регистрация / вход

Возможности графологии

Понятие графологии и исследование личностных свойств исполнителя анонимного документа. Возможности установления и розыска исполнителя рукописного документа с использованием психолого-почерковедческого метода, выделение его психологических особенностей.

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие и виды графологии

§1. Понятие графологии

§2. Виды графологии

Глава 2. Проблемы исследования личностных свойств исполнителя анонимного документа

§1. Возможности установления и розыска исполнителя рукописного документа с использованием психолого-почерковедческого метода

§2. Выделение психологических особенностей индивида в целях розыска исполнителя анонимного документа

Глава 3. Использование графологии в раскрытии и расследовании преступлений

§1. Использование графологии на первоначальном этапе расследования преступлений

§2. Использование графологии на последующем этапе расследования

Заключение

Список использованной литературы:

Введение

Актуальность темы исследования. Одним из приоритетных направлений деятельности государства является эффективная борьба с преступностью, искоренение причин, ее обусловливающих, охрана прав и свобод личности. В обеспечении и укреплении законности и правопорядка действенную помощь правоохранительным органам оказывают судебно-экспертные учреждения, где, в частности, проводится судебно-почерковедческая экспертиза. Среди задач, разрешаемых при ее производстве, выделяется установление индивидуально-личностных характеристик исполнителя рукописного документа. Пособие посвящено одной из самых запутанных, сложных и неоднозначно интерпретируемых проблем, находящейся на стыке судебного почерковедения и дифференциальной психологии - установлению взаимосвязи между признаками почерка и психологическими особенностями личности исполнителя документа.

В следственно-судебной практике использование методов психолого-почерковедческого (графологического) анализа может оказаться полезным при установлении мотивов совершения преступного деяния, при разрешении вопроса о причастности конкретного человека к событию преступления, при изучении свойств личности в момент совершения инкриминируемого деяния (если выполнение рукописи связано с расследуемым событием), при экспресс-диагностике психологических свойств личности подсудимого, обвиняемого, свидетеля и пр., при исследовании подложных и сомнительных документов как доказательств в ходе расследования преступлений, уголовная ответственность за совершение которых предусмотрена ст. ст.159, 160, 163, 165-168 Уголовного кодекса РФ и т.п.

В судебно-почерковедческой экспертизе графологический метод может найти применение на одной из стадий идентификационного исследования, для сужения круга предполагаемых исполнителей, если, например, идентификационная задача решена в отношении конкретного лица в отрицательной форме. Данные, полученные в ходе психолого-почерковедческого исследования, могут играть значительную роль в качестве дополнительной информации при решении задач, касающихся пределов возможностей исполнителя изменять свой почерк или подражать почерку другого лица, что необходимо в сложных случаях исследования - при дефиците полезной и однозначно интерпретируемой информации, а также при решении идентификационных и диагностических задач в вероятностной форме.

Установление свойств личности важно не только при расследовании дел в уголовном судопроизводстве, но и для своевременного и полного разрешения многих гражданско-правовых вопросов, возникающих в отношении физических и юридических лиц.

Перспективно использование анализа почерка в кадровой работе для установления такого качества личности, необходимого оперативным сотрудникам правоохранительных органов, как устойчивость (сохранение эффективности деятельности и мыслительных процессов при влиянии неблагоприятных факторов); а также при выявлении неблагоприятного фактора тревожности, могущего способствовать развитию психической патологии при постоянной работе человека в сложных условиях.

В связи с вышеизложенным автором была предпринята попытка рассмотреть некоторые актуальные проблемы применения психолого-почерковедческого метода в целях получения криминалистически значимой информации.

Степень научной разработанности темы. Отдельные аспекты применения графологии нашли свое отражение в трудах Т.В. Аверьяновой, Л.Е. Ароцкера, В.Д. Арсеньева, А.Ф. Аубакирова, А.Я. Гинзбурга, Г.Л. Грановского, З.И. Кирсанова, В.Я. Колдина, Ю.Г. Корухова, П.Г. Кулагина, Р.М. Ланцмана, З.С. Меленевской, Д.Я. Мирского, В.С. Митричева, Б.И. Пинхасова, Ю.Н. Погибко, Е.Р. Российской, которые нашли свое отражение в данной дипломной работе.

Объектом исследования является графология, как наука, которую можно использовать в работе правоохранительных органов с целью стоящих перед ними задач.

Предметом исследования являются общеметодологические и общетеоретические положения, содержащиеся в научных трудах по вопросам подготовки применения графологии.

Целью данной работы является рассмотрение научных и практических проблем применения графологии в раскрытии и расследовании преступлений.

Для достижения поставленной цели в работе предлагается решить следующие задачи:

1) изучить и проанализировать научную литературу по вопросам применения графологии в расследовании преступлений;

2) раскрыть понятие и виды графологии, при этом проанализировать историю ее становления;

3) рассмотреть вопросы, относящиеся к проблемам использования графологии правоохранительными органами;

4) раскрыть особенности применения графологии на первоначальном и последующем этапах расследования преступлений;

5) обобщить теоретический материал с целью выработки практических рекомендаций применения графологии.

Методологическую основу работы составил диалектический метод познания. Методику исследования составили общенаучные и частнонаучные методы: анализа документов, логико-языковой и метод сравнительного правоведения. В ходе написания работы автором изучались и анализировались научные положения уголовного права, криминологии, криминалистики, уголовного процесса, психологии и педагогики.

Структура выпускной квалификационной работы состоит из введения, трех глав, содержащих шесть параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Понятие и виды графологии

§1. Понятие графологии

Подлинную научную теорию всегда отличает генерирование идей, направленных в будущее. Неслучайно во второй половине минувшего века со всей остротой встал вопрос о создании общей теории криминалистики, способной предвидеть перспективы развития науки, в том числе криминалистической техники, необходимым условием существования которой является привнесение новых идей из других областей знания в работу по созданию средств, приемов и методов собирания и исследования доказательственной информации.

Современный уровень криминалистической техники позволяет в ряде случаев не только творчески приспосабливать для нужд борьбы с преступностью данные различных наук, но и содействовать их развитию за счет превращения криминалистики, как верно отмечал Р.С. Белкин, из "потребителя" в "заказчика". Указанная тенденция наглядно прослеживается на примере генотипоскопии, психофизиологической детекции лжи (полиграфологии), инструментальных методов отождествления человека по запаховым следам (ольфактроники как раздела одорологии) и некоторых других видов исследования. [1]

Новые знания, средства и методы сначала используются криминалистикой в непреобразованном виде, т.е. напрямую заимствуются из "большой науки". Многие из них на этом этапе рассматриваются в качестве "нетрадиционных" и не сразу находя ч свое место в судопроизводстве. Применение практически любого нового для криминалистики метода, как правило, вызывает со мнения по поводу его научной обоснованности и достоверности Противники использования метода при расследовании преступлений зачастую выбирают явные ошибки из практики его применения, на анализе которых строят свою критику метода в целом. По мере углубления и интеграции знаний нетрадиционные средства и методы преобразовываются, разрабатываются собственно криминалистические методики их применения, изыскиваются возможности по их использованию в процессе доказывания. С течением времени они перестают именоваться "нетрадиционными" и становятся неотъемлемой частью криминалистики, а на смену им приходят новые средства и методы, которые опять-таки первоначально именуются "нетрадиционными" и требуют серьезной проверки с точки зрения их пригодности для использования в борьбе с преступностью.

Учебники по криминалистике советского периода обязательно включали в себя параграф или раздел, посвященный критике буржуазных концепций, в том числе такого направления использования специальных знаний, как графология. Однако в последнее десятилетие XX века из-за модификации преступности как социального явления существенно возрос объективный интерес к использованию "нетрадиционных" методов исследования криминалистически значимой информации. В настоящее время ощущается потребность в более широком внедрении методов психодиагностики в практику работы правоохранительных органов России.

При этом особое внимание (ввиду наличия ряда очевидных преимуществ) уделяется возможности использования в борьбе с преступностью бесконтактных средств и способов исследования личности, к числу которых относится психолого-почерковедческий метод, позволяющий по особенностям почерка диагностировать разнообразные свойства личности, профессиональные наклонности человека, расстройства психики и т.д. [2] Измеряемые ежегодно сотнями тысяч случаев и продолжающие неуклонно расти во многих странах мира, объемы успешного проведения графологических исследований свидетельствуют о том, что залогом их результативности являются устойчивые закономерности функционирования человеческого организма и психики, не зависящие от расовых, национальных и культурных особенностей лиц, участвующих в этой процедуре.

Процесс включения в криминалистическую технику новых подразделов предопределяет необходимость учета ряда факторов, по которым можно судить о существовании нового направления. Речь идет о постановке и решении специфических для криминалистической науки задач, которые не ставятся при исследовании алогичных объектов в других сферах человеческой деятельности специфичности самих объектов, подвергаемых исследованию, и в то же время их распространенности и частоте встречаемости как на местах происшествий, так и при производстве иных процессуальных действий; степени разработанности нового для криминалистики направления как в методологическом, так и в методическом аспектах. Следовательно, чтобы графологические исследования заняли достойное место в инструментарии сотрудников правоохранительных органов, необходимо выполнение нескольких условий: построение научно обоснованных и психологически приемлемых способов анализа и классификации графологических признаков; разработка надежного комплекса психологических описаний индивидуальных особенностей субъектов с выходом на практическую "типологию личностей"; создание специальной техники соотнесения комплекса графических признаков с комплексом психологических характеристик человека.

Графологический метод по своему содержанию и гносеологической направленности находится на стыке между психологией и криминалистикой. В адаптированном виде при решении частных задач следственного, судебного и экспертного познания он является структурным элементом почерковедческого и лексико-стилистического криминалистических методов исследования. [3] По гносеологической функции графологический метод является логическим действием, которое создает информационную основу для последующего "опознания", идентификации человека в широком смысле слова. Структура исследования с помощью графологического метода включает фиксацию выделенных в процессе анализа существенных личностных черт по почерку конкретного лица с помощью принятых в криминалистическом почерковедении специальных терминов, каждый из которых несет определенную информацию, а в своей совокупности они позволяют воспроизвести образ конкретного человека. Эффективность использования графологического метода определяется не только применением специальной терминологии, но предусматривает необходимость умелого оперирования разработанными группами признаков и правилами их описания, соблюдение которых обеспечивает установление разыскиваемой личности.

С учетом изложенного, графологию сегодня можно рассматривать как отрасль криминалистического знания, изучающую характер человека по его почерку. [4]

Успехи в экспериментальных графологических исследованиях в последние десятилетия XX века дали возможность зарубежным специалистам значительно расширить диапазон диагностируемых по почерку личностных особенностей человека. Современная графология - это не "гадание по буквам", характерное для позапрошлого и начала прошлого веков. Как один из методов изучения личности графологию во многих странах Европы, Азии и Америки успешно применяют в различных областях. Графология используется для установления психологических особенностей человека при работе с кадрами, в медицинской практике, в частности, в ходе психотерапевтического лечения, при разработке индивидуальных комплексов лечебной гимнастики, диетического питания и т.п. В оперативно-розыскной и следственно-судебной деятельности нередко возникает необходимость установления исполнителя по выполненному им рукописному тексту.

Графологический анализ почерка зарекомендовал себя в качестве экономичного и результативного средства установлений свойств личности в оперативно-розыскной деятельности спецслужб многих стран мира. Основоположник израильской графологии Арие Нафтали, проводя анализ почтовой открытки, еще в 1960 году помог разведке "Моссад" установить личность нацистского военного преступника Адольфа Айхмана. [5]

Важная роль отводится психолого-почерковедческим исследованиям в судопроизводстве. Так, Лисиченко В.К. выступает за активное использование графологии при допросе участников процесса, в первую очередь, обвиняемого для формирования суждения о свойствах его личности, главным образом, с целью оценки правдивости данных показаний. [6] Естественно, графолог не может сказать, правдиво или нет описывает в рукописном тексте человек произошедшие события, но может установить, склонен ли он вообще скрытничать и маскировать подлинные мысли, используя различные "защитные механизмы". Не существует графологических примет вора, но почерк зачастую красноречиво "выдает" способность либо неспособность держать слово, считаться с мнением окружающих, сохранять чувство собственного достоинства, т.е. свидетельствует о тех личностных качествах, которые отсутствуют в душе человека, пренебрегающего законопослушной жизнью в социуме. Графолог не может однозначно определить, употребляет ли человек наркотики, но может выявить признаки почерка, сигнализирующие об эмоциональной недостаточности или о неустойчивости личности обследуемого субъекта - свойствах, которые могут подтолкнуть людей к употреблению наркотиков. В почерке молодых людей, выросших без родителей или "выбитых из колеи" жизненными обстоятельствами, проявляются признаки затрудненного общения.

Сегодня, когда резко возросло число преступлений, связанных с завладением недвижимостью путем мошенничества (с составлением подложных документов с подражанием почерку (подписи) собственника или же с использованием беспомощного состояния владельца), лишь в ходе почерковедческого и графологического анализа возможно установление истины.

Общепризнанным является наличие трех направлений применения графологии в уголовном судопроизводстве:

1) в целях оценки личности подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и других участников процесса;

2) при составлении психологического портрета неизвестного преступника;

3) при проведении идентификационного исследования почерка. [7]

Графология изучает физиологическую и одновременно психическую динамику, порождающую определенный жест, а также выявляет закономерности оценки тех характерных изменений этого жеста, которые возникают, когда человек пытается умышленно изменить свой почерк или подстроиться под почерк другого лица. Именно эту внутреннюю динамику невозможно изменить. В любом случае признаки примененного "насилия" над почерком могут быть выявлены графологом. Для того чтобы исказить внутреннюю динамику собственного почерка, человеку пришлось бы "фальсифицировать" не только свою мускулатуру, но и свою нервную систему, что, разумеется, невозможно. Сравнительный анализ признаков почерка, используемых в судебно-почерковедческой экспертизе и в графологии, показал, что в большинстве случаев используются сходные наборы признаков почерка. Это, вероятно, объясняется тем, что в обоих подходах исследователи стремились создать системы признаков почерка, позволяющих многосторонне и надежно описывать индивидуальные особенности пишущих. Вместе с тем, необходимо четкое разграничение компетенции графолога и почерковеда. Прямое заимствование знаний из области графологии для решения задач судебно-почерковедческой идентификации недопустимо.

Технико-криминалистические средства, приемы и методы могут применяться лишь в том случае, когда для этого имеются правовые основания - когда применение технических средств, приемов и методов либо прямо предусмотрено законом, либо рекомендовано законом, либо не противоречит закону по своей сущности и целям использования. Р.С. Белкин отмечал, что "... ни закон, ни подзаконные акты не могут дать исчерпывающего перечня тех технических средств и тактических приемов, которые используются или могут быть применены с целью раскрытия и расследования преступлений". [8] В связи с этим особое значение приобретает необходимость соблюдения общих принципов допустимости применения технических средств в ходе расследования преступлений, к которым относятся: законность, научная состоятельность, эффективность, безопасность и этичность.

Поскольку в уголовно-процессуальном законодательстве (за определенными исключениями) не содержится категорических указаний на обязательность применения технико-криминалистических средств, лицам, ведущим расследование, предоставляется возможность выбора соответствующих средств в рамках общей обязанности по использованию технико-криминалистических средств и методов обнаружения, фиксации, изъятия, сохранения и исследования доказательств. Применять технико-криминалистические средства, приемы и методы при производстве оперативно-розыскных мероприятий и следственно-судебных действий могут, помимо должностных лиц, специалист и эксперт как носители специальных познаний. УПК РФ и Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" регламентируют применение средств криминалистической техники в оперативно-розыскной деятельности. Использование технико-криминалистических средств и методов при производстве судебных экспертиз регламентируется Главой 27 УПК РФ и Федеральным законом "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации".

Как известно, лица, сведущие в науке, технике, искусстве или ремесле, специальные познания которых позволяют им установить фактические данные - обстоятельства дела, и выразить свое мнение в заключении, являющемся одним из источников доказательств, могут выступать по делу в качестве экспертов. Помимо эксперта, процессуальное законодательство предусматривает возможность вовлечения в судопроизводство специалиста.

Субъектом психолого-почерковедческого установления отдельных черт личности изучаемого или разыскиваемого лица является специалист, владеющий соответствующими теоретическими знаниями и практическими навыками. Специальные знания приобретаются в результате профессионального обучения либо работы по определенной специальности и используются для решения задач уголовного судопроизводства. Профессиональные знания графолога, безусловно, являются "специальными" в контексте уголовно-процессуального законодательства. Специалист-графолог - это лицо, обладающее специальными познаниями в области криминалистического почерковедения, психофизиологии письма, психодиагностики и графологии, в использовании которых возникает необходимость в ходе расследования преступлений. [9] В качестве специалистов-графологов могут выступать сотрудники криминалистических подразделений правоохранительных органов, сотрудники специализированных научно-исследовательских криминалистических подразделений, профессорско-преподавательский состав кафедр высших учебных заведений, а также другие лица, сведущие в области психолого-почерковеческой диагностики личности.

Уголовно-процессуальное законодательство дает возможность привлекать специалиста к участию в следственных действиях (ст.168 УПК РФ), при осуществлении которых он может применять технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств (ст.164 УПК РФ). Также, в соответствии со ст.58 УПК РФ, специалист может провести исследование материалов дела. Согласно ст.74 УПК РФ (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ) в качестве доказательств допускаются показания как эксперта, так и специалиста.

Таким образом, регламентированный УПК РФ порядок вовлечения специалиста в судопроизводство позволяет привлекать графологов для дачи заключения по интересующим правоохранительные органы вопросам. Графолог может оказывать содействие в собирании, исследовании и оценке доказательств, а также в применении технических средств и давать заключение специалиста. В УПК РФ не определяется содержание заключения специалиста. На наш взгляд, специалист-графолог обязан дать обоснованные ответы на поставленные следствием или судом вопросы и изложить: где, когда, при каких обстоятельствах, в проведении какого следственного или судебного действия он участвовал; какие объекты были представлены в его распоряжение; каково его мнение относительно представленных объектов; на основании чего он придерживается именно этого мнения. Практика деятельности правоохранительных органов свидетельствует, что составленное таким образом заключение специалиста может быть использовано в качестве источника доказательств.

Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" в ст.6 прямо предусматривает возможность вовлечения специалистов в процесс проведения оперативно-розыскных мероприятий. Естественно, что в Законе не приводится перечень тех средств и методов, которые могут быть использованы при розыске как самим оперативным работником, так и оперработником с привлечением соответствующих специалистов. Однако в любой ситуации применение специальных знаний в розыскных целях должно отвечать, с одной стороны, требованиям уголовно-процессуального законодательства, а с другой - все права и обязанности специалиста, предусмотренные ст.58 УПК РФ, распространяются на сведущих лиц, которые привлекаются для участия в оперативно-розыскных мероприятиях. Необходимо подчеркнуть, что материалы графологического исследования, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, до обличения их в форму, предусмотренную уголовно-процессуальным законодательством, никаких правовых последствий не влекут и не являются основанием для ограничения прав, свобод и законных интересов физических лиц.

Технико-криминалистические средства и методы собирания и исследования материальных носителей информации, так же, как криминалистические подходы к оценке результатов исследований и их использованию в доказывании, могут успешно примеряться при производстве по гражданским, арбитражным делам, лам об административных правонарушениях. [10]

Расширение практики использования графологического метода при подборе кадров, при проведении оперативно-розыскных мероприятий, в уголовном, гражданском, арбитражном процессе и других сферах общественной жизни ставит вопрос о том, насколько графологические исследования удовлетворяют требованиям научной обоснованности, надежности и нравственной безупречности. Главным гарантом эффективности применения психолого-почерковедческого метода является профессионализм графолога. Вместе с тем, морально-психологические качества личности графолога должны соответствовать высокому уровню его профессиональных знаний и умений, ведь от честности, принципиальности, настойчивости последнего во многом зависит результативность использования метода. Сегодня анализ морально-этических основ применения графологического метода является актуальной исследовательской задачей. Как известно, соблюдение норм нравственности рассматривается в качестве обязательного условия при использовании современных научно-технических достижений в борьбе с преступностью.

§2. Виды графологии

Среди методов получения криминалистически значимой информации, впитавших в себя многовековой опыт проведения графологических исследований, хотелось бы выделить так называемые "психологию шрифтов", "компьютерную графологию", психографию, диагностику психологического состояния по "реперной" букве и некоторые другие.

"Психология шрифтов". В последние годы XX века психолог Арик Сигман по заказу известной компании "Lехmагк" разработал "новую графологию", названную им "психологией шрифтов", в рамках которой попытался установить взаимосвязь между характером человека и используемыми им шрифтами при написании текстов на компьютере и печати документов. [11]

Как установил Сигман, в самом общем случае мужчины предпочитают использовать буквы прямолинейных очертаний, тогда как женщины выбирают шрифты более обтекаемые и мягкие по форме. Отмечена связь между психологическими особенностями личности с выбором распространенных гарнитур: так, "строгий" Times говорит о респектабельности автора, "мягкий" Courier - о чувствительности натуры, "развязная" Verdana выдает человека современного и смелого в поступках. [12] Важную роль играет размер шрифта и особенно разница в размерах между заглавными и строчными буквами. Свое исследование А. Сигман адресовал, прежде всего, не экспертам-психологам, а рядовым пользователям. Подойдя к выбору шрифта осознанно, можно добиться нужного эффекта в его восприятии читателем, что полезно при поиске работы, улаживании ссор и в сотне других ситуаций, с которыми приходится сталкиваться современному человеку в повседневной жизни.

"Компьютерная графология". В последнее время на базе классической графологии происходит формирование нового направления применения технико-криминалистических знаний в области психолого-почерковедческой диагностики личности. Использование компьютерных технологий при изготовлении документов приводит к некоторой потере криминалистически значимой информации об авторе и исполнителе таких документов. Одновременно с исчезновением ряда криминалистических признаков появляются новые. При работе за компьютером в специфической манере исполнения документа проявляется человеческая индивидуальность, т.е. "компьютерный почерк" конкретного лица. По индивидуальной манере выполнения документов на компьютере можно определить отдельные личностные особенности исполнителя, выражающиеся в стиле программирования, в предпочтительных настройках параметров "рабочего стола" или выборе "обоев" на экране монитора. [13]

Индивидуальной является также манера работы с клавиатурой или мышью. Все это способствует изучению параметров "компьютерного клавиатурного почерка", позволяющих идентифицировать исполнителя документа, в том числе в целях обеспечения своевременного расследования преступлений. К таким параметрам относятся: скорость ввода символов, характеризуемая временными интервалами, затраченными на ввод отдельных букв; изменение скорости набора, т.е. различие временных интервалов между последовательными нажатиями на клавиши клавиатуры или кнопки "мыши"; анализ альтернативных вариантов набора, т.е. уяснение, нажатие каких клавиш предшествовало нажатию реально выбранной; использование основной или дополнительной частей клавиатуры для набора; предпочтение в применении функциональных или "горячих" клавиш. [14]

Так, длительный поиск следующей клавиши может свидетельствовать о стрессовом состоянии, вызванном депрессией. Равномерный набор символов указывает на пунктуальность, аккуратность человека, его способность к рутинной работе. Равные паузы между словами показывают уверенность в себе пользователя, отсутствие негативных эмоций. Если временные интервалы между словами значительно выше, чем интервалы между нажатиями при наборе слов, то это может служить отражением истеричности, склонности к позерству или артистизму. Вариабельность временных интервалов между набором отдельных слов присуща морально неустойчивым людям, работоспособность которых меняется в зависимости от настроения или спровоцированной активности (вдохновения). Наблюдаемая отрицательная дифференциальная характеристика - от высокой скорости в начале набора до снижения темпа к концу - говорит об утомлении, испытываемом пользователем компьютера.

Каждый пользователь компьютера владеет определенной совокупностью специализированных программ по формированию текстов. Навыки владения ими для каждого оператора индивидуальны, относительно устойчивы и отображаются в документе, являясь идентифицирующим признаком исполнителя. Даже в случае удаления электронного файла на магнитных носителях остаются следы, которые могут помочь эксперту-криминалисту при его исследованиях. Из-за изменений в состоянии здоровья и повышения профессионального мастерства с течением времени клавиатурный почерк у пользователя меняется. Смена клавиатуры с мягкой на более жесткую, с обычной - на эргономическую, у которой другое расположение клавиш, тоже вносит свои коррективы. Работоспособность человека, его темперамент, реакция и манера работать с клавиатурой претерпевают колебания в зависимости от сезона, рабочей нагрузки, близости выходных, праздничных дней или отпуска.

"Компьютерную графологию" можно применить для определения профессии или культурной среды испытуемого. Для этих целей рассматривается реакция и скорость ввода определенных слов. Далее идет сравнение со словарем, в котором по профессиональным терминам или типичным жаргонным словосочетаниям определяются возможные профессии или образ жизни исполнителя текста. Скорость набора терминов может резко измениться в зависимости от отношения к ним: знаком ли с ними испытуемый, имеют они для него негативную окраску, знает ли он их значение. При встрече знакомых терминов из профессии или жизни скорость увеличивается, для незнакомых слов будет ярко выражено обдумывание и, соответственно, "торможение" при наборе символов.

В упрощенном варианте можно "просчитать" отдельные составляющие темперамента или характера человека, быстроту его реакции. Реакция на показанные на дисплее какие-либо тестовые фигуры или на смоделированные с провокационной целью "неполадки" в работе компьютера у холериков, сангвиников или флегматиков, естественно, будет различной.

Психография. Нередко выполнение рукописного текста сопровождается какими-либо рисунками или узорами. Такие элементы художественного творчества могут быть оставлены в записной книжке, рабочем дневнике или на полях печатного издания. Анализ подобных изображений с использованием психографического метода позволяет определить личностные особенности человека.

Разработчик психографического метода на основе типологизации рисунков, английский искусствовед Г. Рид исходил из следующей гипотезы: все многообразие форм художественного выражения можно свести к восьми видам, которые коррелируют с элементами типологии К. Юнга. [15] Проведя типологизацию 25 тысяч рисунков детей и более 10 тысяч рисунков взрослых различных специальностей с самыми разнообразными формами художественного выражения, Г. Рид обнаружил, что все это множество принципиально можно разделить на восемь типов. Разработанная им типология рисунков вполне пригодна для классификации любых рисунков, созданных людьми, независимо от их возраста, пола, квалификации и рода занятий. Для обозначения восьми типов рисунков Г. Рид использовал следующие понятия: эмфатический, гаптический, ритмический, структурный, органический, перечисляющий, декоративный, имажинарный, для каждого из которых выделил основные характеристики.

Психогеометрия. Психогеометрический метод опирается на учение о психологических типах К. Юнга и теоретические представления о функциональной асимметрии больших полушарий головного мозга. Легко заметить пересечение психогеометрической типологии личности со многими другими классификациями типов личности, разработанными как в классической, так и в современной психологии.

В первой половине XX столетия графологом из Сан-Франциско Энн Махони был предложен тест, в котором необходимо было в порядке предпочтения расположить геометрические фигуры (круг, квадрат, треугольник) и ломаную линию, где круг символизировал одобрение, чувственность, дружеское отношение, игривость; квадрат - ощущение безопасности, преобладание в характере логики, практического подхода к действительности, желание создать прочную базу; треугольник - агрессию, оценку собственного успеха выше эмоциональной вовлеченности, отсутствие усидчивости; ломаные линии - наличие воображения, индивидуальность, увлеченность философией, поэзией, музыкой и подход к оценке других людей по их внутренним качествам, а не социальному статусу. [16]

В порядке апробации новых оригинальных психодиагностических методов, перспективных для применения в кадровой работе и деятельности правоохранительных органов, на протяжении нескольких лет при проведении плановых психодиагностических мероприятий предлагал слушателям ряда высших учебных заведений г. Алматы, осуществляющих подготовку сотрудников для правоохранительных органов, выполнить психогеометрический тест параллельно с написанием психологического автопортрета для получения образцов скорописного почерка. [17] Процедура обследования состояла в следующем: респонденту предъявлялся стимульный материал - пять стандартных, вырезанных из бумаги карточек, с изображенными на них геометрическими фигурами: квадратом, треугольником, прямоугольником, кругом и зигзагом. Требовалось выбрать ту из них, которая первой привлекла внимание, наиболее понравилась, в отношении которой можно было бы сказать: "Это я". Оставшиеся четыре фигуры ранжировались в порядке убывания предпочтений. По завершению процедуры тестирования определялся геометрический ряд, в котором фигуры располагались в зависимости от их привлекательности для обследуемого.

Считается, что фигура, выбранная первой - основная или субъективная форма, позволяющая определить доминирующие черты характера и особенности поведения. Остальные четыре фигуры - это своеобразные модуляторы, степень влияния которых убывает с увеличением порядкового номера. Важное значение имеет последняя фигура: она вызывает антипатию, негативное к себе отношение тестируемого, указывает на форму человека, взаимодействие с которым будет представлять для респондента наибольшие трудности.

Для дальнейшего исследования фиксировался выбор первой (самой предпочитаемой), второй (предпочитаемой) и последней (отвергаемой) фигур.

Всего было обследовано более 400 человек, представлявших различные возрастные, образовательные, половые, национальные и социальные группы. Наиболее предпочитаемой геометрической фигурой для 41% респондентов оказался квадрат, далее в порядке убывания: круг - 27%, треугольник - 14%, прямоугольник - 11% и зигзаг - 7%. В целом, в качестве первой или второй фигуры квадрат назывался в 74% случаях из ста. Среди отвергаемых фигур бесспорным лидером оказался зигзаг (72%), далее прямоугольник (11%), треугольник (9%), круг (6%) и квадрат (3%). Таким образом, респонденты идентифицировали себя чаще всего с квадратом и как отвергаемую фигуру выделяли зигзаг. [18]

На основании полученных данных можно констатировать частичное подтверждение достоверности результатов психогеометрической диагностики личности, но также и предостеречь от ее использования в качестве серьезного психодиагностического инструмента без дальнейшей экспериментальной доработки.

Нельзя не заметить внешнее совпадение форм фигур психогеометрического теста с отдельными особенностями в скорописном почерке. В наибольшей степени это относится к общим признакам почерка - признакам геометрического построения (например, особенности связи), а также подписному почерку (например, конструкция подписи). При наличии значимой корреляции между психогеометрической типологией и особенностями почерка появляется возможность их комплексного использования в психодиагностической практике. Сам по себе психогеометрический тест прост и удобен в работе, однако его можно использовать лишь до тех пор, пока тестируемому не станет известна интерпретация выбранных фигур. Для психогеометрии, как и для других проективных методик, характерен глобальный подход к оценке личности, что, естественно, приводит к снижению достоверности информации. Этим и определяется значение обязательного соотнесения "проективного материала" с результатами других исследований, в частности психолого-почерковедческих.

Диагностика по "реперной" букве . В начале 90-х годов прошлого века российским криминалистом Г. Аминевым была разработана оригинальная методика исследования почерка подозреваемого, названная им "Психодиагностика почерка подозреваемого в убийстве". [19]

Суть метода, предложенного Г. Аминевым, заключается в следующем: подозреваемому, не признающему вину, предлагается собственноручно написать, чем он занимался в день совершения убийства. Зная о том, что все излагаемые сведения будут тщательно проверены, подозреваемый старается вспомнить даже мельчайшие подробности, и тем самым как бы мысленно повторно "проживает" те события, которые описывает. Когда подозреваемый подходит к описанию того временного интервала, в который было совершено убийство, он начинает излагать то, что свидетельствует о его непричастности к преступлению, или ссылается на забывчивость. Однако инерция мышления, психологическое "вчувствование" к этому моменту настолько возрастают, что попытки убедительно изложить собственное алиби сопровождаются "прокручиванием" в сознании подозреваемого "кадров" подлинного события, перед его глазами возникает картина совершенного убийства.

Такое психологическое состояние, безусловно, находит отражение в почерке подозреваемого. Г. Аминев предложил исследовать букву "р" в почерке данного лица, являющуюся, по его мнению, ключевой для такого почерковедческого анализа. Действительно, в букве "р", благодаря ее удлиненному вертикальному штриху, четко отражаются и выявляются происходящие изменения в почерке. Кроме того, буква "р" наиболее удобна для метрического измерения высоты и сравнительно часто встречается в текстах. [20]

После исполнения подозреваемым рукописного текста специалист-почерковед измеряет длину вертикальных штрихов во всех буквах "р", встретившихся в документе. Исходя из содержания, текст разбивается на части в зависимости от времени описываемых подозреваемым событий. Для каждого из временных интервалов рассчитывается средняя высота буквы "р", которая отмечается на построенном графике. Соединенные точки средней высоты буквы "р" образуют линию графика, вершина которой - графическое отображение пиков нервного напряжения подозреваемого. Время суток, на которое выпадает пик графика, будет, скорее всего, предполагаемым временем совершения преступления. Тем самым существенно экономятся силы и время при проведении следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а также появляется возможность применения высокоэффективных приемов психологического воздействия на подозреваемого во время его допроса.

Из описанной выше технологии применения метода видно, что он построен на использовании так называемой "реперной" буквы, роль которой в языках, построенных на основе кириллицы, исполняет буква "р". Этот метод, представляющий собой одну из разновидностей метода криминалистического распознавания, осуществляемого на предположительном (вероятностном) уровне, применим и для перепроверки установленной, а не только предполагаемой причастности подозреваемого к содеянному, когда он признает вину, собственноручно написав свои показания. Эффект применения данного психодинамического метода снижается тогда, когда он применяется спустя значительный временной интервал после совершения преступления.

Оценка достоверности сообщаемой информации по почерку . Весьма близким к методу диагностики психологического состояния по "реперной букве" является метод, используемый в российской полиграфологии в целях предварительной оценки достоверности сведений, сообщаемых участниками проверки на полиграфе - "детекторе лжи". [21] Данный метод предназначен для выявления изменений в почерке в процессе изложения информации, не соответствующей действительности, при написании объяснительных в связи с проведением разного рода расследований. В основу метода положена гипотеза, согласно которой такие эмоции, как страх разоблачения и страх наказания, сопровождающие ложь в ходе ее детекции, должны найти свое отражение в рукописном тексте. Достоверность метода, по мнению его создателей, составляет 82%.

Исследователями были разработаны две схемы написания объяснительных. Первая носит форму заявления. Ее особенностью является то, что она пишется по принципу "зебры": "нейтральные" темы перемежаются с абзацами, непосредственно касающимися расследуемого события. Вторая схема имеет форму ретроспективного изложения обстоятельств дня события с их максимальной детализацией. Анализ объяснительных начинается с оценки общей формы письма и выделения участков с визуально просматривающимися изменениями признаков почерка. Создатели методики выделяют пять основных особенностей, характеризующих почерк, которым выполняется текст, содержащий ложную информацию: изменение в межстрочном интервале (уменьшение или увеличение); изменение в высоте букв (как правило, уменьшение); изменение в нажиме (усиление или уменьшение); изменение в межбуквенном интервале (как правило, уменьшение); изменение размеров полей слева и справа (особенно уменьшение правого поля). Немаловажное значение имеет оценка смысловой значимости текста при написании объяснительных в форме ретроспективного изложения обстоятельств дня события (в первую очередь, на наличие так называемых "проговоров"). [22]

Отличительной особенностью использования данного метода на практике является возможность незамедлительной перепроверки полученной информации в ходе психофизиологического исследования с использованием полиграфа.

Графометрия. На протяжении жизни архитектоника письма каждого человека меняется, иногда весьма заметно. В графометрии сравниваются детские каракули человека с его почерком в юношеские годы, период зрелости, в старости. Изучая почерк в его эволюции и динамике, Э. Гобино, Р. Перрон и другие ученые по детскому почерку пытаются судить о том, как формируются основы характера человека, что может позволить предвосхитить, если не исправить, некоторые нравственные изъяны. [23] Кроме того, изучив становление динамического стереотипа у ребенка, легко проследить, какие из особенностей сохранятся, а какие исчезнут в почерке взрослого. Такой подход позволяет выявить более тонкие нюансы в сложной зависимости между письмом и личностью, чем при сравнении почерков разных людей, поскольку человеческая натура формируется под влиянием внешней среды, и важно не пропустить новый этап в эволюции характера, чтобы сопоставить его с изменениями в почерке.

Специалисты в области графометрии считают, что поддаются определению уровень развития личности, ее культура, некоторые профессиональные навыки, склонности, волевые качества, эмоциональность, иногда даже творческие способности и воображение, а также психические отклонения от нормы. Основным методом при определении криминальной направленности личности они не без оснований считают сравнение почерков законопослушных граждан и преступников.

Одной из основных задач графометрии во все времена было преодоление субъективизма при исследовании почерка. Однако объективизация и формализация процедуры измерения характеристик почерка, а также установление корреляционных зависимостей их с параметрами личности не позволили достичь ожидаемых результатов в полном объеме. Отдельные неудачи графометрии X. Кноблах объясняет непониманием исследователями природы почерка, в частности такого важнейшего его свойства, как целостность. [24]

Таким образом, подводя итог выше сказанному, можно отметить, что современная графология имеет множество разновидностей, но всех их объединяет одна цель - установить свойства личности. Применительно к теме нашей дипломной работе нас в большей степени интересует свойства личностей лиц, участвующих в производстве по уголовному делу.

Глава 2. Проблемы исследования личностных свойств исполнителя анонимного документа

§1. Возможности установления и розыска исполнителя рукописного документа с использованием психолого-почерковедческого метода

Изучению различных аспектов экспертной идентификации и диагностики личности преступника большое внимание в своих работах уделяли многие видные отечественные ученые и практики. Вместе с тем, в юридической литературе недостаточно широко освещались вопросы, касающиеся деятельности следователей и оперативных работников по установлению и розыску авторов и исполнителей анонимных документов, которые могут осуществляться на основе выделения личностных свойств анонима по признакам почерка. Определение психологического статуса исполнителя анонимного документа - это комплексное криминалистическое исследование, опирающееся на научную информацию из области психологии, физиологии, почерковедения, наряду с определением пола, возраста, национальности, профессии, психических отклонений и др., являющееся актуальной и важной задачей, стоящей перед оперативными работниками правоохранительных органов, занимающимися розыском авторов анонимных документов. Актуальность научной разработки данной проблемы и создания соответствующей методики обусловлена, в первую очередь, интересами практики.

Иногда понятия "установление личности" и "ее отождествление" трактуют как однозначные. Это обусловлено тем, что зачастую наблюдаются как совпадение результатов обоих процессов, так и совпадение объектов установления и отождествления личности. Между тем указанные понятия соотносятся как общее и частное и имеют различную природу. В целом, процесс установления и отождествления личности является многоступенчатым и может быть реализован в различных формах: розыск, задержание, опознание, экспертиза. Теорию криминалистического установления личности можно рассматривать как возникшую на определенном этапе развития науки совокупность систематизированных знаний, объясняющих особенности отображения информационных свойств устанавливаемого лица, возникновения материальных следов, содержащих информацию о нем, получение информации об устанавливаемом лице с помощью научно-технических методов и средств; построение его модели на основе собранной информации и организацию поисковых мероприятий по установлению личности. [25] Собственно криминалистическое установление личности - это деятельность правоохранительных органов, в ходе которой с использованием криминалистических средств, приемов и методов происходит выявление, фиксация и исследование информации о свойствах и признаках искомого лица, существенных для раскрытия и расследования преступления, моделирование его образа, проводятся оперативные мероприятия и следственные действия по его установлению.

Криминалистическое установление личности ситуационно обусловлено. Стационарной является ситуация, когда криминалистическое установление личности осуществляется при наличии лиц, подлежащих установлению, в распоряжении или под наблюдением следователя или оперативного работника. Поисковой считается ситуация, когда в распоряжении субъектов установления не имеется лица, подлежащего установлению, и необходимо организовать его поиск. Способ розыска исполнителя анонимного документа, т.е. совокупность приемов и средств, необходимых для рационального решения данной задачи, определяется оперативным работником в строгом соответствии со ст. ст.6 и 7 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности". На практике сотрудникам правоохранительных органов чаще всего приходится применять весь комплекс методов и вести розыск одновременно по всем направлениям. При этом на различных этапах установления и розыска анонима тот или иной метод может выступать как доминирующий, а остальные - как вспомогательные. В зависимости от вновь получаемых оперативных данных доминирующий метод розыска может быть изменен.

В информационном аспекте обнаружение признаков, несущих сведения об объекте, представляет собой отбор лишь таких из имеющихся сигналов, которые содержат поддающиеся смысловой интерпретации данные. Информативность признаков создает объективные предпосылки к их обнаружению, реализуемые через сознательную деятельность. Для эффективной розыскной работы по выявлению анонима необходимо проанализировать большое число признаков, могущих указать на его личность. Выявление критериев идентичности и похожести возможно путем анализа и сопоставления:

обстоятельств, связанных с фактом распространения анонимных документов (место, время, способ распространения, количество и вид распространенных документов, периодичность распространения, возможное число участников и т.д.);

предполагаемого облика автора анонимного документа (внешние приметы, примерный возраст, уровень и профиль образования, место работы, учебы, местожительство, национальность, возможные экстремистские проявления в прошлом и т.д.);

способов изготовления и размножения документов;

характерных особенностей почерка, шрифта пишущей машинки или другого печатающего устройства (формула почерка, топографическое расположение текста, дефекты шрифта, индивидуальные особенности принтера и т.д.);

содержания текста (тематика документа, заголовок, характерные слова и словосочетания, подпись в документе и т.д.). [26]

Последовательность розыска анонима с точки зрения криминалистики может быть представлена следующим образом. Установление групповой принадлежности является одним из первых этапов проведения розыскных мероприятий, необходимых для определения направления поиска и выявления признаков, по которым разыскиваемое лицо можно будет впоследствии идентифицировать. Конечная же цель сводится к установлению тождества. При розыске исследование по установлению групповой принадлежности субъекта (исполнителя документа), как правило, преследует задачу его дальнейшей идентификации. Групповая принадлежность субъекта определяется по совпадению совокупности его признаков с признаками, характеризующими определенную группу исполнителей. Чем меньше по объему выделенная группа, объединенная общими признаками, тем более быстрым становится решение задачи идентификации конкретного лица.

Естественно, что признаки групповой принадлежности, как и классификационные признаки, позволяют выделить не конкретного человека, а группу лиц, обладающую общими особенностями, совпадающими с признаками разыскиваемого лица, среди которых предположительно оно может находиться. К признакам групповой принадлежности может быть отнесена любая особенность почерка, в той или иной степени характеризующая конкретную группу лиц. Как отмечал В.С. Мерлин общие, закономерные и типичные для определенной группы людей условия жизни формируют столь же типичные свойства личности. [27] Признаки, типичные для определенной личности, в то же время являются типичными для определенных социальных групп и социальной среды в целом. Иными словами, в почерке и письменной речи отражаются два рода особенностей: характеризующие личность автора и характеризующие окружающую его социальную среду. К первым относятся: половая принадлежность, национальность, образование, возраст, профессия, специальность, место работы и жительства, семейное положение, возможная партийная принадлежность, социальное положение, психологические особенности. К особенностям второго рода относится информация о людях, с которыми непосредственно общается или общался аноним, а также информация об обществе или его части в целом. Последнее включает в себя, как подчеркивал Б.Г. Ананьев, определенный целостный образ жизни - комплекс взаимодействующих обстоятельств (экономических, политических, правовых, идеологических, социально-психологических и т.д.). [28] Характеризующие исполнителя анонимного документа и окружающую его социальную среду признаки отражаются в почерке, грамматических, лексических, стилистических особенностях письма, содержании документа, т.е. в признаках, содержащих криминалистически значимую информацию.

В силу того, что каждая личность конкретна и является частью истории, признаки письма и содержание документа несут в себе информацию о данной личности и том этапе исторического процесса, частью которого она является. Они свидетельствуют об образовании, возрасте, профессии личности и т.п.; о типовых прописях, орфографических и пунктуационных правилах, обязательных для всех пишущих; о словарных изменениях, обусловленных временем: историзмах, архаизмах и неологизмах; о конкретных явлениях и событиях, имевших место в период написания документа.

Таким образом, в рукописных документах отражаются признаки не какой-то неопределенной личности и неопределенного общества, а признаки конкретной личности и конкретного общества, при этом на основе извлеченной из почерка и письменной речи информации могут быть сделаны два основных предположения о личности анонима: как носителе индивидуальной, неповторимой совокупности письменно-речевых особенностей, а также как о представителе определенной социально-демографической группы. [29]

Из практики известно, что значительная часть распространяемых анонимных документов исполняется неискаженным или малоискажённым скорописным почерком, причем в большинстве случаев автор текста и его исполнитель являются одним и тем же лицом. Вместе с тем, отмечены случаи, когда автором и исполнителем анонимного документа выступают разные лица. Нередко исполнители анонимных документов прибегают к разнообразным ухищрениям, поэтому при исследовании анонимного документа необходимо выявить возможные признаки его необычного исполнения. При изготовлении таких документов исполнители стремятся исказить почерк, иногда выдают себя за несовершеннолетних, прибегая к типовой прописи, пишут левой рукой, изменяют наклон, конфигурацию букв, подражают почерку другого лица и т.п., используют необычные орудия и материалы письма (кисти, острые предметы и др.). Они могут умышленно изменять обычный стиль изложения, преднамеренно допускать синтаксические и орфографические ошибки. Чтобы скрыть настоящий облик и место проживания, в документах сообщают о себе вымышленные или взятые из источников массовой информации сведения.

Ухищренные способы изготовления анонимных документов и сильное искажение почерка исполнителя нередко не позволяют проводить розыскные мероприятия по установлению личности анонима путем сличения почерков. В таких случаях в начальной стадии избирается метод розыска по предполагаемому облику анонима на основе признаков, установленных путем анализа содержания документа и анализа почерка. Выделив по ним круг лиц, подлежащих углубленному изучению, оперативный работник сосредоточивает внимание на индивидуализации объекта розыска. Круг методов, используемых при этом, будет зависеть от конкретной оперативной ситуации.

Розыск авторов или исполнителей анонимных документов, в зависимости от обстоятельств дела и мастерства оперативного работника, может иметь ряд особенностей. При розыске по различным анкетным данным (чаще всего по личным делам) оперативных работников интересует пол, год рождения, национальность, место рождения, образование, место работы, должность, перемещения (географические и должностные), место жительства, информация о родственниках и связях лиц, причастных к созданию документа. Когда розыск ведется по медицинским данным, содержащимся в историях болезней, оперативных работников интересует наличие психических и соматических заболеваний, антропометрические данные (рост, вес, цвет глаз и т.д.). Для розыска с привлечением общественности большое значение имеет установление широкого спектра личностных черт, таких, как веселость (мрачность), общительность (замкнутость), усидчивость (непоседливость), педантичность (несобранность) и др., по которым можно выделить человека из коллектива путем опроса его членов. Перечисленные психологические особенности могут быть в той или иной степени определены и с использованием графологического анализа. Успех розыска во многом зависит от количества выявленных характерных признаков почерка и их индивидуальности.

Данные, входящие в анкету, историю болезни или указывающие на место и время создания документа, составляют совокупность практических сведений, интересующих оперативных работников, занимающихся розыском, и специалистов, исследующих документы в целях решения идентификационных и диагностических задач.

Бывает, что признаки почерка, необходимые для определения облика анонима, в силу тех или иных причин, остаются не выявленными, несмотря на объективно существующую возможность их обнаружения. Р.С. Белкин и А.И. Винберг отмечали, что закономерность обнаружения объектов криминалистического исследования, как и всякая объективная закономерность, проявляется как тенденция. [30] Возможность обнаружения информативных признаков почерка может остаться не реализованной в случаях, когда процесс отражения признаков под влиянием тех или иных условий протекал с отступлениями от присущих ему закономерностей; поиск признаков проводился не по всем особенностям почерка, а только по их части, которые в исследуемом документе могли не проявиться или проявиться слабо; поиск признаков проводился по методике, не отвечающей уровню современного развития науки; оперативный сотрудник-розыскник, осуществляющий поиск признаков, в силу своей некомпетентности, профессиональной неподготовленности или иных субъективных причин не сумел их обнаружить.

Последнее обстоятельство наводит на мысль о необходимости определения специфической совокупности психологических особенностей индивида, знание которых может облегчить работу сотрудников правоохранительных органов по установлению и отождествлению исполнителя анонимного документа. На наш взгляд, психологические особенности личности анонима, знание которых может оказать помощь оперативному работнику при розыске, должны быть заметны, очевидны для окружающих, они должны хорошо дифференцироваться от других личностных свойств. Их устойчивость и внешняя "проявленность" должны служить гарантией того, что представители общественности, к которым может обратиться за помощью оперработник, будут в состоянии правильно сориентироваться и дать нужную правоохранительным органам информацию. Важно и то, чтобы выделенные для розыска психологические признаки состыковывались с перечнями личностных свойств, установленными психологами в своих исследованиях.

Определение по признакам почерка, содержащимся в анонимных документах, психологических особенностей личности их исполнителей могло бы войти составной частью в комплексную криминалистическую почерковедческую методику, предназначенную для розыскников и специалистов экспертно-криминалистических и психологических служб, предложения о создании которой неоднократно высказывались в литературе. Комплексная криминалистическая методика, на наш взгляд, должна помочь объективизировать и интенсифицировать физический розыск анонимов за счет:

определения общефизических свойств личности исполните ля: пола, возраста, роста, типа телосложения, характера и степени развития зрительно-двигательного аппарата письма и пр.;

выявления субъективных (личностных) качеств человека:

типа высшей нервной деятельности, особенностей характера (аккуратность, точность, энергичность, настойчивость, неряшливость, смелость, трусость и т.п.), типа темперамента (холерический, сангвинический, меланхолический, флегматический), характеристик нервных процессов (возбудимость, устойчивость, сдержанность и пр.), деловых способностей (стиль работы, отношение к делу, постоянство в отношениях, умение комбинировать и т.п.);

установления социально-демографических данных о личности: национальности (родного языка), района проживания, уровня образования и т.д.;

определения навыков писавшего (профессиональных, чертежных, компьютерных и пр.);

выявления психофизиологических и патологических состояний лица в момент исполнения рукописи (сильного душевного волнения, возбуждения, утомленности, физической усталости, алкогольного или наркотического опьянения и др.). [31]

В методику можно было бы включить: переработанные и дополненные, с учетом происходящих изменений, существующие методики розыска исполнителей анонимных документов по почерку; адаптированные, с учетом специфики, ведомственные почерковедческие методики правоохранительных органов, имеющие практическую ценность; разработанную нами методику установления психологических особенностей исполнителей анонимных документов по почерку.

§2. Выделение психологических особенностей индивида в целях розыска исполнителя анонимного документа

Прежде чем приступить к рассмотрению обозначенной проблемы, необходимо решить две задачи: во-первых, чрезвычайно важно определиться, какие именно психологические свойства личности исполнителя анонимного документа необходимо знать оперативному работнику для успешного осуществления розыскного мероприятия (ответ на данный вопрос может дать дифференциальная психология и практический опыт работы розыскных подразделений правоохранительных органов); во-вторых, желательно определить структуру личности, на которую должен ориентироваться криминалист при проведении психолого-почерковедческого исследования. Очевидно, что исследовательская работа по установлению корреляции между личностными особенностями и почерком человека должна опираться на прочную психологическую базу. Признаки личности, достоверность и надежность выбора которых вызывает сомнение, сведут на нет результаты психолого-почерковедческого исследования, даже если почерковедческая часть работы будет выполнена безупречно.

Парадоксально, но в психологии до сих пор нет единого определения личности. Еще в 1949 году Г. Олпорт насчитал 50 определений, выражавших различные теоретические позиции авторов. Число определений постоянно растет, что отчасти связано с отсутствием у психологов обобщающих концепций о природе личностных переменных. [32]

В отечественной психологической науке также существует многообразие взглядов относительно понятия личности и ее структуры. [33] Большинство советских и российских психологов придерживаются позиции, согласно которой личность определяется не только генетическими, но социально-культурными факторами. Н.Н. Ланге еще в 1917 году писал, что "душа человеческой личности в 99% есть продукт истории и общественности". Л.С. Выготский считал, что "овладеть правдой" о личности нельзя, пока человечество "не овладело правдой" об обществе. В.Н. Мясищев, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, их ученики и последователи придерживались аналогичной точки зрения. Все это свидетельствует о том, что личность есть результат не только онтогенетического, но и филогенетического развития. Этот факт следует иметь в виду при исследовании свойств личности с помощью графологии.

В последние три-четыре десятилетия стали появляться теории личности как следствие применения многомерных методов, позволивших сформулировать ряд центральных психологических концепций, с помощью которых стало возможным проведение направленных исследований по проблемам формирования личности, транскультуральных различий, успешности деятельности и многим другим. В задачу нашего исследования не входит подробный анализ различных взглядов по проблеме определения понятия личности. Мы ориентируемся на определение личности как устойчивой системы социально значимых черт, характеризующих индивида в качестве представителя того или иного общества или общности. [34] Важнейшей особенностью личности, создающей возможность выявления не только индивидуального, но и типического, является относительная устойчивость и стабильность ее основных характеристик. Если бы это было иначе, попытки выявления относительно стабильных свойств, которыми оперируют экспертные методики, были бы обречены на неудачу.

Исследовать человека как личность - означает изучить не только его внешность, но, главным образом, его внутреннюю сущность. Познание личности возможно в рамках любой научной и практической деятельности при условии использования знаний из области психологии. В современной психологии личность изучается как в общей психологии, в разделе "психология личности", так и в дифференциальной психологии или психологии индивидуальных различий. Общая психология изучает личность как психическое образование, интегрирующее воедино все психические процессы; дифференциальная психология изучает особенности отдельных индивидов или групп людей, объединенных каким-нибудь общим признаком (возраст, пол и т.д.). В дифференциальную психологию также влились учение о темпераменте, характерология и т.д.

Прежде чем приступать к выделению признаков почерка, характеризующих те или иные психологические особенности, необходимо разобраться, каким образом определяются личностные свойства индивида в рамках дифференциальной психологии.

Существует множество способов изучения личности. Информация о ней может быть получена из трех принципиально различных источников. [35]

К решению поставленной нами задачи установления психологических свойств по почерку можно подойти как путем выделения отдельных черт личности, так и с использованием типологического подхода к описанию личности. Представители первого (атомического) подхода предполагают существование конечного набора базисных качеств, а личностные различия определяют степенью их выраженности. Они выделяют отдельные черты и стараются их измерить. Конечной целью такого исследования является описание и измерение всех черт личности. Атомистами (Кэттелл, Гилфорд) создана факторная теория личности. Основная гипотеза этой теории заключается в том, что если действия и цели составляют пару, т.е. определенная цель определяет некие действия, то они зависят от одних и тех же потребностей. Таким образом, изучая конкретные индивидуальные поступки и устанавливая корреляции между ними, выявляя отдельные группы действий, объединяемых общими устремлениями, можно дойти до фундаментальных побуждений, объясняющих все поведение человека.

Р.Б. Кэттелл подверг факторному анализу термины, характеризующие личность. Список терминов состоял из 171 "описательной переменной". Из них он составил 42 "грозди", тесно соединенные между собой, которые он определил как "поверхностные черты". [36] Затем по степени насыщенности различных черт каким-либо фактором Р.Б. Кэттелл выделил 16 факторов, из них путем дальнейшей факторизации он получил 4 фактора второго порядка. Таким образом, черты объединяют группы тесно связанных признаков и выступают как некоторые интегральные характеристики, обобщающие информацию, содержащуюся в данной группе признаков. Число черт определяет размерность личностного пространства.

Сторонники второго гештальтного подхода выделяют целостные, неделимые совокупности черт личности с учетом связи между их физическими или психологическими особенностями, называемые типами. Они считают, что существует конечное число типов, не сводимых к комбинациям отдельных личностных факторов, и каждого человека можно отнести к одному из них. Типологии известны в психологии с древнейших времен. Можно указать, например, на типологию темпераментов Гиппократа (IV век до н. э), К. Юнга (1923), Э. Кречмера (1925), Шелдона (1954). Типология Юнга, подразделявшего человечество на экстравертов и интровертов и выделившего на основании этого 16 типов личности, базируется на доминировании основных психических функций: мышления, интуиции, ощущения и чувства. Согласно Г. Олпорту (1956) человек может иметь от 2 до 10 главных черт, которые характеризуют образ его жизни. На уровне факторов второго порядка теория черт Р.Б. Кэттелла также смыкается с типологией. Типы объединяют группы похожих испытуемых и составляют иной набор объяснительных понятий, где в качестве имени понятия выступает название соответствующего типа, а содержание раскрывается описанием типичного (или усредненного) представителя.

Обобщая экспертную практику работы органов государственной безопасности СССР, Д.И. Ладанов разработал специальную схему изучения личности, состоящую из 9 пунктов: общие данные (социально-демографические характеристики), внешние признаки, жизненный путь, жизненные сферы, поведение, темперамент и характер, мотивация поведения, социальная адаптация, способности. Элементы схемы Д.И. Ладанова не во всем соответствуют представлениям о структуре личности в академической психологии, но обладают важным положительным качеством - наиболее полным образом соотносятся с потребностями розыскной практики правоохранительных органов и интерпретированы в понятиях, удобных для следственных, оперативных работников и, конечно же, экспертов. [37]

Применительно к автору и исполнителю анонимного документа ответ на вопрос об "общих данных" дается в рамках автороведческого (лингвистического) анализа текста, по возможности с использованием классификационных признаков почерка. Психологический анализ анонимного документа должен в идеале определить следующие характеристики личности: жизненные сферы, темперамент и характер, мотивацию поведения (направленность личности), социальную адаптацию, способности. Поставленная перед нами задача во многом отличается от чисто графологической: путем анализа почерка индивида необходимо выявить такие его психологические особенности, которые, наряду с другой установленной криминалистически значимой информацией, способствовали бы результативности розыска автора и исполнителя анонимного документа.

В связи с этим для целей настоящего исследования наибольший интерес представляет следующее подразделение личностных свойств исполнителя рукописного документа:

общефизиологические: пол, возраст, тип телосложения, особенности зрения;

психофизиологические - особенности центральной нервной системы;

психологические: темперамент, характер, личность;

социально-демографические: национальность, образование, место жительства, профессия;

патологические - особенности, возникшие в результате заболеваний. [38]

Большинство современных психологов признают, что личность человека определяется комплексом устойчивых признаков, таких, как темперамент, характер, чувственность, мотивации, способности, нравственность, привычки и другие свойства, обусловливающие ход мыслей и поведения, присущие конкретному индивиду в процессе его адаптации к различным жизненным ситуациям.

Таким образом, можно констатировать, что отсутствие единого подхода в современной психологии к понятию "личность" приводит к разнообразию в выделении личностных особенностей. При проведении психолого-почерковедческого исследования могут изучаться как психологические особенности-черты, так и типы. Выделенные "психологические розыскные черты" позволяют эффективно определять личностные параметры исполнителей анонимных документов противоправного содержания.

Глава 3. Использование графологии в раскрытии и расследовании преступлений

§1. Использование графологии на первоначальном этапе расследования преступлений

Научно-технический прогресс постоянно открывает все новые возможности использования достижений науки и техники в уголовном судопроизводстве. Сейчас даже самых глубоких профессиональных знаний следователя может не хватить для успешного расследования. Путь к установлению истины по многим делам оказался бы намного длиннее, целый ряд преступлений не удалось бы раскрыть, если бы следователи не использовали при этом специальные знания, т.е. знания, которые приобретаются путем целенаправленной подготовки и опыта работы для определенного вида деятельности в рамках той или иной профессии, исключая в данном случае профессию самого следователя.

Таким образом, при составлении плана на первоначальном этапе расследования следователь обязан продумать, каких специалистов, как и когда привлечь, наметить мероприятия, в которых они будут участвовать. Желательно, чтобы использование специальных познаний на первоначальном этапе было достаточно широким и плановым. Кроме того, при планировании важно предусмотреть научно-техническое и организационное обеспечение эффективности первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Для этого в плане должен быть приведен не только перечень научно-технических средств, но и конкретные тактические приемы их использования.

На первоначальном этапе расследования нужно планомерно применять специальные познания в форме экспертиз. Однако именно на данном этапе далеко не всегда используются богатейшие возможности судебной экспертизы, в особенности имеющие диагностический характер. Экспертизы назначаются несвоевременно, в постановлениях предусматриваются не все вопросы, которые могут быть решены на базе имеющихся материалов, допускаются иные ошибки, снижающие эффективность следствия. Круг экспертиз, вопросы, которые требуется разрешить при их производстве, материалы, необходимые для исследования, - все должно найти отражение в плане первоначального этапа расследования. При этом следователю целесообразно проконсультироваться с экспертами, соотнести свои потребности по делу с возможностями экспертного учреждения, а когда они не совпадают, запланировать производство исследований в другом криминалистическом учреждении, обладающем более широкими возможностями вследствие обеспеченности совершенной аналитической техникой, высокой квалификации сотрудников и др.

В связи с выше сказанным, применительно к рассматриваемому вопросу нашей дипломной работы следует уделить особое внимание подготовке образцов для графологического исследования.

Психолого-почерковедческий (графологический) анализ текста, с одной стороны, имеет дело с личностными характеристиками субъекта, а с другой - с почерком, в котором эти характеристики отражаются в опосредованной форме. Следовательно, необходимо определить, какие виды рукописных документов наиболее пригодны для данного вида криминалистического исследования. Руководствуясь классификацией В.Е. Семенова, составленной специально для анализа документов, можно сказать, что для психолого-почерковедческого исследования наиболее информативными являются письма, дневники, личные записи и другие свободные образцы почерка. [39] Если для автороведческо-лингвистического анализа минимальный объем текста составляет одну-две страницы[40] , то для анализа психологических особенностей личности по почерку можно использовать рукописный текст меньшего объема. Для дифференциации устойчивых личностных проявлений относительно кратковременных психических состояний желательно иметь не менее двух-трех документов, исполненных в разных условиях и с разрывом во времени. Достоверность выводов повышается, если специалист располагает информацией о социально-демографических характеристиках исполнителя, целевом назначении документа, условиях его составления, некоторых биографических данных. Следует отметить, что личностная характеристика человека по информации, которую содержит в себе почерк, может быть представлена только в вероятностной форме. Результативность психолого-почерковедческого изучения личности определяется сопоставимостью полученных при этом данных с теми, которые могут быть установлены с использованием специальных психодиагностических методик, предполагающих контакт с обследуемой личностью.

Правильный отбор образцов для проведения исследования имеет большое значение для объективизации полученных результатов. Необходимо, во-первых, снижение объема субъективных искажений, вносимых испытуемыми, во-вторых, уменьшение объема субъективных искажений, вносимых в процедуру организатором эксперимента. Выполнение первого требования было достигнуто за счет создания условий, при которых испытуемым была неясна истинная цель эксперимента - при написании в качестве образца почерка психологического автопортрета испытуемым указывалось на иную цель исследования: проверку умения излагать письменно свои мысли, лексического багажа, грамматики, но ни слова не говорилось об анализе особенностей почерка. Таким образом, внимание испытуемых было отвлечено от графики, и они не сосредотачивались на ее контроле. Второе требование было соблюдено за счет формализации процедуры исследования - испытуемым предлагалось в произвольной форме описать себя, опираясь на следующие вопросы плана:

детство (каким был ребенком, в какие игры играл, какие от ношения были с родителями, со сверстниками);

семья (какие отношения в семье, с родителями, женой, детьми, каков исполнитель в этих отношениях);

работа (что нравится и не нравится в выполняемой работе, какие отношения с коллегами, начальством, подчиненными);

за что исполнителя любят друзья, и кто они. За что ненавидят враги, и кто они;

каков исполнитель в конфликте или в ссоре;

каков исполнитель в экстремальной, опасной ситуации;

как и за что можно похвалить исполнителя, на что он обижается. [41]

Психологический автопортрет выполнялся на белых листах нелинованной бумаги формата А-4 объемом в 2-4 страницы. В качестве подложки использовались 2-3 листа бумаги того же формата без использования трафарета. Текст исполнялся шариковой или перьевой ручкой, так как исполнение текста карандашом, гелиевой ручкой или фломастером менее информативно. После составления психологического автопортрета исполнители указывали свои фамилии и инициалы, а также два-три раза расписывались. Таким образом, были получены свободные образцы как почерка, так и подписи.

Обобщение практики отбора образцов почерка для психолого-почерковедческого (графологического) исследования свидетельствует о том, что чаще всего почерковый материал получают путем переписывания какого-либо текста. [42] Выбор нами иного способа получения свободных образцов почерка путем составления психологического автопортрета имеет преимущества перед переписыванием контрольного текста, так как при сочинении и списывании у исполнителя срабатывает разная последовательность действий. В первом случае действие развертывается от фонемы к графеме, включая обобщенное фонематическое представление, основой которого является правильный звукобуквенный анализ. При этом отсутствует непосредственная опора на зрительный образ буквы и требуется уже выработанное представление о графеме, реализуемое в индивидуальной графике. На сформировавшийся образ буквы накладывается влияние психики, физических особенностей исполнителя, его интеллекта, темперамента и т.д. Логика действия при переписывании текста - от зрительно воспринимаемой буквы к ее графическому выполнению. Этот процесс гораздо проще по своей структуре и не столь индивидуален в проявлении. Исполнителю как бы навязывается тот или иной образ букв.

Таким образом, при проведении психолого-почерковедческого исследования большое значение имеют как признаки почерка, используемые в судебно-почерковедческой экспертизе, так и признаки, успешно применяемые графологами. [43]

Степень гармоничности письма определяется соразмерностью основных элементов письма и, по мнению многих авторов, позволяет судить об уровне одаренности личности, развитии умственных способностей, присутствии вкуса и внутренней культуре человека. Нередко рисунок отдельных букв может казаться некрасивым, с неправильностями, изломами, но вместе они образуют гармоническое целое. Степень гармоничности письма, по мнению графологов, отражает степень одаренности личности, развитие умственных способностей, присутствие вкуса, наличие внутренней культуры человека. Степень геометрической выдержанности определяется равномерностью линий, строк, полей, интервалов между словами и строками, нажима, общей выдержанностью письма. Она устанавливает уровень волевого развития человека, запасы нервно-психической энергии, работоспособность, развитие сдерживающих импульсов, уравновешенность психических проявлений, способность или неспособность к систематическому труду. Степень графологичности письма определяется величиной отклонения от прописей и отражает уровень самобытности личности, инициативу и степень разнообразия психологических проявлений. Чем сильнее отклонения от каллиграфии, тем больше основания считать, что, в каких бы областях не проявилась личность - духовной или материальной, в общественной или практической жизни, в науке или искусстве - всюду она не только не довольствуется одним приспособлением к условиям своей деятельности, но и стремится внести в жизнь что-то свое, новое и оригинальное.

Получив характерологические данные путем оценки почерка по основным графологическим категориям, графологи, как правило, переходят к детальному исследованию, которое заключается в выяснении характера нажима почерка, наклона, построения связи, штрихообразования, преобладания дуговых или угловых линий в письме, характера фигурации слов и отдельных букв и, наконец, в исследовании рисунка подписи. Такое исследование производится для того, чтобы установить характер отклонений почерка от каллиграфического образца, так как каждое отклонение непосредственно выявляет собой ту или иную сторону личности писавшего.

Основными требованиями, предъявляемые к сравнительным материалам являются достоверность, сопоставимость, надлежащее качество и достаточное количество.

Следователь должен убедиться, кем исполнен текст, направляемый им в качестве свободного образца (достоверность).

Сопоставимость понимается так, что образцы должны быть исполнены тем же шрифтом, теми же графическими символами, буквами того же алфавита или цифрами.

Надлежащее качество подразумевает, что образцы не должны допускать большого разрыва во времени, быть выполненными по возможности на сходной бумаге или бланке, аналогичным пишущим прибором и в тех же условиях.

Достаточное количество - это такой объем образцов, который обеспечил бы возможность полного и всестороннего сопоставления всех признаков, содержащихся в исследуемом тексте. Применение в настоящее время математических методов, основанных на вероятностной статистике, требует большого объема образцов.

Для решения задач могут быть представлены свободные образцы (выполненные до возникновения уголовного дела), условно-свободные и экспериментальные (исполненные по заданию следователя).

В качестве свободных и условно-свободных образцов могут быть представлены личные письма, записи в тетрадях, дневники, характеристики, объяснения, жалобы, служебная переписка и тому подобные тексты. [44]

Экспериментальные образцы подразделяют на обычные и специальные. Первые не требуют особых условий, а для отобрания специальных должны быть созданы условия, максимально приближенные к тем, в которых выполнялись исследуемые рукописи.

Экспериментальные образцы могут быть получены путем: диктовки текста, специально составленного для этой цели; самостоятельного письма, когда проверяемый по предложению следователя пишет произвольный текст (автобиографию, объяснение).

Перед получением экспериментальных образцов следователь должен: заранее подготовить соответствующие материалы письма (бумагу по формату, качеству, линовке или аналогичный бланк); составить специальный текст для диктовки, содержащий сочетания букв или слова, имеющиеся в исследуемом тексте. Иногда в интересах дела проверяемое лицо не должно доподлинно знать исследуемый текст или последний содержит нецензурные, оскорбительные выражения; создать условия, максимально приближенные к тем, в которых был выполнен исследуемый документ (плохая освещенность, неудобная поза и т.п.).

§2. Использование графологии на последующем этапе расследования

Выделяются следующие основные направления (формы) использования специальных познаний при расследовании преступлений:

консультации специалистов по специальным вопросам;

участие специалистов в производстве следственных действий;

производство экспертиз. [45]

Первая форма применения специальных познаний - консультационно-справочная является весьма эффективной в расследовании преступлений и состоит в консультировании следователя по специальным вопросам.

Второй формой применения специальных познаний по делам о налоговых преступлениях является участие специалиста при производстве следственных действий.

Третьей формой применения специальных познания при расследовании преступлений является производство экспертиз.

Остановимся более подробно на третьей форм использования специальных познаний, а в частности на почерковедческой экспертизе экспертизе.

В криминалистике в качестве документов выступают разнообразные материальные объекты, содержащие информацию об обстоятельствах совершенного или готовящегося преступления. Эта информация имеет определенное смысловое содержание и может быть выражена печатными или рукописными буквами, цифрами, символами, кодами.

Идентификационная экспертиза включает несколько стадий:

1) предварительное исследование поступивших материалов;

2) раздельный анализ исследуемых документов и образцов;

3) сравнительное исследование;

4) оценка результатов исследования.

На стадии предварительного экспертного исследования прежде всего проверяется выполнение правил оформления материалов на экспертизу. При неправильном оформлении они возвращаются обратно. Проверяется, все ли из перечисленных в постановлении исследуемых документов направлены, не допущены ли ошибки в указании их реквизитов в постановлении, конкретно ли определены непосредственные объекты исследования в этих документах. При проверке образцов определяется их качество и необходимый объем. Изучение перечня вопросов позволяет определить объем задания и конкретные его задачи. Неграмотно сформулированные в логическом и редакционном отношении вопросы могут быть переформулированы экспертом, но без изменения их содержания, то есть объема задания. В определенных случаях для уточнения объема задания, получения дополнительных материалов может быть сделан запрос. На этой же стадии обращается внимание, не применялись ли технические способы подделки подписей (или почерка каких-то небольших по объему записей), например, выполненных путем ксерокопирования, компьютерного сканирования и др. При наличии таких признаков почерковедческое исследование не проводится. В некоторых случаях на данной стадии могут быть обнаружены признаки изменения почерка, подписей, если они неквалифицированно выполнены. Более тонкие изменения выявляются в ходе последующих стадий исследования.

В процессе раздельного исследования анализируются идентификационные признаки в исследуемых документах и образцах, при этом оценивается их устойчивость, вариационность, частота встречаемости. При изучении устойчивости признаков устанавливается, настолько постоянно они повторяются в тексте, еще раз обращается внимание на наличие следов замедленных движений и других признаков, указывающих на изменение почерка, подписей. Вариационность определяется по наличию устойчивого выполнения одноименных знаков несколькими способами. Частота встречаемости признака является важнейшим свойством, определяющим его ценность, значимость. Она устанавливается по тому, насколько часто признак встречается в почерках разных лиц (одного и того же языка): чем реже встречается данный признак, тем он более ценен. Оценка частоты встречаемости признака, как правило, производится на основе профессионального опыта эксперта (качественно-эмпирический, или аддитивный, подход). Но она может быть оценена в выработанных почерках и на основе использования специально подсчитанных с помощью методов математической статистики количественных характеристик (коэффициентов), содержащихся в методических работах по почерковедческой экспертизе. Количественный подход позволяет объективизировать оценку частоты встречаемости признаков.

Для идентификации лица по почерку имеет значение и такое свойство частных признаков, как корреляция, то есть их взаимозависимость между собой, когда появление одного признака влечет за собой появление другого признака. Такие взаимозависимые, коррелирующие признаки не могут рассматриваться самостоятельными и учитываться каждый в отдельности при идентификации. Корреляцию важно учитывать при исследовании сходных почерков, при использовании математических методов, при компьютерном моделировании. Однако такие проблемы корреляции, как, например, насколько выражены закономерности корреляции в почерке, какими причинами она обусловлена и в каких группах признаков наиболее выражена, - еще не получили достаточной разработки в судебном почерковедении.

При больших объемах исследуемых текстов, высокой вариационности почерков, при большом числе проверяемых лиц производится так называемая разработка почерков, которая помогает сопоставлять признаки исследуемого текста и образцов при последующем сравнительном исследовании. Для этого на листе бумаги, разграфленном в виде таблицы, схематически воспроизводятся в соответствии с оригиналом начертания букв, в графе с левой стороны листа - письменные знаки исследуемого документа, с правой - образцов. Разработка позволяет проследить не только особенности выполнения отдельных букв, но и особенности навыка письма в целом.

При сравнительном исследовании сопоставляются выявленные общие и частные идентификационные признаки. Для сравнения используются только те признаки, которые были оценены при раздельном исследовании как устойчивые или являющиеся вариантами этого почерка. В первую очередь используются редко встречающиеся признаки. Если в данном почерке они отсутствуют, то число идентификационных признаков эксперт увеличивает, исходя из своего опыта.

Сравнительное исследование подписей производится путем сопоставления прежде всего с образцами подписей тех лиц, от имени которых они выполнены, а затем уже с почерком и подписями лица, который мог их подделать. Если это вымышленные лица (о чем должно быть сообщено в постановлении), сравнение производится сразу с почерком и подписями предполагаемого исполнителя.

Сравнительное исследование позволяет окончательно решить вопрос о наличии изменений в почерке, выполнении подписей с подражанием и т.д.

На стадии раздельного и сравнительного анализов используются оптические приборы (например, стереоскопический микроскоп), крупномасштабная съемка, телевизионная установка или дисплей компьютера для выявления следов замедленных движений, обводки, изучения направления движения и других графических особенностей выполнения письменных знаков. Нажим изучается с помощью электронной системы "Densitron". [46]

Могут быть применены различные математические методы. Taк, с помощью измерительно-статистических методов, в частности метода дисперсионного анализа, можно уточнить, являются ли выявленные различия в написании одноименных букв вариантами одного и того же почерка или разных.

В особо сложных случаях исследования почерковых объектов, содержащих малый объем графического материала, могут быть применены компьютерные технологии. К таким случаям относятся краткие записи (особенно цифровые), тексты, выполненные печатным шрифтом, подписи, имеющие безбуквенную транскрипцию или выполненные с подражанием, с большой степенью сходства и др. Применение компьютерных технологий позволяет расширить объем почерковой информации, особенно за счет мелких количественных характеристик почерка, которые не воспринимаются зрением.

Оценка результатов сравнительного исследования является наиболее сложной стадией, так как здесь требуется принять окончательное решение на основе полученных результатов сравнительного исследования. На этой стадии оцениваются уже не отдельно взятые признаки, а их совокупности. Оцениваются как совпадения, так и различия и определяется, какие из них более существенны. Если существенна совокупность совпадающих признаков, эксперт должен оценить, является ли она индивидуальной, то есть присущей только одному лицу. Число совпадающих признаков, необходимых для признания совокупности индивидуальной, может быть разным в разных случаях идентификации, так как это зависит от частоты встречаемости признаков.

Оценка индивидуальности выявленной совокупности признаков чаще экспертом производится тоже на основе аудитивного подхода, то есть профессиональных знаний и опыта. Но дать такую оценку значительно сложнее, чем, например, оценку частоты встречаемости отдельного признака. Поэтому здесь особенно важны качество и объем профессиональных знаний и опыта, другие личностные данные эксперта. [47]

Если оценка частоты встречаемости производилась с помощью количественных коэффициентов, то и оценка индивидуальной совокупности признаков почерка может быть определена количественно. С помощью вероятностно-статистического метода устанавливается величина степени вероятности выполнения текста именно данным лицом.

В литературе по судебному почерковедению содержатся таблицы с коэффициентами значимостей частоты встречаемости частных признаков. Имеются таблицы для заглавных и строчных букв. Методики определения значимостей признаков и суммарной значимости выявленной совокупности достаточно просты и могут быть использованы юристом при оценке обоснованности выводов, если в его распоряжении имеются такие таблицы и методика пользования ими. Например, идентификационная значимость выявленных совпадающих заглавных букв определяется следующим образом: отыскиваются в таблице выделенные экспертом информативные признаки, при этом порядок описания в заключении признаков должен быть выполнен в строгой последовательности: строение букв в целом, форма, направление, протяженность, вид соединения, количество, последовательность движений и относительное размещение букв и их частей.

В зависимости от того, какой пол исполнителя или он неизвестен вообще, представлены три таблицы идентификационных значимостей признаков. Категорический положительный вывод будет обоснован в том случае, если суммарная идентификационная значимость равна 10 единицам и более (при условии соблюдения рекомендаций методики). Положительной стороной данной методики является также то, что в ней определен так называемый доверительный уровень, то есть та вероятностная величина, которая в представительной выборке, значимой при расследовании уголовных дел, граничит с достоверностью. Это позволяет использовать вероятностные выводы в уголовно-процессуальном доказывании, которое все еще остается на качественном уровне. Наряду с оценкой совокупности совпадающих признаков обязательно должно быть объяснено происхождение имеющихся различий, которые, как правило, также выявляются при сравнительном исследовании. Они могут быть связаны с вариантностью почерка, недостаточным сходством условий выполнения исследуемых текстов (подписей) и образцов и т.д. Отсутствие в заключении объяснений происхождения различий делает его необоснованным.

В судебном почерковедении разработаны и другие методики решения вопросов, возникающих при исследовании рукописных документов. Нетрадиционной методикой является идентификация конкретного исполнителя по степени нажима при выполнении письменных знаков. Данная характеристика почерка оказалась так же индивидуальной, как и совокупность признаков почерка. Однако эта методика не является столь же универсальной. Она не может быть применена при выполнении текста капиллярной ручкой; в том случае, когда письменные знаки вообще выполняются без нажима.

На основе выявления закономерных связей между отдельными личностными свойствами и состояниями исполнителя и особенностями почерка в судебном почерковедении разработаны научно обоснованные методики определения возраста, пола, национального языка, алкогольного, наркотического состояния, патологии органов зрения, травмы головного мозга, глубоких расстройств нервной системы, патологических нарушений психики.

Основываясь на признаках формирования почерка, изменений признаков в определенные периоды жизни у одного и того же лица, эксперт может установить период времени, в пределах которого мог быть выполнен исследуемый рукописный текст данным лицом, а также последовательность выполнения нескольких рукописных документов. Имеются вероятностно-статистические методики определения возраста исполнителя. Так, методика, разработанная в ЭКЦ МВД РФ, позволяет определить несколько возрастных групп: не более 19 лет, 20-24, 25-33, 34-37, 38-43, более 43 лет. [48] Почерк исследуемого текста должен иметь выработанность не ниже средней, не содержать изменений (как умышленных, так и непреднамеренных), определение может быть произведено по заглавным и строчным буквам. Объем текста зависит от значимости имеющихся в рукописи признаков почерка. Например, оптимальное количество заглавных букв, необходимое для принятия решения, - 10. Методика имеет компьютерный вариант и ручной. [49]

Для исследования текстов, выполненных намеренно измененным почерком, определения пола и возраста пишущего проводится судебно-почерковедческая экспертиза с применением математических методов и электронно-вычислительной техники. Алгоритм и программы, разработанные для ЭВМ, позволяют автоматизировать процесс исследования. Ограничены возможности судебно-почерковедческой экспертизы в отношении малообъемных почерковых объектов (подписей, кратких записей). Малообъемные почерковые объекты - предмет целого ряда разработок, связанных с применением кибернетики и математики в почерковедении. В этих целях разработан количественный метод исследования структурно-геометрических характеристик и признаков для дифференциации кратких, простых подлинных подписей. По сравнению с традиционным, указанный метод имеет большие разрешающие возможности. Разработаны количественные методы исследования нажима, ширины штриха кратких и простых подписей с помощью установки "Денситрон", которая улавливает разницу в цвете шести уровней нажима путем измерения знака и кодирования точек с большой точностью.

В настоящее время весьма успешно ведутся и разработки по установлению зависимости между признаками почерка и свойствами личности. В связи с этим возникает новый вид почерковедческой экспертизы - психолого-почерковедческая, которая играет огромную роль в составлении "портрета" исполнителя по почерку. Актуальность исследования свойств личности обусловлена потребностями судебно-следственной практики в установлении таких характерологических особенностей, которые позволили бы точно и объективно оценить мотивы совершенного деяния, способности виновного лица.

Заключение

Человек - это Вселенная, неисчерпаемая в своем многообразии. Почерк человека, как одно из ярких проявлений его личности, содержит массу информации об исполнителе рукописного документа. Криминалисты и психологи постепенно проникают в его тайны, шаг за шагом овладевают новыми знаниями. Первоначально почерк использовался только для идентификации писавшего, затем появились методики по установлению возраста и пола исполнителя рукописного документа. Сегодня на повестке дня стоит вопрос о создании методики, позволяющей определять по почерку отдельные психологические особенности личности исполнителя текста. Думается, что исследование проблематики, обозначенной авторами в пособии, может быть продолжено за счет разработки в творческом сотрудничестве со специалистами в области психологии, психофизиологии и криминалистики унифицированной методики диагностирования по почерку свойств личности.

Безусловно, требуется время, чтобы графологический анализ нашел свое место среди других методов использования специальных знаний в борьбе с преступностью и работе по обеспечению безопасности государства в целом.

Изучение личности по почерку является трудоемким процессом, предполагающим наличие специальных знаний и соответствующих навыков у лиц, его осуществляющих. Внедрение графологии в практику работы правоохранительных органов предопределяет необходимость целенаправленной подготовки специалистов-графологов, которые могли бы проводить психолого-почерковедческие исследования на качественно высоком уровне независимо от того, кто является инициатором его производства. Методика проведения данного вида исследований отличается достаточной сложностью, а достоверность вывода графолога (как и при производстве почерковедческой экспертизы) напрямую зависит от его квалификации.

В настоящее время в России подготовка графологов, к сожалению, не ведется. Между тем графологию преподают в девяти германских университетах, в том числе в Гамбурге и Мюнхене, где с 1959 года введен государственный экзамен по графологии. Читаются курсы в Сорбонне (Франция), в университетах Цюриха, Берна (Швейцария), Нью-Йоркском университете. Графологи разных стран регулярно собираются на свои съезды. Существует Международное графологическое консультационное агентство.

Принимая во внимание вышеизложенное, автором была предпринята попытка обобщения богатейшего материала, накопленного за многолетнюю историю развития графологии; было проведено исследование некоторых актуальных проблем использования наработок графологии, в первую очередь, в ходе расследования преступлений. Не претендуя на всеобъемлющий характер проведенных изысканий, автор надеется, что выпускная квалификационная работа будет способствовать началу заинтересованного и конструктивного диалога по обозначенным проблемам в целях обеспечения эффективного использования результатов психолого-почерковедческого исследования в раскрытии и расследовании преступлений.

Список использованной литературы:

1. Конституция Российской Федерации. М., 1993.

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (с изменениями от 29 мая, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 30 июня, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 22 апреля, 29 июня, 2, 28 декабря 2004 г., 1 июня 2005 г., 9 января, 3 марта, 3 июня, 3, 27 июля, 30 декабря 2006 г., 12, 26 апреля, 5, 6 июня, 24 июля, 2 октября 2007 г)

3. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (с изменениями от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9,20 марта,19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 марта, 7 мая, 25 июня, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 11 марта, 8 апреля, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 21, 26 июля, 28 декабря 2004 г., 21 июля,19 декабря 2005 г., 5 января, 27 июля, 4, 30 декабря 2006 г., 9 апреля, 10 мая, 24 июля 2007 г)

4. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" (с изменениями от 18 июля 1997 г., 21 июля 1998 г., 5 января, 30 декабря 1999 г.,20 марта 2001 г., 10 января, 30 июня 2003 г., 29 июня, 22 августа 2004 г., 2 декабря 2005 г., 24 июля 2007 г)

5. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика: Учебник для вузов. М., 2001.

6. Автограф до востребования: поэтический сборник. Хабаровск, 2001.

7. Алесковский С.Ю. Графологический метод в оперативно- розыскной деятельности // В кн.: Проблемы формирования уголовно-розыскного права. М., 2002. Вып.5.С. 19-26.

8. Алесковский С.Ю. О возможностях психолого-почерковедческой диагностики. Алма-Ата, 1993.

9. Алесковский С.Ю., Аубакиров А.Ф. Нетрадиционная криминалистика: Учеб. пособие. Алматы, 2003.

10. Алесковский С.Ю. Основы графологии: учеб.-метод. пособие. - М.: Юрлитинформ, 2006. - 216 с. - (Б-ка криминалиста)

11. Аубакиров А.Ф., Алесковский С.Ю. Создание методики установления психологического портрета по признакам почерка. Алматы, 1997.

12. Аубакиров А.Ф., Гинзбург А.Я., Лившиц Ю.Д. Значение экспертизы при расследовании преступлений: Учеб.-методич. пособие. Караганда, 1991.

13. Бастыркин А.И. Криминалистическое исследование письма. Учеб. пособие. СПб., 2002.

14. Белкин Р.С. Репортаж из мастерской следователя. М., 1998. - С.43

15. Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. М., 1973

16. Буринский Е.Ф. Судебная экспертиза документов. СПб., 1903.

17. Власов В.П. О применении математических методов в почерковедческой экспертизе // Вопросы кибернетики и права. М., 1967.

18. Володина Н. Графология и судебное почерковедение / Володина Н., Орлова В. // Рос. юстиция. - 2000. - N 12.

19. Гомон Т.В. Судебно-автороведческая экспертиза текстов документов, составленных с намеренным искажением письменной речи: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1987.

20. Горгошидзе Л.Ш. Теоретические основы и методики решения судебно-почерковедческих задач экспертизы подписей, выполненных в необычных условиях: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1985.

21. Зуев-Инсаров Д.М. Почерк и личность. М., 1993.

22. Ильин Е.П. Изучение свойств нервной системы. Ярославль, 1978.

23. Ковров А.В. Психологическое изучение делового партнера. М., 1998.

24. Комиссарова Я.В., Семенов В.В. Особенности невербальной коммуникации в ходе расследования преступлений. М., 2004.

25. Криминалистика: Учебник.3-е изд. Под ред. А.Н. Васильева. М., 1980.

26. Криминалистическая энциклопедия / Под ред. Р.С. Белкина. Алматы, 1995.

27. Кулганов В.А., Юнацкевич П.И. Метод графологической психодиагностики личности // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. 1994. № 3. С.24-39.

28. Куприянова А.А. Теоретические основы и методика судебно-почерковедческих диагностических исследований: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1982.

29. Лисиченко В.К. Использование данных естественных и технических наук в следственной и судебной практике: Учеб. пособие. Киев, 1979.

30. Лисиченко В. К, Циркалъ В.В. Использование специальных знаний в следственной и судебной практике. Киев, 1987.

31. Лысенко А.Н. Теоретические основы определения возраста автора спорного документа // Актуальные проблемы теории и практики судебной экспертизы. М., 1989.

32. Обозов Н.Н. О чем расскажет почерк. СПб., 1993.

33. Образцов В.А., Богомолова С.Н. Криминалистическая психология: Учеб. пособие для вузов. М., 2002. Общие и частные признаки почерка / Альбом ВНИИСЭ. М., 1987.

34. Поврезнюк Г.И. Концептуальные основы криминалистического установления личности: Монография. Алматы, 2002.

35. Рождественская В.И., Голубева Э.А., Ермолаева-Гомилина Л.Б. Роль силы нервной системы в динамике работоспособности при разных видах деятельности / Проблемы дифференциальной психофизиологии. М., 1969.

36. Романова Е.С. Графические методы в практической психологии. СПб., 2004.

37. Сара Д. Тайны почерка. М., 1996.

38. Сиделъникова Л.В. Принципы разработки перечней признаков почерка в целях создания методик определения свойств личности по почерку / Теория и методика судебно-почерковедческого и технического исследования документов. М., 1988.

39. Справочник по графологии: Связь почерка с характером. - Тюмень, 1992. - 136 с.

40. Степанов А.А. Психографологический анализ почерка объяснительных записок при расследовании ЧП и его корреляция с результатами опроса на полиграфе / Материалы выступления на VI Международной научно-практической конференции "Актуальные проблемы специальных психофизиологических исследований и перспективы их использования в борьбе с преступностью". Сочи, 2003.

41. Судебно-почерковедческая экспертиза / Под ред. Е.Д. Добровольской, А.И. Манцветовой, В.Ф. Орловой. М, 1971.

42. Судебно-почерковедческая экспертиза в США // Обзорная информация ВНИИСЭ.М., 1976. № 6.

43. Фадеев В.В. Личностные компоненты развития письмен ной речи / Психология и психофизиология активности и саморегуляции поведения и деятельности человека: Сб. науч. трудов. Свердловск, 1989.

44. Фомин А.Я., Тарловский Г.Р. Статистическая теория рас познавания образов. М., 1986.

45. Фотографические и физические методы исследования вещественных доказательств / Под ред. Н.М. Зюскина и Б.Р. Киричинского. М., 1962.

46. Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. М., 1975. Вып.5.

47. Харазишвили Б.В. Критика буржуазных методов судебного почерковедения. Исторический очерк. Тбилиси, 1953.

48. Хускивадзе Т.Х., Погибко Ю.Н., Ефремов В.А. О возможности установления зависимости признаков почерка от свойств личности / Экспресс-информация ВНИИСЭ. М., 1982. № 1.


[1] См.: Белкин Р.С. Репортаж из мастерской следователя. М.,1998.- С.43

[2] См.: Алесковский С.Ю., Аубакиров А.Ф. Нетрадиционная криминалистика: Учеб. пособие. Алматы, 2003. – С. 14

[3] См.: Лисиченко В.К. Использование данных естественных и технических наук в следственной и судебной практике: Учеб. по­собие. Киев, 1979. – С. 11

[4] См.: Образцов В.А., Богомолова С.Н. Криминалистическая пси­хология: Учеб. пособие для вузов. М., 2002. – С. - 21

[5] См.: Судебно-почерковедческая экспертиза в США // Обзорная информация ВНИИСЭ. М., 1976. № 6.

[6] См.: Лисиченко В.К, Циркалъ В.В. Использование специаль­ных знаний в следственной и судебной практике. Киев, 1987. – С. 53

[7] См.: Степанов А.А. Психографологический анализ почерка объяснительных записок при расследовании ЧП и его корреляция с результатами опроса на полиграфе / Материалы выступления на VI Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы специальных психофизиологических исследо­ваний и перспективы их использования в борьбе с преступнос­тью». Сочи, 2003. – С.41

[8] См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, пер­спективы. Общая и частные теории. М., 1987. – С. 42

[9] См.: Поврезнюк Г.И. Концептуальные основы криминалисти­ческого установления личности: Монография. Алматы, 2005. – С. 31

[10] См.: Романова Е.С. Графические методы в практической пси­хологии. СПб., 2004. – С. 46

[11] См.: Комиссарова Я.В., Семенов В.В. Особенности невербаль­ной коммуникации в ходе расследования преступлений. М., 2004. – C. 131

[12] См.: Комиссарова Я.В., Семенов В.В. Особенности невербаль­ной коммуникации в ходе расследования преступлений. М., 2004. – C. 132

[13] См.: Алесковский С.Ю., Аубакиров А.Ф. Нетрадиционная кри­миналистика: Учеб. пособие. Алматы,2003. – C. 127

[14] См.: Комиссарова Я.В., Семенов В.В. Особенности невербаль­ной коммуникации в ходе расследования преступлений. М., 2004. – C. 131

[15] См.: Романова Е.С. Графические методы в практической пси­хологии. СПб., 2004. – С. 86

[16] См.: Образцов В.А., Богомолова С.Н. Криминалистическая пси­хология: Учеб. пособие для вузов. М., 2002. – С. 74

[17] См.: Алесковский С.Ю., Аубакиров А.Ф. Нетрадиционная кри­миналистика: Учеб. пособие. Алматы,2003. – C. 127

[18] См.: Алесковский С.Ю., Аубакиров А.Ф. Нетрадиционная кри­миналистика: Учеб. пособие. Алматы,2003. – C. 127

[19] См.: Фадеев В.В. Личностные компоненты развития письмен­ной речи / Психология и психофизиология активности и саморегуляции поведения и деятельности человека: Сб. науч. трудов. Свердловск, 1989. – С. 46

[20] См.: Фадеев В.В. Личностные компоненты развития письмен­ной речи / Психология и психофизиология активности и саморегуляции поведения и деятельности человека: Сб. науч. трудов. Свердловск, 1989. – С. 46

[21] См.: Степанов А.А. Психографологический анализ почерка объяснительных записок при расследовании ЧП и его корреляция с результатами опроса на полиграфе / Материалы выступления на VI Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы специальных психофизиологических исследо­ваний и перспективы их использования в борьбе с преступнос­тью». Сочи, 2003. – С. 42

[22] См.: Степанов А.А. Психографологический анализ почерка объяснительных записок при расследовании ЧП и его корреляция с результатами опроса на полиграфе / Материалы выступления на VI Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы специальных психофизиологических исследо­ваний и перспективы их использования в борьбе с преступнос­тью». Сочи, 2003. – С. 42

[23] См.: Зуев-Инсаров Д.М. Почерк и личность. М., 1993. – С. 73

[24] См.: Кноблох X. Графология / Осведомленность и наука / Пер. Е.П. Кудряшовой: Переводч. Группа КЮМО. М., 1974.- С. 54

[25] См.: Аубакиров А.Ф., Алесковский С.Ю. Создание методики ус­тановления психологического портрета по признакам почерка. Алматы, 1997. – С. 42

[26] См.: Поврезнюк Г.И. Концептуальные основы криминалисти­ческого установления личности: Монография. Алматы, 2002. – С. 56

[27] См.: Мерлин В.С. Принципы психологической характеристики типов личности. Теоретические проблемы психологии личности. М., 1974.- С. 36

[28] См.: Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1968. – С.14

[29] См.: Алесковский С.Ю. О возможностях психолого-почерковедческой диагностики. Алма-Ата, 1993. – С. 61

[30] См.: Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоре­тические проблемы. М., 1973. – С. 129

[31] См.: Алесковский С.Ю., Комиссарова Я.В. Основы графологии. – М. Издательство «Юрлитинформ», 2006. – С. 179

[32] См.: Фадеев В.В. Личностные компоненты развития письмен­ной речи / Психология и психофизиология активности и саморе­гуляции поведения и деятельности человека: Сб. науч. трудов. Свердловск, 1989. – С. 11

[33] См.: Хускивадзе Т.Х., Погибко Ю.Н., Ефремов В.А. О возмож­ности установления зависимости признаков почерка от свойств личности / Экспресс-информация ВНИИСЭ. М., 1982. № 1. –С. 21

[34] См.: Психологический словарь. М., 2003. С.213

[35] См.: Томилин В.В. Физиология, патология и судебно-меди­цинская экспертиза письма (к судебно-медицинскому отождеств­лению личности по рукописному тексту). М., 1963. – С.46

[36] См.: Алесковский С.Ю., Аубакиров А.Ф. Нетрадиционная кри­миналистика: Учеб. пособие. Алматы, 2003. – С. 53

[37] См.: Ладанов Д.И. Психология. М., 1982. – С. 57

[38] См.: Сиделъникова Л.В. Принципы разработки перечней при­знаков почерка в целях создания методик определения свойств личности по почерку / Теория и методика судебно-почерковедческого и технического исследования документов. М., 1988. – С. 64

[39] См.: Семенов В.Е. Методы изучения документов в социально-психологических исследованиях. Л., 1983. – С. 31

[40] См.: Гомон Т.В. Судебно-автороведческая экспертиза текстов документов, составленных с намеренным искажением письмен­ной речи: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1987. – С. 29

[41] См.: Алесковский С.Ю., Аубакиров А.Ф. Нетрадиционная криминалистика: Учеб. пособие. Алматы, 2003. – С. 14

[42] См.: Алесковский С.Ю., Комиссарова Я.В. Основы графологии. – М. Издательство «Юрлитинформ», 2006. – С. 183

[43] См.: Алесковский С.Ю., Аубакиров А.Ф. Нетрадиционная криминалистика: Учеб. пособие. Алматы, 2003. – С. 14

[44] См.: Романова Е.С. Графические методы в практической пси­хологии. СПб., 2004. – С. 46

[45] См.: Алесковский С.Ю., Аубакиров А.Ф. Нетрадиционная криминалистика: Учеб. пособие. Алматы, 2003. – С. 14

[46] См.: Комиссарова Я.В., Семенов В.В. Особенности невербаль­ной коммуникации в ходе расследования преступлений. М., 2004. – C. 131

[47] См.: Основы графологии: учеб.-метод. Пособие / С.Ю. Алесковский, Я.В. Комиссарова. - М.: Юрлитинформ, 2006. – С. 175.

[48] См.: Комиссарова Я.В., Семенов В.В. Особенности невербаль­ной коммуникации в ходе расследования преступлений. М., 2004. – C. 131

[49] См.: Графология и судебное почерковедение / Володина Н., Орлова В. //Рос. юстиция. - 2000. - N 12. - С. 44-45.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему