регистрация / вход

Изменения в правовом регулировании института коммерческой тайны в связи с введением в действие IV части Гражданского кодекса Российской Федерации

Субъекты права на коммерческую тайну. Изменения, произошедшие в правовом регулировании института коммерческой тайны. Права обладателей коммерческой тайны. Интеллектуальная собственность в системе законодательства. Правовая охрана коммерческой тайны.

Содержание:

I. Введение…………………………………………………………. стр.3

II. Понятие и признаки коммерческой тайны ………….………..стр.5

III. Субъекты права на коммерческую тайну ………….…………стр.8

IV. Права обладателей коммерческой тайны ……………………стр.10

V. Правовая охрана коммерческой тайны ……………….………стр.14

VI. Заключение……………………………………………………. стр.21

VII. Библиография …………………………………………………стр.24


I . ВВЕДЕНИЕ

В Российской Федерации завершился очередной этап процесса кодификации гражданского законодательства.

С 1 января 2008 г. вступила силу IV часть Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), посвященная правам на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, которую по праву можно назвать кодексом интеллектуальной собственности[[1] ].

Целью настоящей работы является изучение изменений, произошедших в правовом регулировании института коммерческой тайны в связи с введением в действие IV части ГК РФ.

Место норм об интеллектуальной собственности в системе российского законодательства определяется главным нормативным правовым актом страны – Конституцией Российской Федерации, в п. «о» ст. 71.

Как показывает анализ законодательства об интеллектуальной собственности, в него входят юридические нормы, характерные для ряда отраслей права. Гражданско-правовые нормы регулируют реализацию исключительного права, а также договорные отношения. На интеллектуальную собственность распространяются также общие принципы наследования[[2] ].

Результаты интеллектуальной деятельности, равно как и исключительные права на них, отнесены ст.128 ГК РФ к числу объектов гражданских прав, то есть тех материальных и духовных благ, по поводу которых субъекты гражданского оборота вступают в правовые отношения между собой[[3] ]. В тоже время законодатель для их обозначения оперирует понятием «интеллектуальная собственность», раскрываемым в ст. 1225 ГК РФ:

«1. Результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью), являются:

1) произведения науки, литературы и искусства;

2) программы для электронных вычислительных машин (программы для ЭВМ);

3) базы данных;

4) исполнения;

5) фонограммы;

6) сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач (вещание организаций эфирного или кабельного вещания);

7) изобретения;

8) полезные модели;

9) промышленные образцы;

10) селекционные достижения;

11) топологии интегральных микросхем;

12) секреты производства (ноу-хау);

13) фирменные наименования;

14) товарные знаки и знаки обслуживания;

15) наименования мест происхождения товаров;

16) коммерческие обозначения.

2. Интеллектуальная собственность охраняется законом».

Следует отметить, что в отличие от предыдущего определения интеллектуальной собственности, даваемого до принятия IV части ГК РФ, где интеллектуальная собственность рассматривалась в значении правового режима охраны результатов интеллектуальной деятельности приравненных к ним средств индивидуализации, ст. 1225 ГК РФ рассматривает понятие «интеллектуальная собственность» в значении объектов, охраняемых законом[[4] ], что можно считать упущением со стороны законодателя: результаты интеллектуальной деятельности, не включенные в указанный перечень, от этого не теряют характер объектов интеллектуальной собственности, однако законом таковыми не признаются и, следовательно, им не охраняются.

Информация, составляющая коммерческую тайну, коей посвящена настоящая работа, относится к так называемым нетрадиционным объектам интеллектуальной собственности, под которыми понимают результаты интеллектуального труда, обладающие специфическими по отношению к другим объектам интеллектуальной собственности свойствами, что определяет особый порядок правового регулирования отношений, возникающих в связи с созданием и реализацией данных специфических объектов интеллектуальной собственности[[5] ]. В ст. 1225 ГК РФ упоминание о такой информации дано лишь в п.12 части 1 секреты производства (ноу-хау), а в ст.1470 говорится о служебном секрете производства[6] . Но исчерпывается ли данный институт лишь такой информацией? Как повлияет введение в действие норм части IV ГК РФ на регулирование правом коммерческой тайны и какие изменения повлечет? Каковы плюсы и минусы нового законодательства в этой области? Этим и связанным с ними вопросам и посвящена настоящая работа.


II . Понятие и признаки коммерческой тайны.

Понятие «коммерческая тайна» было неизвестно советскому гражданскому праву, из-за чего сегодня этот институт является одним из наименее разработанных категорий российского права. Впервые право на сохранение коммерческой тайны (включавшей в себя и тайну служебную) было провозглашено Законом СССР от 4 июня 1990 г. «О предприятиях в СССР», в ст.33 которого и давалось первое определение ее как «не являющихся государственными секретными сведения, связанные с производством, технологической информацией, управлением, финансами и другой деятельностью предприятий, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб их интересам». Весьма расплывчатое определение, не так ли? Однако мощный переход к рыночной экономике, развернувшийся в стране, потребовал более конкретного подхода к этому вопросу, что повлекло за собой его дальнейшее совершенствование.

Ст.139 ГК РФ давала, на взгляд автора настоящей работы, весьма емкое определение коммерческой тайны как информации, имеющей действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу ее неизвестности третьим лицам, а так же как сведения, к которым исключен свободный доступ посторонним, их обладатель принимает все меры к сохранению такой конфиденциальности. Однако настоящая статья была признана утратившей силу Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (но вот в самой IV части ГК РФ законодатель определения коммерческой тайны не дает, а лишь упоминает о ней, говоря о ноу-хау, видимо, решив ограничиться определениями, данными в других нормативных актах).

В результате определения указанного вида информации можно найти в законодательных актах, отдельно регулирующих этот институт.

В соответствии с п.1 ст. 3 Федерального закона от 29 июля 2004 г. «О коммерческой тайне» таковой признается конфиденциальность информации, позволяющая ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. То есть тайной признается не сама информация, а ее конфиденциальность как режим сохранения неизвестности таких данных.В п.2 ст.3 Федерального закона «О коммерческой тайне» законодатель дает определение информации, составляющей коммерческую тайну: таковой признается научно-техническая, технологическая, производственная, финансово-экономическая или иная информация (в том числе составляющая секреты производства), которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к которой нет свободного доступа на законном основании и в отношении которой обладателем такой информации введен режим коммерческой тайны[[7] ]. В данном определении отражены главные требования, которым должна отвечать информация при отнесении ее к коммерческой тайне: неизвестность ее третьим лицам (что отличает коммерческую тайну от авторского и патентного права, при которых третьим лицам известен объект, получающий правовую защиту) и в силу этого наличие действительной или потенциальной коммерческой ценности, отсутствие свободного доступа на законном основании к сведениям, а также принятие обладателем знаний мер, обеспечивающих их конфиденциальность.Следует отметить, что соотношение понятий «информация, составляющая коммерческую тайну» и «конфиденциальная информация» является дискуссионным: по замечаниям экспертов в области информационного права, термин «конфиденциальность» присутствует в 84 федеральных законах и 706 международным актах, но ни в статьях Закона «О коммерческой тайне», ни в ГК РФ, ни в других правовых актах нет ответа на вопрос, каким образом связаны эти два понятия[[8] ].

Коммерческой тайной может являться определенное сочетание или набор известных составляющих, расположенных в определенной последовательности[[9] ], являясь, таким образом, видом информационных ресурсов. Информация сама по себе нематериальна, однако ее хранение и распространение чаще всего происходит посредством именно овеществленных носителей, и в этом смысле она не отличается от иных объектов интеллектуальной собственности, которые сами могут рассматриваться в качестве информационных ресурсов.

Являясь итогом человеческих усилий, она вполне подходит под такой признак интеллектуальной собственности, как результат интеллектуальной деятельности.

Следовательно, коммерческая тайна является одной из разновидностей объектов интеллектуальной собственности (хотя, повторимся, законодатель и не указывает ее в качестве таковой). Однако коммерческая тайна обладает важной отличительной особенностью: она наиболее универсальна в отличие от иных объектов интеллектуальной собственности, так как сюда могут быть отнесены любые сведения, связанные с производством, технологией, управлением, финансовыми вопросами и иной деятельностью хозяйствующего субъекта. Однако это не означает неограниченности возможности отнесения предпринимателем сведений к коммерческой тайне: перечень сведений, не могущих составлять коммерческую тайну, определяется правовыми актами.

Согласно п.4 ст.9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» условия отнесения информации к сведениям, составляющим коммерческую тайну, устанавливаются федеральными законами. В соответствии со ст.5 Федерального закона «О коммерческой тайне» к таковым не могут быть отнесены учредительные документы; документы, дающие право заниматься предпринимательской деятельностью; сведения, по установленным формам отчетности о финансово-хозяйственной деятельности и иные сведения, необходимые для проверки правильности исчисления и уплаты налогов и других обязательных платежей; сведения о штате сотрудников, а также некоторые другие сведения. Важно отметить, что ранее п.2 ст.4 Федерального закона «О коммерческой тайне» допускал отнесение к таковой информации, самостоятельно полученной лицом при осуществлении исследований, систематических наблюдений или иной деятельности, в случае, если содержание таких сведений совпадает с содержанием информации, составляющей коммерческую тайну, обладателем которой является другое лицо. Однако данное положение утратило силу в связи введением в действие IV части ГК РФ, дабы не вступать в противоречие с п.2 ст.1446 ГК РФ.

В качестве еще одной важной черты коммерческой тайны как объекта интеллектуальной собственности необходимо выделить то, что в ее основе лежит фактическая монополия конкретного лица на информацию. От принимаемых им мер по сохранности конфиденциальности информации, а по сути – его монополии на нее, зависит жизнедеятельность его права на коммерческую тайну[[10] ].

Спецификой коммерческой тайны как объекта интеллектуальной собственности является неограниченность срока ее охраны (что также отличает ее от, например, авторского права), ибо охрана коммерческой тайны действует, пока сохраняется монополия обладателя на нее, и он принимает необходимые меры к ее сохранению.

Наконец, коммерческая тайна не требует официального признания ее охраноспособности, государственной регистрации, уплаты пошлин и соблюдения иных формальностей, как это имеет место быть в случае с иными объектами интеллектуальной собственности, и в этом смысле коммерческая тайна является более удобной и выгодной для предпринимателя формой для сохранения сведений в тайне.

Однако помимо коммерческой тайны российское законодательство отдельно выделяет еще несколько видов сведений, которые должны сохраняться в секрете: государственная, военная, медицинская, адвокатская, нотариальная, личная и семейная тайна, тайна усыновления, тайна следствия и многие другие. Главное отличие между коммерческой тайной и перечисленными выше видами тайн заключается в том, что коммерческая тайна – это один из видов так называемых «естественных» тайн (то есть непосредственным образом связанных с видом персонифицированного субъекта), тогда как профессиональные тайны, представляющие информацию, получаемую субъектом в связи с его профессиональной деятельностью, являются тайнами «производными». И если в отношении естественных тайн их владелец обладает правом установления «режима секретности», то в отношении производных тайн их обладатель обязан устанавливать соответствующий режим[[11] ].


III . Субъекты права на коммерческую тайну.

Исходя из того, что коммерческой тайной в соответствии с действующим законодательством признаются лишь сведения, касающиеся предпринимательской деятельности, субъектами права на коммерческую тайну являются лица, которые такой деятельностью занимаются[[12] ]. Что касается юридических лиц, то субъектами права на коммерческую тайну могут выступать те из них, которые относятся к коммерческим организациям, а равно относящиеся к некоммерческим организациям в том случае, если они обладают сведениями, относящимися к разрешенной им предпринимательской деятельности.

Сарин С.В. утверждает, что физические лица могут выступать субъектами права на коммерческую тайну не зависимо от того, являются ли они предпринимателями или нет[[13] ]. Однако представляется, что такая точка зрения несовсем корректна, так как во втором случае будет иметь место личная, семейная, иная тайна, однако статус коммерческой она приобретет лишь в случае, когда ее обладатель «наградит» ее необходимыми чертами соответствующего вида информации, а сам приобретет статус предпринимателя.

В соответствии с п.5 ст. 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», обладателем информации является лицо, самостоятельно создавшее информацию либо получившее на основании закона или договора право разрешать или ограничивать доступ к информации, определяемой по каким-либо признакам. Очевидно, что в данном случае понятие, данное в вышеупомянутом законе, весьма схоже с понятием правообладателя на результаты интеллектуальной собственности (автор или иное лицо, получившее объем прав, по договору либо по закону).

К сожалению, разработчики ГК РФ не указали, какое именно лицо следует считать носителем права на коммерческую тайну.

При этом следует отметить, что круг субъектов права на коммерческую тайну, указанный в статьях Федерального закона «О коммерческой тайне» является несовсем точным и полным. Как верно отмечает Беляев М.В.[[14] ], по совокупности правомочий, включая право владения такой информацией на законном основании, законодатель ставит знак равенства между обладателем и владельцем информации, отнесенной к коммерческой тайне. Так, п.4 ст.3 указанного Федерального закона закрепляет, что обладателем информации, составляющую коммерческую тайну, является лицо, которое владеет информацией, составляющей коммерческую тайну, на законном основании, ограничило доступ к этой информации и установило в отношении нее режим коммерческой тайны. Но, во-первых,второй и третий признаки обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, представляются идентичными по своему содержанию, поскольку ограничение доступа к указанной информации - неотъемлемая (а зачастую и единственная) составляющая режима коммерческой тайны[[15] ], а во-вторых, как сказано выше, очевидно смешение в одном понятии двух разных субъектов. Логичнее было бы отдельно выделить обладателя - собственника конфиденциальной информации, владельца – лицо, получившее право использования информации, составляющую коммерческую тайну, на основании закона (например, по лицензионному договору в порядке ст.1469 ГК РФ), а также иных лиц, получивших право доступа к коммерческой тайне на законных основаниях (например, сотрудников обладателя коммерческой тайны, представителей государственных органов).

Последних Беляев М.В. предлагает выделять как конфидентов коммерческой тайны, понимая под ними лиц, которым на основании трудового договора (работники), гражданско-правового договора (контрагенты) либо в силу служебного положения или исполнения профессиональных обязанностей, не связанных с государственной или муниципальной службой, или на ином законном основании известна коммерческая тайна другого лица[[16] ]. Однако согласиться с ним в полной мере сложно: во-первых, отнесение контрагентов к данной категории несовсем верно (логичнее их отнести к категории «владельцы»). Во-вторых, к лицам, которым конфиденциальная информация стала известна в силу служебного положения или исполнения профессиональных обязанностей, не связанных с государственной или муниципальной службой, или на ином законном основании, Беляев М.В. предлагает отнести аудиторов, адвокатов нотариусов переводчиков, страховщиков и так далее. Однако, по мнению автора настоящей работы, в данном случае уместнее говорить о видах профессиональной тайны, регулируемых отдельными нормативными актами.

Как сказано выше, Федеральный закон относит к обладателям информации, составляющую коммерческую тайну, лиц, которые владеют информацией, составляющей коммерческую тайну, на законном основании, ограничили доступ к этой информации и установили в отношении нее режим коммерческой тайны. При этом в законе не содержится каких-либо дополнительных требований к субъектам права на коммерческую тайну.

Представляется, что наряду с гражданами Российской Федерации и отечественными юридическими лицами правом на охрану коммерческой тайны в соответствии с российским законодательством в равной степени пользуются и иностранные граждане и юридические лица.


IV . Права обладателей коммерческой тайны.

Сущность права на коммерческую тайну состоит в обеспеченной обладателю информации возможности засекречивать эту информацию от широкой публики, пользоваться ею в своих коммерческих целях и требовать, чтобы третьи лица воздерживались от использования незаконных методов получения данной информации[[17] ].

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что рассматриваемое право включает в себя следующие составляющие:

- во-первых, возможность правообладателя предпринимать собственные активные действия для сохранения конфиденциальности информации и извлечения из этого пользы для себя. В этих целях субъект права на коммерческую тайну может использовать все незапрещенные законом средства для обеспечения сохранности информации. Это могут быть различные меры организационного характера, связанные с подбором персонала, введения пропускного режима, установления охранных систем и тому подобное;

- во-вторых, правомочие обладателя права на коммерческую тайну требовать от третьих лиц воздержания от незаконного завладения конфиденциальной информацией, например, запрет на пользование другими лицами результатов интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя, возможность обладателя исключительного права по своему усмотрению разрешить либо запретить другим лицам использовать принадлежащую ему информацию;

- в-третьих, к числу важных правовых возможностей обладателя коммерческой тайны необходимо отнести его права по распоряжению принадлежащим ему объектом интеллектуальной собственности: возможность передать его полностью или частично по договору другим лицам либо сделать его открытым для широких масс.

В ранее действовавшей редакции Федерального закона «О коммерческой тайне» (ст. 7) перечислялись права обладателя информации, составляющей коммерческую тайну. В частности обладатель такой информации уполномочивался на установление, изменение или отмену режима коммерческой тайны (само понятие «режим коммерческой тайны» также было отменено в соответствии с Федеральным законом «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»); использовать информацию, составляющую коммерческую тайну, для собственных нужд; разрешать либо запрещать доступ к такой информации, определяя при этом порядок и условия доступа к ней; вводить информацию в гражданский оборот на основании договоров; требовать от лиц, получивших доступ к информации, соблюдения обязанностей по ее конфиденциальности; защищать в установленном законом порядке свои права в случае разглашения, незаконного получения либо использования третьими лицами информации, составляющей коммерческую тайну, в том числе требовать возмещения убытков. Однако данная норма была отменена в связи с введением в действие IV части ГК РФ.

Отныне права обладателя коммерческой тайны зафиксированы (в большей степени) в нормах ГК РФ.

В ст.1229 ГК РФ устанавливается, что лицо, обладающее исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, вправе использовать такой результат по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности.

Предусмотрено, что правообладатель вправе по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности, при этом отсутствие запрета не считается согласием (разрешением) правообладателя.

Ст.1468 ГК РФ фиксирует возможность лица, обладающего исключительным правом на секрет производства, передавать его в полном объеме другому лицу – приобретателю такого права, при этом устанавливается обязанность лица, отчуждающего свое исключительное право, сохранять конфиденциальность секрета производства вплоть до прекращения действия исключительного права на секрет производства (то есть до того момента, когда конфиденциальность сведений прекратится у их нового правообладателя). Отметим, что здесь речь идет именно о полном отчуждении исключительного права, без возможности его первоначального носителя оставить за собой какой-либо объем полномочий в отношении него.

Но, к сожалению, законодательство не устанавливает каких-то конкретных условий данного вида договора, норм, помогающих сторонам более надежно построить свои отношения. Так, нелишне было бы установить способ описания объекта, исключительное право на который передается по договору, а также его передачи между контрагентами[[18] ].

Далее, в ст.1469 ГК РФ законодатель устанавливает возможность предоставления права использования секрета производства по лицензионному договору в устанавливаемых этим договором пределах. Предусмотрено, что такой договор может быть заключен как с указанием, так и без указания срока его действия. В случае, когда срок, на который договор был заключен, в нем не указан, любая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону не позднее, чем за 6 месяцев, если договором не предусмотрен более длительный срок.

Обязанность лица, распорядившегося своим правом использования секрета производства (лицензиара), сохранять конфиденциальность секрета производства в течение всего срока действия лицензионного договора, устанавливается, равно как и обязанность лица, получившего соответствующие права по договору (лицензиата), сохранять конфиденциальность полученных сведений до прекращения действия исключительного права на секрет производства.

Итак, в отличие от договора об отчуждении исключительного права на секрет производства, лицензионный договор позволяет использовать ноу-хау в определяемых его сторонами пределах. В соответствии со ст.1235 ГК РФ, лицензиат вправе использовать ноу-хау лишь в установленных заключенным договором пределах. Право использования, прямо не предусмотренное лицензионным договором, считается не предоставленным. Данное предписание ГК РФ ранее было установлено в п.2 ст.31 Закона Российской Федерации от 9 июля 1993 г. «Об авторском праве и смежных правах»: «Все права на использование произведения, прямо не переданные по авторскому договору, считаются не переданными».

Абзац первый п.3 рассматриваемой статьи ограничивает право обладателя ноу-хау прекратить принятие превентивных мер охраны его конфиденциальности и, следовательно, действия его исключительного права на него, до истечения срока действия заключенного лицензионного договора. В противном случае лицензиар обязан возместить лицензиату убытки, которые возникли у них в виду потери ноу-хау его коммерческой ценности.

Данное условие ГК РФ в отличие от п.5 ст.12 Федерального закона «О коммерческой тайне»[[19] ] (утратившей силу с 1 января 2008 г.) носит императивный характер.

Важной является зафиксированная законодателем обязанность контрагентов сохранять конфиденциальность информации, составляющей ноу-хау, не разъяснив, к сожалению, важной детали: что значит «сохранить конфиденциальность информации»? Из буквального толкования закона следует, что лицензиат, приобретая право пользования ноу-хау, предположим, на месяц, обязуется в последствии либо годами ограничивать доступ ко всем ресурсам, продукции и иным результатам производства, образованным в процессе использования приобретенного им исключительного права, либо уничтожить их.

Также, на взгляд автора, в законе следовало бы установить норму, в соответствии с которой обладатель секрета производства мог бы заключать подобный лицензионный договор с ограниченным количеством лицензиатов, ибо, как верно пишет Питер Мэггс, «… нельзя не признать, что владелец секрета может выдать лицензию на его использование третьим лицам – производителям в данной отрасли. Однако если каждая компания отрасли использует данный технологический процесс, то его нельзя не признать общеизвестным приемом производства»[[20] ]. Таким образом, при заключении договоров о передаче прав на ноу-хау важно соблюсти количественный предел подобных договоров, иначе теряется смысл конфиденциальности передаваемой информации (а значит и сам секрет производства) как таковой.

В виду того, что, как указывалось выше, ст.7, равно как ст.12, Федерального закона «О коммерческой тайне» были признаны утратившими силу в связи с введением в действие IV части ГК РФ, а сама IV часть не содержит норм, относящихся конкретно к институту коммерческой тайны, логично предположить, что выше рассмотренные статьи ГК РФ по аналогии в полном объеме распространяются и на коммерческую тайну.

На взгляд автора настоящей работы, в отмененной ст.12 Федерального закона «О коммерческой тайне», говорившей об охране конфиденциальности информации в рамках гражданско-правовых отношений, надежнее защищала владельца информации, составляющей коммерческую тайну, в случае передачи ее другому лицу по договору. В частности предусматривалось обязательное определение в договоре условий охраны конфиденциальности информации, в том числе в случае реорганизации или ликвидации одной из сторон договора.

Что делать в этом случае теперь? С одной стороны, ст.1241 ГК РФ устанавливает общую норму, закрепляющую переход исключительного права к другим лицам без договора. Согласно ей, переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к другому лицу без заключения договора с правообладателем допускается в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) и при обращении взыскания на имущество.

Но, во-первых, в данной статье не установлены виды результатов интеллектуальной деятельности, на которые переход исключительного права в указанном порядке невозможен (а таковые обязательно должны быть), а также виды результатов интеллектуальной деятельности, исключительные права на которые не могут быть предметом взыскания. В частности, IV часть ГК РФ регулирует вопросы о взыскании на права, связанные с использованием объектов авторского права и смежных прав (ст. 1284, 1319 ГК РФ), предусматривает невозможность взыскания на исключительные права использования секретного изобретения (ст.1405 ГК РФ), а как быть с такими результатами интеллектуальной деятельности, как объекты патентного права, селекционные достижения и ноу-хау?

Во-вторых, кажется неправильным подход законодателя, допускающий переход права на ноу-хау без заключения договора с правообладателем: в данном случае это может нанести урон интересам последнего.

Прекращение права на коммерческую тайну может быть обусловлено двумя обстоятельствами, а именно:

- утрата фактической монополии на сведения, которые стали доступными третьим лицам и соответственно утратили свою конфиденциальность и связанную с ней ценность;

- отчуждение исключительного права в порядке ст.1468 ГК РФ;

- отнесение соответствующих сведений в установленном законом порядке к числу сведений, не могущих составлять коммерческую тайну.


V . Правовая охрана коммерческой тайны.

Причины введения правовой охраны нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности можно подразделить на общие, которые касаются всех этих объектов, и специфические, которыми обусловлена охрана каждого конкретного объекта. К общим причинам следует отнести, прежде всего, то, что рассматриваемые объекты являются результатами интеллектуального труда. В общественном и государственном признании особых прав создателей творческих результатов, не совпадающих с объектами авторского и патентного права, заинтересованы не только сами авторы, но и общество в целом. Введение специальной правовой охраны этих результатов стимулирует творческую активность его членов, способствует развитию научно-технического прогресса[[21] ]. Однако основной причиной установления средств правовой охраны отдельных объектов интеллектуальной собственности является тот факт, что традиционные институты гражданского права не в силах обеспечить ввиду присущих отдельным видам интеллектуальной собственности особенностей их надлежащую правовую защиту.

Установление правовых основ защиты коммерческой тайны и иной конфиденциальной информации, имеющей коммерческую ценность, является важным элементом юридического обеспечения предпринимательской деятельности. В большинстве экономически развитых зарубежных стран законодательство, регулирующее правовой режим коммерческой тайны и устанавливающее ответственность за ее неправомерное использование, представляет собой весьма развитый нормативный массив, формирование которого осуществляется как на основе национальных правовых традиций, так и в соответствии с современными стандартами международной торговли[[22] ].

Как было сказано выше, не так давно в отечественном праве не было даже понятия «коммерческая тайна»: в Советском Союзе был только один монополист – государство, а значит, любые тайны признавались либо государственными (и тогда их защита обеспечивалась соответствующими компетентными органами), либо не признавались таковыми вовсе.

Иная ситуация сложилась в Европе и Америке, где институт правовой защиты коммерческих секретов насчитывает не один век.

К примеру, в Великобритании в настоящее время отсутствует законодательная защита коммерческих секретов и, соответственно, не существует четкого определения коммерческой тайны. Рассматриваемая отрасль права развивалась здесь на основе судебных прецедентов и получила название «конфиденциального права» (LawofConfidence). Объектом ее регулирования, прежде всего, являются отношения в сфере предпринимательской деятельности, но соответствующие положения применяются также для защиты государственной тайны и тайны частной жизни. В английском праве коммерческую тайну рассматривают как один из элементов интеллектуальной собственности. Обязательство неразглашения коммерческой тайны основывается на договорных отношениях[[23] ]. В британском уголовном праве хищение информации, составляющей коммерческую тайну, классифицируется как «злоупотребление доверием», то есть как мошенничество, однако специального состава преступления не предусмотрено (информация в Британии не рассматривается как собственность, а значит, быть объектом хищения не может), поэтому соответствующие деяния могут рассматриваться также как причинение вреда имуществу или даже взяточничество.

А вот в США защита объектов интеллектуальной собственности осуществляется, в основном, на уровне законодательства штатов, в большей части из которых в основу положен так называемый унифицированный Акт о торговых секретах (UniformTradeSecretActwith 1985 Amendments), в соответствии со ст.4 которого коммерческой тайной признается информация, включая формулы, модели, программы, механизмы, способы или технология, которая: обладает самостоятельной экономической ценностью, действительной или потенциальной, и недоступна другим лицам, которые могли бы извлечь экономическую выгоду из ее использования или разглашения и в отношении которой принимаются меры по защите секретности. Также в 1996 г. в США был принят Закон об экономическом шпионаже (TheEconomicEspionageAct), согласно которому хищение сведений, составляющих коммерческую тайну, является федеральным преступлением.

Защита коммерческой тайны в Таиланде осуществляется на основе закона о коммерческой тайне, который вступил в силу в июле 2002 г. (TradeSecretAct). Закон содержит положения о защите коммерческой информации от несанкционированного разглашения, включая полномочия по установлению судебных запретов. Кроме того, закон устанавливает условия возмещения вреда, причиненного нарушением режима коммерческой тайны[[24] ].

Но вернемся к отечественному законодательству.

Основной формой защиты права на коммерческую тайну является юрисдикционная процедура, которая делится на судебный и административный порядки[25] . Судебный порядок предполагает обращение в суд с иском о защите нарушенных прав. При административном порядке потерпевший обладает правом подачи заявления о нарушении его права в территориальный антимонопольный орган, который, после рассмотрения обстоятельств дела, вправе вынести предписание, обязательное для исполнения, а также применить к нарушителю закона санкции.

В соответствии со ст.14 Федерального закона «О коммерческой тайне» за нарушение права на конфиденциальность информации, составляющей коммерческую тайну, влечет за собой дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность.

П.1 ст. 1250 ГК РФ, носящей декларативный характер, устанавливает, что интеллектуальные права могут защищаться предусмотренными ГК РФ способами (как общими, предусмотренными в ст.12 ГК РФ, так и специальными – установленными для конкретного объекта интеллектуальной собственности в соответствующем разделе ГК РФ), при этом выбор способа защиты нарушенного права определяется исходя из существа нарушенного права и последствий его нарушения.

В п.2 той же статьи указан круг лиц, по требованию которых могут быть применены способы защиты интеллектуального права. Это: непосредственные правообладатели (к коим относятся авторы и их наследники, иные физические либо юридические лица, обладающие правом интеллектуальной собственности в силу закона); организации по управлению правами на коллективной основе; иные установленные законом лица (например, лицензиаты).

В п.3 рассматриваемой статьи содержится важное указание на то, что отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а равно не исключает в отношении него мер, направленных на защиту таких прав.

Важные нормы устанавливаются в ст.1252 ГК РФ, провозглашающей, что защита прав на результаты интеллектуальной деятельности осуществляется, в частности, путем предъявления требования:

1) о признании права – к лицу, которое отрицает или иным образом не признает исключительное право правообладателя. Данное требование является также первым из общих способов защиты, установленных ст.12 ГК РФ.

2) о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним. Этот способ защиты также содержится в ст.12 ГК РФ и является составной частью восстановления положения, существовавшего до нарушения права[[26] ].

3) о возмещении убытков – к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности без заключения соглашения с правообладателем или иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб. При этом важно помнить, что под убытками, согласно п.2 ст.15 ГК РФ, понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, реальный ущерб, а также упущенная выгода. При этом если лицо, нарушившее исключительное право, получило вследствие этого доход, то лицо, чье право было нарушено, вправе потребовать возмещения наряду с иными убытками и упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы[[27] ].

4) об изъятии материального носителя – к его изготовителю, импортеру, хранителю, иному распространителю, недобросовестному приобретателю. Законодатель вновь опускает пояснение, кого можно считать недобросовестным приобретателем в данном случае. И еще несовсем понятно: в чем значение данной нормы, ведь суд принимает решение о конфискации контрафактной продукции независимо от наличия ходатайства об этом со стороны истца?

5) о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя – к нарушителю исключительного права.

В качестве специальной нормы ГК РФ, устанавливающей правовую защиту коммерческой тайны, можем рассматривать ст.1472 ГК РФ, устанавливающую, что нарушитель исключительного права на секрет производства (читаем - на коммерческую тайну), в том числе лицо, которое неправомерно получило сведения, составляющие конфиденциальную информацию, и разгласило их, а также лицо, распорядившееся своим исключительным правом в порядке ст.1468 ГК РФ и обязанное сохранять конфиденциальность сведений в соответствии с п.2 той же статьи, а равно лицензиар в соответствии с п.3 ст.1469 ГК РФ, также гражданин, которому в связи с выполнением его трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя стала известна конфиденциальная информации и обязанный сохранять ее в тайне, - обязано возместить убытки, причиненные нарушением исключительного права на секрет производства, если иная ответственность не предусмотрена законом или договором.

Интересы обладателя исключительного права могут охраняться иными способами, которые предусмотрены ст.12 ГК РФ и иными законодательными актами (Уголовным кодексом Российской Федерации, Кодексом об административных правонарушениях Российской Федерации и прочими). В том числе путем восстановления положения собственника информации. Но такой способ может быть применен лишь в случае, когда несанкционированный доступ, разглашение или иное использование конфиденциальной информации не привели к ее общеизвестности, и существует объективная возможность устранить последствия такого доступа.

Административная ответственность за нарушение исключительного права на коммерческую тайну может наступать в порядке ст.13.14 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, устанавливающей, что разглашение информации, доступ к которой федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей (за исключением недобросовестной конкуренции), влечет за собой наложение административного штрафа на граждан в размере от 500 до 1 000 рублей, а для должностных лиц – от 4 000 до 5 000 рублей.

Наиболее суровое наказание за незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, предусматривает Уголовный кодекс Российской Федерации (далее – УК РФ), в соответствии со ст.183 которого собирание сведений, составляющих коммерческую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом наказывается штрафом в размере до 80 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до шести месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет.

Похищение документов, содержащих коммерческую тайну, может быть совершено как тайно, так и открыто, с применением обмана или физического насилия (нанесение ударов, связывание, причинение легкого вреда здоровью) в отношении лиц, владеющих конфиденциальной информацией (руководители и служащие коммерческих и некоммерческих организаций, индивидуальные предприниматели)[[28] ].

К иным незаконным способам собирания коммерческой тайны относятся: завладение образцами продукции, составляющими коммерческую тайну; использование подслушивающих приборов и иных специальных технических средств; незаконное проникновение в компьютерную сеть и так далее[[29] ].

В ч.2 ст.183 УК РФ предусмотрено, чтонезаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую тайну, без согласия ее владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе, наказываются штрафом в размере до 120 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок до трех лет.

В ч.3 той же статьи установлено, что те же деяния, причинившие крупный ущерб или совершенные из корыстной заинтересованности, наказываются штрафом в размере до 200 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет. При этом под крупным размером в соответствии с примечанием к ст.169 УК РФ следует понимать ущерб, превышающий 250 000 рублей.

Деяния, предусмотренные частями второй или третьей настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, наказываются лишением свободы на срок до десяти лет (ч.4 ст.183 УК РФ).

Отдельно следует упомянуть об уголовной ответственности, предусмотренной за преступления в сфере компьютерной информации, под которой УК РФ, в соответствии с ч.1 ст.272, понимает информацию на машинном носителе, в электронно-вычислительной машине (ЭВМ), системе ЭВМ или их сети. При этом УК РФ в сфере компьютерной информации признает уголовно наказуемыми следующие деяния:

1) неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации (при условии, что данная информация является конфиденциальной; последствиями неправомерного доступа к ней явились уничтожение информации; ее блокирование; модификация либо копирование такой информации; нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети – ч.1 ст.272 УК РФ);

2) создание программ для ЭВМ, системы ЭВМ либо внесение изменений в существующие программы,заведомо приводящих к несанкционированному уничтожению, блокированию, модификации либо копированию информации, нарушению работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, а равно использование либо распространение таких программ или машинных носителей с такими программами (ч.1 ст.273 УК РФ);

3)нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети лицом, имеющим доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, повлекшее уничтожение, блокирование или модификацию охраняемой законом информации ЭВМ, если это деяние причинило существенный вред (ч.1 ст.274 УК РФ). При этом существенный вред в данном случае является оценочным понятием, которым охватывается как материальный, так и иной (например, моральный) вред. Он должен быть прямым следствием уничтожения, блокирования или модификации охраняемой законом информации[[30] ].

Очевидно, что в отличие от гражданского законодательства и законодательства об административных правонарушениях, в основном запрещающих разглашений конфиденциальной информации, УК РФ предусматривает санкции и за ее уничтожение, то есть стирание компьютерной информации, содержащейся на материальных носителях или в памяти ЭВМ[[31] ]. При чем имеющаяся у пользователя возможность восстановить уничтоженную информацию с помощью средств программного обеспечения или получить данную информацию от другого пользователя не освобождает виновного от ответственности[[32] ].

Дисциплинарная ответственность устанавливается для работника, разгласившего умышленно либо неосторожно информацию, составляющую для его работодателя или для его партнеров коммерческую тайну (в случае, если совершенное деяние не образует состава административного правонарушения или уголовного преступления). Обязанность гражданина, которому в связи с выполнением трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя стала известна информация, составляющая коммерческую тайну, сохранять конфиденциальность полученных сведений до прекращения действия исключительного права на такую информацию установлена в п.2 ст.1470 ГК РФ.

П.2 ст.1472 ГК РФ содержит важное положение о том, что лицо, которое использовало конфиденциальную информацию и не знало и не должно было знать о том, что его использование незаконно, в том числе в связи с тем, что оно получило доступ к конфиденциальной информации случайно или по ошибке, ответственности не несет. Это положение подкрепляется п.4 ст.14 Федерального закона «О коммерческой тайне», устанавливающим, что лицо, которое использовало информацию, составляющую коммерческую тайну, и не имело достаточных оснований считать использование данной информации незаконным, в том числе получило доступ к ней в результате случайности или ошибки, не может быть привлечено к ответственности. При этом в п.5 указанной статьи Федерального закона установлено, что лицо, которое освобождается от ответственности за незаконное использование конфиденциальной информации, обязано принять меры по охране конфиденциальности сведений по требованию их обладателя. Отказ данного лица принять указанные меры дает право обладателю конфиденциальной информации требовать защиты в судебном порядке.


VI . ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе выполнения настоящей работы были рассмотрены основные аспекты, связанные с изменениями в регулировании института коммерческой тайны, произошедшими в связи с вступлением в действие IV части ГК РФ 1 января этого года.

Отметим, что часть IV ГК РФ введена Федеральным законом «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (проект № 323425-4) (принят в третьем чтении 24.11.2006 г.), предусматривающим внесение изменений в части I, II и III ГК РФ и некоторые другие законодательные акты; в ней устанавливаются нормы, закрепляющие охрану ранее возникших прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации[[33] ].

Согласно Аналитической записке Торгово-промышленной палаты Российской Федерации №48 от ноября 2006 г[[34] ], главное нововведение проекта состоит в появлении общей части права интеллектуальной собственности, позволяющей систематизировать разрозненные нормы. Вместе с тем, разработчики постарались максимально сохранить положения действующих законов в области интеллектуальной собственности и соотнести их с нормами международных соглашений.

В IV части ГК РФ включены не только традиционные, но и новые правовые институты в сфере интеллектуальной собственности: право на секреты производства (ноу-хау) и право на фирменное наименование.

Однако даже первоначальный, беглый анализ действующего законодательства Российской Федерации показывает, что оно охватывает далеко не все сферы отношений, возникающих по поводу информации, составляющей коммерческую тайну.

Начать хотя бы с того, что IV часть ГК РФ попросту не включает такого понятия, как коммерческая тайна (более того, информация была вообще исключена из видов объектов гражданских прав!) и говорит только о секрете производства (ноу-хау), а также о служебном секрете производства (категория, призванная заменить собой служебную тайну). В результате нормы, закрепленные в главе 75 ГК РФ, следует толковать расширительно по отношению к коммерческой тайне.

Кроме того, на основании положений Федерального закона «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» утратили силу важные статьи I части ГК РФ (ст.138; ст.139), регулировавшие институт коммерческой тайны, а также многие нормы Федерального закона «О коммерческой тайне»: п.3 ст.3; ч.2 ст.4; ст. ст.7, 8, 9; п.п.3, 4 ч.3, ч.4, 5, 7 ст.11; ст.12. Однако далеко не все положения нашли отражение в статьях IV части ГК РФ. В частности не были закреплены важные, на взгляд автора настоящей работы, нормы относительно режима коммерческой тайны (следует отметить, что п.3 ст.3 Федерального закона «О коммерческой тайне», содержавший определение понятия «режим коммерческой тайны», был признан утратившим силу в связи с вступлением в действие IV части ГК РФ, однако при этом в самом ГК РФ это понятие все же используется, а вот определение его почему-то теперь в действующем законодательстве не найти), из ГК РФ было исключено понятие «коммерческая тайна» как таковое (может быть, законодатель решил обойтись определением, данным в Федеральном законе «О коммерческой тайне»? или отныне коммерческая тайна входит в понятие «ноу-хау» или отождествляется с ним?).

Также в законе следовало уделить больше внимания нормам, посвященным защите исключительного права на секрет производства (читаем – на коммерческую тайну) и ответственности за его нарушение.

К сожалению, новая часть ГК РФ не восполнила многих пробелов в регулировании рассматриваемого вопроса. В частности, в ней нет определения многих понятий, которыми оперирует ГК РФ («конфиденциальная информация», «режим коммерческой тайны»), также не содержится перечня субъектов, обладающих правами в отношении конфиденциальной информации.

Учитывая, что Федеральный закон «О коммерческой тайне» до 1 января сего года состоял всего из 16 статей, а отныне стал еще меньше, кажется вполне обоснованным внести большую часть норм указанного Федерального закона в IV часть ГК РФ. Также, вероятно, следовало бы усилить нормы об обязанности сохранения и защите конфиденциальной информации со стороны контрагентов обладателя информации при заключении гражданско-правовых договоров, предметом которых являются секретные сведения. Необходимо также дать определения категорий, используемых в Кодексе. Следовало уделить больше внимания нормам о служебном секрете производства.

С сожалением приходится признать, что введение IV части ГК РФ не привнесла ожидаемых улучшений в регулирование института коммерческой тайны. Более того, правовой режим этого объекта гражданского оборота определен лишь фрагментарно, недостаточно и требует более подробного определения в законе.

Конечно, можно оправдать данные упущения тем, что IV часть ГК РФ принята недавно и только-только начинает действовать, а потому еще рано говорить о положительности или отрицательности тех или иных ее норм. Можно даже сослаться на то, что институт коммерческой тайны появился в российском законодательстве недавно и не столь хорошо разработан, как, скажем, институт собственности.

Однако следует признать, что на разработку новой части ГК РФ было затрачено очень много времени, за которое можно было бы продуманно составить нормы, регулирующие столь важный для развития экономики страны институт (а не ограничиваться общими положениями и расширительным толкованием специальных норм). И уж, конечно, ничто не мешало законодателю обратиться к зарубежному опыту в законодательном регулировании режима коммерческой тайны.


VII . Библиография.

1) Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г.

2) Гражданский кодекс Российской Федерации: I часть от 30 ноября 1994 г. №51-ФЗ; IV часть от 18 декабря 2006 г. №230-ФЗ

3) Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. №195-ФЗ

4) Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. №63-ФЗ

5) Федеральный закон от 18 декабря 2006 г. №231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»

6) Федеральный закон от 29 июля 2004 г. №98 «О коммерческой тайне»

7) Федеральный закон от 27 июля 2006 г. №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»

8) Закон Российской Федерации от 9 июля 1993 г. №5351-1 «Об авторском праве и смежных правах»

9) Закон СССР от 4 июня 1990 г. №1529-1 «О предприятиях в СССР»

10) Унифицированный Акт о торговых секретах от 1970 г. с поправками от 1985 г. (UniformTradeSecretActwith 1985 Amendments)

11) Закон об экономическом шпионаже от 1996 г. (TheEconomicEspionageAct)

12) Комментарий к части IV Гражданского кодекса Российской Федерации под ред. Погуляева В.В. - М., 2008.

13) Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации под ред. Скуратова Ю.И. и Лебедева В.М. – М., 2001.

14) Погуляев В.В. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О коммерческой тайне» - М., 2005.

15) Гражданское право, том III под ред. Сергеева А.П. и Толстого Ю.К. – М., 2007.

16) Уголовное право России под ред. Рарога А.И. – М., 2006.

17) Интеллектуальная собственность в терминах и определениях. Терминологический словарь. – М., 2001.

18) Беляев М.В. «Субъекты права на коммерческую тайну: проблемы правового статуса» - М., «Информационное право» №3, 2005.

19) Брединский А. «Секрет Полишинеля» / http://www.daily.sec.ru

20) Волчинская Е.К. «Об информации, составляющей коммерческую тайну, в системе конфиденциальной информации. Материалы Всероссийской конференции «Информационная безопасность в условиях глобального информационного общества» - ИНФОРУМ. Бизнес и безопасность в России. 2004. Сентябрь.

21) Мэггс П., Сергеев А.П. «Интеллектуальная собственность». – М., 2000.

22) Сарин С.В. «Новое в законодательстве о коммерческой тайне» / http: // www.psj.ru

23) Сергеев А.П. «Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации6 Учеб. изд. 2-е». – М., 2004.

24) Сетдарова Л.Б. «Проблемы правового регулирования коммерческой и служебной тайны в трудовых правоотношениях». – М., Юрист, №9, 2004.

25) Шестаков Д. «Интеллектуальная собственность в системе российского права и законодательства». – М., Российская юстиция, №5, 2000.

26) Сайты: http://www.er-duma.ru; http://www.yartpp.ru; http://www.garant.ru; http://www.consultant.ru


[1] См.: Комментарий к части IV Гражданского кодекса Российской Федерации/Под ред. Погуляева В.В. - М., 2008. С.3.

[2] См.: Шестаков Д. «Интеллектуальная собственность в системе российского права и законодательства». – М., Российская юстиция, №5, 2000.

[3] Вместе с тем странно выглядит исключение информации из перечня объектов гражданских прав, приведенного в ст.128 ГК РФ, Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. «О введении в действие части IV ГК РФ». Означает ли это, что информация как таковая более не подпадает под охрану закона? Или законодатель рассчитывал, что с введением в действие новой части Кодекса она автоматически войдет в состав понятия «интеллектуальная собственность»? Очевидно, что в обоих случаях не были учтены существенные особенности информации как объекта гражданского оборота.

[4] См.: Комментарий к части IV Гражданского кодекса Российской Федерации/Под ред. Погуляева В.В. - М., 2008. С.8.

[5] См.: Интеллектуальная собственность в терминах и определениях. Терминологический словарь. – М., 2001. С.141-142.

[6] По мнению автора настоящей работы, подобные термины являются несовсем удачными, так как не отражают в полном объеме смысла понятий.

[7] То есть фактически повторяется определение из утратившей силу ст.139 ГК РФ.

[8] См.: Комментарий к части IV Гражданского кодекса Российской Федерации/Под ред. Погуляева В.В. - М., 2008. С.450.

[9] См.: Сарин С.В. «Новое в законодательстве о коммерческой тайне» / http: // www.psj.ru

[10] См.: Гражданское право, том III/Под ред. Сергеева А.П. и Толстого Ю.К. – М., 2007. С.276.

[11] См.: Волчинская Е.К. «Об информации, составляющей коммерческую тайну, в системе конфиденциальной информации//Материалы Всероссийской конференции «Информационная безопасность в условиях глобального информационного общества» - ИНФОРУМ//Бизнес и безопасность в России. 2004. Сентябрь.

[12] См.: Гражданское право, том III/Под ред. Сергеева А.П. и Толстого Ю.К. – М., 2007. С.279.

[13] См.: Сарин С.В. «Новое в законодательстве о коммерческой тайне» / http: // www.psj.ru

[14] См.: Беляев М.В. «Субъекты права на коммерческую тайну: проблемы правового статуса» - М.,«Информационное право» №3, 2005.

[15] См.:Погуляев В.В. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О коммерческой тайне» - М., 2005. С. 34.

[16] См.: Беляев М.В. «Субъекты права на коммерческую тайну: проблемы правового статуса» - М.,«Информационное право» №3, 2005.

[17] См.: Гражданское право, том III/Под ред. Сергеева А.П. и Толстого Ю.К. – М., 2007. С.279.

[18] См.: Комментарий к части IV Гражданского кодекса Российской Федерации/Под ред. Погуляева В.В. - М., 2008. С.472.

[19] «5. Обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, переданной им контрагенту, до окончания срока действия договора не может разглашать информацию, составляющую коммерческую тайну, а также в одностороннем порядке прекращать охрану ее конфиденциальности, если иное не установлено договором».

[20] См.: Мэггс П., Сергеев А.П. «Интеллектуальная собственность». – М., 2000. С.49.

[21] См.: Сергеев А.П. «Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации6 Учеб. изд. 2-е». – М., 2004. С. 15.

[22] См.: Сетдарова Л.Б. «Проблемы правового регулирования коммерческой и служебной тайны в трудовых правоотношениях». – М., Юрист, №9, 2004.

[23] См.: Брединский А. «Секрет Полишинеля» / http://www.daily.sec.ru

[24] См.: Там же.

[25] См.: Гражданское право, том III/Под ред. Сергеева А.П. и Толстого Ю.К. – М., 2007. С.281-282.

[26] См.: Комментарий к части IV Гражданского кодекса Российской Федерации/Под ред. Погуляева В.В. - М., 2008. С.93.

[27] Согласно п.1 ст.15 ГК РФ лицо, чье право нарушено, может требовать полного возмещения ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. В этой связи возникает вполне логичный вопрос: при составлении пп.1 п.1 ст.1252 ГК РФ была допущена техническая ошибка или же законодатель намеренно ограничивает обладателя исключительного права, предоставив ему возможность требовать от нарушителя возмещения только реального ущерба ? В данном случае более удачной представляется трактовка ныне утратившей силу ст.139 ГК РФ, предписывавшей возмещение всех причиненных убытков .

[28] См.: Уголовное право России/Под ред. Рарога А.И. – М., 2006. С.430.

[29] См.: Там же.

[30] См.: Уголовное право России/Под ред. Рарога А.И. – М., 2006. С.567.

[31] См.: Комментарий к части IV Гражданского кодекса Российской Федерации/Под ред. Погуляева В.В. - М., 2008. С.484.

[32] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. Скуратова Ю.И. и Лебедева В.М. – М., 2001. С.700.

[33] См.: «Основные результаты законопроектной работы в сентябре - ноябре 2006 года» / http://www.er-duma.ru

[34] Информация с сайта: http://www.yartpp.ru

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий