, права требования по которым возникли до заключения договора залога.

Итак, предмет залога в любом случае поступает в конкурсную массу, а кредитор-залогодержатель становится конкурсным. Вместе с тем особый правовой режим, закрепленный в ст. 138 Закона о банкротстве 2002 г., безусловно, направлен на защиту прав данных кредиторов, поскольку из буквального толкования п. 2 ст. 138 следует, что в ряде случаев кредитор-залогодержатель может получить удовлетворение своих требований и в первую очередь, если соответствующий договор залога был заключен до возникновения требований первой и второй очередей.

Следует заметить, что Закон о банкротстве 2002 г. изменил не только очередность удовлетворения требований залоговых кредиторов, но и порядок их удовлетворения. Эти требования удовлетворяются за счет средств, полученных от продажи предмета залога. При этом преимущественный порядок удовлетворения не применяется, если за счет вырученных средств требование в полном объеме удовлетворить не удалось.

Аналогично с порядком удовлетворения требований залоговых кредиторов удовлетворяются требования кредиторов, которые обеспечены удержанием имущества должника. Так, применительно к договору комиссии законодатель устанавливает, что в случае объявления комитента несостоятельным (банкротом) право удержания комиссионера прекращается, а его требования к комитенту удовлетворяются в соответствии с правилами, установленными для удовлетворения требований залоговых кредиторов (п. 2 ст. 996 ГК РФ).

Требования в бюджет и внебюджетные фонды в соответствии с Законом о банкротстве 1998 г. удовлетворялись в четвертую очередь.

В настоящее время эти требования (в Законе о банкротстве 2002 г. они именуются требованиями уполномоченных органов) подлежат удовлетворению в рамках третьей очереди. Основная особенность этих требований заключается в том, что они вытекают не из гражданско-правовых отношений, а из публичных правоотношений.

Заметим, что государство в процессе несостоятельности может выступать и как организация, преследующая свои публичные интересы, и как кредитор, если его требования вытекают из гражданско-правового договора с должником.

Применительно к порядку удовлетворения требований кредиторов третьей очереди необходимо выделить два важных положения. Во-первых, если должник не смог уплатить обязательные платежи в полном объеме в период после вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом и до открытия конкурсного производства, то требования, не погашенные до принятия решения о признании должника банкротом, должны быть удовлетворены вне очереди. Во-вторых, требования кредиторов этой очереди по возмещению убытков в форме упущенной выгоды, взысканию неустоек и иных финансовых санкций учитываются отдельно в реестре требований кредиторов и подлежат удовлетворению только после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов. По мнению С.А. Карелина, в результате "создан режим особой очереди, к которой относятся требования по уплате санкций, во-первых, за неисполнение обязанности по внесению обязательных платежей; во-вторых, за неисполнение гражданско-правовых обязательств; в-третьих, по возмещению убытков"[97] .

Вместе с тем данный автор считает, что последнее представляется не вполне обоснованным, поскольку по своей сути возмещение убытков - основное требование, тем более что вопрос о возмещении убытков в конкурсных отношениях нередко возникает тогда, когда изначально требование кредитора является неденежным. Кроме того, кредиторами в части требования возмещения убытков становятся контрагенты, в отношении которых внешним управляющим был применен отказ от исполнения сделок.

После полного удовлетворения данных требований производятся расчеты с остальными кредиторами (к примеру, с кредиторами третьей очереди заявившими свои требования после закрытия реестра требований кредиторов; с кредиторами, чьи заявленные в срок требования были отклонены управляющим, а впоследствии установлены арбитражным судом).

Конкурсный управляющий вправе осуществлять и иные полномочия в процессе конкурсного производства. Так, конкурсный управляющий обязан уведомить работников должника о предстоящем увольнении в соответствии с законодательством РФ о труде. Вместе с тем в Законе о банкротстве 2002 г. содержится положение, согласно которому при продаже предприятия все трудовые договоры (контракты), действующие на момент продажи предприятия, сохраняют силу, при этом права и обязанности работодателя переходят к покупателю предприятия.

На практике, как правило, существуют два способа перехода работников от предприятия-продавца к предприятию-покупателю.

Во-первых, это перевод согласно п. 5 ст. 77 ТК РФ[98] . При этом работник увольняется в порядке перевода с предприятия-банкрота и сразу же принимается в порядке перевода на новое предприятие, ставшее собственником имущества банкрота.

Второй способ - увольнение работника с предприятия-банкрота с одновременным приемом работника на тех же условиях и в той же должности на предприятие - покупатель имущественного комплекса.

Следует заметить, что оба способа перехода работников должны оформляться согласно установленному трудовым законодательством порядку увольнения и перевода при наличии всех необходимых в данном случае документов.

Анализируя проблемы регулирования трудовых отношений в процессе конкурсного производства, некоторые авторы отмечают, что данное регулирование сводится практически к двум вопросам: увольнение работников в связи с ликвидацией организации и удовлетворение их требований по выплате выходных пособий и оплате труда[99] .

Конкурсное производство считается завершенным с момента внесения указанной записи в единый государственный реестр юридических лиц.

2.5 Мировое соглашение

Мировое соглашение состоит в заключении должником и кредиторами на любой стадии рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве добровольного соглашения об улаживании имущественного спора на определенных ими условиях.

Заключение мирового соглашения, предусматривающего отсрочку или рассрочку исполнения обязательств, уступку прав требования должника, исполнение обязательств должника третьими лицами, скидку с долгов и т.п., является, безусловно, наиболее желательным для должника способом окончания дела о банкротстве.

Анализ зарубежного законодательства позволяет утверждать, что процедуру мирового соглашения можно разделить на два основных типа: первое предусматривает договоренность между должником, кредиторами, а иногда и заинтересованными сторонами, направленную на восстановление платежеспособности должника. Второе предусматривает процедуру распределения средств от продажи имущества должника, отличную от применимой в конкурсном производстве[100] .

По своей юридической природе мировое соглашение является сделкой, с которой законодатель связывает определенные правовые последствия. Вместе с тем мировое соглашение является одним из способов прекращения производства по делу о банкротстве. В информационном письме Президиума ВАС РФ от 6 августа 1999 г. № 43 уточняется, что в определении об утверждении мирового соглашения в соответствии с п. 7 ст. 85 АПК РФ[101] говорится о прекращении производства по делу.

Иногда мировое соглашение расценивают как "соглашение должника с конкурсными кредиторами о прекращении дела о банкротстве на основе взаимных уступок"[102] .

По Закону о банкротстве 2002 г. мировое соглашение может быть заключено на любой стадии рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве (п. 1 ст. 150).

Сторонами мирового соглашения являются должник, конкурсные кредиторы и уполномоченные органы.

Закон о банкротстве 2002 г., так же как и Закон о банкротстве 1998 г., допускает участие в мировом соглашении третьих лиц. Речь идет о лицах, принимающих на себя часть обязательств должника либо обеспечивающих исполнение этих обязательств. После вступления мирового соглашения в силу такие лица становятся стороной мирового соглашения как гражданско-правового договора.

Закон о банкротстве 2002 г. содержит формальные требования к заключению мирового соглашения (ст. 155). Мировое соглашение заключается в письменной форме. Со стороны должника оно подписывается лицом, принявшим решение о заключении мирового соглашения. От имени кредиторов и уполномоченных органов мировое соглашение подписывается представителем собрания кредиторов или лицом, уполномоченным собранием кредиторов на совершение данного действия.

Содержание мирового соглашения определяется характером тех договоренностей, которые были достигнуты между должником и кредиторами, а в некоторых случаях - и третьими лицами.

Мировое соглашение содержит положения двух видов: положения, которые в обязательном порядке должны найти отражение в мировом соглашении (существенные условия), и положения, которые могут быть включены в соглашение по усмотрению сторон (дополнительные условия). К числу существенных условий относятся следующие: размер, порядок, сроки исполнения обязательств должника и (или) прекращения обязательств должника предоставлением отступного, новацией обязательства, прощением долга и т.д. (п. 1 ст. 156 Закона о банкротстве 2002 г.). В дополнительных условиях должна содержаться информация о способах выплаты долга, его реструктуризации или замены на какие-либо другие права (отсрочка или рассрочка исполнения обязательств должника, уступка прав требования, скидка с долга, обмен требований на акции и др.). Вместе с тем Закон о банкротстве 2002 г. предоставляет возможность и должнику, и кредиторам, исходя из ситуации, применить иные способы удовлетворения требований кредиторов, которые не должны противоречить законодательству РФ[103] .

Положения ст. 156 Закона о банкротстве 2002 г. позволяют сформулировать общие принципы, касающиеся содержания мирового соглашения:

- условия о порядке и сроках исполнения обязательств должника в денежной форме могут быть включены в мировое соглашение независимо от согласия с этим кредиторов;

- условия (отдельные) могут быть включены в мировое соглашение только с согласия конкретного кредитора и (или) уполномоченного органа (речь идет о прекращении обязательств должника путем предоставления отступного, обмена требований на доли в уставном капитале должника, акции, конвертируемые в акции облигации или иные ценные бумаги, новации обязательства и т.д.);

- удовлетворение требований конкурсных кредиторов в неденежной форме не должно создавать преимущества для таких кредиторов по сравнению с кредиторами, требования которых исполняются в денежной форме;

- условия мирового соглашения для конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, голосовавших против заключения мирового соглашения или не принимавших участия в голосовании, не могут быть хуже, чем для тех конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, которые голосовали за его заключение;

- на непогашенную часть требований кредиторов, подлежащих погашению в денежной форме, начисляются проценты с даты утверждения арбитражным судом мирового соглашения и до даты удовлетворения соответствующей части требований.

Закон о банкротстве 2002 г. детально регулирует порядок заключения мирового соглашения, условия и последствия признания его недействительным, порядок его расторжения. Значительные проблемы теоретического и практического характера вызывает определение порядка голосования на собрании кредиторов по поводу принятия решения о заключении мирового соглашения.

Следует заметить, что в соответствии с Законом о банкротстве 1998 г. решение о заключении мирового соглашения принималось простым большинством голосов конкурсных кредиторов по сумме требований. При этом статус кредиторов по требованиям, обеспеченным залогом, оговаривался отдельно: для одобрения мирового соглашения требовалось единогласие всех таких кредиторов.

Положение, согласно которому "решение о заключении мирового соглашения принимается большинством голосов от общего числа конкурсных кредиторов", толковалось по-разному. В частности, М.В. Телюкина указывала на то, что "перед нами техническая ошибка Закона, пропустившего слово "голосов" после слова "числа". Притом что общий порядок голосования состоит в том, что решения принимаются не количеством кредиторов, а количеством голосов, данную техническую опечатку можно не принимать во внимание"[104] . Кроме того, О.А. Никитина подчеркивала, что "по смыслу п. 3 ст. 12, п. 1 ст. 14, п. 2 ст. 120 Закона о банкротстве (имеется в виду Закон 1998 г. - Прим. авт.) решение о заключении мирового соглашения принимается простым большинством голосов конкурсных кредиторов, определяемых для каждого из них пропорционально сумме его требований от общего числа требований кредиторов, признаваемых в соответствии с Законом о банкротстве установленными на дату проведения собрания кредиторов"[105] . Та же позиция нашла свое отражение в информационном письме Президиума ВАС РФ от 14 июня 2001 г. № 64.

Ситуация, порождавшая на практике разночтения соответствующих положений Закона о банкротстве 1998 г., не позволяла также ответить на вопрос о том, каким образом в случае необходимости будет проводиться повторное голосование по данному тексту мирового соглашения.

Закон о банкротстве 2002 г. четко устанавливает, что решение о заключении мирового соглашения принимается большинством голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов в соответствии с реестром требований кредиторов и считается принятым при условии, что за него проголосовали все кредиторы по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника (п. 2 ст. 150). При недостаточности голосов на первом собрании по вопросу о заключении мирового соглашения проводится повторное собрание кредиторов, которое правомочно принимать такие решения, если за них проголосовали кредиторы, число голосов которых составило более чем 30% общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов (п. 3 ст. 15 Закона о банкротстве 2002 г.).

Заметим, что по законодательству РФ решение о заключении мирового соглашения от имени кредиторов и уполномоченных органов принимается собранием кредиторов (что входит в его исключительную компетенцию).

Для вступления в силу мировое соглашение должно быть утверждено арбитражным судом, о чем выносится определение. Если мировое соглашение заключено и утверждено при проведении процедур наблюдения, финансового оздоровления или внешнего управления, то, так же как в исковом производстве, дело производством прекращается (п. 4 ст. 150 Закона о банкротстве 2002 г.). В случае заключения мирового соглашения при проведении процедуры конкурсного производства арбитражный суд указывает в определении только об утверждении мирового соглашения, а также о том, что решение о признании должника банкротом в этом случае не исполняется. Норма п. 4 ст. 150 Закона о банкротстве 2002 г. лишает лиц, участвующих в деле, возможности обжаловать такое определение, поскольку это не предусмотрено ни АПК РФ, ни Законом о банкротстве 2002 г.

Основным обязательным условием, при соблюдении которого арбитражный суд утверждает мировое соглашение, является погашение задолженности по требованиям кредиторов первой и второй очередей, т.е. по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, по выплате выходных пособий и оплате труда лицам, работающим по трудовому договору, и вознаграждений по авторским договорам.

Следует обратить особое внимание, что условия мирового соглашения распространяются только на кредиторов, включенных в реестр на дату проведения собрания. Вместе с тем не исключена ситуация, когда ряд требований кредиторов могут находиться в процессе их установления к моменту принятия решения о заключении мирового соглашения. Закон не дает ответа на вопрос о том, какие требования имеются в виду при заключении мирового соглашения - любые или только установленные, что может привести на практике к тому, что уже после заключения мирового соглашения появятся неизвестные (незаявленные) кредиторы первой и второй очередей и потребуют признания мирового соглашения недействительным либо отмены соответствующего определения.

Еще одно специальное правило установлено для кредиторов, чьи требования обеспечены залогом имущества должника. Заключение мирового соглашения становится возможным только в том случае, если все залогодержатели проголосовали за его условия. Безусловно, данное положение направлено на защиту их прав. Вместе с тем не исключена на практике ситуация, когда действия залогодержателей могут привести к ущемлению, а порой к прямому нарушению прав других кредиторов (в частности, залогодержатели могут искусственно затягивать момент заключения мирового соглашения путем включения в него невыгодных другим кредиторам условий).

Мировое соглашение подписывается от имени конкурсных кредиторов лицом, избранным собранием кредиторов. При этом Закон о банкротстве 2002 г. четко устанавливает, что полномочия представителя конкурсного кредитора и представителя уполномоченного органа на голосование по вопросу заключения мирового соглашения должны быть специально предусмотрены в его доверенности (п. 2 ст. 150).

Решение о заключении мирового соглашения со стороны должника принимается индивидуальным предпринимателем, руководителем организации должника при проведении процедуры наблюдения или финансового оздоровления, а при внешнем управлении и конкурсном производстве - арбитражным управляющим. При этом в случае если мировое соглашение является для должника сделкой, которая в соответствии с федеральными законами и (или) учредительными документами должника совершается на основании решения органов управления должника или подлежит согласованию с органами управления должника, решение о заключении мирового соглашения от имени должника под страхом оспоримости из-за несоблюдения формы сделки должно быть принято после соответствующего решения компетентных органов управления должника или получения соответствующего одобрения. Если мировое соглашение является сделкой с заинтересованностью для кого-либо из его участников, собрание должно быть об этом проинформировано под страхом ничтожности сделки.

Заметим, что арбитражный управляющий в подписании мирового соглашения не участвует, если только он не выступает как орган управления должника во внешнем управлении или конкурсном производстве.

В соответствии с законом в мировом соглашении могут участвовать третьи лица, т.е. лица, принимающие на себя права и обязанности по этому соглашению. Участие в мировом соглашении третьих лиц допускается, если оно не нарушает права и законные интересы кредиторов, требования которых включены в реестр требований кредиторов, а также кредиторов, требования которых возникли после даты принятия заявления о признании должника банкротом и срок исполнения которых наступил до даты заключения мирового соглашения (п. 1 ст. 157 Закона о банкротстве 2002 г.)[106] .

Указанные лица подписывают мировое соглашение лично, или они могут доверить подписание своим представителям, выдав соответствующую доверенность. В этом случае мировое соглашение приобретает характер трех-, четырех- или иной многосторонней сделки.

После заключения мирового соглашения на собрании кредиторов заявление о его утверждении должно быть представлено в арбитражный суд не ранее чем через пять и не более чем через 10 дней с даты его заключения.

Закон о банкротстве 2002 г. установил исчерпывающий перечень документов, которые прилагаются к заявлению. Прежде всего это само мировое соглашение, которому арбитражный суд должен дать оценку с точки зрения соблюдения требований к его оформлению.

Обязательным приложением к мировому соглашению является протокол собрания кредиторов. Анализ этого документа подтверждает или отрицает извещение всех конкурсных кредиторов, должника, а также позволяет ответить на вопросы, соблюдены ли правила голосования, учтены ли рекомендации собрания кредиторов при заключении мирового соглашения и т.д. Помимо этого, в протоколе указываются фамилия, имя, отчество лица, уполномоченного собранием подписать соглашение от имени конкурсных кредиторов.

Кроме того, к мировому соглашению должны быть приложены:

- список всех конкурсных кредиторов и уполномоченных органов с указанием их адресов и суммы задолженности, включая лиц, не заявивших своих требований к должнику;

- реестр требований кредиторов;

- документы, подтверждающие полное погашение задолженности по требованиям кредиторов первой и второй очередей;

- письменные возражения конкурсных кредиторов и уполномоченного органа, которые не принимали участия в голосовании по вопросу о заключении мирового соглашения или голосовали против его заключения.

Заявление об утверждении мирового соглашения рассматривается арбитражным судом в специальном заседании. О времени рассмотрения заявления арбитражный суд заранее извещает заинтересованные стороны.

По общему правилу основным критерием, которым суд должен руководствоваться при утверждении мирового соглашения, является степень жизнеспособности должника после вступления мирового соглашения в силу. Думается, нет смысла суду утверждать мировое соглашение, если маловероятно, что оно восстановит жизнеспособность должника. Для выяснения этой возможности необходимо иметь достаточную финансовую информацию, которая позволит принять правильное решение.

Следует заметить, что большинство правовых систем, предусматривающих возможность заключения мирового соглашения, требуют предоставления информации кредиторам.

Мировое соглашение вступает в силу немедленно после его утверждения; с этого момента начинается и его реализация, т.е. погашение задолженности в соответствии с условиями мирового соглашения. В литературе по поводу этого положения существует мнение о его неточности. Так, по словам М.В. Телюкиной, "неточность состоит в том, что далеко не всегда есть необходимость в немедленном погашении задолженности перед кредиторами. Точнее была бы формулировка, в соответствии с которой после утверждения мирового соглашения указанные субъекты должны приступить к его исполнению (которое может предусматривать начало погашения задолженности по истечении определенного времени)"[107] .

Следует отметить, что Закон о банкротстве 1992 г. содержал положение, согласно которому именно после утверждения мирового соглашения речь шла о начале погашения требований кредиторов.

Вместе с тем требование законодателя о том, что должник был обязан погасить не менее чем 35% суммы требований кредиторов в течение первых двух недель, на практике часто было невыполнимым.

В Законе о банкротстве 2002 г. подробно регламентированы основания отказа в утверждении мирового соглашения арбитражным судом и последствия такого отказа.

Регламентация этих норм в Законе о банкротстве 2002 г. отличается от правил, содержащихся в АПК РФ.

Согласно ст. 139 АПК РФ мировое соглашение должно быть законным и не нарушать прав других лиц. Закон о банкротстве 2002 г. (ст. 160) устанавливает различные основания отказа в утверждении мирового соглашения. Эти основания можно разделить на три группы:

- несоблюдение установленного порядка заключения мирового соглашения;

- несоответствие мирового соглашения требованиям закона и иных нормативных актов;

- нарушение прав третьих лиц.

Вместе с тем в литературе указывается, что соответствующие основания можно условно классифицировать следующим образом:

- основания для обязательного отказа в утверждении мирового соглашения;

- основания, по которым арбитражный суд вправе отказать в утверждении мирового соглашения[108] .

Безусловным основанием для отказа в утверждении мирового соглашения является нарушение п. 1 ст. 158 Закона о банкротстве 2002 г., т.е. если не погашена задолженность по требованиям кредиторов первой и второй очередей. Иными словами, прямое нарушение закона, влекущее нарушение прав граждан, является безусловным основанием к отказу в утверждении мирового соглашения.

К числу безусловных оснований отказа следует отнести также противоречие условий мирового соглашения федеральным законам и иным правовым актам.

Определенный интерес вызывает специальное основание отказа в утверждении мирового соглашения, установленное п. 5 ст. 158 Закона о банкротстве 2002 г. Речь идет о превышении полномочий представителя кредитора при голосовании, если доказано, что лицо, действующее со стороны должника, знало или не могло не знать об ограничениях. Вместе с тем арбитражный суд может утвердить мировое соглашение даже при превышении полномочий представителя, если голосование такого представителя не повлияло на принятие решения о заключении мирового соглашения.

Основанием для отказа в утверждении мирового соглашения может являться несоблюдение формальных требований к порядку его подачи в арбитражный суд:

- не соблюдена его форма;

- отсутствует хотя бы один из документов, прилагаемых к заявлению об утверждении мирового соглашения;

- в арбитражный суд не представлено принятое собранием кредиторов мировое соглашение в срок не ранее чем через пять и не позднее 10 дней с даты проведения собрания и т.д.

Следует обратить внимание, что в случае отказа суда в утверждении мирового соглашения оно считается незаключенным, все договоренности не действуют, равно как и решение собрания кредиторов о его заключении.

Вместе с тем законодатель предусматривает возможность заключения нового мирового соглашения. Представляется, что в этом случае собрание кредиторов должно вновь принять решение о заключении мирового соглашения, избрать представителя, который будет заключать мировое соглашение от имени конкурсных кредиторов. При этом в обязательном порядке должны быть устранены те недостатки, которые явились основанием для отказа в утверждении мирового соглашения.

Исполнение мирового соглашения начинается с момента его утверждения арбитражным судом. Исполнение мирового соглашения признается надлежащим, если все предусмотренные им платежи и иные действия должник осуществляет в точно установленные мировым соглашением сроки.

Отметим, что Закон о банкротстве 2002 г. не дает четкого ответа на вопрос, возможно ли внесение в мировое соглашение изменений по соглашению должника и конкурсных кредиторов в ходе исполнения этого мирового соглашения.

Представляется, что при ответе на данный вопрос необходимо исходить из следующего. Заключение мирового соглашения и последующее его утверждение арбитражным судом осуществляется в специальном порядке с соблюдением определенных требований. Вряд ли можно внести изменения в условия мирового соглашения в ситуации, когда такой порядок применить уже невозможно (закон исходит из того, что к моменту начала исполнения мирового соглашения должник не должен обладать признаками несостоятельности (банкротства), следовательно, исчезает необходимость в функционировании собрания кредиторов, органа, принимающего решение о заключении мирового соглашения). Вместе с тем исходя из правовой природы мирового соглашения как одного из видов гражданско-правовой сделки было бы уместным на законодательном уровне закрепить возможность внесения изменений в мировое соглашение, рассматривая это как результат согласования воли сторон соглашения. Более того, целесообразно ограничить эту возможность определенными временными рамками, к примеру, в 1 - 2 месяца с начала исполнения условий мирового соглашения. Это позволило бы, на наш взгляд, более гибко и эффективно использовать институт мирового соглашения как одно из оснований прекращения производства по делу о несостоятельности (банкротстве) и восстановления платежеспособности должника.

Производство по делу о банкротстве возобновляется на той стадии, на которой оно было прекращено в связи с заключением мирового соглашения.

При возобновлении производства по делу о банкротстве полномочия арбитражного управляющего, утвержденного до заключения мирового соглашения, не восстанавливаются, а арбитражный суд осуществляет действия, направленные на утверждение арбитражного управляющего в соответствии со ст. 45 Закона о банкротстве 2002 г. Следует обратить внимание, что арбитражный суд обязан направить запрос именно в ту СРО, которая представляла кандидатуру арбитражного управляющего ранее.

Недействительность мирового соглашения никоим образом не отражается на кредиторах первой и второй очереди - они не обязаны возвращать должнику полученное ими в счет погашения задолженности, поскольку погашение задолженности перед ними является необходимым основанием заключения мирового соглашения[109] .

Требования кредиторов, в отношении которых были произведены отсрочка и (или) рассрочка причитавшихся им платежей или скидка с долгов, восстанавливаются в их неудовлетворенной части.

Полностью погашенными являются требования кредиторов, с которыми произведены расчеты на условиях мирового соглашения, не противоречащих законодательству о банкротстве (ст. 163 Закона о банкротстве 2002 г.).

Вместе с тем кредиторы, требования которых были удовлетворены в соответствии с условиями мирового соглашения, предусматривающими преимущества указанных кредиторов или ущемление прав и законных интересов других кредиторов, обязаны возвратить все полученное в порядке исполнения мирового соглашения.

Однако требования указанных кредиторов должны быть восстановлены в реестре требований кредиторов.

Расторжение мирового соглашения в отношении всех кредиторов не влечет за собой обязанность возвратить все полученное по сделке. Возврату подлежит все полученное по сделке, если кредиторы знали или должны были знать, что удовлетворение их требований произведено с нарушением прав и законных интересов других кредиторов, при этом указанные требования восстанавливаются в реестре кредиторов[110] .

Мировое соглашение подразумевает его добровольное исполнение. Однако в определенных случаях оно может быть исполнено принудительно в соответствии с положениями законодательства об исполнительном производстве.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Воздействие на должника на различных этапах процесса о несостоятельности осуществляется с помощью различных мер, прямо предусмотренных законом. Первоначально, на этапе возбуждения производства по делу, это обеспечительные меры (наложение арестов на имущество должника, отстранение его от управления, анализ и установление финансового положения должника и др.); при наличии возможности восстановления платежеспособности должника - это восстановительные меры (меры по перепрофилированию производства, продаже предприятия должника, меры, осуществляемые в рамках моратория на удовлетворение требований кредиторов, меры по признанию ряда сделок должника недействительными и т.д.) и, наконец, ликвидационные меры, применяемые на основании решения о признании должника несостоятельным (банкротом), направленные на выявление дебиторской задолженности должника, формирование конкурсной массы, ее реализации, а также меры по удовлетворению требований кредиторов в порядке очередности, предусмотренной законодательством.

Таким образом, процедуры несостоятельности (банкротства) представляют собой предусмотренную законодательством совокупность мер в отношении должника, направленных на восстановление его платежеспособности или ликвидацию.

1. В российском законодательстве термины "несостоятельность" и "банкротство" употребляются как синонимы. Это положение отражает российскую специфику и не полностью отвечает мировой практике, поскольку в законодательстве ряда других стран термин "банкротство" имеет более узкое значение, подразумевающее совершение должником уголовно наказуемого деяния, наносящего ущерб кредиторам. Термин же "несостоятельность" имеет более широкое значение и обозначает удостоверенную решением соответствующего судебного органа неспособность лица погасить свои долговые обязательства.

2. Действующее законодательство о банкротстве не содержит прямых норм по установлению очередности удовлетворения требований по текущим обязательствам. Применять к текущим платежам общую норму гражданского права (ст. 855 ГК РФ), регулирующую очередность списания денежных средств со счета клиента, пожалуй, недостаточно для эффективного правового регулирования и справедливого распределения конкурсной массы при ее недостаточности для погашения всех ее обязательств. Задачи конкурсного процесса и специфика конкурсных отношений требуют установления своих приоритетов в определении очередности удовлетворения требований по текущим обязательствам. Наиболее высокий приоритет среди текущих платежей должны иметь требования, связанные в первую очередь с обеспечением проведения процедур банкротства, такие как судебные расходы, расходы на публикацию объявлений и вознаграждение арбитражного управляющего.

В плане совершенствования законодательства о банкротстве целесообразно дополнить п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве абзацем 6 следующего содержания:

"Вне очереди за счет стоимости предмета залога погашаются следующие текущие обязательства:

- судебные расходы должника, в том числе расходы на опубликование сообщений, предусмотренных ст. ст. 28 и 54 Закона о банкротстве;

- расходы, связанные с выплатой вознаграждения арбитражному управляющему, реестродержателю;

- текущие коммунальные и эксплуатационные платежи, необходимые для осуществления деятельности должника;

- расходы на проведение мероприятий по недопущению возникновения техногенных и (или) экологических катастроф либо гибели людей при прекращении деятельности организации должника или ее структурных подразделений».

3. Как уже было отмечено, заключение мирового соглашения возможно на любой стадии процесса банкротства. Возможность надлежащего исполнения мирового соглашения снижается за счет ряда норм, предусмотренных главой VIII Закона о банкротстве. Так, п. 6 ст. 151, п. 6 ст. 152, п. 4 ст. 153, п. 4 ст. 154 Закона о банкротстве устанавливают, что условия мирового соглашения распространяются лишь на требования тех кредиторов, которые включены в реестр требований кредиторов.

Согласно п. 21 Постановления Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. N 4 кредиторы по текущим платежам и неденежным обязательствам вправе предъявить свои требования в полном объеме после утверждения мирового соглашения и прекращения производства по делу, то есть гипотетически мы можем предположить (особенно если мировое соглашение заключается на стадии наблюдения), что есть ряд кредиторов, которые не заявили свои требования в процессе банкротства и которые, возможно, после прекращения производства по делу о банкротстве предъявят к должнику свои требования в полном объеме либо инициируют новое дело о банкротстве.

Таким образом, данные нормы в значительной мере могут затруднить исполнение мирового соглашения. Можно было бы предложить изменения в Закон о банкротстве, которые закрепили бы следующую норму ч. 7 ст. 150 : «Мировое соглашение заключается, после закрытия реестра требований кредиторов, когда большинство кредиторов уже обозначили свои требования».

4. Привлекательность мирового соглашения снижается и за счет того, что законодатель допускает возбуждение нового дела о банкротстве после утверждения мирового соглашения и прекращения производства по делу о банкротстве. Согласно п. 2 ст. 167 Закона о банкротстве кредиторы, в отношении которых заключено мировое соглашение, в случае возбуждения нового дела о банкротстве участвуют в нем с объемом требований, предусмотренных мировым соглашением.

Представляется, в новом деле о банкротстве объем их требований к должнику будет значительно меньше установленного в реестре требований кредиторов по состоянию на дату утверждения мирового соглашения, что в дальнейшем может повлиять на принятие решений при голосовании на собрании кредиторов в новом процессе банкротства.

Таким образом, необходимо дополнить ст. 159 Закона о банкротстве пунктом 6 и изложить его в следующей редакции:

«С момента прекращения производства по делу о банкротстве в связи с утверждением мирового соглашения возбуждение нового дела о банкротстве не допускается до момента отмены определения об утверждении мирового соглашения, расторжения мирового соглашения или его полного исполнения».

Думается, что указанное нововведение позволит обеспечить необходимый баланс интересов должника и его кредиторов.

5. В соответствии со ст. 167 Закона о банкротстве в случае возбуждения нового дела о банкротстве должника объем требований кредиторов, в отношении которых заключено мировое соглашение, определяется условиями, предусмотренными мировым соглашением. Данная норма представляется малопривлекательной для кредиторов, которые участвовали в заключении мирового соглашения. Поэтому предлагаем изменить п. 2 ст. 167 Закона о банкротстве и изложить его в следующей редакции:

«В случае возбуждения нового дела о банкротстве должника объем требований конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, в отношении которых заключено мировое соглашение, определяется на основании реестра требований кредиторов по состоянию на дату утверждения мирового соглашения, за исключением требований конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, удовлетворенных в ходе исполнения мирового соглашения».

6. Закон в целом урегулировал общие вопросы продажи конкурсной массы.

Между тем сам порядок проведения торгов Законом не урегулирован вовсе. Отсутствие детальных правил продажи имущества в конкурсном производстве создает почву для злоупотреблений со стороны конкурсных управляющих и кредиторов и нивелирует преимущества торгов.

Закон не регулирует порядок формирования лотов. В практике существуют различные подходы: каждый инвентарный объект выставляется на торги как отдельный лот либо в один лот может входить множество объектов. Укрупненное формирование лотов позволяет отпугнуть потенциальных покупателей на отдельные объекты имущества.

Законом не регламентировано место проведения торгов, что позволяет назначать торги в удаленном, труднодоступном месте. В результате таких действий "ненужные" покупатели опаздывают на регистрацию и не допускаются к участию в торгах. Торги по Закону можно провести даже в другом субъекте Федерации.

Законом не регламентирован перечень документов, необходимых для участия в торгах, что позволяет конкурсным управляющим заявлять необоснованные требования документов, при непредоставлении которых не допускать "ненужных" покупателей к торгам.

Законом не регламентирован порядок предоставления заявки и документов участниками торгов и, наоборот, информации конкурсным управляющим участникам.

По нашему мнению, подробный порядок проведения всех этапов торгов должен утверждаться постановлением Правительства РФ. Соответственно, в Закон о банкротстве необходимо включить норму, позволяющую Правительству утверждать порядок проведения торгов в ходе процедур банкротства. Ст. 139 Закона о банкротстве следует дополнить ч.7 следующего содержания: «Порядок проведения торгов в ходе процедур банкротства определяется Правительством РФ».


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. // Российская газета. –1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г. по состоянию на 06.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.10.1996 г. по состоянию на 06.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г. по состоянию на 29.11.2007] // Собрание законодательства РФ. –2001. – № 49. – Ст. 4552.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 04.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 95-ФЗ, принят 24.07.2002 г., по состоянию на 25.03.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

7. Трудовой кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 197-ФЗ, принят 30.12.2001 г., по состоянию на 28.02.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 3.

8. О несостоятельности (банкротстве) [Текст]: [федер. закон № 127-ФЗ, принят 26.10.2002 г. по состоянию на 01.12.2007] // СЗ РФ. - 2002. - № 43. - Ст. 4190.

9. О коммерческой тайне [Текст]: [Федеральный закон № 98-ФЗ, принят 29.07.2004 г., по состоянию на 24.07.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 32. – Ст. 3283.

10. Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний [Текст]: [Федеральный закон № 125-ФЗ, принят 24.07.1998 г., по состоянию на 21.07.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3803.

11. О страховых тарифах на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2006 год [Текст]: [Федеральный закон № 179-ФЗ, принят 22.12.2005 г., по состоянию на 21.07.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2005. – № 52 (1 ч.). – Ст. 5592.

Научная и учебная литература

1. Абдрашитов А. Расторжение мирового соглашения [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2008. – № 1. – С. 19.

2. Анохин В.С. Проблемы конкурсного производства [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2007. – № 2. – С. 19.

3. Архипов И.В. Конкурсный процесс в системе торгового права России XIX века [Текст] // Правоведение. – 1999. – № 1. – С. 36.

4. Афанасьева И.В., Хорунжая Л.В. Анализ проблем правового регулирования трудовых отношений при банкротстве предприятий [Текст] // Юрист. – 2003. – № 9. – С. 21.

5. Бабаева А. Неправомерные действия при банкротстве [Текст] // Законность. – 2006. – № 10. – С. 21.

6. Белоликов А.И. Принципы банкротства [Текст] // Право и экономика. – 2004. – № 8. – С. 21.

7. Белых В. С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства). [Текст] – М.: НОРМА. 2001. – 512 с.

8. Белых В.С. Концепция банкротства: законодательная модель и реальность [Текст] // Российский юридический журнал. – 2008. – № 3. – С. 13.

9. Борисенкова Т. Мировое соглашение в деле о банкротстве: правовое обеспечение баланса частных и публичных интересов [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2006. – № 8. – С. 27.

10. Бруско Б.С. Реализация права на внеконкурсное удовлетворение требований кредитора: теоретические и практические вопросы [Текст] // Предпринимательское право. – 2006. – № 4. – С. 23.

11. Витрянский В. В. Вступительная статья. [Текст] / Степанов. В. В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. – М.: Статут. 1999. – 536 с.

12. Говоруха М.А. О правовом статусе арбитражного управляющего в процедурах внешнего управления и конкурсного производства [Текст] // Юрист. – 2007. – № 8. – С. 19.

13. Гончаров А.И. Предупреждение банкротства коммерческой организации по законодательству РФ: методология и механизмы реализации [Текст] // Законодательство и экономика. – 2006. – № 9. – С. 5.

14. Горбунова Л., Кузнецов С. Некоторые вопросы продажи имущества должника в ходе конкурсного производства [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2008. – № 3. – С. 19.

15. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. [Текст] – М., Статут. 2004. – 476 с.

16. Гусева Т.А., Зубов В.И., Ларина Н.В. Ликвидация юридических лиц. [Текст] – М.: Юрайт. 2003. – 564 с.

17. Дедов Д.И. Соразмерность ограничения свободы предпринимательства. [Текст] – М.: Юристъ. 2007. – 462 с.

18. Денисов С.А., Егоров А.В., Сарбаш С.В. Реабилитационные процедуры в деле о банкротстве: Постатейный комментарий Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". [Текст] – М.: Юрайт. 2007. – 320 с.

19. Ершова И.В. Предпринимательское право: Учебник. [Текст] – М., Юристъ. 2002. – 698 с.

20. Жилинский С.Э. Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности): Учеб. для вузов. [Текст] – М., Норма. 2007. – 784 с.

21. Жукова Т.М., Кондратьева К.С. Некоторые факторы, снижающие привлекательность мирового соглашения в процессе банкротства [Текст] // Юрист. – 2007. – № 9. – С. 12.

22. Журбин Б. Третье лицо в мировом соглашении [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 1. – С. 7.

23. Карелина С.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства): учебно-практическое пособие [Текст] – М.: Волтерс Клувер. 2006. – 518 с.

24. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" [Текст] / Под ред. Орловского Ю.П. – М.: Юнити. 2007. – 316 с.

25. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" [Текст] / Под ред. Витрянского В.В. – М.: Статут. 2007. – 342 с.

26. Круглова О.Г. Проблемы реализации имущества сельскохозяйственной организации в процедуре конкурсного производства [Текст] // Законодательство и экономика. – 2008. – № 2. – С. 25.

27. Кулагин М.И. Избранные труды по акционерному и торговому праву [Текст] – М.: Статут. 2004. – 648 с.

28. Курбатов А.Я. Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании предпринимательской деятельности. [Текст] – М.: ЮрИнфоР. 2007. – 436 с.

29. Марков П.А. Расчеты с кредиторами в ходе конкурсного производства [Текст] // Право и экономика. – 2006. – № 11. – С. 27.

30. Мартемьянов Б. С. Хозяйственное право: Учебник. Т. 1. [Текст] – М.: Волтерс Клувер. 2005. – 672 с.

31. Материалы российско-британского семинара судей по вопросам банкротства [Текст] // Специальное приложение к Вестнику ВАС РФ. – 2006. – № 3. – С. 129.

32. Никитина О.А. Комментарий к главе VI "Конкурсное производство" [Текст] // Закон. – 2008. – № 3. – С. 67.

33. Никитина О.А. О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований кредиторов при ликвидации должника [Текст] // Хозяйство и право. – 2006. – № 6. – С. 22.

34. Никитина О. Конкурсное производство [Текст] // Бизнес-адвокат. – 2008. – № 1. – С. 15.

35. Паламарчук В. Экономико-правовой механизм предотвращения банкротства и роль государства в этом процессе [Текст] // Вестник ФСФО России. – 2008. – № 4. – С. 33.

36. Пахаруков А.А. Правовое регулирование конкурсного производства юридических лиц (вопросы теории и практики). [Текст] – Иркутск.: Изд-во ИГУ. 2003. – 438 с.

37. Попондопуло В.Ф. Конкурсное право: Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). Учеб. пособие. [Текст] – М.: Юристъ. 2007. – 568 с.

38. Предпринимательское право: Курс лекций [Текст] / Отв. ред. Клейн Н.И. – М.: Волтерс Клувер. 2005. – 436 с.

39. Предпринимательское (хозяйственное) право [Текст] / Отв. ред. Олейник О.М. – М.: Юристъ. 2007. – 632 с.

40. Прудникова Т., Голубев В. Банкротство: общие положения наблюдения, управления, конкурса [Текст] // Законность. – 2008. – № 2. – С. 21.

41. Розанова Н.М. Банкротство как атрибут рыночной экономики [Текст] // Вестник Московского университета. Серия 6. Экономика. – 1998. – № 3. – С.4.

42. Романов Л.Л. Правовое регулирование гражданско-правовых обязательств в законодательстве о банкротстве и в общей части обязательственного права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. [Текст] – Казань.: 2003. – 36 с.

43. Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 т. Т. 1. [Текст] / Под ред. Виленского Б.В. – М.: Юридическая литература. 1991. – 468 с.

44. Семеусов В.А. Предпринимательство и право. [Текст] – Иркутск.: Изд-во ИГУ. 2006. – 538 с.

45. Семеусов В.А., Тюкавкин А.А., Пахаруков А.А. Правовые проблемы предпринимательской (экономической) деятельности. [Текст] – Иркутск.: Изд-во ИГУ. 2001. – 320 с.

46. Соколов С.В. Социальная конфликтология. [Текст] – М.: Норма. 2001. – 518 с.

47. Синякина А.М. Мировое соглашение в делах о несостоятельности (банкротстве) [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2007. – № 5. – С. 17.

48. Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" [Текст] / Отв. ред. Кабалкин А.Ю. – М., Юрайт. 2008. – 326 с.

49. Телюкина М.В. Конкурсное право: теория и практика несостоятельности (банкротства). [Текст] – М.: Дело. 2007. – 468 с.

50. Телюкина М.В. Основы конкурсного права. [Текст] – М.: Статут. 2004. – 512 с.

51. Ткачев В.Н. Конкурсное право. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) в России. [Текст] – М., ЮНИТИ-ДАНА. 2007. – 542 с.

52. Химичев В. Защита прав кредиторов при банкротстве. [Текст] – М.: Волтерс Клувер. 2005. – 316 с.

53. Химичев В.А. Осуществление и защита гражданских прав при несостоятельности (банкротстве) [Текст] – М.: Волтерс Клувер. 2006. – 376 с.

54. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. [Текст] – М.: Статут. 2005. – 642 с.

55. Юдин В.Г. Несостоятельность (банкротство). Исторический аспект [Текст] // Вестник ВАС РФ. – 2004. – № 1. – С. 15.

56. Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право (вопросы теории и практики). М.: РИЦ ИСПИ РАН. 2000. – 432 с.

57. Яцева Е. Общие условия действительности мирового соглашения по делу о банкротстве должника [Текст] // Правовой вестник арбитражного управляющего. – 2008. – № 1. – С. 33.

Материалы юридической практики

1. По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 4 статьи 104 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой компании "Timber Holdings International Limited" [Текст]: [Постановление Конституционного Суда РФ № 8-П, от 16.05.2000 г.] // Собрание законодательства РФ. – 2000. – № 21. – Ст. 2258.

2. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8, принят 01.07.1996 г.] // Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 9. – С. 31.

3. О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» [Текст]: [Постановление Пленума ВАС РФ № 4, от 08.04.2003 г.] // Вестник ВАС РФ. – 2003. – № 6. – С. 21.

4. О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» [Текст]: [Информационное письмо Президиума ВАС РФ № 64, от 14.06.2001 г.] // Вестник ВАС РФ. – 2001. – № 9. – С. 34.

5. Вопросы применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в судебной практике [Текст]: [Информационное Письмо Президиума ВАС РФ № 43, от 06.08.1999 г.] // Вестник ВАС РФ. – 1999. – № 10. – С. 32.

6. Обзор практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве) [Текст]: [Информационное письмо Президиума ВАС РФ № 20, от 07.08.1997 г.] // Вестник ВАС РФ. – 1997. – № 10. – С. 21.

7. Постановление Президиума ВАС РФ № 2671/07 от 12.06.2007 г. // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 10. – С. 23.

8. Постановление ФАС Поволжского округа № А55/5672-06 от 10.10.2006 г. // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 12. – С. 56.

9. Постановление ФАС Поволжского округа № А55/8078-07 от 20.02.2008 г. // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 6. – С. 29.


[1] Белых В. С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства). [Текст] – М.: НОРМА. 2001. – С. 25.

[2] Витрянский В. В. Вступительная статья. [Текст] / Степанов. В. В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. – М.: Статут. 1999. – С. З.

[3] Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. [Текст] – М.: Статут. 2005. – С. 127.

[4] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. - С. 128.

[5] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. - С. 137.

[6] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. - С. 140.

[7] Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 т. Т. 1. [Текст] / Под ред. Виленского Б.В. – М.: Юридическая литература. 1991. – С. 138.

[8] Бабаева А. Неправомерные действия при банкротстве [Текст] // Законность. – 2006. – № 10. – С. 21.

[9] Мартемьянов Б. С. Хозяйственное право: Учебник. Т. 1. [Текст] – М.: Волтерс Клувер. 2005. – С. 213-214.

[10] Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" [Текст] / Отв. ред. Кабалкин А.Ю. – М., Юрайт. 2008. – С. 7; Ершова И.В. Предпринимательское право: Учебник. [Текст] – М., Юристъ. 2002. – С. 101.

[11] Предпринимательское право: Курс лекций [Текст] / Отв. ред. Клейн Н.И. – М.: Волтерс Клувер. 2005. – С. 76-77.

[12] Жилинский С.Э. Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности): Учеб. для вузов. [Текст] – М., Норма. 2007. – С. 569.

[13] Архипов И.В. Конкурсный процесс в системе торгового права России XIX века [Текст] // Правоведение. – 1999. – № 1. – С. 36.

[14] Семеусов В.А. Предпринимательство и право. [Текст] – Иркутск.: Изд-во ИГУ. 2006. – С. 147.

[15] Гусева Т.А., Зубов В.И., Ларина Н.В. Ликвидация юридических лиц. [Текст] – М.: Юрайт. 2003. – С. 54.

[16] Юдин В.Г. Несостоятельность (банкротство). Исторический аспект [Текст] // Вестник ВАС РФ. – 2004. – № 1. – С. 15.

[17] Ткачев В.Н. Конкурсное право. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) в России. [Текст] – М., ЮНИТИ-ДАНА. 2007. – С. 5.

[18] Розанова Н.М. Банкротство как атрибут рыночной экономики [Текст] // Вестник Московского университета. Серия 6. Экономика. – 1998. – № 3. – С. 4.

[19] Жилинский С.Э. Указ. соч. - С. 570 - 571.

[20] Ткачев В.Н. Указ. соч. - С. 6.

[21] Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" [Текст] / Под ред. Орловского Ю.П. – М.: Юнити. 2007. – С. 4.

[22] Кулагин М.И. Избранные труды по акционерному и торговому праву [Текст] – М.: Статут. 2004. – С. 191.

[23] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. - С. 87.

[24] Предпринимательское (хозяйственное) право [Текст] / Отв. ред. Олейник О.М. – М.: Юристъ. 2007. – С. 371

[25] Предпринимательское право: Курс лекций [Текст] / Отв. ред. Клейн Н.И. – М.: Волтерс Клувер. 2005. – С. 77.

[26] Романов Л.Л. Правовое регулирование гражданско-правовых обязательств в законодательстве о банкротстве и в общей части обязательственного права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. [Текст] – Казань.: 2003. – С. 6.

[27] Химичев В. Защита прав кредиторов при банкротстве. [Текст] – М.: Волтерс Клувер. 2005. – С. 12.

[28] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. – С. 87.

[29] Розанова Н.М. Указ. соч. – С. 4.

[30] Розанова Н.М. Указ. соч. – С. 4.

[31] Пахаруков А.А. Правовое регулирование конкурсного производства юридических лиц (вопросы теории и практики). [Текст] – Иркутск.: Изд-во ИГУ. 2003. – С. 29.

[32] Химичев В.А. Осуществление и защита гражданских прав при несостоятельности (банкротстве) [Текст] – М.: Волтерс Клувер. 2006. – С. 70.

[33] Гончаров А.И. Предупреждение банкротства коммерческой организации по законодательству РФ: методология и механизмы реализации [Текст] // Законодательство и экономика. – 2006. – № 9. – С. 5.

[34] Паламарчук В. Экономико-правовой механизм предотвращения банкротства и роль государства в этом процессе [Текст] // Вестник ФСФО России. – 2008. – № 4. – С. 33.

[35] Гончаров А.И. Указ. соч. – С. 6.

[36] Дедов Д.И. Соразмерность ограничения свободы предпринимательства. [Текст] – М.: Юристъ. 2007. – С. 180.

[37] Семеусов В.А., Тюкавкин А.А., Пахаруков А.А. Правовые проблемы предпринимательской (экономической) деятельности. [Текст] – Иркутск.: Изд-во ИГУ. 2001. – С. 50.

[38] Денисов С.А., Егоров А.В., Сарбаш С.В. Реабилитационные процедуры в деле о банкротстве: Постатейный комментарий Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". [Текст] – М.: Юрайт. 2007. – С. 15-16.

[39] Химичев В. Указ. соч. – С. 15.

[40] Химичев В. Указ. соч. – С. 9.

[41] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. – С. 198.

[42] Белоликов А.И. Принципы банкротства [Текст] // Право и экономика. – 2004. – № 8. – С. 21.

[43] Химичев В. Указ. соч. – С. 12.

[44] Денисов С.А., Егоров А.В., Сарбаш С.В. Указ. соч. – С. 15-16.

[45] Бруско Б.С. Реализация права на внеконкурсное удовлетворение требований кредитора: теоретические и практические вопросы [Текст] // Предпринимательское право. – 2006. – № 4. – С. 23.

[46] Соколов С.В. Социальная конфликтология. [Текст] – М.: Норма. 2001. – С. 155.

[47] Денисов С.А., Егоров А.В., Сарбаш С.В. Указ. соч. – С. 16.

[48] Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право (вопросы теории и практики). М.: РИЦ ИСПИ РАН. 2000. – С. 14.

[49] Химичев В. Указ соч. – С. 16.

[50] Белых В.С. Концепция банкротства: законодательная модель и реальность [Текст] // Российский юридический журнал. – 2008. – № 3. – С. 13.

[51] Телюкина М.В. Конкурсное право: теория и практика несостоятельности (банкротства). [Текст] – М.: Дело. 2007. – С. 76.

[52] Курбатов А.Я. Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании предпринимательской деятельности. [Текст] – М.: ЮрИнфоР. 2007. – С. 160-161.

[53] Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 25.

[54] Химичев В. Указ. соч. – С. 5.

[55] Телюкина М.В. Некоторые проблемы процедуры наблюдения в рамках дела о банкротстве должника [Текст]// Законы России. Опыт, анализ, практика. - 2006. - № 3.- С.12.

[56] Телюкина М.В. Некоторые проблемы процедуры наблюдения в рамках дела о банкротстве должника [Текст]// Законы России. Опыт, анализ, практика. - 2006. - № 3.- С.12.

[57] Вестник Высшего Арбитражного Суда. - 2005. - № 3.-С.11.

[58] Юлова Е.С. Конкурсное право: Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) [Текст]: Учеб. пособие. М.: МГИУ, 2007.- С.7.

[59] Голдина И. Проблемы утверждения арбитражного управляющего [Текст]// ЭЖ-Юрист. - 2007. - № 8.-С.4.

[60] Голдина И. Проблемы саморегулирования в деятельности арбитражных управляющих [Текст]// Антикризисное и внешнее управление. - 2006. - № 6. - С. 10.

[61] Телюкина М.В., Ткачев В.Н., Тарасов В.И. Финансовое оздоровление как пассивная оздоровительная процедура [Текст]// Адвокат. - 2003. - № 12. - С. 12.

[62] Там же.

[63] Федоренко Н.В., Пархоменко П.Н. Правовой статус и роль некоторых субъектов процедуры банкротства в свете Федерального закона 2002 года "О несостоятельности (банкротстве)" [Текст]// Вестник ВАС РФ. - 2005. - № 5. - С. 177.

[64] Лебедев К.К. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)". [Текст] СПб.: Питер, 2003. - С. 178; Телюкина М.В., Ткачев В.Н., Тарасов В.И. Финансовое оздоровление как пассивная оздоровительная процедура [Текст]// Адвокат. - 2003. - № 12. - С. 17.

[65] Ращевский Е.С. Денежное обязательство в процедуре внешнего управления [Текст]: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2003. -С. 107.

[66] Телюкина М.В. Указ. раб.- С. 337.

[67] Чуча С.Ю. Арбитражный управляющий и руководитель должника как субъекты трудовых отношений [Текст]// Российская юстиция. - 2000. - № 12. – С.32.

[68] Телюкина М.В. Указ. раб.- С. 337.

[69] Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве [Текст]// Вестник ВАС РФ. Спец. прил. -- 2001. - № 3. - С. 96.

[70] Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" [Текст]/ Под ред. В.Ф. Попондопуло. М., Норма, 2003. - С. 200.

[71] Постановление ФАС Поволжского округа от 7 февраля 2007 г. по делу № А55-9666/2006-31 [Текст]// Вестник ВАС РФ.- 2007- № 6.- С.34.

[72] Постановление Президиума ВАС РФ от 6 июня 2006 г. № 1222/06 [Текст]//Вестник ВАС РФ.- 2007.- № 1.- С.57.

[73] Химичев В.А. Указ. раб.- С. 97 - 99.

[74] Никитина О.А. О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований кредиторов при ликвидации должника [Текст] // Хозяйство и право. – 2006. – № 6. – С. 22.

[75] Вестник ВАС РФ. – 2003. – № 6. – С. 21.

[76] Вестник ВАС РФ. – 2001. – № 9. – С. 34.

[77] Постановление ФАС Поволжского округа № А55/5672-06 от 10.10.2006 г. // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 12. – С. 56.

[78] Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" [Текст] / Под ред. Витрянского В.В. – М.: Статут. 2007. – С. 264

[79] Прудникова Т., Голубев В. Банкротство: общие положения наблюдения, управления, конкурса [Текст] // Законность. – 2008. – № 2. – С. 21.

[80] Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 32. – Ст. 3283.

[81] Телюкина М.В. Основы конкурсного права. [Текст] – М.: Статут. 2004. – С. 424.

[82] Пахаруков А.А. Указ. соч. – С. 28.

[83] Постановление Президиума ВАС РФ № 2671/07 от 12.06.2007 г. // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 10. – С. 23.

[84] Попондопуло В.Ф. Конкурсное право: Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). Учеб. пособие. [Текст] – М.: Юристъ. 2007. – С. 215.

[85] Телюкина М.В. Основы конкурсного права. [Текст] – М.: Статут. 2004. – С. 440.

[86] По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 4 статьи 104 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой компании "TimberHoldingsInternationalLimited" [Текст]: [Постановление Конституционного Суда РФ № 8-П, от 16.05.2000 г.] // Собрание законодательства РФ. – 2000. – № 21. – Ст. 2258.

[87] Марков П.А. Расчеты с кредиторами в ходе конкурсного производства [Текст] // Право и экономика. – 2006. – № 11. – С. 27.

[88] Горбунова Л., Кузнецов С. Некоторые вопросы продажи имущества должника в ходе конкурсного производства [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2008. – № 3. – С. 19.

[89] Круглова О.Г. Проблемы реализации имущества сельскохозяйственной организации в процедуре конкурсного производства [Текст] // Законодательство и экономика. – 2008. – № 2. – С. 25.

[90] Вестник ВАС РФ. – 1997. – № 10. – С. 21.

[91] Говоруха М.А. О правовом статусе арбитражного управляющего в процедурах внешнего управления и конкурсного производства [Текст] // Юрист. – 2007. – № 8. – С. 19.

[92] Никитина О.А. Комментарий к главе VI "Конкурсное производство" [Текст] // Закон. – 2008. – № 3. – С. 67.

[93] Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3803.

[94] Собрание законодательства РФ. – 2005. – № 52 (1 ч.). – Ст. 5592.

[95] Постановление ФАС Поволжского округа № А55/8078-07 от 20.02.2008 г. // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 6. – С. 29.

[96] Никитина О. Конкурсное производство [Текст] // Бизнес-адвокат. – 2008. – № 1. – С. 15.

[97] Карелина С.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства): учебно-практическое пособие [Текст] – М.: Волтерс Клувер. 2006. – С. 78.

[98] Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 3.

[99] Афанасьева И.В., Хорунжая Л.В. Анализ проблем правового регулирования трудовых отношений при банкротстве предприятий [Текст] // Юрист. – 2003. – № 9. – С. 21; Анохин В.С. Проблемы конкурсного производства [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2007. – № 2. – С. 19.

[100] Материалы российско-британского семинара судей по вопросам банкротства [Текст] // Специальное приложение к Вестнику ВАС РФ. – 2006. – № 3. – С. 129.

[101] Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

[102] Жукова Т.М., Кондратьева К.С. Некоторые факторы, снижающие привлекательность мирового соглашения в процессе банкротства [Текст] // Юрист. – 2007. – № 9. – С. 12.

[103] Борисенкова Т. Мировое соглашение в деле о банкротстве: правовое обеспечение баланса частных и публичных интересов [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2006. – № 8. – С. 27.

[104] Телюкина М.В. Основы конкурсного права. [Текст] – М.: Статут. 2004. – С. 378.

[105] Никитина О.А. Мировое соглашение [Текст] // Специальное приложение к Вестнику ВАС РФ. – 2007. – № 3. – С. 139.

[106] Журбин Б. Третье лицо в мировом соглашении [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 1. – С. 7.

[107] Телюкина М.В. Основы конкурсного права. [Текст] – М.: Статут. 2004. – С. 321.

[108] Яцева Е. Общие условия действительности мирового соглашения по делу о банкротстве должника [Текст] // Правовой вестник арбитражного управляющего. – 2008. – № 1. – С. 33.

[109] Синякина А.М. Мировое соглашение в делах о несостоятельности (банкротстве) [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2007. – № 5. – С. 17.

[110] Абдрашитов А. Расторжение мирового соглашения [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2008. – № 1. – С. 19.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий