регистрация / вход

Гражданско-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации

Правовые категории чести, достоинства и деловой репутации. Сущность, субъекты гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации, способы ее осуществления. Компенсация морального вреда, причиненного распространением порочащих сведений.

Гражданско-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации


Содержание

ВВЕДЕНИЕ

1. Правовые категории чести, достоинства и деловой репутации

1.1 Понятие чести, достоинства и деловой репутации

1.2 Право на честь, достоинство и деловую репутацию

2. гражданско-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации

2.1 Сущность гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации

2.2 Субъекты гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации

2.3 Способы защиты чести, достоинства и деловой репутации

2.4 Подведомственность дел о защите чести, достоинства и деловой репутации

3. Компенсация морального вреда, причиненного распространением порочащих сведений

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

Конституция Республики Беларусь провозгласила высшей целью государства обеспечение прав и свобод граждан республики и возложила на государство обязанность гарантировать гражданам права и свободы, закрепленные в Конституции, законах и предусмотренные международными обязательствами государства [15, ст. 2]. Важной гарантией обеспечения прав и свобод граждан является защита их чести и достоинства и деловой репутации.

В условиях расширения демократии и гласности, становления рыночных отношений и развития предпринимательской деятельности вопрос о гражданско-правовой защите чести, достоинства и деловой репутации приобретает все большую актуальность и остроту. Тенденции развития современного общества показали, что защита личных неимущественных прав является одним из основных условий социального прогресса. Гарантированность всей совокупности прав и свобод, а также возможность их надежной охраны и защиты правовыми средствами стимулирует субъектов гражданско-правовых отношений к более продуктивной и конструктивной деловой активности.

Проблема правовой защиты чести и достоинства личности во многом актуальна и тем, что в условиях развития и становления демократии остро ощущается столкновение свободы слова и права на защиту чести, достоинства и репутации, прежде всего граждан. Во многом это связано с бурным развитием средств массовой информации и коммуникации, в частности, глобальной информационной сети Интернет.

Актуальность исследования проблемы правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации обусловлена также тем, что Республика Беларусь взяла на себя обязательства по соблюдению приоритетов общепризнанных принципов международного права. Это требует приведения национального законодательства в соответствие с общемировыми принципами соблюдения прав и свобод личности.

Так, согласно Всеобщей декларации прав человека ООН 1948 г., Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., и протоколов к нему, других международно-правовых актов, а также конституций ряда развитых стран достоинство человека определяет суть личности. Идея достоинства личности, его обеспечения на конституционном уровне возводится в ранг общеправового принципа [4].

Таким образом, видно, что феномен человеческого достоинства стал краеугольным камнем во всех сферах общественной деятельности, во многих гуманитарных науках и в большей степени – в правоведении. В правовой действительности достоинство выступает основой неотъемлемых прав и свобод человека, правовой системы, государственности в целом. Принцип обеспечения достоинства используется в качестве конституционно-правового критерия в правотворчестве и правоприменительной деятельности.

Данная работа посвящена многостороннему исследованию гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации. В первой части значительное внимание уделено основанию разграничения понятий чести, достоинства и деловой репутации, а также содержанию права на данные личные неимущественные блага. Во второй части производится обширное описание основных положений о гражданско-правовой процедуре защиты чести, достоинства и деловой репутации. Раскрывая сущностные понятия гражданско-правовой защиты, а также ее видов, данная часть работы выполняет ориентировочную функцию, помогая различить основные направления судебных способов охраны чести, достоинства и деловой репутации. Эта часть работы также содержит описание и дифференциацию субъектов, обладающих правом на судебную защиту своих личных неимущественных благ. Помимо этого, в силу недавних и кардинальных изменений в национальном законодательстве, я счел необходимым включить некоторые вопросы процессуального характера, которые разъясняют правила подведомственности судебных дел о защите чести, достоинства и деловой репутации. Третья часть полностью посвящена вопросам компенсации морального вреда, причиненного распространением порочащих сведений о лице.

В работе использовались различные источники как нормативно-правового характера, включая законодательство и зарубежных стран, так и доктринального толка. В частности, активное использование получили труды таких белорусских ученых в области гражданского права, как доктор юридических наук, профессор Чигир В.Ф, кандидат юридических наук, доцент Романова О.Н. Основное внимание уделялось работе российского ученого Анисимова А.Л «Честь, достоинство и деловая репутация: гражданско-правовая защита.» Также использовались труды следующих ученых-цивилистов: Черкасовой Т.В, Малениной М.Н, Белявского А.В. и др.


1. ПРАВОВЫЕ КАТЕГОРИИ ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

1.1 Понятие чести, достоинства и деловой репутации

Определяя человека как высшую общественную ценность, понятия чести, достоинства и деловой репутации являются связанными и взаимозависимыми категориями. Общая социальная направленность данных терминов обусловила их объединение и совместное использование в правовой доктрине. Являясь отображением нравственных качеств лица, честь, достоинство и деловая репутация подвергаются как объективной, так и субъективной оценке.

Словарь русского языка Ожегова определяет понятие чести как "достойные уважения и гордости моральные качества человека; его соответствующие принципы; хорошая незапятнанная репутация, доброе имя; почет, уважение" [29, с.180]. Достоинством же является "совокупность высоких моральных качеств, а также уважение этих качеств в самом себе" [29, с. 880].

Таким образом, видно, что честь олицетворяет объективную социальную оценку человека, внешнюю направленность общественного суждения о ком-либо. Достоинство, в свою очередь, предполагает наличие самооценки личности, то есть субъективного осознания своих высоких моральных качеств.

В доктрине гражданского права под честью понимается оценка лица, даваемая ему обществом и складывающаяся на основе поведения этого лица с точки зрения требований закона и моральных норм [9, с. 422]. Важно отметить то, что в данном случае во внимание принимаются все стороны жизнедеятельности человека. Достоинством является отражение общественной оценки лица в его собственном сознании, то есть самооценка личности [9, с. 423]. Характер самооценки зависит от личностных характеристик субъекта, его психического состояния, способности должным образом оценивать сложившееся о нем общественное мнение.

Понятия чести и достоинства имеют и определенную направленность. Их объектом является, прежде всего, человек, или группа людей, или коллектив, или в более широком плане говорят о чести нации [1, c. 15].

Честь и достоинство между собой имеют неразрывную связь в силу того, что в их основе лежит единый критерий нравственности. Между тем, несмотря на неразрывную связь, существующую между общественной оценкой лица и его самооценкой, между честью и достоинством существуют и различия. Они заключаются в том, что честь - объективное общественное свойство, а в достоинстве на переднем плане - субъективный момент, самооценка. Отсюда и делается вывод о том, что достоинство человека находится в определенной зависимости от его воспитания, от внутреннего духовного мира, особенностей его психического склада.

В общем виде достоинство представляет собой своеобразную совокупность положительных качеств индивида, его моральную ценность. Оно может рассматриваться как социальная значимость того или иного лица, обусловленная его общественно полезными свойствами.

Сегодня достоинство личности не может рассматриваться только как объект одного из субъективных конституционных прав. Феномен человеческого достоинства, пройдя путь философско-религиозного осмысления, а затем государственно-правового признания, стал краеугольным понятием всех гуманитарных наук и в большей степени правоведения. Достоинство человека предстает как совокупность качеств биологического, нравственно-религиозного, национально-культурного и социального характера, которые индивидуализируют человека как личность, выделяют его из живой природы и помогают ему в ориентации на определенный жизненный стандарт [21, с. 120].

Идея достоинства личности в силу своей глобальности и универсальности реализуется в более конкретных категориях, в числе которых особое место занимает принцип неприкосновенности человеческого достоинства. Соблюдение данного принципа направлено на уважение достоинства личности и призвано обеспечить защиту конкретных субъективных прав, в основе которых этот принцип в той или иной мере всегда присутствует.

По мнению немецких исследователей, в основных правах заложены «условия соблюдения» человеческого достоинства. Они сводят основные права к следующим пяти условиям соблюдения достоинства личности:

1. Обеспечение достойного жизни человека существования.

2. Обеспечение юридического равенства между людьми.

3. Обеспечение общественного и политического самовыражения (самоопределения) человека.

4. Гарантированность процессуальных прав человека против возможного произвола государства.

5. Соблюдение личной физической неприкосновенности человека [21, с. 58] .

Вышеизложенное приводит к выводу, что категория достоинства представляет собой диалектическое и органическое единство социального и индивидуального, личного.

Несколько иную окраску принимает понятие деловой репутации.

Ввиду своей специфики репутация зависит от самого человека, так как основным критерием ее проявления является деятельность и поведение человека. Репутация может быть положительной или отрицательной и имеет подвижный характер в зависимости от того, на какой информации она базируется. Деловая же репутация предусматривает оценку профессиональной активности лица. Оценивается его отношение к делу вообще и выполняемой работе в частности.

Под деловой репутацией юристы-исследователи понимают совокупность качеств и оценок, «с которыми их носитель ассоциируется в глазах своих контрагентов, клиентов, потребителей, коллег по работе, поклонников (для шоу-бизнеса), избирателей (для выборных должностей) и персонифицируется среди других профессионалов в этой области»[16, c. 52].

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 23 декабря 1999 г. №15 «О практике рассмотрения судами гражданских дел о защите чести, достоинства и деловой репутации»под деловой репутацией гражданина понимается приобретаемая гражданином общественная оценка его деловых и профессиональных качеств при выполнении им трудовых, служебных и общественных обязанностей [26, ч.1 п.6]. Деловая репутация юридических лиц и предпринимателей понимается как оценка их хозяйственной (экономической) деятельности как участников хозяйственных (экономических) правоотношений другими участниками имущественного оборота и гражданами, таковыми не являющимися [26, ч.2 п.6].Следовательно, необходимо отметить, что носителем деловой репутации является как индивидуально-определенный хозяйствующий субъект – производитель материальных благ (товаров, услуг, работ), – так и субъекты, не осуществляющие предпринимательской, хозяйственной и экономической деятельности. Поэтому, под деловой репутацией следует понимать оценку любой деятельности лица – хозяйственной, экономической, общественной, политической и т.д.

1.2 Право на честь, достоинство и деловую репутацию

Объектами определенной группы личных неимущественных прав выступают неотделимые от личности блага, которые не являются связанными с имущественными. Именно к этой группе личных неимущественных прав, не связанных с имущественными, относится право на честь, достоинство и деловую репутацию.

По мнению одного из современных исследователей проблемы М.Л. Гаскаровой, право на достоинство и честь выступает, с одной стороны, как общечеловеческая ценность, а с другой, как одна из основных прав человека, защита которого имеет два аспекта:

а) защита чести и достоинства от посягательств со стороны государства как предотвращение вторжения государства в личную сферу индивида;

б) защита чести и достоинства человека как конституционное требование вмешательства государства в случае нарушения достоинства личности со стороны общества [5, с. 10].

В юридической литературе идет острая полемика по поводу природы и содержания прав на честь, достоинство и деловую репутацию. Особое разногласие возникает в связи с отнесением их к субъективным гражданским правам.

Согласно мнению профессора В.Ф. Чигира право на честь, достоинство и деловую репутацию по своей юридической природе относится к субъективным гражданским правам. Его содержание состоит в праве лица претендовать на то, чтобы его общественная оценка соответствовала его поведению, а в отношении деловой репутации – его деловым и профессиональным качествам [9, c. 424].

Однако в некоторых других источниках указывается на то, что субъективные права на такие нематериальные блага, как честь и достоинство отсутствуют. На их существование не оказывает влияния тот факт, предусматриваются ли они нормами права и какой его отрасли [35, c. 382].

Если назвать право на честь и достоинство субъективным правом, то сразу же окажется, что для него неприменимо наиболее распространенное определение субъективного права, как возможности и обеспеченности известного поведения носителя права в границах, установленных нормой права. В то же время, подавляющее большинство исследователей проблемы (А.В. Белявский, Н.А. Придворов, А.Л. Анисимов, И.В. Локов, М.Л. Шелютто) относят право на честь и достоинство к числу субъективных прав. Так, А.В. Белявский, выявив некоторое несоответствие, все-таки склонен полагать, что «право на честь и достоинство является одним из видов субъективных прав, хотя и не может быть охарактеризовано с объективной стороны» [2, c. 32].

Еще одним аргументом в пользу утверждения, что субъективного права на честь и достоинство не существует без нарушения такого рода благ, является тот факт, что пользование ими не носит юридического характера. Тем самым одна из основных возможностей субъективного права – возможность пользования социальными благами – не находит в данном случае применения [37, c. 24].

Между тем обеспечение права на честь, достоинство и деловую репутацию имеет свои специфические особенности. До момента нарушения чести, достоинства, репутации гражданское право охраняет эти нематериальные блага посредством установления всеобщей обязанности воздерживаться от их нарушения, вытекающей из абсолютного характера рассматриваемых правоотношений [1, с.20]. Это означает то, что обеспечению права на честь, достоинство и деловую репутацию корреспондирует обязанность всех других лиц воздерживаться от нарушения этого права. Таким образом, только с момента посягательства на указанные нематериальные блага нормы гражданского права осуществляют регулирование путем установления конкретных мер (способов) защиты, выступающих важным звеном всего охранительного механизма.

Поэтому, право на честь и достоинство все же следует рассматривать как особое субъективное право, ибо его сущность заключается в праве каждого гражданина на неприкосновенность его чести и достоинства и в возможности требовать от всех других физических и юридических лиц воздержания от нарушения этого права. Честь и достоинство не предпосылка того, что может возникнуть в будущем вследствие возможного правонарушения, а наличные блага человека, существующие и в повседневном его состоянии, без каких-либо нарушений. То есть существование права на честь и достоинство не зависит от того, будет ли оно нарушено. В момент нарушения возникает лишь необходимость защиты этого права, а не само право [1, с. 20].

Возможность защиты (притязание) выступает одной из возможностей, составляющих содержание субъективного права, и означает возможность использования механизма государственного принуждения. Возможность защиты, отмечает Н.И. Матузов, выступает как неотъемлемое качество всякого субъективного права, потенциально присущее любой его разновидности, на любой стадии и готовое проявить себя немедленно в случае нарушения интересов управомоченного. Возможность защиты отличает субъективное право от всякой иной правовой возможности, например правоспособности [17, c. 115].

Таким образом, специфика субъективного права на защиту чести, достоинства, репутации заключается в том, что в самой формулировке делается акцент на защиту, возможность применения которой появляется с момента посягательства на нематериальные блага.

2. гражданско-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации

2.1 Сущность гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации

Из ст. 153 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее ГК Республики Беларусь) вытекает, что сущность гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации состоит в реабилитации, восстановлении доброго имени лица и реализуется в правоотношении, относящемся по своему характеру к виду охранительных [7]. Для заявителя требования понуждение нарушителя к опровержению порочащих сведений является способом защиты своего права на честь, достоинство и деловую репутацию. В отношении же распространителя таких сведений – это санкция за его неправомерное поведение. Она – правовосстановительная, так как направлена на восстановление нарушенного права управомоченного лица, и неимущественная, поскольку не имеет материального содержания. Указанная санкция неблагоприятна для нарушителя и применяется независимо от его вины, даже если распространитель сведений добросовестно заблуждался относительно их характера [9, c. 424].

Следует также обозначить и тот факт, что на требования о защите чести, достоинства и деловой репутации сроки исковой давности не распространяются, ибо речь идет о защите личных неимущественных прав.

В ГК Республики Беларусь речь идет только о таком нарушении, как распространение не соответствующих действительности порочащих сведений, поэтому гражданско-правовой способ не может быть использован для защиты от оскорбления. Правила ст.153 ГК Республики Беларусь нельзя применить и в том случае, когда речь идет о научном споре.

Честь, достоинство и деловая репутация считаются нарушенными при одновременном наличии определенных условий.

Прежде всего, сведения для применения ст. 153 ГК Республики Беларусь, опровержения которых требует лицо, должны быть распространены, т.е. сообщены другим лицам или хотя бы одному лицу – гражданину или юридическому лицу [7].

Согласно п.7 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 23 декабря 1999 г. № 15 под распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина либо деловую репутацию юридического лица, следует понимать опубликование таких сведений в печати, сообщение по радио, телевидению, с использованием других средств массовой информации или технических средств (световых табло, системы "Интернет" и т.п.), изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, в листовках, обращениях в адрес должностных лиц, демонстрацию (вывешивание) в публичных местах плакатов, лозунгов, а также сообщение в иной, в том числе устной форме хотя бы одному лицу [26, п. 7]. Причем не имеет значения, присутствовал ли потерпевший при сообщении сведений. Сообщение сведений непосредственно лицу, которого они касаются, не является распространением, поскольку порочащие сведения, не будучи известны другим лицам, не окажут влияния на общественную оценку этого лица. При таких обстоятельствах в определенных случаях возможно привлечение к уголовной ответственности за оскорбление. Как вытекает из смысла п.7 постановления Пленума, форма распространения сведений может быть как устной, так и письменной, причем в самых разнообразных проявлениях. Это – устные сообщения непосредственно другим лицам, в публичных выступлениях, в средствах массовой информации, в книгах и брошюрах документального и мемуарного характера, в служебных характеристиках, приказах, постановлениях собрания, заявлениях, адресованных должностным лицам, и т.п. Но если распространенные сведения содержатся в официальных документах, для обжалования которых установлен особый порядок (например, приговоры и решения судов, постановления следственных органов), правило ст. 153 ГК Республики Беларусь не применяется.

Для защиты чести, достоинства и деловой репутации необходимо также, чтобы распространенные о лице сведения были порочащими. В законодательстве не определено понятие «порочащие сведения» и не очерчен примерный круг такого рода сведений. Практика признает порочащими сведения, которые умаляют честь, достоинство и деловую репутацию лица в общественном мнении либо мнении отдельных граждан с точки зрения соблюдения законов, норм морали, обычаев. Например, сведения о совершении нечестного поступка, недостойном поведении в трудовом коллективе, в быту, в семье; сведения, порочащие производственную, иную деятельность, репутацию и т.п. (п.8 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 23 декабря 1999 г. № 15 [26]; а также п.2 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 26 апреля 2005г., № 16, где подчеркивается, что порочащими являются сведения, носящие предосудительный характер [27]. Сообщенные о лице сведения, не умаляющие его чести, достоинства и деловой репутации, нельзя считать порочащими, даже если они неправильные по существу. Нет оснований для опровержения сведений, содержащих критику недостатков в работе граждан и организаций, поведения человека (в общественном месте, коллективе и т.п.), в предпринимательской деятельности лиц, занимающихся ею, при условии соответствия их действительности.

Требовать опровержения возможно, когда порочащие сведения распространены в виде фактов. Но в ряде случаев человек высказывает о других лицах лишь свое собственное субъективное мнение – оценочное суждение. Например, о ком-либо сказано, что он «глупый» человек, «бездарный режиссер», «плохой лектор» и т.п. Сами по себе подобные оценки личности не могут быть оспорены по суду. Однако если они сопровождаются приведением не соответствующих действительности фактов, послуживших основой для такой оценки, либо являются обобщенной характеристикой деятельности лица, есть основание требовать опровержения этих сведений по ст. 153 ГК Республики Беларусь.

Следует подчеркнуть, что измышления, порочащие честь, достоинство, деловую репутацию, подлежат опровержению независимо от того, изложены ли они в грубой, оскорбительной форме или достаточно пристойно.

И, наконец, необходимо, чтобы распространенные о лице порочащие сведения не соответствовали действительности, т.е. искажали истинное положение. Если сведения соответствуют действительности, то они являются правомерными и не подлежат опровержению независимо от формы распространения. Иск может быть удовлетворен, если сообщаемого факта не существовало в действительности, или его описание извращено, или факту дана неадекватная оценка [9, c. 427].

Но в данном случае следует обратить внимание и на ту особенность, что честь, достоинство и деловую репутацию может порочить и распространение действительных сведений. В таких случаях о человеке распространяются сведения, хотя и соответствующие действительности, но содержащие его негативную характеристику. Например, оглашение таких сведений как прежняя судимость, наличие неизлечимой болезни, нахождение в психиатрической больнице, привлечение к административной ответственности, увольнение с работы по дискредитирующим обстоятельствам и другие факты непосредственным образом оказывают негативное влияние как на честь и достоинство лица, так и на его деловую репутацию. Разглашение и распространение подобного рода фактов создает человеку дискомфорт и способно причинить ему определенные душевные волнения и переживания не меньше, чем ложные и несоответствующие действительности сведения.

Белорусское законодательство не предусматривает санкций за распространение такого рода сведений. Однако в зарубежной правовой доктрине активно используется такой правовой институт как диффамация. Следует отметить, что в отечественной гражданско-правовой науке под диффамацией понималось и понимается распространение порочащих сведений, соответствующих действительности, в то время как в цивилистической доктрине и праве западных стран под ней подразумевается распространение порочащих сведений, независимо от их соответствия или несоответствия реальным фактам. В специальной литературе высказываются различные точки зрения на этот счет. Одни специалисты считают, что институт диффамации несовместим с нашим законодательством. Другие, наоборот, считают такое положение неправильным, ибо огласке могут предаваться сведения, которые не влияют на общественную оценку личности, но вызывают душевные страдания, а иногда и психические потрясения человека сообщения о тайне происхождения, наличии заболевания, существование скомпрометировавших себя родственников, компрометирующие связи и т. д. [19, с. 63-69].

2.2 Субъекты гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации

Рассматривая вопрос о субъектах, участвующих в гражданско-правовых отношениях по поводу защиты чести, достоинства и деловой репутации, следует выделить два их вида:

1. Управомоченный субъект – истец.

2. Обязанный субъект – ответчик.

Из смысла закона (ст. 153 ГК Республики Беларусь) вытекает, что правом на защиту чести, достоинства или деловой репутации могут быть граждане и юридические лица, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, а ответчиками – лица, распространившие эти сведения (физические и юридические). При этом граждане-истцы вправе требовать по суду опровержения сведений, порочащих их честь, достоинство или деловую репутацию, в то время как юридические лица – только опровержения сведений, порочащих их деловую репутацию.

Следовательно, управомоченным субъектом(истцом) по требованиям к защите чести, достоинства и деловой репутации является лицо, о котором распространены порочащие сведения. Судебная практика исходит из того, что такие требования могут заявить и родственники этого лица, если указанные сведения прямо или косвенно порочат их честь и достоинство [26, п. 10). Применительно к предпринимательской деятельности управомоченными на заявление требований в хозяйственный суд о защите деловой репутации являются лица, осуществляющие такую деятельность.

Доказывание факта распространения порочащих сведений возлагается на истца. Он не обязан доказывать, что такие сведения не соответствуют действительности. Но если истец располагает данными об этом, он вправе предъявить их суду [9, c. 430].

Следует также учитывать и тот факт, что в соответствии со ст.24 Закона Республики Беларусь от 19 ноября 1993г. «О правах ребенка» от имени несовершеннолетних выступают их законные представители, а также прокурор [24]. В отношении признания душевнобольных субъектами права на защиту чести и достоинства мнения ученых разделяются в зависимости от толкования категории достоинства. Те авторы, которые исходят из понимания достоинства как осознания человеком своей социальной значимости, утверждают, что «условием защиты должно быть понимание потерпевшим сущности опозорения, следовательно, защита чести и достоинства душевнобольных исключается [2, с.84-85]. Другие признают возможность защиты указанных благ, полагая, что «оценка субъекта существует независимо от его сознания и к тому же может быть не безразлична ему в моменты просветления» [34, с. 66].

Складывается впечатление, что недееспособные достоинством как таковым не обладают. Что же касается чести как общественной оценки личности, то она им в определенной мере присуща. Между тем честь и достоинство – категории неразрывные, составляющие одно целое. Для защиты чести и достоинства личности нет необходимости в том, чтобы лицо осознавало эти свои неимущественные блага, поскольку общественная оценка в равной мере касается не только этого субъекта, но и его законных представителей [37, c. 52]. Однако, постановлением Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 23 декабря 1999 г. №15 разъяснено, что при распространении порочащих сведений о лице, признанном по суду недееспособным, требования о защите чести и достоинства заявляют опекун или прокурор. Ограниченно дееспособные лица защищают свое право на указанные блага самостоятельно [26]. В соответствии с ч.3 ст.81 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее ГПК Республики Беларусь) иски о защите чести и достоинства Президента Республики Беларусь предъявляются с его согласия в суд Генеральным прокурором Республики Беларусь, прокурорами областей, города Минска, приравненными к ним прокурорами [8]. Гражданский кодекс БССР 1964 г. не содержал указания о возможности защиты чести и достоинства умершего лица. Однако судебная практика допустила такую защиту только в случае, когда порочащие сведения были распространены в отношении умершего лица, являвшегося членом семьи или другим родственником истца [ 6].

Гражданский кодекс Республики Беларусь от 7 декабря 1998 г. в ст. 153 установил правило, предоставляющее возможность защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина по требованию заинтересованных лиц. Ими могут быть члены семьи умершего, его родственники и др. (ч.1 п. 10 постановления Пленума Верховного Суда от 23 декабря 1999 г. № 15). Следовательно, круг управомоченных лиц в данном случае расширен. Что касается обязанных субъектов (ответчиков), то таковыми являются лица, распространившие порочащие сведения. Применительно к защите деловой репутации предпринимателей ответчиками выступают юридические лица и индивидуальные предприниматели, а в случаях, предусмотренных законодательными актами, - организации без прав юридического лица и граждане, не являющиеся индивидуальными предпринимателями (ст. 40 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее ХПК Республики Беларусь); п.4 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 26 апреля 2005 г., № 16) [27 ]. Ответчик обязан доказать, что распространенные им порочащие сведения соответствуют действительности. Но он вправе предоставить суду доказательства несоответствия таких сведений действительности, если располагает ими. Вопрос о том, являются ли сведения порочащими, решает суд с оценкой всех обстоятельств дела [9, c. 429].

В тех случаях, когда печатным изданием распространены сведения о деятельности юридического лица или индивидуального предпринимателя, определять ответчика следует в соответствии с п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 23 декабря 1999 г. №15. Так, если опубликованы сведения без обозначения имени автора, ответчиком по делу является соответствующий орган средства массовой информации (редакция). На практике встречаются случаи, когда редакция средства массовой информации не является юридическим лицом. В таком случае к участию в деле в качестве ответчика привлекается учредитель данного средства массовой информации [20,c. 95].

Вместе с тем, если указан автор распространенных сведений, ответчиком, кроме редакции или учредителя средства массовой информации, будет являться также автор публикации [26, п. 11].

Привлечение автора в качестве одного из ответчиков необходимо, поскольку он является заинтересованным в деле лицом и решение может повлечь для него определенные правовые последствия. Будучи привлеченным к участию в деле, автор имеет процессуальную возможность оспаривать или доказывать другие обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора [20,c. 95].

При опубликовании или ином распространении сведений без обозначения имени автора орган средства массовой информации в соответствии с ч. 2 ст. 34 Закона Республики Беларусь «О печати и средствах массовой информации» по требованию суда обязан назвать источник и имя лица, предоставившего сведения, об опровержении которых заявлен иск. [ 23]. Если же сведения были воспроизведены им из официальных сообщений, выступлений, идущих в эфире, или получены от информационных агентств, то применительно к ст.63 ГПК Республики Беларусь и соответственно ст.41 ХПК Республики Беларусь в качестве ответчиков должны привлекаться также орган или лицо, послужившие источником такой информации. Именно на них возлагается обязанность доказать соответствие действительности распространенных сведений. Но указанные средства массовой информации не освобождаются от обязанности опровергнуть данные сведения [26, п. 12].

Встречаются ситуации, когда порочащие, не соответствующие действительности сведения исходят от анонимов и установить конкретных лиц либо органов, распространивших их, невозможно. При таких обстоятельствах предъявление иска об опровержении этих сведений невозможно, ибо отсутствует обязанный к опровержению субъект-ответчик. Однако гражданам и юридическим лицам ст. 153 ГК Республики Беларусь предоставляет право обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.

2.3 Способы защиты чести, достоинства и деловой репутации

Законодательство обеспечивает защиту личных неимущественных благ, предусмотрев ряд мер. В связи с этим Пленум Верховного Суда в постановлении от 23 декабря 1999 г. № 15 применительно к защите чести, достоинства и деловой репутации граждан разъяснил судам, что именно гражданину предоставляется право выбора способа их защиты. Поэтому судья должен выяснить характер требований гражданина: просит ли он об опровержении сведений по правилам ст.153 ГК Республики Беларусь либо о привлечении нарушителя к административной или уголовной ответственности за клевету или оскорбление. Причем в соответствии с п.1 названного постановления рассмотрение в отношении ответчика административного или уголовного дела об указанных нарушениях не препятствует обращению к гражданско-правовому способу защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина [26]. Гражданский кодекс Республики Беларусь не содержит общего перечня способов опровержения сведений, порочащих лицо. Однако статьей 36 Закона Республики Беларусь от 13 января 1995г. «О печати и других средствах массовой информации» установлено, что если сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию лица, распространены в средствах массовой информации, ему предоставляется право до предъявления иска в суд обратиться непосредственно к ним об опровержении опубликованных порочащих сведений [ 23]. Но это – право, а не обязанность указанного лица, поэтому он может и не воспользоваться своим правом, а заявить иск о защите чести, достоинства и деловой репутации непосредственно в суд. Таким образом, видно, что помимо перечня судебных способов защиты своих прав лицу предоставляется возможность внесудебного разбирательства. В самой же статье 153 ГК Республики Беларусь указывается на три ситуации, характеризующих способы защиты чести, достоинства и деловой репутации:

а) если сведения распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации;

б) если сведения изложены в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву.

в) если сведения исходят от анонимов и установить ответчика невозможно, то информация может быть признана по суду недействительной.

Порядок опровержения в остальных случаях устанавливается судом. Поскольку сущность гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации состоит в реабилитации, восстановлении доброго имени лица, способ должен быть избран такой, чтобы опровержение стало известным всем лицам, среди которых порочащие сведения были распространены [9, c. 431]. В п. 15 постановления Пленума Верховного Суда от 23 декабря 1999 г. № 15 и п. 12 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 26 апреля 2005 г., № 16 г. разъяснено, что, удовлетворяя иск, суд в резолютивной части решения обязан указать, какие конкретно сведения признаются порочащими честь, достоинство, деловую репутацию лица, а также способ их опровержения, установить срок, в течение которого оно должно последовать, а при необходимости – сформулировать текст опровержения [ 27]. Порядок опровержения порочащих сведений, а также основания для отказа в опровержении, когда лицо обратилось к средствам массовой информации до заявления иска в суд, определен Законом «О печати и других средствах массовой информации» от 13 января 1995г. Этот порядок используется и судом при возложении на СМИ обязанности опровергнуть сведения. Помимо этого, в соответствии с п.4 ст. 153 ГК Республики Беларусь судебное решение об опровержении порочащих, не соответствующих действительности сведений подлежит выполнению независимо от претерпевания нарушителем-ответчиком возлагаемых на него судом взысканий в виде штрафа [7].

2.4 Подведомственность дел о защите чести, достоинства и деловой репутации

При определении подведомственности дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, встает вопрос о разграничении компетенции по их рассмотрению разрешению между общими и хозяйственными судами.

В соответствии со ст. 38 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь при объединении нескольких связанных между собой требований, из которых одни подведомственны общему суду, а другие – хозяйственному, все требования подлежат рассмотрению в общем суде, если иное не предусмотрено актами законодательства [ 8]. Как разъясняет п.6 постановления Пленума Верховного Суда от 23 декабря 1999 г. №15, дела о защите деловой репутации подведомственны общим судам в том случае, если одной из сторон выступает гражданин, не являющийся индивидуальным предпринимателем [26]. До принятия новой редакции Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь для разграничения компетенции между общими и хозяйственными судами по рассматриваемой категории дел использовалось два критерия – субъектный состав участников спора и характер спорного материального правоотношения. Исходя из этого, в тех случаях, например, когда субъектный состав участников спора указывал на подведомственность дела о защите деловой репутации хозяйственному суду, но спор не носил экономического характера, дело подлежало рассмотрению в общем суде [33, c. 52].

В качестве примера можно привести следующее дело.

В хозяйственный суд г. Минска в 2001г. поступило исковое заявление общественного объединения о защите деловой репутации к редакции одной из газет. Истец просил опровергнуть распространенные ответчиком сведения, касающиеся деятельности общественного объединения в предвыборной агитационной кампании. Ошибочно приняв исковое заявление, хозяйственный суд впоследствии прекратил производство по делу на томосновании, что дело неподведомственно хозяйственному суду, поскольку спор не связан с осуществлением истцом предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности [ 28].

С принятием новой редакции ХПК Республики Беларусь от 6 августа 2004 г. (вступил в силу с 7 марта 2005 года) правовое регулирование подведомственности дел указанной категории претерпело некоторые изменения. В частности, ст. 47 ХПК Республики Беларусь установила в отношении споров о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности специальную подведомственность, суть которой состоит в том, что указанные споры рассматриваются хозяйственными судами независимо от того, кто является участниками правоотношений, из которых возник спор: юридические лица, организации, не являющиеся юридическими лицами, индивидуальные предприниматели или граждане. Иными словами, такие споры, согласно ныне действующему ХПК Республики Беларусь, рассматриваются хозяйственными судами независимо от субъектного состава [33, c. 52]. Анализ ст. 47 ХПК Республики Беларусь позволяет сделать вывод о том, что для разграничения компетенции дел о защите деловой репутации между общими и хозяйственными судами необходимо в настоящее время использовать только один критерий – характер спорного материального правоотношения. Применительно к рассматриваемой категории дел выяснить характер спорного материального правоотношения – означает проанализировать те сведения, которые распространены, с точки зрения их направленности: в случае, когда сведения касаются предпринимательской, иной хозяйственной (экономической) деятельности, дело подлежит рассмотрению в хозяйственном суде, даже если одной из сторон спора будет физическое лицо, не являющееся индивидуальным предпринимателем; во всех других случаях рассмотрение спора относится к компетенции общих судов, причем и в том случае, когда сторонами такого спора будут юридические лица или индивидуальные предприниматели.

Такой подход вместе с тем оставляет открытой проблему разграничения судебной компетенции по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан-предпринимателей. Как следует из ст. 47 ХПК Республики Беларусь, указанные субъекты вправе обращаться в хозяйственный суд только тогда, когда распространенная порочащая информация напрямую связана с осуществлением ими предпринимательской деятельности, то есть когда в качестве объекта защиты выступает их деловая репутация в сфере предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности. При распространении сведений, порочащих честь и достоинство граждан-предпринимателей, защита указанных благ должна осуществляться судами общей юрисдикции [33, c. 54].

В современных условиях актуальной является проблема определения подсудности дел с участием иностранного элемента, иными словами международной подсудности. В соответствии со ст. 53 ГПК Республики Беларусь подсудность судам Республики Беларусь гражданских дел по спорам, по которым хотя бы одной из сторон является гражданин или юридическое лицо другого государства, определяется ст. 544—549 ГПК Республики Беларусь. В частности, ст. 544 ГПК Республики Беларусь устанавливает, что подсудность судам Республики Беларусь гражданских дел по спорам, в которых участвуют иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные юридические лица, а также по спорам, по которым хотя бы одна из сторон проживает за границей, определяется законодательством Республики Беларусь, если иное не установлено международными договорами Республики Беларусь или письменным соглашением сторон [8, ст. 546]. В ст. 235 ХПК Республики Беларусь в качестве критерия определения международной подсудности впервые в национальном законодательстве названо нахождение истца по спору о защите деловой репутации на территории Республики Беларусь. При этом не исключаются и иные критерии определения компетенции хозяйственных судов по рассматриваемой категории дел, перечисленные в ст. 235 ХПК Республики Беларусь [36]. Так, хозяйственные суды Республики Беларусь компетентны рассматривать спор о защите деловой репутации:

а) если ответчик находится или проживает на территории Республики Беларусь либо на территории Республики Беларусь находится его имущество;

б) если орган управления, филиал или представительство иностранного лица находятся на территории Республики Беларусь;

в) в иных случаях при наличии тесной связи спорного правоотношения с территорией Республики Беларусь.

В настоящее время правила подсудности по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации установлены в Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной в Минске 22 января 1993 г. (ст. 20), и Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной в Кишиневе 7 октября 2002 г. (ст. 22 п. 2). Указанные Конвенции признают компетенцию по рассмотрению споров о защите чести, достоинства и деловой репутации суда той Договаривающей Стороны, на территории которой имеет постоянное местожительство или местонахождение истец.

При отсутствии международного договора или письменного соглашения сторон при определении международной подсудности дела о защите чести, достоинства и деловой репутации применяется ст. 545 ГПК Республики Беларусь, в соответствии с которой юрисдикция судов Республики Беларусь по делам с иностранным элементом определяется по признаку местонахождения (местожительства) ответчика [32, c. 85].

3. Компенсация морального вреда, причиненного распространением порочащих сведений

Распространение не соответствующих действительности порочащих сведений может явиться причиной возникновения у лица убытков и (или) морального вреда. Что касается требования о возмещении убытков, то его вправе предъявить как граждане, так и юридические лица по правилам, установленным для обязательств вследствие причинения имущественного вреда. Относительно возмещения морального вреда установлено, что таким правом обладает исключительно физическое лицо.

Выполняя нравственную социальную функцию, институт возмещения морального вреда ставит перед собой задачу охраны неприкосновенности личности.

Моральный вред часто более чувствителен и более остро заставляет страдать потерпевшего, чем имущественный вред. «Моральный вред, заключающийся в нравственном или физическом страдании, – указывает Анисимов, – сам по себе, как таковой не может быть, конечно, возмещен, и причиненные мучения не могут быть ни за какие деньги восстановлены. Деньги не в состоянии возвратить душевное спокойствие, заставить забыть о невознаградимой потере. Но это не значит, что моральный ущерб не может быть хоть как-нибудь компенсирован, что пострадавшему не может быть дано удовлетворение, которое явилось бы для него возмещением причиненных страданий» [1, c.57].

Компенсация нравственного ущерба представляет возможность в определенной мере сгладить неблагоприятные последствия правонарушения, способствует приобретению вместо утраченного блага другое. Гарантированная законом охрана чести, достоинства и деловой репутации, в том числе посредством компенсации нравственного ущерба, оказывает положительное влияние на психическое состояние потерпевшего, вселяет веру в справедливость. И, наоборот, если нравственные переживания не защищены правом, то это усиливает их, дополнительно травмирует психику потерпевшего, вселяет в него неверие в справедливость [1, c. 59 – 60].

В свою очередь, обязанность правонарушителя компенсировать причиненный им нравственный (моральный) ущерб является мерой определенной ответственности, имеющей также превентивное значение в охране прав личности, не позволяющей безнаказанно умалять его честь, достоинство и деловую репутацию [1, c. 60].

Моральный вред не может быть соотнесен ни с каким эквивалентом, и его размер в каждом конкретном случае должен определяться судом.

Впервые моральный вред в порядке компенсации за распространение порочащих, не соответствующих действительности сведений получил закрепление в Законе СССР «О печати и других средствах массовой информации» от 12 июня 1990 г. Моральный (неимущественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения несоответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда средствами массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами [22, ст. 5]. Конкретный размер неимущественного (морального) вреда в денежном выражении определяется судом [22, ст. 39].

Сегодня статья 153 ГК Республики Беларусь предусматривает компенсацию морального вреда за распространение порочащих, не соответствующих действительности сведений, причем п.21 постановления Пленума Верховного Суда от 23 декабря 1999 г. № 15 уточняет, что требование о компенсации морального вреда может быть заявлено как совместно с требованием о защите чести, достоинства или деловой репутации, в том числе и в ходе рассмотрения дела в судебном заседании, так и самостоятельно (в частности, после опровержения сведений средством массовой информации добровольно) [26]. Причем, важно иметь в виду, что взыскание морального вреда с лиц, совместно его причинивших, производится в солидарном порядке (ч.1 ст.949 ГК Республики Беларусь).

По заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, долевую ответственность по возмещению морального вреда (ч.2 ст.949 ГК).По смыслу п.20 постановления Пленума Верховного Суда от 23 декабря 1999 г. № 15 и ст. 970 ГК Республики Беларусь моральный вред возмещается по решению суда, в размере им определяемым. Денежное выражение последнего зависит от характера и содержания правонарушения, степени и величины его последствий, от общественной оценки ущемленного интереса или нарушенного блага, от социально-бытовых условий потерпевшего, от сферы распространения не соответствующих действительности сведений, от материального положения сторон, а также и от других фактических обстоятельств, связанных с совершенным правонарушением [31, c. 27].

В итоге следует отметить то, что в отношении возмещения морального вреда, определяемого как физические или нравственные страдания (ст.152 ГК Республики Беларусь), нужно учитывать следующее:

во-первых, причинение такого вреда, вызванного умалением чести, достоинства и деловой репутации, является частным случаем нарушения личных неимущественных прав субъекта;

во-вторых, поскольку претерпевать физические или нравственные страдания способно только физическое лицо, то право на компенсацию морального вреда предоставлено исключительно гражданину, что нашло отражение как в ранее действовавшем, так и в новом гражданском законодательстве. Причем если по ГК БССР 1964 г. это требование могло быть предъявлено к средствам массовой информации, распространившим указанные сведения, а также виновным должностным лицам и гражданам, то по правилам ГК Республики Беларусь 1998 г. возможно обратить соответствующее требование против любого распространителя порочащих, не соответствующих действительности сведений и независимо от его вины (ст. 153 и 969) [6, ст.7];

в-третьих, хотя сам по себе моральный вред имеет неимущественный характер, его возмещение установлено в денежной форме и при определении размера компенсации должны учитываться общие критерии, содержащиеся в ч.2 ст.152 и п.2 ст.970 ГК Республики Беларусь, применительно к требованиям, вытекающим из защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина, в том числе и индивидуального предпринимателя при защите его деловой репутации. Следует принять во внимание и положения, содержащиеся в п.20 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 23 декабря 1999 г. № 15 [26]. В случае возникновения затруднений в определении размера возмещения морального вреда по этим спорам, если порочащие сведения опубликованы в средствах массовой информации, Верховный Суд Республики Беларусь рекомендует судьям обращаться в Комитет по профессиональной этике журналиста для получения экспертного заключения, насколько та или иная публикация умаляет честь и достоинство гражданина.

Как имущественный, так и моральный вред при их возникновении подлежат компенсации наряду с опровержением не соответствующих действительности порочащих сведений, причем возможно одновременное возмещение гражданину обоих видов вреда. На требование о компенсации морального вреда не действует срок исковой давности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Обеспечение гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации – необходимый атрибут любого государства. Все правовые явления и процессы должны быть пронизаны идеей уважения достоинства личности. Идея человеческого достоинства лежит в основе механизма защиты прав и свобод личности. И Беларусь не является исключением в данном направлении. Национальное законодательство охраняет честь, достоинство и деловую репутацию граждан и организаций в случаях их нарушения, обеспечивает необходимую систему гарантий осуществления прав и их защиту. В соответствии с этими гарантиями каждый гражданин имеет право на восстановление нарушенных прав, каждый вправе защищать свои права, законные интересы всеми, не противоречащими закону, способами. Отлаженное действие механизма гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации жизненно необходимо, поскольку главное преимущество гражданско-правовой защиты перед другими правовыми способами состоит в восстановительном характере мер гражданско-правовой ответственности.

Нематериальные блага, среди которых особая роль отведена чести, достоинству, деловой репутации, в последнее время являются объектом пристального внимания в цивилистике. В то же время вопрос об их правовой природе до сих пор окончательно не разрешен.Кроме того, несмотря на то, что действующее белорусское законодательство довольно подробно регламентирует гражданско-правовой порядок защиты чести, достоинства и деловой репутации, некоторые ученые все же не сходятся во мнениях по поводу правовой природы и сущности чести, достоинства и деловой репутации. Сфера гражданско-правового регулирования в последние годы значительно расширилась. В Гражданский кодекс Республики Беларусь 1998 года были включены кардинальные изменения положений, касающихся как самого способа судебной защиты нарушенных прав, так и возмещения морального вреда. Новая редакция Хозяйственного процессуального кодекса, вступившего в силу 7 марта 2005 года, также предусматривает существенные нововведения по поводу подведомственного разграничения дел о гражданско-правовой защите чести, достоинства и деловой репутации.

Вместе с тем неизбежное существование пробелов и противоречий в законодательстве в сравнении с зарубежными странами оставляет открытой проблему диффамации, которая так и не урегулирована национальным правом. Тем не менее, цель гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации не исчерпывается лишь восстановительными функциями. Ей неизбежно корреспондирует задача охраны неприкосновенности личности, то есть задача социальной защиты.

Все изложенное приводит к выводу, что проблема чести и достоинства личности – это, прежде всего проблема прав человека, их реального обеспечения. Между тем защита чести и достоинства является не только юридической возможностью, но и моральной обязанностью потерпевшего.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Анисимов А.Л. Честь, достоинство, деловая репутация: гражданско-правовая защита. – М.: Юристъ, 1994. – 79 с.

2. Белявский А.В., Придворов Н.А. Охрана чести и достоинства личности в СССР. – М., 1971. -134 с.

3. Белявский С. Дела о защите деловой репутации: как установить лицо, разместившее в интернете порочащие сведения? // Право Беларуси. – 2007. – № 2. – с.56-58.

4. Всеобщая Декларация прав человека, 10 дек. 1948 г. // ООН: Права человека и борьба с преступностью: Сб. международных документов / Состав. вступит. статья. Комментарий к документам Ю.М. Посельникова, В.М. Фисенко. – Минск: Беларусь, 1990. – С. 206-213.

5. Гаскарова М.Л. Правовая защита чести и достоинства личности: вопросы теории: Дис. канд. юрид. наук. – М., 1999.

6. Гражданский кодекс БССР от 11 июня 1964 г. – Минск, 1966.

7. Гражданский кодекс Республики Беларусь: Кодекс Респ. Беларусь, 7 декабря. 1998 г., № 218-З: Принят Палатой представителей 28 окт. 1998г.: Одобр. Советом Респ. 19 нояб. 1998г.: В ред. Закона Респ. Беларусь от 20.07. 2006 г., № 162-З // Эталон-Беларусь [Электрон. ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

8. Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь: Кодекс Респ. Беларусь, 11 янв. 1999 г., № 238-З: Принят Палатой представителей 10 дек. 1998 г.: Одобрен Советом Республики 18 дек. 1998 г.: В ред. Закона Респ. Беларусь от 20 окт. 2006 г., № 173-З // Эталон-Беларусь [Электрон. ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

9. Гражданское право: Учебник. В 2 ч. Ч. 1 / Под общ. ред. проф. В.Ф. Чигира. – Минск, 2001. – 976 с.

10. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 нояб. 1950 г. с изм. и доп. от 21.09.1970 г., 20.12.1971 г., 01.01.1990 г., 06.11.1990 г., 11.05.1994 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2001. – № 2. – С. 163.

11. Зикрацкий С. Основания гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

12. Зикрацкий С. Понятие деловой репутации // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

13. Зикрацкий С. Способы защиты чести, достоинства и деловой репутации // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

14. Комментарий к Гражданскому Кодексу Республики Беларусь в трех книгах (постатейный) Т. 1 / Рук. авт. коллективов и отв. ред. д.ю.н., профессор В.Ф. Чигир. Коллектив авторов. – Минск: Ред. журн. «Пром.-торговое право», 2003. ––776 с.

15. Конституция Республики Беларусь от 15 марта 1994 г. (с измен. и дополн., принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.). – Минск: Амалфея, 2005. – 48 с.

16. Мархотин В.И. Честь и достоинство советского гражданина. – Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского-на-Дону гос. ун-та, 1978. – 96 с.

17. Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. – Саратов, 1972. – 292 с.

18. Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Вед. Верх. Совета СССР. – 1976. – № 17(1831). – Ст. 291.

19. Михно Е.А. Возмещение морального вреда при диффамации // Правоведение. – 1992. – № 6. – с.35-38.

20. Мищук С.Н. Защита деловой репутации // Право Беларуси. – 2003. – № 48(72). – с.55-57.

21. Невинский В.В. Немецкие граждане в свете основополагающих принципов Конституции ФРГ. – Барнаул, 1994.

22. О печати и других средствах массовой информации: Закон СССР, 12 июня 1990 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. – 1991. – № 26. – Ст. 564.

23. О печати и других средствах массовой информации: Закон Респ. Беларусь, 13 янв. 1995 г., № 3515-XII: в ред. Закона Респ. Беларусь от 29.06.2006 г., № 137-З // Консультант Плюс: Беларусь [Электрон. ресурс] / ООО"ЮрСпектр", Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. ‑ Минск, 2007.

24. О правах ребенка: Закон Респ. Беларусь, 19 нояб. 1993 г., № 2570-XII: в ред. Закона Респ. Беларусь от 05.07.2004 г., № 298-З // Консультант Плюс: Беларусь [Электрон. ресурс] / ООО"ЮрСпектр", Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. ‑ Минск, 2007.

25. О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда: Пост. Пленума Верховного Суда Респ. Беларусь, 28 сент. 2000 г. № 7: в ред. пост. Пленума Верховного Суда Респ. Беларусь от 22.12.2005 г., № 13 // Консультант Плюс: Беларусь [Электрон. ресурс] / ООО"ЮрСпектр", Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. ‑ Минск, 2007.

26. О практике рассмотрения судами гражданских дел о защите чести, достоинства и деловой репутации: Пост. Пленума Верховного Суда Респ. Беларусь, 23 дек. 1999 г., № 15 // Сборник постановлений Верховного Суда Республики Беларусь по гражданским и уголовным делам. – Минск: Верховный Суд, 2005.

27. О применении хозяйственными судами законодательства при рассмотрении дел о защите деловой репутации: Пост. Пленума Высшего Хозяйственного Суда Респ. Беларусь, 26 апр. 2005 г., № 16 // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2005. – № 105. – 6/445.

28. Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Беларусь. Рассмотрение дел о защите чести, достоинства и деловой репутации // Судовы веснiк. – 2000. – № 1.

29. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: Рус. яз., 1990.

30. Подгруша В. Если честь, достоинство и деловая репутация нуждаются в защите // Юстиция Беларуси. – 2001. – № 1. – с.29-31.

31. Подгруша В. Закон на защите деловой репутации индивидуального предпринимателя // Бюллетень нормативно-правовой информации. – 2003. – № 22-23. – с.15-16.

32. Романова О.Н. Порядок предъявления иска о защите чести, достоинства и деловой репутации // Право Беларуси. – 2005. – №4 (124). – с.46-48.

33. Романова О.Р. Подведомственность дел о защите чести, достоинства и деловой репутации // Юрист. – 2005. – № 7 (50). – с.18-22.

34. Стоякин Г.Я. Защита абсолютного субъективного права // Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 53 / Под ред. О.А. Красавчикова. – Свердловск: Свердл. юрид. ин., 1977.

35. Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. – Саратов, 1973.

36. Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь: Кодекс Респ. Беларусь, 15 декабря 1998 г., № 219-З: Принят Палатой представителей 11 нояб. 1998 г.: Одобр. Советом Респ. 26 ноября 1998 г.: в ред. Закона Респ. Беларусь от 29.06.2006 г., № 137-З // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр»., Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

37. Черкасова Т.В. Правовая защита чести, достоинства и деловой репутации как форма социально-правовой защищенности граждан: Учебное пособие по спецкурсу. – Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2002.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему