регистрация / вход

Конституционно-правовая ответственность

Карательные санкции. Лишение правонарушителя определенных благ является объективным свойством ответственности. Негативные последствия могут быть: личного характера, например, лишение свободы, права занимать определенную должность, исправительные работы.

Реферат

по теме: «Конституционно-правовая ответственность».


План

Вступительная часть

1. Понятие, признаки и функции конституционно-правовой ответственности.

2. Основания конституционной ответственности. Состав конституционного правонарушения.

3. Субъекты конституционно-правовой ответственности.

4. Конституционно-правовые санкции: понятие и виды.

Заключительная часть


Литература:

Основная литература

*Федеральный закон от 06 октября 1999 г. № 184-ФЗ (ред. от 04.12.2006 г.) «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5005.

*Виноградов В.А. Конституционная ответственность: вопросы теории и правового регулирования. – М., 2000.

*Колосова Н.М. Конституционная ответственность в Российской Федерации: Ответственность органов государственной власти и иных субъектов права за нарушение конституционного законодательства Российской Федерации. – М.: Городец, 2000. – 192 с.

**Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. - С. 270-446.

*Несмеянова С.Э. К вопросу о конституционной ответственности // Конституционное и муниципальное право. 2002. № 4.

Дополнительная литература

*Безруков А.В. Кондрашев А.А. Совершенствование законодательного регулирования института конституционно-правовой ответственности субъектов РФ // Государство и право. 2004. № 8. – С. 39-50.

*Бровченко В.Н. Юридическая ответственность в избирательном праве Российской Федерации. Автореферат диссертации на соискание ученой степени к.ю.н. – М.: 2004. – 24 с.

*Коршунова В. Парламентское расследование как механизм реализации конституционной ответственности // Юридический мир. - 2005. - №9.-с.8-13.

*Глазьев С., Дамаскин О. Юридическая ответственность должностных лиц исполнительной власти // Законность. 2001. № 12. – С. 2-7.

*Сергеев А.А. Проблемы конституционно-правовой ответственности выборных должностных лиц государственной власти и местного самоуправления // Правоведение. 2003. № 3. – С. 55-64.

Агопов А. С. Конституционно-правовая ответственность: позитивный и негативный аспекты // Юридический мир. - 2006. - № 4. - С. 46-48.

Алехичева А. В. Правовое регулирование института отзыва депутата, должностного лица // Журнал российского права. - 2006. - № 8. - С. 144-149.


Введение

Самая актуальная на сегодня задача заключается в защите закрепленных в Конституции РФ устоев демократически-правовой государственности, рыночной экономики, гражданского общества от любых попыток их демонтажа. Именно для этого необходима система процедур, механизмов, основанных на единой теории конституционной ответственности. Конституционная ответственность – самая острая тема правовой науки. Без налаженной системы ответственности право становится бессильным и ненадежным, не оправдывающим возлагаемых на него социальных ожиданий. Правовые нормы, а равно проистекающие из них права и обязанности членов общества превращаются в благие пожелания, если власть не способна организовать восстановление нарушенных прав, принуждение к исполнению обязанностей, наказание нарушителей правовых запретов. С другой стороны, государственное принуждение, с помощью которого охраняются право и правопорядок, более всего затрагивает личность, ее интересы, права и свободы. Если оно применяется для защиты несправедливого права, вне права или вопреки праву, проблема социального взаимодействия права и государственного принуждения становится особенно острой.

Обостренное восприятие обществом, его моральным и правовым сознанием проблем связи права и государственного принуждения обусловлено и тем, что на протяжении многих веков человеческой истории принуждение нередко применялось произвольно, по усмотрению власть имущих, а сами меры государственного принуждения часто были несоразмерно правонарушению предельно жестоки. Произвол, жестокость или слабость власти всегда были наиболее заметны в той сфере общественных отношений, где применяются меры наказания за совершение преступлений.


Вопрос 1. Понятие, признаки и функции конституционной ответственности.

Прежде всего, необходимо указать на многозначность термина ответственность и обращение к анализу его содержание в рамках различных наук. В первую очередь это относится к философии, этике и юриспруденции.

Так философы делают акцент на долг лица перед другими лицами или обществом. По этому поводу В.П. Тугаринов замечал, что «ответственность есть способность человека предвидеть результаты своей деятельности и определять ее исходя из того, какую пользу или вред она может принести обществу»[1] , наполняя ее тем самым субъективным содержанием[2] . Подобное наполнение термин ответственность имеет и с точки зрения этики, где он неразрывно связан с моральным долгом, осознанием необходимости определенного рода поведения в интересах других людей, коллектива, общества в целом.

Теоретико-правовая наука исследует ответственность как разновидность социальной ответственности. Как показывает анализ имеющихся исследований данного вопроса, необходимо говорить о двух основных подходах к пониманию конституционной ответственности. Их условно можно подразделить на «широкое» и «узкое».

«Широкое» понимание обосновывается тем, что конституционная ответственность содержит в себе два аспекта – негативный (ретроспективный) и позитивный (перспективный). В первом случае речь идет об ответственности за «уже совершенные деяния», а во втором – «ответственность за надлежащее исполнение своих обязанностей, порученное дело, за добросовестное поведение; ответственность перед обществом, государством, коллективом семьей, окружающими» [3] . Основу позитивной ответственности, по мнению сторонников данного подхода, составляет чувство «морально-правового долга, гражданской позиции, развитого правосознания» [4] .

Однако данная точка зрения имеет множество спорных позиций и справедливо критикуется в научной литературе. Прежде всего, это относится к смешению правовых и неправовых категорий. В частности, на эту проблему обращает свое внимание О.Э. Лейст, подчеркивая, что «для определения конституционной ответственности за правонарушения нельзя покидать почву права, обращаясь к понятиям и категориям других социальных и философских наук»[5] .

Традиционным и разработанным в правовой науке является рассмотрение конституционной ответственности как государственной реакции на правонарушение, как негативных последствий для правонарушителя. Но при этом нельзя не заметить разность в понимании содержания данного института.

Так отдельные авторы утверждали, что конституционная ответственность есть сочетание трех элементов; они определяют конституционную ответственность как меру государственного принуждения, основанную на юридическом и общественном осуждении поведения правонарушителя и выражающуюся в установлении для него определенных отрицательных последствий в виде ограничений личного или имущественного порядка[6] .

Другие видят сущность конституционной ответственности в обязанности лица претерпевать меры государственно-принудительного воздействия за совершенное правонарушение[7] .

Некоторые полагают, что конституционная ответственность есть особое, предусмотренное и урегулированное нормами права отношение между нарушителем требований права и государством в лице определенных его органов[8] .

Из этого можно заключить, что одни авторы сводят ее только к разновидности санкций, другие под ней подразумевают сам процесс их применения. Третьи представляют ее в виде охранительного правоотношения, возникающего между нарушителем и государственными органами. Но во всех случаях конституционная ответственность - это специфическая обязанность претерпевания лишений личного или материального характера за совершенное правонарушение в соответствии с санкцией нарушенной нормы права.[9]

В целом, на наш взгляд, под конституционной ответственностью следует понимать вид и меру государственного принуждения, которая состоит в обязанности лица, совершившего противоправное деяние, претерпевать, предусмотренные санкцией юридической нормы, лишения личного, имущественного и организационного характера.

Исходя из определения, можно выделять следующие признаки конституционной ответственности:

Во-первых, конституционная ответственность всегда связана с государственным принуждением. Государственное принуждение выступает содержанием конституционной ответственности. Рассматриваемый признак конституционной ответственности в различных отраслях права проявляется по-разному. Гражданское, хозяйственное, трудовое законодательство предусматривает возможность добровольного исполнения обязанностей (возмещение причиненного вреда, заглаживание его силами или за счет нарушителя). Так, гражданин или предприятие, нарушившие договорные обязательства, могут в добровольном порядке уплатить установленную законом неустойку (штраф, пеню), возместить убытки. В этом случае, если добровольного исполнения не последует, ответственность реализуется через суд и арбитраж. В уголовном и административном праве государственное принуждение выступает более явно и всегда реализуется через деятельность специальных органов государства.

Во-вторых, конституционная ответственность характеризуется определенными лишениями, которые виновный обязан претерпеть. Лишение правонарушителя определенных благ является объективным свойством ответственности. Эти лишения наступают как естественная реакция государства на вред, причиненный правонарушителем обществу или отдельной личности.

Особенность лишений (а значит, и ответственности) состоит в том, что они наступают как дополнительные неблагоприятные последствия за совершенное правонарушение. Лицо не несло их, если бы вело себя правомерно. Лишения - это не обязанность, которую субъект должен был ранее исполнить. Исполнение обязанности - не ответственность. Ответственность - дополнительные (помимо выполненной обязанности) неблагоприятные последствия.

Негативные последствия могут быть: а) личного характера (например, лишение свободы, права занимать определенную должность, исправительные работы - в уголовном праве; обязанность правонарушителя принести публичные извинения за распространение ложных, позорящих сведений о другом лице - в гражданском праве; выговор - в трудовом праве; предупреждение - в административном) и б) имущественного (конфискация, штраф - в административном и уголовном праве; взыскание неустойки, пени - в гражданском праве; материальная ответственность по трудовому праву и т.д.).

Важно при этом иметь в виду следующее. Независимо от отраслевых особенностей применение тех или иных мер конституционной ответственности всегда означает претерпевание правонарушителем каких-то лишений, стеснение его свободы, умаление чести, достоинства, влечет издержки имущественного характера. Значит, конституционная ответственность есть кара. Она представляет для правонарушителя новую юридическую обязанность, которой для него до правонарушения не существовало. Такой подход к пониманию конституционной ответственности (как новой специфической обязанности, возникающей в связи с совершением правонарушения) имеет принципиальное значение для законотворческой практики, и в особенности конструирования норм гражданского, хозяйственного, семейного законодательства, где преобладают имущественные санкции и где стороны состоят в определенных отношениях (т.е. имеют права и обязанности) до правонарушения. Данный подход имеет и общее методологическое значение во всех тех случаях, когда конструируемая норма (независимо от отраслевой принадлежности) предполагает санкцию, т.е. определение тех самых неблагоприятных последствий, которые с неизбежностью должны наступать для адресата этой нормы в том случае, если его поведение будет отклоняться от цели нормы, ее диспозиции.

В-третьих, конституционная ответственность наступает только за совершенное правонарушение. Правонарушение выступает в качестве основания конституционной ответственности. Не являются правонарушениями и соответственно не могут выступать в качестве оснований конституционной ответственности деяния хотя внешне и сходные с правонарушениями, но не являющиеся таковыми в силу своей общественной значимости. К таковым деяниям действующее законодательство относит институты необходимой обороны, крайней необходимости, а также профессиональный риск.

Конституционная ответственность не только возникает в случае нарушения правовых норм, но и осуществляется в строгом соответствии с ними. Иными словами, применение мер конституционной ответственности к правонарушителю возможно лишь при условии соблюдения определенного процедурно-процессуального порядка, установленного законом (гражданско-процессуальным, уголовно-процессуальным, процессуальными нормами, содержащимися в законодательстве об административных правонарушениях, и др.).

Функции конституционно-правовой ответственности.

Главная среди них — штрафная, карательная функция. Она выступает как реакция общества в лице государства на вред, причиненный правонарушителем. Прежде всего это наказание правонарушителя, которое есть не что иное, как средство самозащиты общества от нарушения условий его существования. Наказание — всегда причинение правонарушителю духовных, личных, материальных обременений. Оно реализуется путем либо изменения юридического статуса нарушителя через ограничение его прав и свобод, либо возложения на него дополнительных обязанностей. Однако наказание правонарушителя не самоцель. Оно является также средством предупреждения (превенции) совершения новых правонарушений. Следовательно, конституционная ответственность осуществляет и превентивную (предупредительную) функцию.

Реализуя наказание, государство воздействует на сознание правонарушителя. Это воздействие заключается в «устрашении», доказательстве неизбежности наказания и тем самым в предупреждении новых правонарушений. Причем предупредительное воздействие оказывается не только на самого нарушителя, но и на окружающих. Это, .конечно, ни в коей мере не означает, что наказание может осуществляться без учета тяжести нарушения и вины нарушителя, лишь в назидание другим. Излишняя, ничем не оправданная жестокость наказания не может быть условием предупреждения нарушения впредь. Опыт показывает, что предупредительное значение наказания определяется не жестокостью его, а неотвратимостью.

При этом наказание направлено и на воспитание нарушителя, т. е.конституционная ответственность имеет также воспитательную функцию. Эффективная борьба с нарушителями, своевременное и неотвратимое наказание виновных создают у граждан представление о незыблемости существующего правопорядка, укрепляют веру в справедливость и мощь государственной власти, уверенность в том, что их законные права и интересы будут надежно защищены. Это в свою очередь способствует повышению политической и правовой культуры, ответственности и дисциплины граждан, активизации их политической и трудовой деятельности, а в конечном счете — укреплению законности и устойчивости правопорядка.

В значительном числе случаев меры конституционной ответственности направлены не на формальное наказание виновного, а на то, чтобы обеспечить нарушенный интерес общества, управомоченного субъекта, восстановить нарушенные противоправным поведением общественные отношения. В этом случае конституционная ответственность осуществляет правовосстановительную (компенсационную) функцию. Наиболее ярко она проявляется в гражданском праве, предполагающем такие, например, санкции, как возмещение убытков (ст. 15 ГК РФ). Конечно, возмещение ущерба возможно далеко не во всех случаях (нельзя воскресить убитого и т. д.). Однако там, где это достижимо, компенсационная функция конституционной ответственности — одна из важнейших.

Таким образом, конституционная ответственность связана в основном с охранительной деятельностью государства, с охранительной функцией права. Но она выполняет и свойственную праву в целом организующую (регулятивную) функцию. Уже сам факт существования и неотвратимости наказания обеспечивает организующие начала в деятельности общества.

Итак, ответственность – многофункциональное явление. Как элемент общественных отношений ответственность влияет на них политически, идеологически, нравственно-психологически и юридически. Как часть юридической надстройки ответственность оказывает на поведение людей информационное, ценностное, принудительное воздействие. То есть все зависит от того, на что нацелена ответственность: если восстановительно-компенсационная функция, то имеется ввиду прежде правоотношение; если функция информационная, то видимо, точкой отсчета является поведение; если же воспитательная, то это, конечно, применительно к сознанию человека, ибо нельзя воспитывать правоотношения.

Рассмотрение ответственности в системе гарантий конституционных норм подчиняет все ее многочисленные функции тем направлениям, по которым гарантируются конституционные нормы. Гарантирование же конституционных норм предстает как процесс стимулирования, обеспечения и охраны конституционных норм. Значение, специфика и проявление любого вида ответственности исследуются через призму функций гарантирования, через систему других гарантий, разновидностью которых ответственность и является.

Конечно, нацеленность на процесс реализации конституционных норм вовсе не исключает, а наоборот, предполагает анализ иных функциональных срезов ответственности, ее влияние на поведение, сознание и волю индивидов, которые и реализуют конституционные нормы.

Следовательно, конституционная ответственность есть средство, орудие формирования и укрепления отношений и одновременно — вытеснения устаревших, чуждых обществу общественных отношений.

В юридической литературе сформировалось более или менее единодушное понимание принципов, определяющих основания и пределы юридической ответственности. В числе таких принципов называются законность, неотвратимость, индивидуализация.

Принцип законности заключается в точном и неуклонном исполнении требований закона при реализации уголовной, гражданско-правовой, административной, дисциплинарной ответственности. Соблюдение требований закона (как материального, так и процессуального) — необходимое условие достижения целей юридической ответственности. Основное требование материального закона сводится к тому, что юридическая ответственность должна наступать только за деяние (действие или бездействие), предусмотренное законом, и только в порядке закона. Основным требованием процессуального закона является обоснованность применения юридической ответственности к правонарушителю, т.е. установление самого факта совершения им противоправного деяния как объективной истины. К тому же правонарушитель в нашем обществе — не бесправный субъект. Обеспечение его прав, в том числе права на защиту — необходимое условие юридической ответственности. Иными словами, требование законности, предъявляемое к процессуальной стороне ответственности, означает строжайшее соблюдение компетентными органами установленного законом порядка в форме расследования и разбирательства дел о правонарушениях, в том числе обеспечение комплекса субъективных прав, предоставляемых нарушителю действующим законодательством.

Принцип неотвратимости. В этимологическом значении неотвратимость — это свойство, означающее неминуемость, неизбежность наступления вслед за событием того или иного следствия. Неотвратимость ответственности есть выражение неразрывной связи ее с фактом правонарушения, заключающейся в том, что эти явления и в законе, и в правосознании людей взаимно предполагают друг друга.

Уместно привести здесь утвердившееся в юридической литературе определение, согласно которому содержание принципа неотвратимости ответственности включает две одинаково важных с точки зрения законности стороны. Во-первых, положение о том, что каждое правонарушение должно неминуемо влечь ответственность виновного лица. Во-вторых, положение о том, что ни один невиновный не должен быть привлечен к ответственности[10]

С учетом текстуального выражения этого принципа в ст. 2 УПК РФ, можно заключить, что его суть не в том, что за каждое правонарушение обязательно применяется юридическая санкция, а в непременном реагировании со стороны компетентных государственных органов, должностных лиц. Правонарушитель, содеянное им должны получить публичную огласку, попасть в поле зрения коллектива, управомоченных органов, подвергнуться осуждению с их стороны. Если окажется, что правонарушитель способен исправиться под воздействием только общественных мер, штрафная санкция может и не применяться[11] .

Необходимо учитывать и следующий момент. Известно, что граждане обладают определенной свободой реализации своих прав, в том числе и свободой обращения в компетентные органы за защитой нарушенных прав. Если право на защиту их интересов не реализуется, то действие принципа неотвратимости ответственности в известной мере ограничивается. В этой связи Н. С. Малеин, например, обоснованно считает, что применение мер ответственности через длительный период после совершения правонарушения перестает быть целесообразным, так как не способно создать надлежащий эффект и не исключает отрицательной оценки — как проявления несправедливости[12] .

Принцип индивидуализации ответственности. Названный принцип можно рассматривать в качестве своеобразного стержня, обеспечивающего принятие справедливого решения в отношении субъекта, привлеченного к юридической ответственности. Неотвратимость ответственности, как отмечалось, призвана установить неразрывную связь правонарушения с ответственностью, а индивидуализация служит средством обеспечения соразмерности этой связи. Индивидуализация ответственности, как явствует например из содержания ст. 37 УК РФ, обеспечивается возможностью избрания различных средств правового воздействия в пределах установленных законом санкций, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного противоправного деяния, личности виновного, обстоятельств, предусмотренных законом в качестве смягчающих или отягчающих ответственность, и др.

В нормах действующего права принципы юридической ответственности закреплены в виде требований, обращенных к ее субъектам. Для государства, его органов, должностных лиц они важны в качестве средств осуществления контроля за законностью в деле реализации ответственности правонарушителей.

Для более глубокого проникновения в сущность юридической ответственности необходимо выяснить ее цели и назначение в обществе. На необходимость подобного выяснения указывал еще Н. Винер: «До тех пор, пока общество не установит, чего же оно действительно хочет: искупления, изоляции, воспитания или устрашения потенциальных преступников,— у нас не будет ни искупления, ни воспитания, ни устрашения, а только путаница, где одно преступление порождает другое». Цель есть идеальное представление субъектов (личностей, органов, социальных групп) о результатах своих действий. Именно они определяют и средства, и характер действий, направленных на ее достижение.

Цели юридической ответственности — конкретное проявление общих целей права. В качестве таковых выступают закрепление, регулирование и охрана общественных отношений. Эти цели и обусловливают существование регулятивной и охранительной функций права.

Поскольку юридическая ответственность «участвует» в реализации охранительной функции, то и ее цель в общей форме можно определить как охрану существующего строя и общественного порядка. Ответственность же, применяемая к конкретному правонарушителю, имеет (наряду с охраной общественных отношений) более узкую цель — наказание виновного. При этом государство, осуществляя меру государственного принуждения, преследует еще одну цель — предупреждение совершения правонарушений впредь.

Кроме того, существуют и чисто правовые цели юридической ответственности, которые служат средством обеспечения нормального функционирования механизма правового регулирования путем обеспечения реализации субъектами правоотношений субъективных прав и юридических обязанностей, являются важнейшей гарантией законности.

Указанные цели юридической ответственности определяют ее функции.


2. Основания конституционной ответственности. Состав конституционного правонарушения.

В литературе нет единого подхода к понятию основания юридической и соответственно-конституционной ответственности. Это и противоправность и правонарушение, и состав правонарушения и более сложное основание юридической ответственности. Некоторые авторы совершенно правильно полагают, что принципиальной разницы между этими понятиями нет, так как противоправность проявляется в правонарушениях, является их сущностью, а правонарушение непременно имеет свой состав.

Основание конституционной ответственности – это действие или бездействие, которое причинило либо могло причинить ущерб народу, государству независимо от того, происходит при этом нарушение конституционных норм либо нет.[13] Признание основанием юридической ответственности сложного состава, включающего индивидуальный акт, требует некоторого уточнения.

Кроме того, некоторые ученые предлагают рассматривать основание юридической ответственности как совокупность следующих составляющих:

-фактическое основание (совокупность юридических фактов, т.е. состав правонарушения и индивидуальный акт);

-нормативное основание;

-государственно-правовое основание (право соответствующих органов и должностных лиц в соответствии со своей компетенцией на применение принудительных мер ответственности). Последние два основания следует считать, по мнению других авторов, лишь предпосылками ответственности. Это можно признать верным лишь по отношению к государствыенно-правовому основанию. Выделение же фактического и нормативного основания юридической ответственности заслуживает внимания и принципиального одобрения.

Основание юридической ответственности – это и конкретная правовая норма, которая нарушается, и одновременно – наличие в деянии лица конкретного состава правонарушения. Такой подход весьма важен при рассмотрении оснований конституционной ответственности, особенности которой необходимо учитывать при изучении проблемы.

Следует признать наличие как фактического, так и нормативного оснований конституционной ответственности. Прежде всего, остановимся на анализе нормативного основания конституционной ответственности. Иногда конституционная ответственность наступает только при изначальном нарушении норм отраслевого законодательства. Например, отрешение от должности Президента РФ возможно, в частности, только на основании заключения Верховного Суда РФ о наличии в действиях Президента признаков преступления (п.1 ст.93 Конституции РФ). В литературе предлагают расширить перечень оснований наступления конституционной ответственности, включив в него аморальные поступки, нарушение норм Уголовного кодекса РФ и т.д.13 Считаю, что такая позиция нецелесообразна, так как тогда закономерно напрашивается абсурдный вывод о том, что основанием наступления уголовной ответственности должно стать нарушение соответственно конституционных норм, если налицо их дублирование в Уголовном кодексе РФ. Такой вывод неверен, так как основанием привлечения лица к уголовной ответственности однозначно признается нарушение Уголовного кодекса РФ. Соответственно основанием наступления конституционной ответственности должно быть признано нарушение Конституции РФ, а равно других источников конституционного права.

Однако в литературе высказана точка зрения о том, что невозможно дать точный перечень обстоятельств, которые могут служить основанием конституционной ответственности. С таким выводом трудно согласиться, так как в этом случае речь должна идти о политической, а не о конституционной ответственности как разновидности юридической ответственности. Отсутствие конкретных оснований привлечения именно к конституционной ответственности является пробелом конституционного законодательства.

Например, п. 2 ст. 117 Конституции РФ предусматривает отставку правительства по воле Президента РФ, причем при принятии решения он не связан никакими правовыми условиями. Это должно быть устранено путем конкретизации оснований для отставки Правительства РФ. Бесспорно, что наступление неблагоприятных последствий на основании конституционной ответственности не может быть таким жестким, как например, при привлечении лица к уголовной ответственности. Особенность конституционной ответственности заключается в том, что наличие конкретных правовых оснований ( а именно: коррупция, неодобрение отчета об исполнении бюджета) не должно означать обязанности Президента принять решение об отставке Правительства. Последнее слово остается за главой государства, который решает этот вопрос с учетом сложившейся политической ситуации в стране, расстановки политических сил и т.д.

Таким образом, отсутствие четких юридических оснований в каждом конкретном случае привлечения субъекта к конституционной ответственности свидетельствует или о пробеле в конституционном законодательстве, или о том, что в данном случае налицо лишь политическая ответственность.

Состав конституционного правонарушения.

Фактическое основание конституционной ответственности – это конкретное правонарушение (конституционный деликт), которое включает объект, объективную сторону, субъект, субъективную сторону.

Объектом неправомерного поведения признаются конституционный строй, законность и правопорядок.

Исследование особенностей субъекта конституционной ответственности будем рассматривать в рамках данной лекции в следующем учебном вопросе. Одним из наиболее важных элементов субъективной стороны конституционного деликта как психического отношения субъекта к деянию признается вина. Имеются два основных подхода. Первый – сводится к тому, что существуют исключительные случаи наступления ответственности без вины, что относится и к конституционной ответственности.

Второй подход свидетельствует о наличии в конституционной ответственности специфической вины, так как без нее любая ответственность становится беспредметной, бесцельной и неэффективной. Поддерживая в основном это утверждение, трудно согласиться с некоторыми иллюстрациями своих убеждений сторонникам второго подхода. Так, они не признают возможности рассмотрения вины в конституционном праве через категории её психологических форм (умысел и неосторожность), так как, например, при лишении гражданства, на первый план выдвигается социально-политический критерий – антисоветские убеждения либо политические заблуждения субъекта.

Такой вывод основывался на возможности законного лишения гражданства, что существовало ранее в России. Современное законодательство исключило такую меру конституционной ответственности, заменив ее на отмену решения о приеме в гражданство РФ в отношении лица, которое приобрело гражданство РФ на основании заведомо ложных сведений и фальшивых документов.

Очевидно, что субъективной стороной данного конкретного конституционного правонарушения является вина в форме умысла. Другое дело, что в отношении некоторых иных субъектов конституционной ответственности трудно различимы такие формы вины, как умысел или неосторожность. Отставка министра финансов как конституционная санкция наступает порой без учета наличия или отсутствия конкретной формы вины человека, потому что статус министра финансов определяет наличие его двойной ответственности как гражданина РФ и как представителя властных структур независимо от формы вины. В противном случае министр финансов за развал финансовой системы в стране не будет нести ответственность, так как вину на таком высоком уровне иногда бывает невозможно доказать. Тем не менее в такой ситуации, как правило, вина министра существует в форме неосторожности.

Объективная сторона конституционного правонарушения включает деяния, негативные последствия и причинную связь между ними.

Следует согласиться, что слово «деяние» не совсем уместно упоминать для неправомерной деятельности властных структур, так как неправомерность выражается в определенной установке поведения. С учетом этой оговорки в тексте для удобства будем употреблять общепринятое понятие «деяние».

В литературе выделяют разные виды противоправных деяний в конституционной сфере. Одни авторы предлагают следующие варианты недолжного поведения должностного лица: неприменение государственно-правовой нормы, неправильное применение государственно-правовой нормы и прямое нарушение нормы. Другие считают, что конституционная ответственность наступает лишь в случае конституционного деликта, когда речь идет либо о прямом нарушении конституционных запретов, либо – невыполнение конституционных функций, задач, обязанностей, возложенных на государственные и общественные органы, их должностных лиц и граждан. Данный подход заслуживает поддержки в части признания основанием конституционной ответственности невыполнение обязанностей. Такой подход к проблеме соединяет формы и способы совершения деяний (нарушение запрета) и содержательную сторону объективной стороны деяния (невыполнение функций, задач).

С.А. Авакьян полагает, что государственно-правовая ответственность (для конституционной не делается исключения) применяется и в тех случаях, когда нельзя найти четко выраженных критериев для негативной оценки поведения субъекта права. [14]

Если мы действительно хотим создать эффективный механизм конституционной ответственности, то начать надо с коренного пересмотра законодательства РФ, где закреплены полномочия высших должностных лиц в государстве. Каждый из них должен четко знать свои обязанности, права и те меры, которые последуют в случае ненадлежащего исполнения должностными лицами своих обязанностей или в случае злоупотребления своими правами.

Важно законодательно закрепить как перечень конкретных обязанностей, так и механизм реализации мер конституционного принуждения к «правонарушителям». Сейчас, например, крайне сложно развести полномочия Президента РФ и Правительства РФ, определить меру ответственности каждого (о чем шла речь выше), что совершенно недопустимо.

С целью пресечения произвола важно признать объективной стороной конституционного деликта прежде всего невыполнение (ненадлежащее исполнение) конституционных обязанностей. В то же время может быть злоупотребление своими конституционными правами со стороны субъектов права. Это еще раз доказывает, что следует четко разграничить права всех ветвей власти, а за злоупотребление ими должна наступать конституционная санкция.

Заканчивая рассмотрение данного вопроса, подведем итог. Фактическим основанием конституционной ответственности является наличие в действиях или бездействиях субъекта права состава конституционного деликта.

Конституционный деликта в свою очередь включает субъект, субъективную сторону, объект и объективную сторону. Объективная сторона заключается в нарушении субъектами права конституционных обязанностей или злоупотребления своими правами.


3. Субъекты конституционно-правовой ответственности.

В юридической литературе ограничивают круг субъектов конституционной ответственности. Ими признаются высшие органы государственной власти, их должностные лица, депутаты, т.е. те структуры и те люди, которые принимают наиболее важные решения.

Существует и другая точка зрения, когда круг субъектов ответственности расширяется. В этом случае к ним предлагают отнести граждан, депутатов, должностных лиц органов исполнительной власти, должностных лиц, обязанных содействовать депутатам в реализации их депутатских полномочий, избирательные комиссии и их члены, ответственные за соблюдение избирательного законодательства, суды и прокуратуры в части нарушения ими конституционного режима, но не в части нарушения ими конституционного режима, но не в части нарушения обычной служебной дисциплины.

По нашему мнению, субъекты конституционной ответственности потенциально совпадают с субъектами конституционных правоотношений. Другими словами, если субъект права обладает конституционными правами или обязанностями,. то он – субъект конституционной ответственности. Обратимся к Конституции РФ, где закреплено, что «органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы». Соответственно обязанность соблюдать Конституцию предполагает и наличие соответствующей ответственности в случае нарушения конституционных обязанностей. В связи с этим все органы и лица, перечисленные в ч. 2 ст.15 Конституции, следует признать субъектами конституционной ответственности.

Органы государственной власти – это Президент РФ, Федеральное Собрание, Правительство РФ, суды Российской Федерации (ч.1 ст.11 Конституции РФ)

Соответственно конкретными субъектами конституционной ответственности являются:

Президент РФ, Федеральное Собрание, Правительство, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ, Конституционный Суд РФ, органы местного самоуправления, общественные объединения, граждане, должностные лица.

Президент РФ и Правительство РФ как орган федеральной исполнительной власти осуществляют и совместные, и самостоятельные полномочия. В первом случае и Президент РФ и Правительство РФ отвечают за общую сферу деятельности, недостатки которой фактически не вызывают неблагоприятных последствий ни для Правительства РФ, ни для Президента РФ за исключением тех случаев, когда Президент РФ принимает решение об отставке Правительства РФ.

Другим шагом по пути укрепления конституционной законности явилось бы более четкое распределение обязанностей между органами исполнительной власти, невыполнение которых должно стать правовым основанием наступления конституционной ответственности. Перейдем к изучению других субъектов ответственности.

Следует признать, что Федеральное Собрание – это коллективный субъект конституционной ответственности. Конституция РФ предусматривает такую санкцию, как роспуск лишь Государственной Думы Федерального Собрания, что предусмотрено ст.109, 111, 117 Конституции РФ.

Конституция РФ 1993 года не предусматривает применения мер конституционной ответственности ни к Верховному Суду РФ, ни к Высшему Арбитражному Суду РФ, ни тем более – к Конституционному Суду РФ. Принцип независимости судебной власти не позволяет применять какие-либо активные меры воздействия к судам извне. Фактически как суды, так и конкретные судьи оказались вне мер конституционной ответственности, что недопустимо.

Следующими субъектами конституционной ответственности являются – общественные объединения. Так, в случае злоупотребления ими своими правами наступают такие меры, как ограничение права на объединение. Другими словами, неблагоприятными последствиями, установленными ч.5 ст.13 Конституции РФ, является запрещение их создание и деятельности.

Должностные и физические лица – в большинстве случаев субъекты административной, дисциплинарной ответственности, хотя для них не исключена и конституционная ответственность, если деяния этих субъектов нарушают нормы Конституции РФ и налицо другие черты конституционной ответственности. Например, если физическое лицо приобрело гражданство РФ на основании предоставления заведомо ложных сведений и фальшивых документов, то наступает такая мера конституционной ответственности, как отмена решения о приеме в гражданство РФ.

Органы местного самоуправления – самостоятельные субъекты конституционной ответственности, так как они обладают как конституционными правами, так и конституционными обязанностями.

Следует оговориться, что исходным критерием отнесения или неотнесения субъекта права к субъектам конституционной ответственности является не перечень лиц органов в ч. 2 ст. 15 Конституции РФ, а наличие конституционных обязанностей и прав. Круг субъектов конституционной ответственности выходит за рамки названной конституцией нормы, что означает признание иных субъектов права субъектами конституционной ответственности.

Депутаты в силу своего особого статуса являются самостоятельным субъектом конституционной ответственности, причем они ответственны как перед избирателями, так и перед Парламентом.

Субъекты Федерации обладают как конституционными правами, так и несут обязанности на основе федеральной конституции. Они также признаются самостоятельным субъектом конституционной ответственности. Федеральные органы исполнительной власти в лице их руководителей являются субъектом ответственности, если они обладают соответствующим статусом. Так, Генеральная Прокуратура РФ в лице её руководителей также считается субъектом конституционной ответственности, так как на них возложен целые ряд конституционных обязанностей, нашедших закрепление в Федеральном законе «О прокуратуре РФ».

Если быть до конца последовательным, то самостоятельным субъектом конституционной ответственности следует признать государство в целом. Такой вывод вытекает из анализа ст. 53 Конституции РФ, где сказано, что «каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц».

Например, государство должно нести конституционную ответственность за невыполнение официально взятых на себя обязательств в том случае, если в результате этого нанесен ущерб кому бы то ни было. Так, ст. 2 Конституции РФ гласит, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. Невыполнение взятых на себя обязательств со стороны государства в этой области должно влечь соответствующую ответственность государства.

Государство может быть субъектом конституционной или гражданско-правовой ответственности (например, государство – сторона гражданского договора). В первом случае, потерпевший имеет право возместить ущерб независимо от вины конкретного должностного лица и независимо от его платежеспособности. Полагаем, что при нарушении Конституции РФ со стороны государства должна наступать не гражданско-правовая, а конституционная ответственность, так как здесь налицо осуществление публичных функций со стороны государства.

Особым видом реализации конституционной ответственности государства является его обязанность отвечать перед международным сообществом за принятие на себя обязательств перед гражданами, закрепленных соответственно в Конституции РФ.

Особые споры в юридической литературе вызывает возможность признания коллективных субъектов ответственности. Отметим, что целесообразно выделить индивидуальные и коллективные субъекты конституционной ответственности в силу существенных различий в основаниях, санкциях и механизмах привлечения их к ответственности.

Коллективными субъектами ответственности являются:

-Федеральное Собрание, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ, Конституционный Суд РФ, Правительство РФ, органы местного самоуправления, общественные объединения, субъекты Федерации, Генеральная Прокуратура РФ.

Как известно, многие конституционные правонарушения являются результатом коллегиальных решений, что затрудняет установление вины конкретных лиц. Поэтому, полагает Морозова Л.А., «для коллегиальных субъектов следует законодательно закрепить ответственность независимо от субъективного отношения к данному деянию, поскольку незаконным решением, как правило, затрагиваются интересы большинства населения, избирателей и т.д.».[15] По мнению В.А. Тархова, вина коллектива выражается не только в вине конкретных людей, но и в деятельности коллектива в целом, «в котором отсутствие, недосмотр и упущение одного могут и должны быть восполнены действиями других членов коллектива».[16]

Индивидуальными субъектами конституционной ответственности являются:

-депутаты

-должностные лица

-граждане РФ

-Президент РФ

В настоящей лекции невозможно рассмотреть все проблемы конституционной ответственности, дать исчерпывающую характеристику всем субъектам конституционной ответственности. В силу особой актуальности проблемы создания реальной Федерации остановимся также на рассмотрении конституционной ответственности субъекта РФ.

В федеральном государстве самостоятельным субъектом юридической ответственности является субъект федерации в целом, так как он вступает в правоотношения с иными субъектами права (иными субъектами РФ, местным самоуправлением, гражданами, федеральными органами государственной власти и др.).

При злоупотреблении своими правами или невыполнении (ненадлежащем исполнении) своих конституционных обязанностей должна наступать конституционная ответственность для субъекта РФ. Мерами воздействия может быть ограничение прав, если налицо их злоупотребления, или наступают иные санкции (приостановление актов органов исполнительной власти субъектов РФ, признание неконституционным акт субъекта Федерации и т.д.) в случае невыполнения (ненадлежащего исполнения) конституционных обязанностей.

Классификация правообязанностей субъектов Федерации может быть осуществлена по разным основаниям. В рамках настоящей лекции важно разделить их на абсолютные и относительные права. Реализация абсолютных прав не связана со вступлением субъекта РФ в конкретные правоотношения, поэтому они не так важны для раскрытия ответственности субъекта РФ.

Относительные правообязанности субъекта РФ называются так потому, что существует вторая сторона правоотношений – федеральные органы государственной власти, которые наделены субъективными юридическими правообязанностями.

Абсолютными правообязанностями следует признать следующие:

-право иметь систему НПА, включающую основной закон (конституция, устав), законы, иные НПА субъектов РФ.

-право иметь сухопутную территорию (включая острова), границы которой определяют пространственный предел действия органов государственной власти субъекта РФ.

-право иметь установленное в Конституции РФ официальное наименование и т.д.

Очевидна непричастность названных правообязанностей к проблеме конституционной ответственности. Относительные же правообязанности важны для нас, так как их злоупотребление является основанием наступления конституционной ответственности. К этой группе правообязанностей относятся:

-правообязанность принимать законы, иные НПА по предметам совместного ведения РФ и субъекта РФ в соответствии с установленной в Конституции РФ процедурой.

-правообязанность вносить в Парламент предложения о пересмотре, поправках и изменении Конституции РФ.

-правообязанность выражать согласие на изменение своего конституционно-правового статуса как субъекта федеративных правоотношений.

-право обращаться в Конституционный Суд РФ.

-правообязанность выражать согласие Генеральному прокурору РФ на назначение прокурора субъекта РФ.

Злоупотребление данными правами субъектов Российской Федерации – основание для ограничения этих прав, включая предупреждение об ограничении.

Конституция РФ запрещает субъекту РФ:

присваивать власть в РФ.

принимать законы, иные НПА, противоречащие Конституции РФ.

применять НПА, затрагивающие права и свободы и обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

устанавливать цензуру.

устанавливать в качестве государственной или обязательной любую религию.

Конституция РФ обязывает субъекта РФ (позитивное обязывание):

-прямо применять Конституцию РФ, которая имеет высшую юридическую силу на территории субъекта РФ (ч.1. ст.15).

-соблюдать Конституцию РФ и законы (ч.2 ст15).

-признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (ст. 2) и др.

Невыполнение этих обязанностей является основанием для привлечения субъекта Федерации к конституционной ответственности.

Анализ нормативных актов субъектов Федерации также свидетельствует о массовых нарушениях с их стороны федеральной Конституции, причем причины такой негативной тенденции носят как экономический, политический, так и юридический характер. В основе таких фактов лежит столкновение федеральных и региональных интересов.

Таким образом, необходимо совершенствовать как уже действующие институты реализации конституционной ответственности (Конституционный Суд РФ, Арбитражный Суд РФ, Прокуратура РФ и т.д.), так и создавать новые процедуры и органы.

Деятельность Конституционного Суда РФ способствует реализации конституционной ответственности, так как постепенно конституционные основы российского федерализма наполняются реальным юридическим содержанием. Это и совершенствование конституционных механизмов обеспечения государственной целостности РФ; соотношение предметов ведения и полномочий РФ и ее субъектов; единство государственной власти в РФ; взаимодействие в процессе правового регулирования нормативных актов Федерации и ее субъектов; защита общефедерального стандарта прав человека во многих субъектах РФ и др. Это важно, но недостаточно, так как отсутствует действенный механизм контроля за выполнением решений Конституционного суда РФ, что ослабляет эффективность конституционных мер ответственности. В ряде случаев возникает проблема их реализации. Достаточно отметить дело о проверке конституционности ряда нормативных актов Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежа и Воронежской области, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы.

Считаю, что назрела необходимость разработки и принятия законодательного акта, предусматривающего ответственность конституционных органов субъектов Федерации и их должностных лиц и иных субъектов права за активное или пассивное невыполнение решений Конституционного Суда РФ в соответствии со ст 81 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ». Кроме того, целесообразно предложить при рассмотрении спора о нарушении Конституции РФ со стороны субъекта Федерации вводить его официального представителя с правом совещательного голоса на всех стадиях рассмотрения конкретного вопроса в Конституционном Суде РФ. Не исключено, что такая практика будет иметь временный характер, так как суть многих нарушений Конституции со стороны субъектов Федерации можно объяснить своеобразными «болезнями» становления Российской Федерации, «вылечить» которые может только время.

Заканчивая освещение данного вопроса, говоря кратко, необходимо заметить, что основанием конституционной ответственности выше рассмотренных субъектов, главным образом является невыполнение ими своих обязанностей, а также злоупотребление своими полномочиями.


4. Конституционно-правовые санкции: понятие и виды.

Прежде чем приступить к рассмотрению данного вопроса, целесообразно дать определение конституционной санкции (меры, формы) – это возможность наступления неблагоприятных последствий через законодательное принуждение по отношению к субъекту права в случае неисполнения им конституционных обязанностей или в случае злоупотребления своими правами. Строгость санкций за нарушение правовых норм в значительной мере отражает социальную ценность охраняемых этими нормами отношений. Если Конституция охраняет высшие социальные ценности, то необходима эффективная система защиты ее предписаний, причем не только отраслевыми санкциями, но и собственными.

В юридической литературе к признакам санкций подходят по-разному. Во-первых, некоторые юристы противопоставляют санкции принуждения и санкции неблагоприятных последствий. Во-вторых, суммируют эти понятия. В-третьих, авторы считают, что любая санкция представляет собой указание на меру принуждения, осуществляемую в случае правонарушения органами государства. Другими словами говоря, спор идет о тех существенных признаках, которые характеризуют санкции вообще, и конституционные санкции, в частности. К ним предлагают отнести принуждение, неблагоприятные последствия, негативные оценки государства, ущемления материального или юридического характера.

Любая классификация, в том числе и классификация конституционных санкций, возможна по разным критериям.

Классификация – способ обнаружения существенных качеств подразделений системы, от которых зависят другие, производные от них признаки каждого из элементов подразделений. Из множества оснований классификации конституционных санкций необходимо выбрать те, которые отражают сущностные признаки самих санкций. Возможна классификация санкций и не по основным признакам, но она будет носить второстепенный характер. Например, классификация мер конституционной ответственности по субъектам ответственности практически представляет собой лишь перечень тех субъектов, к которым применяются конституционные санкции (индивидуальные санкции; санкции, применяемые к коллективным субъектам ответственности – роспуск Государственной Думы, отставка Правительства РФ).

Аналогичная ситуация складывается и при классификации санкций в зависимости от органа, правомочного применять конституционные санкции.

Необходима эффективная система защиты Конституции РФ, ее предписаний, закрепляющих высшие социальные ценности. Вопрос ставится о собственных, конституционных санкциях. Выполнение конституционных обязанностей и соблюдение конституционных прав должны быть защищены специфическими санкциями. Конституционные санкции являются необходимым атрибутом конституционной ответственности. Сомнения по этому поводу связаны с характером санкций, которые могут иметь разные формы выражения.

Прежде всего, необходимо определиться по поводу «принуждения». Будет ли в наличии принуждение, если санкция исполняется добровольно? В этом случае нельзя говорить об отсутствии какого бы то ни было принуждения, поскольку выполнить обязанность принудительно возлагается на нарушителя норм права.14

Возможно, что в условиях советской правовой системы целесообразно было вести речь о государственном принуждении. В современных же условиях более корректно говорить о принуждении не государства, а закона, права. Именно право обязует субъект правоотношений уйти в отставку добровольно. Так, В.О. Лучин определяет конституционные санкции через "установленные основным законом меры государственного принуждения»15 С этим можно согласиться только в том случае, если говорить о принуждении не государства, а принуждении закона, где содержится негативная оценка государства и общества. В определении санкции следует упоминать или законодательное (правовое) принуждение, или речь должна идти о негативной оценке государства и общества.

Далее следует определиться с проблемой с проблемой соотношения «неблагоприятных последствий» и «ущемлением материального или юридического характера». Ряд авторов разводят эти понятия, когда в неблагоприятные последствия не включают ограничений или ущемление материального или юридического характера. Такой вывод особенно важен для выделения тех или иных явлений в качестве конституционных санкций.

В литературе вопрос о признании конкретных санкций мерами конституционной ответственности решается неоднозначно.

Так, ряд авторов (М.А. Краснов, Д.Т. Шон) не относят отмену незаконных актов к конституционным санкциям, так как нет ограничений или ущемлений материального или юридического характера для тех, кто их издал.16 Следует поддерживать позицию их противников (И.С. Самощенко, Т.Д. Зражевская, В.О. Лучин и др.), которые признают отмену незаконных актов одной из мер конституционной ответственности. В данном случае налицо негативна я государственно-правовая оценка деятельности тех, кто издал незаконный акт, неблагоприятные последствия для них. Именно эти два признака (негативная оценка деяния: законодательное принуждение и неблагоприятные последствия для субъекта) должны стать основными критериями для отнесения той или меры к санкциям юридической, и в том числе – к конституционной ответственности. Конституционные санкции должны быть закреплены в Конституции РФ или в иных источниках конституционного права. Вместе с тем сам факт содержания конкретной меры ответственности в Основном законе не превращает ее автоматически в конституционную санкцию. Например, п.2. ст. 20 Конституции РФ предусматривает то, что "«смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей». Очевидно, что смертная казнь является санкцией исключительно уголовной ответственности, поэтому при ответе на вопрос о присутствии или отсутствии конституционной санкции речь должна идти о совокупности признаков, одновременное наличие которых позволяет признать или отвергнуть их существование (субъекты, основания, источники конституционной ответственности).

Особенностью конституционных санкций является то, что практически все они за редким исключением (возмещение материального ущерба иногда может быть санкцией конституционной, а не гражданско-правовой ответственности) не могут быть использованы в качестве санкций иных видов юридической ответственности. Имеется в виду признание выборов отдельных депутатов недействительными, отказ в регистрации кандидата в депутаты и др.

Главным основанием для классификации санкций должны быть названы те их существенные признаки, которые были выделены: неблагоприятные последствия и характер или способ законодательного принуждения к нарушителям конституционного законодательства. Другими словами цели и последствия санкций – это основные критерии их классификации. Они делятся на четыре вида:

-правовосстановительные санкции (признание неконституционным федерального закона и др.).

-предупредительные санкции (письменное предупреждение органов юстиции о прекращении деятельности общественного объединения и др.).

-меры взыскания, имеющие цель наказать правонарушителя (досрочные выборы, отрешение от должности Президента, лишение гражданства и др.), т.е. карательные санкции.

-санкции пресечения (введение чрезвычайного положения, приостановление действия акта органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, вето Президента Российской Федерации).

Правовосстановительные санкции имеют цель воссоздать нарушенные права, последствием применения которых является восстановление понесенного урона как правового, так и материального. Например, если Президент РФ отказывается выполнять свою конституционную обязанность подписать федеральный закон, то принуждение его к выполнению конституционной обязанности направлено на возобновление нарушенных конституционных правоотношений и нарушенного процесса законотворчества, неблагоприятные последствия в этом случае для Президента Российской Федерации очевидны.

Предупредительные конституционные санкции – это меры, которые имеют цель предостеречь субъекта конституционного права об отклонении его поведения от правовых норм, сигнализировать о наступлении в будущем более неблагоприятных для него последствий, если субъект ответственности не прекратит своего противоправного поведения.

Меры взыскания – это наиболее существенный вид конституционных санкций, так как последствия здесь наиболее неблагоприятны для субъекта конституционных правоотношений. Меры взыскания направлены на наступление правовых лишений для тех, кто не выполняет своих конституционных обязанностей или для тех, кто злоупотребляет своими конституционными полномочиями. Например, такая мера взыскания как отставка правительства имеет своим последствием лишение властных полномочий Правительства.

Меры пресечения – применяются с целью предотвратить те негативные последствия, которые могут наступить при бездействии органов, правомочных решать вопрос о введении конкретных конституционных санкций. Например, с целью снятия угрозы основам конституционного строя в отдельных местностях может вводиться чрезвычайное положение.

Таким образом, такая классификация условна в той степени, в какой каждая мера конституционной ответственности направлена и на пресечение неблагоприятных последствий, и на наказание правонарушителей, и на восстановление по возможности нарушенных отношений. В то же время среди множества задач существует главная, основная задача, определяющая место конкретной санкции в названной системе конституционных санкций.

Правовосстановительные конституционные санкции призваны в конечном счете, как и иные санкции, обеспечивать соблюдение конституционных обязанностей. В тоже время они направлены на восстановление нарушенного конституционного состояния, восстановление тех правомочий, которые пострадали в результате конституционного деликта. Это отличает их от других видов конституционных санкций, поэтому именно правовосстановительной санкцией будет принуждение субъекта права к выполнению своих конституционных обязанностей, которые по той или иной причине конкретное лицо не выполняет. Такого рода принуждение не рассматривалось в качестве санкции в юридической литературе. Возможно это объясняется тем, что наиболее фундаментальные работы, посвященные конституционной ответственности, основаны на анализе Конституций, принятых до 1993 г.

Итак, правовосстановительными конституционными санкциями являются следующие меры:

-принуждение к выполнению конституционной обязанности.

-отмена незаконных правовых актов (признание неконституционными федеральных законов, нормативных актов Президента, отмена Президентом РФ Постановлений и распоряжений Правительства РФ).

-обязанность государства возместить причиненный ущерб.

Предупредительные конституционные санкции не получили должного законодательного обеспечения в России. Это видимо связано с тем, что такого рода воздействия возможны при наличии высокой степени демократии в правовом государстве.

Неудовлетворительная оценка деятельности органов государственной власти, их должностных лиц является одной из форм выражения предупредительных санкций. Так выражение вотума недоверия отдельному члену Правительства со стороны Государственной Думы обычно не вызывает никаких правовых последствий для Правительства, потому, что вопрос законодательно не урегулирован, как это существует в других странах. Такого рода предупреждения являются лишь зачатками мер конституционной ответственности. Тем не менее, как отрицательные последствия, так и негативная оценка со стороны государства налицо. Целесообразно отнести такого рода меры к предупредительным санкциям. На практике обычно ответственность реализуется в усеченном виде; официальная оценка работы совмещается с указанием об исправлении допущенных нарушений.

Таким образом, предупредительными мерами конституционной ответственности являются следующие санкции:

-неудовлетворительная оценка деятельности органов государственной власти.

-письменное предупреждение регистрирующих органов о несоответствии деятельности общественных объединений их уставным целям.

приостановление деятельности общественных объединений на основании заявления прокурора на срок 6 месяцев.

Карательные санкции (меры взыскания за конституционные правонарушения)

Конституционные санкции, направленные на наказание виновных – это меры взыскания. Их основная цель состоит в том, чтобы лишить или ограничить субъект ответственности в его правах. Такого рода санкции – наиболее широко применяемы.

Мерами конституционного взыскания являются следующие формы конституционных санкций:

-отставка правительства РФ;

-роспуск Государственной Думы;

-отзыв депутата;

-отрешение от должности Президента РФ;

-отстранение от должности главы субъекта Российской Федерации;

-досрочное прекращение законодательного органа субъекта Российской Федерации;

-досрочное прекращение законодательного органа местного самоуправления;

-отказ в регистрации кандидатов и ряд других ограничений или лишение конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Санкции пресечения конституционных правоотношений.

Конституционные меры пресечения направлены на предотвращение наступления неблагоприятных последствий в конституционной сфере, будь то угроза конституционной безопасности или нарушение соподчиненности различных видов правовых актов.

Наиболее распространенной формой этого вида санкций является «приостановление действий актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в случае противоречия этих актов Конституции РФ и федеральным законам, международным обязательствам РФ или нарушения прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса соответствующим судом» (ч. 2 ст. 85 Конституции РФ).

Самостоятельной конституционной санкцией следует признать введение особых правовых режимов жизнедеятельности государства и общества. Цель очевидна - пресечение угрозы агрессии, нарушение конституционной безопасности и иных ценностей демократического общества. В качестве примера можно упомянуть о введении чрезвычайного положения. Целью введения чрезвычайного положения является обеспечение безопасности граждан и защиты конституционного строя.

Современный период трансформации российского общества имеет ряд особенностей, которые проявляются во всех сферах жизни общества, в том числе и в преобразовании органов власти, ее ветвей и структур. Идет процесс становления всей системы власти, новых форм политического воздействия, форм реализации властью своей управленческой функции. Важное место в этом процессе занимает ответственность, поэтому исследование особенностей ее места и роли в правоотношениях в условиях трансформации в системе единой государственной власти России в современных условиях представляет собой важное не только теоретическое, но и практическое значение.

Таким образом, конституционная ответственность связана в основном с охранительной деятельностью государства, с охранительной функцией права. Но она выполняет и свойственную праву в целом организующую (регулятивную) функцию. Уже сам факт существования и неотвратимости наказания обеспечивает организующие начала в деятельности общества.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Международно-правовые акты.

Устав Организации Объединенных Наций от 26 июня 1945 г. // Международное право в документах: Учебное пособие / Сост.: Н.Т. Блатова, Г.М. Мелков. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.,: ИНФРА-М, 1997. - 696 с.

Всеобщая декларация прав человека (1948). // Международное публичное право: Сб. документов. - М., 1996. T.I. С. 460-464.

Устав Совета Европы (1949 г.) // Право Совета Европы и Россия: Сб. документов и материалов. Краснодар, 1996. С. 132-147.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // Действующее международное право. В 3 т. / Сост.: Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова.- М.,: Издательство Московского независимого института международного права, 1997. Т. 2. - 832 с.

Протокол № 1 от 20 марта 1952 г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // Право Совета Европы и Россия: Сб. документов и материалов. Краснодар, 1996. С. 208-210.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 т. II // Международное право в документах: Учебное пособие / Сост.: Н.Т. Блатова, Г.М. Мелков. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.,: ИНФРА-М, 1997. - 696 с.

Конституции зарубежных государств. М.; БЕК, 1996.

Конституция и федеральные законы Российской Федерации.

Конституция (Основной Закон) Российской Федерации. Комментарий // Под общей редакцией Б.Н. Топорина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова. - М., Юридическая литература. 1997. С. 191-194; Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., Издательство БЕК. 1994. С. 101-105.

Конституция (Основной Закон) Российской Федерации. - М.: Изд. ЭКМОС, 1997. - 82 с.

Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик от 7 октября 1977 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1977. № 41. Ст. 617; 1981. № 26. Ст. 838.

Книги, монографии, статьи.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник. Издание второе, переработанное и дополненное. М.: «Проспект», 1998.

Авакъян С.А. Актуальные проблемы конституционно-правовой ответственности.//Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001.

Авакъян С.А. Государственно-правовая ответственность.//"Советское государство и право", 1975. № 10.

Автономов М.С. Выступление на заседании круглого стола. Вестник МГУ. № 1., 2003.

Арбузкин А.М., Бирюков М.Н., Зубов И.Н., Мустафин А.К., Шергин А.П., Якимов А.Ю. Административная ответственность за нарушение общественного порядка: законодательство и практика его применения ОВД. М., 1993.

Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для вузов. – 4-е изд., изм. и доп. М., 2004.

Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан СССР. Свердловск., 1989.

Боброва Н.А., Зражевская Т.Д. Ответственность в системе гарантий конституционных норм. Воронеж, 1985.

Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. Очерки теории. М., "Юридическая литература", 1976.

Бутылин В.Н. Государственно-правовой механизм охраны конституционных прав и свобод граждан. М.: Академия управления МВД России, 2001.

Виноградов В.А. Основание конституционно-правовой ответственности.//Законодательство. № 2. 2003.

Виноградов В.А. Состав конституционного деликта.//Законодательство. 2003., № 10.

Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. Воронеж: Из-во Воронежский гос. университет. 1974.

Галаган И.А. Проблемы общего юридического процесса в советской правовой науке.// В ст.: Процессуальные нормы и отношения в советском праве.(в "непроцессуальных" отраслях). Воронеж. 1985.

Галаган И.А., Василенко А.В. Проблемы теории правоприменения по советскому законодательству.// Правоведение. 1986.

Глущенко П.П. Социально-правовая защита конституционных прав и свобод граждан (теория и практика). СПб., Изд-во Михайлова В.А., 1998.

Гроссман Х. Свобода и ответственность.//В кн.: Философские проблемы общественного развития. М., 1974.

Игнатенко В.В., Ищенко Е.П. Административная ответственность за нарушение российского законодательства о выборах и референдумах. М., 2000.

Игнатенко В.В., Ищенко Е.П. Юридическая ответственность за нарушение избирательного законодательства. М., 1999.

Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву.//Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000.

Колосова Н.М. Конституционная ответственность в Российской Федерации. М., 2000.

Кудрявцев В.Н. Закон, поведение, ответственность. М., 1986.

Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981.

Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. М., 2002.

Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М., "Юридическая литература" 1985.


[1] Тугаринов Б.П. Личность и общество. М., 1965. С. 52.

[2] См.: Духно Н. А., Иваки н В. И. Понятие и виды юридической ответственности // Государство и право. 2000. № 6. С. 12.

[3] См.: Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. – М.: Юристъ, 2002. С. 451.

[4] Там же.

[5] Цит. по: Общая теория государства и права. Академический курс в 3 томах. Изд. 2-е, перераб. и доп. Отв. ред. проф. Н. М. Марченко. Том 3. — М., 2001. С. 483

[6] См.: Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961. С. 314-318.

[7] См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1. Сверд­ловск, 1972. С. 371. Его же: Теория права. М., 1994. С. 180.

[8] Теория государства и права. Учебник / Под ред. А.И. Де­нисова. М., 1972. С. 500.

[9] См.: Духно Н. А., Ивакин В. И. Указ. соч. С. 12.

[10] См.: Заднепровская М. В. Законность и принципы юридической ответственности //Укрепление правовой основы — закономерность развития советского государства. Куйбышев, 1990. С. 57.

[11] Самощенко И. С., Фарукшин М. X. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971. С. 174.

[12] Малеин Н. С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М., 1985. С. 50-58

[13] СМ.: Шон Д.Т. Конституционная ответственность// «Государство и право», 1995, № 7. – С.38.

13 См.: Шон Д.Т. Конституционная ответственность//Государство и право. 1995. № 7. Ст.37 Кодекса РФ.

[14] Авакъян С.А. Актуальные проблемы конституционно-правовой ответственности. Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М.: 2001.

[15] См.: Морозова Л.А. Выступление на заседании круглого стола// «Государство и право», 2000, № 3.-С.28.

[16] См.: Тархов В.А. Гражданское право: Курс лекций. – Чебоксары, 1997. – С. 301.

14 Лейст О.Э. Санкции в советском праве. М., 1962 С.28.

15 Лучин В.О. Теоретические проблемы реализации конституционных норм. С.68.

16 См.: Шон Д.Т. Конституционная ответственность.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему