Экономические циклы Н.Д. Кондратьева

СОДЕРЖАНИЕ: Оглавление Введение 3 Глава 1.Краткая биография Н.Д.Кондратьева 5 Глава 2. Нарушение макроэкономического равновесия. Теория циклов экономического развития. 8

Оглавление

Введение 3

Глава 1.Краткая биография Н.Д.Кондратьева5

Глава 2. Нарушение макроэкономического равновесия. Теория циклов экономического развития.8

§1. Классификация и периодичность кризисов8

§2. Экономические теории циклов13

§3. Особенности подходов к преодолению российского экономического кризиса конца XX столетия. Стабилизационные программы_ 21

Глава 3. Н.Д.Кондратьев и его исследования.25

§1.Теория больших циклов конъюнктуры_ 25

§2.Выводы исследования26

§3.Эмпирическое доказательство существования больших циклов.30

Глава 4. Эндогенный механизм длинных волн.3 5

§1. Наблюдения и выводы Н.Д.Кондратьева.3 5

§2.Причины существования длинных волн.3 8

§3.Причины, вызывающие большие волны_ 4 0

Глава 5. Заслуга Н.Д.Кондратьева и современное значение его теории «Длинных волн» в экономике4 3

Заключение4 5

Список литературы_ 4 6


Введение

Развитие национальной экономики вызывает к жизни целый комплекс проблем. Одной из основных проблем макроэкономики на современном этапе является достижение и поддержание макроэкономического равновесия, периодические отклонения от которого свидетельствуют о наличии «болезней» в системе рыночного хозяйства. Важнейшими проявлениями нарушения макроэкономического равновесия, «болезней» рыночной экономики являются цикличность, безработица и инфляция.

Цикличность – это форма развития национальной экономики и мирового хозяйства как единого целого, это движение от одного макроэкономического равновесия в масштабе экономики в целом к другому.

Теория экономических циклов наряду с теорией экономического роста относится к теориям экономической динамики, которая объясняет движение народного хозяйства. Теория цикла исследует причины колебаний экономической активности во времени. Направление и степень изменения совокупности показателей, характеризующих равновесное развитие экономики, образуют экономическую конъюнктуру.

Тяжелый экономический кризис, завершивший период “военного коммунизма”, был также и первым примером колебательного, неравномерного развития советской экономики. Однако сам факт возможности возникновения кризиса в советской экономической системе привел к тому, что ученые стали изучать не только проблемы неравномерности развития экономики вообще и в частности экономики страны, но и возникающие при этом противоречия и специфический механизм их разрешения, роль рынка и возможности управления.

Первые попытки в области создания теории длинных волн были предприняты на заре XX века А. Гельфандом (Парвусом), Я. Ван Гельдереном и С.Де Вольфом. Однако наибольший вклад внес русский ученый Н.Д. Кондратьев (1892-1938), который опубликовал несколько основополагающих работ в данной области. Он изложил результаты своих исследований, касающихся динамики индексов товарных цен, процентных ставок, ренты, заработной платы, производства важнейших видов продукции и т.д. для ряда развитых стран с 1770 по 1926 г.

Мы выбрали тему курсовой работы «Экономическая теория Н.Д. Кондратьева», потому что спады и подъемы в экономической жизни любой страны всегда наблюдались и наблюдаются в современном мире. Теория сохраняет актуальность и в наши дни.

Целью нашей работы является знакомство с экономической теорией Н.Д. Кондратьева и определение ее роли в мировой экономической мысли.

В соответствии с поставленной целью были решены следующие задачи :

1. познакомиться с личностью ученого-экономиста Н.Д. Кондратьева,

2. изучить исследования Н.Д. Кондратьева и его теорию больших циклов конъюнктуры,

3. доказать существование больших циклов конъюнктуры, опираясь на фактический материал,

4. изучить теоретическое обоснование существования больших циклов,

5. оценить вклад Н.Д. Кондратьева в развитие мировой экономической мысли.

Глава 1.Краткая биография Н.Д.Кондратьева

Николай Дмитриевич
Кондратьев
(1892-1938)

Николай Дмитриевич Кондратьев родился 4 марта 1892 года в деревне Галуевской Кинешмского уезда Иваново-Вознесенской губернии в многодетной крестьянской семье. Николай Дмитриевич учился в церковно-приходской школе села Хреново Ки­нешмского уезда, в 1905 году поступил в Хреновскую церковно-учительскую гимназию, откуда был исключён в 1906 году за неблагонадёжность. В 1911 году после окончания школы поступил на юридический факультет Петербургского университета. Однако его интересы вскоре вышли за пределы юридических знаний, основное внимание он стал уделять изучению экономики. К концу его учебы юридический факультет выступил с ходатайством оставить Николая Дмитриевича Кондратьева при университете “для приготовления к профессорскому званию по кафедре политической экономии и статистики”. (7)

Всё время Н.Д. Кондратьев усиленно зани­мался самообразованием. С 1905 года состоял в партии социалистов-революционеров, однако активной связи с партией не поддерживал из-за необходимости уделять большое внимание научной подготовке, а также из-за некоторых разногласий по социально-философским вопросам.

Николай Дмитриевич Кондратьев был одним из тех, кто решал экономические и политические проблемы аграрной реформы, ставшей одним из главных лозунгов Февральской революции 1917 года. И в октябре его назначили заместителем министра продовольствия во Временном правительстве России. Кондратьев не принял сразу идей большевизма и лишь в 1919 году решился на сотрудничество с новыми властями. Его дальнейший путь тесно связан с деятельностью А. В. Чаянова.

После установления Советской власти он занимал различные по­сты в экономических отделах, занимаясь одновременно преподавательской деятельностью. Создал и возглавлял до 1928 года Конъюнктурный институт. Н. Д. Кондратьев был арестован в 1930 году и осуждён по обвинению в создании не существовавшей на самом деле “трудовой крестьянской партии”, которая якобы боролась против коллективизации в СССР. 1930-1932 г.г. провел в Бутырской тюрьме, а 1932-1938 г.г. в Суздальском политизоляторе. 17 сентября 1938 года был расстрелян.

Полностью реабилитировали Николая Кондратьева (“за отсутствием состава преступления”) лишь спустя почти полвека – в 1987 году, а первая книга его трудов пришла к нынешнему поколению экономистов только в 1989 году.

В письме жене от 15 августа 1934 года приводит список своих наиболее важных работ:

1. Основные учения о законах социально-экономического развития (1913).

2. Рынок хлебов (июль 1922).

3. Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны (июль 1922).

4. Проблема научного предвидения (1927).

5. Динамика цен промышленных и с/х товаров (1928).

6. Свыше 100 научных статей, помещённых в различных журналах.

Свой главный труд – “Основные проблемы экономической статики и дина­мики” Н. Д. Кондратьев начал в Бутырской тюрьме и намеревался продолжить в Суздале, но из-за ограничений в литературе и из-за начавшейся болезни работу прекра­тил.

Ученый известен по всему миру за свою теорию больших циклов конъюнк­туры, первоначальные наброски которой (как впоследствии оказалось – окончательные) изложены в труде “Большие циклы конъюнктуры”, издан­ном в 1925 году. (4)

Глава 2. Нарушение макроэкономического равновесия. Теория циклов экономического развития.

§1. Классификация и периодичность кризисов

Современной общественной науке известны более 1380 типов цикличности. В ниже приведенной таблице отмечены шесть наиболее часто упоминаемых; экономика оперирует по преимуществу четырьмя первыми из них.

Тип Длина цикла Главные особенности
Китчина 2-4 года Величиназапасов -»колебанияВНП, инфляции, занято­сти, коммерческиециклы
Жуглара 7-12 лет Инвестиционныйцикл -+ колебанияВНП, инфляциии занятости
Кузнеца 16-25 лет Доход - иммиграция - жилищноестроительство - совокупныйспрос - доход
Кондратьева 40-60 лет Техническийпрогресс, структурныеизменения
Форрестера 200 лет Энергияиматериалы
Тоффлера 1000-2000 лет Развитиецивилизаций

Циклы Жуглара. Впервые в экономической науке выделили цикл 7—12 лет, который впоследствии получил имя Жуглара. Впрочем, этот цикл имеет и другие названия: «бизнес-цикл», «промышленный цикл», «сред­ний цикл», «большой цикл». Первый промышленный цикл разразился в Англии в 1825 г., когда машинное производство заняло господствующее положение в металлургии, машиностроении и других ведущих отраслях, Кризис 1836 г. возник сначала в Англии, а затем распространился и на США. Кризис 1847—1848 гг., разразившийся в США и ряде европейскихстран, по существу, был первым мировым промышленным кризисом. За ним последовали кризисы 1857 и 1866 гг.

Наиболее глубоким был кризис 1873 г. Если в XIX в. промышленный цикл составлял 10—12 лет, то в XX в. его продолжительность сократилась до 7—9 и менее лет: кризисы 1882, 1890, 1900, 1907 гг. Самое разрушитель­ное действие на экономику оказали экономические кризисы 1920—1921, 1929—1933, 1937—1938 гг. Среди них выделяется Великая депрессия 1929— 1933 гг., отличавшаяся особо глубоким и длительным падением производ­ства.

После Второй мировой войны промышленные кризисы происходили в 1948-1949, 1953-1954, 1957-1958, 1960-1961, 1969-1970, 1973-1974, 1981-1982 гг., причем самым разрушительным был кризис середины 70-х годов.

Цикл 7—12 лет был назван именем К. Жуглара (1819—1905) за его боль­шой вклад в изучение природы промышленных колебаний во Франции, Великобритании и США на основе фундаментального анализа колебаний ставок процента и цен. Как оказалось, эти колебания совпали с циклами инвестиций, которые, в свою очередь, инициировали изменения ВНП, инфляции и занятости. К примеру, Й. Шумпетер (1883-1950) в 1939 г. вы­делил 11 циклов Жуглара за период с 1787 по 1932 г.

Циклы Китчина (циклы запасов). Китчин (1926) сосредоточил свое внимание на исследовании коротких волн длиной от 2 до 4 лет на основе изучения финансовых счетов и продажных цен при движении товарных запасов.

Циклы Кузнеца. В 1930-е годы в США появились исследования так на­зываемого «строительного цикла». Дж. Риггольмен, В. Ньюмен и некото­рые другие аналитики построили первые статистические индексы сово­купного годового объема жилищного строительства и обнаружили в них следующие друг за другом длительные интервалы быстрого роста и глубо­ких спадов или застоя. Тогда и появился термин «строительный цикл», определяющий эти 20-летние колебания. В 1946 г. С. Кузнец (1901-1985) в работе «Национальный доход» пришел к выводу, что показатели нацио­нального дохода, потребительских расходов, валовых инвестиций в обо­рудование производственного назначения, а также в здания и сооружения обнаруживают взаимосвязанные 20-летние колебания. При этом он от­метил, что в строительстве эти колебания обладают самой большой от­носительной амплитудой.

После выхода в свет работы Кузнеца термин «строительный цикл» практически перестал употребляться, уступив место термину «длинные колебания» ( long swings ) в отличие от «длинных волн» Кондратьева ( long waves ). В 1955 г. в качестве признания заслуг американского исследователя было решено «строительный цикл» именовать «циклом Кузнеца».

В 1968 г. американский ученый М. Абрамович описал ядро механизма 20-летних колебаний, или «цепочку мультипликативно-акселераторного контура», которая «генерирует» 20-летние колебания: доход - иммигра­ция - жилищное строительство - совокупный спрос - доход (рост ВНП или товарной массы стимулирует приток населения и рождаемость, это ведет к ускорению инвестиций, в том числе и в жилищное строительство, затем происходит обратный процесс).

Циклы Кондратьева. Первые попытки в области создания теории длин­ных волн были предприняты на заре XX в. А. Гельфандом (Парвусом), Я.Ван Гельдереном и С.Де Вольфом. Однако наибольший вклад внес рус­ский ученый Н.Д. Кондратьев (1892-1938), который опубликовал не­сколько основополагающих работ в данной области. Он изложил резуль­таты своих исследований, касающихся динамики индексов товарных цен, процентных ставок, ренты, заработной платы, производства важнейших видов продукции и т.д. для ряда развитых стран с 1770 по 1926 г.

Начало «большого» подъема Кондратьев связывал с массовым внедре­нием в производство новых технологий, с вовлечением новых стран в мировое хозяйство, с изменениями объемов добычи золота. При этом об­щая картина подъема описывалась следующим образом: внедрение техни­ческих нововведений идет параллельно с расширением инвестиционного процесса, который, в свою очередь, стимулирует производство и спрос, способствующие росту иен. В этот период безработица уменьшается, за­работная плата и производительность труда растут. Эти процессы затраги­вают всю экономику, изменяют стиль жизни людей. В начальный период дополнительные импульсы экономическому росту могут дать локальные войны. По мере развития циклического подъема войны становятся все более разрушительными. Многие крупные социальные потрясения при­ходятся на конец «большого» подъема, а также на нижнюю точку цикла.

Свидетельствами того, что экономика приближается к верхней точке большого цикла, являются начинающиеся на фоне изобилия недостаток отдельных товаров, сдвиги в структуре распределения доходов, рост из­держек производства, замедление роста прибылей и т.д. Возникает ситуа­ция, известная теперь как стагфляция.

Существуют различные объяснения причин исчерпания энергии подъ­ема. Одни видят их в заметном увеличении нормы потребления, другие — в изменении покупательной способности денег, третьи достижение «пика» связывают с жизненным циклом продуктов и отраслей, создание которых явилось следствием крупных нововведений прошлых лет.

За каждым «большим» подъемом следует довольно короткий период, когда экономика как бы готовится к предстоящему длительному спаду, но в то же время сохраняется видимость процветания: люди по-прежнему полны надежд, легко берут в долг. Поскольку реальная ситуация уже не та, происходит нагромождение задолженности, которое в любой момент гро­зит крахом. Это с неизбежностью и происходит, причем импульс может исходить от незначительного события. Накопившиеся ранее противоречия выходят наружу: обнаруживается избыток производственных мощностей, происходят массовые ликвидации предприятий, растет безработица, цены падают. Кондратьев особенно подчеркивал депрессивное состояние сель­ского хозяйства как одно из главных препятствий длительного спада.

Подъем первого большого цикла Кондратьев связывал с промышлен­ной революцией в Англии, второго — с развитием железнодорожного транспорта, третьего — с внедрением электроэнергии, телефона и радио, четвертого — с автомобилестроением. Пятый цикл современные исследо­ватели связывают с развитием электроники, генной инженерии, микро­процессоров.

Чаще всего рассматриваются следующие пять длинных волн (рис. 26.4). Вместе с тем некоторые современные исследователи выражают мнение, что волны Кондратьева зародились в Китае на рубеже первого и второго тысячелетий нашей эры, переместившись затем по Великому шелковому пути в Италию, и, набрав темпы в XV в., достигли стадии зрелости с укре­плением океанской торговли, в которой господствовали Нидерланды, Португалия и Испания. Американские исследователи Дж. Модельски и У. Томпсон выделяют следующие длинные волны в мировой цивилиза­ции: 930-990-1060-1120-1190-1250-1300-1350-1430-1494-1540-1580-1640-1688-1740-1792-1850-1914-1973-2026 гг.

С точки зрения структуры экономики различают также аграрные и другие отраслевые кризисы, которые охватывают не всю экономическую систему, а лишь отдельные отрасли: сельское хозяйство, энергетику, тяже­лую промышленность и т.п. Структурные кризисы могут проявляться в виде как относительного недопроизводства, так и относительного пере­производства, сопровождать общий промышленный цикл или не совпа­дать с ним. Крупнейший структурный кризис произошел в 1973—1975 гг., когда Организация стран — экспортеров нефти (ОПЕК), резко подняв цены на нефть, усугубила начавшийся в 1974 г. экономический кризис структурным энергетическим и сырьевым.

Аграрные кризисы, как правило, вызываются сочетанием природных факторов, упущениями в организации труда, технической отсталостью, несовершенными системами землепользования и землевладения и т.п. Аграрные кризисы отличаются продолжительностью и антицикличнос­тью. (5)

§2. Экономические теории циклов

Как уже отмечалось, в настоящее время не существует единой теории цикла. Более того, многие экономисты отрицают цикличность раз­вития экономики в принципе. Как правило, к ним относятся преимуще­ственно сторонники неоклассической и монетарной школ. Эти экономи­сты предпочитают говорить не о цикличности (цикл подразумевает более или менее постоянную периодичность), а о нециклических колебаниях, вызванных совокупностью произвольных экономических факторов.

Особое место в данном случае занимают ортодоксальные марксисты, которые признают лишь теорию промышленного цикла К. Маркса, от­вергая прочие виды цикличности. При этом теория промышленного цик­ла у марксистов распространяется только на капиталистическую форма­цию, что же касается социализма, то здесь, по их мнению, развитие должно осуществляться по восходящей прямой в соответствии с так на­зываемым законом планомерно-пропорционального развития. Если нео­классики отвергают цикличность из-за своей приверженности к закону равновесия Вальраса (Сэя), то марксисты отрицают цикл при социализме, так как утверждают, что в бесклассовом обществе развитие состоит только из подъема и исключает спады.

Однако и среди экономистов, которые признают цикличность, нет единства относительно природы этого явления. В самом общем виде можно выделить три подхода к объяснению цикличности: экзогенный, эндо­генный и эклектичный. Сторонники экзогенного подхода связывают природу цикла с исключительно внешними причинами, приверженцы эндогенного подхода ищут внутренние закономерности явления. Эклек­тики пытаются найти и объединить рациональные начала двух первых течений.

Современными экономистами предприняты многочисленные попытки создать приемлемую классификацию теорий цикла, однако в настоящее время вряд ли можно назвать оптимальную. В следующей таблице приводятся четы­ре наиболее удачные попытки классификации самых авторитетных теоре­тиков в данной области.

Р . Г орден Г . Хаберлер А . Х . Хансен В . К . Митчелл

1. Теории, подчеркивающиеизменения

вотношениях

«цена—затраты»

иизмененияв

ожиданиях.

1. Чистомонетаристскаятеория.

1. Теориисовокупно-

госпроса.

1. Погода.

2. Теории, основанныенаприроде

денег.

2. Теорииперенакопления:

а) теорииизбыточныхденежных

инвестиций;

б) теорииизбыточныхнеденежных

инвестиций;

в) теорииакселератора.

2. Довериеикредит. 2. Неопределенность.

3. Теории, подчеркивающиероль

сбережений:

а) теориидефицитностикапитала;

б) теорииинвестиционныхвозможностей;

в) теорииовлиянииинвестицийна

конечныйпродукт.

3. Измененияв

издержках,

горизонтальных

диспропорцияхи

взаимнойзадолженности.

3. Избыточное

инвестирование:

а) монетарное;

б) немонетарное.

3. Эмоциональный

факторвпринятии

деловыхрешений.

4. Аграрныеи

метеорологические

теории

4. Теориинедопотребления. 4. Денежноенеравновесие. 4. Инновации.

5. Психологические

теории.

5. Распространение

импульсов.

5. Сбереженияи

инвестиции.

6. Теорииурожайности 6. Сельскоехозяйство

6. Строительные

работы.

7. Общееперепроизводство.

8. Банковские

операции.

9. Производствои

потокиденежных

доходов.

10. Погоняза

прибылью

Теории внешних факторов

Основателем этого направления принято считать английского эконо­миста У.С. Джевонса (1835-1882), который связал экономический цикл с 11-летним циклом солнечной активности. В 70-е годы XIX в. Джевонс опубликовал ряд работ, в которых исследовал влияние солнечных пятен на урожайность, на цены на зерно и на торговый цикл. Однако Джевонс связывал цикличность солнечной активности преимущественно с сельским хозяйством и торговлей. Последователи У.С. Джевонса распростра­нили влияние солнечного цикла на всю экономику. Так, Х.С. Джевонс (сын) связал солнечный цикл с колебаниями занятости, а Х.М. Мор раз­работал общую экономическую теорию солнечной активности.

В 1987 г. молодой японский экономист Симанака Юдзи исследовал циклическое развитие Японии с 1885 по 1984 г. Он пришел к мнению, что за это время произошло девять 11-летних солнечных циклов, которые со­впали с циклами Жуглара. Симанака считает также, что цикл Кузнеца равен двум солнечным циклам (22 года), цикл Кондратьева — пяти сол­нечным циклам (55 лет).

Теория Троцкого и современных «неомарксистов»

В 1921 г. независимо отКондратьева Л. Троцкий выдвинул собственную теорию длинных волн. Он считал, что длинные волны являются историческими периодами уско­рения и замедления развития капитализма, и выделил пять разновремен­ных периодов с 1781 по 1921 г., причем длинные волны якобы не имма­нентны экономической системе, а вызываются экзогенными нецикличе­скими факторами: обострением и ослаблением классовой борьбы. Среди современных экономистов, последователей Л. Троцкого, можно отметить бельгийского исследователя Э. Мандела, автора монографии «Длинные волны капиталистического развития» (1980).

Чисто монетарная теория

Чисто монетарное толкование цикла наиболее полно изложено в рабо­тах английского экономиста Р. Хоутри (1879—1975). Для него цикл есть «чисто денежное явление» в том смысле, что изменение денежного потока является единственной и достаточной причиной изменения экономиче­ской активности, чередования процветания и депрессии, оживления и вялой торговли. Когда спрос на товары, выраженный в деньгах (или де­нежный поток), увеличивается, торговля становится оживленной, произ­водство расширяется, цены растут. Когда спрос уменьшается, торговля ослабевает, производство сокращается, цены падают. Денежный поток, т.е. спрос на товары, выраженный в деньгах, непосредственно определяется потребительскими затратами, т.е. расходами за счет дохода.

Неденежные факторы, такие, как землетрясения, войны, забастовки, неурожаи и т.д., могут вызвать общее обнищание, другие, например из­менение урожайности, чрезмерное развитие определенных отраслей, — частичную депрессию в отдельных отраслях промышленности. Но общая, депрессия в смысле фазы цикла, т.е. такое положение, при котором неис­пользованные ресурсы и безработица имеют всеобщий характер, не может быть вызвана неденежными факторами или событиями, за исключением тех случаев, когда они приводят к падению потребительских издержек, т.е. к уменьшению денежного потока.

Согласно чисто монетарной теории цикл есть не что иное, как точная копия в небольшом масштабе денежной инфляции и дефляции. Депрессия вызывается падением потребительских издержек из-за сокращения суммы средств обращения и усиливается падением скорости обращения денег. С другой стороны, во время фазы процветания преобладают ин­фляционные процессы. Если бы денежный поток можно было стабили­зировать, то колебания экономической активности исчезли бы. Но этого не происходит, так как денежной системе присуща неустойчивость.

Теория перенакопления

Центральное место в теории перенакопления занимает вопрос о чрез­мерном развитии отраслей, изготовляющих товары производственного назначения, по отношению к отраслям, производящим потребительские товары: отрасли, изготовляющие товары производственного назначения, подвержены воздействию экономического цикла гораздо сильнее, чем от­расли, производящие товары повседневного спроса. Во время повыша­тельной фазы цикла выпуск товаров производственного назначения рас­тет, а во время понижательной фазы цикла сокращается гораздо более резко, чем производство товаров кратковременного пользования.

Согласно воззрениям теоретиков перенакопления, описанное явление представляет собой симптом серьезной диспропорции, возникающей во время фазы подъема. Отрасли, производящие капиталоемкие товары, по­лучают (относительно) чрезмерное развитие. Таким образом, именно ре­альная диспропорция в структуре производства, а не просто нехватка де­нег является причиной кризиса.

Теория недопотребления

Родоначальником теории недопотребления является швейцарский эко­номист Ж. Сисмонди (1773-1842). Существует множество разновидностей этой теории, наиболее обоснованная из них применяет термин «недопо­требление» в значении «чрезмерных сбережений». Депрессии вызываются тем обстоятельством, что слишком большая часть текущего дохода сберега­ется и слишком незначительная его часть расходуется на потребительские товары. Именно добровольные сбережения, совершаемые отдельными ком­паниями, нарушают равновесие между производством и реализацией.

Причина чрезмерных сбережений заключается в неравномерном рас­пределении дохода. Подавляющая часть сбережений приходится преиму­щественно на тех, кто получает крупный доход. Если бы можно было по­высить уровень заработной платы и одновременно перераспределить на­циональный доход более равномерно, то доля сбережений не была бы угрожающе большой.

Марксистская теория цикла

Марксисты считают, что формальная или абстрактная возможность цикличности (при капитализме) заложена уже в простом товарном производстве и вытекает из функций денег как средства обращения и средства платежа при разрыве актов купли-продажи. Однако эта возможность пре­вращается в реальную действительность лишь на определенном этапе раз­вития — в машинный период.

Экономические кризисы порождает так называемое основное противо­речие капитализма — противоречие между общественным характером про­изводства и частнокапиталистической формой присвоения результатов этого производства. По мере накопления капитала, роста производитель­ных сил происходит все большее обобществление производства: концен­трация и централизация капитала, формирование индустриальных цен­тров, крупных капиталистических предприятий. Углубляется обществен­ное разделение труда, расширяются экономические связи, внешние и внутренние. Продукты становятся результатом труда многих миллионов работников. Но присвоение всех этих продуктов остается частнокапита­листическим.

Специфическим проявлением капиталистического кризиса в теории марксизма выступают аграрные кризисы. Они имеют ту же общую при­чину своего возникновения: основное противоречие .капитализма, но от­личаются некоторыми особенностями, которые сводятся к:

♦ монополии на землю как объект хозяйства;

♦ специфическому ценообразованию в аграрном секторе;

♦ влиянию природного фактора;

♦ отставанию уровня развития сельского хозяйства от промышленно­сти.

В связи с этим аграрные кризисы носят непериодический, затяжной характер. Марксисты выделяли три крупнейших аграрных кризиса: 1875— 1896, 1920-1936 и 1948-1965 гг.

Психологические теории цикла

В развитии психологических теорий можно выделить три направления.

Первое направление, возникшее на рубеже XIX-XX вв. (к нему относят­ся концепции У. Джевонса и Б. Парето (1848—1923)), отводит главную роль в возникновении циклических колебаний спекулятивным мотивам в операциях предпринимателей на товарных рынках и фондовой бирже, т.е. мотивам, связанным с ожиданиями дальнейшего роста цен и курса цен­ных бумаг. В этом случае начальный импульс буму дает стихийно возник­шее оптимистическое настроение, быстро распространяющееся среди всех предпринимателей по каналам социально-психологического воздействия (главную роль играет следование примеру других). Спекулятивное разду­вание спроса, опирающееся на широкое использование банковского кре­дита, ведет к необоснованному увеличению производства, отклоняющему экономику от равновесной траектории.

Конец бума наступает в результате повышения ставки ссудного про­цента и наметившегося перелома тенденции роста цен. Кризис оказыва­ется результатом паники, развертывающейся цепной реакции банкротств. Разрушительный кризис приводит к затяжной депрессии, из которой эко­номику может вывести снижение процентной ставки в сочетании с воз­рождением оптимизма, которое связано, в частности, с появлением «но­вого поколения» предпринимателей.

Второе направление психологической теории цикла, возникшее в 20— 30-е годы XX в., связано главным образом с теорией А. Пигу (1877-1959) и отчасти Дж.М. Кейнса. Основную причину авторы данной концепции искали в специфике производственных капиталовложений, осуществляемых в условиях распыленности производителей и связанных с ней «несовер­шенством» рыночной информации. Главными факторами, определяющими поведение предпринимателей в цикле в данном случае, является уровень ожидаемого дохода от новых капиталовложений и соотношение фактиче­ской и ожидаемой величины дохода.

У А. Пигу уровень дохода, превышающий ожидающуюся ранее величи­ну, порождает оптимизм среди предпринимателей и улучшает оценки ожи­даемого дохода на будущий период, что, в свою очередь, ведет к расшире­нию производства и инвестиций. Однако, поскольку предприниматели лишены информации о планах конкурентов, предложение товаров в опре­деленный момент неизбежно превысит спрос и фактический доход начи­нает отставать от ожидаемого (величина которого определяется без по­правки на конкуренцию), т.е. выявляется так называемая «ошибка опти­мизма». Осознание этой ситуации ведет к сокращению производства и инвестиций, которое усугубляется кризисом доверия к кредитной сфере.

Третье направление, выводящее циклические колебания экономики из свойств экономического субъекта, представляет собой «равновесная тео­рия экономического цикла» Р. Лукаса. Эта теория основана не на анализе каких-либо реальных особенностей психологии участников производства, главную роль здесь играет гипотеза о поведении хозяйственных субъектов и особенностях восприятия ими экономической информации.

Центральной идеей равновесной теории цикла является взаимодей­ствие денежных шоков (т.е. неожиданного роста массы денег в обращении и связанного с этим ростом цен) и акселерационного механизма. Следую­щим звеном в модели Лукаса является предположение о том, что пред­приниматель не может отличить инфляционное повышение цен на свой продукт от роста относительных цен на него и потому при всяком росте цен увеличивает инвестиции и уровень занятости. Таким образом, нерав­номерная инфляция, которая однозначно связывается в данной теории с ростом государственных расходов, ведет к наступлению фазы экономиче­ского подъема при неизменном уровне реального совокупного спроса. Понижательная фаза цикла наступает тогда, когда производители начина­ют понимать свою ошибку и сокращают производственные мощности и занятость, а так как это происходит на фоне продолжающегося роста цен, то возникает стагфляция.

Математические модели цикла

Многие математические модели цикла построены на идее колебания инвестиций в основной капитал, другие теории подчеркивают роль инве­стиций в оборотные фонды.

§3. Особенности подходов к преодолению российского экономического кризиса конца XXстолетия. Стабилизационные программы

Большинство отечественных экономистов солидарны в том, что экономический кризис в России «не вписывается» в обычные теории цик­ла. Замедление темпов роста в СССР наблюдалось уже со второй полови­ны 70-х годов, так как руководство страны продолжало придерживаться политики ускоренного развития материалоемкой, энергоемкой и добыва­ющей промышленности, в то время как передовые индустриальные стра­ны после мирового нефтяного кризиса 1973 г. взяли курс на форсирование ресурсе- и энергосберегающих отраслей и высокоточных технологий. Су­щественную роль в замедлении экономического развития нашей страны сыграло подавление рыночных отношений и приверженность к монопо­лии государственной формы собственности. Однако настоящий «обвал» национального производства произошел после 1991 г. в результате избра­ния стратегии «шоковой терапии». Аналитики из Института народнохо­зяйственного прогнозирования РАН в результате проведенных исследова­ний пришли к мнению, что вхождение экономики СССР в депрессию в начале 80-х годов предопределило объективную необходимость глубокого реформирования экономической системы. Однако эта необходимость во­все не означала ни неизбежности скорой экономической катастрофы при выборе варианта сравнительно протяженных преобразований, ни безальтернативности «шоковой терапии». Даже при отсутствии глубоких рефор­маторских изменений в хозяйственном механизме можно было бы рас­считывать на относительно незначительный спад производства в первой половине 90-х годов.

С учетом же вероятного положительного эффекта развития частного сектора в стабильной экономической среде, равно как и целенаправлен­ного стимулирования ключевых отраслей, при проведении разумной эко­номической политики были бы основания ожидать продолжения депрес­сии с «нулевым ростом» в 1995-1996 гг. и выхода на устойчивый рост с ежегодным темпом до 7% с 1997 г.

К сожалению, сценарий экономического развития России пошел по иному пути. К 1995 г. экономический спад, поразивший экономику Рос­сии, стал сравнимым с американской Великой депрессией 1929—1933 гг. и продолжал углубляться в последующие годы.

Выход из этой драматической ситуации отдельными экономистами видится по-разному. Если отвлечься от частностей, то отечественных эко­номистов по данному вопросу можно разделить на два больших лагеря: радикальных либералов и градуалистов.

Радикальные либералы (сторонники курса «шоковой терапии») выступа­ют за быстрые и решительные системные, институциональные преобразо­вания как экономики, так и всего общества, за ломку многих государ­ственных структур командно-распределительной системы. При этом ра­дикалы опираются на монетаристскую концепцию, выдвигают на первый план освобождение цен, требуют жесткого регулирования денежной мас­сы, государственных кредитов и субсидий, ликвидации бюджетного дефи­цита. Для радикалов финансовая стабильность первична по отношению к антикризисной политике.

Пропагандисты «шоковой» модели в качестве ее преимуществ выдви­гали два соображения. Во-первых, быстрота в проведении преобразова­ний (вряд ли кто-либо согласился бы на «многолетний» шок). Поэтому длительность «шока», как было обещано российскому населению в начале 1992 г., ограничивалась одним полугодием. Во-вторых, радикалы пообе­щали при начале проведения реформы, что суммарная плата (потери) от «шоковой терапии» должна быть значительно меньше, чем это было бы в случае осуществления эволюционной модели реформирования экономи­ки. Недаром в конце 80-х годов сторонники «шоковой» модели любили часто прибегать к публицистическому приему, задаваясь вопросом, что лучше: рубить коту хвост по частям или разом?

Либералы считают, что причины затянувшейся депрессии в России вы­званы недостаточной радикальностью реформ. Так, по мнению А. Илла­рионова, экономический рост в стране связан с так называемым индексом экономической свободы. Составляющие этого индекса следующие:

♦ повышение темпов прироста денежной массы над темпами прироста реального ВВП;

♦ темпы инфляции;

♦ объемы производства на государственных предприятиях в процентах к ВВП;

♦ удельный вес государственного потребления в процентах к ВВП;

♦ уровень налогового обложения импорта и экспорта к внешнеторговому обороту.

Значения составляющих индекса определяются как обратные отноше­ния значений соответствующих показателей каждой страны. Тогда 100% — показатель абсолютно либеральной политики, а 0% — абсолютно антилиберальной. По расчетам А. Илларионова, уровень 83—86% имеют в на­стоящее время Гватемала, Гонконг, Нидерланды, Парагвай, США, Япония, Сингапур, Швейцария, менее 50% — Египет, Заир, Сомали, Израиль, Ни­карагуа. Россия же стоит на последнем месте — 33-34%, что якобы и объ­ясняет затянувшуюся депрессию в нашей стране (по утверждению Илларионова, при индексе свободы в 50—60% страна переживает нулевые темпы роста, при 80% — 2,4% в год).

Экономисты данного направления считают, что наиболее важной про­блемой России является избавление от значительной части (от '/3 до 2 /з) ее индустриального потенциала, которая либо «вообще не нужна», либо «нежизнеспособна» в рыночных условиях. В данном случае начало стаби­лизации якобы следует ожидать, когда народное хозяйство избавится от 60% машиностроения, 50% легкой и химической промышленности, 50% угольной, 65% деревообрабатывающей, 36% металлургии, а ВНП сокра­тится до 30-35% к уровню 1990 г. (в 1996 г. он несколько превышат 40%). По словам одного из радикальных либералов Н. Шмелева, «наше обще­ство, видимо, уже пришло к пониманию того факта, что падение произ­водства отнюдь не всегда и не во всех отраслях есть зло, оно может быть и благом. И в этом смысле продолжающееся снижение объемов производ­ства в ряде отживающих отраслей будет и дальше служить признаком не упадка, а, наоборот, «выздоровления» нашей экономики».

Представители другого направления отечественной экономической мысли — градуалисты — придерживаются прямо противоположных по­зиций. Они являются сторонниками длительного, постепенного и осто­рожного перехода к рынку с сохранением многих старых структур { gradu ­ al постепенный), по примеру Китая или Вьетнама. Градуалисты, зача­стую опираясь на кейнсианскую концепцию, требуют серьезного и подчас прямого государственного вмешательства в экономику, поддержки госу­дарственного сектора и планирования. Они рассматривают сокращение ВНП как национальную катастрофу. В ответ на упоминавшуюся уже прит­чу о «коте» градуалисты обвиняют радикалов в том, что последние объя­вили хвостом кота гораздо более половины его тела, что вместо хвоста отсекается голова. Градуалисты утверждают, что чисто монетаристскими методами действительно можно довести инфляцию до 2—3% в месяц, но если ничего существенно не менять в нынешней российской экономике, это окажется лишь очередным кратковременным эпизодом. Глубокая бо­лезнь российской экономики, считают градуалисты, заключается в ее обвальном спаде производства и сырьевой переориентации, утрате вну­треннего рынка для многих отечественных товаров, падении уровня жиз­ни населения. (8)


Глава 3. Н.Д.Кондратьев и его исследования.

§1.Теория больших циклов конъюнктуры

В числе тех немногих российских ученых, которые сумели занять почетное место в галерее великих экономистов, есть и имя Николая Дмитриевича Конд­ратьева.

В силу своего крестьянского происхождения Николай Дмитриевич Конд­ратьев быстро втянулся в круг экономических и политических проблем аграрной реформы, ставшей одним из главных лозунгов Февральской революции 1917 года. И в октябре его назначают заместителем министра продовольствия во Временном правительстве России.

Николай Дмитриевич Кондратьев не принял сразу идей большевизма и лишь в 1919 году решился на сотрудничество с новыми властями. Дальнейший его путь тесно переплетается с деятельностью А. В. Чаянова.

Однако в отличие от последнего, Кондратьев занимается не организаци­онно - производственными проблемами крестьянских хозяйств и кооперации, а анализом экономической обстановки, в которой приходится действовать сель­ским производителям.

Эти исследования быстро вывели Николая Кондратьева на проблему долго­срочных тенденций развития экономики. Обработав с помощью специальных математических методов данные об изменениях ряда важнейших показателей состояния экономики Англии, Франции, Германии и США с конца XVIII века и до начала XX века, Кондратьев обнаружил любопытные закономерности. Проанализировав их, он сформулировал теорию “длинных волн” развития рыночной экономики, прославившую его имя.

Эта теория доказывала, что страны с рыночной экономикой в своем разви­тии регулярно проходят через стадии экономического подъема и спада, обра­зующие стандартные циклы, которые повторяются каждые 40 – 60 лет (более подробное рассмотрение этого вопроса будет представлено в соответствующем разделе курсовой). Тем самым впервые в мировой экономической науке Конд­ратьев сумел доказать, что время является самостоятельной и важной экономи­ческой категорией, с которой надо считаться при регулировании хозяйства любой страны.

Такие большие циклы, по мнению русского ученного, рождаются после или вместе с серьезными новшествами в экономической жизни общества (внедрение крупных изобретений и открытий ученых, появление на мировом рынке новых групп стран и т. д.). При этом подъем волны обычно сопровождается особенно большим числом войн и всякого рода политических потрясений, включая революции. Реальной же материальной основой “длинных волн” является коренное обновление человечеством тех видов производственных сооружений и оборудования, которые имеют особенно длительные сроки службы (железные дороги, мосты, каналы, плотины и т. д.).

Эти выводы вызвали большой интерес во всем мире: о работах Николая Дмитриевича Кондратьева немедленно с похвалой отозвались крупнейшие ученные, включая Кейнса, Шумпетера и других. Иная судьба ждала теорию “длинных волн” и ее автора в самой России.

Рожденная долгими исследованиями убежденность в том, что экономика развивается по объективным законам, сыграла роковую роль в судьбе Николая Кондратьева.

Его взгляды и аргументы противоречили той теории “партийного подхода к планированию экономики”, которая под присмотром Сталина становилась главенствующей в СССР. Так же, как и А. В. Чаянов, не вписывался Николай Дмитриевич Кондратьев и в планы преобразований сельского хозяйства.

§2.Выводы исследования

Рассмотренная динамика ряда важнейших элементов позволяет сде­лать автору следующие некоторые выводы:

1.Изученные элементы с конца 18 века до 20-ых годов 20 века обнаруживают большие циклы.

2. В отношении тех элементов, динамика которых не наблюдает определен­ной или резко выраженной тенденции роста или падения, как, например, цены, эти циклы проявились в волнообразной смене их уровня. В отношении тех элементов, динамика которых такую тенденцию обнаружила, циклы эти прояви­лись в волнообразной смене темпа развития этой тенденции.

3. Большие циклы отдельных изученных элементов более или менее совпа­дают во времени, хотя и не вполне. Это наглядно видно из следующей таблицы:

Элементы

Первый цикл Второй цикл Третий цикл
Начало подъема Начало падения Начало подъема Начало падения Начало подъема Начало падения
Франция:
1.Цены - - - 1873 1896 1920
2.Процент на капитал

-

1816

1844

1872

1894

1921

3.Депозиты банка

-

-

-

-

-

-

4.Портфель банка

-

ок.1810

1851

1873

1902

1914

5.Вклады в сберкассы

-

-

1844

1874

1892

-

6.Зарплата рабочих каменноугольной промышленности

-

-

1849

1874

1895

-

7.Ввоз - - 1848 1880 1896 1914
8.Вывоз - - 1848 1872 1894 1914
9.Общий оборот внешней торговли

-

-

1848

1872

1896

1914

10.Потребление угля

-

-

1849

1873

1896

1914

11.Посевная площадь овса -

-

ок.1850 1875 1892 1915

4. Считая пока невозможным определить совершенно точно годы переломов в развитии больших циклов, и учитывая неточность определения таких перело­мов (на 5-7 лет), исходящую из самого анализа данных, Кондратьев наметил следующие наиболее вероятные границы больших циклов:

Первый цикл :

1.Повышательная волна – с конца 80-ых – начала 90-ых годов 18 века до периода 1810-1817годов.

1.Понижательная волна - с периода 1810-1817г.г. до периода 1844-1851г.г.

Второй цикл:

2.Повышательная волна – с периода 1844-1851гг. до периода 1870-1875гг.

2.Понижательная волна – с периода 1870-1875гг. до периода 1890-1896гг.

Третий цикл:

3.Повышательная волна – с периода 1892-1896гг. до периода 1914-1920гг.

3.Вероятная понижательная волна третьего цикла – с периода 1914-1920гг.

5 . Конечно, факт существования больших циклов в динамике изученных элементов еще не говорит с необходимостью о том, что такие циклы существуют в динамике всех других, выше нерассмотренных элементов. Решение вопроса о том, какие из них обнаруживают эту цикличность, является задачей дальнейшего исследования. В своем исследовании Кондратьев обнаружил и такие элементы, в динамике которых больших циклов нет. Однако признание существования больших циклов вовсе не предполагает, что они всеобщи и обнаруживаются в динамике всех элементов.

6. Установленные выше большие циклы важнейших элементов экономиче­ской жизни имеют международный характер, причем в отношении европейских капиталистических стран периоды этих циклов близко совпадают. На основании приведенных данных можно утверждать, что последнее положение имеет силу и для США. Однако это не мешает думать, что в динамике развития капитализма этой страны, и в частности в периодах колебания ее динамики, имеются и свои особенности.

Предыдущие выводы получены на основании анализа статистических кри­вых, отображающих динамику отдельных элементов хозяйственно-капиталисти­ческой жизни. Кондратьев осознает, что рассмотрение только этих кривых недостаточно для того, чтобы установить вполне существование больших циклов. Чтобы сделать выводы из анализа кривых более убедительными, необходимо также изучить развитие капитализма в его конкретных чертах, и не только на основании цифр, но и на основании описательны данных, показаний современников. Кондратьев такую работу провел, и она лишь укрепила сделан­ные выше выводы.

§3.Эмпирическое доказательство существования больших циклов.

Первая эмпирическая правильность сводится к следующему:

Перед началом повышательной волны каждого большого цикла, а иногда в самом ее начале наблюдаются значительные изменения в условиях хозяйствен­ной жизни общества. Эти изменения обычно выражаются в той или иной комбинации, в значительных технических открытиях и изобретениях, в глубоких изменениях техники производства и обмена, в изменении условий денежного обращения, в усилении роли новых стран в мировой хозяйственной жизни.

Несомненно, указанные изменения в той или иной степени совершаются непрерывно, и их можно наблюдать на протяжении всей истории капитализма. Но, по-видимому, они протекают неравномерно и наиболее интенсивно выра­жены именно перед началом повышательных волн больших циклов и в начале их.

Однако при этом возникают вопросы: утверждая, что они наиболее выражены перед началом и в начале больших циклов, насколько большой период до начала и после начала мы имеем в виду? Равным образом, какой критерий применить при отборе глубоких и значительных изменений в условиях хозяйственной жизни? Методология решения этих вопросов представляет очень большие трудности. В отношении к первому вопросу Кондратьев предлагает иметь ввиду период в 20-25 лет до начала и в 5 лет после начала волны большого цикла. В сумме взятое число лет составит как раз около половины периода большого цикла. В отношении второго вопроса он предложил придерживаться более или менее установившихся взглядов в истории техники и хозяйства.

Обращаясь теперь к первому циклу, он отмечает, что повышательная волна его начинается в разгар промышленной революции и глубоких изменений в производственных отношениях, прежде всего в Англии, в меньшей степени во Франции и других странах. Промышленная революция охватила почти все основные отрасли промышленности - прядильную и ткацкую, химическую и ме­таллургическую. Она сказалась также и на технике путей сообщения.

Но промышленной революции предшествует и ей сопутствует ряд значи­тельных технических изобретений, более многочисленных и важных чем в обычное время. Этот период охватывает время приблизительно с1764 по 1795г. Многие из этих изобретений являются новыми.

В вопросе о технических изобретениях необходимо различать момент их появления и внедрения на практике. И если период значительных изобретений начинается с середины 60-ых годов18 века, то преимущественно после 70-ых, 80-ых годов и позднее эти технические изобретения находят широкое примене­ние.

Ручная прядильная машина Харгривса, известная под именем “Дженни” и дающая тонкие нити, была сконструирована в 1767году. Изобретение прядиль­ной машины Аркрайта, приводимой в движение водой и дающей сравнительно толстые и грубые нити, относится к 1768году. Машина Комптона, приводимая в действие водой и дающая столь же тонкие нити, что и машина Харгривса, была изобретена в 1775г. и вводится в 1779году.

Но если изобретение усовершенствованных прядильных машин относится к концу 60-ых годов и началу 70-ых, то их внедрение на практике идет лишь после 70-ых годов – в 80-ые и более годы. Ежегодный ввоз хлопка в Англию в 1781-1785гг. составил всего 10,9 млн. фунтов, в 1786-1790гг. – уже 25,4 млн. фунтов, а в 1800году – 56,1 млн. фунтов.

Прогресс в технике и промышленности прядения явился побудительным мотивом для усовершенствования техники ткачества. Однако прогресс в этой области шел медленнее. Механический ткацкий станок Картрайта был изобретен в 1784 году.

Успехи в текстильной индустрии отчасти стимулировали прогресс в соответствующих областях химической индустрии, особенно в области белиль­ной и красильной промышленности. Изобретение искусственных красящих веществ относится к 1771году. Но широкое практическое применение это изобретение находит лишь с 90-ых годов18 века.

Усовершенствование наблюдалось в конце 18 века в металлур­гической промышленности. В 1766г. была изобретена отражательная печь, послужившая основанием для нового метода обработки железа – пудлингования. С 80-ых годов получает применение производство чугуна при помощи камен­ного угля по способу Абрагама Дерби, изобретение которого относится еще к 1735году. Выплавка чугуна быстро пошла вперед именно с конца 80-ых годов.

Выплавка чугуна тыс. т
1740г. 17,3
1788г. 68,3
1796г. 125,1
1806г. 258,2

Улучшение условий и рост производства за тоже время наблюдается также и в угольной промышленности. Это обусловлено развитием металлургии, но главным образом одним из самых значительных событий эпохи – изобретением паровой машины и применением ее.

Применение паровых машин явилось весьма сильным толчком к развитию всей экономической жизни, в частности угольной промышленности, металлур­гии, текстильной индустрии, транспорта и т.д.

Началу повышательной волны второго большого цикла равным образом предшествует ряд крупнейших технических изобретений. Среди них можно ука­зать значительное усовершенствование паровоза (1824), изобретение турбины (1824-1827), изобретение электрической лодки, электромагнитного телеграфа (1832) и др.

Первая железная дорога в Англии была открыта к движению в 1825году. Но период с 1827 по 1847год в отношении железнодорожного дела в Англии известен лишь как период экспериментов. Еще в 1842 году протяжение желез­ных дорог Англии было всего 1857миль, а в 1848 году уже 5.127 миль.

Равным образом и во Франции, и в США конец 30-ых годов и 40-ые годы 19 века характеризуются усиленным ростом железнодорожного строительства.

Длина железнодорожной сети.

Годы Франция (км) США (мили)
1830 23 23
1840 497 2818
1850 3088 9021

Повышательной волне третьего большого цикла равным образом предше­ствовало крупнейшее изменение в условиях хозяйственной жизни и, прежде всего, в области техники.

Успехи техники 70-90-х годов прошлого века нашли широкое применение в промышленной практике.

Также начало повышательной волны большого цикла совпадает с тремя крупными изменениями в условиях развития хозяйственной жизни.

Сюда относится: 1) увеличение добычи золота с середины 80-х и особенно 90-х годов; 2)установление золотого денежного обращения в целом ряде стран; 3) широкое вовлечение в мировые экономические отношения. (1)

Глава 4. Эндогенный механизм длинных волн.

§1. Наблюдения и выводы Н.Д.Кондратьева.

Н. Д. Кондратьев в своей работе “Длинные волны конъюнктуры” пишет, что волнообразные движения представляют собой процесс отклонения от состояний равновесия, к которым стремится капиталистическая экономика. Он ставит вопрос о существовании нескольких равновесных состояний, а отсюда и о возможности нескольких колебательных движений. Кондратьев предлагает говорить не только о кризисах, но исследовать всю совокупность волнообразных движений при капитализме, то есть разрабатывать общую теорию колебаний.

Согласно Кондратьеву существует три вида равновесных состояний:

1) Равновесие "первого порядка" - между обычным рыночным спросом и предложением. Отклонения от него рождают краткосрочные колебания перио­дом 3 - 3,5 года, то есть циклы в товарных запасах.

2) Равновесие "второго порядка", достигаемое в процессе формирования цен производства путем межотраслевого перелива капитала, вкладываемого главным образом в оборудование. Отклонения от этого равновесия и его восстановление Кондратьев связывает с циклами средней продолжительности.

3) Равновесие "третьего порядка" касается "основных материальных благ". В эту категорию Кондратьев включает промышленные здания, инфраструктур­ные сооружения, а также квалифицированную рабочую силу, обслуживающую данный технический способ производства. Запас “основных капитальных благ” должен находиться в равновесии со всеми факторами, определяющими сущест­вующий технический способ производства, со сложившейся отраслевой струк­турой производства, существующей сырьевой базой и источниками энергии, це­нами, занятостью и общественными институтами, состоянием кредитно-денеж­ной системы и т.д.

Периодически это равновесие также нарушается и возникает необходимость создания нового запаса "основных капитальных благ", которые бы удовлетво­ряли складывающемуся новому техническому способу производства. По Конд­ратьеву такое обновление "основных капитальных благ", отражающее движение научно-технического прогресса, происходит не плавно, а толчками и является материальной основой больших циклов конъюнктуры.

Здесь следует пояснить. В зарубежной литературе сложилось мнение, что в части, касающейся форм развития научно-технического прогресса, концепция Кондратьева близко подходит к инновационной теории длинных волн, разрабо­танной Дж. Шумпетером. Основной претензией некоторых западных авторов к Кондратьеву является то, что он не отдал должное инновационной теории длинных волн и не развил ее. Они считают, что только из-за страха перед критикой со стороны советской экономической науки того времени и необходи­мости приспособления к политической обстановке он отклонился от углублен­ной разработки инновационного подхода и вместо этого ввел в свое объяснение длинного цикла марксистские концепции возмещения основного капитала и роли ссудного процента.

Прежде всего, представляется некорректным критиковать ученого за то, что он не смог или не успел сделать, причем явно не по своей вине. Вспомним, что Кондратьеву было неполных 40 лет, когда его насильственно оторвали от научной деятельности.

Но главное не в этом. Думается, Кондратьев не пошел по пути Шумпетера, прежде всего вследствие собственных научных убеждений. В отличие от Шумпетера он искал объяснение длинным волнам не в готовности предприни­мателей к инновациям и не в преходящих всплесках предпринимательской активности, а, прежде всего в самих основах воспроизводственного процесса.

Согласно теории Маркса материальной основой периодичности кризисов является средний срок жизни оборудования. Кондратьев искал основу правиль­ности длительных колебаний в схожих материальных факторах. Так поступил и марксист Де Вольф, который обратился к основному капиталу в транспортной инфраструктуре. Однако, в отличие от Де Вольфа, Кондратьев расширил материальную основу длинных волн, включив в нее – через необходимость сохранения равновесия третьего порядка – всю сумму капитала и трудовых ресурсов, обеспечивающих на длительной основе данный технический способ производства. Таким образом, он непосредственно подошел к понятию жизнен­ного цикла технического способа производства, хотя и не употреблял этого со­временного для нас термина.

Но продолжим кондратьевское объяснение механизма длинных волн. Об­новление и расширение "основных капитальных благ", происходящее во время повышательной фазы длинного цикла радикально изменяют и перераспределяют производительные силы общества. Для этого требуются огромные ресурсы в на­туральной и денежной форме. Они могут существовать только в том случае, если были накоплены в предшествующей фазе, когда сберегалось больше, чем инвестировалось.

В фазе подъема постоянный рост цен и заработной платы порождал у насе­ления тенденцию больше расходовать, в период спада, наоборот падают цены и заработная плата. Первое ведет к стремлению сберегать, а второе - к снижению покупательной способности. Аккумуляция средств происходит также за счет па­дения инвестиций в период общего спада, когда прибыли становятся низкими и возрастает риск банкротства.

Можно заметить, что такие явления имели место в капиталистической эко­номике в 8О-х годах, когда наблюдался отлив капиталов из производственной сферы в сферу спекулятивных биржевых операций. Даже в нашей стране, несмотря на то, что говорить о капиталистической системе преждевременно и учитывая специфику политической ситуации и налоговой системы, можно, тем не менее, проследить подобную ситуацию.

Снижение товарных цен по Кондратьеву приводит к росту относительной стоимости золота. Возникает стремление увеличить его добычу. Появление дополнительного денежного металла способствует росту свободного ссудного капитала, и, когда его накапливается достаточное количество, рождается воз­можность новой радикальной перестройки хозяйства.

Таким образом, основные элементы внутреннего эндогенного механизма длинного цикла по Кондратьеву таковы:

1. Капиталистическая экономика представляет собой движение вокруг не­скольких уровней равновесия. Равновесие "основных капитальных благ" (произ­водственная инфраструктура плюс квалифицированная рабочая сила) со всеми факторами хозяйственной и общественной жизни определяет данный техниче­ский способ производства. Когда это равновесие нарушается, возникает необхо­димость в создании нового запаса капитальных благ.

2. Обновление "основных капитальных благ" происходит не плавно, а толч­ками. Научно-технические изобретения и нововведения при этом играют решающую роль.

3. Продолжительность длинного цикла определяется средним сроком жизни производственных инфраструктурных сооружений, которые являются одним из основных элементов капитальных благ общества.

4. Все социальные процессы - войны, революции, миграции населения - ре­зультат преобразования экономического механизма.

5. Замена "основных капитальных благ" и выход из длительного спада тре­буют накопления ресурсов в натуральной и денежной форме. Когда это накопле­ние достигает достаточной величины, возникает возможность радикальных инвестирований, которые выводят экономику на новый подъем. (2)

§2. Причины существования длинных волн.

Хотя Кондратьевым был рассмотрен период длиной 140 лет (всего 2.5 длины волны большого цикла), он делает вывод (как уже было отмечено выше), что наличие таких циклов весьма вероятно, и их существование не может быть объяснено случайными величинами. По его мнению, их причины необходимо искать в особенностях, присущих капиталистической системе хозяйства. Однако при построении объяснения причин наличия таких циклов он встретился с очень большими трудностями. Его гипотезу о причинах этих циклов есть смысл привести целиком:

“Длительность функционирования различных созданных хозяйственных благ и производительных сил различна. Равным образом для их создания требуется различное время и различные средства. Как правило, наиболее длительный период функционирования имеют основные виды производитель­ных сил. Они же требуют наибольшего времени и наибольших аккумулирован­ных средств для их создания.

Отсюда необходимость для экономики понятия о различных видах равнове­сия применительно к различным периодам времени…

Большие циклы можно рассматривать как нарушение и восстановление экономического равновесия длительного периода. Основная их причина лежит в механизме накопления, аккумулирования и рассеяния капитала, достаточного для создания новых основных производительных сил. Однако действие этой ос­новной причины усиливает действие вторичных факторов.

В соответствии с изложенным развитие большого цикла получает следую­щее освещение.

Начало подъема совпадает с моментом, когда накопление и аккумулирова­ние капитала достигает такого напряжения, при котором становится возможным рентабельное инвестирование капитала в целях создания основных производи­тельных сил и радикального переоборудования техники.

Начавшееся повышение темпа хозяйственной жизни, осложненное про­мышленно-капиталистическими циклами средней длительности, вызывает обострение социальной борьбы, борьбы за рынок и внешние конфликты.

В этот период темп накопления капитала ослабевает и усиливается процесс рассеяния свободного капитала. Усиление действия этих факторов вызывает пе­релом темпа экономического развития и его замедление. Так как действие указанных факторов сильнее в промышленности, то перелом обычно совпадает с началом длительной сельскохозяйственной депрессии.

Понижение темпа сельскохозяйственной жизни обусловливает, с одной стороны, усиление поисков в области усовершенствования техники, с другой - восстанавливает процесс аккумулирования в руках финансово-промышленных и других групп в значительной мере за счет сельского хозяйства.

Все это создает предпосылки для нового подъема большого цикла, и он по­вторяется снова, хотя и на новой ступени развития производительных сил”. (6)

§ 3.Причины, вызывающие большие волны

Укажем далее, что в то время как средние циклы вызываются внутренними причинами динамики капиталистического хозяйства, большие волны динамики вызываются случайными привходящими условиями и событиями, например: 1)изменениями техники , 2)войнами и революциями, 3)вовлечением новых тер­риторий в мировое хозяйство, 4)колебаниями в добыче золота.

Изменение в области техники, бесспорно, оказывает влияние на ход капита­листической динамики. Само развитие техники включено в закономерный процесс экономической динамки.

Войны революции равным образом не могут не иметь влияния на ход хозяй­ственного развития. Они возникают на почве реальных, и, прежде всего эконо­мических, условий.

Войны и социальные потрясения включаются в процесс капиталистического развития и оказываются его функцией и формой.

Что касается вовлечения новых территорий, то, очевидно, что это обстоя­тельство не может служить при входящих факторах, удовлетворительно объяс­няющим возникновения больших волн в динамике хозяйственного развития. США были известны относительно очень давно. Однако в мировое хозяйство они начинают вовлекаться особенно усиленно почему-то лишь с середины XIX века.

Остаётся рассмотреть, можно ли считать привходящим случайного обстоя­тельством, обусловливающим наличие больших волн конъюнктуры, открытие новых россыпей золота, увеличение его добычи и в связи с этим увеличение ко­личества денег.

Хотя золото и является общепризнанным воплощением ценности, но оно – всё же товар. И как всякий товар, оно получается с издержками производства.

При неблагоприятном соотношении ценности золота и цен других товаров мо­гут забрасываться и далеко не исчерпанные богатые рудники. Наоборот, при благоприятном соотношении их будут привлекаться к эксплуатации даже и от­носительно бедные россыпи и рудники.

Сказанное выше иллюстрирует следующая таблица:

Годы Стоимость производства на 1 т. золотой руды Прибыль на 1т. руды
1890 42 шилл. 2 пен. 7шилл. 2 пен.
1895 33 шилл. 5 пен. 11шилл. 11 пен.
1899 28шилл. 0 пен. 14шилл. 3 пен.
1903 24шилл. 9 пен. 14шилл. 11 пен.
1906 22шилл. 2 пен. 11шилл. 6 пен.
1913 17шилл. 11 пен. 9 шилл. 10 пен.

Доходность добычи золота повышается по мере приближения к моменту наиболее низких цен и высокой покупательной способности золота. Если увеличение добычи золота и может быть предпосылкой роста товарных цен и повышения конъюнктуры, то в свою очередь сама добыча золота подчинена влиянию больших циклов конъюнктуры и не может рассматриваться как при­входящий случайный фактор. Больше того, если на добычу золота и оказывают влияние нахождения новых рудников и технического изобретения, если в них и есть несомненный элемент случайности, то значение этой случайности весьма ограничено. Сами искания россыпей и технические новшества включены в общий ход циклических колебаний конъюнктуры. (3)

Глава 5. Заслуга Н.Д.Кондратьева и современное значение его теории «Длинных волн» в экономике

Многие видные экономисты в течение полувека разрабатывали и создавали свои концепции “длинных циклов Кондратьева”. Почему же именно Кондратьева? Ответ на этот вопрос можно обосновать следующими соображениями:

1. Появившиеся в печати материалы по длительным колебаниям до Кондратьева были единичными и носили лишь характер догадок. Кондратьев же рассматривал этот вопрос более обстоятельно. Кроме того, его работы переводились на английский, немецкий, французский языки.

2. Наибольшей научной заслугой Кондратьева является то, что он осуществил попытку построить замкнутую социально-экономическую систему, генерирующую внутри себя эти длительные колебания. В работах же предшественников Кондратьева обязательно присутствуют факторы, играющие роль внешнего толчка в формировании колебаний. Кондратьев же раскрывает внутренний механизм как спадов, так и подъемов. Именно это второе обстоятельство привлекло западных экономистов в то время, когда общая экономическая ситуация, особенно в 30-х годах, казалась безысходной. То есть кондратьевская концепция давала надежду на выход из большого кризиса.

3. Несомненным вкладом Н. Д. Кондратьева в современную эконометрическую науку было введение им вероятностных законов в анализ экономических процессов.

4. Кондратьев одним из первых поставил вопрос о существовании равновесий в экономике.

5. Привлекательным было также сочетание у Кондратьева экономического анализа с социологическим: до Кондратьева исследователи длительных колебаний больше внимания уделяли изучению материальных факторов, а Кондратьев рассматривал социальные и политические аспекты – войны, перевороты. Интересно, что он впервые ввел различие между “промежуточными войнами”, играющими роль стимулятора экономики в начале фазы подъема, и “окончательными войнами” и переворотами в конце подъема, разрешающими противоречие, накопившиеся в период подъема.

6. За рубежом имя Н. Д. Кондратьева никогда не забывали, и “кондратьевские волны” стали толчком к рождению целого направления в современной экономической науке. Оно бурно развивается и сегодня, поскольку резко ускорившийся научно-технический прогресс стал, похоже, сжимать “длинные волны”, и человечеству видимо, надо готовиться к серьезным колебаниям экономического развития.

Теоретические концепции длинных волн важны тем, что они дают необходимую основу для оценки состояния экономики и прогнозирования ее будущего состояния. (9)

З аключение

Цикличное развитие экономики сопровождается высоким уров­нем экономической активности в течение длительного времени, а затем спадом этой активности до уровня ниже допустимого. Периодическая повторяемость экономических спадов ведет к об­нищанию, голоду, страданиям, самоубийствам людей, что не мо­жет не беспокоить развитое цивилизованное общество.Поэтому проблема цикличности всегда привлекала внимание ученых-экономистов и сегодня остается одной из центральных проблем экономической теории.

К сожалению, сегодня волны стали модной темой, их причины исследуют даже астрологи. Основой экономических колебаний некоторые считают пятна на солнце.

Список литературы

  1. История экономической мысли России / ред. А.М.Маркова: Юнити, 1962.- 40 с.
  2. Кондратьев Н. Д. “Проблемы экономической динамики”, М., 1989.-12 с.
  3. Меньшиков С. М., Клименко Л. А. “Длинные волны в экономике. Когда общество меняет кожу”, М., 1989.- 5 с.
  4. История экономической мысли России / ред. Н.А.Климов и Ю. Я. Ольсевич : Институт экономики АН СССР, 1990.- 85с.
  5. Длинные волны. Научно-технический прогресс и социально-экономическое развитие. – Новосибирск :Наука, 1991.-250с.
  6. Игорь Липсиц “Экономика без тайн”, М., 1993.- 17 с.
  7. Кондратьев Н.Д. Избранные сочинения. – М.: Экономика,1993г.- 50 с.
  8. www.glossary.ru
  9. www.yan.yuna.ru
СКАЧАТЬ ДОКУМЕНТ

Все материалы в разделе "Экономическая теория"

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Copyright © MirZnanii.com 2015-2017. All rigths reserved.