регистрация / вход

Встречный иск в арбитражном процессе

Понятие и закономерности института встречного иска, история его становления и эволюции от древних времен до современного этапа. Нормативное регулирование встречного иска в арбитражном процессуальном законе. Отличия встречного иска от иных его видов.

Институт встречного иска – юридический инструмент достаточно древний и в той или иной форме существовал с момента появления норм права и процесса в истории человечества, позволявший эффективно и быстро в рамках судебного состязания находить истину и восстанавливать нарушенные права.

Рассуждая философски, нельзя не заметить, что институт встречного иска это одно из продолжений всего многообразия проявлений в жизни закона единства и борьбы противоположностей. На такой борьбе построено все в объективной реальности: вопрос-встречный вопрос (он же и ответ), удар-встречный удар, действие-контрдействие и так далее. В принципе такая борьба есть двигатель прогресса, именно в ней достигается истина или иная конечная цель. Поэтому столь важны формы и способы такой борьбы, и их совершенствование.

Данный институт имеет свою историю, он развивался и изменялся, его история продолжается и сейчас.

ВСТРЕЧНЫЙ ИСК – самостоятельное исковое требование ответчика к истцу, заявленное в суде или арбитраже в возникшем уже процессе для совместного рассмотрения с первоначальным иском; средство защиты ответчика против предъявленного к нему иска. ВСТРЕЧНЫЙ ИСК принимается к производству, если он направлен к зачету первоначального иска, если удовлетворение ВСТРЕЧНОГО ИСКА исключает полностью или частично удовлетворение первоначального иска, а также если между ВСТРЕЧНЫМ ИСКОМ и первоначальным иском имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению споров. ВСТРЕЧНЫЙ ИСК независимо от его подсудности предъявляется в суде, рассматривающем первоначальный иск, с соблюдением общих правил предъявления иска.

Встречный иск – одно из важнейших процессуальных средств ответчика как в защите от первоначального иска, так и в одновременном удовлетворении собственных требований к истцу.

Между тем анализ судебной практики показывает, что это средство удается реализовать далеко не во всех случаях. Нет в ней единства и по вопросу об условиях принятия встречных исков и их дальнейшей судьбе, например, при прекращении производства по первоначальному иску или оставлении его без рассмотрения.

Важнейший вопрос – разграничение случаев, когда защита против первоначального иска может осуществляться как с помощью встречного иска, так и путем возражений против него, и случаев, когда она может осуществляться только одним из этих способов, а также последствия реализации каждого из них.

Специальные исследования сущности встречного иска, его места и роли в гражданском и арбитражном процессах в отечественной юриспруденции немногочисленны. В качестве наиболее полного системного исследования этой правовой категории можно привести лишь известную работу Н.И. Клейн.

По ее мнению, встречный иск – это заявленный ответчиком в уже возникшем процессе по первоначальному иску и рассматриваемый совместно с ним иск, которым ответчик предъявляет к истцу требования, служащие средством защиты против первоначального требования или связанные с ним близостью оснований.

С учетом современного нормативного регулирования встречного иска в арбитражном процессуальном законе (ст. 110 АПК РФ) под ним, на наш взгляд, следует понимать иск, заявленный ответчиком до принятия решения по первоначальному иску для совместного рассмотрения с последним и содержащий обращенные к арбитражному суду требования либо о зачете первоначального требования, либо полностью или в части исключающие его удовлетворение, либо иным образом связанные с первоначальным иском, в силу чего их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному разрешению спора.

Из указанного определения видны как общие для встречного иска и иных исков в арбитражном процессе признаки, так и особенные черты, присущие только встречным искам.

Главный из общих признаков тот, что встречный иск, как и всякий иной, обращен к арбитражному суду за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, а также охраняемых законом интересов заявляющего лица.

В то же время встречный иск характеризуется определенной спецификой, отличающей его от иных видов исков (в том числе и от первоначального). Речь идет о следующем.

Во-первых, право заявления встречного иска имеет не всякий участник арбитражного процесса, а лишь ответчик по первоначальному иску. Предъявляется же он к первоначальному истцу.

Во-вторых, предъявление встречного иска возможно лишь до вынесения решения арбитражного суда по первоначальному иску.

В-третьих, встречный иск имеет целью защиту от первоначального иска либо осуществлением зачета, либо путем опровержения его в части или полностью, либо рассмотрением в одном арбитражном процессе хотя и различных, но взаимосвязанных требований.

Ответчик по первоначальному иску располагает рядом процессуальных средств отстаивания собственных интересов: заявление встречного иска, представление возражений, подача ходатайств и т.д. При рассмотрении дела он вправе самостоятельно выбирать процессуальные способы защиты своих прав и законных интересов. Основные из них при этом – представление возражений на иск и заявление встречных исковых требований. Каждый из этих процессуальных способов, которыми располагает ответчик, – и представление возражений, и заявление встречного иска – имеет как свои преимущества, так и недостатки. Выбор оптимального способа защиты зависит от тех или иных конкретных правоотношений, связывающих истца и ответчика, от того, достижение каких целей в рамках возникшего спора ставит перед собой ответчик, и т.д.

Однако есть определенные общие соображения, которые следует учитывать ответчику, если он выбирает в качестве процессуального способа защиты представление возражений либо заявление встречного иска.

Во-первых, у арбитражного суда в силу ст. 125 АПК РФ нет прямой обязанности давать ответ по существу заявленных ответчиком возражений. Это связано с тем, что суд может отклонить иск и по иным соображениям, чем те, которые содержатся в соответствующих возражениях3.

Во-вторых, встречный иск должен быть заявлен с обязательным соблюдением правил, установленных ст. 102–106, НО АПК РФ (в письменной форме, с оплатой госпошлины и т.д.). Что касается возражений, то они могут заявляться без оплаты госпошлины как в устной, так и в письменной форме до вступления решения в законную силу.

В-третьих, встречный иск может быть предъявлен только в первой инстанции. Возражения же против иска могут приводиться в любой инстанции, хотя допустимость тех или иных возражений определяется с учетом установленных законом пределов рассмотрения дела в соответствующей инстанции: например, в кассационной не допускаются ссылки на недоказанность исковых требований (ч. 1 ст. 165 АПК РФ), здесь возможно лишь оспаривание иска путем ссылки на отсутствие правовых оснований для его удовлетворения (ст. 174 АПК РФ).

В-четвертых, ст. 37 АПК РФ позволяет истцу изменить предмет или основания иска; это положение, естественно, распространяется и на истца по встречному иску. Однако, определившись с предметом и основаниями встречного иска, его заявитель впоследствии связан избранными им предметом и основаниями, в то время как защищаясь от иска с помощью возражений, ответчик вправе, не отказываясь от прежних, приводить все новые и новые возражения, которые могут быть никак не связаны между собой, кроме того, что все они являются средством защиты против иска. Единственное ограничение здесь состоит лишь в проблеме доказывания обстоятельств, на которые ответчик ссылается в своих возражениях. В тех случаях, когда новые возражения выдвигаются, например, в апелляционной инстанции, ответчик может представлять новые доказательства в подтверждение обстоятельств, на которые он ссылается, лишь обосновав невозможность их представления в первой инстанции по независящим от него причинам (ч. 1 ст. 155 АПК РФ).

Но есть обстоятельства, которые фактически во многом предопределяют выбор ответчиком одного из двух указанных процессуальных способов защиты. Так, в том случае, когда ответчик, защищаясь против иска, ссылается не на наличие собственного права, а лишь на отсутствие соответствующего права у истца, способом защиты должно быть представление возражений.

Например, защищаясь от иска о взыскании по договору, который, по мнению ответчика, является ничтожной сделкой, вовсе необязательно облекать свои возражения против иска, возникшего из этого договора, в форму встречного иска о признании данного договора ничтожным. В случае с ничтожной сделкой суд обязан оценить соответствующие доводы ответчика, а истец по первоначальному иску – опровергнуть их. Следовательно, обстоятельства, относящиеся к ничтожности сделки, входят в предмет доказывания по иску независимо от того, указаны ли они в качестве оснований встречного иска или сформулированы как возражения по первоначальному иску.

Если у ответчика есть собственное право, основываясь на котором он просит о присуждении в его пользу чего-либо (недвижимого имущества, денежных средств и т.д.), то надлежащий способ защиты при этом – заявление встречного иска. Так бывает, например, когда ответчик, защищаясь от денежных требований истца, предъявляет направленный к зачету иск о взыскании денежных сумм с самого истца. Или другой случай. Как известно из судебной практики, предъявление иска о признании договора недействительным – достаточно распространенный способ защиты против иска, возникшего в связи с неисполнением этого договора. Если речь идет об оспоримой сделке, иск о признании недействительным соответствующего договора должен быть предъявлен как встречный. Дело в том, что применительно к оспоримой сделке ответчик по первоначальному иску может противопоставить материально-правовому требованию истца свои возражения, основанные на недействительности договора, лишь сформулировав их как встречный иск (в противном случае соответствующие доводы ответчика по существу не должны оцениваться и истцу нет необходимости их опровергать).

И наконец, если при защите от иска ответчик ссылается на некое свое право, на основании которого просит о признании наличия (либо, напротив, отсутствия) между ним и истцом определенных правоотношений, то способом защиты может быть и заявление встречного иска, и представление возражений на первоначальный иск.

Одна из наиболее актуальных процессуальных проблем – усмотрение суда при решении вопроса о принятии встречного иска.

Как следует из ст. 110 АПК РФ, при наличии любого из условий, предусмотренных ч. 3 этой статьи, встречный иск должен быть принят в обязательном порядке (естественно, если нет других препятствий к принятию данного иска по основаниям, предусмотренным ст. 107 и 108 АПК РФ). Этот вывод подтверждается и ч. 2 ст. 106 АПК РФ, предусматривающей, что судья обязан принять к производству исковое заявление, поданное с соблюдением требований, предусмотренных Кодексом. Данное положение, как представляется, в полной мере относится и к встречному иску; единственная особенность применения этой нормы в данном случае состоит в том, что при направлении иска как встречного должны быть соблюдены не только общие требования, предъявляемые к любому иску (ст. 102 АПК РФ), но и требования, содержащиеся в ст. 110 АПК РФ.

Изложенное означает, что решение вопроса о принятии встречного иска по закону зависит не от усмотрения судьи, а от наличия предусмотренных законом (ст. 110 АПК РФ) условий, при которых допускается предъявление встречного иска.

Однако судебная практика демонстрирует иные подходы. Обобщая ее применительно к трем условиям принятия встречного иска, предусмотренным ч. 3 ст. 110 АПК РФ, можно сделать следующие выводы.

Применительно к зачетным искам (п. 1 ч. 3 ст. 110 АПК РФ) суды принимают их как встречные, как правило, в тех случаях, когда требования по первоначальному и встречному искам вытекают из оснований, в составе которых имеются одни и те же юридические факты (например, требования из одного и того же договора).

Требования, вытекающие из иных оснований, чем по первоначальному иску, в качестве встречного иска судами обычно не принимаются: например, в случаях, когда истец по первоначальному иску просит взыскать с ответчика его задолженность перед истцом по одному договору, а ответчик во встречном иске просит взыскать с истца задолженность по другому договору.

По отношению к опровергающим искам (п. 2 ч. 3 ст. 110 АПК РФ) суды принимают их как встречные лишь в наиболее очевидных случаях – когда, например, ответчик по иску о взыскании долга по договору предъявляет встречный иск о признании его недействительным.

Иски, не направленные к зачету, не вызывающие отказ в первоначальном требовании, а связанные с первоначальным иском иным образом (п. 3 ч. 3 ст. 110 АПК РФ) в основном принимаются судами, если они возникают из одного правоотношения, в основаниях требований лежат одни и те же факты. Для подтверждения этого приведем пример из арбитражной практики.

Истец (коммерческий банк) предъявил требование о признании недействительной сделки купли-продажи иностранной валюты, по которой истец продал ответчику иностранную валюту, и взыскании с ответчика приобретенной им по данной сделке валюты. Требование о признании сделки Недействительной мотивировалось банком тем, что она была совершена в условиях заинтересованности без получения согласия совета директоров банка (ст. 81–84 Федерального закона «Об акционерных обществах»).

Ответчик, не оспаривая факта недействительности сделки по заявленным банком основаниям, предъявил встречный иск о взыскании с банка рублевых сумм, переданных банку в оплату купленной по той же сделке у банка валюты. Предъявление данного иска как встречного ответчик мотивировал тем, что он направлен к зачету первоначального.

Возражая против принятия встречного иска, банк указал, что требования по первоначальному и встречному искам не являются однородными (ст. 410 ГК РФ), так как банк требует с ответчика не рубли, а валюту. Соответственно валютные требования банка к ответчику не могут быть прекращены путем зачета встречных рублевых требований ответчика к банку, а значит, предусмотренное п. 1 ч. 3 ст. 110 АПК РФ условие принятия встречного иска как направленного к зачету первоначального отсутствует.

Предполагая возможность принятия данного иска как встречного по основаниям п. 3 ч. 3 ст. 110 АПК РФ, банк указал, что наличие связи между исками как возникшими из одного правоотношения само по себе является недостаточным для принятия встречного иска. Ведь в п. 3 ч. 3 ст. 110 АПК РФ помимо обязательного наличия взаимной связи между первоначальным и встречным исками указано и другое условие принятия иска как встречного, а именно: если их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению спора.

Между тем в данном случае принятие встречного иска никак не может привести к скорому рассмотрению спора, ибо встречный иск заявлен непосредственно в судебном заседании, после того как дело один раз уже откладывалось. Принятие и рассмотрение встречного иска в этой ситуации объективно приведет к затягиванию процесса.

Что же касается обоснованного рассмотрения спора, то правильность решений по обоим искам именно в случае их совместного рассмотрения ставится под сомнение, так как при их раздельном рассмотрении решение по иску, заявленному как встречный, может быть иным, чем при рассмотрении его в качестве встречного.

В обоснование этой позиции банк привел следующие доводы.

Требования банка о признании сделки недействительной как сделки с заинтересованностью и взыскании в его пользу полученной ответчиком валюты по существу являются бесспорными, поскольку, фактические обстоятельства совершения в относимый период нескольких однородных сделок в условиях заинтересованности без получения согласия совета директоров уже установлены вступившими в законную силу решениями суда, которыми аналогичные сделки были признаны недействительными.

При этом установлено, что совет директоров банка не проводил заседания в период, когда совершались эти сделки (включая оспариваемую). Соответственно для удовлетворения в данном процессе требования о возврате банку полученного по сделке нет никаких препятствий.

Что же касается возможности рассмотрения одновременно и требования ответчика о возврате ему полученных банком рублевых средств, то возможность реституции применительно к ответчику не очевидна и связана с наличием у банка возражений против возврата рублевых средств ответчику, основанных на том, что банк полагает данную сделку не только совершенной в условиях заинтересованности (что вполне достаточно для удовлетворения его исковых требований), но, кроме того, еще и кабальной (ст 179 ГК РФ).

Обстоятельства же, относящиеся к кабальной сделке, не входят в предмет доказывания в рамках иска о признании сделки недействительной как сделки с заинтересованностью.

Между тем при предъявлении к банку иска о возврате полученных им рублевых средств банк намерен воспользоваться своим правом защищаться против этого иска доводом о кабальности сделки, поскольку, если она будет признана таковой, в требовании о возврате полученного банком должно быть отказано. В силу ст. 179 ГК РФ полученное по кабальной сделке потерпевшей стороной не реституируется другой стороне, а подлежит взысканию в доход Российской Федерации. Соответственно ответчик по требованию банка о возврате полученного по недействительной сделке будет являться ненадлежащим истцом при предъявлении им встречного требования о возврате полученного банком.

В случае предъявления ответчиком такого требования в качестве самостоятельного иска банк может защищаться от него встречным (опровергающим) иском, в котором потребует признания данной сделки кабальной, что исключает удовлетворение требования о возврате полученных банком рублевых средств.

Если же суд примет данный иск ответчика как встречный, то в таком процессе банк будет лишен возможности защищаться против него.

Во-первых, он не может защищаться с помощью возражений, основанных на доказывании кабальности сделки, которая оспорима. Во-вторых, он не может защищаться путем предъявления встречного иска о признании сделки кабальной на встречный иск ответчика, так как ст. 110 АПК РФ не предусматривает возможности подачи встречного иска на встречный иск, даже когда второй встречный иск направлен на опровержение первого. В-третьих, банк лишен возможности в данном процессе таким образом изменить свой первоначальный иск, чтобы он мог опровергнуть встречный, поскольку это было бы связано с изменением как оснований, так и предмета поданного банком иска, что в силу ст. 37 АПК РФ не допускается. Кроме того, банку нет никакого практического резона отказываться от своих по сути бесспорных требований, основанных на недействительности сделки с заинтересованностью, в пользу более труднодоказуемого требования о признании сделки кабальной.

Следовательно, допустимый способ защиты для банка в этой ситуации – предъявить самостоятельный иск о признании той же сделки недействительной как кабальной и на этом основании ходатайствовать о приостановлении производства по делу до рассмотрения этого иска банка.

Если такое ходатайство будет удовлетворено, это, безусловно, приведет к затягиванию процесса, что не согласуется с положением п. 3 ч. 3 ст. 110 АПК РФ о быстром рассмотрении спора; если же в таком ходатайстве будет отказано и встречный иск будет рассмотрен и удовлетворен, в случае последующего удовлетворения самостоятельного иска банка о признании сделки кабальной пострадает правильность решения, что станет основанием для пересмотра решения об удовлетворении встречного иска.

Суд не согласился с этими доводами, принял встречное исковое заявление ответчика со ссылкой на п. 3 ч. 3 ст. 110 АПК РФ и по собственной инициативе отложил рассмотрение дела.

Предположительно суд руководствовался в данном случае не столько буквой закона, сколько собственными представлениями о справедливости.

Статья 167 ГК РФ предусматривает двустороннюю реституцию при признании сделки недействительной. И хотя Гражданский кодекс не содержит указаний на то, что такая реституция должна производиться обязательно одновременно в отношении полученного сторонами по недействительной сделке (требования сторон подлежат рассмотрению судом по мере предъявления ими соответствующих исков), однако временной разрыв в удовлетворении взаимных требований истца и ответчика в условиях падения курса рубля давал истцу определенные экономические преимущества: в случае отказа в принятии встречного иска ответчику пришлось бы предъявлять его заново, уже после вынесения решения о взыскании с него валютных средств. За время до удовлетворения рублевых требований ответчика к истцу их реальный объем в валютном исчислении уменьшится, в результате чего реституция не будет эквивалентной, что, вероятно, по мнению суда, нельзя признать правильным.

Но, с другой стороны, анализируя применение судом п. 3 ч. 3 ст. 110 АПК РФ, нельзя не отметить, что в самой конструкции этой нормы законодателем заложено известное внутреннее противоречие, на что небезосновательно указывалось в литературе.

Например, Д.А. Фурсов отмечал, что «встречный иск никогда не может привести к более быстрому рассмотрению первоначального, как того требует закон (подп. 1–3 ч. 3 ст. 110 АПК). Встречный иск всегда обременяет первоначально заявленное требование» 5.

Полагаем, что этот вывод может быть отнесен не ко всем случаям, когда закон допускает принятие встречного иска (пп. 1–3 ч. 3 ст. 110 АПК РФ), а только к встречным искам, принимаемым по п. 3 ч. 3 ст. НО АПК РФ.

Применительно к зачетным и опровергающим искам возможность их принятия закон вовсе не связывает с более быстрым рассмотрением спора.

Между тем на практике отказ в принятии и зачетных, и опровергающих исков суды нередко связывают, во-первых, с тем, что первоначальный и встречный иски возникли из разных оснований, а во-вторых, с тем, что между первоначальным и встречным исками отсутствует взаимная связь со ссылкой на п. 3 ч. 3 ст. 110 АПК РФ, что, как представляется, не основано на законе.

Рассматривая эту аргументацию, необходимо отметить: между первоначальным и встречным исками всегда существует взаимная связь. Именно ее наличием и объясняется правовой феномен встречного иска. Однако характер связей между первоначальным и встречным исками может быть различным. Эти связи могут исходить из общности оснований, а могут и не иметь такой общности. Как справедливо отмечала Н.И. Клейн, «предметом встречных исков о праве, исключающем право первоначального истца, и исков, подрывающих основание первоначального иска, могут быть требования, вытекающие как из общего с первоначальным требованием правового основания, так и из различных оснований. Однако для этих исков характерно не наличие близости оснований. Связь подобных встречных исков с первоначальным иском заключается прежде всего в таком их соотношении, когда удовлетворение встречного требования исключает удовлетворение первоначального требования полностью или в части.

То же самое можно сказать о характере связи первоначального и встречного требования, предъявленного к зачету.

Встречные требования, заявленные к зачету, и первоначальные требования могут вытекать как из разных оснований, так и из оснований, в составе которых имеются одни и те же юридические факты.

Однако сущность связи между первоначальным и встречным требованием в такого рода случаях заключается именно в возможности прекращения требования истца путем зачета требований ответчика» 6.

Данные выводы остаются справедливыми и применительно к действующему АПК РФ, который в пп. 1 и 2 ч. 3 ст. 110 полагает наличие зачетного или опровергающего требования, заявленного в виде встречного иска, самостоятельным основанием для его принятия, поскольку связь таких требований с первоначальным иском очевидна и самодостаточна, в отличие от иных связей между обоими исками (п. 3 ч. 3 ст. 110 АПК РФ), признание которых достаточными для принятия встречного иска фактически целиком зависит от усмотрения судьи и его собственных представлений о том, приведет ли его принятие к более быстрому и правильному рассмотрению дела.

Между тем судья объективно не может на этой стадии просчитать весь ход процесса, поскольку он будет зависеть, в том числе, и от дальнейших процессуальных действий лиц, участвующих в деле. Суду неизвестно, какие именно шаги будут ими предприняты, а следовательно, предположения судьи о возможностях более быстрого и правильного рассмотрения дела всегда условны и субъективны.

При таких обстоятельствах, как признают в некоторых случаях и сами судьи, «часто суд использует любые поводы к тому, чтобы встречный иск не принимать к производству и рассмотрению одновременно с первоначально заявленным иском» 7. Д.А. Фурсов по этому поводу замечает: «суд часто принимает все меры к отказу в принятии встречного иска. В большинстве случаев мотивы выносимого судебного акта бывают надуманными. На этом основании судей упрекают в непрофессионализме, поскольку в данных условиях имеет место явная или скрытая форма отказа в правосудии» 8.

С этими наблюдениями нельзя не согласиться.

Остановимся на причинах такого положения. В литературе помимо внутреннего противоречия, содержащегося в ч. 3 ст. 110 АПК РФ, о чем говорилось выше, называются также следующие обстоятельства, по которым суды не принимают встречные иски.

Во-первых, все доказательства, которые ответчик намерен предъявить во встречном иске, по причине обязательного наличия взаимной связи между первоначальным и встречным исками ответчик имеет возможность представить и по первоначально заявленному требованию.

Во-вторых, ответчик не лишен возможности обратиться со встречными требованиями в самостоятельном порядке и при необходимости заявить ходатайство о приостановлении производства по ранее заявленному иску до вступления в законную силу решения по более позднему иску, предъявленному ответчиком в адрес истца.

В-третьих, по смыслу процессуального закона встречный иск может быть подан в любое время, на любой стадии развития процесса до удаления суда в совещательную комнату в целях вынесения судебного акта по существу первоначально заявленного спора.

Подача встречного иска как одностороннее процессуальное действие ответчика неизбежно порождает множество трудностей для всех других лиц, участвующих в деле, и для суда, поскольку требуется предоставить необходимое время для подготовки к слушанию встречного иска лицам, участвующим в деле, исследовать новые доказательства, заслушать объяснения сторон. Это несовместимо с требованиями процессуального закона о рассмотрении спора в общеустановленный процессуальный срок, который не может при названных условиях быть изменен либо приостановлен.

В-четвертых, по смыслу процессуального закона вопрос о предъявлении встречного иска инициируется стороной по делу, а решается в части его принятия либо непринятия судом.

С этими выводами можно согласиться лишь отчасти.

Ответчик не всегда может представить по первоначальному требованию все доказательства, которые он намерен предъявить во встречном иске.

Например, без предъявления встречного иска о признании недействительной оспоримой сделки, на которой основан первоначальный иск, суд, полагаем, не должен принимать и оценивать представляемые ответчиком доказательства, подтверждающие недействительность оспоримой сделки.

Возможность обратиться со встречными требованиями в самостоятельном порядке совсем не тождественна реальности предъявления встречного иска. Во-первых, это связано со сроками исковой давности, во-вторых, с возможным обесцениванием предмета встречного требования или утратой предмета иска, в-третьих, с тем, что удовлетворение самостоятельного иска не предотвращает взыскания по первоначальному (при зачетных требованиях) и т.д. Что же касается условия приостановления производства по ранее заявленному иску, то подобные процессуальные игры являют собой значительную возможность для недобросовестного затягивания процесса ответчиком: сначала он может предъявить в качестве самостоятельного иск о признании недействительным договора, на котором основан ранее заявленный иск, оставить его без рассмотрения вследствие собственной неявки, затем обжаловать определение об оставлении иска без рассмотрения; после этого снова предъявлять тот же самый иск по тем же основаниям, затем – по другим и т.д.

Если в течение всего этого времени производство по первоначальному иску будет оставаться приостановленным, фактический отказ в правосудии будет относиться уже не к ответчику, у которого суд не принял встречный иск, а к истцу по ранее заявленному иску, поскольку его требование не будет рассмотрено до тех пор, пока ответчик не исчерпает все возможные основания для оспаривания сделки, на которой основан этот иск.

При принятии встречного иска подобные процессуальные действия хотя и не исключены полностью, однако все же существенно затрудняются – истец по встречному иску связан основаниями и предметом иска, в случае изменения им оснований иска дело рассматривается в одном процессе, заявление ответчиком в этой ситуации также и самостоятельного иска по другим основаниям вряд ли будет для суда убедительным доводом в пользу приостановления производства по делу. Все свои доводы, которыми ответчик был намерен защищаться от первоначального иска, он имел возможность реализовать в иске встречном.

Полагаем, что действительными причинами непринятия встречного иска являются объективное усложнение и удлинение процесса, к чему судья в условиях неизменности срока рассмотрения дел вряд ли может быть побужден.

В арбитражно-судебной практике встречаются случаи, когда, оставляя без рассмотрения первоначальный иск (либо прекращая производство по нему), суд оставляет без рассмотрения и иск встречный (либо прекращает производство). При этом суды ссылаются на то, что встречный иск в силу ст. НО АПК РФ заявляется для совместного рассмотрения с первоначальным. Поскольку последний оставлен без рассмотрения (либо производство по нему прекращено), ввиду отсутствия «совместности» и встречный иск должен быть оставлен без рассмотрения (либо производство по нему должно быть прекращено).

Подобная практика, на наш взгляд, не может быть признана правомерной. Несмотря на то, что встречный иск имеет специфические черты, он тем не менее принадлежит к разновидностям исков, предусмотренных Арбитражным процессуальным кодексом. И следовательно, на него распространяются общие правила как принятия исков (ст. 102–110 АПК РФ), так и, например, такого варианта завершения производства по конкретному делу, как оставление иска без рассмотрения либо прекращение производства по иску.

Итак, оставление любого (в том числе и встречного) иска без рассмотрения либо прекращение производства по нему должно производиться лишь при наличии оснований, исчерпывающим образом изложенных соответственно в ст. 85, 87 АПК РФ. В случае их отсутствия оставление встречного, как и любого иного, иска без рассмотрения либо прекращение производства по нему нельзя признать правомерным.

С учетом этого полагаем правильным, что встречный иск остается предметом рассмотрения арбитражного суда и в том случае, когда первоначальное требование (иск) не будет рассмотрено ввиду неявки первоначального истца в судебное заседание, его отказа от иска или по каким-либо иным основаниям, указанным в ст. 85 и 87 АПК РФ. Не случайно Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 26 января 1999 года №4436/98 указал, что «доводы протеста о том, что Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации… не предусматривает возможности прекращения производства по делу по встречному иску в связи с прекращением производства по первоначальному иску, являются правильными» 10.

Следовательно, можно утверждать, что факт принятия встречного иска, соединения его с первоначальным для совместного рассмотрения возлагает на арбитражный суд обязанность дать мотивированный ответ по каждому из заявленных (и принятых судом к рассмотрению) требований: и первоначальному, и встречному. Отсутствие ответа по существу в решении, принятом впоследствии арбитражным судом на требование, заявленное в качестве встречного иска, нельзя признать правомерным. В этом случае заключительный судебный акт невозможно считать полным, поскольку в нем суд без наличия оснований, указанных в процессуальном законе, уклонился от ответа на заявленное и принятое к рассмотрению встречное требование – встречный иск.

Норма последнего абзаца ч. 1 ст. 125 АПК РФ, в которой зафиксировано, что арбитражный суд решает, подлежит ли иск удовлетворению, на наш взгляд, относится к иску не только первоначальному, но и встречному. И ее несоблюдение применительно к встречному иску следует рассматривать как основание для пересмотра состоявшегося решения. Ведь суд не выполнил императивно возложенной на него обязанности:

Сошлемся на конкретное дело, рассмотренное Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ. В постановлении от 26 ноября 1996 года №3605/96 указано, что суд «первой инстанции, приняв встречные иски, не рассмотрел их по существу, не дал оценки доводам заявителя, изложенным в этих заявлениях, тем самым дело не рассмотрено в полном объеме» 11. Учитывая изложенное, Президиумом ВАС РФ соответствующие судебные акты были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение. В этом, кстати, и состоит одно из значительных отличий встречного иска ответчика от его возражений. Последние полностью поглощаются судьбой первоначального иска, в том числе его оставлением без рассмотрения (либо прекращением производства по нему).

Между тем в силу ст. 125 АПК РФ по требованию ответчика по первоначальному иску, которое им заявлено в качестве встречного, арбитражный суд безусловно обязан дать ответ в принятом решении. Причем этот ответ суда в силу абз. 5 ч. 2 ст. 127 АПК РФ должен содержаться в его резолютивной части. Что касается возражений, то их оценка в лучшем случае может содержаться лишь в мотивировочной части решения.

Дискуссионным остается вопрос о последствиях рассмотрения судом возражений ответчика для возможности последующего обращения его в суд с самостоятельным иском по тем же основаниям, на которых базировались его же возражения против ранее предъявленного к нему иска.

Так, Н.И. Клейн указывала, что «возможность использования ответчиком возражения для предъявления в процессе требования к истцу означает, что суд и арбитраж не вправе оставить без рассмотрения это требование только по тем мотивам, что оно не оформлено в качестве встречного иска» 12. Из этого в большинстве случаев справедливого (с определенными оговорками) и сегодня вывода Н.И. Клейн делает следующее заключение: «Решение, вынесенное по требованию ответчика к истцу, заявленному в виде возражений, вызывает те же последствия, что и решение по встречному иску – придание правоотношениям определенности и бесспорности. Факты и правоотношения, установленные судом или арбитражем как при рассмотрении встречного иска, так и при рассмотрении возражений, имеют преюдициальное значение для всех споров, которые в дальнейшем возникают между теми же сторонами и не могут быть вторично предметом обсуждения суда или арбитража» 13.

Следовательно, заключает Н.И. Клейн, рассмотрение судом требования, предъявленного в форме возражения, лишает ответчика права предъявить по нему самостоятельный иск.

Прежде всего, необходимо отметить, что, говоря о рассмотрении встречного требования, заявленного в форме возражений, Н.И. Клейн фактически имеет в виду лишь отрицательное требование ответчика, а именно заявление об отказе в иске (полностью или частично), поэтому о встречном требовании, выдвинутом в форме возражений, в принципе можно говорить лишь с известной долей условности, имея в виду указанную оговорку.

Применительно к действующему АПК РФ наличие преюдициальных связей между уже рассмотренным и вновь возбуждаемым делом не служит процессуальным препятствием для предъявления нового иска и его рассмотрения судом. В силу п. 2 ч. 1 ст. 107 АПК РФ таким препятствием является наличие вступившего в законную силу принятого по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям решения или определения о прекращении производства по делу либо об утверждении мирового соглашения арбитражного суда или суда общей юрисдикции.

Следовательно, если хотя бы один из этих трех элементов (состав лиц, предмет и основания иска) меняется, для отказа в принятии искового заявления по п. 2 ч. 1 ст. 107 нет оснований.

Установленность же судебным решением по ранее рассмотренному делу некоторых обстоятельств, имеющих значение при рассмотрении другого дела, в силу ч. 2 ст. 58 АПК РФ не требует их повторного доказывания в этом деле, если в нем участвуют те же лица.

Таким образом, наличие преюдиции может повлиять на конечный исход другого дела, но не на возможность принятия соответствующего иска.

С другой стороны, говорить как об установленных судом обстоятельствах применительно к обстоятельствам, на которые ответчик ссылался как на основание своих возражений по иску, также можно лишь с известной долей условности.

Закон не определяет четко, касаются ли установленные в другом деле обстоятельства только фактической основы ранее вынесенного решения или же под установленными судом обстоятельствами подразумевается также и юридическая квалификация, данная им судом. Например, суд, установив факт отгрузки товара, его оплаты, наличие переписки между сторонами, пришел к выводу о том, что между сторонами оформлен договор купли-продажи. Вывод о заключении договора купли-продажи относится к юридической квалификации фактических действий сторон. Если фактическая основа вступившего в законную силу решения неизменна, то юридическая квалификация отношений сторон в другом деле связана, прежде всего, с предметом рассматриваемого в этом деле иска и определяемого им предмета доказывания.

Соответственно при ином предмете доказывания может меняться круг фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию в новом деле: в частности, в него могут входить обстоятельства, не входившие в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу. В подтверждение этих обстоятельств, как представляется, вполне допустимо ссылаться на факты, которые могут опровергать факты, установленные в ранее рассмотренном деле, где предмет доказывания и относимые к нему доказательства были иными.

Юридическая квалификация спорных взаимоотношений в другом деле может быть иной.

Как представляется, «установленность обстоятельств» в принципе может относиться только к установленным фактам. В отношении же фактов недоказанных возможно сделать лишь вывод об их недоказанности, но не об установленности факта их отсутствия, поскольку такой задачи суда АПК РФ не предусматривает. Косвенно это подтверждается нормой ч. 1 ст. 125 АПК РФ: в числе вопросов, разрешаемых судом при принятии решения, называется определение имеющих отношение к делу обстоятельств как установленных и не установленных. К последним, очевидно, и относятся недоказанные обстоятельства.

Значит, недоказанность ответчиком оснований его возражений против иска не создает и преюдиции в отношении них, когда они выступают основаниями предъявленного им впоследствии самостоятельного иска.

В этом также можно проследить различия между встречным иском и возражениями по иску: если во встречном иске отказано из-за недоказанности обстоятельств, то в принятии впоследствии такого же иска, но в качестве самостоятельного, безусловно, должно быть отказано на общих основаниях по п. 2 ч. 1 ст. 107 АПК РФ. В принятии же иска, основания которого ранее заявлялись в качестве возражений по нему, отказано быть не может вследствие отсутствия такого положения в ст. 107 АПК РФ.

Отрицательная оценка судом в ранее рассмотренном деле этих возражений ввиду их недоказанности не создает и преюдициальных препятствий к их доказыванию в рамках последующего самостоятельного иска.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий