Возмещение вреда

Характеристика и правовая природа возмещения вреда, нанесенного жизни и здоровью гражданина, его место и роль в законодательстве РФ и нормативная база. Порядок расчета размера и процесс возмещения нанесенного вреда согласно действующему законодательству.

Оглавление

Введение

1. Институт возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина

1.1 Развитие законодательства о возмещение вреда причиненного жизни и здоровью гражданина

1.2 Понятие и особенности института возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью граждан по современному законодательству России

2. Порядок и размер возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью граждан

2.1 Порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина

2.2 Размер возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью граждан

Заключение

Список литературы

Введение

В современных условиях человек как биологический вид и как личность стал объектом постоянного воздействия всякого рода факторов, угрожающих его жизни или здоровью. Участившиеся в последнее время явления стихийного характера и иные экологические катастрофы, многие из которых порождены причинами техногенного характера, собственно техногенные аварии и крупномасштабные катастрофы, войны, межнациональные, межконфессиональные и иные вооруженные конфликты, возрастающее число преступных посягательств на жизнь и здоровье человека, эпидемии и пандемии, опережающее развитие техники по сравнению с техникой безопасности, действие всякого рода энергетических источников, происхождение которых порой не изучено, – все это и многое другое создает обстановку, в которой человек практически никогда и нигде не чувствует себя надежно защищенным, а государство не в состоянии гарантировать ему абсолютную личную безопасность. В таких условиях невозможно полноценно жить, продуктивно трудиться, иметь семью и гарантировать безопасность детей и т.п. Это создает для человека непроходящую стрессовую ситуацию, под воздействием которой люди опять-таки совершают всякого рода аварии, преступления, самоубийства и иные действия, причиняющие или могущие причинить вред жизни или здоровью других людей. Возникает своеобразный порочный круг, в котором постоянно воспроизводится угроза опасности не только отдельной личности, но и человеческому обществу в целом. Для выхода из этого круга, для обеспечения безопасности настоящего и будущих поколений человечество обязано использовать все имеющиеся в его арсенале средства, как технические и естественнонаучные, так и гуманитарные, в числе которых важная роль принадлежит праву. Каждая отрасль права решает проблемы обеспечения личной безопасности человека в обществе присущими ей методами, способами и правовыми средствами, о которых нет необходимости подробно говорить в настоящей работе. Гораздо более важным представляется найти между различными правовыми отраслями точки соприкосновения, с тем, чтобы решать указанные проблемы в комплексе, точнее сказать, в гармонии, добиваться того, чтобы нормы одних отраслей права не блокировали нормы других отраслей, направленные на достижение общей цели. Цементирующим началом, способным объединить для решения проблемы безопасности человека самые разные правовые средства, является идея признания, соблюдения, всемерной охраны и защиты прав и свобод человека как обязанности государства. Будучи закрепленной в ст. 2 Конституции РФ, эта идея пронизывает все отрасли права и значительное число правовых институтов.

Актуальность. Права и свободы человека, поскольку они подлежат охране и защите, реализуются, прежде всего, в охранительных правоотношениях, которые возникают во всех отраслях права. Если говорить о физической безопасности человека, то речь следует вести, прежде всего, о его праве на жизнь, здоровье и на благоприятную окружающую среду, что образует единый блок прав, обусловливающих физическое существование человека. В гражданском праве одним из таких охранительных правоотношений (разумеется, далеко не единственным) является правоотношение по компенсации вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина.

Цель данной работы состоит в выявлении сущности возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина.

Предметом исследования является институт возмещения вреда причиненного жизни и здоровью гражданина.

Объектом исследования является особенности возмещения вреда причиненного жизни и здоровью гражданина, в соответствии с нормами ГК.

Задачами исследования данной темы являются:

– исследования правовой природы института возмещения вреда причиненного жизни и здоровью гражданина;

– изучение порядка возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью;

– определение размера возмещения вреда.

1. Институт возмещения вреда причиненного жизни и здоровью гражданина

1.1 Развитие законодательства о возмещение вреда причиненного жизни и здоровью гражданина

Историко-правовой подход к изучению проблем возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, позволяет выявить закономерности развития этого правового института в рамках четырех основных исторических периодов: Древний мир (IV тыс. до н.э. – V в. н.э.); Средние века (V в. – XVII–XVIII вв.); Новое время (XVII–XVIII вв. – конец XIX в.); Новейшее время (XX в. – настоящее время).

Первые памятники права, сохранившиеся до наших дней, свидетельствуют о том, что правовой институт, охраняющий от посягательств на жизнь, является одним из древнейших. В Законах Хаммурапи – судебнике, составленном в XVIII в. до н. э. в Древнем Вавилоне, содержались нормы, предусматривавшие наказание за причинение вреда жизни или здоровью гражданина. Кроме того, в этом правовом акте были закреплены имущественные гарантии членам семьи на случай утраты кормильца (в случае гибели или пленения). Закрепленный в Законах Хаммурапи «принцип талиона» – равновозмездной ответственности, применяемый в случаях, когда потерпевший относился к категории полноправных граждан Вавилона, а в специальных случаях – имущественной ответственности за вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, встречается и в более поздних памятниках древнеримского права – Законах XII таблиц и Дигестах.

Нормы римского права нашли отражение в Дигестах (опубликованы в 533 г. н.э.) – важнейшей части Свода римского права, в которых содержались извлечения из сочинений римских юристов. Под возмещением вреда понималось вознаграждение в виде пожалования полевых участков, домов, а также предоставления права приобретать недвижимость.

В целом система деликтных обязательств в римском праве характеризовалась тем, что не существовало общего правила об ответственности за причиненный противоправными действиями вред. Понятием «деликт» охватывалось правонарушение, включающее три элемента: объективный вред, причиненный незаконными действиями; вину правонарушителя, а также признание со стороны объективного права данного действия деликтом. Право гражданина на возмещение вреда понималось как право на восстановление нарушенных прав и как право получить с нарушителя вознаграждение.

Последующие исторические периоды главным образом характеризуются активным заимствованием норм римского права и закреплением их в актах формирующегося гражданского законодательства ряда государств, в том числе законодательства Древней Руси[1] .

Подтверждением тому служат первые русские правовые источники второго исторического периода – Средних веков (V в. – XVII–XVIII вв.) – договоры Руси с Византией (911, 944, 971 гг.). В договорах, как и в памятниках древнеримского права, нашли отражение нормы об охране естественных прав человека. Нормы о защите жизни или здоровья человека, закрепленные в договорах Руси с Византией, несколько отличались от норм, регулирующих отношения, связанные с причинением вреда жизни или здоровью, непосредственно на Руси. Особенностью правовых норм, охраняющих естественные права человека на Руси, следует признать взыскание в пользу потерпевшего только части штрафа, а большая часть взыскивалась в пользу казны. Если виновный не мог уплатить указанную сумму или убийца не был найден, то платила община, к которой принадлежал виновный или на территории которой был найден убитый.

Итак, правовые нормы Древней Руси о защите личных прав (жизни или здоровья) закрепляли имущественные санкции за причинение вреда нематериальным благам человека и только в исключительных случаях предусматривали смертную казнь. В то же время право Древней Руси имело свои особенности: имущественная обязанность виновного имела место не только перед потерпевшим, а в большей степени перед князем (казной). В условиях общинного строя распространена была коллективная ответственность за совершенное членом общины преступление против жизни или здоровья.

В XII–XV вв. в правовых системах ряда государств, в том числе и на Руси, наблюдается ужесточение наказаний.

В гражданском законодательстве Нового времени (XVII–XVIII вв. – конец XIX в.) нашли отражение основные положения деликтной ответственности, позаимствованные из римского права и сохранившиеся до настоящего времени практически в неизменном виде: правонарушение признавалось основанием гражданско-правовой ответственности; в основе гражданско-правовой ответственности лежал принцип вины; вред подлежал возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Впервые российский Свод законов гражданских в составе общего Свода законов появился в 1832 г. и переиздавался трижды (1842, 1857, 1876 гг.) в составе общего Свода законов, а в 1887 г. – отдельно. В Своде законов нашли отражение вещное право, залоговое право, обязательственное право. Обязательства различались по основаниям их возникновения: из договоров и из причинения вреда. Это свидетельствует о том, что институт возмещения вреда в порядке гражданско-правовой ответственности стал приобретать относительную самостоятельность.

В 1917–1918 гг. законодательство о возмещении вреда, причиненного гражданину, соответствовало политической ситуации в стране. Так, 10 ноября 1917 г. СНК был принят Декрет «Об увеличении пенсии рабочим, пострадавшим от несчастных случаев», по которому предусматривалось: всем пенсионерам – рабочим, «пострадавшим от несчастных случаев по 1917 г. включительно, пенсию немедленно увеличить»[2] .

Основу возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью работника, в 20-е гг. XX в. составляли нормы о социальном обеспечении. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. содержал нормы, ограничивающие ответственность организации за вред, причиненный жизни или здоровью работника. Суммы, выплачиваемые по линии социального страхования, были единственным источником возмещения вреда[3] .

В начале 60-х годов XX в. несколько изменился подход судебных органов к вопросам возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью работников. Это было тесно связано с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик от 8 декабря 1961 г. (ст. 88-95), вступивших в действие с 1 мая 1962 г., Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. (ст. ст. 459-471), устанавливающих общие основания и условия гражданско-правовой (деликтной) ответственности организаций за вред, причиненный жизни или здоровью работников.

Возмещение вреда, причиненного работнику при исполнении им трудовых обязанностей, осуществлялось на основании специального нормативного акта – Правил возмещения предприятиями, учреждениями, организациями ущерба, причиненного рабочим и служащим увечьем или иным повреждением здоровья, утвержденных Постановлением Государственного комитета Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы и Президиума ВЦСПС от 22 декабря 1961 г., а также Указа Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1961 г., установившего особый (административный) порядок выплаты сумм в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью работника, – на основании приказа администрации организации. Споры о размере выплат рассматривались профсоюзным комитетом, а при несогласии с ним стороны вправе были обратиться в суд, основывая свои требования на нормах гражданского законодательства. Таким образом, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, основывалось как на нормах социального страхования и государственного пенсионного обеспечения, так и на нормах гражданского законодательства.

31 мая 1991 г. Верховным Советом СССР были приняты Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, а также Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, от 24 декабря 1992 г., что способствовало дальнейшему развитию института возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, который был дополнен нормами о компенсации морального вреда.

Вступление в действие с 1 марта 1996 г. части второй Гражданского кодекса РФ позволило упорядочить применение правовых норм о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью граждан, закрепить порядок защиты (реализации) прав граждан, гарантированных Конституцией Российской Федерации: на жизнь (ст. 20), на возмещение ущерба, причиненного здоровью экологическим правонарушением (ст. 42), на судебную защиту (ст. 46) и др.

В ГК РФ по сравнению с ГК РСФСР 1964 г. нормы о гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, а также нормы о компенсации морального вреда содержатся в отдельных параграфах гл. 59, что подчеркивает относительную самостоятельность каждого вида обязательств. Более детально регламентированы основания и условия наступления гражданско-правовой (деликтной) ответственности, установлены способы и порядок определения размера возмещения вреда, соотношение страховых, пенсионных выплат и выплат по возмещению вреда в порядке гражданско-правовой ответственности организации[4] .

1.2 Понятие и особенности института возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью граждан по современному законодательству России

По традиции правоотношение, возникающие из особенностей возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина принято определять как охранительное обязательственное правоотношение, основанием возникновения которого является правонарушение (deliktum), а потому данное обязательство принято именовать деликтным. В данном охранительном правоотношении, как, впрочем, и во всех гражданско-правовых обязательствах, главенствующая роль отводится регламентации и изучению обязанности возместить причиненный вред. Право на компенсацию такого вреда в гражданском праве понимается лишь как право потерпевшего или иных управомоченных лиц требовать его возмещения от самого причинителя вреда или от иных лиц, на которых такая обязанность возложена законом. Господствующей, хотя и не единственной, является позиция, согласно которой обязанность по возмещению вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевшего, является не чем иным, как разновидностью гражданско-правовой ответственности[5] . Такой подход в принципе не вызывал бы возражений, если бы с его помощью могли быть раскрыты сущность и правовая природа всех правоотношений по компенсации вреда, причиненного жизни или здоровью, возникающих не только из деликта, но и из других юридических фактов. Действительно, если исходить из того, что единственным основанием возникновения права на компенсацию вреда, причиненного жизни или здоровью, является правонарушение как общественно опасное противоправное виновное деяние, тогда обязанность по возмещению вреда действительно расценивалась бы лишь как гражданско-правовая ответственность, так как делинквент был бы вынужден претерпевать дополнительные имущественные лишения, которые он не понес бы, если бы не совершил правонарушения. Даже если не подвергать сомнению устоявшуюся позицию о том, что наряду с виновной в деликтном обязательстве существует также безвиновная ответственность (ст. 1069, 1070, 1079 ГК РФ), то все равно остаются без ответа вопросы: как объяснить с позиций ответственности обязанность по возмещению вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости? почему стала возможной ответственность неделиктоспособного лица, в том числе не только тогда, когда оно было неделиктоспособным в момент причинения вреда и осталось таковым после его причинения? почему в соответствии со ст. 1078 ГК РФ обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью может быть возложена на лиц, в принципе не причастных к его причинению, в частности на членов семьи, проживающих совместно с причинителем вреда?

Ответы на эти и на целый ряд других вопросов может дать, скорее, иной взгляд на обязанность по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью. Согласно этой позиции эта обязанность далеко не всегда выступает как мера гражданско-правовой ответственности. Если вред причинен правомерной деятельностью, но закон возлагает обязанность по его возмещению (ст. 1067 ГК РФ) или если вред причинен неделиктоспособным в момент причинения лицом и им же возмещается, то такая мера в правовой литературе названа мерой социальной защиты[6] . Представляется более правильным определить обязанность по возмещению вреда, не являющуюся мерой гражданско-правовой ответственности, как меру защиты интересов потерпевшего, хотя справедливости ради следует отметить социальную направленность указанных норм. Более объяснимой с этих позиций представляется и обязанность по возмещению вреда, причиненного действием источника повышенной опасности при отсутствии вины причинителя вреда, причем становится более понятным, почему такая обязанность возлагается не на самого причинителя, а на владельца источника повышенной опасности, незаконными действиями правоохранительных органов при отсутствии вины должностных лиц.

Однако как бы ни объяснялась правовая природа деликтного обязательства, оно далеко не исчерпывает проблему реализации права человека на компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью. Такой вред может быть причинен не только деликтом, но и правомерной деятельностью. Другое дело, что ГК РФ чрезмерно сузил возможность возмещения такого вреда, низведя его лишь к случаям, прямо предусмотренным законом. Если в отношении причинения вреда имуществу такой подход законодателя в принципе вполне оправдан, то при компенсации вреда, причиненного жизни и здоровью, акценты должны быть прямо противоположными: вред жизни и здоровью всегда противоправен; никакие общественные интересы не могут оправдать его причинения. Подход к проблемам понимания и реализации этого права лишь с позиций гражданско-правового деликтного обязательства является слишком узким. Как уже отмечалось, причинение вреда жизни или здоровью может быть вызвано и другими факторами, а не только гражданским правонарушением. В связи с этим возникает целый ряд вопросов, в частности: 1. Обязано ли государство компенсировать любой вред, причиненный жизни или здоровью, или только вред, признанный противоправным? 2. Что понимается под компенсацией вреда, причиненного жизни или здоровью, и каковы способы такой компенсации? 3. Только ли в гражданских правоотношениях может быть реализовано право человека на компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью?

Чтобы дать на эти вопросы хотя бы краткий ответ, насколько позволят это сделать рамки небольшой статьи, представляется необходимым попытаться сформулировать понятие права человека на компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью, тем более что в правовой литературе вопрос о существовании этого права как права человека вообще не ставился, если не считать, как уже говорилось, что оно названо лишь как элемент гражданской правоспособности или как субъективное гражданское право, если оно реализуется в деликтном обязательстве. Представляется, что это право как право человека, включенное в общую систему его прав и свобод, можно сформулировать следующим образом: «Каждый имеет право на компенсацию вреда, причиненного его жизни или здоровью. Компенсация такого вреда при отсутствии лица, его причинившего, или при невозможности его установления является обязанностью государства, за исключением случаев, когда действия самого потерпевшего способствовали возникновению или увеличению вреда.

Государство гарантирует компенсацию вреда, причиненного жизни или здоровью при выполнении гражданином морального долга по спасанию жизни или здоровья других граждан».

Поскольку Конституция РФ не предусматривает права человека на здоровье, а лишь его право на охрану здоровья как важнейшее социально-экономическое право, то приведенная формулировка могла бы быть включена в ст. 41 Конституции РФ. Однако независимо от этого данное право относится к числу общепризнанных, а потому на него распространяется положение, содержащееся в п. 1 ст. 55 Конституции РФ, согласно которому: «Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина». Кроме того, это право, являясь имущественным правом, тем не менее представляет собой своеобразное средство защиты таких важнейших личных неимущественных благ, как жизнь и здоровье, обусловливающих, как уже отмечалось, само существование человека как физического лица. Следовательно, хотя данное право является вторичным, производным от прав на жизнь и на охрану здоровья, оно имеет вполне определенную конституционную основу.

Что касается способов реализации указанного права, то они во многом зависят от вредоносных факторов, действиями которых был причинен вред жизни или здоровью лица, вернее сказать, от тех юридических фактов, которые послужили основанием возникновения конкретного правоотношения. Этими же обстоятельствами определяется и обязанный субъект правоотношения, в котором реализуется право на компенсацию вреда здоровью. Более того, это право может быть реализовано одновременно в нескольких правоотношениях, регулируемых различными отраслями права. Если вред жизни или здоровью причинен, например, в результате явления стихийного характера, т.е. юридическим фактом, породившим правоотношения по компенсации вреда здоровью, является так называемое абсолютное юридическое событие, такой вред может компенсироваться, во-первых, в правоотношении по социальному обеспечению, путем выплаты пенсии по инвалидности или пособия по временной нетрудоспособности; во-вторых, с точки зрения гражданского права (гл. 48 ГК РФ) это может быть расценено как страховой случай, что порождает обязанность страховщика по договору личного страхования, как обязательного, так и добровольного, компенсировать такой вред путем выплаты обусловленной договором страховой суммы. Если при этом потерпевший был застрахован другим лицом в порядке обязательного страхования и кроме этого сам заключил договор личного страхования, скажем, от несчастного случая, то все указанные компенсационные правоотношения действуют одновременно. Если же вред причинен правонарушением, то и в этом случае он компенсируется не только в деликтных обязательствах, но также в указанных выше правоотношениях. Нормы о компенсации вреда, причиненного жизни или здоровью, закреплены также в законодательстве о социальном страховании, например, когда речь идет о пособиях лицам, пострадавшим в крупномасштабных катастрофах техногенного характера, а также семьям лиц, погибших в результате таких катастроф. Отдельным категориям работников, деятельность которых связана с риском для жизни или здоровья, и членам их семей в случае причинения вреда их жизни или здоровью выплачиваются единовременные и ежемесячные пособия, предусмотренные законодательством, регламентирующим их правовой статус, либо специальным законодательством об их социальной защите. Из всего сказанного выше можно сделать вывод, что вред как юридическое понятие присуще не только гражданскому праву. Право человека на компенсацию вреда, причиненного жизни или здоровью, может быть реализовано в правоотношениях как частноправовых, так и публично-правовых. Рассматривая каждое из этих правоотношений в отдельности, как это принято при изучении гражданско-правового деликтного обязательства или правоотношений по социальному обеспечению и т.п., невозможно обнаружить взаимосвязи между нормами, предусматривающими компенсацию указанного вреда. В то же время эти взаимосвязи обнаружить гораздо легче, если все компенсационные правоотношения рассматривать через призму права человека на компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью. Только таким образом становится легче обнаружить все достоинства и просчеты законодателя, наличие или, напротив, отсутствие в соответствующих отраслях права дискриминационных норм и своевременно их устранить. Разумеется, весьма продуктивным является именно такой подход также к оценке правоприменительной деятельности.

Конкретным примером, подтверждающим высказанное суждение, может быть оценка деятельности страховщиков, которые при разработке конкретных правил личного страхования и при заключении конкретных договоров страхования от несчастного случая устанавливают своеобразные запреты на заключение таких договоров с лицами, признанными инвалидами. Но если можно хоть как-то объяснить, почему не осуществляется страхование от таких несчастных случаев, как дорожно-транспортные происшествия, то совершенно непонятно, почему с инвалидами не заключаются договоры личного страхования от явлений стихийного характера: наводнений, землетрясений, ураганов и т.п., либо от массовых катастроф техногенного характера, от взрывов, например, в метро и т.п. Понятно, что для инвалидов вероятность наступления несчастных случаев, заканчивающихся причинением вреда жизни или здоровью, ничуть не выше, чем у других лиц. В то же время ущемление права инвалидов на компенсацию вреда жизни или здоровью путем страховых выплат по договору личного страхования влечет за собой другие дискриминационные меры в тех сферах, которые к данному праву не имеют никакого отношения, поскольку правовой статус личности следует воспринимать как нечто целое, а потому все права и обязанности и все правоотношения, в которых эти права и обязанности реализуются, прямо или косвенно, но всегда взаимосвязаны. Так, отсутствие у инвалида страхового полиса, подтверждающего заключение с ним договора личного страхования, оказалось на практике препятствием для выдачи ему ипотечного кредита на приобретения жилья, в связи с чем он в полной мере не может реализовать свое право на жилище, закрепленное в ст. 40 Конституции РФ. При внимательном рассмотрении всех норм, предусматривающих компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью, с точки зрения реализации соответствующего права человека можно найти и другие подобные дискриминационные нормы, и таких норм окажется не так уж мало. Именно поэтому необходима дальнейшая разработка проблем, касающихся понятия и способов реализации права человека на компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью, а это право, в свою очередь, следует рассматривать в общей системе прав и свобод человека[7] .

2. Порядок и размер возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью граждан

2.1 Порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина

Вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, выражается в смерти человека либо в причинении ему травмы или увечья. Такой вред во всех случаях не может быть ни возмещен в натуре, ни компенсирован денежными средствами. Однако при этом у потерпевшего обычно возникают имущественные потери, поскольку вследствие полученных травм или увечий он временно или постоянно лишается возможности получения прежнего заработка или иного дохода, вынужден нести дополнительные расходы на лечение и т.п. В случае смерти гражданина такие потери могут понести близкие ему лица, лишающиеся в результате этого источника доходов или содержания.

Вред, причиненный жизни и здоровью гражданина, подлежит возмещению в рамках внедоговорных обязательств и в тех случаях, когда он является результатом ненадлежащего исполнения договора.

Таким образом, сфера действия гражданско-правовых норм об ответственности за вред, причиненный жизни и здоровью гражданина, распространяется за рамки традиционных, внедоговорных обязательств, охватывая договорные отношения, в том числе складывающиеся на основе трудового договора. Сама же эта ответственность состоит в возмещении потерпевшему или его близким понесенных в связи с этим имущественных потерь (а также в компенсации сверх этого морального вреда).

Для наступления гражданской ответственности в рассматриваемой области деликтных правоотношений необходимы основания и условия. Фактическим основанием, как указывалось ранее является причинение вреда одним лицом другому. Юридическим основанием служит закон, охраняющий имущественные и личные неимущественные блага потерпевшего и предписывающий причинителю возместить причиненный им вред.

Однако для возникновения деликтного обязательства этого недостаточно. Необходимы еще и определенные условия.

Под общими условиями для наступления деликтной ответственности необходимо наличие состава правонарушения, включающего:

1) наступление вреда,

2) противоправность поведения причинителя вреда,

3) причинную связь между двумя первыми элементами,

4) вину причинителя вреда.

Обязанность доказывания по делам о возмещении вреда распределяется следующим образом:

истец обязан доказать, во-первых, причинение ему вреда и его размер; во-вторых, причинную связь между поведением причинителя и наступившим вредом;

ответчик, чтобы не допустить возложения на него ответственности, должен доказать правомерность своего поведения или свою невиновность.

Следует отметить, что вина причинителя вреда по общему правилу в российском гражданском праве всегда презюмируется. Сразу же следует оговориться, что по некоторым деликтным обязательствам имеются свои особенности процесса доказывания, о которых скажем позже.

В свою очередь, в целях правильного применения процессуального и материального законодательства необходимо разграничивать сферу гражданских деликтных обязательств (глава 59 ГК РФ) и конкурирующие нормы трудовых правоотношений (глава 39 ТК РФ «Материальная ответственность работника»). Ввиду того, что при рассмотрении дел о возмещении ущерба, причиненного работником работодателю, ТК РФ совсем иначе определяет условия возложения материальной ответственности на работника, а главное, распределяет обязанности по их доказыванию и устанавливает дополнительные основания освобождения и снижения размера материальной ответственности. В этих случаях необходимо ориентироваться на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. №52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю».

При рассмотрении этой категории дел, относящихся к подсудности мировых судей, независимо от размера заявленных исковых требований, недопустимо ссылаться на нормы главы 59 ГК РФ, а правоприменение должно основываться только на нормах ТК РФ, за исключением регрессных исков (ст. 1081 ГК РФ) и если вред причинен совместными действиями работников (ст. 1080 ГК РФ), например хищение имущества работниками по предварительному сговору у работодателя.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Не подлежит возмещению вред, причиненный правомерными действиями в состоянии необходимой обороны (ст. 1066 ГК РФ) и в состоянии крайней необходимости (ст. 1067 ГК РФ).

Общим основанием для всех деликтных обязательств, исключающим гражданскую ответственность, является непреодолимая сила, чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (землетрясение, наводнение, оползни, смерчи и т.п.). Непреодолимую силу следует отличать от казуса, как событие, которое могло бы быть, но не было предотвращено ответственным за это лицом лишь потому, что его невозможно было предвидеть и предотвратить ввиду внезапности наступления. Например, внезапная неисправность двигавшегося автомобиля, выбоины на дорогах, обрыв электропроводов высокого напряжения и т.п.

Умысел потерпевшего при любых обстоятельствах является основанием для освобождения причинителя вреда от ответственности[8] .

Суммы, взысканные в возмещение вреда, как правило, должны выплачиваться ежемесячно. Лишь в исключительных случаях, если на то имеются уважительные причины, суд с учетом возможностей причинителя по просьбе лица, получающего возмещение, может присудить причитающиеся платежи единовременно, но не более чем за три года.

Соответствующие суммы должны выплачиваться в течение всего времени, на которое они присуждены. Однако не исключены случаи, когда юридическое лицо, обязанное выплачивать возмещение, прекращает свою деятельность. Если прекращение деятельности связано с реорганизацией юридического лица, соответствующие платежи будет выплачивать правопреемник.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Хотелось бы отметить, что при правоприменении ст. ст. 1069–1071 ГК РФ непосредственными причинителями вреда являются органы и должностные лица публично-правового образования, а ответчиками по иску – соответствующие финансовые органы Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или местного самоуправления. По устоявшейся судебной практике понятие должностного лица в исследуемых деликтах, как правило, совпадает с определением такового по УК РФ и КоАП РФ. Тем не менее оно не должно судебной практикой толковаться в узком смысле. Можно согласиться с предложенной И.А. Минаковым характеристикой должностного лица в рассматриваемом деликте: «это лицо, которое официально является сотрудником публичного правового образования (государственного органа, органа местного самоуправления), причем его служебная обязанность – участие в обеспечении публичной деятельности этого образования»[9] .

Резонно отметить, что незаконность действий (бездействия) публичных органов власти и их должностных лиц при правоприменении ст. 1069 ГК РФ не презюмируется и должна быть подтверждена истцом, что соответствует принципу состязательности в исковом судопроизводстве и существенно отличает эту процедуру от дел, рассматриваемых в производстве, вытекающем из публично-правовых отношений, предусмотренных главой 25 ГПК РФ, где обязанность доказывания законности своих действий (бездействия) в суде возлагается на публичный орган власти или должностное лицо.

Гражданка Е. обратилась в суд с иском о взыскании материального и компенсации морального вреда на том основании, что было произведено захоронение внезапно скончавшегося ее сына на участке кладбища, предназначенном для захоронения лиц, личность которых не установлена, поскольку не были выявлены близкие родственники умершего. Решением Муромского городского суда от 18 мая 2007 г. (гр. дело №2–531) в иске гражданке Е. к администрации округа Муром, Управлению внутренних дел округа Муром, МУП «Ритуальные услуги», Министерству финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по Владимирской области, финансовому управлению администрации округа Муром, Министерству внутренних дел Российской Федерации, Департаменту финансовой бюджетной и налоговой политики администрации Владимирской области было отказано.

Суд кассационной инстанции, оставляя решение в силе, в определении указал, что организациями-ответчиками и их должностными лицами не было допущено нарушений норм действующего законодательства, которые могли бы являться основанием для возложения обязанностей по возмещению расходов истице на перезахоронение тела сына и возмещение морального вреда.

Таким образом, оценка правомерности действий органов публичной власти и соответственно наличия вины их должностных лиц дана судами двух инстанций при рассмотрении дела, вытекающего из деликтного правоотношения, в порядке искового производства.

В свою очередь, представляется недопустимым в исковом производстве рассматривать заявления о признании нормативного акта недействующим полностью или в части совместно с требованиями о возмещении причиненного вреда вследствие действия данного акта. Первоначально заинтересованные лица должны обратиться в суд с заявлением в порядке главы 24 ГПК РФ, вытекающим из публично-правовых отношений, и в случае положительного решения обратиться в суд о возмещении вреда в исковом производстве и доказать причинную связь между действовавшим нормативным правовым актом и наступившими негативными последствиями.

Пункт 1 ст. 1070 ГК РФ перекликается с институтом реабилитации, основанным на нормах УК РФ и УПК РФ. Причинителями вреда в этом случае в отличие от общей нормы ст. 1069 ГК РФ являются должностные лица, наделенные особыми процессуальными полномочиями (судьи, прокуроры, следователи, дознаватели). Основания и условия возложения гражданской ответственности специфичны, их перечень ограничен вышеуказанной нормой, а именно: только за вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. Вред возмещается за счет казны Российской Федерации независимо от вины вышеуказанных должностных лиц.

Объект нарушенного права определяет подведомственность и процедуру рассмотрения требований о возмещении вреда реабилитированному.

Во-первых, если заявлены требования только о возмещении имущественного вреда, предусмотренного ч. 1 ст. 135 УПК РФ, то в порядке уголовного судопроизводства в зависимости от органа, принявшего решение по существу, послужившего основанием для реабилитации, соответствующее должностное лицо, судья, прокурор, следователь или дознаватель обязаны в месячный срок рассмотреть и вынести постановление о производстве выплат реабилитированному с учетом уровня инфляции. Если же прокурор, следователь, дознаватель отказывают в выплате имущественного вреда реабилитированному, то последний вправе в порядке ст. 125 УПК РФ обжаловать их постановление в районный суд.

Во-вторых, если заявлены требования о восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных прав реабилитированного, то процедура рассмотрения происходит в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора. Если реабилитированный не согласен с принятым судебным актом, то он вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства. То есть в данном случае имеет место досудебная процедура рассмотрения спора в порядке гражданского судопроизводства.

В-третьих, если заявлен иск о компенсации морального вреда, то его рассмотрение происходит в порядке гражданского судопроизводства.

В-четвертых, если одно из заявленных требований реабилитированного подсудно и подведомственно исключительно суду общей юрисдикции в порядке гражданского судопроизводства, то все исковые требования подлежат рассмотрению в одном производстве по правилам ГПК РФ[10] .

В соответствии со ст. 1084 ГК РФ, предусматривающей объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья.

Ежемесячная страховая выплата застрахованному предоставляется в случае стойкой утраты (снижения) профессиональной трудоспособности.

Размер ежемесячной страховой выплаты определяется в процентах к среднему месячному заработку, соответствующих степени утраты им профессиональной трудоспособности.

В соответствии со ст. 1092 п. 1 ГК РФ возмещение вреда, вызванного уменьшением трудоспособности потерпевшего, производится ежемесячными платежами[11] .

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Решена и проблема выплаты возмещения в случае ликвидации страхователя. В соответствии с Законом капитализированные платежи аккумулируются Фондом социального страхования и на него же возлагается обязанность выплаты возмещения (страховых выплат) вне зависимости от того, были ли капитализированы платежи при ликвидации страхователя.

В связи с длительным характером таких выплат необходимо учитывать возможные (возникающие в будущем) изменения в состоянии здоровья потерпевшего. Если его трудоспособность в связи с причиненным повреждением здоровья в дальнейшем уменьшилась, он вправе потребовать от причинителя соответствующего увеличения размера возмещения вреда; если же она возросла, причинитель вправе требовать соответствующего уменьшения размера возмещения[12] . Аналогичное влияние на размер возмещения данного вреда может оказать и изменение имущественного положения гражданина, причинившего вред (п. 3 и 4 ст. 1090 ГК РФ).

Суммы выплачиваемого потерпевшему или его иждивенцам возмещения подлежат индексации при повышении стоимости жизни или пропорциональному увеличению в связи с повышением минимального размера оплаты труда (ст. 1091 ГК РФ).

Размер возмещения вреда по случаю потери кормильца его конкретным иждивенцам может быть также изменен:

– во-первых, в связи с рождением его ребенка после его смерти (в этом случае он уменьшится в связи с увеличением числа иждивенцев);

– во-вторых, при назначении или прекращении выплат лицам, занятым уходом за детьми, внуками, братьями и сестрами умершего кормильца (в этом случае он соответственно уменьшится или увеличится в зависимости от увеличения или уменьшения числа иждивенцев (п. 3 ст. 1089 ГК РФ)).

Ответственным за причинение вреда жизни или здоровью гражданина может являться юридическое лицо, подлежащее ликвидации и, следовательно, не имеющее правопреемников, к которым переходят обязанности по компенсации причиненного им вреда. В таком случае соответствующие платежи должны быть капитализированы (т.е. обособлены в общей сумме за весь предполагаемый период выплат) для передачи их организации, обязанной в будущем осуществлять выплаты потерпевшему, по правилам, установленным специальным законом или иными правовыми актами (п. 2 ст. 1093 ГК РФ). Несмотря на четкую регламентацию порядка возмещения вреда в случае ликвидации юридических лиц, на практике нередки случаи, когда капитализация платежей не производится и вред потерпевшему в связи с этим не возмещается. На вопрос о том, как возмещать вред в подобных ситуациях, ГК РФ ответа не дает. В Правилах возмещения вреда было предусмотрено, что, если при ликвидации юридического лица капитализация платежей не произведена, иск о возмещении вреда предъявляется к органу государственного страхования (ст. 32 Правил). Однако на практике соответствующая норма оказалась неисполнимой, так как Госстрах в 1992 г. из органа государственного страхования был преобразован в акционерное общество.

На требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью граждан, не распространяется исковая давность (ст. 208 ГК РФ). Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествующих предъявлению иска.

Таким образом, поскольку обязанность возмещения вреда здоровью и жизни гражданина относится к длящимся обязательствам, то в течение его существования оно может быть изменено по требованию как кредитора, так и должника. Основанием для этого служат два обстоятельства: изменение степени утраты трудоспособности и изменение имущественного положения заинтересованной стороны.

Первое обстоятельство связано либо с ухудшением здоровья потерпевшего, либо с его улучшением. Вектор причинно-следственной связи между таким изменением здоровья должен совпадать с вектором такой связи в первоначальном юридическом составе, на основании которого возникло само обязательство. Процедура установления всех этих фактов аналогична той, которая предусмотрена для определения степени утраты трудоспособности в целом.

Улучшение имущественного положения причинителя вреда дает право потерпевшему требовать увеличения размера возмещения, если суд применил правило об учете имущественного положения гражданина – причинителя вреда, и возмещение не достигает полного объема. В то же время, законодатель опирается на это же правило и принцип справедливости, когда формулирует норму, по которой суд вправе уменьшить размер возмещения вреда по иску гражданина – причинителя вреда, если его имущественное положение ухудшилось. Однако данная норма предусматривает только два основания, обусловивших ухудшение имущественного положения гражданина – его нетрудоспособность (достижение пенсионного возраста или инвалидность). Данное правило, также как и норма п. 3 ст. 1083 ГК, не распространяется на случаи, когда вред был причинен умышленно.

Обязательство по возмещению вреда жизни и здоровью представляет собой денежное обязательство и поэтому, будучи длящимся, объективно подлежит изменению в стоимостном выражении в связи с инфляционными процессами в экономике. Поскольку суммы, выплачиваемые по такому обязательству предназначены на содержание гражданина, они должны увеличиваться в той же пропорции, в которой повышается уровень стоимости жизни.

Помимо такого общего индекса, как минимальный размер оплаты труда закон допускает использование специальных индексов. Они применяются, в частности, в отношениях по возмещению работодателями вреда, причиненного работнику.

В связи с этим необходимо рассмотреть положения законодательства о размерах возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью граждан.

2.2 Размер возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью граждан

В связи с причинением гражданину увечья или иного повреждения его здоровья компенсации подлежит прежде всего утраченный потерпевшим заработок или иной доход, который он имел или мог иметь до увечья (п. 1 ст. 1085 ГК РФ). Основанием для этого служит то обстоятельство, что в результате причинения данного вреда гражданин не в состоянии заниматься прежними видами деятельности, в том числе выполнять прежнюю работу. Если в результате причинения рассматриваемого вреда гражданин не понес такого рода имущественных потерь (например, вред был причинен неработающему пенсионеру, продолжающему получать пенсию), предмет возмещения отсутствует.

Компенсация утраченного потерпевшим заработка или иного дохода осуществляется исходя из их фактического размера. Однако при этом учитывается заработок или доход, который потерпевший хотя и не получил, но определенно мог иметь после причинения вреда его здоровью. Если, например, потерпевший в связи с учебой в вузе (которую он вынужден прервать в связи с полученной травмой) или иным повышением своей квалификации мог претендовать на более высокую должность с более высоким заработком, размер возмещения вреда должен определяться с учетом этого заработка. Если артист получил увечье, следуя на концерт, а предприниматель – на подписание договора, то при наличии общих условий ответственности им должны быть компенсированы убытки в виде неполученных, но реально предназначавшихся к получению доходов.

Вместе с тем утраченный потерпевшим заработок или доход не подлежит уменьшению на сумму назначенных ему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья пенсий, пособий и иных выплат, которые, в отличие от ранее действовавшего порядка, теперь не должны засчитываться в счет возмещения вреда. Не засчитывается в счет такого возмещения и заработок или доход, получаемый потерпевшим после повреждения его здоровья (п. 2 ст. 1085 ГК РФ).

Наконец, закон позволяет увеличить объем (характер) и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему, в том числе в соответствии с условиями договора, при исполнении которого вред был понесен (п. 3 ст. 1085 ГК РФ). В частности, увеличение такой компенсации в сравнении с правилами ГК РФ для отдельных категорий граждан может предусматриваться специальным законом либо условиями заключенных ими индивидуальных или коллективных трудовых договоров с работодателями. Возможность же уменьшения компенсации, хотя бы и специальным законом, исключается.

Для определения конкретного размера утраченного потерпевшим заработка или дохода имеет значение, прежде всего, размер среднего месячного заработка или дохода, получаемого потерпевшим до увечья или иного повреждения здоровья. В состав такого заработка включаются все виды оплаты труда как по трудовым, так и по гражданско-правовым договорам, причем как по основному месту работы, так и по совместительству (кроме выплат единовременного характера, например единовременных премий), а также авторские гонорары. Размер доходов от предпринимательской деятельности определяется на основании данных налоговых органов. Все виды заработка или дохода учитываются в суммах, начисленных до удержания налогов.

Если потерпевший на момент причинения вреда не работал (стал безработным, имел перерыв в работе и т.д.), при подсчете его заработка (доходов) по его выбору может учитываться либо ранее получаемый им заработок, либо обычный заработок работника его квалификации в данной местности. Но в обоих случаях этот заработок не может считаться менее пятикратного минимального размера оплаты труда (п. 4 ст. 1086 ГК РФ).

Если же до причинения вреда здоровью потерпевшего его заработок или доход устойчивым образом повысились (например, незадолго до увечья потерпевшему увеличена заработная плата либо он переведен на новую должность с более высоким окладом), при определении среднемесячного заработка (дохода) учитывается только новый, повышенный заработок или доход потерпевшего (п. 5 ст. 1086 ГК РФ).

В результате полученной травмы или иного повреждения здоровья потерпевший может получить лишь кратковременное расстройство здоровья, при котором ему должны быть компенсированы утраченные им доходы (неполученный заработок) за все время болезни. Однако результатом причиненного здоровью потерпевшего вреда может стать и стойкая или невосстановимая утрата им трудоспособности. В этом случае необходимо определить, в какой мере травма или увечье затрудняют для потерпевшего осуществление прежней деятельности (работы), т.е. установить степень утраты им профессиональной трудоспособности. Под этим понимается способность человека к выполнению определенной работы по конкретной профессии, т.е. его способность к труду по имеющейся специальности и квалификации[13] . При частичном сохранении такой способности потерпевший сохраняет возможность получения части прежнего заработка или дохода, поэтому размер причитающегося ему возмещения соответственно уменьшается.

Степень утраты профессиональной трудоспособности (в процентах) определяют учреждения Государственной службы медико-социальной экспертизы, входящие в структуру органов социальной защиты населения Российской Федерации (ранее именовавшиеся врачебно-трудовыми экспертными комиссиями). В частности, возможность выполнения прежней квалифицированной работы лишь в специально созданных условиях и со значительными ограничениями позволяет признать утрату профессиональной трудоспособности от 70 до 90 процентов, а невозможность выполнения любых видов профессиональной деятельности даже в специально созданных условиях означает 100% утрату профессиональной трудоспособности. Например, утрата одного из пальцев левой руки для пианиста означает полную потерю профессиональной трудоспособности, для квалифицированного рабочего может составить лишь незначительную ее утрату, а на трудоспособности научного сотрудника может вообще не отразиться. В зависимости от установленной экспертизой степени утраты профессиональной трудоспособности потерпевший признается инвалидом одной из трех групп.

При отсутствии у потерпевшего профессиональной трудоспособности учитывается степень утраты им общей трудоспособности, т.е. способности к неквалифицированному труду, не требующему специальных знаний и навыков. Она определяется аналогичным образом.

Учитывается также грубая неосторожность самого потерпевшего, содействовавшая возникновению или увеличению вреда (ст. 1083 ГК РФ). При этом размер возмещения уменьшается пропорционально степени вины потерпевшего.

В случае причинения вреда здоровью малолетнего потерпевшего (не достигшего 14 лет), не имевшего заработка или дохода, причинитель возмещает лишь дополнительные расходы, вызванные повреждением здоровья, и моральный вред. При причинении вреда не имевшему заработка (дохода) несовершеннолетнему потерпевшему (в возрасте от 14 до 18 лет), а также при достижении малолетним потерпевшим возраста 14 лет причинитель обязан возместить не только дополнительные расходы и моральный вред, но и вред, связанный с уменьшением трудоспособности потерпевшего. При этом условный размер его заработка (дохода) предполагается равным пятикратному минимальному размеру оплаты труда (п. 2 ст. 1087 ГК РФ).

В случаях, когда несовершеннолетний имел заработок или доход к моменту причинения вреда его здоровью, вред возмещается исходя из размера этого заработка, но не ниже пятикратного минимального размера оплаты труда (п. 3 ст. 1087 ГК РФ). После начала трудовой деятельности несовершеннолетний потерпевший вправе требовать увеличения размера возмещения вреда, исходя из фактически получаемого им заработка (но не ниже установленного по занимаемой им должности размера вознаграждения или заработка работника соответствующей квалификации)[14] .

При причинении вреда здоровью гражданина компенсации наряду с утраченным заработком (доходом) подлежат также вызванные повреждением здоровья дополнительно понесенные расходы потерпевшего,

Размер дополнительных расходов определяется на основании счетов и других документов либо согласно ценам, сложившимся в той местности, где потерпевший понес эти расходы.

Кроме того, потерпевший вправе требовать денежного возмещения понесенного им морального вреда сверх компенсации названных выше имущественных потерь и расходов (ст. 151, п. 3 ст. 1099 ГК РФ). Размер компенсации такого вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, индивидуальных особенностей потерпевшего, а также степени вины причинителя и с учетом требований разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ). При этом учитываются не только перенесенные потерпевшим страдания, но и возможные в будущем моральные травмы (например, при неизгладимом обезображении лица, утрате конечностей и т.п.).

В случае смерти потерпевшего имущественные потери возникают у близких ему лиц, которых он полностью или частично содержал при жизни (будучи их кормильцем), а также у лиц, понесших расходы на его погребение. В их число согласно п. 1 ст. 1088 ГК РФ входят:

– иждивенцы потерпевшего, нетрудоспособные по возрасту (несовершеннолетние дети, мужчины старше 60 лет и женщины старше 55 лет) или по состоянию здоровья (наличие одной из групп инвалидности), в том числе и те, которые ко дню его смерти имели право на получение от него содержания (ст. 80–90, 93–97 СК), хотя фактически могли его и не получать;

– другие (трудоспособные) иждивенцы потерпевшего, ставшие нетрудоспособными в течение пяти лет после его смерти (например, трудоспособные жена или мать умершего, находившиеся на его иждивении и достигшие пенсионного возраста в течение указанного срока);

– ребенок умершего, родившийся после его смерти;

– один из членов семьи потерпевшего (в частности, его родитель или супруг) независимо от его трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении потерпевшего его малолетними (не достигшими 14 лет) или нуждающимися по состоянию здоровья в постороннем уходе детьми, внуками, братьями и сестрами (независимо от возраста). При этом в случае наступления нетрудоспособности по возрасту или состоянию здоровья (например, при достижении пенсионного возраста) в период осуществления такого ухода он сохраняет право на возмещение вреда.

Перечисленным лицам вред по случаю потери кормильца возмещается в течение сроков, предусмотренных п. 2 ст. 1088 ГК РФ (несовершеннолетним – до достижения 18 лет; учащимся – до окончания учебы, но не более чем до 23 лет; женщинам старше 55 лет и мужчинам старше 60 лет – пожизненно; инвалидам – на срок действия инвалидности и т.д.).

Размер возмещения вреда перечисленным лицам определяется той долей заработка или иного дохода потерпевшего, которую они получали или имели право получать при его жизни (за вычетом доли, приходящейся на самого умершего).

Средний заработок или доход потерпевшего определяется по тем же правилам, что и при причинении вреда здоровью гражданина. Однако в состав доходов умершего, определяющих размер доли его иждивенцев, наряду с его заработком (доходом) включаются также получаемые им при жизни пенсии, пожизненное содержание и подобные им выплаты (поскольку предполагается, что в соответствующих частях они тоже расходовались им на содержание своих иждивенцев) (п. 1 ст. 1089 ГК РФ).

Причинитель вреда, вызвавшего смерть потерпевшего, обязан также возместить необходимые расходы на погребение (ч. 1 ст. 1094 ГК РФ), в число которых обычно включаются расходы на захоронение, установление стандартных для данной местности ограды и памятника и расходы на поминки в разумных пределах.

При этом, однако, выплаченное гражданам социальное пособие на погребение не должно взыскиваться с лиц, ответственных за вред, причиненный смертью потерпевшего.

Таким образом, принципиальный подход к определению характера и установлению объема возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, имеет целью возмещение тех имущественных убытков, которые возникают вследствие утраты трудоспособности и расходов на восстановление или поддержание здоровья, медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию. Поэтому возмещение имеет имущественный характер (денежный), а объем возмещения включает в себя две составляющие: 1) утраченный потерпевшим заработок и иные доходы; 2) расходы на лечение и прочие расходы, целевое назначение которых указано в статье.

Сопоставление объема возмещения вреда здоровью с объемом возмещения убытков, установленное в ст. 15 ГК РФ, позволяет выявить принципиальное сходство отдельных элементов в их структуре. Утраченный заработок и иные доходы схожи с упущенной выгодой, а расходы на лечение и сопутствующие расходы схожи с реальным ущербом в том его параметре, который включает в себя расходы на восстановление нарушенного права. Естественно, в объем возмещения вреда здоровью объективно невозможно включать оценку (стоимость) утраченного здоровья в денежном изменении, как это делается в отношении поврежденного или утраченного имущества (вещи) применительно к категории «убытки», а расходы на лечение имеют целью восстановление здоровья как идеального блага, а не имущественного права.

Заключение

Итак, мы выяснили, что вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, выражается в смерти человека либо в причинении ему травмы или увечья. Такой вред во всех случаях не может быть ни возмещен в натуре, ни компенсирован денежными средствами. Однако при этом у потерпевшего обычно возникают имущественные потери, поскольку вследствие полученных травм или увечий он временно или постоянно лишается возможности получения прежнего заработка или иного дохода, вынужден нести дополнительные расходы на лечение и т.п. В случае смерти гражданина такие потери могут понести близкие ему лица, лишающиеся в результате этого источника доходов или содержания.

Такого рода потери потерпевшего или близких ему лиц подлежат возмещению причинителями вреда в рамках деликтных обязательств. На этих же основаниях потерпевшему, кроме того, компенсируется причиненный моральный вред.

Наличие четырех приведенных условий ответственности по деликтным обязательствам (вред, противоправность, причинная связь, вина) образует полный состав правонарушения. Он должен быть, как правило, в действиях (или бездействии) любого лица, которому предъявлено требование о возмещении вреда. Отсутствие одного из названных условий дает право освободить лицо от гражданско-правовой ответственности, и тогда речь следует вести о возникновении оснований для применения мер защиты.

Принципиальный подход к определению характера и установлению объема возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, имеет целью компенсацию тех имущественных убытков, которые возникают вследствие утраты трудоспособности и расходов на восстановление или поддержание здоровья, медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию. Поэтому возмещение имеет имущественный характер (денежный), а объем возмещения включает в себя две составляющие:

1) утраченный потерпевшим заработок и иные доходы;

2) расходы на лечение и прочие расходы, целевое назначение которых указано в статье.

В объем возмещения вреда здоровью объективно невозможно включать оценку (стоимость) утраченного здоровья в денежном изменении, как это делается в отношении поврежденного или утраченного имущества (вещи) применительно к категории «убытки», а расходы на лечение имеют целью восстановление здоровья как идеального блага, а не имущественного права.

Таким образом, несмотря на то, что общий подход исключает применение норм о деликте к случаям, когда стороны находятся в договорных отношениях, но особенности причинения вреда жизни и здоровью гражданина позволяют сделать из него исключение. Обязанность возместить такой вред возникает также в том случае, когда он причинен гражданину при исполнении им обязанностей, вытекающих из договора, или при исполнении им иных служебных обязанностей. В этом случае возникает специальный состав, который включает в себя все условия, предусмотренные в общих положениях ГК РФ о деликтах, а также факт причинения вреда при исполнении трудовых обязанностей.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 дек. 1993 г. // Рос. газ. 1993 25 дек.

2. Гражданский кодекс РФ. Часть вторая: Федеральный закон от 26.01.1996 №14-ФЗ (ред. от 06.12.2007)

3. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. от 14.02.2008)

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. №52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю»

5. Воробьев В.А. право человека на компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью и способы его реализации в Российской Федерации // Гражданское право 2006 №4

6. Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. В 2 т. Т. 2, полутом 2. М.: 2000 г.

7. Кудрявцева Н.В. Развитие Российского законодательства, регулирующего институт возмещения вреда причиненного жизни и здоровью // История государства и права 2007 №19

8. Комментарий к ГК РФ/ Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина: Ин-т государства и права РАН. – М.: Юрайт-Издат, 2006 г.

9. Кузовлев Е.В. Правовое регулирование отношений, возникающих из причинения вреда // Право и политика. 2004. №9

10. Лавров С.М. Деликтные обязательства в гражданском праве России // Законодательство 2008 №12

11. Минаков И.А. Гражданско-правовое регулирование возмещения государством вреда, причиненного органами государственной власти и их должностными лицами: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 2006 г.

12. Рабец А.М. Обязательство по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью. М., 1989 г.

13. Трубников П. Рассмотрение дел о возмещении вреда, причиненного здоровью граждан // Законность. 2005. №10.

14. Филиппова Т.П. Рецепция римского права // Российская юридическая энциклопедия. М., 1999 г.

15. Шишкин С.К. Теоретические и практические аспекты рассмотрения отдельных гражданских дел, вытекающих из обязательств, вследствие причинения вреда // Российская юстиция 2008 №3

16. Ярошенко К.Д. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью работников // Законодательство. – 2007. №6


[1] Филиппова Т.П. Рецепция римского права // Российская юридическая энциклопедия. М., 1999. С. 865.

[2] О выдаче процентных добавок к пенсиям: Постановление СНК от 16 ноября 1917 г. // Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства 1917 - 1918 гг. М., 1943. С. 138

[3] Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства 1917 - 1918 гг. С. 251

[4] Кудрявцева Н.В. Развитие Российского законодательства, регулирующего институт возмещения вреда причиненного жизни и здоровью//История государства и права 2007 №19 С. 118-119

[5] Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. В 2 т. Т. 2, полутом 2. М.: 2000. С. 370-376

[6] См., например: Рабец А.М. Обязательство по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью. М., 1989. С. 127

[7] Воробьев В.А. право человека на компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью и способы его реализации в Российской Федерации//Гражданское право 2006 № 4 С. 87

[8] Лавров С.М. Деликтные обязательства в гражданском праве России//Законодательство 2008 №12. С. 118

[9] Минаков И.А. Гражданско-правовое регулирование возмещения государством вреда, причиненного органами государственной власти и их должностными лицами: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 2006. С. 16

[10] Шишкин С.К. Теоретические и практические аспекты рассмотрения отдельных гражданских дел, вытекающих из обязательств, вследствие причинения вреда// Российская юстиция 2008 №3. С. 71

[11] Комментарий к ГК РФ/ Под ред Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина: Ин-т государства и права РАН. – М.: Юрайт-Издат, 2006. С. 1120

[12] Кузовлев Е.В. Правовое регулирование отношений, возникающих из причинения вреда // Право и политика. 2004. №9. С. 39

[13] Ярошенко К.Д. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью работников // Законодательство. – 2007. №6. С. 77

[14] Трубников П. Рассмотрение дел о возмещении вреда, причиненного здоровью граждан // Законность. 2005. №10. С. 112