регистрация / вход

Гражданско-правовая ответственность

Понятие гражданско-правовой ответственности, ее отличительные признаки, основные виды и способы их классификации. Связь с государственным принуждением и правовосстановительный характер. Оценка имущественных потерь и принцип полноты возмещения убытков.

КУРСОВАЯ РАБОТА

по курсу «Общее право»

по теме: «Гражданско-правовая ответственность»

Содержание

Введение

1. Гражданско-правовая ответственность как вид юридической ответственности

2. Основания и условия гражданско-правовой ответственности

Заключение

Список использованных источников

Введение

Прежде всего, гражданско-правовая ответственность является разновидностью юридической ответственности.

Юридическая ответственность устанавливает последствия ненадлежащего (неправомерного) поведения, нарушающего права и интересы других лиц. Следовательно, ее применение становится одним из способов защиты нарушенных прав и интересов. Важнейшая особенность этого способа состоит в применении мер ответственности с помощью государственного, в том числе судебного, принуждения, т.е. с помощью публичной власти (уполномоченных на то государственных органов или должностных лиц). Это отличает его от самозащиты и других мер воздействия, применяемых к правонарушителям непосредственно управомоченными (потерпевшими) лицами. В некоторых случаях меры ответственности могут использоваться и добровольно, а не с помощью публичной власти (например, правонарушитель добровольно уплачивает штраф). Это обстоятельство не меняет их природы как государственно-принудительных мер, содержание и порядок применения которых установлены законом. Поэтому юридическую ответственность нередко рассматривают как государственно-принудительное применение к правонарушителю любых неблагоприятных для него мер.

Юридическая ответственность, безусловно, всегда связана с государственным принуждением, однако далеко не всякая мера государственно-принудительного воздействия на правонарушителя одновременно является и мерой ответственности. Так, принудительное исполнение имеющейся у лица обязанности, например возврат взятой им взаймы суммы по решению суда, едва ли можно считать мерой его ответственности перед заимодавцем, ибо нарушитель в данном случае лишь принудительно обязывается к исполнению своей обязанности и не несет никаких неблагоприятных последствий своего ненадлежащего поведения.

Таким образом, юридическая ответственность представляет собой одну из форм государственно-принудительного воздействия на нарушителей норм права, заключающуюся в применении к ним предусмотренных законом санкций – мер ответственности, влекущих для них дополнительные неблагоприятные последствия.

Как разновидность юридической ответственности ответственность в гражданском праве обладает всеми указанными выше признаками, однако имеет и особенности, обусловленные спецификой самого гражданского права.

Цель настоящей работы – проанализировать институт гражданско-правовой ответственности. На основании цели в работе ставятся следующие задачи:

· проанализировать определения гражданско-правовой ответственности;

· выявить признаки классификации видов гражданско-правовой ответственности;

· изучить определения основания и условия гражданско-правовой ответственности, проанализировать их юридические характеристики.

Работа включает в себя введение, две главы и заключение.

1. Гражданско-правовая ответственность как вид юридической ответственности

Понятие гражданско-правовой ответственности является настолько многогранным и сложным правовым явлением, что единства в оценках его аспектах среди исследователей не наблюдается.

Так, по мнению В.П. Грибанова, гражданско-правовая ответственность (ГПО) характеризуется мерами имущественного воздействия на определенных субъектов гражданско-правовых отношений в связи с тем или иным предусмотренным гражданским законом неправомерным поведением этих субъектов, нарушающем права других субъектов гражданского оборота.

В другом месте В.П. Грибанов указывает, что гражданско-правовая ответственность есть одна из форм государственного принуждения,связанная с применением санкций имущественного характера, направленных на восстановление нарушенных прав и стимулирование нормальных экономических отношений юридически равноправных участников гражданского оборота[1] .

Лаконичную формулу дал в свое время О.С. Иоффе, который указал: «Гражданско-правовая ответственность есть санкция за правонарушение, вызывающая для нарушителя отрицательные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложения новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей»[2] .

Г.В. Хохлова утверждает: «Гражданско-правовая ответственность – это дополнение или замена уже имевшейся обязанности (абсолютной или относительной) новой обязанностью, обеспеченной государственным принуждением, – заплатить определенную денежную сумму в качестве компенсации за нарушение субъективного (имущественного или неимущественного) права»[3] .

Е.В. Баринова пишет: «Гражданско-правовая ответственность – предусмотренная законом или договором и обеспеченная силой государственного принуждения обязанность сторон гражданско-правовых отношений претерпеть имущественные лишения за допущенные ими правонарушения в целях восстановления или компенсации нарушенного права потерпевшего и выражающаяся в возложении на правонарушителя дополнительных обязанностей или лишении его субъективных прав»[4] .

Наиболее полное, четкое и точное определение ГПО дает А.А. Лукьянцев. По его мнению, гражданско-правовая ответственность – это следствие совершения физическим или юридическим лицом гражданского правонарушения, заключающееся в возникновении у кредитора (потерпевшего от этого правонарушения, т.е. лица, которому был причинен вред) и требования к правонарушителю на предмет применения к последнему мер, предусмотренных законом или договором, имеющих целью восстановление утраченного кредитором (потерпевшим) гражданского блага либо получение им компенсации за утрату этого блага, заключающихся в добровольном удовлетворении этих требований, или возложении на правонарушителя под косвенным или прямым воздействием государственного принуждения новых или дополнительных гражданских обязанностей и (или) в умалении субъективных гражданских прав правонарушителя, в том числе в передаче потерпевшему имущества правонарушителя.

Также, по его мнению, признаками ГПО являются следующие:

1. ГПО предусмотрена гражданским законом либо нормой гражданского права, содержащейся в акте иного законодательства (например, в главе 18 УПК, ст. 111, 112 Лесного кодекса). ГПО налагается как за действия, так и за бездействие, если это предусмотрено законом или договором. За исключением прямо предусмотренных законом случаев, условия о ГПО содержатся в гражданско-правовых договорах, формулируются при этом по соглашению сторон, т.е. в условиях свободы договора (ст. 421 ГК).

2. ГПО, как правило, характеризуется мерами имущественного воздействия на субъектов гражданско-правовых отношений или отношений, приравненных законом в вопросе ответственности к гражданско-правовым.

3. ГПО возникает в связи с неправомерным поведением вышеуказанных субъектов, причем эта неправомерность квалифицируется исходя из норм вышеуказанного закона и (или) условий договора гражданско-правового характера.

4. ГПО всегда есть мера государственного принуждения. В случаях добровольного возложения лицом ГПО на самого себя это лицо (правонарушитель) руководствуется нормами закона, находясь, таким образом, под государственным принуждением.

5. ГПО наступает перед потерпевшим (физическим или юридическим лицом), в имущественной или моральной сфере которого деликт вызвал отрицательные последствия.

6. ГПО имеет главной целью восстановление нарушенного субъективного гражданского права потерпевшего либо предоставление ему надлежащей компенсации.

7. ГПО всегда несет в себе карательный элемент, налагаемый помимо правовосстановительного элемента. ГПО, в частности, может представлять собой лишение правонарушителя субъективного гражданского права, умаление такого права, возложение субъективной гражданской обязанности или увеличение ее, приближение срока исполнения и т.п.

8. ГПО характеризуется соответствием размера ответственности размеру причиненного вреда (убытков), причем такую соразмерность законодатель предусматривает особо (ст. 333 ГК и др.).

9. ГПО характеризуется применением равных по объему мер ответственности к различным участникам гражданско-правовых отношений за однотипные правонарушения.

10. ГПО помимо правовосстановительного (компенсационного) и карательного элементов имеет также воспитательный элемент, нормализуя гражданский оборот примерами отрицательных последствий деликтов для правонарушителя, придавая уверенности правомерно действующим субъектам в защите их прав от возможных неблагоприятных последствий.

11. ГПО есть санкция, но санкция – более широкое понятие (по объему), чем ГПО.

12. ГПО наступает, по общему правилу виновно (абзац 1 п. 1 ст. 401 ГК). Законом (например, п. 3 той же ст. 401 ГК; нормами ст. 1079 ГК о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности) могут предусматриваться исключения из этого общего правила.

13. Для возложения на правонарушителя ГПО необходима, как правило, инициатива потерпевшего лица. В случаях, предусмотренных, например, ст. 169 или 243 ГК, таким потерпевшим лицом выступает государство[5] .

Существует много способов классификации видов ГПО. Так, по основаниям наступления можно выделить ответственность за причинение имущественного вреда (совершение имущественного правонарушения) и ответственность за причинение морального вреда (вреда, причиненного личности). Первый вид ответственности наиболее распространен в гражданском праве и применяется к подавляющему большинству гражданских правонарушений в отношениях между любыми субъектами. Основания такой ответственности могут предусматриваться как законом (в некоторых случаях – и подзаконным актом), так и соглашением сторон (договором). Второй вид ответственности возникает только в отношении потерпевших и лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Ответственность за причинение морального вреда, как правило, возникает независимо от вины причинителя, состоит в денежной (но не в иной материальной) компенсации и осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда, т.е. сверх него (ст. 1099-1101 ГК).

Ответственность за имущественные правонарушения в гражданском праве подразделяется на договорную и внедоговорную. Основанием наступления договорной ответственности служит нарушение договора, т.е. соглашения самих сторон (контрагентов), Поэтому такая ответственность может устанавливаться и за правонарушения, прямо не обеспеченные санкциями в действующем законодательстве, а в ряде случаев увеличиваться или уменьшаться по соглашению участников договора в сравнении с размером, предусмотренным законом. Второй вид ответственности может использоваться только в прямо предусмотренных законом случаях и размерах и на императивно установленных им условиях. Следовательно, это более строгий вид ответственности.

Внедоговорная ответственность возникает при причинении личности или имуществу потерпевшего вреда, не связанного с неисполнением или ненадлежащим исполнением нарушителем обязанностей, лежащих на нем в силу договора с потерпевшей стороной. Но закон требует его применения и в тех случаях, когда неисполнением договорных обязанностей причинен вред жизни или здоровью гражданина (ст. 1084 ГК), например пассажиру при транспортной аварии. Внедоговорную ответственность нередко называют также деликтной, связывая ее в основном с обязательствами из причинения вреда (деликтами), которые, по сути, и представляют собой форму гражданско-правовой ответственности. Но сфера применения такой ответственности в действительности шире и охватывает все случаи возникновения гражданской ответственности в силу наступления обстоятельств, прямо предусмотренных законом (при отсутствии договора). Так, например, арбитражный суд Ростовской области, рассмотрев дело о нарушении договорных обязательств, выявил деликтную ответственность и в своем определении указал, что для наступления деликтной ответственности, являющейся видом гражданско-правовой ответственности, необходимо наличие состава правонарушения, включающего: наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между двумя первыми элементами и вину причинителя вреда[6] .

Таким образом, наш гражданский закон исходит из необходимости строгого различия оснований ответственности и по общему правилу не допускает предъявления к одному и тому же ответчику различных судебных требований (исков) по выбору потерпевшего-истца, т.е. так называемой конкуренции исков. Под «конкуренцией исков» принято понимать возможность предъявления нескольких различных требований по защите одного и того же интереса, причем удовлетворение хотя бы одного из таких исков исключает (погашает) возможность предъявления других. Данная ситуация широко допускается в англо-американском праве, не проводящем четких различий между договорной и внедоговорной ответственностью. В российском гражданском праве она возможна лишь как прямо предусмотренное законом исключение, сделанное для защиты особо значимых интересов. Действующее законодательство допускает «конкуренцию исков» при защите интересов граждан-потребителей в случаях причинения им имущественного вреда, вызванного недостатками проданного им товара.

Как договорная, так и внедоговорная ответственность в зависимости от числа обязанных лиц может быть долевой, солидарной или субсидиарной. Долевая ответственность означает, что каждый из ответчиков несет ответственность в точно определенной доле, установленной законом или договором. Например, наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя в размере действительной стоимости (доли) перешедшего к ним по наследству имущества. Правила о долевой ответственности применяются, когда иной вид ответственности для нескольких субъектов не предусмотрен законом (иным правовым актом) или договором. Если при этом законодательство или договор не определяют доли сторон, они считаются равными, т.е. каждый из ответчиков несет ответственность в одинаковом с другими ответчиками размере (ст. 321, 1080, п. 2 ст. 1081 ГК).

Солидарная ответственность более строгая, чем долевая. Здесь потерпевший-истец вправе предъявить требование как к ответчикам совместно, так и к любому из них, причем как в полном объеме нанесенного ему ущерба, так и в любой его части; не получив полного удовлетворения от одного из солидарных ответчиков, он вправе по тем же правилам требовать недополученное с остальных, которые остаются перед ним ответственными до полного удовлетворения его требований (ст. 323 ГК). Такое право выбора усиливает положение потерпевшего, предоставляя ему возможность требовать возмещения не с того из правонарушителей, кто в наибольшей мере виновен в правонарушении, а с того, кто в состоянии в полном объеме компенсировать его неблагоприятные имущественные последствия.

После этого соответчики становятся обязанными (ответственными) перед тем из них, кто удовлетворил требования потерпевшего-истца, причем в равных долях (если иное не вытекает из отношений между ними, например, в соответствии с правилом п. 2 ст. 1081 ГК), т.е. на принципах долевой ответственности. При этом неуплаченное одним из солидарно отвечающих лиц тому из них, кто полностью рассчитался с потерпевшим, падает в равной доле на этого и остальных ответчиков, т.е. распределяется между ними, еще более ухудшая их положение (п. 2 ст. 325 ГК).

В связи с этим солидарная ответственность может применяться только в случаях, прямо установленных законом или договором, в частности при неделимости предмета неисполненного обязательства (п. 1 ст. 322) и при совместном причинении «внедоговорного» вреда (ч. 1 ст. 1080 ГК). Солидарной всегда является и ответственность участников полного товарищества (ст. 75 ГК). При этом по решению суда и в интересах потерпевшего закон допускает замену солидарной ответственности долевой (ч. 2 ст. 1080 ГК), но не наоборот. Солидарная ответственность предполагается, т.е. наступает при отсутствии иных указаний закона (иного правового акта) или договора, при нарушении обязательств, связанных с предпринимательской деятельностью (п. 2 ст. 322 ГК), что свидетельствует о более строгом подходе закона к профессиональным участникам гражданского оборота.

Субсидиарная ответственность является дополнительной по отношению к ответственности, которую несет перед потерпевшим основной правонарушитель (п. 1 ст. 399 ГК). Она признана дополнить его ответственность, усиливая защиту интересов потерпевшего. При этом лицо, несущее такую дополнительную ответственность, совсем не обязательно является сопричинителем имущественного вреда, нанесенного потерпевшему, а во многих случаях вообще не совершает каких-либо правонарушений. Здесь проявляется компенсаторная направленность гражданско-правовой ответственности, определяющая ее специфику.

Субсидиарная ответственность для несущего ее лица наступает в случае, когда основной ответчик отказался удовлетворить требование потерпевшего либо последний в разумный срок не получил от него ответа на свое требование (абз. 2 п. 1 ст. 399 ГК). Поэтому по общему правилу не требуется, чтобы основной ответчик вначале ответил перед потерпевшим всем своим имуществом, и только при его недостатке (т.е. во многих случаях, по сути, при банкротстве ответчика) к ответственности был привлечен субсидиарный ответчик (должник).

С точки зрения условий наступления субсидиарной ответственности она, в свою очередь, может быть разделена на несколько видов. В договорных отношениях она обычно наступает при отказе основного ответчика от удовлетворения предъявленных к нему требований (независимо от наличия или отсутствия у него необходимого для удовлетворения кредиторов имущества). Таковой, например, в силу условий договора может быть ответственность поручителя (п. 1 ст. 363 ГК). При банкротстве юридических лиц, а также при причинении вреда несовершеннолетними гражданами (в возрасте от 14 до 18 лет), т.е. во внедоговорных отношениях, субсидиарная ответственность учредителей (участников) юридических лиц, основных («материнских») компаний и родителей (усыновителей) либо попечителей несовершеннолетних наступает лишь при недостатке у банкротов или причинителей вреда какого-либо имущества, способного удовлетворить интересы кредиторов (п. 3 ст. 56, п. 1 ст. 75, абз. 3 п. 2 ст. 105, п. 2 ст. 1074 ГК), и, следовательно предполагает предварительное обращение взыскания на такое имущество. Кроме того, здесь, в отличие от договорных отношений, дополнительно необходимо наличие вины в действиях субсидиарно отвечающего лица.

Такова же в принципе ответственность участников корпоративных отношений и ответственность собственников имущества унитарных предприятий, например участников полных товариществ, обществ с дополнительной ответственностью и членов производственных кооперативов (п. 1 ст. 75, п. 1 ст. 95, п. 2 ст. 107 ГК), ответственность собственников-учредителей по долгам казенных предприятий и приравненных к ним в этом отношении предприятий частных собственников (сохраняющихся в этой организационно-правовой форме до 1 июля 1999 г.) (п. 5 ст. 115 ГК). Однако она, как и субсидиарная ответственность по договору, не требует наличия вины в действиях субсидиарно отвечающего лица.

Особый случай представляет собой субсидиарная ответственность собственников учреждений, которые они создали и финансируют, поскольку она наступает уже при недостатке находящихся в распоряжении последних денежных средств (п. 2 ст. 120 ГК). Таким образом, она предполагает необходимость предварительного обращения взыскания только на этот вид имущества.

Ответственность в порядке регресса, или регрессная ответственность, наступает в случаях, когда гражданский закон допускает ответственность одного лица за действия другого (ст. 402, 403 ГК). Например, юридические лица и граждане-работодатели несут ответственность за вред, который причинили их работники при исполнении своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей, а хозяйственные товарищества и производственные кооперативы отвечают за вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении предпринимательской или производственной деятельности такой коммерческой организации (ст. 1068 ГК). Если работодатель или коммерческая организация возместили потерпевшему вред, причиненный их работником или участником (членом), они получают право обратного требования (регресса) к такому причинителю (п. 1 ст. 1081 ГК), что и составляет существо регрессной ответственности. Регрессной является и долевая ответственность солидарных должников перед тем из них, кто полностью исполнил их общее обязательство перед кредитором (пп. 1 п. 2 ст. 325 ГК). Таким образом, регрессная ответственность направлена на восстановление имущественной сферы того лица, которое понесло убытки, компенсировав потерпевшему его имущественные потери за другое лицо (причинителя).

Кособродов В.М. также отмечает, что действующий Гражданский кодекс Российской Федерации содержит ряд новелл, ставящих под сомнение всю сложившуюся на протяжении десятков лет теорию ГПО[7] . Речь идет о нормах, предусматривающих возложение обязанности по возмещению вреда на лицо, которое в момент его причинения было неделиктоспособным, или на лицо, которое в момент предъявления ему соответствующих требований продолжает оставаться неделиктоспособным. Как и в прежнем Гражданском кодексе, обязанность по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетним от 14 до 18 лет, возлагается на его родителей, усыновителей или опекуна, если не будет доказано, что вред возник не по их вине. Если в момент причинения вреда несовершеннолетний находился в воспитательных, лечебных и иных учреждениях, на которых возложены функции опекунов, эти учреждения возмещают вред, если не докажут, что вред возник не по их вине. Причем несовершеннолетний должен быть помещен в эти учреждения как нуждающийся в опеке, т.е. в том случае, когда он остался без попечения родителей. Обязанность по возмещению вреда может быть возложена на учреждения или иных лиц, которые в момент причинения вреда были обязаны осуществлять за ним надзор, если они не докажут отсутствие своей вины в неосуществлении надзора. Эта обязанность не прекращается при достижении несовершеннолетним 18 лет.

Новелла состоит в том, что в соответствии с п. 4 ст. 1073 ГК РФ эта обязанность возлагается на самого причинителя вреда при следующих условиях:

· если родители, усыновители или опекун малолетнего, а также граждане, обязанные осуществлять за ним надзор, в момент причинения вреда умерли или не могут возмещать вред в силу тяжелого материального положения;

· если вред причинен жизни или здоровью потерпевшего;

· если причинитель вреда достиг совершеннолетия и у него имеются средства, достаточные для возмещения вреда.

По смыслу п. 4 ст. 1073 ГК РФ обязанность по возмещению вреда может быть возложена на причинителя и до достижения им совершеннолетия, если он стал полностью дееспособным вследствие вступления в брак или эмансипации.

В соответствии со ст. 1076 ГК РФ вред, причиненный лицом, признанным судом недееспособным, возмещает, как и по ранее действующему законодательству, его опекун или организация, обязанные осуществлять за ним надзор, если не докажут, что вред возник не по их вине. Обязанность этих лиц не прекращается в случае последующего признания причинителя вреда дееспособным.

Новелла действующего Гражданского кодекса, содержащаяся в п. 3 ст. 1076, заключается в том, что если опекун недееспособного лица умер или не имеет достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а у самого причинителя вреда такие средства имеются, суд вправе с учетом имущественного положения причинителя вреда и потерпевшего и иных обстоятельств дела возложить обязанность по возмещению вреда на самого причинителя независимо от того, признан ли он впоследствии дееспособным или продолжает оставаться недееспособным. Кроме того, устанавливая общее правило, согласно которому лицо, находившееся в момент причинения вреда в таком состоянии, когда оно не могло понимать значения своих действий или руководить ими, не отвечает за причиненный вред. Гражданский кодекс уже в абз. 2 п. 1 ст. 1078 дает суду право с учетом имущественного положения причинителя вреда или потерпевшего и иных обстоятельств дела возложить обязанность по возмещению вреда полностью или частично на причинителя вреда. И, наконец, в соответствии с п. 3 ст. 1078 ГК РФ эта обязанность может быть возложена на совместно проживающих с причинителем вреда совершеннолетних членов семьи, знавших о его психическом расстройстве, но не ставивших вопроса о признании его недееспособным. В последнем случае учитывается противоправное поведение членов семьи душевнобольного, хотя никакой юридической обязанности своевременно ставить вопрос о признании такого лица недееспособным на них не возлагается.

2. Основания и условия гражданско-правовой ответственности

Основания ГПО – это стабильные фундаментальные факторы, наличие которых в социуме (обществе, государстве) предопределяет возникновение (выделение) и обеспечивает существование самого института (или, если можно так выразиться, – феномена) гражданско-правовой ответственности, в том числе:

во-первых, обязательная предусмотренность ответственности за нарушение субъективного права одного лица (правообладателя, находящегося под защитой закона) другим лицом (потенциальным нарушителем) в объективном праве (юридическая ответственность как основание ГПО: «нет гражданско-правового правонарушения, не предусмотренного гражданским правом»; «нет гражданско-правового наказания (меры ГПО), не предусмотренного гражданским правом»);

во-вторых, реальное конкретное, заранее смоделированное и расцененное определенным образом законодателем (нормотворцем), фактическое поведение (поведенческий акт – деяние: действие или бездействие) лица (физического или юридического) как субъекта, к которому обращается со своими угрозами в части возложения мер ГПО закон (реальное поведение лица как фактическое основание ГПО);

в-третьих, направленность нормотворческой деятельности источника правовых норм на достижение при их применении типового юридического и фактического результата (определенные и стабильные прагматические цели и задачи ГПО как отражение общественно-политических и социально-экономических ориентиров законодателя, в лице которого государство учреждает институт ГПО);

в-четвертых, сложившиеся общественные (этические, моральные, религиозные, идеологические) представления о справедливости, выступающие в роли критерия:

а) влияющего на законотворческий процесс при формулировании норм о ГПО;

б) влияющего на оценку (квалификацию) правоприменителем поведения конкретных отдельных субъектов при разрешении вопроса о возложении на них предусмотренных мер ГПО;

в-пятых, наличие в социуме легитимного правового механизма возложения предусмотренной объективным гражданским правом меры ГПО на допустившее вышеуказанное поведение лицо «мера ГПО не может возлагаться иначе, чем законным порядком, оставаясь законной мерой ГПО»

в-шестых, управомоченность законом участников гражданско-правовых отношений на обращение к юрисдикционным органам за защитой своих цивильных прав посредством возложения на контрагентов по данным отношениям соответствующих мер ГПО и обязанность указанных органов (в силу закона) такую защиту оказать.

Условия ГПО (условия наступления гражданско-правовой ответственности) – это признаки деяний (действий или бездействия) физических и юридических лиц, являющиеся в силу закона непосредственными причинами возложения юрисдикционными органами на указанных лиц мер ГПО либо возложения указанными лицами на себя соответствующих мер ГПО в добровольном порядке, в том числе:

во-первых, противоправность поведения субъекта;

во-вторых, вина (виновный характер его поведения);

в-третьих, вред (отрицательные последствия в личной и (или) имущественной сфере потерпевшего);

в-четвертых, причинно-следственная связь между противоправным поведением лица и причиненным кредитору (потерпевшему) вредом и т.д., признаваемая нормотворцем необходимой и достаточной для их (деяний) квалификации правоприменителем (и правообладателем) как нарушений норм гражданского права, со всеми вытекающими из такой квалификации правовыми последствиями[8] .

Противоправность поведения привлекаемого к гражданско-правовой ответственности лица – обязательное условие для ее применения. Правомерные действия участников гражданских правоотношений не могут влечь имущественной ответственности, за исключением немногочисленных, прямо предусмотренных законом случаев (п. 3 ст. 1064 ГК). Например, вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, т.е. в результате правомерных действий, подлежит возмещению его причинителем в соответствии с ч. 1 ст. 1067 ГК. Противоправным поведением в конкретных ситуациях может являться как действие, так и бездействие лица (при неисполнении прямо предусмотренной законом или договором обязанности совершить определенные действия).

Противоправным в строгом смысле слова признается поведение, нарушающее предписания правовых норм. Но не всякое отступление от норм гражданского права противоправно. Оно становится таковым лишь при нарушении прямых запретов или императивных правил закона. В гражданском праве имеется большое число диспозитивных норм, допускающих определение прав и обязанностей участников имущественного оборота по их выбору, обычно в результате соглашения (договора) сторон. Тем самым закон не только разрешает известное отступление от предусмотренных им правил, но и придает обязательное значение согласованным участниками условиям договоров. Следовательно, противоправным считается нарушение не противоречащих законодательным запретам договорных условий.

Более того, гражданские права и обязанности, как известно, могут возникать из таких действий (сделок) участников оборота, которые не предусмотрены и не урегулированы прямо ни законом, ни иными правовыми актами, но соответствуют общим началам и смыслу гражданского законодательства, в частности из договоров, хотя и не предусмотренных законом, но и не противоречащих ему (п. 1 ст. 8 ГК). В условиях развития рыночных отношений и неизбежного отставания от этих процессов результатов законотворческой деятельности появление такого рода отношений не может быть лишь редким исключением.

Поэтому противоправным в гражданском праве считается такое поведение, которое нарушает императивные нормы права либо санкционированные законом условия договоров, в том числе и прямо не предусмотренные правом, но не противоречащие общим началам и смыслу гражданского законодательства. С другой стороны, отсутствие в законодательстве или в условиях конкретных договоров указаний на неблагоприятные последствия противоправного поведения, в частности на последствия нарушения отдельных условий договора, исключает и гражданско-правовую ответственность за него.

Необходимо также иметь в виду, что при определенных обстоятельствах сам закон управомочивает лицо нарушить те или иные предписания, исключая тем самым противоправность такого нарушения. К числу обстоятельств, исключающих противоправность, в гражданском праве могут быть отнесены: причинение вреда в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости а также управомоченность на причинение вреда в силу основанного на законе права распоряжения компетентного органа или согласия самого потерпевшего.

В тех случаях, когда результатом противоправного поведения становится причинение потерпевшему лицу имущественного вреда, или убытков, наличие их – необходимое условие возложения существенной ответственности на причинителя. Под вредом в гражданском праве понимается всякое умаление личного или имущественного блага. С этой точки зрения различается моральный и материальный вред.

Материальный вред представляет собой имущественные потери – уменьшение стоимости поврежденной вещи, уменьшение или утрата дохода, необходимость новых расходов и т.п. Он может быть возмещен в натуре (например, путем ремонта поврежденной вещи или предоставлением взамен вещи того же рода и качества) либо компенсирован в деньгах. Однако натуральная компенсация, предпочтительная с позиций закона (ст. 1082 ГК), не всегда возможна по обстоятельствам конкретного дела. Поэтому используется денежная компенсация причиненного вреда, которая именуется возмещением убытков. Возмещение убытков – установленная законом мера гражданско-правовой ответственности, применяемая как в договорных, так и во внедоговорных отношениях.

Под убытками в гражданском праве понимается денежная оценка имущественных потерь (вреда). Они складываются:

Во-первых, из расходов, которые потерпевшее лицо либо произвело, либо должно будет произвести для устранения последствий правонарушения. К таким расходам, в частности, относятся: суммы санкций, подлежащих уплате третьим лицам по вине своего контрагента, нарушившего договорные обязательства; стоимость необходимых и разумных расходов по выполнению обязательства за счет должника-нарушителя иным лицом или самим потерпевшим (ст. 397 ГК), в том числе приобретение покупателем товара вследствие нарушения обязательств продавцом у иного продавца по более высокой, но разумной цене либо продажа продавцом товара вследствие нарушения обязательств покупателем иному покупателю по более низкой, но разумной цене (п. 1 и 2 ст. 524 ГК) и т.п.

Во-вторых, в состав убытков включается стоимость утраченного или поврежденного имущества потерпевшего.

В-третьих, сюда входят неполученные потерпевшей стороной доходы, которые она могла бы получить при отсутствии правонарушения (п. 2 ст. 15 ГК).

Расходы потерпевшего и повреждение его имущества охватываются понятием реального ущерба, т.е. наличных убытков. Не полученные потерпевшим доходы составляют его упущенную выгоду. Размер ее в соответствии с законом должен определяться «обычными условиями гражданского оборота» (а не теоретичен возможными особо благоприятными ситуациями) и реально пред принятыми мерами или приготовлениями для ее получения (п. 4 ст. 393 ГК), например при неполучении предпринимателем прибыли из-за ставшего невозможным вследствие правонарушения выполнения заключенных им договоров. Если же правонарушитель получил доходы вследствие своего правонарушения (например, в нарушение заключенного ранее договора продал товар другому покупателю), размер упущенной выгоды, подлежащей взысканию в пользу потерпевшего в качестве части понесенных им убытков, не может быть меньшим, чем такие доходы (абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК).

Гражданский закон исходит из принципа полноты возмещения убытков (п. 1 ст. 15, п. 1 ст. 1064 ГК) и допускает ограничение имущественной ответственности лишь в исключительных, прямо предусмотренных им (но не подзаконным актом) либо договором случаях (ст. 400 ГК). В условиях инфляции цены, с учетом которых исчисляется размер убытков, могут колебаться. Поэтому размер убытков должен исчисляться с учетом цен, существовавших на момент исполнения обязанности, а при ее неисполнении – на момент предъявления иска, если только закон, иной правовой акт или соглашение самих участников не предусмотрели иное (п. 3 ст. 393 ГК), например расчеты по ценам, существовавшим в момент заключения договора.

Гражданско-правовая ответственность за нарушение договорных обязанностей иногда может наступать и независимо от наличия вреда (или убытков). Так, просрочка в передаче товара по договору может повлечь применение предусмотренного им штрафа независимо от того, появились ли в результате убытки у приобретателя товара или нет. Однако такие случаи являются исключительными, ибо компенсаторная направленность и имущественный характер ответственности в гражданском праве предполагают ее применение главным образом в случаях возникновения имущественного вреда (убытков).

Моральный вред представляет собой физические или нравственные страдания гражданина, вызванные нарушением его личных неимущественных прав или умалением иных его личных (нематериальных) благ – посягательствами на его честь и достоинство, неприкосновенность личности, здоровье и т.д. Моральный вред может влечь имущественные потери (т.е. быть источником материального вреда), например причинение увечья может препятствовать дальнейшей трудовой или предпринимательской деятельности. В этом случае он возмещается с помощью компенсации имущественного вреда (убытков).

Однако он может и не причинять прямых материальных потерь, не становясь от этого менее ощутимым для потерпевшего (например, при умалении его чести, причинении вреда здоровью, неизгладимом обезображении лица, незаконном применении в качестве меры пресечения подписки о невыезде и др.). Такой вред по себе не может быть компенсирован гражданско-правовыми (имущественными) способами, ибо не поддается точной материальной оценке. Однако в случаях, прямо предусмотренных законом, он может быть возмещен в приблизительно определенной или символической денежной сумме с учетом требований разумности и справедливости, а также индивидуальных особенностей потерпевшего и других фактических обстоятельств (ст. 151, 1101 ГК).

Для возложения ответственности в форме взыскания убытков возмещения вреда во всех без исключения случаях необходимо наличие причинной связи между действиями правонарушителя и возникшим вредом (убытками). Не случайно закон говорит о «причиненных» убытках (п. 1 ст. 15, п. 1 ст. 393, п. 1 ст. 1064 ГК).

Причинная связь во многих ситуациях очевидна, например, просрочка перевозки скоропортящегося груза неизбежно ведет к его порче и возникновению убытков у владельца, причиненных транспортной организацией. Однако в ряде случаев обосновать эту связь непросто.

Приведем пример из судебной практики:

«Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на решение Арбитражного суда города Москвы от 16.12.98 по делу N А40-38693/98-48-554.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Закрытое акционерное общество "Промышленно-инвестиционная компания "Евроресурсы" (далее – компания) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к акционерному коммерческому банку "Диамант" (далее – банк) о взыскании 104828615 долларов США стоимости неосновательно удерживаемых акций и убытков от их неосновательного удержания.

В процессе рассмотрения спора истец отказался от иска на 3533985 долларов США и увеличил размер исковых требований до 160866015 долларов США.

Решением от 16.12.98 с банка взыскано 20210691 рубль 92 копейки стоимости акций и 155919152 доллара США убытков. В отношении 3533985 долларов США производство по делу прекращено.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается решение в отношении убытков отменить и дело в этой части направить на новое рассмотрение. В остальной части решение оставить без изменения.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Компания является собственницей 977641 акции АООТ "Нижневартовскнефгегаз".

В марте 1996 года компания передала указанные акции банку в счет обеспечения исполнения обязательств, возникших из кредитного договора.

В мае 1997 года кредит возвращен, вследствие чего основания для удержания банком акций прекратились, однако акции компании не возвращены.

Неосновательность удержания акций установлена судом, обязавшим банк в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации возвратить компании акции (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.10.98 N 6202/97).

В связи с невозвратом банком акций возник настоящий спор.

В процессе рассмотрения дела установлено, что акции выбыли из владения банка, поэтому суд правомерно, на основании статьи 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации обязал банк возместить их стоимость компании.

Компания просит взыскать убытки в виде упущенной выгоды, образовавшиеся по ее мнению вследствие удержания банком акций.

В частности, компания ссылается на невозможность реализации двух договоров: на поставку нефти от 15.01.96 N ER/12-1 и купли-продажи акций от 02.12.97.

Договор от 15.01.96 N ER/12-1 заключался на поставку нефти в 1996 – 1997 годах под условием наличия у компании права собственности на акции продавца нефти – АООТ "Нижневартовскнефтегаз".

Так, несмотря на то, что собственность на акции являлась условием исполнения договора от 15.01.96 N ER/12-1, в марте 1996 года компания передает акции банку по заключенному с ним договору купли-продажи акций от 04.03.96 N 403/96.1, который лишь впоследствии станет оспаривать в судебном порядке.

Договор купли-продажи акций от 02.12.97 заключен компанией с фирмой "Remington Resources Ltd" в тот период, когда акции находились у банка и споры о праве на них разрешались в суде.

Взыскивая убытки, суд не проверил, находятся ли они в причинной связи с удержанием банком акций и не способствовали ли образованию убытков указанные выше действия самой компании в период заключения и исполнения названных договоров.

Правовые основания для взыскания убытков также не исследованы судом.

В соответствии со статьей 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации компания как потерпевшая от неосновательного удержания акций вправе требовать доходы, которые банк извлек или должен быть извлечь из обладания акциями, тогда как по настоящему иску компания требует взыскания неполученных от собственных сделок с акциями доходов.

Обстоятельства образования и правовые основания для взыскания убытков подлежат установлению при новом рассмотрении требования о них.

Учитывая изложенное, и руководствуясь статьями 187 – 189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 16.12.98 по делу № А40-38693/98-48-554 в отношении убытков отменить. Дело в этой части направить на новое рассмотрение в тот же арбитражный суд.

В остальной части решение от 16.12.98 по данному делу оставить без изменения»[9] .

Вина является субъективным условием юридической ответственности, выражающим отношение правонарушителя к собственному неправомерному поведению и его последствиям. Обычно она рассматривается как субъективное психическое отношение лица к своему противоправному поведению и его последствиям, связанное с предвидением неблагоприятных результатов своего поведения и осознанием возможности их предотвращения. С этой точки зрения, например, не могут считаться виновными действия душевнобольного или малолетнего гражданина, которые в большинстве случаев не в состоянии правильно оценивать свое поведение и его последствия.

Такой подход традиционен и вполне обоснован для уголовного права и ряда других правовых отраслей, устанавливающих юридическую ответственность за неправомерное поведение людей. На нем основано выделение различных форм вины, от которых, как правило, зависит и содержание применяемых мер ответственности. Прежде всего, речь идет о различии умысла и неосторожности. Правонарушение признается совершенным умышленно, если нарушитель сознавал неправомерность своего поведения, предвидел его неблагоприятные последствия и желал или сознательно допускал их наступление. Правонарушение признается совершенным по неосторожности, если нарушитель хотя и не предвидел, но по обстоятельствам дела мог и должен был предвидеть наступление неблагоприятных последствий своего поведения либо хотя и предвидел их, но легкомысленно рассчитывал на их предотвращение.

Однако в гражданском праве вина как условие ответственности имеет весьма значительную специфику.

Она вызвана особенностями регулируемых гражданским правом отношений, в большинстве случаев имеющих товарно-денежный характер, и обусловленным этим главенством компенсаторно-восстановительной функции гражданско-правовой ответственности.

Вина в гражданском праве рассматривается не как субъективное, психическое отношение лица к своему поведению, а как непринятие им объективно возможных мер по устранению или недопущению отрицательных результатов своих действий, диктуемых обстоятельствами конкретной ситуации.

По смыслу нашего закона поведение конкретного лица должно сопоставляться с реальными обстоятельствами дела, в том числе с характером лежащих на нем обязанностей и условиями оборота, и с вытекающими из них требованиями заботливости и осмотрительности, которые во всяком случае должен проявлять разумный добросовестный участник оборота (а таковым в силу п. 3 ст. 10 ГК предполагается любой участник гражданских правоотношений).

В гражданском праве установлена презумпция вины правонарушителя (причинителя вреда), ибо именно он должен доказать отсутствие своей вины в правонарушении (п. 2 ст. 401, п. 2 ст. 1064 ГК), т.е. принятие всех указанных выше мер по его предотвращению. Применение этой презумпции (предположения) возлагает бремя доказывания иного положения на указанного законом участника правоотношения.

Поскольку нарушитель предполагается виновным, потерпевший от правонарушения не обязан доказывать вину нарушителя, а последний для освобождения от ответственности должен сам доказать ее отсутствие.

Заключение

Подводя итоги работы, можно сделать вывод, что гражданско-правовая ответственность (ГПО) отличается от иных видов ответственности (т.е. от уголовной, административной, налоговой и др.) не только тем, что она предусматривается гражданским законодательством и (или) соответствующими либо же противоречащими ему цивильными сделками, но и рядом других присущих ей характеристик, в том числе предметом и методом правового регулирования.

Предметом регулирования ГПО выступают отношения, складывающиеся в сфере заключения и исполнения гражданско-правовых сделок (главным образом, договоров) и гражданско-правовых обязательств внедоговорного характера в связи с нарушением должниками (обязанными лицами, делинквентами) условий соответствующих абсолютных обязательств и/или в связи с причинением вреда (имуществу, жизни и здоровью и морального вреда).

Метод правового регулирования норм права о ГПО характеризуется наличием императивных или диспозитивных санкций, носящих в основном правовосстановительный или компенсационный в отношении потерпевших лиц (кредиторов), их личной и/или имущественной сферы характер.

3а исключением ряда мер ГПО по защите нематериальных благ (принудительное опровержение несоответствующих действительности сведений, если таковое не влечет за собой издательских расходов), гражданско-правовая ответственность носит имущественный характер.

Некоторые другие свойства ГПО непосредственно связаны с ее характеристикой как частноправового института. Так, например, она регулируется нормами гражданского права.

Кроме того, инициатива, направленная на применение мер ГПО, почти всегда исходит от кредитора (потерпевшего). Государство (в лице, например, прокуратуры) весьма редко возбуждает судебное производство, имеющее целью привлечение какого-либо лица (лиц) к ГПО.

Проблемы гражданско-правовой ответственности имеют актуальное значение для государства и общества в целом. Помимо собственно защиты субъективных гражданских прав, присутствие и эффективность ГПО во многом предопределяют состояние законности и правопорядка в экономической, хозяйственной жизни общества, что непосредственно связано, как с уровнем социального благополучия населения, так и с политической стабильностью в стране в целом и в отдельных ее регионах в частности.

Список использованных источников

1. Гражданский Кодекс РФ. Часть I. 30.11.94 № 51-ФЗ.

2. Гражданский Кодекс РФ. Часть II. 26.01.96 № 14-ФЗ.

3. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 мая 2001 г. N 7598/00 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2001. №9.

4. Постановление Арбитражного суда Ростовской области от 6 марта 2006 г. по делу № А-53-2236/04-C2-8.// Вестник ФАС Южного федерального округа. 2006. №3.

5. Баринова Е.В. Понятие, формы и виды гражданско-правовой ответственности за нарушение договорного обязательства.// Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 6 под ред. О.Ю. Шилохвоста. – М., 2003.

6. Витрянский В.В. Гражданское право и ответственность. – М., 2003.

7. Гражданское право: Учебник. 2-е изд. / Под ред. Е.А. Суханова.– М., 2004. Т.1.

8. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. – М., 2001.

9. Иоффе О.С. Обязательственное право. – М., 1973.

10. Кособродов В.М. Обязательство по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью, как мера социальной защиты прав и интересов потерпевшего. // Адвокат. 2004. №7.

11. Лукьянцев А.А. Применение гражданско-правовой ответственности при осуществлении предпринимательской деятельности: теория и судебная практика. – Ростов н/Д: Изд–во РГУ, 2005.

12. Пугинский Б.И. Гражданско-правовая ответственность. – М., 2006.

13. Тархов В.А. Гражданское право и ответственность. – М., 2006.

14. Хохлова Г.В. Понятие, виды и формы гражданско-правовой ответственности.// Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 5. под ред. В.В. Витрянского. М., 2001.


[1] Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. – М., 2001. С. 298.

[2] Иоффе О.С. Обязательственное право. – М., 1973. С. 97.

[3] Хохлова Г.В. Понятие, виды и формы гражданско-правовой ответственности.// Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 5. под ред. В.В. Витрянского. М., 2001. С. 85.

[4] Баринова Е.В. Понятие, формы и виды гражданско-правовой ответственности за нарушение договорного обязательства.// Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 6 под ред. О.Ю. Шилохвоста. М., 2003. С. 208.

[5] Лукьянцев А.А. Применение гражданско-правовой ответственности при осуществлении предпринимательской деятельности: теория и судебная практика. – Ростов н/Д: Изд–во РГУ, 2005. С. 70-73.

[6] Постановление Арбитражного суда Ростовской области от 6 марта 2006 г. по делу № А-53-2236/04-C2-8.// Вестник ФАС Южного федерального округа. 2006. №3.

[7] Кособродов В.М. Обязательство по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью, как мера социальной защиты прав и интересов потерпевшего. // Адвокат. 2004. №7.

[8] Лукьянцев А.А. Применение гражданско-правовой ответственности при осуществлении предпринимательской деятельности: теория и судебная практика. – Ростов н/Д: Изд–во РГУ, 2005. С. 170-173.

[9] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 мая 2001 г. N 7598/00 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 2001 г. – № 9.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий