регистрация / вход

Использование специальных знаний в судопроизводстве

Понятие специальных знаний и формы их использования в судопроизводстве. Специалист как участник уголовного процесса: права, обязанности и ответственность. Заключение специалиста как новый вид доказательств, соотношение заключений специалиста и эксперта.

Оглавление

Введение

Глава 1 Понятие специальных знаний и формы их использования в судопроизводстве

Глава 2 Специалист как участник уголовного процесса

2.1 Права и обязанности специалиста

2.2 Ответственность специалиста

Глава 3 Заключение специалиста как новый вид доказательств

3.1 Соотношение заключений специалиста и эксперта

Заключение

Список источников и используемой литературы


Введение

В условиях политической нестабильности и социально – экономической напряженности доминирующей тенденцией динамики преступности в России и других странах СНГ стала явно выраженная направленность, причем преступления все чаще совершаются организованными, мобильными, технически оснащенными преступными группами. В обстановке криминализации общества, повлекшей новые виды преступлений, более изощренные способы их совершения и сокрытия с использованием сложных технических средств, явно недостаточно внимания уделяется использованию специальных знаний, в том числе криминалистических, осуществляемых как в процессуально, так и непроцессуальной формах, проблемам использования научно – технических средств и методов в целях предотвращения, раскрытия и расследования преступлений.

Налицо серьезные недостатки в правовой регламентации данного направления деятельности, слабая техническая оснащенность субъектов применения указанных средств, упущение в их профессиональной подготовке, несовершенство организации деятельности экспертно – криминалистической службы РФ.

Оперативно – розыскные и следственные аппараты правоохранительных органов ориентированы, в основном, на использование вербальной розыскной доказательственной информации, на личностные источники ее получения (допросы, очные ставки, предъявление для опознания и т. п.). В суде обвиняемые, потерпевшие, свидетели зачастую меняют свои показания (последние в основном в результате угроз, подкупа), несговорчивые свидетели устраняются. В тоже время недооцениваются материальные улики, использование различных следов и вещественных доказательств, для обеспечения полноты и объективизации процесса доказывания по уголовным делам.

Поэтому, на основании выше сказанного, следует сделать вывод, что необходимо подробнее изучить такой субъект уголовного судопроизводства, как «специалист», который выступает главным носителем и обладателем специальных знаний.

Ведь накатывающемуся на страну валу преступности необходимо противопоставить эффективную систему технико-криминалистического обеспечения оперативно – розыскной и процессуальной деятельности ОВД, адаптированную к новым условиям борьбы с преступностью. Необходимо совершенствовать имеющиеся и создавать новые методы и средства собирания следов на местах происшествий, методики исследования вещественных доказательств, осваивать в указанных целях современные информационно – поисковые системы технико-криминалистического назначения, которые требуют качественно иной организации и правовой регламентации использования этих средств.

В усилении борьбы с преступностью важная роль принадлежит специальным знаниям, используемым в условиях некомпетентности лица, производящего дознание, следователя и суда, для обеспечения качества и результативности раскрытия и расследования преступлений. Поэтому цель данной работы – разъяснить, что представляют собой специальные знания, формы их использования, изучить правовой статус специалиста, его права и обязанности, рассмотреть заключение специалиста как новый вид доказательств.


Глава 1 Понятие специальных знаний и формы их использования в судопроизводстве

Статистические данные о состоянии борьбы с преступностью в Российской Федерации за последние пять лет в полной мере подтверждают слова Р.С. Белкина о том, что "базирующаяся на постулате о познаваемости мира принципиальная возможность раскрытия каждого преступления не всегда превращается в действительность". К сожалению, статистические показатели не только подтверждают слова ученого, но и показывают изменения в сторону увеличения количества зарегистрированных преступлений. Так, в 2005 г. было зарегистрировано 3554735 преступлений, что на 22,8% больше, чем в 2004 г.. На протяжении 1992 - 2004 гг. количество ежегодно регистрируемых преступлений находилось в пределах 2,4 - 3 млн. Однако в 2005 г. произошло резкое увеличение этого показателя до 3,6 млн., превзойдя исторический барьер 1999 г. на 18,4% . На конец 2006 г. статистические данные столь же неумолимо и бесстрастно подчеркивают неуклонное ухудшение криминогенной обстановки в России

Приведенные официальные данные требуют принятия более эффективных мер по борьбе с преступностью, и одним из направлений повышения качества деятельности органов по расследованию и раскрытию преступлений является применение специальных знаний. Применение специальных знаний как одна из разновидностей деятельности правоохранительных органов в целях реализации уголовного закона было отражено в концепции судебной реформы в РФ в период потрясения государственного строя в начале 90-х годов и нашла продолжение в нынешнем столетии.

Термином «специальные знания» в уголовном судопроизводстве РФ обозначают знания, отличающиеся глубиной и специфичностью и отсутствующие у субъектов доказывания, а лица, обладающие этими знаниями, представлены в действующем уголовно-процессуальном законодательстве двумя фигурами - специалистом и экспертом. Ранее лиц, обладавших специальными знаниями, называли сведущими лицами, т.е. лицами «знающими».

Актуальность применения знаний специалистов и экспертов не вызывает сомнений. Например, В.В. Степанов и Л.Г. Шапиро пишут: «Повышение эффективности борьбы с преступностью во многом обуславливается использованием совокупности знаний, относящихся к различным областям науки, техники, искусства и ремесла». Интенсивное развитие естественных и технических наук создает широкие возможности для эффективного использования различных специальных знаний в процессе раскрытия, расследования преступлений.

Особенно пристальное внимание следует обратить на возможность применения специальных знаний в форме процессуального участия специалиста. Судебная экспертиза как правовой институт, достаточно прочно занявший свое место в уголовном судопроизводстве, не вызывает столь бурных дискуссий, как институт специалиста. Основным коллизионным остается вопрос проведения экспертных исследований до возбуждения уголовного дела. Но нам представляется, что разрешение этого вопроса все-таки состоится.

Иным представляется процесс формирования института специалиста. Внесение изменений в УПК РФ, в частности в п. 3.1 ч. 2 ст. 74, наделивший заключения и показания специалиста доказательственным значением, показало, что данный правовой институт не закончил своего развития и формирования на современном этапе.

Законом предусмотрены две процессуальные формы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве:

1. привлечение специалиста требуемой специальности (криминалиста, судебного медика, педагога, пожарного техника и др.) к участию в проведении следственных действий (ст. 168 УПК).

2. проведение судебной экспертизы (гл. 27 УПК).

Глава 2 Специалист как участник уголовного процесса

В теории уголовно-процессуального права в целом и его институте - теории доказательств основная масса парадигм, отражающих специфику доказательственной деятельности как познавательного процесса, облаченного в правовую форму, опирается на специальные знания, профессиональные навыки и опыт так называемых сведущих лиц.

Толкование термина «сведущее лицо» сводится к признанию того, что это лицо обладает особыми, зачастую весьма редкими, уникальными знаниями и умением их использовать для достижения поставленной цели. Применительно к доказательственной деятельности таковой является достижение истины по уголовному делу, достоверное установление обстоятельств готовящегося или совершенного преступления. К примеру, в Толковом словаре Д.Н. Ушакова находим: «Сведущий - имеющий большие познания, сведения в чем-нибудь. Компетентный, авторитетный, осведомленный в какой-либо области».

Одним из сведущих лиц является специалист. Следует отметить, что само понятие сведущего лица изначально выводилось через категорию «специалист», т.е. сведущее лицо - квалифицированный, опытный, умелый специалист в какой-либо отрасли человеческого знания, профессии, ремесла.

Мы считаем, что термины «сведущее лицо» и «специалист» не тождественны. Сведущие лица - это не только специалисты, но и эксперты, переводчики, педагоги, психологи, ревизоры, а также лица, осуществляющие техническое сопровождение уголовного судопроизводства и оперативно-розыскной деятельности.

Наконец, существуют сведущие свидетели, не признанные действующим законодательством, допрашиваемые в соответствии с требованиями, установленными для обычных свидетелей.

Термин «специалист» - собирательное понятие, включающее в себя сразу несколько составляющих.

1. «Специалист» как концептуальное понятие:

а) сведущее лицо (одно из сведущих лиц);

б) парадигма уголовно-процессуального права вообще и теории доказательственного права в частности.

2. «Специалист» как участник процесса производства по уголовному делу:

а) самостоятельная процессуальная фигура, обладающая определенным правовым статусом;

б) лицо, оказывающее помощь следствию в непроцессуальных формах;

в) лицо, участвующее в производстве следственных действий.

Специалист прошел длительный путь становления, концептуального определения и нормативно-правового закрепления. Главным на этом пути было и остается лишь положение о принадлежности специалиста к сведущим лицам. Специалистом, по мнению И.Н. Сорокотягина, признается лицо, которое обладает современными научными, техническими и иными познаниями, профессиональным опытом в определенной деятельности, навыками и умениями использования научно-технических средств, приглашенное органом дознания, следователем, прокурором и судом для участия в следственных действиях или судебном разбирательстве и оказания содействия в собирании, исследовании и оценке доказательств[1] .

В настоящее время порядок привлечения и использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве регулируется УПК РФ, анализ статей которого позволил ученым сделать выводы, касающиеся новых подходов законодателя к изменению роли специалистов в расследовании преступлений. В уголовном процессе, как и раньше, существуют специалист и эксперт. Взгляд на эксперта, по сути, не изменился - это лицо, обладающее специальными познаниями, задачей которого является производство экспертизы.

Знания специалиста как сведущего лица включают в себя носящие неправовой характер знания в определенной области, которыми специалист обладает в силу не только избранной профессии, но и жизненного опыта, а также навыки, опыт применения этих знаний[2] . Для такого арсенала характеристик целесообразно использовать понятие «специальные познания».

Думается, понятие "специалист" можно определить следующим образом: «Специалист - сведущее лицо, обладающее специальными, неправовыми знаниями и навыками, профессиональным опытом их применения, независимое и не заинтересованное в определенном исходе дела, в установленном законом порядке привлеченное для обнаружения, изъятия и закрепления доказательств, постановки вопросов эксперту, а также в целях оказания консультативно-справочной деятельности и технического сопровождения процесса получения и закрепления доказательств».

Таким образом, специалист (концептуальное понятие теории доказательств) обладает следующими свойствами:

1) принадлежит к сведущим лицам (понятие «специалист» относится к слову «сведущий» как часть к целому);

2) имеет специальные знания в определенной области науки, культуры, искусства, техники, ремесла, носящие неправовой характер и необходимые для установления обстоятельств, имеющих значение для дела;

3) имеет навыки применения специальных знаний в силу профессионального или жизненного опыта;

4) призывается по причине невозможности (из-за прямого правового запрета) применения знаний и навыков специалиста непосредственно следователем, дознавателем, прокурором, судьей;

5) привлекается лицом, ведущим процесс, для участия в раскрытии или расследовании преступления;

6) независим и не заинтересован в определенном исходе дела;

7) организационно, функционально и юридически обособлен от других участников процесса (не может быть обвиняемым, потерпевшим, следователем, дознавателем, судьей, прокурором в одном лице и по одному делу).

В процессе производства по уголовному делу может быть задействовано большое количество специалистов самого различного профиля. Это обусловливает необходимость в классификации лиц, привлекаемых в качестве специалистов.

В зависимости от особенностей знаний различают специалистов, обладающих традиционными или редкими (уникальными) знаниями; в зависимости от источника получения знаний и квалификации, навыков в определенной области различают специалистов, обладающих такими знаниями в силу жизненного опыта, избранной профессии или обучения определенному ремеслу ввиду национально-ментальной принадлежности (гончар, винодел); в зависимости от частоты случаев содействия следствию целесообразно выделить постоянно, периодически и разово привлекаемых лиц; в зависимости от того, по инициативе какого участника процесса специалист появляется в деле, можно выделить специалистов, приглашаемых лицом, ведущим процесс, или адвокатом. Условно все специалисты могут быть разделены и в зависимости от целей привлечения для участия в производстве по уголовному делу: приглашаемые для постановки вопросов эксперту, для обнаружения и закрепления доказательств и т.п.

Специалист как правовое понятие – это, прежде всего самостоятельная процессуальная фигура, наделенная определенным процессуальным положением (статусом). Становление статусно - правовой конструкции специалиста в законодательстве России происходило в течение долгого времени (около двух столетий).

Новым является законодательное определение понятия «специалист». Сейчас специалист может привлекаться для участия во всех без исключения следственных действиях, а также и в ряде процессуальных (например, согласно ст. 115 УПК РФ при наложении ареста на имущество). Таким образом, произошло дальнейшее расширение возможных областей применения знаний специалиста в судопроизводстве, что, бесспорно, является одним из самых существенных достижений на пути совершенствования всего института сведущих лиц. Дело в том, что ранее сложилось восприятие специалиста исключительно как лица, привлекаемого к участию только в судебных или в следственных действиях, да и то не во всех. Такой подход вел к предложениям о целесообразности сохранения понятия «специалист» в законодательстве только в этом смысле. Тогда как для обозначения всех лиц, обладающих специальными знаниями, оказывающих содействие следователю и суду, предлагался термин «сведущие лица».

Законодатель пошел по другому пути, закрепив в УПК РФ положение, согласно которому любое лицо, обладающее специальными познаниями и участвующее во всех процессуальных действиях, кроме производства экспертизы, выступает в качестве специалиста. При этом оговаривается даже цель привлечения специалиста - оказание содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Однако если механизм привлечения специалиста к участию в следственных действиях был детально разработан ранее, то возможность его привлечения к участию в процессуальных действиях или для применения технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту всего лишь декларируется. Впрочем, как и привлечение специалиста, защитником с момента его допуска к участию в уголовном деле (ст. 53 УПК РФ «Полномочия защитника»).

Чтобы убедиться в этом, достаточно проанализировать соответствующие нормы УПК РФ. Так, в законодательстве указывается, что «вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются ст. ст. 168 и 270 настоящего Кодекса» (п. 2 ст. 58 УПК РФ). Но при обращении к упомянутым статьям мы видим, что ст. 168 разъясняет лишь правила привлечения следователем специалиста к участию в следственном действии, а ст. 270 регулирует участие специалиста в судебном разбирательстве.

Существует и множество других упоминаний о привлечении сведущих лиц. При этом судебная экспертиза как правовой институт в то время уже сформировалась, а значит, указание на сведущих лиц определенной специальности было не чем иным, как указание на специалиста.

В свете исследуемого вопроса интересным представляется факт, согласно которому Инструкцией по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений в состав дежурной следственно-оперативной группы, обеспечивающий немедленное реагирование на сообщения о преступлениях, производство неотложных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по «горячим следам», обязательно входит следователь, оперативный работник, специалист-криминалист и кинолог. То есть, несмотря на отсутствие указания на обязательность привлечения специалиста в УПК РФ, ведомственная инструкция фактически содержит такое указание.

2.1 Права и обязанности специалиста

Согласно ст. 58 УПК, специалист - лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

1. Вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются статьями 168 и 270 УПК.

2. Специалист вправе:

1) отказаться от участия в производстве по уголовному делу, если он не обладает соответствующими специальными знаниями;

2) задавать вопросы участникам следственного действия с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

3) знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания, которые подлежат занесению в протокол;

4) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.

3. Специалист не вправе уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд, а также разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве специалиста, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 УПК. Анализируя приведенное определение, можно сделать вывод, что диапазон решаемых специалистом задач необычайно широк. Фактически такая форма применения специальных знаний, как привлечение специалиста, является единственно возможной до возбуждения уголовного дела, а если исключить из исследуемых форм применения специальных знаний проведение экспертных исследований, т.е. судебную экспертизу, то можно сказать, что такая форма, как привлечение специалиста, вбирает в себя все остальные возможности применения знаний сведущих лиц.

Существует и множество других упоминаний о привлечении сведущих лиц. При этом судебная экспертиза как правовой институт в то время уже сформировалась, а значит, указание на сведущих лиц определенной специальности было не чем иным, как указание на специалиста.

Участие специалиста в следственных действиях является наиболее распространенной формой применения специальных знаний. Согласно проведенному исследованию 94,7% опрошенных сотрудников следствия и дознания показали, что они пользуются разъяснениями специалистов практически по каждому уголовному делу. Эта цифра представляется интересной в свете исследования, проведенного юристами, согласно которому 75 - 80% заключений экспертов дублируют выводы справочного материала, полученного от специалиста. Это еще раз доказывает, что заключение специалиста и его показания не только имеют доказательственное значение, но и могут в ряде случаев являться альтернативой заключения эксперта.

Особую актуальность привлечение специалиста к процессу расследования и раскрытия преступлений имеет в случаях, когда получение криминалистически значимой информации затруднительно или невозможно без применения его специальных знаний. Так, например, опыт и знания специалиста незаменимы в расследовании и раскрытии преступлений в сфере высоких технологий, экономики, незаконного оборота наркотических веществ и т.д.

Тем не менее, УПК РФ не содержит указаний на обязательное участие специалиста в уголовном процессе, предоставляя возможность выбора формы применения специальных знаний субъекту доказывания.

УПК дает предпочтение, в частности, к использованию специальных познаний в уголовном судопроизводстве и касается, прежде всего, расширения участия специалиста в доказывании.Содействие специалиста в указанных выше целях используется в первую очередь должностными лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство, - дознавателем, следователем, прокурором, судьей (судом).

Наряду с отмеченными изменениями в УПК РФ значительно расширены права специалиста, среди них на первом месте указано право отказаться от участия в производстве по уголовному делу, если он не обладает соответствующими специальными знаниями (п. 1 ч. 3 ст. 58). Законодатель предусмотрел самоотвод специалиста лишь в одном варианте, когда он не обладает соответствующими специальными знаниями.

Анализ следственной практики показал, что специалисты отказывались от участия в производстве, например, следственного эксперимента из-за непредставления соответствующих технических средств (приборов, материалов и др.), так как результаты проведенных опытов будут необъективными. Поэтому, целесообразнее будет, если п. 1 ч. 3 ст. 58 будет дополнен словами «при отсутствии научно-технических средств (приборов, материалов и др.) и их непредставлении».

Специалист способен оказать неоценимую помощь в установлении обстоятельств готовящегося или совершенного преступления - как в форме научной консультации, справки, заключения (акта служебной проверки), содержащих специализированную отраслевую аргументацию, в том числе по правовым вопросам, так и в виде устных показаний. Особую роль в установлении интересующих следствие обстоятельств может сыграть предусмотренное ч. 1 ст. 58 УПК РФ привлечение специалиста для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту.

Современная научная мысль ориентирована на качественно новые, главным образом нетрадиционные формы участия специалиста в производстве по уголовному делу. Здесь речь может идти о «модернизации» специалиста, повышении его востребованности. Так, И.С. Зубрикова считает, что высокий уровень профессиональной подготовки специалистов предполагает введение в научный оборот и сферу правового регулирования понятия "научно-техническое сопровождение следствия специалистами" вместо обычно употребляемых "техническая помощь" и "техническое сопровождение"[3] . Практика раскрытия и расследования преступлений породила качественно новую в теоретическом, правовом и практическом (прикладном) планах фигуру специалиста, уровень знаний которого на несколько порядков выше, нежели у эксперта. В частности, как перспективные в научном и прикладном аспектах рассматриваются такие способности специалиста, как техническое обслуживание полиграфа, разработка психологического (розыскного) портрета преступника и жертвы, применение репродуктивного гипноза и иных методов прикладной психологии для активизации памяти потерпевших и свидетелей. Специалист предоставляет в распоряжение следствия сведения, достоверность которых зависит от глубины и полноты его собственных специальных знаний, подготовки, убеждений, профессиональных навыков и опыта. Вопрос состоит лишь в том, в какую конкретно форму эти знания будут облечены.

Серьезной проблемой является расплывчатость формулировок об участии специалиста в следственных действиях. Согласно ст. 168 УПК РФ следователь вправе привлечь к участию в следственном действии специалиста в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 164 УПК РФ. Если сравнить приведенные нормы, становится очевидным, что специалист привлекается только для содействия следователю в проведении действия, т.е. лишь для обнаружения, закрепления и изъятия доказательств. О том, в каком порядке специалист может и правомочен оказать помощьследователю и суду, особенно когда речь идет о постановке вопросов эксперту и разъяснении вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, в статьях 168 и 270 УПК РФ не говорится. А это принципиально важно.

Плавный переход из непроцессуальной формы в процессуальную невозможен. Форма участия специалиста является либо процессуальной, либо непроцессуальной. Специалист, осуществляя научно-техническое обслуживание, сопровождение следствия, является кем-то вроде консультанта, помощника следователя. При этом доказательственная удостоверительная информация поступает в распоряжение следствия не от специалиста, а от других лиц и объектов. Если же в интересах следствия необходимо получить информацию от самого специалиста, это не что иное, как допрос специалиста, а этого УПК РФ не предусматривает. Следователи вынуждены идти на процессуальные уловки, восполняя пробел правового регулирования допросом специалиста как свидетеля. Но ведь свидетель - совсем иная процессуальная фигура...

Изменения претерпели и обязанности специалиста. Обязанность явиться по требованию следователя закреплена ч. 4 ст. 58 и ч. 1 ст. 168 УПК, где праву следователя привлечь специалиста к выполнению следственного действия, если исходить из общей природы правоотношения, должна соответствовать его обязанность выполнить данное требование. Можно возразить на то, что УПК РФ не формулирует обязанностей специалиста и, соответственно, он не может быть привлечен за уклонение от их выполнения даже к материальной ответственности на основании ст. 117 УПК. По крайней мере, это можно будет сделать только за нарушение порядка в судебном заседании.

2.2 Ответственность специалиста

В УПК РФ осталось положение об ответственности специалиста, которая регламентируется ст. 58. «Специалист не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве специалиста, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 настоящего Кодекса. За разглашение данных предварительного расследования специалист несет ответственность в соответствии со ст. 310 Уголовного кодекса Российской Федерации» (ст. 58 УПК РФ). В то же время ответственность, например, за неявку или невыполнение специалистом своих прямых обязанностей не предусматривается. Получается, что следователь или иной участник процесса, имеющий соответствующие полномочия, может обратиться в организацию или непосредственно к специалисту с просьбой об участии в процессуальном или следственном действии и не получить никакого ответа.

Актуальным для осуществления уголовного судопроизводства является вопрос об ответственности специалиста за дачу заведомо ложного заключения, за сообщение заведомо ложных показаний, совершение заведомо неправомерных действий. Особенно в условиях состязательности сторон, когда применяются различные недопустимые способы воздействия на специалиста, который затем может сознательно дать нужное заключение, не признать пригодными для идентификации следы рук, изменить условия получения образцов крови, слюны и др. Правильно отмечено, что установление уголовной ответственности специалиста является правовой гарантией точности сообщаемых им справочных сведений и результатов технической помощи, оказываемой следователю[4] . В заключении специалиста не содержится указания о предупреждении его, об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, так как уголовная ответственность в отношении специалиста УК РФ не предусмотрена. С учетом внесенных в уголовно-процессуальное законодательство изменений и дополнений существующее положение нельзя признать правильным. Специалист так же, как и эксперт, должен предупреждаться об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Можно утверждать, что с введением в уголовное судопроизводство нового вида доказательства - заключение специалиста - окончательно произошло формирование его качественного состояния как самостоятельного процессуального субъекта, что определено в новелле законодателя, закрепленной Федеральным законом от 4 июля 2003 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации".


Глава 3 Заключение специалиста как новый вид доказательств

В литературе обсуждается актуальная проблема - введение и использование в уголовном судопроизводстве новых видов доказательств - заключение и показания специалиста. Как правило, эта законодательная новелла оценивается позитивно. Так, В.М. Быков считает, что этот вид доказательств расширяет возможности органов дознания, дознавателя, следователя и прокурора в доказывании по уголовному делу. Он обращает внимание на такие аспекты, как содержание, порядок истребования и представления заключения специалиста и его отличие от заключения эксперта[5] .

Эта законодательная новелла сразу же поставила ряд вопросов: что собой представляет заключение специалиста как новый вид доказательств, чем оно отличается от заключения эксперта, каков порядок истребования и представления заключения специалиста, как оно может быть использовано в доказывании?

Как оценить рассматриваемую новеллу законодателя? Думается, только положительно. Новый вид доказательств расширяет возможности органов дознания, дознавателя, следователя и прокурора в доказывании по уголовному делу. Кроме того, заключение специалиста - это еще одна форма использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве.

С введением заключения специалиста в качестве нового вида доказательств утверждение, что специалист не обладает процессуальной самостоятельностью, он лишь помощник следователя, является правильным применительно к участию в производстве следственных и процессуальных действий по инициативе следователя. У специалиста образовалось двойственное положение: при участии в процессуальных действиях он действительно не является самостоятельной процессуальной фигурой, результаты его работы оформляются в протоколе следственного или процессуального действия. Если он приглашен сторонами для ответов по возникшим вопросам, то является самостоятельной процессуальной фигурой, а его суждения оформляются письменно в качестве заключения.

В ст. 80 УПК РФ речь идет о суждениях по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами. В связи с этим высказанное мнение, что данное заключение является формой использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве[6] , является спорным. На наш взгляд, из текста закона следует, что таковой являются суждения, а заключение - это процессуальная форма их оформления.

Специалист вправе давать заключение лишь по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Возникает практическая проблема: когда стороны могут ставить эти вопросы? В период проведения следственных действий, в которых участвовал специалист; либо он дает заключение по порядку проведения действий и полученным результатам без его участия при возникновении неясности, тем самым по действующему законодательству эта деятельность специалиста возможна за рамками процессуальных действий[7] . Признано, что заключение компетентного лица приобретает процессуальное значение экспертизы лишь в том случае, когда оно представлено в установленном законом порядке в процессе предварительного или судебного следствия. Полагаем, что данное положение в полной мере должно относиться и к заключению специалиста.

В ч. 2 ст. 74 УПК РФ заключения и показания специалиста включены в список возможных доказательств, что отсутствовало в уголовно-процессуальном законодательстве РСФСР. На наш взгляд, в данной статье имеются внутренние противоречия. Если доказательствами по уголовному делу являются именно сведения, то вряд ли возможно рассматривать в качестве таковых само заключение. Оно лишь содержит сведения, на основе которых оговоренные законом лица устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, поэтому они и могут рассматриваться как доказательства. Но само заключение не является сведением. Поэтому все-таки более обоснованно рассматривать заключение специалиста как источник доказательств, а не как непосредственное доказательство.

Рассматриваемые нововведения вызвали ряд теоретических вопросов относительно допустимости заключения в качестве доказательства. Признак допустимости доказательств постоянно вызывает полемику в уголовно-процессуальной и криминалистической науке. Анализ литературы позволяет сделать вывод, что признание юридической несостоятельности каких-то фактических данных не должно строиться на сугубо формальных подходах, ибо возможность формальной системы оценки доказательств, в том числе законности их получения, все-таки не вытекает из основных начал действующего уголовно-процессуального законодательства.

Применительно к рассматриваемым нами проблемам важными являются пункты "в" и "г", в которых речь идет о следственном или процессуальном действии, направленном на приобретение доказательств, и порядок его осуществления и оформления. Согласно ч. 1 ст. 86 УПК РФ собирание доказательств осуществляется путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом.

Анализ уголовно-процессуальных норм позволяет сформулировать следующие критерии для признания доказательств, не имеющих юридической силы. Во-первых, оценивается, были ли соблюдены гарантированные Конституцией Российской Федерации права и свободы субъектов процесса, а также иные закрепленные уголовно-процессуальным законодательством права, законные интересы лица при получении конкретного доказательства. Во-вторых, должно выясняться, насколько характер действий, выражающихся в собирании, закреплении доказательств, соответствует уголовно-процессуальным нормам. В-третьих, исследуется соблюдение предусмотренных законом правил (порядка) получения определенного вида доказательств. Четвертое состоит в уяснении правомочности получения доказательства конкретным должностным лицом, органом. Пятое - устанавливается, соблюден ли срок предварительного расследования при получении источника доказательств такого вида, который приобретен только в период расследования.

Примером недопустимости доказательства является уголовное дело в отношении Я., объяснения и показания, данные им с участием специалиста, органами следствия были признаны в качестве доказательств виновности. Однако в соответствии со ст. 75 УПК РФ эти доказательства суд признал недопустимыми, поскольку показания Я. о причастности себя как лица, совершившего дорожно-транспортное происшествие ночью 9 июня 2002 года, должны содержать указания на разъяснение ему ст. 51 Конституции РФ, что в объяснениях не было сделано. Так как в протоколе допроса отсутствуют сведения о предоставлении Я. адвоката, то суд пришел к выводу, что он при проведении этого процессуального действия был лишен квалифицированной юридической помощи, в связи, с чем правоохранительными органами и были нарушены права Я. на защиту. Поэтому эти доказательства суд исключает[8] . Заключение специалиста должно быть полновесным доказательством, в котором аргументировано постигается сущность объектов, их состояний, процессов, качественно-количественной определенности и причинно-следственных связей. Очевидно, что критерием отнесения объектов к компетенции специалиста будет отсутствие необходимости в их лабораторном (экспертном) исследовании.

3.1 Соотношение заключений специалиста и эксперта

Рассмотрим, как соотносятся заключение специалиста и заключение эксперта. Общее у них то, что оба они - формы использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве. С другой стороны, заключение специалиста по ряду признаков отличается от заключения эксперта. Рассмотрим эти различия подробнее.

Во-первых, если ст. 195 УПК регулирует порядок назначения экспертизы, который заключается в том, что следователь выносит специальное постановление о назначении судебной экспертизы, то правовой механизм истребования и представления заключения специалиста в УПК не определен.

Во-вторых, специалист, давая заключение по требованию следователя или в суд, не проводит, в отличие от эксперта, полного и всестороннего исследования объекта с использованием специальных познаний. Он ограничивается, как правило, осмотром представленных ему объектов - предметов, веществ и документов, а специальные познания использует лишь для формирования суждения о признаках объектов.

В-третьих, форма, структура и содержание заключения специалиста не регламентируются УПК, в то время как заключение эксперта в соответствии со ст. 204 имеет четкую форму, структуру и содержание. Таким образом, заключение специалиста как вид доказательства - это предварительное суждение, представленное в письменном виде, об отдельных признаках объектов - предметов, документов, веществ и др., основанное на результатах их осмотра с использованием специальных познаний.

В соответствии со ст. 58 УПК специалист - это лицо, обладающее специальными познаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. В этой статье ничего не говорится ни о праве, ни об обязанности специалиста давать какие-либо заключения. В ст. 168, регламентирующей участие специалиста в следственных действиях, также нет указаний о порядке дачи им заключений. Это обстоятельство следует считать упущением законодателя.

На наш взгляд, на основании ч. 1 ст. 38 УПК, которая предоставляет следователю полномочия по осуществлению предварительного следствия по уголовному делу, он вправе истребовать от специалиста заключение. Это может быть сделано путем направления специалисту соответствующего письма, в котором следователь формулирует вопросы, требующие разрешения на основе специальных познаний. Следователь обязан предоставить для осмотра объекты - предметы, документы, вещества и другие объекты, а затем предложить специалисту оформить свои суждения и мнения по результатам осмотра объектов в виде заключения. Специалист представляет свое заключение в письменном виде.

На наш взгляд, оно может составляться по аналогии с требованиями ст. 204 УПК, которая определяет форму, структуру и содержание заключения эксперта. Понятно, что заключение специалиста будет более кратким, так как в нем отсутствует исследовательская часть. Кроме того, в заключение специалиста, в отличие от заключения эксперта, не должно содержаться указание о предупреждении, об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, так как уголовная ответственность в отношении специалиста УК не предусмотрена.

В заключении специалиста нужно указать следующие сведения:

1) дату, время и место дачи заключения;

2) должностное лицо, по требованию которого представляется заключение;

3) сведения о специалисте: фамилия, имя, отчество, образование и специальность, стаж работы по специальности, ученая степень и ученое звание, место работы и занимаемая должность;

4) объекты - предметы, документы, вещества, материалы уголовного дела и т.д., представленные специалисту для дачи заключения;

5) вопросы, поставленные перед специалистом;

6) его ответы (суждения и мнения) на поставленные вопросы.

По своему характеру выводы, суждения и мнения специалиста могут быть краткими и лаконичными либо подробными и развернутыми, а по форме - категорическими или вероятными. В связи с тем, что специалист не проводит исследование объектов, следует ожидать, что количество вероятных заключений у специалиста будет значительно больше, нежели у эксперта. Следует иметь в виду: если специалист не в состоянии ответить на поставленные вопросы без всестороннего исследования объекта, то он вправе отказаться от дачи заключения, порекомендовать назначить по уголовному делу соответствующую судебную экспертизу.

Оценка заключения специалиста должна производиться в соответствии с общими правилами оценки доказательств. Часть 1 ст. 88 УПК устанавливает, что каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, а вся совокупность собранных доказательств должна быть достаточной для разрешения уголовного дела.

Для разъяснения своего заключения специалист может быть допрошен как на предварительном следствии, так и в суде. Часть 4 ст. 80 УПК устанавливает, что показания специалиста - это сведения, сообщаемые им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения. Не исключается, на наш взгляд, и допрос специалиста без предварительного составления им соответствующего заключения. Это объясняется тем, что специалисту не нужно проводить какие-либо исследования, чтобы ответить на вопросы следователя и суда - в ряде случаев он в состоянии после осмотра объекта, ознакомления с представленными ему предметами, документами или веществами высказать суждение и мнение об осмотренных объектах.

Каким образом заключение специалиста может быть использовано в доказывании по уголовному делу? Этих направлений несколько. Рассмотрим их подробнее.

Заключение специалиста может активно использоваться в доказывании в стадии возбуждения уголовного дела. Дело в том, что новая редакция ч. 1 ст. 144 УПК предусматривает: при проверке сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор вправе требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их проведению специалистов. Эта новелла уголовно-процессуального закона позволяет в стадии возбуждения уголовного дела истребовать заключение специалиста. Оно может заменить собой так называемые предварительные или специальные исследования вещественных доказательств, которые хотя ранее и использовались на следственной практике, но всегда были за рамками уголовного процесса. Результаты таких предварительных исследований даже не приобщались к материалам уголовного дела.

Второе направление использования заключения специалиста связано с назначением органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором или судом судебной экспертизы. Поскольку заключение специалиста, как и заключение эксперта, является формой использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве, то между ними просматривается тесная связь. При назначении судебной экспертизы следователь может получить помощь в виде консультации либо заключения специалиста. После получения заключения специалиста при достаточной ясности и убедительности суждения его по поставленным вопросам следователь может ограничиться этим заключением и не назначать соответствующую судебную экспертизу.

Однако не следует ограничиваться заключением специалиста в тех случаях, когда в соответствии со ст. 196 УПК назначение и производство судебной экспертизы обязательно.

Кроме того, и при наличии заключения специалиста следует назначать соответствующую судебную экспертизу во всех случаях, когда:

- заключение специалиста противоречит другим доказательствам, собранным по уголовному делу;

- вызывает сомнения в его обоснованности и достоверности;

- сам специалист указывает на необходимость назначения и производства судебной экспертизы;

- после ознакомления с заключением специалиста стороны ходатайствуют о проведении судебной экспертизы.

Третье направление использования заключения специалиста основано на его роли при оценке заключения эксперта. Заключение специалиста может быть необходимо для оказания помощи дознавателю, следователю, прокурору или суду для объективной и правильной оценки результатов судебной экспертизы. Известно, что участники уголовного процесса нередко испытывают трудности при оценке заключений экспертов, особенно в части примененных методов исследования и обоснованности и достоверности выводов эксперта. В этих случаях ознакомление специалиста с заключением судебной экспертизы и на этой основе представление дознавателю, следователю, прокурору и суду своего заключения может оказать неоценимую помощь. В дальнейшем заключение специалиста может быть основанием для назначения повторной, дополнительной или комплексной экспертиз.

Так, суд Ленинского района Саратова, рассматривая уголовное дело по обвинению врача Г. в мошенничестве и злоупотреблении должностными полномочиями, пригласил в судебное заседание доктора медицинских наук, профессора А. и предоставил ему возможность ознакомиться с заключениями всех проведенных судебно-медицинских экспертиз. Суд предложил профессору высказать свои суждения и мнения по поводу научной обоснованности судебно-медицинских экспертиз. Тот подверг состоявшиеся судебно-медицинские экспертизы обоснованной критике, указал на научную несостоятельность их выводов, что позволило суду признать заключения судебно-медицинских экспертиз недопустимыми доказательствами и обоснованно постановить по делу оправдательный приговор.

Таким образом, заключение специалиста расширяет возможности дознавателя, следователя и прокурора в доказывании по уголовному делу. Вместе с тем уголовно-процессуальное законодательство относительно заключения специалиста нуждается в совершенствовании. Так, в ст. 58 УПК необходимо, на наш взгляд, указать на право и обязанность специалиста давать заключения по требованию органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда, а в ст. 168 определить порядок истребования и представления специалистом заключения[9] .


Заключение

Таким образом, институт "сведущих лиц" в УПК РФ продолжил свое развитие. Современное его состояние является естественным продолжением тех тенденций, которые были заложены еще в законодательстве царской России, и одновременно отражением современного уровня научных достижений. Положения УПК РФ показывают, что законодатель пошел по пути дальнейшей дифференциации и совершенствования каждого из направлений использования лиц, обладающих специальными познаниями, то есть по пути раздельного развития института специалистов и экспертов.

Специалисту придан статус самостоятельного процессуального субъекта, заключение и показания которого приравнены к доказательствам, он может участвовать в производстве не только всех следственных, но и процессуальных действий. Бесспорно, этот факт можно рассматривать как следующий и весьма существенный этап в совершенствовании всей системы привлечения "сведущих лиц" для нужд судопроизводства. Однако нельзя не сказать, что, к сожалению, сам порядок их привлечения настоящим Кодексом недостаточно четко регламентирован; многие бесспорно прогрессивные положения лишь декларируются, оставляя надежду на их дальнейшую проработку.

Также анализ законодательства о специалисте позволяет сделать вывод, что пока не определен правовой механизм истребования и представления заключения специалиста. Решение этой проблемы представляется следующим образом. Если исходить из механизма ввода основных процессуальных фигур уголовного процесса, например подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, эксперта, то логично было бы также выносить соответствующее постановление следователя и о привлечении специалиста в уголовное судопроизводство. Другой положительный момент такого подхода - в постановлении будут формализованы вопросы специалисту, поскольку заключение специалиста, согласно ст. 80 УПК, представляет собой ответы на вопросы следователя, что придаст процессуальным отношениям «следователь – специалист» определенность и обеспечит их планирование и организационную направленность.

Процессуальная функция и деятельность специалиста не тождественны экспертной, суть которой заключается в выработке ответов, на основе специальных исследований, чаще всего - научных. В отличие от экспертизы, наблюдения специалиста по ходу следственного действия не являются исследованием, а выводы, которые он может высказать при этом, основываясь на своих специальных познаниях и установленных в ходе следственного действия фактах, в теории доказательств однозначно расцениваются как консультации, не имеющие доказательственного значения и не подлежащие фиксации в процессуальных документах.

Таким образом, представляется целесообразным отрегулировать правовое положение специалиста, введенного в уголовный процесс три десятилетия назад, апробированного следственной практикой и доказавшего свою значимость и незаменимость.

Заключение специалиста в данном случае предстает как доказательство стороны и должно быть приобщено к материалам уголовного дела, даже несмотря на то, что имеются сомнения в его квалификации. Юридически значимые последствия в отношении заключения специалиста, инициированного защитником, в виде решения о недопустимости могут стать лишь результатом оценки доказательств, осуществляемой в судебном заседании с участием сторон.

Проблемы, связанные с вовлечением в уголовное судопроизводство специалиста и последующей оценкой его заключения и показаний, таят больше вопросов, нежели ответов. Те моменты, которые "режут глаз", со временем урегулируются и войдут в судебную практику, особенно если правоприменители важным условием ее формирования станут рассматривать конституционный принцип состязательности. Проблема совершенствования правового регулирования вопросов участия специалиста в производстве следственных действий является одной из важнейших для реформирования уголовно-процессуального законодательства в области доказательственного права вообще и порядка собирания, проверки и оценки доказательств в частности.

По нашему мнению, пробелы и недостатки правового регулирования вопросов участия специалиста в доказывании - результат поспешности и неоправданной корпоративности правотворческой деятельности, превращающей процесс создания нового закона, в том числе кодифицированного, в поле для реализации авторских амбиций.

Прежде всего, Уголовно-процессуальный кодекс не содержит четкого разграничения процессуальных и непроцессуальных форм использования знаний специалиста, а также градации форм этого использования на: а) привлечение специалистов для оказания научно-технического сопровождения производства следственного действия; б) производство следственного действия самим специалистом; в) производство следственного действия при непосредственном участии специалиста


Список источников и используемой литературы

1. Гришина Е.П. Сведущие лица в уголовном судопроизводстве: Учеб.- метод. пособие. М., 2004. С. 26.

2. Махов В.Н. Теория и практика использования знаний сведущих лиц при расследовании преступлений: Дис. д-ра юрид. наук. М., 1999. С. 38.

3. Змбрикова И.С. Опыт использования полиграфных устройств в ходе предварительного расследования уголовных дел // Криминалистика. / Под ред. И.П. Карлина. Т. 2. М., 2003. С. 118.

4. Селиванов Н.А. Основания и формы применения научно – технических средств и специальных знаний при расследовании преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. 2003. С. 117.

5. Быков В.М. Заключение специалиста // Законность. 2004. N 9. С. 21 – 22.

6. Овсянников И. Заключения и показания специалиста // законность. 2005. № 7. С. 33.

7. Егоров Н.Н. Собирание вещественных доказательств: понятие, содержание, направления совершенствования: Монография. Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2005. С. 42.

8. Приговор Уссурийского гарнизонного военного суда от 26 мая 2003 года по делу Я.

9. Темираев О. Компетенция специалиста // законность. 2005. №6. С. 39.

10. Верещагина А. институт специалиста в УПК РФ // Уголовный процесс. 2007. С. 86-90.

11. ФЗ от 31.05.2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» // Российская газета. 2001. № 106.

12. Зайцев Е. К вопросу о заключении специалиста // Уголовное право. 2006.

№ 4. С. 75.

13. Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник // Лупинская М. 2004.

С. 164.

14. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ. Юрист. 2004. С. 389.

15. Степанов В.В., Шапиро Л.Г. Концептуальные проблемы понятия специальных знаний в уголовном судопроизводстве // Вестник криминалистики. № 4. 2004. С.4-15.

16. Соловьев А. Использование специальных познаний при доказывании по УПК РФ // Уголовный процесс. № 2. 2007. С. 95.


[1] Гришина Е.П. Сведущие лица в уголовном судопроизводстве: Учеб.-метод. пособие. М., 2004. С. 26.

[2] Махов В.Н. Теория и практика использования знаний сведущих лиц при расследовании преступлений: Дис. д-ра юрид. наук. М., 1999. С. 38.

[3] Зубрикова И.С. Опыт использования полиграфных устройств в ходе предварительного расследования уголовных дел // Криминалистика. XXI век / Под ред. И.П. Карлина. Т. 2. М., 2001. С. 118.

[4] Селиванов Н.А. Основания и формы применения научно-технических средств и специальных знаний при расследовании преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 7. М.: Изд-во юрид. лит., 2003. С. 117.

[5] Быков В.М. Заключение специалиста // Законность. 2004. N 9. С. 21 - 22

[6] Овсянников И. Заключения и показания специалиста // законность. 2005. № 7. С. 33.

[7] Егоров Н.Н. Собирание вещественных доказательств: понятие, содержание, направления совершенствования: Монография. Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2005. С. 42.

[8] Приговор Уссурийского гарнизонного военного суда от 26 мая 2003 года по делу Я

[9] Темираев О. Компетенция специалиста // законность. 2005. №6. С. 39.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий