регистрация / вход

Государство и право Древнего Рима

Величайшее достижение Античного мира — римское право. Право Древнего Рима. Римское право в период ранней республики. Закон XII таблиц. Структура классического римского права. Римское классическое частное право. Римское классическое публичное право.

Министерство Внутренних Дел Российской Федерации

Белгородский юридический институт

Кафедра: государственно-правовых дисциплин

Дисциплина: История государства и права зарубежных стран.

РЕФЕРАТ

по теме : «Государство и право Древнего Рима»

Подготовил:

Студент 332 группы

факультета «Юриспруденция»

Блатной И.А.

Белгород - 2008 г.


План

Вступительная часть
1. Право Древнего Рима
А) Римское право в период ранней республики. Закон XII таблиц
Б) Структура классического римского права
В) Римское классическое частное право
Г) Римское классическое публичное право.
Заключительная часть (подведение итогов)

Литература:

Основная

1. *Всеобщая история государства и права. Учебник / Под ред. проф. К.И. Батыра. – М., 2001.

2. *Графский В.Г. Всеобщая история права и государства. - М., 2000.

3. *Жидков О.А., Крашенинникова Н.А. История государства и права зарубежных стран. Учебник для вузов. Часть 1, 2. – М., 2001.

4. *Косарев А.И. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов. – М.: Из-во НОРМА, 2002.

Дополнительная

1. *Античная демократия в свидетельствах современников/ Сост. Л.П. Маринович, Г.А. Кошеленко. - М., 1996.

2. *Маслова И.С. Римское право: Учебное пособие. – М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2002.

3. *Новицкий И.Б. Римское право. - Изд. 6-е, стереотипное. - М.: ТЕИС, 2002.

4. *Омельченко О.А. Основы Римского Права: Учебное пособие. - М.: Манускрипт, 2002.

5. *Римское частное право: Учебник. / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. – М.: Юристъ, 1996.


Введение:

Одно из величайших достижений Античного мира — римское право. Усилиями должностных лиц и прежде всего преторов, а также знаменитых «классических» юристов была создана правовая система, устанавливающая наиболее оптимальный режим юридического регулирования простых товарно-денежных отношений, основанных на частной собственности. Достигнутое в ходе длительного развития совершенство формы и содержания, логическая обоснованность, четкость, ясность изложения в немалой степени обусловили его восприятие (рецепцию) правом последующих эпох. Из всех факторов, содействовавших рецепции права рабовладельческого Рима, два заслуживают особого внимания. Первый из них — достижение необходимой юридической абстракции в праве. Все свободные (независимо от социального и национального происхождения) наделялись юридическим равенством в области частного права. Раб низводился на уровень обычного товара — объекта права собственности. Впоследствии, когда рабства не стало, сохранилась точная юридическая разработка понятия объекта права собственности.

Второй фактор — глубина подхода «классических» римских юристов к проблеме правоприменения, особенно оцененного в Новейшее время. «Когда право противоречит справедливости, должно предпочесть последнее» (Дигесты. 15.1.32). Не будем касаться вопроса о том, что древние римляне понимали под справедливостью. Важно другое: было намечено должное направление преодоления возможного противоречия между устаревшей, но не отмененной правовой нормой и отношением, полезным для общества и требующим защиты правом.


А) Римское право в период ранней республики.

Закон XII таблиц.

Общая характеристика. Законы XII таблиц были выработаны комиссией 12 (децемвиров) в середине V в. до н. э. (451—450 гг.). Свое название они получили от того, что были начертаны на 12 деревянных досках-таблицах, выставленных для всеобщего обозрения на главной площади Рима, в его политическом центре — Форуме.

Законы XII таблиц были в своей основе записью обычного права. Больше всего в них нуждались плебеи (для защиты от произвола патрицианских судей).

Отличительной чертой названных законов был строгий формализм: малейшее упущение в форме судоговорения влекло за собой проигрыш дела.

Законы таблиц регулировали сферы собственности, семейных и наследственных отношений, содержали нормы, относящиеся к займовым операциям, к уголовным преступлениям, но вовсе не касались государственного права.

Важной чертой римского права собственности было подразделение ее на два типа. К первому типу (рес манципи) относились земля (поначалу — около Рима, а затем — вся земля Италии вообще), рабочий скот, рабы, здания и сооружения, сервитуты; ко второму типу (рес нек манципи) — все прочие вещи.

Для отчуждения вещей первой категории — продажи, мены, дарения и пр.— требовалось соблюдение формальностей, носивших название манципации. Наложив руку, следовало сказать: «Я утверждаю, что эта вещь принадлежит мне по праву квиритов». Манципация сообщала приобретателю неоспоримое право собственности на вещь. Без манципации уплаты денег было недостаточно для возникновения права собственности. Передача манципируемой вещи происходила в торжественной обстановке, в присутствии пяти свидетелей и весодержателя с весами и медью. Последнее указывает на то, что обряд манципации возник до появления чеканной монеты — асса, но медь в определенном сторонами весе уже фигурировала в качестве общего эквивалента. Формальности служили запоминанию сделки на тот случай, если в будущем возникнет связанный с ней спор о собственности.

Все другие вещи, даже драгоценные, переходили посредством простой традиции, т. е. бесформальной передачи на условиях, установленных договором купли-продажи, мены, дарения и пр.

Старый раб, как и старая лошадь, требовал при переходе из рук в руки манципации, а драгоценная ваза — традиции. Дело в том, что первые две вещи относятся к разряду орудий и средств производства и по своему происхождению тяготеют к верховной коллективной собственности римской общины, тогда как ваза, украшение, как и всякая другая обиходная вещь, были как изначально, так и в последующем предметами индивидуальной собственности.

Что касается займа, Законы XII таблиц помимо обычных займовых операций, связанных с процентами, закладом и пр., знают еще и так называемый нексум, т. е. самозаклад должника — долгое обязательство под гарантию свободы. По истечении законной просрочки платежа кредитор был волен арестовать должника и заключить его в свою домовую (долговую) тюрьму. Три раза подряд в базарные дни кредитор обязывался выводить должника на рынок в надежде, что найдутся родные, близкие, сердобольные, согласные выплатить долг и выкупить должника из неволи. Если таковых не находилось, должник предавался смерти или продавался за границу. Только в конце IV в. до н. э. законом Петелия подобный договор займа был реформирован, и долговое рабство отменено. С этого времени должник отвечал перед кредитором в пределах своего имущества.

Помимо обязательств из договоров, Законы XII таблиц знают и такие, которые возникают из причинения вреда и противоправных действий вообще (воровство, потрава и пр.). Например, вора, захваченного с оружием в руках, разрешалось казнить на месте преступления. Та же участь ожидала того, кто преднамеренно «поджигал строения или сложенные у дома скирды хлеба».

Семейное и наследственное право. Римская семья, как ее рисуют Законы XII таблиц, была строго патриархальной, т. е. находящейся под неограниченной властью домовладыки, каким мог быть дед или отец. Такое родство называлось агнатическим, а все «подвластные» домовладыке были друг другу агнатами.

Когнатическое родство возникало с переходом агната (агнатки) в другую семью или с выделом из семьи. Так, дочь домовладыки, вышедшая замуж, подпадала под власть мужа (или свекра, если он был) и становилась когнаткой в отношении своей кровнородственной семьи. Когнатом становился и сын, выделившийся из семьи (с разрешения отца). Напротив, усыновленный и тем самым принятый в семью становился по отношению к ней агнатом со всеми связанными с этим правами, в том числе и на законную часть наследства.

Агнатическое родство было несомненно более прогрессивным по сравнению с кровнородственным, когнатическим родством.

В Древнем Риме существовали три формы заключения браков: две древнейшие и одна сравнительно новая. Древнейшие совершались в торжественной обстановке, и жену отдавали под власть мужа. В первом случае брак совершался в религиозной форме, в присутствии жрецов, сопровождался поеданием специально изготовленных лепешек и торжественной клятвой жены следовать повсюду за мужем. Вторая форма брака совершалась в форме покупки невесты (в маниципационной форме).

Но Законы XII таблиц знают бесформальную форму брака — «сине ману», т. е. «без власти мужа». В этой форме брака женщина нашла значительную свободу, включая свободу развода (которой она не имела в «правильном» браке). С разводом женщина забирала свое собственное имущество, внесенное в общий дом в качестве приданого, равно как и благоприобретенное после вступления в брак. С течением времени именно брак «сине ману» получил наибольшее распространение, тогда как «правильные» формы брака сохранялись главным образом в жреческих и патрицианских фамилиях. Специфической особенностью брака «сине ману» было то, что его следовало возобновлять ежегодно. Для этого жена в положенный день на три дня уходила из дома мужа (к родителям, друзьям) и тем прерывала срок давности.

Заботы о содержании семьи лежали, естественно, на муже, ибо брак был патриархальным; мужу, конечно, не воспрещалось распоряжаться приданым, принесенным женой, оно было его собственностью. Развод разрешался мужу при всех формах брака, для жены — только в браке «сине ману».

После смерти домовладыки имущество семьи переходило агнатам по закону, а если покойный оставлял завещание, следовало слепо и свято придерживаться его буквального текста. Вдова покойного во всех случаях получала какую-то часть имущества как для собственного пропитания, так и на содержание малолетних детей, если они оставались на ее попечении после смерти отца.

Наследование по завещанию ограничивалось рядом условий. Лишая наследства кого-либо из агнатов, отец должен был прямо назвать его. Всякое наследственное распоряжение нуждалось в утверждении Народным собранием.

Уголовно-правовые постановления Законов XII таблиц отличались крайней суровостью. Смертной казнью наказывался всякий, кто посмел потравить или собрать урожай «с обработанного плугом поля». Поджигатель дома или хлеба, если он действовал преднамеренно, заключался в оковы, подвергался бичеванию, за которым следовала смерть. Всякий мог убить на месте преступления ночного вора или вора, захваченного с оружием в руках. Дневной вор, застигнутый на месте преступления, подлежал физическому наказанию, а затем выдавался потерпевшему (т. е. обращался в рабство).

Членовредительство, побои, оскорбления наказывались штрафом. Об умышленном убийстве не упоминается вовсе. Объясняется это, по-видимому, тем, что меры наказания, следуемые за него, не вызывали сомнения (смертная казнь).

О государственных преступлениях Законы XII таблиц говорят сравнительно немного: устанавливаются неправомерность и наказуемость ночных сборищ, подстрекательства врага к нападению на Рим, взяточничество судей и др.

Преступления раба рассматривались судом особо. У раба не было никаких прав на защиту. Приговоренный к смерти, он, по обычаю, сбрасывался с Тарпейской скалы.

Судебный процесс. Древнейшая форма судебного рассмотрения спорных случаев, так называемый легисакционный процесс, следующим образом рисуется Законами XII таблиц. Процесс этот состоял из двух стадий: первая называлась ин юре, вторая — ин юдицио. Первая стадия была строго формальной, вторая характеризуется свободной процедурой.

В первой стадии истец и ответчик являлись в назначенный день на Форум к магистрату, каким для данных случаев сделался со временем претор. Здесь после произнесения клятв, выраженных в точно определенных для каждого данного случая словах, претор, если никто не сбивался в произнесении должной, строго определенной формулы, назначал день суда и устанавливал сумму денег, которую та или другая из тяжущихся сторон должна была внести (в храм) в виде залога правоты. Проигрыш дела вел к проигрышу залога, и таким образом Рим защищал себя от сутяжников.

Для второй стадии процесса претор назначал судью (из списка кандидатов, утвержденных сенатом), день суда и обязывал тяжущихся подчиниться судейскому решению.

На второй стадии судья выслушивал стороны, свидетелей, рассматривал представленные доказательства, если они были, и выносил решение. Оно было окончательным, ибо ни апелляции, ни кассации древнейшее право Рима не знало.

Б) Структура классического римского права.

Последний век республики и первые 2-3 века империи были временем полного расцвета римской классической юриспруденции.

Законы XII таблиц послужили надежной опорой для регулирования сравнительно простых товарных, семейных, наследственных и других подобных отношений. Отсюда и то внешнее почтение, которое отдавалось Законам XII таблиц в более поздние времена, когда их практическое применение либо вовсе исключалось, либо стало минимальным.

В результате войн Рим завоевал Италию, а вслед за тем многие европейские и азиатские территории. В течение всего этого времени развиваются ремесла и торговля. С захваченных испанских серебряных рудников в Рим поставляли серебро для чеканки полноценной серебряной монеты, и это в значительной степени стимулировало развитие финансовых операций разного рода, включая кредитные.

Новые экономические отношения потребовали создания нового права, ибо Законы XII таблиц стали для большинства случаев неприменимы или не давали должного руководства. В этих исторических условиях в качестве толкователей и творцов права выступают преторы. Они заложили основы римской классической юриспруденции, которую разрабатывали одновременно с ними и после них римские «классические» юристы Ульпиан, Цельз, Папиниан и др.

В прошлое ушел юридический формализм, пронизывающий Законы XII таблиц. Получили признание принципы равенства сторон, справедливости, доброй совести и др. Когда право противоречит справедливости, скажет Ульпиан (умер в 288 г.), следует предпочесть последнее, т. е. справедливость получает преимущество перед строгим пониманием права.

Авторитету Законов XII таблиц начали противопоставлять авторитет «общенародного права», под которым стали понимать (и уважать) совокупность установлений, общих для многих народов. Активным поборником такого рода воззрений стали преторы.

Не посягая на текст Таблиц, римские юристы изобрели эффективный способ их корректировки, а затем и игнорирования. Оба претора — цивильный и перегринский — имели право издания эдиктов, в которых они сначала заявляли о своем вступлении в должность, а впоследствии стали все смелее творить новое право Рима. Эдикты преторов, все более расходясь с нормами Таблиц, упрощали товарооборот, снимали формализм старого права, разрешали то, что запрещалось или игнорировалось Таблицами. Таким образом, в Риме появился новый авторитетный источник права, надежно защищаемый претором.

Каждый новый претор, вступая в должность, согласно обычаю, подтверждал эдикт своего предшественника, прибавляя при необходимости какую-нибудь норму, которая могла защитить узаконенные или только еще возникавшие правоотношения. Так, наперекор праву XII таблиц возникает новое — так называемое преторское право.

Но для того чтобы претор мог с достаточной эффективностью защищать то, что он считал должным и справедливым в праве, нужно было изменить его положение в процессе. Из пассивного наблюдателя, каким он был в легисакционном процессе, он должен был стать руководителем и наставником судьи, причем наставником достаточно авторитетным и властным.

Около 150 г. до н. э. в гражданском судопроизводстве Рима произошел подлинный переворот. Как и прежде, сохранялись две стадии процесса, а решение дела передавалось судье, назначенному претором. Но судья уже не был свободен в своих действиях. Он был обязан следовать приказу претора, выраженному в виде формулы. Отсюда и название новой формы процесса — формулярный.

Формула классически состояла из 3 существенных частей: но­минации, интенции, кондемнации.

Номинация (nominaflo - называние), или назначение судьи претором для рассмотрения дела по существу искового требования.

Интенция (intentio - намерение), или исковое требование, т.е. изложение претензий истца, самая существенная часть формулы. Она излагала юридическое содержание спора, подлежащего разрешению судьей, и определяло вид иска.

Кондемнация (comdemnatio-осуждение) - это конкретное указание судье удовлетворить иск, если интенция подтвердится, или отказать в иске. Например: "Судьей по данному делу пусть будет Октавий (номинация). Если будет установлено, что серебряный стол, о котором предъявлен иск по праву квиритов, принадлежит Авлу Агерию (истцу), а ответчик (Нумерий Негидий) несмотря на твой, судья, приказ, не возвратит этого стола истцу (интенция), то ты судья, присуди с ответчика такую сумму, в которую будет оценен стол. Если же указанное не подтвердится, ты Октавий, ответчика оправдай, т.е. освободи от ответственности (кондемнания)".

Несущественными частями являются эксцепция и прескрипция.

Эксцепция – возражения ответчика против искового требования.

Прескрипция – здесь истец просил взыскать не все ему причитающееся, а только часть, при этом подразумевается что впоследствии остальная часть будет им довзыскана.

В том же направлении, что и претор, действовали и другие творцы нового, «классического» римского права — юристы, получавшие от императоров право обязательных для всех «консультаций». Важнейшими источниками права были также эдикты императоров, постановления сената.

Право частное и право публичное. По воззрениям римских юристов, всю совокупность правовых велений следует делить на две части: право частное и право публичное. К последнему, по известному определению уже упоминавшегося Ульпиана, принадлежат все те нормы, которые «относятся к положению римского государства» как целого; напротив, частное право имеет дело с тем, что касается «пользы отдельных лиц».

Таким образом, храмы и публичные дороги, например, были объявлены областью публичного права, тогда как отношения, связанные с правом собственности или владения, семейным и наследственным правом, обязательствами и пр.,— областью права частного. Это деление признавалось верным и в средние века в тех странах Европы, где было заимствовано (рецепировано) римское право. Оно укоренилось и принимается как должное и в наши дни. И мы именуем римское гражданское право частным.

Старое римское право, сложившееся из Законов XII таблиц, постановлений Народных собраний, постановлений сената, консультаций римских юристов и некоторых других источников, получило название цивильного права, права римской общины. Преторское право развивалось и наряду с цивильным, и в противоречии с ним. Наконец, третьим элементом римского права с течением времени становится так называемое право народов — юс гентиум.

Свободное от римских традиций, юс гентиум характеризовалось большей гибкостью, нежели цивильное право. Включая преторское право, оно широко заимствовало правовые нормы из права и торговых обычаев других стран Античного мира, либо находившихся в торговых отношениях с Римом, либо подпавших под его господство (Античная Греция, Древний Египет и другие восточные государства).

Благодаря формулярному процессу экономические отношения, как возникающие, так и развитые, получили надежную защиту. Произошло неизбежное в создавшихся условиях сближение цивильного и преторского права. В области оборота недвижимости и договорного права Рима было особенно велико влияние права народов. Теоретическая же разработка преторского права находилась под постоянным влиянием знаменитой греческой философии, усвоенной выдающимися представителями римской юридической науки и практики.

В) Римское классическое частное право.

Виды вещных прав (право собственности, владения, на чужие вещи). В римском праве владение определяется как фактическое господство лица над вещью, соединенное, естественно, с желанием осуществлять эту власть для себя.

Из сути владения вытекает, что основанием для его возникновения служит ранее всего оккупация (захват вещи), сопряженная с намерением держать эту вещь для себя, иметь ее в своей власти. Но непременно этот захват не должен быть ни тайным, ни насильственным: вор никогда не будет законным владельцем украденного; напротив, он «всегда в просрочке», т. е. считается незаконным владельцем с самого момента кражи со всеми вытекающими для него неблагоприятными последствиями (изъятие украденного, многократный штраф).

Владение возникает из добросовестного — без применения хитрости или насилия — пользования вещью, собственник которой либо не известен, либо безвестно отсутствует, либо не оказывает сопротивления. Беспрепятственно могут быть «захвачены» и присвоены заброшенные земли, дикие звери, рыбы, и пр., т. е. вещи, не находящиеся в чьей-либо собственности.

На помощь владельцу, если он владелец добросовестный, приходит приобретательная давность. Сроки приобретательной давности время от времени менялись — от 2-летнего владения землей по Законам XII таблиц до 30-летнего по законам поздней империи.

Всякое владение прекращается с отпадением как фактического господства лица над вещью, так и самого намерения владеть ею для себя.

Под собственностью понимается наиболее полное, наиболее абсолютное право пользоваться и распоряжаться вещами с теми лишь ограничениями, которые установлены договором или правом.

Пользоваться — значит извлекать выгоду, приносимую вещью, распоряжаться — значит определять ее судьбу.

Некоторые ограничения права земельной собственности были установлены еще Законами XII таблиц: например, никто не мог сажать деревья ближе 5—9 футов от соседнего участка и т. д.

Особой формой ограничения права собственности является сервитут — право на чужую вещь. Различались вещные и личные сервитута. Право проведения воды через чужой участок, вызванное хозяйственной необходимостью, есть пример вещного сервитута, которым римское право обременяло одного собственника в пользу другого. Под личным сервитутом понималось строго персональное право пользования чужой вещью при сохранности этой вещи. Так, наследователь может предоставить старой служанке, кормилице и пр. в пожизненное пользование комнату в доме.

Обязательственное право. Типы договоров. Обязательство есть правовое отношение, в силу которого одна сторона - кредитор - имеет право требовать, чтобы другая сторона - должник - передала кредитору какую-либо вещь; сделала; воздержалась от каких-либо действий; предоставила что-нибудь, то есть обязалась возместить причиненный вред.

Под предметом обязательства понимается объект, на который распространяются обязательства - вещи, деньги, услуги, работы, т.е. все, что не противит закону и здравому смыслу.

Всякое обязательство возникает из договора, либо «как бы из договора», из деликта, т. е. из причинения вреда, либо «как бы из деликта». Мы приводим эту классификацию, хотя она и не считается достаточно точной.

Неисполнение договора к указанному в нем сроку влечет за собой право на иск. Иски могут быть как личными, когда мы требуем от другого, чтобы он дал или сделал оговоренное, так и вещными, «когда мы предъявляем исковое требование о том, что телесная вещь наша или что какое-нибудь вещное право, например сервитут, принадлежит нам по праву».

Для действительности договора необходимо главное: а) согласие сторон, которые обязываются, и оно не должно быть исторгнуто насилием или обманом; б) его соответствие праву (закону).

Все договоры римское право разделяло на четыре группы:

- вербальные договоры;

- литеральные;

- реальные;

- консенсуальные.

Вербальный договор был древнейшим типом договора, словесным обязательством, на основе которого во времена Законов двенадцати таблиц совершались сделки разнообразных видов - купли-продажи, мены, займа и т. д. Для его действительности требовалось произнесение слов "даю", "сделаю". Вербальное обязательство устанавливалось посредством стипуляции (религиозной клятвы).

Литеральные договоры - письменные обязательства – первоначально производились записи в приходно-расходной книге, в дальнейшем в форме расписки.

Реальные контракты характеризуются тем, что обязанность исполнения и связанная с ним ответственность наступают по реальным сделкам не с момента соглашения, а с момента передачи вещи. К таким контрактам, например, относились:

• договоры хранения;

• договоры займа - такие договоры, предметом которых являются вещи, наделенные родовыми признаками: деньги, вино, зерно;

• договоры ссуды, с которыми римское право связывало вещи индивидуально-определенные, незаменимые в принципе: подлежит возврату именно то, что было дано в ссуду.

При консенсуальном договоре ответственность сторон возникает не при передаче вещи, а немедленно по заключении письменного или устного соглашения. К таким договорам относился, например, договор купли-продажи, а также договор найма.

Залог - наиболее эффективный способ обеспечения обязательства.

В период империи особым видом залога становится ипотека недвижимости. Земля, поступившая в ипотеку, оставалась до времени в руках ее собственника. Обрабатывая ее, должник мог надеяться, что своевременно возвратит заем. Но если долг оставался невыплаченным, ипотечный залог поступал в собственность кредитора. В ипотеке мог находиться инвентарь должника-арендатора;

Средствами обеспечения займа служили также поручительство третьего лица и задаток. Способом установления поручительства была обычно стипуляция: поручитель принимал на себя то же обязательство, что и должник, но ему, поручителю, давалось при этом право «обратного», т. е. регрессного требования к неисправному должнику.

По общему правилу, действующему и в наши дни, договоры, однажды заключенные, остаются нерушимыми и прекращаются взаимным исполнением. Обязательство может быть прекращено:

а) в результате новации, состоявшей в перенесении долга в другое обязательство, заключенное теми же сторонами;

б) вследствие отказа кредитора от своего права (требования);

в) по истечении времени, установленного для заявления искового требования,— исковой давности, ибо по преторскому эдикту право на не­которые иски могло быть реализовано в течение года (с момента неисправности должника).

В институциях Юстиниана вводится понятие обязательства «как бы из договора». Это: 1 - ведение чужих дел без поручения, 2 – неосновательное обогащение.

Обязательства из причинения вреда (из деликтов). Под причинением вреда понимают имущественный ущерб, наступивший в результате чьих-либо действий, нарушение правового запрета или правового установления независимо от воли причинителя. Однако виновного — с обращением к властям — преследует сам пострадавший, что отличает деликт от уголовного преступления, где стороной, преследующей виновного, выступает государство.

Виды деликтов: публичные и частные. Последние делятся на: цивильные (обида, кража, грабеж, повреждение чужого имущества) и преторские (обман, угроза, причинение вреда кредиторам).

К обязательствам «как бы из деликтов» относили действия, которые могли повлечь неправомерный ущерб, но не предусматривались законом, как деликты, или же возникшие в силу действий, совершенных без умысла, по неосторожности. Сюда относятся:

- ответственность судьи за небрежное исполнение своих обязанностей,

- ответственность за вылитое и выброшенное,

- ответственность хозяев кораблей, гостиниц, постоялых дворов за ущерб причиненный их слугами проезжающим и т.д.

Семейное право. Господствующей формой брака в период империи становится брак без власти мужа. Обязательным условием установления брачных отношений признается свободно выраженное согласие врачующихся — как жениха, так и невесты. Брак по расчету, особенно в среде имущих классов общества, становится обыкновенным явлением. При этом господство мужа в семье (хотя и лишенное прежних атрибутов власти) признается как в праве, так и в обычае.

Освободившись от религиозных и моральных оков прошлой эпохи, брак сделался легкорасторжимым, непрочным. Император Август (63 г. до н. э.— 14 г. н. э.) пытался исправить положение с помощью репрессивного законодательства. В числе прочего была установлена уголовная ответственность жены за супружескую неверность, ограничено право разводов. Лицам, не состоящим в браке, было запрещено принимать наследство по завещанию. Лица, состоящие в браке, но не имеющие детей, могли принимать наследство в половинном размере. Наконец, был введен налог на безбрачие. Закон устанавливал, естественно, и брачный возраст: от 25 до 60 лет — для мужчин, от 20 до 50 лет — для женщин. Несмотря на все эти меры, цель не была достигнута.

Раздельность имущества супругов стала общим правилом. Издержки совместной жизни нес муж, но он был вправе распоряжаться доходом, который приносило имущество жены. При прекращении брака по вине мужа приданое возвращалось жене.

Изменилось к лучшему и положение детей. Власть отца над ними ослабевает. Убийство детей было признано преступлением. Освобождение сыновей из-под власти отца существенно упростилось. Предоставление сыну особого имущества еще при жизни отца (пекулия) и некоторое связанное с этим ограничение правоспособности получило защиту претора. Был упрощен порядок усыновления внебрачных детей и т. д.

Наследственное право. Самым существенным в наследовании по закону рассматриваемого периода может считаться признание права на наследство и за теми кровными родственниками (когнатами), которые прежде его не имели.

Первыми наследовали, конечно, дети, а если их не осталось — внуки. Когда не было ни тех ни других, к наследованию призывались братья наследодателя, дядья, племянники. Если не было и их, претор предоставлял право наследования всем кровным родственникам умершего вплоть до шестого колена. Ближайшая степень родства исключала наследование последующими. Получает развитие наследование «по праву представления» (например, наследниками могли стать внуки, если к моменту открытия наследства нет в живых их родителя, который был бы наследником).

В римское право были внесены нормы, ограничивающие свободу завещательных распоряжений. Ближайший родственник умершего, если его обошли наследством, имел право по крайней мере на 1/4 того имущества, которое он получил бы при отсутствии завещания. Таким образом, в право вводился принцип обязательной доли наследования, сохранившийся до наших дней.

Само завещание стало составляться в письменном виде и удостоверяться свидетелями.

Г) Римское классическое публичное право.

Уголовное право складывалось из множества законов, включая Законы двенадцати таблиц, из постановлений народных собраний и сената, а также законов, изданных по инициативе диктаторов и императоров.

Понятие преступления, его основные характеристики. Правонарушение, подверженное действию уголовного наказания, и следовательно, принадлежавшее сфере уголовного права, обозначалось crimen в отличие от правонарушений частного права (delictum). Терминология сложилась механически — как обозначение требования о жестком возмездии, совершаемого в процессе публичного обвинения в данном деянии. В общем виде преступления по римскому публичному праву разделялись на традиционные (с. ordinaria) и нетрадиционные, или чрезвычайные (с. extraordinaria). Различие было не содержательным, а формально историческим: первые, традиционные, были предусмотрены старым правом (jusvetus) и прежде всего законами в строго определенных наименованиях и строго формализованном содержании инкриминируемого действия, а все дальнейшие дополнения в понимании данного преступления или аналогичного действия не должны были выходить за рамки первоначальных определений, иногда весьма случайных. Вторые, чрезвычайные, были в юридическом смысле созданы постановлениями императоров и не придерживались каких бы то ни было строгих формальных категорий, эти преступления допускали смягчение или отягчение ответственности в зависимости от разного рода обстоятельств. Другое основание для различия этих классов преступлений заключалось в том, что традиционные преступления предполагали в качестве наказания только ту меру, какая была предписана древним законом, где впервые устанавливалась наказуемость данного действия. Преступления чрезвычайные предполагали свободное усмотрение судьи в вынесении меры наказания, следуя общим предписаниям права: «В настоящее время тому, кто разбирает crimenextraordinaria, разрешается выносить такой приговор, какой он хочет — или более тяжкий, или более легкий — с тем, чтобы не выйти за пределы умеренности». Тем самым этот класс преступлений предполагал более сложную оценку наказуемого действия — не только по факту преступления, но по совокупности субъективных и объективных обстоятельств его совершения.

Уголовная квалификация правонарушения предполагала выяснение совокупности обстоятельств, в равной степени важных для признания действия преступным: causa, persona, loco, tempore, qualitate, quantitate, eventu (т.е. повод, личность, место, время, свойство, объем содеянного, последствия). В общем виде личность преступника (или субъект преступления) не обязательно идентифицировалась с человеческой личностью: преступления не могли совершать только боги (в христианскую эпоху субъектом преступления мог быть признан дьявол, действующий через чье-либо посредство). Могли быть преступления, совершенные животными, но уже отдельный вопрос составляло дальнейшее применение наказания. В узком смысле при оценке личности преступника следовало иметь в виду, «мог ли он совершить преступление, не совершал ли преступлений в прошлом, действовал ли сознательно и в здравом уме». Иначе, главное внимание уделялось фактически содеянному и отношению преступника к этому содеянному, а также тому, представлял ли преступник общественно опасную личность вообще. Среди других обстоятельств оценки преступления качество и общественная опасность действия также представлялись наиболее существенными для уголовной квалификации и вынесения последующего наказания.

Преступление в римском праве было строго индивидуализированным действием: не признавались преступления, совершенные сообществом или в группе; в последнем случае каждому участнику группы вменялось в вину собственное наказуемое законом деяние. Преступным было только активное действие: нельзя было, в традиции римского права, совершить преступление бездействием; это в свою очередь выражалось и в специфическом понимании уголовно-правовой вины как обстоятельства, важнейшего для оценки личности преступника и вынесения ему возможного наказания. В целом ряде правонарушающих действий специальное качество субъекта преступления также было существенным для квалификации действия как преступления: например, женщины или дети не могли быть преступниками по обвинению в «посягательстве на конституцию», не гражданин Рима не мог быть субъектом должностных преступлений и т.д. Другие специальные условия оценки преступлений определялись ви­дом действия в зависимости от условной правовой их классификации.

Основные группы и виды преступлений. Классификация преступлений в римской юридической культуре предопределялась в основном объектом преступного посягательства. Поскольку в общем виде для того, чтобы действие было признано как преступление - crimen, необходимо было предполагать, что совершается посягательство на правопорядок «публичных дел», то критерием для спецификации объекта — и соответственно для отнесения действия к той или другой группе (от чего зависело и предполагаемое возможное наказание) — была важность объекта посягательства в общей иерархии «публичных дел». В зависимости от этой важности можно выделить не менее 12 общих групп преступных действий в римском уголовном праве.

1) Преступления против всего сообщества (versusreipublicae). Субъектом этого класса преступлений мог быть только римский гражданин, причем в отдельных видах — с дополнительной квалификацией. Важнейшими видами в этой группе преступлений были:

а) наказуемое сотрудничество с врагом (воинская измена, дезертирство при военных действиях, сдача врагу города, области, поджог города или обороняемого объекта в условиях боевых действий и т.п.) — субъектом этого вида прес­туплений были только военные лица, т.е. римские граждане в момент про­хождения ими воинской службы;

б) ниспровержение конституции, или публично-правового порядка (заговор с целью изменения формы госу­дарственного строя или изменения полномочий учреждений, действия с целью передачи власти неуправомоченному лицу и т.п.) — в этих преступлениях предполагалось, что преступником может быть только полноправный римский гражданин, который мог оказать реальное влияние на отправление государственных полномочий;

в) посягательство на магистратские и жреческие обязанности и их исполнение (корыстное использование полномочий для изменения публично-правового порядка и прав римского народа) — субъектом этих преступных действий также могли быть только особые лица: магистраты, жрецы;

г) пренебрежение гражданскими обязанностями (отказ от несения воинской службы гражданином, неисполнение воинских порядков и службы, восстание с любой целью, т.е. участие в нем);

д) небрежение гражданско-религиозными обязанностями (вранье при трактовке т.н. «сивиллиных книг» и вообще религиозных предзнаменований, преступления против римской религии) — в этих преступлениях субъектом могли быть и женщины-римлянки, особенно причастные исполнению религиозных церемоний;

е) покушение на личность должностного лица (покушение на магистрата, попытка убить, неудавшееся убийство государя и т.п.). В эпоху поздней республики сложился особый подвид внутри этой группы— 1а) оскорбление величия римского народа (laesemaiestatis). Так квалифицировались убийства должностных лиц, позднее — государя. Понятие было неконкретным и нередко охватывало любые, даже идейные посягательства на власть.

2) Убийство и приравненные к нему преступления. Эта груп­па преступлений римского права наиболее точно выражает специфичность вообще конструкции преступного действия. Во-первых, далеко не всякое убийство рассматривалось как уголовно наказуемое, но только в тех ситуациях, где усматривалось посягательство не на личность, а на ее специфический статус как римского гражданина, носителя части полномочий римского народа. Во-вторых, особой квалификации подлежали связанные с убийством действия, которые свидетельствовали о подготовке, обдуманности и злостном характере посягательства на правила публичного правопорядка. Из числа вполне наказуемых убийств исключались: убийство раба, ребенка, убийство в случае необходимости, на войне, совершенное вне римской территории, убийство перебежчика, приговоренного к смерти, убийство нарушителя святости брака отцом потерпевшего. Все прочие виды убийств расценивались равно и рассматривались как тяжкое преступление. С точки зрения последствий действия все прикосновенные к убийству квалифицировались едино как сообщники. Дополнительно квалификации подлежали: убийство оружием и при совершении разбоя, убийство родственников, изгнание плода или неродившегося ребенка. Специально квалифицировались (как намерение совершать убийство): приготовление ядов и «любовных» зелий, кастрация, магия и «волхование», злостный поджог на корабле. Приравнивание этих преступлений к убийству вызывалось презумпцией наступления наиболее возможных и наиболее опасных последствий.

3) Злоупотребление властью в отношении граждан. Основным видом действий, признаваемых здесь как преступные, было насилие должностного лица в отношении личности или имущества гражданина, не вызванное исполнением магистратских обязанностей, но с использованием атрибутов должности (ликторов, стражников, знаков власти и т. д.). Субъект этой группы преступлений был строго специальным — должностное лицо и только при исполнении своих полномочий.

4) Подделка и вранье с правовыми последствиями. Смысл этой группы преступлений заключался в наказуемости посягательств на установленный порядок правовых отношений и управления, а также правосудия: подделка завещаний, фальшивомонетничество, подделки в отношении права и закона (ложное истолкование закона судьями или адвокатами, использование вымышленных норм права), подделки в отношении мер и весов, измышление в отношении родства (при завещании, опеке и т.п.). Для одних видов преступлений этой группы подразумевался специальный субъект — судейские и юрисконсульты, для большинства — любые лица, даже не из числа римских граждан.

5) Половые преступления. Субъект этой группы преступлений различался в зависимости от внутренних видов: в преступлениях против норм брачно-семейного права (инцест, запрещенные браки, прелюбодеяние, неравный или бесчестный брак, двоеженство) мог быть обвинен только полноправный гражданин, причем в специальных случаях (бесчестный брак) только особого сословного статуса; в преступлениях в собственном смысле половых (похищение женщин, педерастия, сводничество) могло быть обвинено любое лицо, причем в некоторых случаях для собственно римских граждан предполагалась извинительность таких действий.

6) Вымогательство. К этой группе относились два главных вида преступлений: взяточничество чиновников (причем предметами наказуемой взятки могли быть только определенные вещи, главным образом деньги; не рассматривались в качестве взяток, даже безразлично к их стоимости, еда и питье для личного употребления, почетные подарки от родственников и т.п.) и вымогательство при отправлении должностных обязанностей (главным образом при сборе налогов). В этой группе субъект был вдвойне специфичен: это только должностное лицо, и такое должностное лицо, от которого прямо зависело совершение действий в интересах потерпевшего.

7) Преступления против собственности. В классическую эпоху римского права к этой группе относилось немного преступлений, и главным образом кража с дополнительно квалифицирующими признаками; имущественные посягательства одних римских граждан против других считались главнейшим из частных деликтов и не влекли уголовных наказаний. В позднейшую эпоху особо квалифицированные виды кражи, содержавшие момент общественной опасности (ночная, крупная по размеру украденного, кража в банях, скота, кража с оружием в руках, кража из сумок и сундуков), стали объектом уголовного преследования. Вторым особо квалифицированным видом краж была кража имущества с элементами посягательства на публичный порядок (супружеская кража, кража государственного и священного имущества, урожая целиком, кража наследства). При краже также безразличен был момент прикосновенности: соучастие или пособничество, один или несколько — важен был только свершившийся результат действия.

8) Покушение на неприкосновенность личности. Если не содержалось деликта — личной обиды в результате действия, и если не было более тяжкого последствия, то сам факт намерения причинить это был преступным. Наказывалось любое лицо, даже уличенное только в попытке нанести личное повреждение, тем более совершить убийство.

9) Повреждение имущества. Из имуществ, покушение на кото­рые рассматривалось как преступление, исключалось любое имущество частных лиц. Преступным было любое посягательство любого лица, даже ребенка, на целость общественных зданий, строений, храмов, гробниц и т.п.

10) Предвыборная коррупция. Это преступление (и сходные с ним) подразумевало посягательство не столько на собственно публичный порядок, сколько на морально-нравственные нормы общежития. Субъектом мог быть только римский гражданин, официально допущенный к ведению предвыборной агитации в свою пользу и лично уличенный в преступлении (подкуп избирателей). Действия аналогичного смысла от его имени не рассматривались как это преступление.

11) Преступления против хозяйственного порядка. К этой группе преступлений относились главным образом злоупотребление экономической монополией (взвинчивание цен, отказ в продаже товара какому-либо лицу не по причине цены и т.п.) и корыстное использование торговой свободы (скупка товара по дороге на рынок). Субъектом преступления мог быть только полноправный хозяйственный субъект (обладавший juscommercii).

Цель наказания и общие принципы ответственности. Признание действия уголовно наказуемым ставило юридический вопрос о наложении на лицо уголовного наказания. Термин был греческого происхождения и выражал исходное представление об очищении (punitio) общины, сообщества, от преступника и предоставлении его во власть богов карающих. В раннем римском праве осуждение на уголовное наказание от имени народа имело абстрактно-всеобщий смысл, а конкретная форма применения наказания устанавливалась дополнительно, по усмотрению высших магистратов. С развитием специально уголовного законодательства наказание стало конкретным в зависимости от вида и даже сопутствующих обстоятельств преступления, от характера субъекта преступления, стали применяться также комплексные наказания. Наконец, в развитом римском праве выработались некоторые общие критерии определения формы наказания, следуя общей цели уголовного возмездия и общим принципам публично-правового порядка.

По своему содержанию и по направленности наказание должно носить правовой характер, т.е. оно должно быть прямо предусмотрено правом в связи с данным преступлением и представлять конкретную общественную оценку действий преступной личности: «Наказание налагается не иначе как по закону или по иному правовому предписанию соответственно правонарушению». Наказание должно быть конкретно в юридическом отношении связано с оценкой именно данного преступления: «Сколько правонарушений, столько и наказаний», — и не может быть наказания, адресованного преступнику вообще либо за вообще пре­ступления без точного правового определения их свойств. В определе­нии наказания, следовательно, безусловно отсутствует расширительность его понимания.

По своей социально-правовой цели наказание должно иметь превентивно-профилактический смысл: «Наказание должно исправлять людей». Этому же должна служить и неотвратимость наказания за преступление: в интересах общества «не оставлять преступника безнаказанным ... с тем, чтобы и другой не думал совершать его». Причем неотвратимость римская юстиция трактовала именно в этом ключе целесообразности, а не правовой справедливости, воздаваемой личности в виде наказания. Социальная целесообразность наказания может доминировать перед чисто правовыми критериями: «Иногда наказание усиливается в интересах государства... ». Наказание может быть наложено и исключительно по принципу правовой целесообразности: «Хотя наказание иногда накладывается без вины, но никогда без причины».

По своей юридической обоснованности наказание должно быть в некоей условной мере соответственным (в правовом смысле, квалификационном и с точки зрения материального содержания) преступлению. Вообще вопрос о соответствии наказания преступлению представляет одну из кардинальных и труднейших проблем уголовной юриспруденции, и опыты ее разрешения были всегда обусловлены общим пониманием смысла и цели наказания вообще. Римская юстиция начало соответствен­ности трактовала в узко практическом смысле: как соответствие формы наказания общественной опасности и тяжести преступного действия. «На­казание за любое преступление должно быть соразмерным». С точки зре­ния материального содержания соответственности наказания преступ­лению следствия этого принципа были более сложными. Во-первых, это приводило к безусловному признанию связанности формы наказания ка­чеством преступления: где преступление, там и ответственность. Во-вторых, наказание и преступление должны быть связаны местом и временем: не может быть наказания, назначен­ного за преступление, совершенное (с точки зрения права) в другом месте и в условиях действия других норм права. В-третьих, сама форма наказания должна иметь какое-то отношение к качеству преступления. В частности, это приводило к тому, что римское право исключало из возможных наказаний тюремное заключение («Задача тюрем не в том, чтобы карать, а чтобы содержать под стражей»), а также полную конфискацию имущества.

Римская юстиция сделала также общую попытку построить принципы иерархической лестницы в уголовном наказании — с тем, чтобы в общем виде определить принципы наложения наказания за многочисленные и разнообразные виды преступлений. Наказание, носящее личный, тем более физический характер (телесное, отяготительное и т.п.), признавалось в любом случае более тяжким, чем любые имущественные взыскания. Следовательно, считалось, что в лестнице уголовных наказаний самое легкое телесное наказание стоит выше любого денежного. Выработалось и начало взаимного поглощения уголовных наказаний (поскольку общее правило требовало, чтобы за каждое совершенное преступление назначалось свое наказание, нередки были ситуации, когда наказаний было много, причем они не совпадали по реальной значимости и последствиям для преступника): более строгое наказание, считалось, включает и поглощает более умеренное (осужденного на смерть, например, не следует дополнительно наказывать продажей в рабство или т.п.).

Виды наказаний. Конкретный вид и способ примене­ния наказания устанавливались или определенным законом, касающимся того или иного конкретного вида преступления, или правовой традицией, или судейским усмотрением, исходя из качества преступления, личности преступника и общих допускавшихся при тех или иных обстоятельствах видов наказаний римской правовой практики. Основное место занимали наказания, которыми преступник тем или иным способом должен был подвергнуться общественному осуждению со стороны равных, лишен привилегий, связанных с принадлежностью к римскому сообществу, лишен возможности в дальнейшем посягать на интересы и правопорядок сообщества.

1) Смертная казнь (poenacapitis). Этот вид наказаний назначался либо ввиду особой общественной опасности, особой дерзости преступлений, либо при посягательстве на священные устои римского общества. Обычным способом смертной казни эпохи классического Рима было обезглавливание топором; для военных или в военных условиях — мечом. Специальными видами смертной казни (по квалифицированным, обычно со специальным субъектом, преступлениям) были: распятие на кресте (в дохристианскую эпоху для свободных, нарушавших религиозные предписания и осуждаемых жреческой юстицией; в христианскую эпоху — для рабов), утопление в мешке, брошенном в воду (за убийство своих родственников), сожжение, отдание диким зверям во время цирковых представлений (равнозначное распятию и с тем же религиозным смыслом отвергающего осуждения), замуровывание в стене (в отношении женщин — жриц богини Весты, либо позднее монахинь за нарушения религиозных предписаний или общественной морали), сбрасывание со скалы. В обиходе были и так называемые домашние виды смертной казни, выражавшиеся в приговаривании к самоубийству (принуждение выпить яд, вскрытие вен в теплой ванне и т.п.).

В классическое время вынесение приговора о смертной казни влекло ее немедленное применение. В период монархии традицией стала отсрочка приговора: от 30 дней до 1 года. Менялось и место осуществления смертной казни: вначале обязательным было ее осуществление под открытым небом, позднее более распространенным стало закрытое применение, в тюрьмах или других местах заключения. Тело преступника в эпоху язычества обязательно выдавалось родственникам для погребения. В средневековье, особенно когда смертная казнь была связана с религиозным осуждением приговоренного, тело казненного, как правило, не хоронилось и придавалось поруганию.

2) Принудительные работы. К этому виду наказания могли приговариваться как неримские граждане, так и римские, но для последних было предварительное условие в виде лишения прав гражданства, и поэтому они как бы карались рабскими, недостойными занятиями. Основных видов принудительных работ было два: приговаривание к работе на рудниках (за преступления против римского народа, за военные преступления), которые считались по тяжести следующим наказанием после смертной казни, и приговаривание к использованию в школе гладиаторов (инструктором, бойцом, «куклой» для тренировок); второй вид принудительных работ был несколько более благоприятным, поскольку давал потенциальную возможность при ремесленном успехе получить освобождение от рабства на удачно проведенном бою.

3) Лишение гражданского статуса. За очень многие виды преступлений, за должностные преступления, нарушения нравственных устоев общества т.п. законы предполагали лишение гражданина его статуса. Оно могло быть максимальным — в виде полного и окончательного лишения прав римского гражданина (путем изгнания из общины навсегда, путем продажи в рабство вовне римской территории) и могло быть частичным. Частичное лишение прав гражданства следовало либо после осуждения на лишение прав по римской семье (преступления против родственников, бесчестные поступки), либо после специального лишений прав гражданства через осуждение на изгнание (deportatio). И первый, и второй случай (т.е. изгнание-депортация) не лишали бывшего римского гражданина его свободного состояния и связанной с этим правозащиты. Депортация обычно заключалась в принудительном выселении на какой-либо остров; эпизодически в практике были случаи депортации в отдаленные римские поселения на новозавоеванных территориях. Режим ссылки мог быть также различным и предусматривать разные последствия: осужденный мог быть сослан вообще из Рима без обозначения конкретного места его жительства — и тогда мог жить там, где не будет возражений местных властей; мог быть сослан в какое-то строго определенное место — и тогда местные власти следили, чтобы он не покидал определенного ему места поселения. Приговор мог предусматривать возможность возвращения по истечении некоторого срока; если такого не было, то сосланный безусловно не мог возвратиться из ссылки без дополнительных правовых решений. Единственной причиной, по которой самовольное возвращение из ссылки не было наказуемым, признавалось обоснованное желание видеть государя или ходатайствовать перед ним (если, конечно, государь ранее не выразил запрета на такое ходатайство).

4) Заключение в тюрьму. Заключение в тюрьму как вид наказания допускался только в отношении рабов — за маловажные преступления, за ослушание господ, за отказ от свидетельских показаний и т.п. Тюрьмы в основном были или храмовые, или используемые не в точном своем назначении подземные помещения при цирках, школах гладиаторов, других общественных учреждениях. Какого-либо регулирования сроков заключения не было и, по-видимому, все зависело от административной практики по каждому случаю.

5) Телесные наказания. Членовредительские телесные наказания в римском уголовном праве не применялись (в раннее время возмездное членовредительство допускалось в рамках деликтного права). Болезненные телесные наказания также были редким видом — и главным образом как побочное, или дополнительное, наказание. Как основное телесные наказания применялись только за кражи детей. Вообще телесное наказание (порка) считалось позорным наказанием и применялось главным образом в отношении рабов: их били специальным бичом, который не только был более болезненным, но и позорящим орудием. Свободных римских граждан также могли подвергать телесным наказаниям — битью палками или розгами, но это наказание накладывалось магистратом в полицейско-административном или военном порядке, и поскольку пучок розог с вложенным в них топором считался знаком власти должностного лица (который за ним носили специальные слуги-ликторы), то этим как бы смягчались общественно-нравственные последствия порки. Наиболее важным было то, что наложение телесных наказаний влекло ограничение некоторых гражданских прав, в том числе отнятие части имущества.

6) Штрафы. За мелкие преступления, в основном почти неразделимые с частными деликтами, могли накладываться и имущественные взыскания — штрафы. Штраф мог быть выражен в материальной форме (скотом) и в денежной. Применялись штрафы в основном в магистратско-комициальной юрисдикции. Закон должен был предписывать точную меру штрафной санкции — только в этом случае его можно было применять. В связи с традиционным формализмом римского законодательства это порой делало бессмысленным применение штрафа в точном соответствии с нормой закона, поскольку истечение длительного времени могло превратить давнее имущественное взыскание в несущественное для преступника.

Формы уголовного процесса. По римскому праву уголовному преследова­нию подлежали только правонарушения, которые затрагивали порядок «публичных дел» (публичные интересы). Значительный ряд опасных правонарушений (которые современное право однозначно относит к числу уголовных преступлений — кража личного имущества, причинение телесных повреждений т.п.) рассматривался в римской юсти­ции как вопрос частного права и поэтому подлежащих разбирательству не в порядке уголовного, а чисто гражданского судопроизводства. В итоге сложилось так, что факт уголовного судебного разбирательства определялись совокупностью обстоятельств: - правовым содержанием предполагаемого дела; - качеством субъекта преступления; - наличием особой подсудности; - предполагаемым возможным наказанием и др. Единой формы уголовного судопроизводства римская юстиция не предполагала.

В зависимости от разного рода обстоятельств сложились пять более-менее типичных и общераспространенных форм уголовного судебного разбирательства.

1) Чисто магистратский публичный процесс — который велся единолично уполномоченным должностным лицом - курульным магистратом, в случае специальных обвинений против особых категорий лиц. В этой форме велись дела по воинским преступлениям, иногда про­тив женщин-римлянок, против иностранцев, рабов и других сословно неполноправных лиц. При рассмотрении дел единолично магистратом допускалась только самозащита обвиняемого, порядок разбора дела не регулировался никакими формальными процедурами.

2) Магистратно-комициальный процесс — который велся высшим магистратом с участием народного собрания в качестве обязательной апелляционной инстанции. В этой форме велись дела по наиболее важным преступлениям, совершенным римскими гражданами, в особенности тем, которые могли повлечь в качестве наказания смертную казнь. Эта форма разбирательства предполагала несколько обязательных стадий судебного хода дела: приглашение к суду, изыскание обстоятельств содеянного, приговор магистрата, обращение к общинному суду за утверждением приговора, решение народного собрания; все стадии проходили в точно регламентированных формальных процедурах.

3) Частный процесс по частным правонарушениям (в рамках деликтного права) в суде претора — который не различался от разбирательства других дел на основе частного права вещного или обязательственного содержания.

4) Процесс коллегии присяжных — который производился специально организованными коллегиями присяжных судей (в основном высшего сословия) под пред­седательством магистрата (как правило, претора). В этой форме велись разбирательства должностных обвинений, тяжких уголовных преступлений, преступлений против публичного правопорядка, совершенных римскими гражданами.

5) Муниципальный процесс — который велся единолично магистратом в провинции на основе его специальных там полномочий как в отношении римских граждан, так в отношении вообще всех жителей провинции и сводился, как правило, к утверждению решений и приговоров существовавших там своих органов общинной юстиции.

Порядок уголовного судопроизводства. Основные правовые процедуры, в общих рамках уголовного судопроизводства, сложились при отправлении магистратско-комициального или магистратского с участием присяжных судебного рассмотрения уголовных дел.

Для начала уголовного судопроизводства необходимо было, чтобы частное лицо (полноправный римский гражданин) обвинил другое лицо в нарушении права с признаком уголовного преступления, в частном порядке обратился в соответствующую судебную инстанцию и выразил решимость в порядке частной инициати­вы поддерживать обвинение. Ни должностные лица, ни официально исполнявшие судейские функции, ни кто бы то ни было в своем качестве не гражданина, а чиновника, военного, священнослужителя и т.д. не мог ни возбудить уголовного дела, ни поддерживать обвинения в суде, представлять доказательства и т.п.

Данное лицо обращалось в специальный по данной категории дел орган — уголовную комиссию (quaestio). Объединение всех комиссий считалось как бы верховным уголовным судом. В составе их было по несколько специалистов судей из числа граждан высших сословий, присяжные судьи избирались по жребию; председательствовал специальный претор. Все они подписывали обвинительный акт, в котором указывались:

1) место слушания дела,

2) имя претора,

3) имя обвинителя,

4) имя обвиняемого,

5) суть вчиняемого преступления,

6) указания закона по этому поводу,

7) место, год и месяц совершения преступления.

Обвиняемый пользовался правом пересмотра акта обвинения. (В случае большинства обвинений гражданин оставался полностью свободным до суда и в ходе суда; предварительному заключению подвергались обвиняемые в отцеубийстве и в попытке восстановить царскую власть в Риме.)

Обвинитель в известном смысле связывал себя фактом обвинения. При проигрыше дела в суде, при недоказанности обвинения, обвинителю мог быть в свою очередь вчинен иск со стороны прежнего обвиняемого по поводу клеветы на него, а также любой римский гражданин мог обвинить его в недобросовестности, сговоре с обвиняемым и возбудить очередное дело.

После определения содержания обвинения следовала процедура назначения состава суда присяжных. Каждая сторона имела право отводить определенное количество назначенных в списке присяжных; как правило, в слушании дела принимали участие от 35 до 75 присяжных (типичным было наличие 51 присяжного). Затем жребием определялись судьи-специалисты. Суд собирался в специально организованном месте, в строго определенные дни и часы, был открытым и гласным: помимо участников процесса и их приглашенных не запрещалось участие публики. Судоговорение начиналось с речи обвинителя, в которой тот обязан был следовать четырем условиям. Обвинение могло быть строго единичным, т.е. кого-либо можно было обвинить в ходе процесса только по одному уголовному преступлению (одного типа). Главным элементом судоговорения были речи: обвинителей и обвиняемого (с его защитниками) — как правило, по 4 с каждой стороны, но могло быть и до 12. Время речей не ограничивалось. Позднее, во избежание злоупотреблений, установилось правило, что обвиняемому давалось время на треть большее, чем речь обвинителя. Допрос свидетелей велся лично сторонами. После завершающего спора ораторов и напутствия председательствующего наступал момент решения присяжных.

Присяжные выносили общий вердикт голосованием. Решение их предполагалось трояким: «оправдан», «приговорен», «истина не установлена». Приговор требовал голосов не менее 50% присяжных, при равенстве голосов «за» и «против» подсудимый оправдывался. Слушание дела могло быть возобновлено с тем же либо с аналогичным содержанием обвинения, но по прошествии определенного времени. Приведение приговора в исполнение оставлялось на попечении обвинителей с выдачей им специальных приказов на имя уполномоченных магистратов города.

Средства доказывания уголовного обвинения. При уголовном судебном разбирательстве сложился свой круг доказательств, которые могли использоваться в процессе (отличный от гражданского судоговорения). Первым и главным доказательством были показания свидетелей. Свидетельствовать по делу могли только полноправные римские граждане; допускалось свидетельство женщин, детей, лиц чужого гражданства, даже рабов (в случае государственных преступле­ний).

Достаточными для обвинений признавались также улики, добытые в ходе обыска дома обвиняемого (причем обыск должен был проходить в точно установленной законом процедуре, с тем чтобы исключить возможность подбрасывания улик), а также свидетельства, почерпнутые из бумаг (выемка бумаг). Письменные доказательства учитывались в уголовном процессе только, если речь шла о документах официального содержания и назначения (не о частных документах): бумаги следовало представлять в оригиналах непосредственно суду (допускалась задержка не более чем в 3 дня).


Заключение.

Право Древнего Рима оказало огромное влияние на историю всего мирового права, и, прежде всего, историю права европейского континента. Такое влияние закономерно: территории большинства современных европейских государств в прошлом либо структурно входили в Римскую Империю в качестве провинций, либо находились под сильнейшим воздействием ее культуры, в том числе и правовой. В течение многих веков Рим отождествлялся с центром мира. В Рим вели не просто дороги (имеется в виду крылатое выражение «Все дороги ведут в Рим»), туда вели торговые пути, культурные и политические связи со всего окружающего мира. Именно поэтому древнеримское государство можно назвать «мировым форумом» - центром политической и культурной жизни всего мира времен античности.

Значение римского права для современного юриста очевидно. Изучая правовые институты и другие конструкции права древнеримского государства, Вы знакомитесь с историей мирового права, в том числе с важнейшей составляющей истории права России. Это объясняется тем, что многое в современной российской правовой действительности заимствовано из античного римского права. Например, институты правового статуса, правоспособности и дееспособности, юридического лица имеют своим началом правовую систему античного Рима. Другим примером служит тот факт, что категориальный аппарат ныне действующего Гражданского кодекса Российской Федерации в значительной своей части построен на основе древнеримских латинских юридических категорий. Это, в частности, такие категории, как акция, акцепт, депозит, новация, облигация, оферта, эмансипация и другие.

Без знания первородного значения основных правовых институтов российского права, истории их возникновения и развития не может состояться ни один юрист. Римское право формирует профессиональную культуру у современного правоприменителя, развивает юридическое мышление.


Список использованной литературы

1. Античная демократия в свидетельствах современников / Сост. Л.П. Маринович, Г.А. Кошеленко. - М., 1996.

2. Всеобщая история государства и права. Учебник / Под ред. проф. К.И. Батыра. – М., 2001.

3. Графский В.Г. Всеобщая история права и государства. - М., 2000.

4. Жидков О.А., Крашенинникова Н.А. История государства и права зарубежных стран. Учебник для вузов. Часть 1, 2. – М., 2001.

5. Косарев А.И. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов. – М.: Из-во НОРМА, 2002.

6. Маслова И.С. Римское право: Учебное пособие. – М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2002.

7. Новицкий И.Б. Римское право. - Изд. 6-е, стереотипное. - М.: ТЕИС, 2002.

8. Омельченко О.А. Основы Римского Права: Учебное пособие. - М.: Манускрипт, 2002.

9. Римское частное право: Учебник. / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. – М.: Юристъ, 1996.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему