регистрация / вход

Льготные составы убийств

Убийство как умышленное противоправное лишение жизни другого человека, его общая характристика и последствия. Виды преступлений против жизни. Классификация и определение ответстсвенности за убийство матерью новорожденного ребенка, в состоянии аффекта.

Введение

Право на жизнь – одно из основных неотчуждаемых прав человека, принадлежащих каждому от рождения, поэтому охрана личности от преступных посягательств является важнейшей задачей уголовного законодательства. Уголовный кодекс Республики Беларусь устанавливает ответственность за преступления против жизни, здоровья и достоинства личности.

Преступления против жизни – это общественно опасные деяния, предусмотренные уголовным законом и непосредственно посягающие на безопасность жизни человека. Наибольшую опасность среди преступлений, направленных против личности, представляет убийство.

Принято различать простое убийство, квалифицированное (при наличии отягчающих признаков) и привилегированное (при наличии смягчающих обстоятельств).

Целью данной работы является всестороннее изучение понятия привилегированного убийства и его отдельных составов.

Для достижения поставленной цели необходимо выполнить ряд задач:

– изучение понятия убийства в целом, и привилегированного убийства как его разновидности;

– рассмотрение отдельных составов привилегированных убийств;

– обозначение наиболее спорных вопросов квалификации привилегированных убийств.

Объектом исследования в курсовом проекте является круг вопросов касающихся правильного применения норм уголовного и уголовно-процессуального права затрагивающих вышеописанные категории убийств.

Актуальность темы данной курсовой работы заключается в том, что количество преступлений против жизни человека, совершаемых в любой стране, и удельный вес этих преступлений является основным показателем правовой стабильности и юридического благополучия государства.

При выполнении работы использованы общенаучные методы, такие, как сравнительно-правовой, логический, когда анализируются и сопоставляются тексты нормативных актов и правовых норм, обобщаются проблемы правотворчества и правоприменения. Кроме того использованы также системный и исторический методы.

При написании курсовой работы были использованы Уголовный кодекс Республики Беларусь и комментарии к нему, учебники по уголовному праву, а также публикации правоведов в периодических изданиях, в том числе статья Н.В. Ребеко, посвященная понятию, общей характеристике, определению момента начала и окончания уголовно-правовой охраны жизни человека, а также научные статьи публикации И.О. Грунтова, Н.А. Бабия, А.В. Ковальчука и других ученых-юристов.


1. Понятие и общая характеристика убийств

Убийство – умышленное противоправное лишение жизни другого человека [16, с. 103].

Потерпевшим от этого преступления может быть уже родившийся и еще не умерший человек.

Объектом убийства является жизнь человека.

Жизнь – одна из форм существования материи, закономерно возникающая при определенных условиях в процессе ее развития.

В биологическом смысле содержание жизни образует совокупность явлений, психофизиологических процессов, происходящих в организме (обмен веществ, самообновление, нервная деятельность и т.д.) [21, с. 288].

Объективная сторона убийства характеризуется причинением смерти другому человеку и складывается из трех элементов:

а) деяние (действие либо бездействие);

б) преступные последствия в виде биологической смерти лица;

в) причинная связь между деянием и названным последствием.

Деяние при убийстве может представлять собой как активное поведение субъекта – действие (например, выстрел, удар ножом, удушение и т.д.), так и пассивное поведение – бездействие (например, мать намеренно не кормит новорожденного ребенка, желая от него избавиться).

Последствия при убийстве наступают в виде причинения биологической смерти потерпевшему. Этот признак объективной стороны является обязательным, состав преступления материальный [21, с. 289].

Обязательным признаком состава преступления является наличие причинной связи между действием или бездействием виновного и наступившей смертью потерпевшего.

Действие либо бездействие субъекта можно признать причиной наступления смерти только в том случае, если они, предшествуя ей во времени, явились ее основной причиной.

При этом для квалификации содеянного как убийства не имеет значения, когда наступила смерть, сразу же после причинения насилия либо спустя некоторое время. Важно другое – установление умысла на лишение жизни [17, с. 37].

Субъективная сторона убийства характеризуется только умышленной виной. Умысел может быть прямым или косвенным. Лицо сознает, что посягает на жизнь другого лица, предвидит неизбежность или возможность причинения смерти потерпевшему и желает смерти или сознательно допускает ее либо относится к ней безразлично [1, с. 22].

Покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный сознавал общественную опасность своего действия (бездействия), предвидел наступление смерти другого человека и желал этого, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.) [9, с. 97].

При решении вопроса о содержании умысла виновного суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств преступления и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию ранений и иных телесных повреждений (например, жизненно важных органов: головы, шеи, левой стороны груди, печени, левой и правой стороны паха), причины прекращения преступных действий и т.д., а также предшествующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения, характер действий виновного после совершения преступления [17, с. 38].

Выяснение мотива и цели совершения убийства имеют большое значение для квалификации содеянного. Пленум Верховного Суда Республики Беларусь в п. 1 постановления №9 от 17 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 139 УК)» обращает внимание на необходимость тщательного выяснения по каждому делу всех обстоятельств, в том числе содержания и направленности умысла, мотива, цели и способа убийства, поскольку они имеют важное значение для правильной правовой оценки содеянного виновным и назначения ему справедливого наказания. Выводы суда о виновности или невиновности подсудимого, квалификации совершенного преступления и назначении наказания должны быть мотивированы в приговоре с приведением исследованных в судебном заседании доказательств [10, с. 48].

Субъектом простого и квалифицированного убийства может быть физическое вменяемое лицо, достигшие 14-летнего возраста [5, с. 296].

Преступления против жизни относятся к числу тех преступлений, при квалификации которых встречаются значительные трудности. Они являются следствием многообразия различных ситуаций совершения этих посягательств и сложности признаков, которые необходимо учитывать. В то же время правильная квалификация преступления является важной гарантией осуществления правосудия в точном соответствии с законом. Она имеет принципиальное значение для юридической оценки действий виновного и установления степени их общественной опасности, служит обеспечению назначения справедливого наказания виновному, достижению целей уголовной ответственности, сформулированных в ст. 44 УК. Поэтому вопросы, предусматривающие ответственность за посягательство на жизнь человека, постоянно находятся в центре внимания Верховного Суда Республики Беларусь [19, с. 60].

Уголовный кодекс Республики Беларусь предусматривает ряд преступлений против жизни. Все преступления этой группы посягают на один объект: жизнь другого человека. К их числу относятся:

1) убийство без смягчающих и отягчающих обстоятельств – ч. 1 ст. 139 УК (основной состав убийства);

2) убийство при отягчающих обстоятельствах – ч. 2 ст. 139 УК (квалифицированный состав);

3) убийство при смягчающих обстоятельствах (привилегированные составы):

– убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 140 УК);

– убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 141 УК);

– убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 142 УК);

– убийство при превышении пределов необходимой обороны (ст. 143 УК) [8, с. 379].

Такое разделение убийств позволяет учитывать мотивы совершения преступления, обстоятельства, интересы, в которых действовало лицо, совершившее преступление, также немаловажное значение имеет размер наказания для каждой из категорий преступления.

К объективным признакам, смягчающим наказание за данные преступления, относятся:

– психотравмирующая ситуация во время или сразу же после родов (ст. 140 УК);

– насилие, издевательство, тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего, иное его противоправное и аморальное поведение, в том числе систематическое, вызвавшее длительную психотравмирующую ситуацию (ст. 141 УК);

– задержание лица, совершившего преступление (ст. 142 УК);

– защита от преступного посягательства (ст. 143 УК).

Субъектом привилегированного состава убийства может быть физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-летнего возраста:

– мать ребёнка (ст. 140 УК);

– лицо, находящееся в состоянии аффекта (ст. 141 УК);

– лицо, задерживающее преступника (ст. 142 УК);

– лицо, находящееся в ситуации необходимой обороны (ст. 143 УК).

Таким образом, убийство является самым опасным посягательством на личность, поэтому в УК отведено приоритетное место нормам о преступлениях, посягающих на жизнь человека, поскольку она представляет собой высшую ценность общества и государства.

2. Убийство матерью новорожденного ребенка

В Уголовном кодексе Республики Беларусь 1960 года убийство матерью новорожденного ребенка оценивалось как «простое» убийство и квалифицировалось по ст. 101 УК. В УК 1999 года детоубийство рассматривается как убийство при смягчающих обстоятельствах [2, с. 38].

Детоубийство рассматривается как убийство при смягчающих обстоятельствах в силу того, что происходит в процессе родов или тотчас после них в условиях особого физического и психического состояния женщины, когда она не могла в полной мере сознавать значение своих действий или руководить ими.

Объектом преступления является жизнь новорождённого ребёнка.

С объективной стороны преступление состоит в противоправном лишении матерью жизни своего ребенка.

Законодатель указывает на совершение убийства ребенка во время родов или непосредственно после них. Такая конструктивная особенность объективной стороны ограничивает совершение названного преступления определенным промежутком времени. Этот временной отрезок является продолжительным и начинается с момента начала родов и заканчивается временем, наступившим чуть позже рождения ребенка [6, с. 192].

Начало уголовно-правовой охраны жизни совпадает с моментом родов при беременности свыше 22 недель. При таком сроке беременности плод уже способен к внеутробной жизни. В медицине преждевременное окончание беременности после 22 недель называется досрочным родоразрешением (приказ Минздрава №71 от 5 апреля 1994 г. «О порядке разрешения операций искусственного прерывания беременности по медицинским показаниям»). Уничтожение плода при сроке беременности до 22 недель или умерщвление ребенка в утробе матери при беременности свыше 22 недель до начала родов, при наличии других соответствующих условий, можно рассматривать как незаконное производство аборта (ст. 156 УК).

С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 140 УК, включает в себя убийство ребенка во время родов или непосредственно после них. В первой ситуации происходит убийство ребенка в период времени с начала родовых схваток (при беременности свыше 22 недель) и до момента его рождения. Во второй – после полного отделения ребенка от тела матери и начала самостоятельной жизни новорожденного. Умерщвление ребенка квалифицируется по ст. 140 УК, если такое деяние происходит непосредственно после родов, то есть прямо следовало после его рождения. Если убийство прямо не следовало после окончания родов и имеет место разрыв во времени, все содеянное, при соответствующих условиях, квалифицируется по ст. 139 УК [2, с. 38].

Анализируемое преступление может быть совершено как путем действия, так и бездействия. Общественно опасное последствие должно находиться в причинной связи с деянием матери [19, с. 69].

Субъект данного преступления специальный: мать новорожденного ребенка, достигшая шестнадцатилетнего возраста. Ст. 140 УК предусматривает ответственность за убийство при смягчающих обстоятельствах, относящихся к определенному состоянию виновной, вызванному родами. В этой связи иные лица, принимающие участие в убийстве ребенка, не могут нести ответственность по этой статье УК [2, с. 38].

С субъективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется умышленной виной. Момент возникновения умысла не влияет на квалификацию содеянного. Здесь важно, чтобы его реализация произошла во время родов или непосредственно после них, а не раньше или позже этих временных рамок [18, с. 82].

Согласно ст. 140 УК убийство матерью своего ребенка происходит не просто во время родов или непосредственно после них, а в условиях психотравмирующей ситуации, вызванной родами.

В Общей части УК (ст. 31) понятие «психотравмирующая ситуация» используется при характеристике повода возникновения особого психического состояния виновного: сильного душевного волнения (аффекта), когда лицо в полной мере не могло сознавать значение своих действий или руководить ими. Представляется, что и применительно к ст. 140 УК необходимо рассматривать «психотравмирующую ситуацию, вызванную родами», как причину возникновения особого психического состояния роженицы, когда она не могла в полной мере сознавать значение своих действий или руководить ими. Если виновная находилась в особом психическом состоянии, вызванной родами, однако при этом могла в полной мере сознавать значение своих действий или руководить ими, то все содеянное не может оцениваться по ст. 140 УК, а должно квалифицироваться по ст. 139 УК [2, с. 39].

Применительно к ст. 140 УК речь идет о болезненном нарушении психики, которое не полностью ограничивает способность роженицы сознавать и руководить своими действиями. Иными словами, нарушение психической деятельности проявляется в искажении работы головного мозга, позволяющем частично понимать свои поступки и руководить ими [19, с. 69].

Действия, совершенные при ограничении способности сознавать и контролировать свои поступки в результате болезненного состояния головного мозга, должны оцениваться как совершенные в состоянии уменьшенной вменяемости. Для определения такого состояния необходимо использовать экспертов-психиатров и психологов. При этом следует назначать комплексную судебно-психолого-психиатрическую экспертизу с целью получить от экспертов ответы на вопросы: были ли у роженицы болезненные расстройства в момент преступления, какого они характера и длительности; являлось ли деяние роженицы результатом болезни; в какой мере при совершении этого преступления могла она сознавать и руководить своими поступками; знала ли до беременности о проблемах своего здоровья и поведения; предполагала ли о том, что ее личность может представлять угрозу для будущего ребенка или окружающих; почему не принимала меры для добровольного лечения и коррекции своего поведения [2, с. 39].

Таким образом, убийство матерью новорожденного ребенка представляет собой умышленное противоправное лишение жизни новорожденного ребенка при смягчающих вину обстоятельствах, обусловленных наличием особого психофизического состояния женщины-роженицы.

3. Убийство, совершенное в состоянии аффекта

Аффект как психологическая и уголовно-правовая категория

Аффект – это бурная, кратковременная эмоция (например, гнев, ужас) возникающая в ответ на сильный раздражитель. Сущность совершения деяния в состоянии аффекта заключается в том, что в результате провоцирующих действий потерпевшего возникает сильное душевное волнение – физиологический аффект, в результате чего лицо, оставаясь вменяемым, не в полной мере сознает характер совершаемых действии или руководит ими [5, с. 78].

Аффект – это состояние сильного душевного волнения, при котором способность осознавать свои действия и руководить ими понижается до степени уменьшенной вменяемости. Однако при аффекте отсутствует медицинский критерий уменьшенной вменяемости – болезненное психическое расстройство или умственная отсталость [20, с. 79].

Физиологический аффект – это кратковременное внезапно возникшее расстройство (нарушение) психики, которое, не лишая лицо вменяемости, ограничивает его способность в полной мере сознавать значение совершаемых им действий или руководить ими.

В состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта) поступки человека имеют импульсивный характер, лишены взвешенности и продуманности [5, с. 78].

Юридическое значение аффект приобретает только при наличии следующих условий:

1) Душевное волнение лица является настолько сильным, что нарушается сознательная и волевая деятельность человека (аффект).

2) Основанием возникновения аффекта должны быть:

– насилие со стороны потерпевшего;

– тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего;

– иные противозаконные или грубые аморальные действия потерпевшего;

– длительная психотравмирующая ситуация, возникшая и связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

3) Состояние аффекта должно быть внезапно возникшим. Это означает, что событие, вызвавшее аффект, является для лица субъективно неожиданным. Неожиданным должно быть и событие, вызвавшее аффект на общем фоне длительной психотравмирующей ситуации.

4) Аффект возникает как непосредственная реакция на соответствующее событие: между событием и возникновением состояния аффекта не должно быть длительного промежутка времени.

5) Лицо совершает общественно опасное деяние, пребывая в состоянии аффекта (аффектированный умысел), а не после его прохождения.

6) Вред причиняется лицу, чьими противоправными или аморальными действиями вызвано состояние аффекта.

При наличии всех указанных условий уголовная ответственность за деяние, совершенное в состоянии аффекта, наступает лишь в случае умышленного причинения смерти, тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения. Умышленное причинение легких телесных повреждений либо неосторожное причинение смерти, пли неосторожное причинение физического вреда любой тяжести ответственности не влекут [20, с. 80].

В том случае, если лицо, находясь в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного неправомерным поведением потерпевшего, совершает иное преступление, сопряженное с убийством, умышленным причинением тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения, оно не освобождается от уголовной ответственности, но его действия должны квалифицироваться по ст. 141 или 160. Например, если должностное лицо в результате внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего, превышает свои служебные полномочия и это сопряжено с умышленным причинением менее тяжкого телесного повреждения потерпевшему, то его действия должны квалифицироваться не по ч. 3 ст. 426 [5, с. 79].

Составы умышленного убийства, умышленного причинения тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения в состоянии аффекта являются привилегированными (ст. ст. 141 и 150 УК) [20, с. 80]

Состояние аффекта, т.е. внезапно возникшего сильного душевного волнения, должно быть установлено заключением комплексной психолого-психиатрической экспертизы. От физиологического аффекта следует отличать патологический аффект, который по своей природе является временным расстройством психики и может служить основанием для признания состояния невменяемости (ч. 1 ст. 28).

Физиологический аффект должен возникнуть внезапно в результате провоцирующих действий потерпевшего; насилия, издевательства, тяжкого оскорбления, иных противозаконных действий или грубых аморальных действий либо длительной психотравмирующей ситуации, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Перечень извинительных поводов возникновения аффекта является исчерпывающим. Для признания деяния совершенным в состоянии физиологического аффекта достаточно любого из перечисленных противозаконных и аморальных действий потерпевшего. Поведение потерпевшего, являющееся извинительным поводом для возникновения аффекта, может быть направлено как против самого виновного или его близких, так и против иных лиц.

Насилие как повод для возникновения аффекта следует понимать достаточно широко: оно может быть физическим (например, нанесение удара, побои, истязания, причинение вреда здоровью различной степени тяжести, насильственное ограничение свободы) или психическим (угроза применить физическое насилие). Насилие, вызывающее аффект, должно быть противоправным. При убийстве в состоянии аффекта, вызванного насильственными действиями потерпевшего, виновный не должен находиться в ситуации необходимой обороны. В противном случае правовая оценка содеянного будет даваться по правилам о необходимой обороне.

Издевательство – это оказание психического давления, выраженное в шантаже, глумлении над личностью, унижении чести и достоинства человека (при отсутствии признаков оскорбления) и иных подобных действиях. Это, в частности, насмешки над физическими недостатками лица, его национальностью, религиозными убеждениями, а также неосновательное ущемление прав и законных интересов человека, использование зависимого положения лица для его эксплуатации и др.

Тяжкое оскорбление – это оскорбление, отличающееся особой грубостью, исключительным цинизмом, изощренностью. При оценке тяжести оскорбления во внимание следует принимать как содержание высказываний и действий обидчика, так и обстановку нанесения оскорблении (например, публичный характер), индивидуальные особенности оскорбленного (престарелый возраст, инвалидность, беременность, особые заслуга перед обществом и т.п.).

Противозаконные действия – это любые противоправные деяния, имеющие характер не только преступления, но и иного правонарушения, грубо нарушающего права и законные интересы виновного или иных лиц (превышение власти, самоуправство, незаконное вторжение в жилище, отказ от возврата крупного долга и т.п.). Вместе с тем наряду с формальным признаком противоправности деяния следует учитывать и степень его общественной опасности. Не может служить поводом для возникновения аффекта, хотя и противоправное, но ничтожное по социальной вредности поведение, например, хождение по газону.

Грубые аморальные действия – это противоречащие нравственным принципам поступки, например, супружеская измена, предательство друга, наглая ложь и т.п.

Длительная психотравмирующая ситуация – это состояние психологического напряжения, стресса, ведущее к эмоциональному срыву. При этом важно, чтобы причиной психотравмирующей ситуации было поведение потерпевшего, имеющее противоправный или аморальный характер (например, систематическое пьянство, крайне осложняющее материальное положение семьи) [5, с. 79].

Провоцирующие действия потерпевшего чаще всего совершаются умышленно. Однако не исключается и наличие неосторожной вины (например, совершение водителем автомашины наезда на ребенка на глазах у отца).

В тех случаях, когда источником внезапного возникновения физиологического аффекта являются силы природы, поведение животных, действия третьих лиц, но не потерпевшего, уголовная ответственность должна определяться с учетом положений ст. 29.

Совершение преступления под влиянием противоправных или аморальных действий потерпевшего, не вызвавших физиологического аффекта, в соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 68 является смягчающим ответственность обстоятельством и должно учитываться судом при назначении наказания.

В тех случаях, когда состояние физиологического аффекта возникло у лица вследствие факторов, не перечисленных в ст. 81 (например, в результате испуга), суд вправе с учетом материалов дела признать это состояние обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность [5, с. 80].

Уголовно-правовая характеристика убийства, совершенного в состоянии аффекта

Данное преступление совершается в состоянии физиологического аффекта, то есть внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием, издевательством, тяжким оскорблением или иными противозаконными или грубыми аморальными действиями потерпевшего (то есть разрыв во времени между названными действиями и убийством, как правило, должен быть кратким), либо длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим или противоправным поведением потерпевшего. В диспозиции статьи 141 УК дан исчерпывающий перечень обстоятельств, вызывающих сильное душевное волнение [12, с. 17].

Непосредственным объектом убийства в состоянии аффекта является жизнь человека как биологическое состояние.

Особенность объективной стороны убийства в состоянии аффекта заключается в том, что оно может быть совершено только путем активных противоправных действий. Такие действия обычно носят импульсивный, беспорядочный характер, т.е. во многом определяются эмоциями лица, их совершающего.

Субъектом преступления может быть вменяемое, физическое лицо, достигшее 16 лет.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 141 УК, может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Для данного преступления характерен внезапно возникший умысел (аффектированный умысел). Необходимо, чтобы его реализация произошла в рамках сильного душевного волнения, когда лицо не могло в полной мере сознавать значение своих действий или руководить ими [8, с. 394].

Ст. 141 применяется и в ситуации, когда насилие, издевательство, тяжкое оскорбление или иные противозаконные или грубые аморальные действия были направлены не против виновного лица, а в отношении близких виновного или даже посторонних лиц [5, с. 305].

Примером аффектированного убийства, вызванного тяжким оскорблением и психическим насилием со стороны потерпевшего, может служить следующее дело.

Ученик 10-го класса одной из средних школ А. дружил со своей одноклассницей М. В семье последней сложилась крайне неблагоприятная обстановка, связанная с тем, что ее отчим – К., ранее неоднократно судимый, нигде не работал, систематически пьянствовал, учинял дома дебоши, избивал мать М., оскорблял ее и дочь нецензурной бранью. Однажды, когда А. пришел на квартиру к М., пьяный К. беспричинно набросился на него, стал угрожать убийством, исключительно цинично оскорбил его. Это так взволновало А., что он частично утратил контроль над своими действиями, схватил перочинный нож и стал наносить К. удары в различные части тела. От полученных множественных ранений потерпевший скончался на месте происшествия. А. был осужден по ч. 1 ст. 141 УК.

Противозаконное насилие может создавать у лица состояние необходимой обороны. Убийство, совершенное в состоянии физиологического аффекта и явившееся одновременно результатом превышения пределов необходимой обороны, следует квалифицировать по ст. 143 (убийство при превышении пределов необходимой обороны), а не по ст. 141.

Убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения и содержащее отягчающие обстоятельства, предусмотренные пунктами 1 – 3, 5, 6, 16 ч. 2 ст. 139, квалифицируется по ст. 141 [6, с. 194].

Из сказанного можно сделать вывод, что для преступления, предусмотренного ст. 141 УК, обязательным признаком состава является аффект, т.е. психическое состояние, ограничивающее возможность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими.

4 Убийство при превышении пределов необходимой обороны

Понятие и условия правомерности необходимой обороны

Необходимая оборона – это правомерная защита частных или публичных интересов от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему [5, с. 104].

Право на необходимую оборону является важной гарантией защиты законных прав и интересов личности, общества и государства от общественно опасных посягательств [21, c. 273].

Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от социального статуса, должностного или служебного положения (работники милиции, рядовые граждане и т.д.), наличия профессиональной, специальной или иной подготовки (владение навыками боевых искусств, бокса, борьбы и т.п.), а также независимо от наличия у лица возможности избежать причинения вреда посягающему (не вмешиваться, спастись бегством и т.п.) либо обратиться за помощью к другим лицам или представителям органов власти.

Любое лицо вправе отражать посягательство как на его собственные интересы, так и на интересы иных, даже посторонних для него, лиц, на интересы общества или государства.

Причинение вреда посягающему будет признано правомерным только при наличии предусмотренных законом условий, относящихся как к общественно опасному посягательству, так и к защите от него [5, с. 105].

Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к посягательству, являются:

– общественная опасность посягательства;

– его действительность [21, c. 272].

Посягательство – это общественно опасное деяние, которое причиняет или создаёт угрозу причинения существенного вреда правоохраняемым интересам личности, общества или государства [5, с. 105].

Необходимая оборона признается правомерной, если она применяется для отражения посягательства, являющегося общественно опасным, то есть было направлено на причинение существенного вреда охраняемым законом правам и интересам отдельных граждан, общества и государства. Поэтому общественно опасным признается не только преступное, но и иное посягательство, например, действия невменяемых или малолетних лиц [21, c. 273].

Однако из моральных соображений заведомо малолетним и невменяемым при отражении их посягательств целесообразно причинять минимальный вред и только в случае необходимости, т.е. при отсутствии возможности пресечь посягательство без причинения вреда.

Вред, который может быть причинен вследствие осуществления посягательства должен быть существенным. Поэтому не образует необходимой обороны отражение малозначительных посягательств, когда деяние формально содержит признаки какого-либо преступления, однако заведомо для обороняющегося не может причинить существенный вред охраняемым интересам (например, кража малоценного имущества) [5, с. 105].

Не признаются необходимой обороной действия лица, направленные на устранение или пресечение общественно полезной и правомерной деятельности других лиц. Например, с целью избежать задержания за совершенное преступление, виновный оказывает сопротивление гражданам или работникам милиции [21, c. 274].

Как правило, состояние необходимой обороны возникает в связи с насильственными посягательствами, которые связаны с причинением вреда личности (телесные повреждения, смерть, изнасилование, похищение человека, захват заложников и т.п.), либо посягательствами, которые по своему характеру допускают возможность их насильственного пресечения (хищение или уничтожение имущества, шпионаж, террористический акт, диверсия, бандитизм и т.п.).

Не порождает права на необходимую оборону провокация необходимой обороны, когда лицо своими действиями побуждает кого-либо применить насилие (провоцирует нападение) и затем причиняет ему вред под видом необходимой обороны. Такие действия квалифицируются как преступление на общих основаниях [5, с. 106].

Посягательство, против которого применяется необходимая оборона, должно быть не только общественно опасным, но и должно существовать в действительности. Это означает, что посягающий уже начал причинять вред правоохраняемым интересам либо, хотя нападение еще не началось, существует реальная угроза его осуществления. Отсюда следует, что обороняющийся может и не дожидаться самого начала непосредственного посягательства, а самостоятельно принимает необходимые меры для предотвращения или пресечения предстоящего нападения.

Состояние необходимой обороны считается не устраненным и в том случае, когда акт самозащиты последовал непосредственно за актом хотя и оконченного нападения, но для обороняющегося, исхода из обстоятельств, не был ясен момент окончания нападения [21, c. 275].

Посягательство будет считаться завершенным в момент его фактического прекращения независимо от стадии и причин окончания (достижение цели, добровольный отказ, невозможность продолжения и т.п.) [5, с. 106].

Своевременность защиты определяется временными пределами осуществления посягательства. После окончания посягательства к виновному могут применяться насильственные действия только с целью его задержания и доставления в органы власти. Применение же насилия к лицу, прекратившему посягательство, не с целью его задержания рассматривается как самочинная расправа и квалифицируется как преступление на общих основаниях [5, с. 107].

При применении необходимой обороны посягательство должно существовать объективно, а не в воображении обороняющегося, поэтому практический интерес представляет правильное разрешение вопроса о мнимой обороне, то есть о применении обороны против воображаемого, объективно не существующего посягательства, ошибочно принимаемого обороняющимся за реально существующее. В зависимости от обстоятельств дела, лицо может отвечать либо за неосторожные действия, когда лицо, хотя и не предвидело, что реального нападения со стороны посягающего нет, но по обстоятельствам сложившейся ситуации при должной внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть, что посягательства на охраняемые законом его права и интересы в действительности нет, либо вообще не подлежит привлечению к ответственности. Однако необходимо иметь в виду, что мнимая оборона исключает уголовную ответственность лиц лишь тогда, когда вся обстановка происшествия давала достаточные основания полагать лицу, применившему средства защиты, что имело место реальное посягательство, и оно не осознавало ошибочности своего предположения в силу добросовестного заблуждения.

Вместе с тем, когда при мнимой обороне лицо причинило потерпевшему вред, явно превышающий пределы допустимого вреда в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны [21, c. 274].

Нет мнимой обороны, если в процессе осуществления реального общественно опасного посягательства преступник использует для устрашения жертвы предметы лишь имитирующие орудия преступления, но фактически лишенные поражающих свойств (макет пистолета, неисправное оружие и т.п.). Восприятие обороняющимся таких предметов как реального оружия позволяет ему действовать в полном соответствии с правилами необходимой обороны. Сознание обороняющимся, что предметы, используемые посягающим, не являются оружием, в условиях продолжающегося посягательства не лишает права на необходимую оборону однако учитывается при определении пределов допустимости причиняемого посягающему вреда [5, с. 108].

При необходимой обороне вред должен причиняться только тому лицу, которое непосредственно осуществляет посягательство, является его исполнителем. Причинение вреда организатору или пособнику посягательства допустимо, если их действия по своему характеру приближаются к действиям исполнителя. Причиняемый посягающему вред может быть физическим или материальным [5, с. 106].

При групповом посягательстве вред может быть причинен любому из посягающих, некоторым из них, либо всем посягающим. При этом к любому из посягающих могут быть применены такие меры защиты, которые определяются опасностью действий всей группы.

Причинение вреда третьим лицам при необходимой обороне квалифицируется по следующим правилам:

– при умышленном причинении вреда – на общих основаниях как умышленное преступление;

– если имеет место отклонение действия, то в зависимости от вины обороняющегося-либо как неосторожное преступление, либо как казус, если ошибка была извинительной;

– если вред причиняется лицу, ошибочно принятому за посягающего в условиях реально существующего посягательства, то действия обороняющегося приравниваются к необходимой обороне, если заблуждение было добросовестным. При недобросовестности заблуждения ответственность наступает за неосторожное преступление;

– причинение имущественного вреда с целью избежать посягательства – по правилам крайней необходимости [5, с. 107].

При отражении общественно опасного посягательства допускается использование оружия любого вида и даже против невооруженного посягающего. При переходе оружия из рук посягающего в руки обороняющегося не исключается возможность его применения против посягающего при условии продолжения посягательства и соблюдении пределов причинения вреда.

Определение допустимости причинения вреда посягающему осуществляется на основе сопоставления характера и степени тяжести фактически причиненного посягавшему вреда с характером и степенью общественной опасности посягательства, возможностями обороняющегося по его отражению, обстановкой посягательства и защиты.

Возможности обороняющегося по отражению посягательства характеризуются рядом обстоятельств: физическими данными обороняющегося, его полом, и возрастом, вооруженностью, количеством обороняющихся и др. Однако все эти обстоятельства оцениваются не сами по себе, а только в сравнении с соответствующими характеристиками посягательства: соотношением сил посягавшего и оборонявшегося, количеством оборонявшихся и нападавших, соотношением их вооруженности и т.д. При этом оценке подлежат все обстоятельства в совокупности, и ни одно из них само по себе не имеет решающего значения.

Существенное значение для установления соответствия защиты опасности посягательства имеет и психическое состояние обороняющегося, как правило, пребывающего в состоянии стресса и лишенного возможности адекватно оценивать обстановку в силу внезапности нападения.

Превышение пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) – это умышленное без необходимости причинение посягающему тяжких телесных повреждений или смерти, когда причинение такого вреда является для обороняющегося явно чрезмерным, не соответствующим характеру и степени общественной опасности, а также обстановке посягательства.

УК предусматривает ответственность только за убийство (ст. 143) и умышленное тяжкое телесное повреждение (ст. 152), учиненные при превышении пределов необходимой обороны.

Причинение легких, менее тяжких телесных повреждений или имущественного вреда при отражении посягательства превышением пределов защиты не является и уголовной ответственности не влечет [5, с. 108].

Юридический анализ убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны

Для квалификации содеянного по ст. 143 необходимо установить два обстоятельства:

1) действовал ли виновный в состоянии необходимой обороны;

2) были ли превышены пределы необходимой обороны.

Превышением пределов необходимой обороны признается явное для обороняющегося лица несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется смерть [5, с. 306].

При решении вопроса о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны учитывается совокупность обстоятельств, характеризующих в каждом конкретном случае общественно опасное посягательство и защиту от него [14, с. 94].

Решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды должны учитывать характер опасности, угрожающей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося [8, с. 397].

Для установления наличия или отсутствия превышения пределов необходимой обороны следует иметь в виду, что в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты.

Рассматриваемое преступление совершается только путем активных действий [12, с. 17].

Объективная сторона преступления предусмотренного ст. 143 УК выражается в убийстве нападавшего при превышении пределов необходимой обороны и характеризуется наличием следующих признаков:

– общественно опасное действие обороняющегося;

– общественно опасное последствие в виде смерти нападающего;

– причинная связь между действиями и смертью нападающего.

Убийство при превышении пределов необходимой обороны может быть совершено только умышленно. Причиняя вред жизни нападающему, обороняющийся стремится пресечь его преступные действия. В подобной ситуации воля обороняющегося лица, как правило, направлена не на причинение вреда посягающему, а на пресечение его действий. При этом виновный не желает наступления вредного последствия, а лишь сознательно его допускает. Данное преступление может совершаться также и с прямым умыслом. Например, в том случае, когда обороняющийся желает причинить смерть посягающему, сознавая, что это пусть и чрезмерный, но способ пресечения посягательства [19, с. 74].

Субъект преступления – вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Нападение преступника может спровоцировать состояние физиологического аффекта у обороняющегося лица. В этой связи убийство при превышении пределов необходимой обороны следует отграничивать от убийства, совершенного в состоянии аффекта, спровоцированного посягательством (ст. 141). Разграничение этих преступлений необходимо проводить по субъективной стороне преступления. При совершении преступления, предусмотренного ст. 143, причиняя вред жизни преступника, обороняющийся стремится пресечь его противоправные действия. Совершая преступление, описанное в ст. 141, лицо руководствуется иными побуждениями (месть, ревность и т.п.). Если обороняющийся стремится пресечь общественно опасное посягательство, с превышением необходимых для этого мер убивает преступника и при этом находится в состоянии физиологического аффекта, вызванного нападением, то все содеянное следует квалифицировать только по ст. 143 [8, с. 397].

Убийство при превышении пределов необходимой обороны следует квалифицировать по ст. 143 и в тех случаях, когда оно совершено при обстоятельствах, предусмотренных в пункте 1 (двух или более лиц), п. 2 (заведомо малолетнего или престарелого лица), п. 3 (заведомо для виновного беременной женщины), п. 5 (совершенное общеопасным способом), п. 6 (совершенное с особой жестокостью) и п. 16 (совершенное лицом, ранее совершившим убийство, за исключением убийства, предусмотренного ст. ст. 140 – 143 УК) ст. 139 [5, с. 306].

5 Убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Понятие и условия превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Предоставление гражданам права задерживать преступников для доставления их в органы власти является одной из мер реализации принципа неотвратимости уголовной ответственности, способствует привлечению граждан к борьбе с преступностью. Закон не ограничивает круг лиц, имеющих право на задержание преступника, их профессиональными или какими-либо иными признаками [8, с. 110].

Условия правомерности причинения вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании делятся на две группы: условия правомерности задержания и условия правомерности причинения вреда преступнику при его задержании.

Условия правомерности задержания: совершено преступление, а не какое-либо иное правонарушение; задерживается лицо, совершившее преступление; задержание своевременно и необходимо.

Основанием для задержания лица является совершение им преступления, а не какого-либо иного правонарушения или проступка. Законодатель не ограничивает круг преступлений, совершение которых требует задержания преступника и, следовательно, допускает задержание лица, совершившего любое преступление, независимо от его направленности и степени тяжести. Однако нецелесообразно насильственное задержание лиц, совершивших преступления, за которые не установлено наказание в виде лишения свободы, а также преступления, очевидность которых весьма затруднительна.

Задержанию подлежит только то лицо, которое непосредственно совершило преступление. При этом не имеет значения, какую роль выполняло лицо в совершении преступления (исполнителя, подстрекателя, организатора или пособника).

Задерживающий должен быть твердо убежден в совершении преступления именно задерживаемым лицом. Основаниями для такой убежденности могут служить следующие обстоятельства: задержание виновного в момент совершения преступления; указание на преступника потерпевших или свидетелей; наличие на задерживаемом, при нем или в его жилище следов преступления; привлечение лица к уголовной ответственности органами власти; сообщение компетентных органов о преступлении в средствах массовой информации.

Применительно к факту задержания лица, совершившего преступление, принято говорить о задержании действительного преступника. Если же задерживающий ошибочно считает данное лицо виновным в совершении преступления, то его действия по задержанию называются задержанием мнимого преступника. При этом лицо может ошибаться как в отношении преступности совершенного деяния, так и в отношении совершения преступления именно задерживаемым лицом.

Своевременность задержания определяется временными рамками существования права на задержание. Оно возникает с момента начала осуществления приготовления к преступлению (кроме приготовления к преступлению, не представляющему большой общественной опасности, которое не признается преступлением и прекращается с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности или исполнения обвинительного приговора, декриминализацией деяния, вынесением оправдательного или отменой обвинительного приговора, изданием соответствующего акта амнистии или помилования) [8, с. 111].

Необходимость задержания как условие его правомерности обусловливается попыткой преступника скрыться от следствия или суда. Если же виновный в преступлении не стремится уклониться от правосудия, то принудительное его за держание и, тем более, причинение ему физического вреда недопустимы.

Условия правомерности причинения вреда преступнику при его задержании:

1) вред причиняется преступнику;

2) вред причиняется с целью доставления преступника в органы власти;

3) вынужденность причинения вреда;

4) соответствие причиненного вреда опасности совершенного преступления и обстановке задержания (не было допущено превышения мер, необходимых для задержания преступника) [15, с. 61].

При задержании допустимо причинение вреда только преступнику, а не третьим лицам. Причиняемый преступнику вред, как правило, является физическим и выражается в нанесении ему телесных повреждений различной тяжести или даже в причинении смерти. Допустимо лишение преступника свободы путем связывания или запирания его в помещении с последующим вызовом представителей власти. Нанесение преступнику материального вреда возможно, например, при повреждении транспортного средства, на котором преступник пытается скрыться, при повреждении одежды в процессе подавления сопротивления и т.п.

Ни при каких условиях не может быть оправдано причинение вреда не лично преступнику, а третьим лицам (например, захват родных или близких с целью побудить преступника сдаться властям). Такие действия квалифицируются как преступление на общих основаниях.

Задержание преступника путем причинения вреда осуществляется с целью его доставления в органы власти. Насилие с целью отомстить за содеянное преступление или за отказ от явки в органы власти рассматривается как самочинная расправа и влечет уголовную ответственность на общих основаниях.

Вынужденность причинения вреда означает отсутствие возможности осуществить задержание и доставить преступника в органы власти иным способом. Применение силы к преступнику необходимо и будет считаться вынужденным при по давлении его сопротивления задержанию или при его попытке скрыться [8, с. 112].

Соответствие причиненного вреда опасности совершенного преступления и обстановке задержания означает допустимость причинения преступнику вреда только такой степени тяжести, насколько тяжким по характеру и степени общественной опасности было совершенное им преступление. Причинение значительного физического вреда возможно при задержании лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. Причинение смерти задерживаемому является исключительной мерой и может быть оправдано только при условии очевидности повышенной опасности оставления преступника на свободе, например, при попытке убийцы скрыться с оружием в руках.

Опасность совершенного задерживаемым преступления определяется на основании характера и степени общественной опасности посягательства (размер причиненного вреда, способ совершения преступления, форма вины, мотив и другие признаки). Определенное значение для установления допустимости причинения вреда имеет и конкретная обстановка задержания (время, место, количество задерживающих и задерживаемых, соотношение их сил и вооруженности и т.п.).

Правомерными признаются меры по задержанию, которыми причиняется меньший, равный и даже несколько больший вред, чем тот, который был необходим для задержания. Закон запрещает причинение только такого вреда, который значительно превышает опасность преступления и не вызывается обстановкой задержания [8, с. 112].

Превышение мер, необходимых для задержания преступника – это причинение преступнику без необходимости явно чрезмерного вреда, не соответствующего характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстановке задержания.

Запрещая причинение преступнику излишнего вреда, законодатель установил уголовную ответственность за убийство, умышленное тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение, совершенные при превышении мер, необходимых для задержания (ст. ст. 142 и 151). Связывание или запирание преступника, причинение ему легких телесных повреждений или имущественного ущерба не могут расцениваться как превышение мер задержания и не влекут уголовной ответственности.

С субъективной стороны превышение мер по задержанию преступника характеризуется только умышленной виной при очевидности для задерживающего превышения пределов допустимости вреда. Причинение при таких условиях чрезмерного вреда по неосторожности ответственности не влечет [15, с. 61].

Причинение преступнику излишнего вреда в связи с неверной оценкой степени опасности совершенного им преступления либо в связи с неверной оценкой необходимости или вынужденности причинения вреда квалифицируется как неосторожное преступление, если лицо хотя и не осознавало ошибочность оценки, но по обстоятельствам дела должно было и могло ее осознавать. Если же заблуждение лица было добросовестным, го ответственность за нарушение условий правомерности причинения вреда преступнику не наступает [8, с. 113].

Уголовно-правовая характеристика убийства, совершенного при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, рассматривается как убийство при смягчающих обстоятельствах и влечет ответственность по ст. 142. Причинение смерти лицу, совершившему преступление, при его задержании исключает уголовную ответственность, если при этом не было допущено превышение необходимых для этого мер [19, с. 73].

В соответствии с законом причиняемый вред должен соответствовать характеру и степени общественной опасности совершенного преступления. В этой связи, чем опаснее совершенное преступление, тем большее по характеру насилие может применяться к задерживаемому, и наоборот. По общему правилу причинение смерти или тяжкого вреда здоровью задерживаемого недопустимо, если он совершил не представляющее большой общественной опасности или менее тяжкое преступление [8, с. 395].

Причиняемый вред должен соответствовать также и обстоятельствам задержания, под которыми понимается: количество задерживающих и задерживаемых, их вооруженность, пол, возраст, состояние здоровья, время и место задержания и т.п. По ст. 142 наступает ответственность, когда при задержании преступника при наличии возможности причинить незначительный вред его здоровью без явной необходимости причиняется чрезмерный вред в виде его смерти [17, с. 48].

Объектом преступления, предусмотренного ст. 142 УК, является жизнь человека.

С объективной стороны рассматриваемое преступление совершается только путем активных действий, содержащих признаки явного превышения мер по задержанию преступника. При решении вопроса о наличии или отсутствии этого признака должны учитываться своевременность, тяжесть совершенного преступления и личность преступника, а также обстановка задержания [15, с. 61].

Убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, может быть совершено только умышленно. Умысел чаще бывает косвенным, неконкретизированным.

Задерживающий сознает характер и степень опасности совершенного преступником посягательства, предвидит наступление в результате действий по задержанию смерти, понимает, что такие последствия значительно превышают пределы допустимости вреда, необходимого для задержания, и желает причинить такие последствия либо сознательно допускает их наступление. Причинение при задержании чрезмерного вреда по неосторожности не является преступлением.

Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста [5, с. 306].

Убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, следует квалифицировать по ст. 142 и в тех случаях, когда оно совершено при обстоятельствах, предусмотренных в п. 1 (двух или более лиц), п. 2 (заведомо малолетнего или престарелого лица), п. 3 (заведомо для виновного беременной женщины), п. 5 (совершенное общеопасным способом), п. 6 (совершенное с особой жестокостью), п. 16 (совершенное лицом, ранее совершившим убийство, за исключением убийства, предусмотренного ст. ст. 140 – 143 УК) ст. 139 [8, с. 395].


Заключение

Конституция Республики Беларусь провозглашает, что каждый имеет право на жизнь. Право на жизнь – это естественная, неотъемлемая от личности и гарантированная нормами национального и международного права возможность защиты неприкосновенности жизни.

Охрана жизни человека от преступных посягательств – важнейшая задача уголовного права.

Самым опасным посягательством на личность является убийство, то есть умышленное противоправное лишение жизни другого человека.

В данной работе были рассмотрены привилегированные убийства, то есть убийства, совершенные при смягчающих обстоятельствах.

К числу составов убийств при смягчающих обстоятельствах Уголовный кодекс Республики Беларусь относит убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 140 УК), убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 141 УК), убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 142 УК) и убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ст. 143 УК).

Ознакомившись с данной темой, можно сделать некоторые обобщающие выводы. Прежде всего то, что убийство признается совершенным при смягчающих обстоятельствах лишь при наличии определенных условий либо при обстоятельствах, характеризующих особое психическое состояние виновного.

За привилегированные убийства предусматривается более мягкое наказание. Такое наказание устанавливается исходя из субъекта преступления, его состояния, мотивов совершения преступления.

В ряде случаев возникают сложности при квалификации привилегированных видов убийства, поэтому необходимо исследовать в совокупности мотивы, цели и иные обстоятельства совершения данного преступления, так как правильная квалификация преступлений непременное требование, которому должны следовать лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд. Она является необходимой предпосылкой индивидуализации уголовной ответственности и назначения справедливого уголовного наказания.


Список использованных источников

1. Бриллиантов А.В. О некоторых проблемах квалификации убийства // Рос. следователь. – 2000. – №4. – С. 22–24.

2. Грунтов И. Убийство матерью новорожденного ребёнка (ст. 140 УК) / И. Грунтов, И. Кот // Судовы веснiк. – 2002. – №1. – С. 38–39.

3. Инструкция об определении критериев живорождения, мертворождения и перинатального периода // Приложение №1 к приказу №254 Министерства здравоохранения Республики Беларусь.

4. Ковальчук А.В. Уголовно-правовые пределы охраны человеческой жизни: необходимость законодательного закрепления / А.В. Ковальчук // Веснiк гродзенскага дзярж. ун-та. С. 1. – 2004. – №4. – С. 115–122.

5. Комментарий к Уголовному кодексу Республики Беларусь / Н.Ф. Ахраменка, Н.А. Бабий, А.В. Барков и др.; Под общ. ред. А.В. Баркова. – Мн.: Тесей, 2003. – 1200 с.

6. Лукашев А.И., Саркисова Э.А. Уголовный кодекс Республики Беларусь: сравнительный анализ и комментарий. – Мн.: Тесей, 2000. – 672 с.

7. Лысак Н.В. Проблемы определения начального момента охраны жизни человека в уголовном праве / Лысак Н.В. // Рос. следователь. 2002. – №2. – С. 38–41.

8. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Республики Беларусь / Н.Ф. Ахраменка [и др.]; под общ. ред. А.В. Баркова, В.Н. Хомича. – Минск: ГИУСТ БГУ, 2007. – 1007 с.

9. О судебной практике по делам об убийстве (ст. 139 УК): постановление Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 17 декабря 2002 г. №9 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2003. – №8 – С. 97–102.

10. О судебной практике по делам об убийстве (ст. 139 УК): Комментарий к постановлению Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 17 декабря 2002 г. №9 // Право Беларуси. – 2003. – №6 – С. 48–51.

11. Постановление Министерства здравоохранения Республики Беларусь «Об утверждении Инструкции о порядке констатации биологической смерти и прекращения применения мер по искусственному поддержанию жизни пациента» // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2002. – №92. – 8/8318.

12. Примаченок, А.А. Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть: С учётом изменений и дополнений, внесённых в УК по состоянию на 1 марта 2008 Года / А.А. Примаченок. – 6-е издание, дополненное. – Мн.: Молодёжное, 2008. – 150 с.

13. Ребеко Н.В. Охрана жизни и право на смерть [РБ]: Уголовное право / Н.В. Ребеко // Промышленно-торговое право. 2002. – №1. – С. 40–55.

14. Ребеко Н.В. Охрана жизни и право на смерть [РБ]: Уголовное право / Н.В. Ребеко // Промышленно-торговое право. 2002. – №2. – С. 76–151.

15. Убийство при превышении мер необходимых для задержания лица совершившего преступление // Судовы веснiк. – 2004. – №1. – С. 60–61.

16. Уголовный кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 2 июня 1999 года: одобрен Советом Республики 24 июня 1999 г.: Текст по состоянию на 12 марта 2007 г. – Минск: Амалфея, 2007. – 336 с.

17. Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. Ответственные редакторы: доктор юридических наук, профессор И.Я. Козаченко, доктор юридических наук, профессор З.А. Незнамова, кандидат юридических наук, доцент Г.П. Новоселов. – М.: Издательская группа НОРМА ИНФРА, М, 1998. – 768 с.

18. Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть: Учебное пособие / Н.Ф. Ахраменка, Н.А. Бабий, В.В. Борода и др.; Под ред. Н.А. Бабия и И.О. Грунтова. – Мн.: Новое знание, 2002. – 912 с.

19. Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть / А.Н. Лукашов, С.Е. Данилюк, Э.Ф. Мичулис и др.; Под общ. ред. А.Н. Лукашова. – Мн.: Тесей, 2001. – 808 с.

20. Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть / Н.А. Бабий. – Мн.: Тесей, 2000. – 288 с.

21. Уголовное право Республики Беларусь: Учебник для вузов / Л.А. Прохлров, М.Л. Прохорова. – М.: Юристъ, 1999. – 912 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему