регистрация / вход

Квалификация вымогательства

Понятие вымогательства в теории уголовного права и его место в системе преступлений против собственности. Объекты и предмет вымогательства, его объективные и субъективные признаки. Квалифицированные и особо квалифицированные виды вымогательства.

МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОССИИ

Кафедра уголовного права

Курсовая работа

по уголовному праву

Тема: "Квалификация вымогательства"

Москва - 2007

План

Введение

Понятие вымогательства, его место в системе преступлений против собственности

Объект и предмет вымогательства

Объективная сторона вымогательства

Субъективные признаки вымогательства

Квалифицированные и особо квалифицированные виды вымогательства

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Развитие вымогательства - одна из характерных черт криминальной ситуации, складывающейся в России. Количество регистрируемых вымогательств увеличилось с 4620 преступлений в 1989 году до 16797 в 1994 г., число лиц, судимых за это преступление - с 310 человек в 1989 г. до 8600 в 1996 г. [1] В последующие годы состояние вымогательства было относительно стабильным (в 2001 г. зарегистрировано 15953 случаев вымогательства). Лишь в 2002 г., на фоне общего снижения числа регистрируемых преступлений, уровень вымогательства заметно снизился. В обследованном регионе (Московской обл.) соответствующие показатели уменьшились почти на 40%. [2] Вместе с тем, по свидетельству большинства опрошенных работников правоохранительных органов Московской области, снижение количественных показателей вымогательства стало следствием повышения качественных характеристик данного преступления. Для современного вымогательства характерны высокая латентность, развитие групповых и организованных форм, ужесточение и совершенствование способов и методов совершения преступления, вовлечение в него молодого поколения. Посягательство на интересы субъектов экономической деятельности - независимо от того, признается оно организованным или нет - по-прежнему является наиболее ярким примером современного вымогательства. Такое вымогательство часто сопровождается другими преступлениями, при этом совершение насильственных и корыстно-насильственных преступлений используется как способ достижения целей вымогательства, усиления воздействия на потерпевшего; подкуп должностных лиц и совершение преступлений в сфере экономической деятельности (легализация имущества, добытого преступным путем и др.) выступают средствами сокрытия вымогательства. Основу законодательного регулирования правовой защиты собственности является Конституция Российской Федерации, гарантирующая стабильность, обеспечение условий их развития и равную защиту всех ее форм. Собственность в Российской Федерации выступает в форме муниципальной собственности, а также собственности общественных объединений (организаций). В России может существовать также собственность иностранных юридических лиц и граждан, лиц без гражданства.

Преступления против собственности включены в раздел VIII УК (гл.21) наряду с преступлениями в сфере экономической деятельности (гл.22 УК) и преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях (гл.23 УК). В основе объединения этих посягательств лежит родовой объект - общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование экономики как единого народнохозяйственного комплекса. Распределение преступлений в сфере экономики по трем самостоятельным главам с учетом их видового объекта - общественных отношений в определенных сферах экономики.

Что касается вымогательства, то под этим посягательством на собственность подразумевается в законе требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершение других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. Более подробно я расскажу далее.

Понятие вымогательства, его место в системе преступлений против собственности

В ч.1 ст.163 УК РФвымогательство определяется как "требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или близких".

В теории уголовного права в целом принимается предложенное законодателем понятие вымогательства, отмечаются вытекающие из закона характерные черты данного деяния: имущественная направленность, "усеченная" конструкции состава, определенное сходство, но не совпадение с хищениями. Системно оно, как правило, относится к иным (кроме хищения) преступлениям, направленным на извлечение имущественных выгод, либо иным видам неправомерного завладения и пользования чужим имуществом[3] . Вместе с тем, ряд позиций существенно выделяется.

Как можно заметить, законодательное описание вымогательства сводится в основном к признакам действия и не включает последствий, характерных для других преступлений против собственности - наступления имущественного ущерба. Вымогательство является видом уголовно-наказуемого принуждения с объектом - свободой и предметом - действием (бездействием) имущественного характера. Свобода волеизъявления личности в имущественных отношениях составляет суть этих отношений в том виде, в котором они сейчас существуют (рыночная экономика), поэтому вымогательство своим основным объектом имеет имущественные отношения, что предопределяет размещение ст.163 в главе 21 УК РФ "Преступления против собственности".

Наиболее последовательными представляются отдельные выводы Ю.И. Шевцова, искавшего природу вымогательства в хищении. "Под вымогательством в обыденном значении понимается вид преступной деятельности, связанный с незаконным приобретением или утратой имущественных благ. Это значение более полно выражает суть вымогательской деятельности, поскольку рассматривает ее в целостности, как единство процесса вымогательской деятельности и его результата... Законодательное же определение вымогательства является более узким, не включающим результат, и исходящим не из целей адекватного отражения смысла вымогательской деятельности, а из задачи наиболее полной охраны объекта посягательства - отношений собственности"[4] .

Действительно, методологически верное решение вопроса о содержании и структуре деятельности при вымогательстве может быть найдено лишь в контексте общего учения о преступлении и составе преступления. В уголовном праве принято считать, что понятие преступления более широкое, чем понятие состава преступления. В состав входят исключительно обязательные элементы, то есть необходимые и достаточные для криминализации деяния, уголовной ответственности лица и квалификации преступления. В преступление помимо обязательных входят и факультативные элементы состава. Другими словами, если преступление есть конкретное действие, совершаемое в объективной действительности, то состав преступления - всего лишь логическая модель, нормативная категория, закрепляющая типичные признаки какого-либо деяния, отражая его преступную сущность. В тоже время отмечается, что общественно опасные последствия в силу тех или иных причин не всегда включаются в число обязательных признаков объективной стороны составов соответствующих преступлений.

Итак, объективным в понятии каждого преступления является то, что подобного рода деяние совершается реально и влечет причинение конкретного вреда личности, обществу или государству, в силу чего признается общественно опасным. Общественная опасность вымогательства, расположенного в ряду традиционно имущественных преступлений, заключается, в первую очередь, в причинении или возможности причинения имущественного вреда потерпевшим от данного преступления. В этом смысле оно представляет собой противоправное безвозмездное получение имущества, иное извлечение имущественной выгоды посредством принуждения, соединенного с угрозой или насилием. Однако, ввиду самостоятельной сравнительно высокой опасности способа этого преступления (принуждение, соединенное с угрозой или насилием), вымогательство признается оконченным по закону уже на стадии принуждения к передаче имущества, иному предоставлению имущественной выгоды, когда имущественные интересы только ставятся под угрозу причинения вреда, что, впрочем, не меняет и не способно изменить имущественной природы данного деяния. Последствия в виде получения имущества либо иного извлечения имущественной выгоды в результате вымогательского принуждения охватываются рамками состава и не требуют дополнительной квалификации. Повышенная опасность же содеянного учитывается при назначении наказания.

Принуждение действительно имеет место при вымогательстве. Однако оно является способом вымогательского посягательства и наряду со своими характеристиками (объект, предмет) носит второстепенный, вспомогательный характер в рамках состава данного преступления: свобода поведения принуждаемого лица охватывается понятием "психическая неприкосновенность" и составляет дополнительный объект вымогательства; действие имущественного характера служит посредствующим звеном в извлечении имущественной выгоды - обобщенного предмета вымогательства. К тому же, признание за принуждением основного свойства вымогательства, превращает последнее в преступление против личности, игнорирует имущественную природу данного преступления и прямо противоречит закону.

Объект и предмет вымогательства

Приступая к анализу объекта вымогательства хочется отметить концепцию объекта преступления, как правового блага, законного интереса. Данная теория, основана в конце прошлого века Н.С. Таганцевым, и, последовательно была проведена в жизнь в настоящее время в трудах А.В. Наумова, Э.С. Тенчова, А.В. Пашковской и др., представляется наиболее жизнеспособной и находит подтверждение в действующем Уголовном кодексе РФ, выделяющем в качестве обобщенных объектов уголовно-правовой охраны личность, общество и государство (п.2 ст.2 УК РФ). Как пишет А.В. Пашковская, в настоящее время система интересов и ценностей, охраняемых уголовным правом, базируется на отражающей демократические идеи конституционной триаде "личность - общество - государство". Соответственно этому принципу строится и Особенная часть Уголовного кодекса. При этом приоритет охраны личности продиктован положением ст.2 Конституции РФ, согласно которому человек, его права и свободы признаются высшей ценностью. Остальные интересы при всей их важности являются производными от интересов личности и определяются ими. В конечном счете, защита интересов общества и государства также выступает в качестве гарантии защищенности каждого человека.

Таким образом, объект любого преступления представляет собой общественно значимый интерес, взятый под охрану уголовного закона и терпящий вред от преступного посягательства. Уголовно-правовой теории известно понятие многообъектного преступления, посягающего одновременно на несколько охраняемых уголовным законом разнородных интересов, среди которых выделяются основной и дополнительный объекты. К числу многообъектных преступлений принадлежит и вымогательство, поскольку оно заключает в себе посягательство на имущественные интересы и определенные личные блага.

В течение последних десятилетий и в настоящее время большинство специалистов придерживается мнения о том, что основным объектом вымогательства, определяющим его сущность, родовые и видовые характеристики, являются имущественные отношения.

Понимая под собственностью как объектом интересующего нас преступления обеспеченную лицу законом возможность владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению (т.е. своей волей и в своем интересе), можно заключить, что вымогательство, выражающееся в принуждении потерпевшего к передаче имущества, непосредственно нарушает (ставит в опасность нарушения) право распоряжения собственника принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению, в отличие от хищений, механизм совершения которых соединен с нарушением права владения или угрозой такого нарушения.

Предметом принуждения при вымогательстве может быть не передача имущества вовсе, а совершение потерпевшим других действий, представляющих имущественную выгоду для вымогателя, например, выполнение работы, оказание услуги, отказ от принятия наследства и т.п. Принуждение потерпевшего к совершению указанных действий вновь подрывает действующий порядок взаимодействия имущественных субъектов (своей волей и в своем интересе).

Непосредственный объект вымогательства можно определить как исключительное право субъекта на распоряжение принадлежащим ему имуществом и на совершение либо не совершение иных действий, содержащих имущественную выгоду, по своему усмотрению, т.е. своей волей и в своем интересе.

Поскольку именно основной непосредственный объект определяет локализацию преступления в системе Особенной части УК, необходимо остановиться на видовом и родовом объектах посягательства.

Видовым объектом группы преступлений, предусмотренных гл.21 УК, выступает собственность. Вместе с тем, как выяснено, непосредственный объект вымогательства охватывает более широкий круг охраняемых интересов; имеют специфику объекта некоторые другие преступления данной группы: мошенничество, угон транспортного средства.

Что касается родового объекта, то под ним действующий уголовный закон понимает сферу экономики (раздел VIII УК РФ). Объединение преступлений против собственности с хозяйственными преступлениями стало возможным ввиду понимания собственности не в качестве подлежащего правовой охране субъективного права, но, прежде всего, в качестве основы общественной экономической системы

В соответствии с УК РФ 1996 г. дополнительными факультативными объектами вымогательства являются: жизнь, здоровье, телесная неприкосновенность (при угрозе применения насилия), имущественные интересы (при угрозе уничтожения или повреждения имущества), честь, достоинство, деловая репутация (при угрозе распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких или иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких).

При вымогательстве, соединенном с применением насилия (п. "в" ч.2ст.163 УК РФ) либо с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. "в" ч. З ст.163 УК РФ) дополнительным непосредственным объектом преступления выступают телесная неприкосновенность и здоровье, т.е. состояние человеческого организма, при котором исключено противоправное физическое воздействие на него других лиц, в том числе воздействие, причиняющее вред функциям и тканям организма. Соединение вымогательства с причинением вреда указанным объектам существенно повышает общественную опасность деяния, что обусловливает квалифицирующую роль насилия в составе вымогательства.

Проблема предмета вымогательства во многом заключается в неоднозначном разрешении вопроса о его структуре. Поскольку норма о вымогательстве устанавливает уголовный запрет за удовлетворение любого корыстного мотива путем принуждения, постольку в данном составе посредством указания на предмет преступления законодатель стремится поставить под охрану закона максимально широкий круг имущественных интересов. Поведение принуждаемого лица, будь то в имущественной или иной сфере, относится к области предмета принуждения, как такового (в данном случае являющегося способом вымогательства) и вместе с принуждением носит в рамках вымогательства вспомогательный характер, служит посредствующим звеном в извлечении имущественной выгоды - предмета вымогательства. Поэтому, в частности, можно говорить о вымогательстве имущества и трудно себе представить вымогательство действия имущественного характера.

С учетом изложенного, приступлю к анализу отдельных видов предмета вымогательства.

1. Под имуществом в составе вымогательства, как и в составах других преступлений против собственности, понимается исключительно вещественный предмет материального, внешнего по отношению к человеку мира, доступный благодаря своей материальной субстанции чувственному восприятию, и обладающий экономическим свойством стоимости, т.е. способностью удовлетворять те или иные потребности людей. Норма о вымогательстве специально указывает на юридическое свойство имущества: для вымогателя оно должно быть чужим, т.е. не находящимся в его собственности или законном владении. Представляется, что имущество также должно принадлежать на праве собственности не виновному, а другому лицу, которому закон обеспечивает возможность использовать данное имущество по своему усмотрению. Очевидно, лишь при таком условии возможна характеристика вымогательства как преступления против собственности. Именно по такому пути идет практика.

2. Право на имущество - вторая разновидность предмета вымогательства. Некорректность использования данной формулировки в законе была отмечена СМ. Кочои, который счел нонсенсом противопоставление "имущества" и "права на имущество" в ст. ст.159 и 163 УК РФ, и предложил исключить последнее понятие, поскольку оно охватывается понятием имущества[5] . Фактически согласился с ним В.Н. Сафонов, который пришел к выводу, что "право на имущество в качестве предмета вымогательства при детальном его рассмотрении в конечном счете предстает как имущество или действие имущественного характера"[6] .

В обоснование данного предмета вымогательства, как правило, указывают на то, что в реальной действительности право на имущество выступает в виде документа или предмета его заменяющего, который удостоверяет различного рода имущественные права: право собственности, иные вещные, обязательственные права.

Объективная сторона вымогательства

Объективная сторона преступления подразумевает внешний, происходящий в конкретных условиях действительности процесс совершения преступного деяния, причиняющего или способного причинить существенный вред личности, обществу или государству. Ее значение заключается в том, что не преступные устремления лица, а его реальное, выраженное вовне общественно опасное поведение образует акт преступного посягательства[7] . Внешний акт вымогательского посягательства, составляющий его объективную сторону, выражается в активных действиях, направленных на то, чтобы вынудить потерпевшего передать имущество, право на имущество или совершить другие действия имущественного характера. Признаки действия исчерпывают объективную сторону вымогательства и выступают, поэтому главным показателем характера общественной опасности данного преступления.

Закон (ст.163 УК РФ) фиксирует признаки действия с помощью двух терминов: требование и угроза. В литературе объективную сторону вымогательства рассматривают как совокупность двух действий, различных "по содержанию, характеру и направленности"[8] : требование направляется против основного объекта, а угроза - против дополнительного, с тем, чтобы обеспечить осуществление посягательства на основной объект.

Требование определяется как выраженная в решительной, категорической форме просьба, распоряжение. В этом смысле требование понимается в законе и в юридической теории. Ю.И. Шевцов определяет требование как "категоричное, императивное и информационное волеизъявление виновного передать ему имущество, право на него либо совершить действия имущественного характера"[9] . Однако в реальности имущественное требование может не быть решительным, категоричным и т.п. Напротив, оно может выглядеть как вежливая просьба, намек, "деловое" предложение. Очевидно, что вымогательства это не исключает, но называть подобные проявления вымогательства требованием, на мой взгляд, не корректно.

Как можно заметить, большое значение в рамках преступлений против собственности имеет способ преступления. Способ служит основным критерием законодательной градации форм хищения. Можно предположить, что и за рамками хищений он имеет не меньшее значение. Но если при описании форм хищения способ четко отражается в характеристике действия (тайное, открытое, путем обмана и т.д.), то в составе вымогательства он скрыт за признаками действия и может быть обнаружен только при анализе их в совокупности.

В уголовно-правовой литературе принято считать, что при характеристике способа вымогательства следует исходить из общепринятого понимания способа совершения преступления как определенного порядка, метода, последовательности телодвижений и приемов, применяемых для достижения преступной цели. Способом является не одну лишь угроза, но и обусловленное ею имущественное требование. "Только совокупность этих двух приемов способна привести к достижению целей вымогательства. Поэтому способом совершения вымогательства является принуждение, т.е. сочетание имущественного требования и угрозы причинить вред в случае отказа удовлетворить это требование". Данная позиция разделяется практически всеми исследователями вымогательства.

В ряде случаев законодатель прямо указывает в законе на принуждение как основной признак объективной стороны соответствующих преступных деяний (ст. ст.149, 179, 302, ч.2 ст.309 УК РФ). Тем самым не способ скрывается в действии, а, наоборот, конкретное принудительное действие скрывается, растворяется в способе и приобретает значение фактического обстоятельства. Я считаю, что такой тип законодательной формулировки должен быть применен и к вымогательству. Термин "принуждение" в наибольшей степени отражает механизм вымогательского воздействия - при неволивание потерпевшего к передаче имущественных выгод, вытягивание из него материальных благ. Вместе с тем, характеристика объективной стороны вымогательства при помощи термина "принуждение" вовсе не означает, что указание на угрозу становится излишним. Угроза является конструктивным признаком состава вымогательства. Она конкретизирует механизм принуждающего воздействия на личность потерпевшего; подчеркивает его насильственный характер. Обозначение объективной стороны преступного принуждения через сочетание его с угрозой также используется в уголовном законодательстве РФ (ст. ст.120, 149, 179, 133, 309, 333 УК РФ).

Таким образом, с объективной стороны вымогательство есть соединенное с угрозой принуждение лица к предоставлению имущественной выгоды. Это означает, что предоставление потерпевшим указанной выгоды используется вымогателем как условие не приведения угрозы в исполнение. Как правило, вымогатель четко обозначает характер имущественного притязания, чего нельзя сказать об угрозе, которая на практике часто носит скрытый характер. Вымогательские действия имеют преимущественно словесную форму, они обращаются непосредственно к принуждаемому лицу, либо к иным, связанным с ним лицам.

Обязательным признаком объективной стороны вымогательства является противоправность указанных действий. Данный признак вымогательства служит дополнением юридической характеристики предмета преступления, согласно которой предмет для вымогателя является чужим, не принадлежит ему на законном основании. Другими словами, принуждая потерпевшего к предоставлению имущественной выгоды, субъект не осуществляет своего действительного или предполагаемого права.

Если субъект свойственным вымогательству способом истребует имущественную выгоду на законном основании или на таком основании, правомерность которого оспаривается, содеянное при наличии дополнительных признаков может быть квалифицировано как самоуправство (ст.330 УК РФ). Имея разграничительное значение, противоправность вымогательского принуждения является существенным признаком объективной стороны данного преступления, а потому на мой взгляд, должна быть закреплена в законе. В частности, в смежных вымогательству составах хищения законодатель прямо указывает на противоправность деяния (примечание 1 к ст.158, ст.166 УК РФ).

Анализ уголовных дел о вымогательстве показывает, что предъявляя имущественные требования вымогатели часто пытаются придать им законный вид, обосновывая их наличием между собой и потерпевшим различного рода гражданских договоров, необходимостью возмещения причиненного ущерба и т.п. При квалификации содеянного в таких случаях необходимо устанавливать отсутствие между виновным и потерпевшим гражданско-правовых отношений по поводу предмета вымогательства.

Признаки вымогательской угрозы . Обязательным признаком объективной стороны вымогательства является угроза. "Угроза есть активное действие, выражающее запугивание, обещание причинить кому-либо вред, зло"[10] .

По моему мнению, признаки угрозы - это ее дополнительные характеристики, позволяющие либо отграничить наказуемую угрозу от угроз с меньшей степенью общественной опасности, либо классифицировать угрозы в зависимости от их особенностей в том или ином составе преступления. Исходя из этого, можно выделить следующие признаки вымогательской угрозы: содержание, форма, интенсивность, момент реализации, наличность, реальность. При этом форма, и интенсивность угрозы выступают как признаки факта, подлежащие индивидуальной оценке в конкретном проявлении вымогательства, а остальные признаки имеют общий характер, свойственны любой вымогательской угрозе.

Содержание угрозы - это характер обозначенной предстоящей опасности, определяемый видом вреда, который будет причинен в случае реализации угрозы.

Угроза применением насилия. Физическое насилие - это общественно опасное противоправное воздействие на организм человека, совершаемое вопреки его воле и направленное на причинение вреда физическим благам личности. Угроза касается применения насилия любой степени тяжести - от побоев до убийства. В отличие от разбоя и грабежа, в составе вымогательства насилие, которым угрожают (как и то насилие, которое применяется реально), не разделяется на опасное и не опасное для жизни и здоровья. По уголовному кодексу РСФСР 1960 года использование при вымогательстве угрозы убийством или нанесением тяжких телесных повреждений считалось квалифицирующим обстоятельством (ч. З ст.148). В действующем УК данные виды угроз являются разновидностями угрозы применением насилия. Хотя угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью составляет самостоятельное преступление, предусмотренное ст.119 УК РФ, использование такой угрозы при вымогательстве охватывается ст.163, так как санкция этой статьи предусматривает более строгое наказание. Таким образом, угроза насилием в составе вымогательства означает, что вымогатель угрожает подвергнуть потерпевшего или его близкого насилию в самом широком смысле: избить, истязать, убить, похитить, изнасиловать или подвергнуть иным насильственным действиям сексуального характера.

Субъективные признаки вымогательства

Субъективная сторона вымогательства характеризует психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию.

Вымогательство, как и любое человеческое поведение с внутренней стороны характеризуется определенным комплексом психических процессов. Эти процессы протекают в конкретной форме и по своему содержанию являются целостными, охватывающими всю преступную деятельность, направленную на получение имущественных благ путем вымогательства. В противоположность этому, объективная сторона вымогательства сконструирована по типу усеченного состава. В случае если субъективное отношение виновного лица также ограничить лишь элементами объективной стороны (его отношением к требованию и соответствующему средству принуждения), то анализ субъективной стороны будет фрагментарным исследованием только части целостного психического процесса. В результате будет потеряна направленность этой деятельности и ее смысл.

К примеру, Я.М. Брайнина включает в субъективную сторону преступления всю психическую деятельность, сопровождающую совершение преступления и в которой интеллектуальные, волевые и эмоциональные процессы протекают в полном единстве и взаимообусловленности[11] .

Субъективная сторона как психическое отношение лица проявляется в первую очередь в конкретной форме вины. Вина, виновность лица в совершении вымогательства несет в себе основную смысловую нагрузку в структуре субъективной стороны вымогательства. Вымогательство совершается только с прямым умыслом. Умыслом субъекта охватывается:

содержание вымогательского требования и то, что его удовлетворение будет безвозмездным;

отсутствие прав на предмет преступления, то есть противоправность вымогательства;

осуществление воздействия на телесную неприкосновенность или здоровье потерпевшего и содержание угрозы;

то, каким путем выражается принуждение, соединенное с угрозой, факт доведения их до сведения потерпевшего;

восприятие потерпевшим угрозы как объективно осуществимой.

Тем самым лицо осознает опасность совершаемого им деяния для имущественных интересов, а также для указанных благ личности.

Как известно, интеллектуальный момент умысла включает в себя кроме сознания еще и предвидение. Если сознание понимается как внутреннее, субъективное отражение реальных фактов и обстоятельств, то предвидение обращено в будущее и имеет своим предметом общественно опасные последствия. Однако большинство авторов ограничивают интеллектуальный момент в усеченном составе вымогательства лишь перечнем тех обстоятельств, которые субъект должен сознавать.

В литературе прямо указывается на то, что сознание виновным общественно опасного характера совершенного им деяния обусловлено предвидением наступления общественно опасных последствий этого деяния. "Стало быть, субъект сознает общественно опасный характер совершенного им деяния лишь постольку, поскольку предвидит, что от деяния могут наступить общественно опасные последствия; сознание попросту дублирует предвидение, засоряет понятие умысла и неосторожности и подлежит исключению за ненадобностью"[12] . Буквальное толкование закона также позволяет констатировать, что для преступлений с усеченным составом (в том числе и вымогательства) формулировка ст.25 УК РФ (определение прямого умысла) в полном объеме может быть применена только при положительном решении вопроса о вхождении последствий в состав преступления.

Наконец, именно предвидение возможности имущественного ущерба в данном усеченном составе позволяет говорить о вымогательстве как имущественном преступлении.

Таким образом, субъективную сторону вымогательства следует рассматривать пространно, с учетом фактически совершаемых действий и их цели. Интеллектуальный момент должен включать предвидение вымогателем возможных последствий - имущественного ущерба на стороне потерпевшего вследствие истребования у него материальных благ.

Волевой момент умысла при вымогательстве характеризуется желанием, во-первых, принудить потерпевшего к предоставлению имущественной выгоды посредством угрозы или насилия и, во-вторых, извлечь таким путем имущественную выгоду, тем самым причинить имущественный ущерб потерпевшему. В связи с этим недостаточно ограничиваться указанием только на желание довести до сведения потерпевшего имущественное требование, сопровождаемое угрозой или насилием либо совершить преступные действия, образующие объективные признаки этого преступления.

Об этом говорит и И. Бикеев: "... если не признавать, что любое преступление влечет определенные общественно опасные последствия, то это вызовет несколько неоднозначных результатов. Например, сложно будет привлечь к ответственности лиц, виновных в покушении на преступление, поскольку предусмотренная уголовным законом формулировка любого вида вины предусматривает определенное отношение к общественно опасным последствиям. Когда последствий нет, то, следовательно, нельзя говорить ни об умышленности, ни о неосторожности, а отсюда и о виновности преступления"[13] . В связи с этим неточной представляется позиция тех ученых, которые при описании субъективной стороны преступления приводят формулировки, подобные следующей: "виновный сознает, что совершает развратные действия в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста, и желает совершить эти действия". Преступник в первую очередь стремится достичь тех или иных общественно опасных последствий (целей) своего деяния: полового удовлетворения в результате насилия, обогащения в силу хищения и т.д. Действия (бездействие) являются лишь способом достижения этих целей. Умышленность преступления раскрывается через отношение к последствиям, желание выполнить вызывающие их действия (бездействие) при умысле подразумеваются.

Исходя из сказанного, можно заключить, что, совершая вымогательство, субъект сознает, что он противоправно принуждает потерпевшего к безвозмездному предоставлению имущественной выгоды посредством угрозы или насилия, представляющих реальную опасность для потерпевшего или связанного с ним лица, предвидит возможность причинения ему имущественного ущерба, и желает именно посредством такого принуждения извлечь имущественную выгоду.

При особо квалифицированном вымогательстве - с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. "в" ч. З ст.163 УК РФ) возможен как прямой, так и косвенный умысел субъекта, то есть сознанием его охватывается общественная опасность совершаемых в отношении лица или его близкого насильственных действий; субъект предвидит неизбежность или реальную возможность наступления в их результате тяжкого вреда здоровью потерпевшего, желает причинить такой вред, сознательно допускает его либо относится безразлично к наступлению такого вреда.

Как преступлению, направленному на неправомерное обогащение, вымогательству свойственна корыстная цель, хотя закон специально не предусматривает ее в качестве признака данного состава. Корыстная цель - это цель доставления субъекту либо лицам, в интересах которых он действует, незаконной имущественной выгоды в результате вынужденного поведения потерпевшего - передачи имущества, права на имущество или совершения других действий (бездействия) имущественного характера. Корыстная цель - не просто субъективное отражение безвозмездности и противоправности вымогательства, но четкое и напряженное желание обогатиться таким путем. Во многих случаях законодатель прямо указывает на корыстную цель как обязательный признак соответствующих составов преступлений против собственности. В составе вымогательства, на наш взгляд, данный признак, имманентный вымогательству по сути, указывать не обязательно.

Субъектом вымогательства может быть признано физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста. Указанным признакам лицо должно удовлетворять на время совершения вымогательского действия, а не на тот момент, когда требование будет выполнено.

Решение об установлении пониженного возраста уголовной ответственности за вымогательство было принято законодателем в 1994 году, когда это преступление стало распространенным и начало проявляться в преступном поведении подростков, с одной стороны, как результат вовлечения их в деятельность организованных преступных групп, занимающихся вымогательством, с другой стороны, - как копирование подростками в собственной среде ставших известными форм вымогательства. Таким образом, указанное решение обусловлено тем, что лица, достигшие 14 лет, по уровню их развития способны понимать общественную опасность необоснованного принуждения других людей к поведению в имущественной сфере при помощи угроз или насилия.

Квалифицированные и особо квалифицированные виды вымогательства

Конструкция квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков вымогательства основывается на принципе обобщения основных квалифицирующих признаков в статьях главы 21 УК РФ. В соответствии с этим принципом отягчающими вымогательство служат обстоятельства, относящиеся к групповому способу совершения преступления - группой лиц по предварительному сговору (п. "а" ч.2 ст.163 УК РФ) либо организованной группой (п. "а" ч. З ст.163 УК РФ), к крупному размеру предмета преступления (п. "б" ч. З ст.163 УК РФ). Исключение составляет лишь насилие, применение которого при вымогательстве предусмотрено п. "в" ч.2 ст.163 УК РФ. Если же насильственные действия повлекли причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего (или, видимо, его близких), содеянное должно квалифицироваться по п. "в" ч. З ст.163 УК РФ.

Совершение вымогательства группой лиц по предварительному сговору (п. "а" ч.2 ст.163) является квалифицирующим признаком потому, что преступление совершается объединенными совместными усилиями нескольких лиц, что свидетельствует о более высокой степени общественной опасности.

Предварительный сговор при вымогательстве предполагает, что заключение соглашения на совместное посягательство предшествует по времени выполнению вымогательских действий.

Совместность при групповом вымогательстве означает взаимную обусловленность действий соучастников, когда каждый участник преступления выполняет свою часть единого преступления, вносит свой вклад в достижение преступного результата, увязывает свои действия с поведением остальных участников преступления[14] . Взаимная обусловленность действий проявляется либо в чисто техническом распределении ролей, либо в таком распределении ролей между участниками вымогательства, которое имеет юридическое значение.

Между тем, определение вида соучастия при предварительном сговоре является дискуссионной проблемой уголовного права. Изучение уголовных дел показало, что судебная практика как и большинство ученых прочно исходят из того, что, преступная группа возможна лишь в том случае, если лица, участвующие в ней, выступают в качестве соисполнителей. При этом вовсе необязательно, чтобы каждый из участников выполнял все то, что в совокупности образует объективную сторону преступления. Достаточно "прикоснуться" к объективной стороне, чтобы можно было констатировать наличие группы. Применительно к вымогательству это выражается в том, что действия соисполнителя могут заключаться только в предъявлении требования или только в высказывании угрозы (применении насилия).

Конструкция состава вымогательства позволяет также относить к групповому вымогательству случаи, когда один из соучастников фактически исполняет все признаки объективной стороны, а действия других ограничиваются фактом присутствия на месте преступления с целью оказания психического давления на потерпевшего[15] . Соисполнителями вымогательства будут и те лица, которые осуществляют в отношении потерпевшего или его близких подлежащие самостоятельной оценке действия по реализации угрозы, для того, чтобы подкрепить ее реальность: уничтожение или повреждение имущества, распространение нежелательных для потерпевшего сведений. При наличии оснований такие лица должны нести ответственность по совокупности преступлений и за участие в вымогательстве, и за совершение указанных действий.

Известен случай из судебной практики г. Москвы, как вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, были квалифицированы действия Лозанович, Севастьянова и Жигалина. При этом, Лозанович и Севастьянов непосредственно требовали от Проновой передачи им денег, угрожая сообщением родителям и знакомым о сделанном ею аборте. Жигалин впоследствии распространил эти сведения в ответ на отказ потерпевшей выплатить требуемую сумму. Тем не менее, действия всех троих лиц были квалифицированы как вымогательство, совершенное по предварительному сговору группой лиц[16] .

Другие авторы полагают, что при предварительном сговоре может иметь место и распределение ролей[17] .

Так, В.Н. Сафонов указывает, что законодатель, выделяя группу лиц с предварительным сговором, связывает действия ее участников с совершением, а не с исполнением преступления, что не исключает возможности квалификации действий соучастников с распределением ролей по признаку предварительного сговора.

Действительно, систематическое и логическое толкование норм ст.35 УК РФ позволяет сделать вывод, что соисполнительство является неотъемлемым атрибутом лишь группы, образованной без предварительного сговора. В то же время, применительно к хищениям, Пленум Верховного Суда РФ указывает, что если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовал в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступления не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору. Как справедливо заметил А.П. Козлов, так же определена была группа лиц с предварительным сговором в опубликованном Проекте УК: "Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали исполнители, заранее договорившиеся о совместном его совершении". Однако в ч.2 ст.35 принятого и вступившего в силу УК термин "исполнители" исключен, и речь уже идет только об участвовавших лицах, т.е. победила в итоге здравая позиция, заключавшаяся в том, что данная форма группового объединения создается не только действиями соисполнителей, но и других соучастников[18] .

Сторонники взгляда на группу как союз соисполнителей, не учитывают того, что их позиция вступает в естественное противоречие со ст.32 УК РФ, формулирующей понятие соучастия, как умышленного совместного участия в совершении преступления двух и более лиц независимо от того, какую роль каждый из них выполнял. Д.В. Савельев замечает: "Члены преступной группы могут заранее договориться о совместном совершении преступления, однако объективную сторону состава преступления выполняет только одно лицо (другой участник ограничился, допустим, ролью пособника). Подобные ситуации с точки зрения формальной логики следует рассматривать как выполнение общественно опасного деяния группой лиц по предварительному сговору. Однако в этих случаях отсутствует первый признак преступной группы - множественность исполнителей преступления. Таким образом, возможно соучастие при отсутствии преступной группы. Можно сделать вывод, что классификация преступной группы имеет самостоятельное от соучастия значение"[19] .

Однако, как справедливо заметил Н.Г. Иванов, невозможно рассматривать группу и соучастие раздельно, вне связи друг с другом, поскольку в таком случае теряется системность, смысл соучастия, а норма ст.32 УК РФ, содержащая общее определение совместной деятельности, превращается в абстрактное правовое определение. Ведь соучастники потому и названы таким образом, что в совокупности образуют определенное целостное единство, которое выражается групповым образованием. Еже ли, например, взять и рассмотреть фигуры соучастников отдельно, безотносительно к их возможностям взаимодействия, тогда они теряют смысл, придаваемый им законодателем. Лишь в том случае, если фигуры включены в общее структурно-системное единство, позволяющее говорить о некоей общности фигур-ролей, только тогда соучастники становятся соучастниками преступного деяния. В единстве воль и устремлений их статус. Такая системная общность, как это вытекает из исследований социальной психологии, и есть группа. Но соучастие может быть и с распределением ролей, значит, строго следуя законам формальной логики, группа также может характеризоваться распределением ролей[20] .

Я считаю, что квалифицирующий признак вымогательства - совершение группой лиц по предварительному сговору - должен рассматриваться широко, как соучастие простое (соисполнительство), так и сложное (с распределением ролей). При этом для признания группы достаточно наличия лишь одного исполнителя при одновременном наличии фигур других соучастников. В таком случае, например, участник сговора, непосредственно не принимавший участия в совершении действий, образующих объективную сторону вымогательства, а лишь, например, получающий имущество от потерпевшего, будет рассматриваться как член группы, так как он, вне всякого сомнения, совершает деяние совместно с исполнителем, а следовательно, сознает свою принадлежность к единой преступной деятельности, выполняемой в соучастии. Получение лицом имущества, не обусловленное заранее данным обещанием, по-видимому, может быть квалифицировано по ст.175 УК РФ.

Под организованной группой как особо квалифицирующим признаком вымогательства (п. "а" ч. З ст.163 УК РФ) понимается устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. В соответствии с законодательным определением данной формы соучастия (ч. З ст.35 УК РФ) наука и судебная практика выработали ряд признаков, свидетельствующих об устойчивости организованной группы и позволяющих отличить ее от группы лиц, действующих по предварительному сговору.

Для организованной группы также обязательно достижение предварительного соглашения о совершении одного или нескольких преступлений, однако в данном случае речь идет не о сговоре, а об объединении лиц в этих целях. Объединение лиц в устойчивую группу предполагает подбор и вербовку соучастников, распределение ролей между ними, предварительное планирование преступных действий и тщательную их подготовку, техническое оснащение группы, обеспечение заранее мер по сокрытию преступления. Как правило, об устойчивости (организованности) группы свидетельствует относительная длительность ее существования, прочность преступных связей и относительное постоянство входящих в нее членов, объединенных общей целью занятия систематически преступным вымогательством. При неоднократном совершении преступления такой группой в одинаковом составе или с заменой 1-2 членов устойчивость группы очевидна.

Важным отличительным признаком организованной группы, как подчеркивается в литературе, является наличие организатора и обусловленная его ролью иерархическая система взаимоотношений в группе. В группе существует внутренняя дисциплина, ее члены подчиняются указаниям организатора и общим правилам поведения. Более того, организованной может быть признана и такая устойчивая группа, в которой вовсе отсутствует распределение ролей (например, все участники являются фактическими соисполнителями).

Действия лиц, совершивших вымогательство в составе организованной группы, независимо от роли каждого участника группы, квалифицируются как соисполнительство без ссылки на ст. ЗЗ УК РФ (п.13 постановления Пленума ВС СССР от 5.09.86 года "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности" в редакции постановления Пленума ВС СССР от 30.11.90 года).

Цель получения имущества в крупном размере является особо квалифицирующим признаком вымогательства (п. "б" ч. З ст.163 УК РФ). В соответствии с примечанием 4 к статье 158 УК РФ это означает, что лицо желает в результате вымогательства добиться получения имущества, стоимость которого превышает двести пятьдесят тысяч рублей.

Цель получения имущества в крупном размере имеет место в случаях требования как единовременной передачи имущества в крупном размере, так и периодических либо в несколько приемов передач имущества, общая стоимость которого образует крупный размер. Данная цель может быть удовлетворена не только от непосредственной передачи потерпевшим имущества указанной стоимости, но и от извлечения иной имущественной выгоды. Сознанием субъекта в таком случае в общей форме охватываются стоимостные параметры полученной выгоды.

В литературе предлагалось отнести данный признак к "содержанию требования" и обозначить как "вымогательство, совершенное в крупном размере". Такая формулировка была бы не вполне корректна: невозможно требовать или принуждать в каком-либо размере. Законодатель верно отнес стоимостные границы именно к предмету преступления, который в принципе обозначает направленность умысла и содержание цели.

Вместе с тем, законодательно закрепленный признак относится лишь к одной из разновидностей предмета преступления - к имуществу. В этом проявляется несоблюдение технического правила конструирования квалифицирующих признаков, согласно которому квалифицированный состав должен включать в себя все признаки основного состава, в данном случае - распространяться на любые виды предмета вымогательства. Обобщенным предметом вымогательства является имущественная выгода. Поэтому, более правильным, на мой взгляд, было бы описание в законе рассматриваемого вида вымогательства как, "совершенного с целью извлечения имущественной выгоды в крупном размере".

Вымогательство, совершенное с применением насилия (п. "в" ч.2 ст.163 УК РФ). Применение насилия означает совершение умышленных действий, ограничивающих свободу, причиняющих физическую боль, нанесение ударов, побоев. Данный признак охватывает также причинение насильственными действиями легкого и средней тяжести вреда здоровью в силу чего в этих случаях не требуется дополнительной квалификации соответственно по ст. ст.115 или 112 УК РФ.

Роль насилия при вымогательстве состоит в том, что насилие подкрепляет угрозу, подтверждает ее реальность и применяется для усиления принудительного воздействия на потерпевшего. По смыслу закона, насилие, сопровождая угрозу или следуя за ней, служит ее дополнением. В литературе отмечается, что все чаще момент предъявления требования совпадает с фактическим применением насилия, что говорит о возобладании насильственного и дерзкого вымогательства.

На этом основании в литературе было предложено рассматривать насилие в составе вымогательства не как дополнение к угрозам, их подкрепляющее, а как самостоятельное средство принуждения, аналогичное угрозе. Но единственным средством вымогательского принуждения была и остается угроза причинения известного вреда потерпевшему. Насилие же используется лишь как подтверждение реальности угрозы, создание обстановки реального осуществления угрозы. Мотивирующее воздействие на потерпевшего всегда оказывает угроза причинения вреда, в частности, угроза продолжения насилия, если оно уже было применено. К тому же в аналогичных целях вымогателем могут быть совершены и другие противоправные действия: уничтожение или повреждение имущества, убийство и т.п. Поэтому, следует заключить, что причины включения данного признака в норму о вымогательстве носят исключительно криминологический характер.

П. "в" ч.2 ст.163 УК РФ не охватывается насилие, осуществляемое по мотиву мести за отказ потерпевшего подчиниться - оно не является элементом корыстного преступления. Такое насилие подлежит самостоятельной квалификации по статьям о преступлениях против здоровья.

Если применение насилия приводит к причинению тяжкого вреда здоровью, то налицо квалифицирующий признак, предусмотренный п. "в" ч. З ст.163 УК РФ. Имеется в виду причинение такого вреда здоровью, признаки которого описаны в диспозиции ч.1 ст.111 УК РФ. Поскольку причинение тяжкого вреда здоровью обозначено как последствие вымогательства, оконченным такое преступление будет считаться с момента фактического наступления тяжкого вреда.

П. "в" ч. З ст.163 УК РФ полностью охватывает причинение вреда здоровью, предусмотренное частями 1, 2 и 3 ст.111. Если причинение при вымогательстве тяжкого вреда здоровью повлекло по неосторожности смерть потерпевшего, то наблюдается совокупность преступлений (п. "в" ч. З ст.163 и ч.4 ст.111 УК РФ). Хотя санкция ст.163 является более строгой, указанное последствие составом вымогательства не охватывается, поскольку жизнь другого человека не является объектом вымогательства.

В литературе была подвергнута сомнению обоснованность выделения данного квалифицирующего признака. Поскольку причинение тяжкого вреда здоровью при квалифицирующих обстоятельствах наказуемо не менее строго, чем квалифицированные виды вымогательства, поглощение ст.163 УК РФ причинения такого вреда представляется авторам не целесообразным. Вымогательство, сопряженное с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, а также с применением насилия, необходимо квалифицировать по совокупности преступлений. Это способствовало бы, в частности, упрощению структуры состава вымогательства, конкретизации его признаков. Подобный подход законодатель отчасти продемонстрировал, например, в близких вымогательству составах преступлений, предусмотренных ст. ст.178 (ч. З) и 179 (п. "б" ч.2) УК РФ. С учетом сказанного, введение в состав вымогательства квалифицирующих признаков "вымогательство, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего" или "вымогательство, соединенное с насилием, носящим характер мучения или истязания", как это предлагается в науке, мы также не считаем необходимым.

Присоединяюсь к предложению о необходимости включения в число квалифицирующих обстоятельств вымогательства, его совершение с "применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия". Большинство случаев вымогательства сопровождается применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. По степени общественной опасности такое вымогательство не уступает разбою, а потому подобно составу разбоя должно включать указанный признак.

Заключение

Проведенное исследование уголовно-правовых и криминологических аспектов вымогательства позволяет сформулировать следующие выводы:

1. Правовое понятие вымогательства неполно охватывает структуру вымогательской деятельности, является усеченным и исходит из целей, функций и средств уголовного права. При уяснении уголовно-правового содержания отдельных его признаков необходимо исходить из материального понимания вымогательства, как противоправного безвозмездного извлечения имущественной выгоды посредством принуждения, соединенного с угрозой или насилием. В противном случае будут потеряны направленность этой преступной деятельности и ее смысл.

При одинаковой направленности хищения и вымогательства на обращение чужого имущества в свою пользу, способ вымогательства (принуждение), предполагающий воздействие на поведение потерпевшего, обеспечивает извлечения максимально широкой имущественной выгоды. Поэтому к вымогательству вполне применима характеристика как преступления, направленного на извлечение имущественных выгод.

2. Как имущественное преступление вымогательство образует посягательство на имущественные права и законные интересы их обладателей. В отличие от хищений, механизм совершения которых соединен с нарушением права владения либо угрозой такого нарушения, вымогательство, выражающееся в принуждении потерпевшего к передаче имущества, непосредственно нарушает право распоряжения собственника принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению.

3. Конструкция квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков вымогательства основывается на принципе унификации основных квалифицирующих признаков в статьях главы 21 УК РФ. Квалифицирующий признак вымогательства - совершение группой лиц по предварительному сговору - должен рассматриваться широко, как соучастие простое (соисполнительство), так и сложное (с распределением ролей). При этом для признания группы достаточно наличия лишь одного исполнителя при одновременном наличии фигур других соучастников. Предложенное законодателем определение продолжаемого вымогательства является несовершенным, но, в целом, оно может быть использовано для теоретического обоснования разграничения неоднократного и продолжаемого вымогательства. Применение насилия и причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего не являются самостоятельными средствами вымогательского принуждения, аналогичными угрозе. Они лишь подкрепляют угрозу, подтверждают ее реальность. Мотивирующее воздействие на потерпевшего, в конечном счете, всегда оказывает сама угроза, в том числе и продолжением насилия. Поэтому, будучи лишь криминологически обусловленными, применение насилие и причинение тяжкого вреда здоровью при вымогательстве целесообразнее квалифицировать по совокупности преступлений, а п. "в" ч.2 и п. "в" ч.3 из ст.163 УК РФ исключить.

Также следует отметить, что на развитие вымогательства повлияли общие для корыстной преступности криминогенные факторы: безработица, имущественное расслоение, уменьшение законных возможностей обеспечения дохода; и привлекательность вымогательского способа действия для организованной преступности. Скрытая, завуалированная демонстрация силы, возможность получения как разового обогащения, так и систематического дохода, любого иного извлечения имущественной выгоды сделали так называемое "крышевание" в современных условиях высокодоходным и распространенным преступным промыслом.

Исходя из характера причин и условий вымогательства, определяется основное стратегическое начало его предупреждения - усиление правоохранительной, фискальной и судебной функций государства, прежде всего, в экономической сфере. В этих целях представляется необходимым осуществление ряда общих и специальных мер: совершенствование законодательства, установление быстрого и эффективного порядка разрешения имущественных споров; финансовое и материально-техническое обеспечение правоохранительных органов и судебной системы; полноценное осуществление действующих и принятие дополнительных мер по борьбе с организованной преступностью и преступлениями в сфере экономики. В качестве специальных мер предупреждения выделяются: переориентация информационного воздействия; направления профилактической деятельности правоохранительных органов; меры по социально-экономическому оздоровлению криминогенной части населения; государственная поддержка предпринимательства; правовое и экономическое воспитание населения. Предупреждение вымогательства требует обеспечения высокого уровня защищенности прав и интересов личности, иных субъектов, в том числе имущественной сфере.

Список использованной литературы

Нормативные акты:

1. Уголовный Кодекс Российской Федерации

2. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 05.09.86. №11 "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности"

3. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.11.89 №13 "О квалификации некоторых видов преступных посягательств на личное имущество граждан"

Научная и учебная литература:

4. Статистические материалы ГИЦ МВД России.

5. Диссертации:

6. Абдулгазиев Р.З. "Вымогательство по российскому уголовному праву" Москва, 2003г.

7. Шегабудинов Р.Ш. "Вымогательство и сопряженные с ним преступления". Москва, 2003г.

8. Данные уголовных дел о вымогательстве, рассматриваемые районным судом Бабушкинского р-на г. Москвы в 1994-2006гг.

9. Иванов Н.Г. К вопросу о понятии группы в российском уголовном праве // Государство и право. 2000. №11.

10. Верин В. Рассмотрение дел о вымогательстве // Российская юстиция. - 1993. - №1.; Обзор статистических сведений о состоянии судимости в работе судов по рассмотрению уголовных дел за 1994-1996 гг. // Российская юстиция. - 1997. - №6.

11. Краткий анализ состояния преступности в России в 2002 году // Российская юстиция. - 2003. - №5.

12. Савельев Д.В. Преступная группа в сфере уголовной ответственности. Екатеринбург, 2000.

13. Кудрявцев В.Н., А.В. Наумов Уголовное право России. Особенная часть, Москва, 2004г.

14. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика.2-е изд., М., 2003.

15. Шевцов Ю.И. Уголовно-правовая борьба с вымогательством имущества. Минск, 1992.

16. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1.: Учение о преступлении. Учебник для вузов. Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М., 1999.

17. Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М. 1996.17. Сафонов В.Н. Организованное вымогательство (уголовно-правовой и криминологический аспекты), С.-Петерб. акад. МВД РФ. 1997.


[1] Криминальная ситуация в России и ее изменения. - М, 1996. - С. 63-64; Верин В. Рассмотрение дел о вы­могательстве // Российская юстиция. — 1993. — №1. — С. 7-8; Обзор статистических сведений о состоянии судимости в работе судов по рассмотрению уголовных дел за 1994-1996 гг. // Российская юстиция. — 1997. — №6. - С. 50.

[2] Краткий анализ состояния преступности в России в 2002 году //Российская юстиция. - 2003. - №5. — С. 18.

[3] Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. 2-е изд.,М.: 2003. С. 425.

[4] Шевцов Ю.И. Уголовно-правовая борьба с вымогательством имущества, Минск, 1992. С. 10.

[5] Кочои СМ. Ответственность за корыстные преступления против собственности. 2-е изд., М. 2000. С. 90-91.

[6] Сафонов В.Н. Организованное вымогательство (уголовно-правовой и криминологический аспекты): С.-Петерб. акад. МВД РФ. 1997. С. 36.

[7] Уголовный закон и преступление / Под ред. Э.С. Тенчова. Иваново,. 1997. С.67.

[8] Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. 2-е изд., М., 2003. С. 425.

[9] Шевцов Ю.И. Уголовная ответственность за вымогательство. Минск, 1995.

[10] Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азбуковник. 1997. С.825.

[11] Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основания в советском уголовном праве. М.: Госюриздат. 1963.С.227-228.

[12] Мальков В.П. Субъективные основания уголовной ответственности // Гос-во и право. 1995. №1. С.93.

[13] Бикеев И. Актуальные проблемы учения о субъективной стороне преступления //Уголовное право. 2002. №3. С. 9.

[14] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой /Под общ. ред. С.И. Никулина. М, 2001.С.148.

[15] Галиакбаров P.P. Квалификация групповых преступлений. М.: Юрид. лит. 1980. С.69.

[16] Архив районного суда г.Москвы. 2000. Д. №1-34.

[17] Иванов Н.Г. К вопросу о понятии группы в российском уголовном праве //Государство и право. 2000. №11. С.44-51; Сафонов В.Н. Организованное вымогательство: уголовно-правовой и криминологический анализ. СПб, 2000. С.66; см. также: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федера­ции с постатейными материалами и судебной практикой /Под общ. ред. СИ. Никулина. М.: Издательство «Менеджер» совместно с издательством «Юрайт». 2001. С.170.

[18] Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность. СПб, 2001. С. 240-241.

[19] Савельев Д.В. Преступная группа в сфере уголовной ответственности. Екатеринбург. 2000. С. 16.

[20] Иванов Н.Г. К вопросу о понятии группы в российском уголовном праве //Государство и право. 2000. №11. С.50.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий