регистрация / вход

Коллизионные нормы в международном частном праве. Основные формулы прикрепления

Изучение роли коллизионной нормы в международном частном праве. Основные задачи - изучение основных формул прикрепления коллизионных привязок. Коллизионные нормы и основные способы прикрепления. Ограничения действия коллизионного механизма регулирования.

МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИЙ РОССИИСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«РОССИИСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ

МИНИСТЕРСТВА РОССИИСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

ИЖЕВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (филиал)

Факультет: юридический

Кафедра: Государственно-правовых дисциплин

КУРСОВАЯ РАБОТА

На тему: «Коллизионные нормы в международном частном праве.

Основные формулы прикрепления»

Дисциплина: «Международное частное право»

Выполнил: студент гр.501 ЗС

Беспятых Е.Ю.

Проверил: Кочурова Н.Л..

Ижевск, 2010


Содержание

Введение

Глава1. Коллизионные нормы в международном частном праве

1.1. Понятие коллизионного права.

1.2. Понятие коллизионной нормы

1.3. Структура коллизионной нормы.

Глава 2. Виды коллизионных норм.

2.1. По способу выражения воли законодательства

2.2. По форме коллизионной привязки.

2.3. По степени нормативной конкретизации

Глава 3. Основные способы прикрепления.

3.1.Личный закон физических лиц

3.2. Личный закон юридического лица

3.3. Закон местонахождения вещи

3.4.Закон места совершения акта

3.5. Закон страны продавца

3.6.Закон, избранный сторонами правоотношения

3.7. Закон флага

3.8. Закон суда

3.9. Закон, с которым данное правоотношение наиболее тесно связано

Глава 4. Ограничения действия коллизионного механизма регулирования

Заключение

Список использованных источников

Введение

Важной составной частью жизни любого современного государства является его внешнеэкономическая деятельность. Отечественная доктрина исходит из того, что международному частному праву свойственны свои специфические приемы и средства регулирования прав и обязанностей участников гражданских правоотношений международного характера. В правоотношениях с иностранным элементом всегда возникает так называемый коллизионный вопрос: необходимо решить, какой из двух сталкивающихся законов подлежит применению — действующий на территории, где находится суд, рассматривающий дело, или иностранный закон, т.е. закон страны, к которой относится иностранный элемент в рассматриваемом деле.

Основным содержанием международного частного права сводится к выявлению и поиску путей разрешения проблемы столкновения правовых систем. В международном частном праве эта «конкуренция», одновременно претендующих на регулирование одних и тех же общественных отношений, устраняется главным образом при помощи коллизионных норм.

Таким образом,коллизия в международном частном праве это такая правовая ситуация, в которой частноправовое отношение вследствие наличия в нем иностранного элемента подпадает под действие двух или долее национальных правовых систем.

Цель данной работы – это изучение роли коллизионной нормы в международном частном праве. Основными задачами являются изучение основных формул прикрепления коллизионных привязок.

Изучая данный вопрос, основывалась на мнение таких авторов как М.М. Богуславский, Рузакова О.А, Шевчук Д. А. Так же были использованы нормативно правовые акты международного уровня, законодательство Российской Федерации.

Глава1. Коллизионные нормы в международном частном праве

1.1. Понятие коллизионного права

Наличие иностранного элемента в отношении, регулируемом международным частным правом, порождает явление, именуемое «коллизией» законов. “Коллизия” - слово происходящее от латинского collisio, означающее столкновение. Этот термин является условным. О коллизии законов говорят образно, говоря тем самым о необходимости выбора права между законами разных государств. Коллизионная проблема - проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному правоотношению, - типична, прежде всего, для международного частного права. Если в других отраслях права вопросы коллизии законов имеют второстепенное значение, то здесь именно коллизионная проблема и ее устранение составляют основное содержание этой правовой отрасли, что отразилось в том, что в ряде стран ее называют коллизионным правом.

Итак, наличие гражданско-правового отношения, осложненного иностранным элементом, приводит к коллизии гражданского права различных государств, что, в свою очередь, порождает проблему выбора права, подлежащего применению для урегулирования такого отношения. Гражданско-правовые отношения относятся к предмету международного частного права, являясь отношениями, лежащими в сфере действия гражданского права, имеющего национальный характер. Наличие в таком отношении иностранного элемента связывает его с гражданским правом не одного государства, а нескольких - потенциально оно может быть урегулировано правом каждого государства, которому принадлежит тот или иной его элемент. Гражданское право разных государств отличается, подчас существенно, по своему содержанию – одни и те же вопросы по разному решаются в праве разных государств. Следствием этого и является коллизия права, заключающаяся в том, что одним и тем же фактическим обстоятельствам может быть дана различная юридическая оценка.

Например, применения отдельных норм Кодекса Наполеона, действующего во Франции и Бельгии, - интерпретация одних и тех же его положений приводила в этих странах к неоднозначным результатам. Встречаются случаи, когда на территории государства заключают договор, например, о совместной хозяйственной деятельности гражданин этого государства и другого. Предположим, что гражданин другого государства не выполняет свои обязательства. Гражданин государства, на территории которого заключили договор, подает исковое заявление в суд. Выясняется, что по закону государства, гражданином которого является ответчик, не выполнивший обязательства по договору, не достиг еще возраста правовой дееспособности. Следовательно, вопрос о действительности договора может быть решен по-разному.

Итак, коллизия права - это объективно возникающее явление, которое порождается двумя причинами: наличием иностранного элемента в гражданском правовом отношении и различным содержанием гражданского права разных государств, с которыми это правовое отношение связано.[1]

1.2. Понятие коллизионной нормы

Необходимой предпосылкой правового регулирования коллизий является выбор гражданского права того государства, которое будет компетентно их регулировать. Во внутреннем праве государств есть особые нормы - коллизионные, которые содержат правила выбора права: или тем или иным способом указывают, гражданское право какого государства должно быть применено для урегулирования конкретного гражданского отношения с иностранным элементом. Так что прежде чем рассматривать проблемы, касающиеся отношений, осложненных иностранным элементом, необходимо решить коллизию права и ответить на так называемый коллизионный вопрос: право какого государства надо применить для рассмотрения искового требования, то есть выбрать право.

Иными словами в национальном праве государства, на территории которого рассматривается правоотношение, осложненное иностранным элементом, необходимо найти такую норму, которая бы и обосновывала ответ на возникающий коллизионный вопрос. Такая норма и называется коллизионной нормой. Предупреждая, образно говоря, «столкновение» законов, коллизионные нормы реализуют свое предназначение своеобразным путем: они не регламентируют непосредственно права и обязанности участников отношений, как это свойственно материально-правовым предписаниям, а определяют подлежащее применению (применимое) право. Достигается это с помощью обозначаемых в коллизионной норме оснований (признаков, критериев), позволяющих установить надлежащее право.[2]

1.3 Структура коллизионной нормы

В любой коллизионной норме можно выделить две основные части: объем и привязку. Объем коллизионной нормы определяет вид правоотношения, в отношении которого она должна использоваться. Привязка указывает на правовую систему (законодательство), применимую в данном случае.

Важно подчеркнуть, что формальный, то есть обозначенный в коллизионной норме объем может не совпадать с ее фактическим объемом, если часть отношений, на которые распространяется норма, посредством дополнительных коллизионных правил "переподчиняется" другим правовым систем.

На первый взгляд, может показаться, что с точки зрения структуры коллизионные нормы существенно отличаются от обычных правовых норм, которые состоят, как правило, в различных сочетаниях из гипотезы (условия применения нормы), диспозиции (собственно правила поведения) и санкции (меры принуждения). Однако при более тщательном анализе этого вопроса нетрудно заметить, что существует много общего между гипотезой обычной нормы права и объемом нормы коллизионной, с одной стороны, равно как и между диспозицией и привязкой этих правил поведения, с другой. У коллизионной нормы существует и третий элемент — санкция, которая лежит в сфере цивилистических отраслей национального права соответствующего государства (например, признание соглашения сторон о выборе права недействительным). Таким образом, как и обычная норма права, логическая коллизионная норма имеет трехчленную структуру.[3]

Глава 2. Виды коллизионных норм

2.1. По способу выражения воли законодательства

По способу регулированияв международном частном праве различают императивные, диспозитивные и альтернативные коллизионные нормы,

а) Императивные, коллизионные нормысодержат категорические предписания, касающиеся выбора права, которые не могут быть изменены по усмотрению сторон. В качестве примера здесь можно привести положения п. 4 ст. 156 Семейного кодекса РФ «Условия заключения брака лицом без гражданства на территории Российской Федерации определяются законодательством государства, в котором это лицо имеет постоянное место жительства». Объем императивных коллизионных норм, как правило, составляют правовые отношения необязательственного характера.

б) Диспозитивные коллизионные нормы. Устанавливают общее правило о выборе применимого права, но при этом предоставляют сторонам возможность отказаться от него и заменить другим. В отличие от императивных диспозитивные коллизионные нормы преимущественно применяются в сфере обязательственных взаимоотношений сторон. Примером практического воплощения диспозитивной нормы в законодательстве нашей страны может служить ст. 1222 ГК РФ, которая устанавливает, что «к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут такой конкуренцией, если иное не вытекает из закона или существа закона».

в) Альтернативные (кумулятивные) коллизионные нормы. Они предусматривают несколько правил выбора применимого права по одному объему, оговаривая при этом, как правило, определенную последовательность их использования. Так п.1. ст. 1209 ГК РФ указывает, что «форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако, сделка совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права».[4]

2.2 По форме коллизионной привязки

С точки зрения этого критерия в международном частном праве различают двусторонние и односторонние коллизионные нормы.

а)Двусторонние коллизионные нормы это обычный и наиболее распространенный инструмент урегулирования коллизионных вопросов. В данном случае в привязке не указывается право конкретного государства, подлежащее применению, а формулируется общий принцип, используя который можно его определить. Поэтому привязку двусторонней коллизионной нормы еще называют «формулой прикрепления». В качестве примера здесь можно привести, что «право собственности на имущество определяется по праву страны, где это имущество находится»[5] .

Двусторонний характер этой привязки состоит в том, что имущество может находиться как в стране суда, так и в иностранном государстве. В данной норме, таким образом, местонахождение имущества является объективным фактором, и в зависимости от того, находится ли оно на территории России или на территории другого государства, применимым правом будет право страны суда или иностранное право.

б) Односторонние коллизионные нормы. Здесь в привязке прямо указывается право конкретного государства, подлежащее применению. Как правило, это всегда право страны происхождения соответствующей коллизионной нормы. Например, п. 2ст. 1213 ГК РФ определяет, что «к договорам в отношении находящихся на территории РФ земельных участков, участков недр, обособленных водных объектов и иного недвижимого имущества применяется российское право». Нетрудно заметить, что в данном случае регулирование отношений, определяемых объемом коллизионной нормы, жестко подчинено российскому праву.

Во многих случаях в силу своей негибкости односторонние коллизионные нормы не могут обеспечить решение практических ситуаций. Этот пробел в некоторых зарубежных государствах, и в частности во Франции, устраняется судами, которые в процессе рассмотрения дел посредством толкования формулируют из односторонних коллизионных норм двусторонние.[6]

2.3 По степени нормативной конкретизации

В международном частном праве выделяются генеральные и субсидиарные коллизионные нормы. Первые формируют наиболее общее правило выбора права, предназначенное для преимущественного применения. Характерной особенностью вторых является определение одного или нескольких правил выбора применимого права, тесно связанных с главным. Субсидиарная норма используется тогда, когда норма генеральная по какой-либо причине не может быть применена или оказывается недостаточной для установления компетентного правопорядка.

В качестве примера генеральной коллизионной нормы можно привести п. 1 ст. 1210 ГК РФ, которая устанавливает, что “стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. Выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба права третьих лиц”. В данном случае возможность, предоставленная сторонам по выбору права, которое будет определять их права и обязанности по внешнеэкономической сделке, является главным коллизионным правилом и подлежит преимущественному применению.

Статья 1211 ГК РФ формулирует субсидиарную норму, которая вступает в действие в случае, когда стороны не договорились о подлежащем применению праве. Она содержит даже не одну, а несколько субсидиарных норм, которые детализируются по объему. В соответствии с этой статьей к правам и обязанностям сторон по внешнеэкономической сделке подлежит применению закон страны учреждения, местожительства или основного места деятельности "активной" стороны договора — продавца, наймодателя, лицензиара.

Глава 3. Основные способы прикрепления

Российское законодательство предусматривает основные правила "обращения" с иностранным правилом. Основным правилом является применение иностранного права таким образом, как оно применяется в стране своего происхождения, то есть в соответствии с официальным толкованием, практикой применения и доктриной. (ст. 1191 ГК РФ).

Коллизионная привязка — составная часть коллизионной нормы, представляющая собой указание на закон (правовую систему), который подлежит применению к данному виду правоотношений. Все привязки делятся на несколько типов, называемых формулами привязки или коллизионными принципами (напр., закон гражданства лица (лат. lex patriae), закон места жительства лица (лат. lex domicilii), закон места нахождения вещи (лат. lex rei sitae), закон места заключения договора (лат. lex loci contractus), закон места исполнения обязательства (лат. lex loci solutions), закон места причинения вреда (деликта) (лат. lex loci delicti commissi) и др.)[7] .

3.1 Личный закон физических лиц (lex personalis)

Эта привязка применяется при регулировании отношений с участием граждан, иностранцев, лиц без гражданства в отношении определения их право– и дееспособности, личных прав неимущественного характера (имя, честь, достоинство), а также некоторых отношений в области брачно-семейного и наследственного права. Известны две основные разновидности этого типа коллизионной привязки:

а) национальный закон или закон гражданства лица (lex patriae).В данном случае коллизионная норма оговаривает необходимость применения закона того государства, гражданином которого является соответствующее физическое лицо. Например: «Гражданская дееспособность иностранного гражданина определяется его личным законом» (п. 1 ст. 1197 ГК РФ);

б) закон места жительства лица (lex domicilii)предусматривает применение закона страны, на территории которой данное физическое лицо имеет «оседлость» (проживает или находится). Например: «Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства» (п. 5 ст. 1195 ГК РФ).

Каждая из указанных выше разновидностей привязки lex personalis имеет свои достоинства и недостатки. Так, например, закон домицилия, т.е. места жительства, в большинстве случаев способен достаточно эффективно обеспечить единство применимого права в семье. Однако если члены этой семьи имеют различное гражданство, то он оказывается уже недостаточным для полноценного регулирования их взаимоотношений. Кроме того, установление содержания элементов, составляющих домицилий, само по себе может стать серьезной коллизионной проблемой, так как его определение различно в различных странах.

Можно указать на определенную географическую сферу преимущественного распространения отмеченных разновидностей коллизионной привязки личного закона. Так, принципа гражданства придерживается большинство арабских, латиноамериканских и европейских стран континентальной системы права (кроме таких, например, как Норвегия, Дания, Исландия). В свою очередь, привязка места жительства распространена в странах «общего права», а также в таких латиноамериканских государствах, как Аргентина и Бразилия. Смешанный подход к решению данной проблемы можно встретить в законодательстве России, Австрии, Швейцарии, Мексики, Венесуэлы и некоторых других стран. Из него исходит и ст. 7 Кодекса Бустаманте. Эта классификация, однако, является во многом условной, так как речь здесь идет о выборе коллизионного принципа, имеющего не императивное, а преимущественное применение.

3.2. Личный закон юридического лица (lex societatis)

Данный тип коллизионной привязки оговаривает применение права того государства, к которому принадлежит юридическое лицо (в котором оно имеет статус, подлежащий признанию за границей). Она используется главным образом при определении гражданско-правового статуса иностранных юридических лиц.

Ситуация здесь осложняется тем, что право различных государств по-разному решает вопрос о способе определения национальной принадлежности юридического лица, используя такие, например, несовпадающие критерии, как место регистрации (инкорпорации) юридического лица; место нахождения его административного центра; место осуществления основной деятельности юридического лицаи др. В соответствии с законодательством России (п. 1 ст.1202 ГК РФ) «Личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо».

3.3 Закон местонахождения вещи (lex rei sitae)

Предусматривает необходимость применения права государства, на территории которого находится вещь, являющаяся объектом соответствующего правоотношения. Обычно в объеме коллизионных норм с таким типом привязки содержится указание на правоотношения, возникающие в связи с появлением, изменением или прекращением права собственности на имущество и других вещных прав, определением их объема, а также правового положения тех или иных материальных объектов. Привязка такого типа содержится, например, в п.1 ст. 1206 ГК РФ: «Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав на имущество определяется по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство послужившее основанием для возникновения либо прекращения права собственности и иных вещных прав, если иное не предусмотрено законом».

Сам принцип привязки места нахождения вещи достаточно широко распространен в мире и не вызывает особых дискуссий. Проблема состоит в определении сферы его действия. Дело в том, что в целом ряде случаев приходится разграничивать действие привязки места нахождения вещи и других типов привязок в силу специфики объекта и объема коллизионной нормы. Так, например, совершенно другие, отличные от этой, «формулы прикрепления содержатся в нормах российского и иностранного права, объемы которых касаются отношений, возникающих в процессе приобретения собственности на вещь в порядке наследования, определения права собственности на имущество, находящееся в пути, и др

3.4.Закон места совершения акта (lex loci actus)

Данный тип коллизионной привязки оговаривает применение права того государства, на территории которого совершена сделка гражданско-правового характера. Эта формула прикрепления носит обобщающий характер и в указанном виде практически не применяется, так как категория «акт гражданско-правового характера» – понятие достаточно широкое и охватывает значительный круг международных немежгосударственных невластных отношений. Поэтому эта привязка находит свою конкретизацию в различных коллизионных нормах в зависимости от того, о какого рода акте идет речь. Среди ее основных разновидностей следует выделить:

а) закон места заключения договора (lex loci contractus). В данном случае подлежит применению право того государства, где заключен договор. Эта привязка используется в основном при определении вытекающих из него прав и обязанностей сторон.

Несмотря на свою простоту и удобство указанная разновидность привязки применяется все реже. Это объясняется тем, что с расширением практики заключения договоров путем переписки, обмена факсимильными, телеграфными сообщениями и т.д., многие из них потеряли реальную физическую связь с территорией какого-либо государства. Поэтому понятие «место заключения договора» в настоящее время является скорее юридической, чем фактической категорией.

В настоящее время ст. 444 нового ГК РФ внесла некоторые изменения в этот вопрос. В соответствии с ней, «если в договоре не указано место его заключения, договор признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту». Однако, хотя это обстоятельство и придает большую стабильность вопросу определения места заключения договоров с российским участием, оно не решает всех проблем, существующих в данной области международного частного права в целом.

Тем не менее, привязка «место заключения договора» еще сохраняется в законодательстве ряда государств (Франция, Италия и др.), где используется преимущественно в составе субсидиарных норм опосредованно к воле сторон.

б) право, устанавливающее форму акта гражданско-правового характера, также в основном определяет привязка, отсылающая к закону места его совершения (locus regit actum). Так, п. 1 ст. 1209 ГК РФ устанавливает, что «форма сделки подчиняется праву места ее совершения», в то же время п. 2 и 3 ст.1209 ГК оговаривают исключения из этого правила, подчеркивая, что форма внешнеэкономических сделок с участием российских юридических лиц и граждан, а также сделок по поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося на территории нашей страны, определяется по российскому праву.

При этом следует иметь в виду, что применительно к внешнеэкономическим сделкам ГК РФ устанавливает обязательность соблюдения простой письменной формы, невыполнение которой влечет их недействительность. Это предписание Гражданского кодекса следует понимать ограничительно «установленное правило должно толковаться не как общее, а только как относящееся к сделкам (независимо от места их совершения), хотя бы одной из сторон которых является российское юридическое лицо или российский гражданин»;

в) закон места исполнения обязательства (lex loci solutionis).В соответствии с этим типом привязки для регулирования договорных обязательств сторон применяется право того государства, где подлежит исполнению обязательство, вытекающее из договора, или сам договор. Если таких мест несколько, то должно быть применено право страны, где исполняется основное обязательство (основная часть договора). В то же время некоторые правовые системы, например США и ФРГ, исходят из того, что в подобных случаях должно применяться право места исполнения каждого отдельного обязательства по контракту. Часто привязка используется в более узкой трактовке применительно, в частности, к процессу приема-сдачи товара или осуществления платежа.

г) закон места причинения вреда {lex loci delicti commissi).Как отмечают английские исследователи Дж. Чешир и П. Норт, «значение определении компетентного закона для деликтных обязательств обусловлено тем, что внутреннее право отдельных стран часто по-разному отвечает на вопрос о бремени доказывания вины причинителя вреда, об ответственности за случай, о значении вины потерпевшего и на другие вопросы данного рода обязательств. Удельный вес коллизионных проблем в таких отношениях возрастает с расширением операций международного транспорта и ростом туризма».

В соответствии с этой коллизионной привязкой для регулирования отношений, возникающих вследствие причинения вреда, должно применяться право государства, на территории которого был причинен вред.

д) закон места совершения брака (lex loci celebrationis).Этот тип привязки используется, как правило, при регулировании вопросов, связанных с формой заключения брака. Например, п. 1 ст. 156 Семейного кодекса РФ устанавливает, что «форма и порядок заключения брака на территории Российской Федерации определяются законодательством Российской Федерации». В других разновидностях брачно-семейных правоотношений указанная коллизионная привязка применяется значительно реже.

3.5. Закон страны продавца (lex venditoris)

Этотпринцип закреплен, например, в п.1 ст. 8 Гаагской конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи: «Если стороны договора международной купли-продажи не выбрали применимое право, то тогда сделка регулируется правом государства, в котором продавец имел свое коммерческое предприятие в момент заключения договора».

Как видно изданного примера, привязка используется главным образом для выбора применимого права, определяющего права и обязанности сторон по внешнеторговым сделкам.[8]

3.6 Закон, избранный сторонами правоотношения (lex voluntatis)

Применяется в сфере договорных обязательств. В данном случае подавляющее большинство законодательных актов различных государств и международных договоров исходят из того, что при определении применимого права воля сторон должна быть решающей. И лишь в том случае, если она никак не выражена, должны применяться другие типы коллизионных привязок.

В законодательстве России на этой основе построены, в частности, п. 2 ст. 161 Семейного кодекса РФ (избрание супругами, не имеющими общего гражданства или совместного места жительства, права, подлежащего применению для определения их прав и обязанностей по брачному контракту).

Здесь, однако, необходимо отметить, что с чисто формальной точки зрения сама возможность сторон сделки избирать применимое право еще не содержит указания на это право. Оно будет определено субъектами соответствующих правоотношений позднее путем обозначения права конкретной страны или же обращения к одной из формул прикрепления, содержащихся в других коллизионных нормах. Поэтому это только своеобразная правовая предпосылка для определения коллизионной привязки и способ ее фиксации.

Принцип автономии воли сторон при определении применимого права нередко используется против экономически более слабого участника сделки. Это чаще всего практикуется в так называемых «договорах присоединения», которые содержат условия, изложенные в формулярах, выпускаемых страховыми обществами, транспортными, финансовыми организациями и другими крупными компаниями, занимающими доминирующее положение на рынке. Их клиенты в выработке подобных договоров не участвуют, и им остается только «присоединиться» к таким документам.[9]

3.7 Закон флага (lex flagi)

Эта привязка применяется главным образом при регулировании отношений, возникающих в сфере торгового мореплавания. Из принципа исходят, например, многие положения главы XXVI «Применимое право» Кодекса торгового мореплавания РФ. Ст.415 гласит, что «право собственности и другие вещные права на судно, а также возникновение, переход и прекращение таких прав определяются законом государства флага судна».

3.8 Закон суда (lex fori)

Оговаривает необходимость применения закона страны, где рассматривается спор. В соответствии с этим типом привязки, судебный орган, несмотря на наличие иностранного элемента о рассматриваемом деле, будет применять при его разрешении только свое права.

В п.2 ст. 22 Гражданского Процессуального кодекса РФ сказано, что суды РФ рассматривают и разрешают дела с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций. Это значит, что суды рассматривают дела с участием иностранных граждан по общим правилам подсудности (ст.402 ГПК РФ). Так же согласно ст.403 суды РФ обладают в ряде случаев исключительной подсудностью дел с участием иностранных лиц. Это дела о праве на недвижимое имущество, находящееся на территории Российской Федерации; дела по спорам, возникающим из договора перевозки, если перевозчики находятся на территории Российской Федерации; дела о расторжении брака российских граждан с иностранными гражданами или лицами без гражданства, если оба супруга имеют место жительства в Российской Федерации;

3.9 Закон, с которым данное правоотношение наиболее тесно связано (Proper Law of the Contract)

Эта формула прикрепления сложилась и применяется преимущественно в доктрине и практике международного частного права англосаксонских стран при регулировании договорных правоотношений. Нормы, содержащие подобную привязку, получили наименование «гибкие» коллизионные нормы. Это, по всей видимости, объясняется тем, что в данном случае связь конкретного правоотношения с правом того или иного государства устанавливается самим судом или сторонами путем толкования контракта и всех относящихся к нему обстоятельств.

В качестве примера статьи, содержащей указанную коллизионную привязку, можно назватьп.3 ст. 8 Гаагской конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи 1986 г., который был включен в текст этого международного договора по настоянию делегаций Великобритании и США: «В порядке исключения, если в свете всех обстоятельств, взятых в целом, например, деловых отношений между сторонами, договор купли-продажи имеет явно более тесную связь с правом иным чем то, которое было бы применимо к договору в соответствии с п. 1 и 2 настоящей статьи (право страны продавца и покупателя), договор купли-продажи регулируется этим иным правом».

В числе других типов коллизионных привязок, существующих в современном МЧП, можно назвать закон валюты долга (lex monetae); закон места осуществления трудовой деятельности (lex loci laboris) и др.[10]


Глава 4. Ограничения действия коллизионного механизма регулирования

Существует два основных явления, которые могут блокировать действие коллизионного механизма регулирования. Это оговорка о публичном порядке и сверхимперативные нормы.

Норма иностранного права, подлежащая применению в соответствии с правилами настоящего раздела, в исключительных случаях не применяется, когда последствия её применения явно противоречили бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. В этом случае при необходимости применяется соответствующая норма российского права. Отказ в применении нормы иностранного права не может быть основан только на отличии правовой, политической или экономической системы соответствующего иностранного государства от правовой, политической или экономической системы Российской Федерации.(ст.1193 ГК РФ). Таково традиционное определение оговорки о публичном порядке - указание на мотивы её применения (явное противоречие основам порядка), а также на мотивы, по которым её (оговорку) применять нельзя (отличие социальной системы иностранного государства от социальной системы РФ).

Раздел 2 Венской Конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года четко определяет формулирование оговорок, принятие оговорок и возражение против них, юридические последствия оговорок и возражений против оговорок, Снятие оговорок и возражений против них и всех процедур с ними.

Некоторые авторы разделяют оговорки на позитивные и негативные.

Позитивная оговорка о публичном порядке - совокупность внутренних норм права, которые в силу особой, принципиальной важности для защиты общественных и моральных устоев данного государства должны применяться всегда, даже если отечественная коллизионная норма отошлет к иностранному праву.

Негативная оговорка о публичном порядке - иностранное право, которое следует применить по предписанию национальной коллизионной нормы, не должно применяться, если оно или его отдельные нормы несовместимы с публичным порядком этого государства.

Последний абзац ст.1192 фактически содержит оговорку о публичном порядке: «При этом суд должен учитывать назначение и характер таких норм, а также последствия их применения или неприменения»

Правила раздела 6 ГК РФ не затрагивают действие тех императивных норм законодательства РФ, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права. (п.1 ст 1192 ГК РФ). Существует два основных отличия сверхимперативных норм от оговорки о публичном порядке. Первое касается мотивов. Сверхимперативные нормы применяются не в случаях нарушения основ правопорядка РФ, а при необходимости защиты особого интереса (например, защита слабой стороны договорного отношения - потребителя, или защита интересов РФ при торговле продукцией военного назначения). Второе отличие состоит в том, что сверхимперативные нормы не только блокируют развитие коллизионного механизма регулирования, но и регулируют отношение по существу.[11]

Императивные нормы в национальном законодательстве - не могут быть изменены соглашением сторон (напр. ст.ГК о сроках исковой давности.)

Сверхимперативные нормы или императивные нормы в МЧП - такие императивные нормы в национальном законодательстве, которые в силу своей особой значимости должны применяться всегда, независимо от применимого права, определенного сторонами гражданского правоотношения, или судом (в результате применения коллизионных норм).

Примером такой нормы в российском праве может служить ст. 162 ГК "Последствия несоблюдения простой письменной формы сделки", в п. 3 которой установлено, что несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки. Эта императивная норма российского законодательства, как свидетельствует обширная практика, не может быть изменена никаким соглашением сторон, включая соглашение о применимом праве. Это означает, что независимо от выбранного сторонами или установленного судом применимого права положение о форме внешнеэкономической сделки применяется всегда.


Заключение

Коллизионные нормы, объединяемые в составе международного частного права, отличаются системностью. Более того, они составляют едва ли не единственную системообразующую структуру в федеральном коллизионном праве.

Главное, что отличает коллизионную норму от других юридических предписаний, состоит в преодолении коллизионной проблемы путем определения применимого права, что достигается с помощью обозначенных в коллизионной норме оснований, позволяющих установить надлежащее право.

Из этого следует, что переоценить роль коллизионных норм в системе международного частного права сложно. Это один из важнейших институтов данной отрасли.

В Российской Федерации процесс совершенствования коллизионного регули- рования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом с принятием Третьей части Гражданского кодекса РФ, содержащей раздел VII «Международное частное право», являться не только завершением процесса создания основополагающей базы правового регулирования указанных отношений внутри России, но и создании благоприятных условий для регулирования российской правовой системой международного гражданского и торгового оборота.

В работе раскрыты понятия коллизионное право, коллизионная норма, изучены формулы прикрепления коллизионных привязок и ограничение действия коллизионного механизма. Цель работы исследована.

Список использованных источников

Нормативно-правовые акты:

1. Кодекс Бустаманте, принятый 20 февраля 1928 в Гаване на организованной Панамериканским союзом 6-й Международной конференции американских государств.

2. Венская Конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 года

3. Гаагские Конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи принятая 22-ого января 1986 года.

4. Семейный кодекс Российской Федерации (ГК РФ) от 29.12.1995 №223-ФЗ.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) РФ от 30.11.1994 № 51 ФЗ

6. Кодекс торгового мореплавания РФ (КТМ РФ) от 30.04..1999 №81-ФЗ.

7. Гражданский процессуальный кодекс (ГПК РФ) от 14.11.2002 № 138-ФЗ.

Юридическая литература:

8. «Международное частное право: учебник",изд. пятое, перераб. и доп.,М.М. Богуславский, Юристъ, 2005

9. Шевчук Д. А. Международное частное право, издательство: Эксмо; 2009, 272с

10. Рузакова О.А. Международное частное право / Московская финансово-промышленная академия. – М., 2005. – 178 с.

Иные источники:

11. http://ru.wikipedia.org/

12. http://slovari.yandex.ru


[1] "Международное частное право:учебник",изд. пятое, перераб. и доп.,М.М. Богуславский,Юристъ, 2005

[2] Рузакова О.А. Международное частное право / Московская финансово-промышленная академия. – М., 2005. – 178 с.

[3] Шевчук Д. А. Международное частное право, издательство: Эксмо; 2009, 272с.

[4] Шевчук Д. А. Международное частное право, издательство: Эксмо; 2009, 272с

[5] ч. 1. ст. 1205 ГК РФ

[6] Шевчук Д. А. Международное частное право, издательство: Эксмо; 2009, 272с

[7] http://slovari.yandex.ru

[8] "Международное частное право:учебник",изд. пятое, перераб. и доп.,М.М. Богуславский,Юристъ, 2005

[9] Шевчук Д. А. Международное частное право, издательство: Эксмо; 2009, 272с

[10] Шевчук Д. А. Международное частное право, издательство: Эксмо; 2009, 272с

[11] http://ru.wikipedia.org/

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий