Методика расследования хулиганства

Криминалистическая характеристика хулиганства. Хулиганство как противоправное деяние. Обстоятельства, подлежащие установлению и доказыванию по уголовным делам о хулиганстве. Сбор доказательств и методы планирования расследования по данному преступленияю.

ПЛАН

Введение

Глава 1. Криминалистическая характеристика хулиганства

§ 1. Хулиганство как противоправное деяние

§ 2. Обстоятельства, подлежащие установлению и доказыванию по уголовным делам о хулиганстве

Глава 2. Расследование хулиганства

§ 1. Планирование расследования

§ 2. Сбор доказательств по уголовному делу

Заключение

Список использованной литературы

Приложение 1 Протокол осмотра места происшествия


ВВЕДЕНИЕ

Правовая реформа, проводимая в Российской Федерации на рубеже XX-XXI в.в., призвана создать надежные механизмы борьбы с различными антиобщественными проявлениями.

В настоящее время хулиганство относится к числу наиболее распространенных преступных посягательств, являясь третьей по величине составляющей преступлений, совершаемых в Российской Федерации.

Анализ данных судебной статистики за последние 7 лет позволяет сделать вывод, что, несмотря на снижение динамических показателей, удельный вес хулиганства в общем количестве преступлений остается стабильно высоким (6 %)[1] .

Отмеченное обстоятельство свидетельствует о серьезной опасности этих деяний для общества.

Повышенная общественная опасность хулиганства заключается также и в том, что в современных условиях происходят изменения не столько количественных показателей хулиганства, сколько его качественных характеристик. Преступные действия хулиганов носят все более дерзкий характер, чаще сопровождаются жестоким избиением потерпевших, глумлением над ними, уничтожением имущества, имеют ярко выраженную разрушительную и даже вандальную направленность. Обозначилась тенденция повышения степени общественной опасности молодежного группового хулиганства, которое все чаще характеризуется достаточно высоким уровнем сплоченности и организованности преступников, нередко связано с политическими и межнациональными конфликтами, перерастающими иногда в массовые беспорядки, погромы, поджоги, преступления против личности с использованием огнестрельного оружия.

В связи с этим борьба с хулиганством остается важнейшей задачей правоохранительных органов. Отсюда вытекает и актуальность теоретической разработки вопросов, связанных с расследованием уголовных дел о хулиганстве и иных преступлений, совершённых из хулиганских побуждений.

Актуальность темы дипломной работы подтверждает и ряд изменений в законодательстве Российской Федерации. Так, Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ были внесены значительные изменения в ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации[2] , предусматривающую ответственность за хулиганство, в соответствии с которыми были декриминализированы составы уголовно-наказуемого хулиганства, совершенного без применения оружия, или предметов, используемых в качестве оружия. Данные изменения требуют совершенствования расследования по данным категориям уголовных дел.

Тем не менее, раскрываемость преступлений о хулиганстве снижается. Согласно данным Главный информационный центр Министерства внутренних дел Российской Федерации процент раскрываемости (от общего количества зарегистрированных преступлений) по данным категориям уголовных дел составил: в 2000 г - 92,8%; в 2003 г. - 87,2%; в 2005 г. -74,1%; в 2006 г. - 67,3%[3] .

Вышесказанное обусловливает необходимость существенного обновления арсенала средств и методов борьбы с хулиганством.

Вопросы, в той или иной мере касающиеся темы исследования, освещались в трудах многих ученых в различных отраслях отечественной юридической науки. Различные аспекты расследования преступлений по уголовным делам о хулиганстве, поднимали в своих трудах такие ученые, как В. Д. Арсеньев, Н. А. Громов, Р. С. Белкин, Г. Ф. Горский, С. П. Ефимичев, 3. 3. Зинатуллин, Л. М. Карнеева, Н. П. Кузнецов, A. M. Ларин, И. М. Лузган, П. А. Лупинская, И. Л. Петрухин, А. Р. Ратинов, А. Б. Соловьев и другие авторы.

Целью исследования является разработка теоретических положений, раскрывающих особенности расследования уголовных дел о хулиганстве.

Цель исследования обусловила необходимость решения ряда задач:

1. Рассмотрение уголовно-правовой характеристики хулиганства.

2. Изучение обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию по уголовным делам о хулиганстве.

3. Изучение особенностей планирования на первоначальном этапе расследования уголовных дел о хулиганстве.

4. Изучение особенностей расследования хулиганства.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с грубым нарушением общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, совершенном с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Предметом исследования являются уголовно-правовые и криминалистические аспекты расследования преступлений о хулиганстве.

Методологической основой исследования являются метод научного познания, а также логический, догматический, сравнительно-правовой методы, метод системного анализа, социологический и иные методы.

Теоретической основой исследования стали труды ученых в области общей теории государства и права, уголовного, уголовно-процессуального права, а также философии, логики, криминологии и других наук.

Эмпирической базой исследования послужили результаты изучения судебной практики Центрального суда г. Оренбурга по уголовным делам о хулиганстве.

Дипломная работа имеет следующую структуру: введение, в котором указываются актуальность темы исследования, цель и задачи, объект и предмет исследования; методы исследования; дается краткая характеристика материала дипломной работы; основная часть, состоящая из трех глав, в которой раскрывается содержание темы работы, выделяются и анализируются её проблемные аспекты, дается оценка и формулируются предложения по их решению; заключение, в котором обобщаются результаты исследования, формулируются выводы, предложения и рекомендации по решению обозначенных в исследовании проблем.

Глава 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ХУЛИГАНСТВА

§ 1. Хулиганство как противоправное деяние

Согласно С. И. Ожегову под хулиганством понимается «поведение, грубо нарушающее общественный порядок, обнаруживающее явное неуважение к обществу, к достоинству человека»[4] .

В это понятие вкладывается элемент противопоставления себя чему-то объективно установившемуся путем возвышения себя над остальными, путем нарушения установленного порядка, путем проявления неуважения к другим.

Хулиганство определялось как «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества» (ч. 1 ст. 213 УК РФ).Из прежнего состава хулиганства в самостоятельный состав преступления с названием «Вандализм» выделились «осквернение зданий и иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах» (ст. 214 УК РФ). Кроме того, законодатель расширил сферу использования такого квалифицирующего признака, как совершение преступления «из хулиганских побуждений», введя его в качестве обстоятельства, усиливающего ответственность виновного при убийстве (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ), и при наиболее опасных посягательствах на здоровье личности (п. «д» ч. 2 ст. 111, п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ). Злостным хулиганством признавались «те же действия, отличающиеся по своему содержанию особым цинизмом или особой дерзостью, либо связанные с сопротивлением представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка, или иным гражданам, пресекающим хулиганские действия, а равно совершенные лицом, ранее судимым за хулиганство» (ч.2 ст. 206 УК РФ).

Статья 213 УК РФ является одной из наиболее часто применяемых статей УК РФ. Опасность хулиганства заключена как в многообразии форм его проявления, так и в том, что хулиганство зачастую является отправным моментом становления людей на путь более тяжких преступлений.

Федеральный закон Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" определил, что хулиганство "есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия"[5] (ч. 1 ст. 213 УК РФ). В ч. 2 этой же статьи в качестве квалифицированного хулиганства определено «то же деяние, совершенное по предварительному сговору или организованной группой лиц либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка».

Как видно, статья претерпела довольно сильные изменения, и это касается не только определения хулиганства, его видов, но и обязательных и квалифицирующих признаков.

Во-первых, исчезли ранее обязательные для такого преступления признаки, как применение насилия к гражданам либо создание угрозы такого применения, а так же уничтожение или повреждение чужого имущества. При исключении этих обязательных признаков законодатель руководствовался судебной практикой, которая неоднократно указывала на то, что не всякое хулиганство совершается с применением насилия или угрозой такого применения. Законодатель так же стремился пресечь ошибки, которые часто допускали суды при разграничении преступлений предусмотренных статьями 115 и 213 УК РФ, а так же при разграничении уголовного хулиганства и административного.

Во-вторых, применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, стало обязательным, а не квалифицирующим признаком хулиганства. Это, на наш взгляд, связано с желанием законодателя декриминализировать ряд деяний предусмотренных УК РФ, и освободить и без того переполненные тюрьмы, а так же с тем, что большинство хулиганских действий и так совершаются с применением оружия или предметов, используемых в качестве таковых. Кроме того, ни для кого не секрет какую сложность представляло собой для правоохранительных органов разграничение административного и уголовного хулиганства.

В соответствии с новой редакцией ст. 213 УК РФ уголовное хулиганство только тогда уголовно, когда применялось оружие или применялись предметы, используемые в качестве оружия[6] . Таким образом, законодатель, наконец-то поставил точку в многолетних спорах различных ученых о том, что же считать уголовным, а что административным хулиганством.

Ответственность по ч. 1 ст. 213 УК РФ наступает не только при применении огнестрельного, холодного, пневматического или газового оружия, но и при использовании предметов хозяйственного и бытового назначения, которыми хулиган вооружился в процессе совершения преступления, а так же животных, которые были использованы им в качестве оружия, т.е. для поражения живой силы. Например, по делу №1-51/2005 из Архива Центрального суда г. Оренбурга в качестве предмета, используемого в качестве оружия, хулиган использовал свою собаку[7] .

Приговором Центрального районного суда г. Оренбурга от 18 мая 2005 г. по уголовному делу №1-51/2005 признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации, Х., 02.06.1966 года рождения. Суд назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года. В соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации данное наказание является условным с испытательным сроком.

Так, 1 февраля 2005 г. около 19 часов по ул. Томилинская Центрального района г. Оренбурга Х. совместно с установленным следствием лицом, после распития спиртных напитков находился возле магазина со своей собакой типа «Лайки». В это время мимо магазина проходил гр. Ж. со своими несовершеннолетними детьми, 17.03.1992г. рождения и 27.04.1993 г. рождения. В этот момент у Х. возник умысел на хулиганские действия в отношении семьи Ж., грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу. А именно, Х., видя, что семья Ж. удаляется, предложил своему знакомому, установленному следствием лицу, догнать семью Ж. и разобраться с последними. Реализовывая свой преступный умысел, направленный на хулиганские побуждения, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, с применением предметов, то есть собаки, используемой в качестве оружия, Х. догнал семью Ж., после чего стал натравливать на них свою собаку, неоднократно давая ей команды «Фас», «Взять их». После этого собака Х. подбежала к несовершеннолетнему Ж. и укусила его за правую ногу выше колена. Своими преступными действиями Х., используя собаку в качестве предмета, используемого в качестве оружия, причинил Ж. телесные повреждения, причинившие сильную физическую боль, не причинившие вреда здоровью.

Затем Х., продолжая свои хулиганские действия, подошел к Ж., и с целью причинения телесных повреждений ударил один раз кулаком по лицу. В свою очередь, Ж. оттолкнул Х. от себя, а находящееся рядом с Х. установленное следствием лицо, с целью причинения телесных повреждений, ударил Ж. кулаком по лицу. От удара Ж. упал на снег. В этот момент Х. и установленное следствием лицо с целью причинения телесных повреждений Ж., стали наносить последнему удары ногами, обутыми в ботинки, по голове и по различным частям тела на протяжении 1,5 минут. После того, как Х. и установленное следствием лицо увидели, что Ж. лежит на снегу без движения, они прекратили его избивать. В результате чего Х. и установленное следствием лицо причинили Ж., 1967 года рождения, телесные повреждения в виде: кровоподтека обеих век правого глаза, кровоподтека обеих век левого глаза, ссадины скуловой области справа, сотрясения головного мозга, подтвержденное данными клинической симптоматики. Эти повреждения в совокупности причинили легкий вред здоровью, так как повлекли за собой кратковременное расстройство здоровья на срок не свыше 3-х недель[8] .

Под применением оружия иных предметов понимается не только нанесение телесных повреждений потерпевшему, но и попытка нанесения таких повреждений.

Новая редакция статьи наиболее полно и четко дает определение хулиганству с четким перечнем признаков, позволяющих четко отграничивать уголовное преступление от преступлений против личности, а также от его аналогичного административного проступка - мелкого хулиганства, то есть «нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, сопровождающегося нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества» (гл. 20 ст. 20.1 КоАП РФ)[9] , что ранее представляло немалую трудность.

Однако, не смотря на всю "замечательность" этого определения в нем, еще есть пробелы, например "грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу": критерии, позволяющие разграничить "грубое" и "негрубое" нарушение общественного порядка, "явное" и "неявное" неуважение к обществу по-прежнему отсутствуют.

Субъектом данного преступления является любое вменяемое лицо, достигшее на момент совершения преступления 16 лет.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что своими действиями, грубо нарушает общественный порядок и выражает явное неуважение к обществу, и желает совершить эти действия.

Важное значение для определения содержания и направленности умысла и отграничения хулиганства от других преступлений имеет установление мотива и цели преступления. Специфика субъективной стороны этого преступления заключается еще и в необычности мотива и цели хулиганских действий, ибо с точки зрения обычной житейской логики они бессмысленны. Однако в понимании хулигана подобные действия всегда четко мотивированны и строго целенаправленны. Зачастую мотив совершения хулиганства выражается в стремлении виновного утвердить свою гипертрофированную исключительность в сознании неопределенного круга лиц.

Так,Ш. обвинялся в том, что он, находясь на дискотеке в ДК, из хулиганских побуждений ударил бейсбольной битой А. по голове, после чего несколько раз нанес последнему удары ногами по голове, причинив телесные повреждения, совершив хулиганство, то есть грубое неуважение к обществу, с применением предмета, используемого в качестве оружия[10] .

Суд признал, что применяя насилие к потерпевшему, подсудимый действовал из хулиганских побуждений, поскольку ранее с потерпевшим он знаком не был, личных неприязненных отношений между ними не было, действовал без мотива, не имея причин для такого поведения и неприязни к потерпевшему. Бейсбольную биту – предмета, используемого Ш. в качестве оружия, он принес на дискотеку с целью защиты от возможного нападения, поскольку не знал, чего можно ожидать от местных жителей[11] . Подсудимый, нанося потерпевшему удары бейсбольной битой, не только осознавал общественную опасность своих действий, но и предвидел возможность наступления общественно опасных последствий в виде причинения среднего вреда здоровью, относясь к этим последствиям безразлично.

Причинение в процессе хулиганства тяжкого или средней тяжести вреда здоровью квалифицируется соответственно по ст. ст. 111 и 112 Уголовного кодекса Российской Федерации (по признаку совершения этих действий "из хулиганских побуждений").

В диспозиции ст. 213 УК РФ нет прямого указания на то, что хулиганство должно быть совершено в общественном месте – на улице, в транспорте, в общественных зданиях. Изучение судебной практики Центрального суда г. Оренбурга показало, что наличие общественности места, где совершается хулиганство, не всегда имеет значение для квалификации. Хулиганство может быть совершено в общественном месте, например, на дискотеке, как это следует из выше приведенного примера, а может - в жилище, в комнате общежития.

Так, приговором Центрального районного суда г. Оренбурга от 12 июня 2005 г. по уголовному делу № 1-89 был признан виновным в совершении преступлений предусмотренных ст. 222; ч. 1 ст. 213; ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 161; ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации, гражданин Е[12] .

В ходе судебного разбирательства судом установлено, что 20 февраля 2005 г., около 14 часов гр. Е., А. и Н. пришли в общежитие № 2 Оренбургского ПУ-64 по ул. Томилинская, 63, где все зашли в комнату № 6, где находились проживавшие там ранее незнакомые Б., Ф., К., К., Ч. Грубо нарушая общественный порядок и покой граждан, выражая явное неуважение к обществу, демонстрируя в качестве оружия торчащий из рукава ствол от винтовки модели ТОЗ -16 и стал наставлять его на лиц, находившихся в комнате, угрожая при этом убийством, требуя, чтобы они не вставали и оставались на своих местах. После чего он подошел к Б. и, наведя на него ствол от винтовки ТОЗ-16, беспричинно ударил того кулаком по лицу, причинив телесные повреждения, не повлекшие вреда здоровью. Свои хулиганские действия Е. прекратил после того, как в дверь стала стучать комендант общежития.

По ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием в исправительной колони общего режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 8 декабря 2005г. данный приговор оставлен без изменения, жалоба осужденного без удовлетворения[13] .

Остается только отметить что за простое хулиганство предусмотренного ч. 1 ст. 213 УК РФлицо наказывается «обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет»[14] .

Под квалифицирующим признаком – совершение хулиганства группой лиц по предварительному сговору суд понимает совершение преступления двумя или более лицами, заранее договорившимися о совместном совершении хулиганства, при этом каждый из исполнителей совершает действия, подпадающие под признаки объективной стороны преступления, независимо от того, достигли некоторые из участников возраста, с которого наступает уголовная ответственность за данное преступление, а также независимо от вменяемости некоторых участников. Сговор считается предварительным, если он имел место до начала выполнения объективной стороны преступления.

Так, приговором Центрального суда г. Оренбурга от 5 сентября 2005 г. Халяпина С. М., Жиборкина Н. А., Маслакова Т. С. признаны виновными в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью потерпевшей Юрженковой И. Е. группой лиц из хулиганских побуждений. Халяпина С. М. осуждена к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года, Маслакова Т. С. осуждена к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года, Жиборкина Н. А. осуждена к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года.

Суд признал, что данное преступление совершено из хулиганских побуждений при наличии следующих обстоятельств.

14 августа 2006 г. Халяпина С. М., Жиборкина Н. А., Маслакова Т. С. около 24 часов находились на дискотеке. Увидев, что во время дискотеки их знакомая Алексеева из-за того, что со Сластениным танцевала Юрженкова толкнула ту, Халяпина С. М. и Маслакова Т. С., используя этот малозначительный повод, подошли к Юрженковой стали ее оскорблять грубой нецензурной бранью, схватили за одежду, волосы и оттащили в сторону от танцующих. А затем Маслакова рукой, в которой был зажат пакет с кириешками, умышленно нанесла Юрженковой удар в грудь, от чего кириешки рассыпались. Маслакова потребовала от Юрженковой, чтобы та купила ей пакет кириешек, либо отдала 10 рублей. Юрженкова отказалась выполнить ее требования и просила оставить ее в покое. После чего Халяпина и Маслакова стали избивать Юржекову, нанося ей удары руками и ногами по лицу и в живот. Находящийся в танцевальном зале Милоян оттащил Халяпину от Юрженковой. Но Халяпина и Маслакова продолжили избиение Юрженковой. Находящийся в танцевальном зале Старовойтов с целью дальнейшего недопущения избиения вынес Юрженкову за здание ДК. Тогда Халяпина С. М., Жиборкина Н. А., Маслакова Т. С. также выбежали на улицу за здание ДК, где продолжили избиение Юрженковой, нанося ей удары руками и ногами.

В результате преступных действий осужденных Юрженковой был причинен средней тяжести вред здоровью.

Судебная коллегия по уголовным делам изменила данный приговор в отношении Маслаковой Т.С., поскольку на момент совершения преступления ей исполнилось 15 лет. Суд первой инстанции не учел требований ч.6 ст.88 УК РФ о том, что наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней степени тяжести впервые.

Определением судебной коллегии квалификация деяния осталась прежней и назначено наказание в виде 10 месяцев исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства. В соответствии со ст.73 Уголовного кодекса Российской Федерации условно, с испытательным сроком 2 года»[15] .

Под квалифицирующим признаком – совершение хулиганства организованной группой понимается совершение хулиганства устойчивой группой лиц, заранее объединившейся для совершения одного или нескольких преступлений.

От группы лиц по предварительному сговору организованная группа отличается признаками устойчивости и организованности. Если сговор на совершение преступления группой лиц по предварительному сговору может иметь лишь общие черты, то в организованной группе преступление тщательно планируется, роли соучастников распределяются.

Под квалифицирующим признаком – сопротивление представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка суд понимает активное противодействие осуществлению служебного или общественного долга представителям власти, а именно: должностным лицам правоохранительного или контролирующего органа, а также иным должностным лицам, наделенным в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости.

Таким образом, в современном Уголовном кодексе Российской Федерации под хулиганством, как противоправным деянием понимается грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 1 ст. 213 УК РФ).

Квалифицирующими признаками данного преступления в настоящее время считаются:

а) совершение хулиганства группой лиц по предварительному сговору; б) совершение хулиганства организованной группой;

в) сопротивление представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка (ч. 2 ст. 213 УК РФ).

§ 2. Обстоятельства, подлежащие установлению и доказыванию по уголовным делам о хулиганстве

При расследовании хулиганства подлежат установлению следующие обстоятельства:

- какие конкретно действия совершены подозреваемым/ подозреваемыми;

- имеются ли в них признаки хулиганства, какого именно;

- где и когда совершены хулиганские действия;

- не сопровождалось ли хулиганство совершением других преступлений, если да — каких именно;

- кто совершил хулиганские действия, не совершал ли он подобных действий прежде, не привлекался ли раньше к административной ответственности за мелкое хулиганство;

- если преступление совершено группой, то какова роль каждого ее участника;

- кто потерпевшие, не спровоцировали ли они хулиганские действия;

- какие обстоятельства способствовали совершению хулиганства.

Необходимо отметить, что заранее установить весь круг обстоятельств, которые могут иметь значение для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, невозможно. Эти обстоятельства определяются применительно к конкретному делу. Круг этих обстоятельств, в первую очередь, определяет и устанавливает следователь, разрабатывая и проверяя версии происшедшего события.

Практика показывает, что обстоятельства совершения преступлений одного вида нередко бывают в значительной мере однотипными. На любом этапе работы по делу, стремясь восполнить пробелы в информации, следователь на основе своих знаний и опыта, выдвигает типичные предположения об обстоятельствах дела, отбрасывая те, которые в процессе отработки оказались ошибочными. Подобные предположения, выдвигаемые на первоначальном этапе расследования, представляют собой типичные версии.

На первоначальном этапе расследования хулиганства обычно возникают такие типичные ситуации:

1. Хулиган застигнут на месте совершения преступления, известен потерпевший, имеются очевидцы и явные следы преступления.

В этой ситуации следователь (орган дознания) обязан вначале принять меры пресечения хулиганских действий. Приняв решение о возбуждении уголовного дела, нужно произвести: задержание подозреваемого; осмотр места происшествия; допрос подозреваемого; допрос потерпевшего; осмотр его одежды и освидетельствование: допрос свидетелей; обыск по месту жительства подозреваемого; назначение экспертиз.

2. Хулиган с места происшествия скрылся, но известны признаки его внешности и другие предметы. В этом случае на первоначальном этапе расследования проводят следующие следственные действия: допрос потерпевшего; осмотр его одежды и освидетельствование; осмотр места происшествия; допросы свидетелей. Главная цель следователя - сбор информации, направленной на установление личности хулигана, и выяснение обстоятельств, связанных с совершением преступления.

3. Хулиганские действия совершены, но хулиган неизвестен.

Эта ситуация отличается от предыдущей дефицитом информации как об обстоятельствах преступления, так и о личности преступника.

Если информация о хулиганстве поступила сразу после его совершения, то необходимо осмотреть место происшествия, опросить потерпевшего, свидетелей - очевидцев, а при обнаружении признаков преступления — возбудить уголовное дело. Обычно в таких случаях проводят: допросы заявителя и потерпевшего; осмотр одежды, освидетельствование потерпевшего; допросы свидетелей; назначение судебных экспертиз; поручение органам дознания производства оперативно-розыскных мероприятий.

На основании разработанных криминалистами типичных ситуаций следователь при поступлении заявления (сообщения) о хулиганстве, ознакомившись с первичными документами, обычно выдвигает общие типичные версии:

- хулиганство имело место;

- хулиганства не было, а в действиях преступника (группы преступников) содержится состав иного преступления;

- совершено мелкое хулиганство;

- хулиганства не было, заявитель добросовестно заблуждается либо оговаривает невиновных лиц[16] .

При выяснении в дальнейшем других обстоятельств следователь выдвигает частные типичные версии.

Например, когда неизвестны или известны не все участники хулиганских действий, в первую очередь необходимо установить личность человека, совершившего хулиганские действия, или установить состав группы, обусловливающийся обстоятельствами ее формирования.

Анализ практики показал, что применительно к обстоятельствам формирования преступных группировок типичными являются версии о том, что лица, совершившие хулиганство:

- знакомы по месту жительства, работы или учебы;

- земляки (выходцы из одной деревни, местности) либо студенты одного учебного заведения и т.п.;

- объединены общими интересами (голубятники, постоянные посетители дискотек, футбольные и хоккейные болельщики и т. д.);

- родственники[17] .

Для ситуаций, когда преступник (участники преступной группы) неизвестны или известны только отдельные из них, характерны типичные версии, что хулиганство совершили лица, среди которых имеются:

- постоянно распивающие или распивавшие в момент совершения преступления спиртные напитки или недалеко от места происшествия;

- проживающие поблизости от места происшествия и известные местным жителям как склонные к хулиганским поступкам, вызывающе ведущие себя в общественных местах,

- состоящие на учете в органах внутренних дел или привлекавшиеся к административной ответственности за хулиганство;

- ранее судимые за аналогичное преступление;

- привлекаемые к уголовной ответственности за другие преступления и др.

Установлению свидетелей (очевидцев) хулиганских действий способствуют типичные версии о том, что эти лица:

- проживают или работают рядом с местом происшествия;

- являются знакомыми либо родственниками лиц, совершивших хулиганство;

- постоянно в одно и то же время идут определенными маршрутами, пользуются одним видом транспорта, проходящим вблизи места происшествия, и т. п[18] .

В процессе проведения первоначальных следственных действий следователь конкретизирует частные типичные версии, видоизменяя их по мере сбора доказательственной информации.

Нередко при расследовании дела о хулиганстве выясняются факты совершения тем же преступником (той же группой) других преступлений. Известны случаи, когда лица, виновные в тяжких преступлениях, осуществляли хулиганские действия и, будучи осужденными за это деяние, отбывали более мягкое наказание. Следователям и работникам органов дознания необходимо учитывать это и особенно на первоначальном этапе расследования преступления при наличии оснований выдвигать и проверять все возможные версии об обстоятельствах преступления, конкретных лицах, его совершивших.

Для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, в ходе предварительного и судебного следствия исследуются иные обстоятельства, так или иначе связанные с устанавливаемыми, а поэтому имеющие значение для дела (относящиеся к делу). Например, для установления предмета, используемого в качестве орудия по конкретному делу, необходимо установить: откуда и каким образом оно попало в руки подозреваемого, каким образом использовалось, какие телесные повреждения нанесены потерпевшему, существует ли возможность причинения данных телесных повреждений именно этим предметом и т.п.

Имеющими значение для дела являются и обстоятельства, выяснение которых необходимо для проверки и оценки доказательств, например, установление неприязненных отношений между обвиняемым и свидетелями может иметь значение при оценке показаний свидетеля, установление дефектов слуха у потерпевшего может поставить под сомнение достоверность его показаний.

Некоторые обстоятельства, которые надо устанавливать в ходе расследования и судебного рассмотрения дела для доказывания юридически значимых обстоятельств, именуются побочными, промежуточными, вспомогательными. Вопрос о том, может ли то или иное обстоятельство иметь значение по делу, должно ли оно быть доказано и какими доказательствами, решает применительно к конкретному делу лицо, производящее дознание, следователь, суд[19] .

Таким образом, до возбуждения уголовного дела следователь, исходя из типичных ситуаций хулиганства, выдвигает общие типичные версии, на основании которых разрабатываются подлежащие установлению обстоятельства хулиганства. При выяснении новых обстоятельств хулиганства следователь разрабатывает типичные частные версии.

Глава 2. РАССЛЕДОВАНИЕ ХУЛИГАНСТВА

§ 1. Планирование расследования

Полное исследование всех обстоятельств хулиганства невозможно без составления плана расследования. Особенно важно правильно спланировать работу на первоначальном этапе расследования, когда следователь располагает неполной, в ряде случаев противоречивой информацией о событии преступления и причастных к нему лицах, и в короткие сроки требуется провести большое количество следственных действий, организационных и иных мероприятий.

Как известно, основой планирования работы по уголовному делу являются криминалистические версии, базирующиеся на фактических данных и предположениях о сущности или отдельных обстоятельствах события, имеющего признаки преступления, выдвинутые и принятые к проверке следователем, иным уполномоченным на то сотрудником правоохранительных органов, судьей при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, расследовании или рассмотрении дела в суде[20] .

Выдвижение версий осуществляется до возбуждения уголовного дела, сразу после получения сообщения о событии, имеющем признаки преступления. При незначительном объеме информации о событии следователь действует, исходя из типичных версий, свойственных этому виду преступлений. Такие версии выдвигаются лицом, проводящим расследование, на основе рекомендаций, разработанных криминалистикой, собственной деятельности по расследованию подобных преступлений, а также жизненного опыта. Будучи результатом обобщения практики, они приобретают конкретный характер применительно к данному делу и определенной ситуации.

Типичные версии используются не только в начальный период расследования, но и потом, когда картина события в целом становится очевидной, в этом случае типичные общие версии превращаются в конкретные версии «для данного случая». Однако отдельные обстоятельства могут быть неясны, информация о них минимальна или вовсе отсутствует. Например, даже если установлены лица, совершившие групповое хулиганство, зачастую трудно выяснить его мотивы, условия формирования преступной группировки, роль в преступлении отдельных ее участников и т. п.

Большое практическое значение на первоначальном этапе расследования хулиганства имеют и частные типичные версии, особенно касающиеся круга лиц, совершивших его, а также могущих засвидетельствовать факт хулиганства.

Проверка перечисленных выше версий вносится в план расследования, в связи с тем, что лицу, проводящему расследование, необходимо постоянно координировать работу с оперативно-розыскными аппаратами и другими службами органов внутренних дел, а также с представителями общественности.

Проблемам планирования работы по раскрытию и расследованию уголовных дел в криминалистике посвящен ряд работ. Некоторые авторы считают, что планирование выступает одним из обязательных условий расследования, которое представляет собой сложный мыслительный процесс, заключающийся в определении задач следствия, путей и способов их решения в соответствии с требованиями закона. Другие говорят о нем как о методе следственной работы, заключающемся «в построении на основе исходных фактических данных следственных версий, определении подлежащих установлению фактов, требуемых для этого действий, оптимальной последовательности и сроков их выполнения с целью обеспечения точности, полноты, быстроты и экономичности расследования»[21] .

Планирование расследования складывается из нескольких элементов. В работах по криминалистике приводятся различные перечни таких элементов, по-разному характеризуется их содержание.

При этом, как указывает Р. С. Белкин, общим недостатком перечней является «включение в них «на равных правах элементов различных уровней, например, определение задач расследования и конкретных исполнителей или выдвижение версий и планирование сроков проведения отдельных следственных действий и т. п.»[22]

Системный подход к решению проблемы требует выделения одноуровневых элементов системы с четким переходом к элементам следующего уровня и т. д. По его мнению, «элементы планирования составляют: 1) анализ исходной информации; 2) выдвижение версий и определение задач расследования; 3) выбор путей и способов решения поставленных задач; 4) составление письменного плана и иной документации по планированию расследования; 5) контроль исполнения и корректировка плана расследования»[23] .

Соглашаясь в целом с предложенной схемой, считаем необходимым в то же время внести в нее некоторые уточнения. Как известно, при расследовании неочевидных преступлений, в том числе и большинства хулиганских проявлений, совершенных как единолично, так и группой, вначале приходится с учетом исходной информации выдвигать типичные версии, которые заменяются конкретными обычно лишь на основе проведения предварительной проверки (осмотра места происшествия, опроса очевидцев и т. д.). Только после этого возможен анализ соответствующего материала. Определение задач расследования вряд ли может быть элементом планирования, так как общие задачи расследования предусмотрены законом. Видимо, речь должна идти не о задачах, а о формулировке вопросов, подлежащих выяснению.

Представляется, что к элементам планирования следует отнести:

- ознакомление с исходной информацией и выдвижение типичных версий;

- анализ собранных в ходе предварительной проверки данных о преступлении и выдвижение конкретных версий;

- формулировка вопросов, подлежащих выяснению;

- определение круга первоначальных следственных действий и иных мероприятий, которые должны быть проведены для решения этих вопросов;

- выбор оптимальных путей и способов проведения следственных действий и иных мероприятий;

- составление развернутого плана расследования;

- контроль за исполнением и корректировка плана.

Первоначальный этап расследования хулиганства по времени может быть непродолжительным. Анализ практики свидетельствует, что обычно он длится от 3 до 5 дней с момента возбуждения уголовного дела. В это время должно быть осуществлено большое число следственных действий и организационных мероприятий. К сожалению, на первоначальном этапе лица, проводящие расследование, не всегда уделяют должное внимание составлению плана. Однако без тщательного планирования качественно и в срок провести все необходимые следственные действия и другие мероприятия весьма трудно.

По несложным делам следователи и работники дознания на первоначальном этапе расследования в ряде случаев обходятся без подробных письменных планов, организуют свою работу на основе типичных версий и лишь после выполнения первоначальных следственных действий приступают к развернутому планированию. По делам о групповом хулиганстве такую практику нельзя считать приемлемой. Учитывая групповой характер преступления и связанную с этим сложность предстоящей работы, надо с самого начала составлять письменный план расследования, хотя бы в виде простого перечня следственных действий и организационных мероприятий, подлежащих незамедлительному проведению. При расследовании групповых преступлений чаще обычного приходиться уточнять, изменять планы расследования, поэтому при их составлении необходимо принимать во внимание и это обстоятельство.

Среди следственных действий, выполняемых на первоначальном этапе расследования хулиганства, вначале должны быть указаны те, производство которых согласно закону обязательно осуществляется в первую очередь (например, допрос перед предъявлением для опознания). Вопрос об очередности выполнения следственных действий обстоятельно исследован А. В. Рагулиным. По его мнению, «при расследовании любых преступлений преимущества в плане очередности проведения имеют действия:

- направленные на собирание доказательств, которые в случае промедления могут быть утрачены;

- по розыску, изобличению и изоляции преступника, пребывание которого на свободе представляет опасность для общества;

- способствующие выяснению оснований для предъявления обвинения подозреваемому, содержащемуся под стражей;

- обеспечивающие проверку одновременно нескольких версий;

- сопряженные со значительным расходом времени;

- необходимые в качестве подготовки к последующим следственным действиям;

- не связанные с риском разглашения тайны расследования;

- касающиеся лиц, а также предметов и документов, наличие которых в данный момент может быть обеспечено»[24] .

Вместе с тем планирование на первоначальном этапе расследования группового хулиганства имеет особенности, влияющие на последовательность проведения следственных действий. По делам этой категории необходимо:

- во-первых, планировать следственные действия таким образом, чтобы в первую очередь изобличить второстепенных участников хулиганства и попытаться получить от них правдивые показания о событии;

- во-вторых, при наличии сомнений в результатах планируемых следственных действий прежде должны проводиться те из них, которые с большей вероятностью могут обеспечить получение доказательств о причастности заподозренных лиц к совершенному преступлению;

- в-третьих, поскольку хулиганство затрагивает интересы отдельных граждан, которые нередко со временем (как по личным мотивам, так и в результате влияния преступников, их знакомых, родственников) начинают тяготиться участием в paccлeдoвaнии и неохотно дают правдивые показания, одними из первых следует планировать допросы свидетелей;

- в-четвертых, должен быть предусмотрен порядок проведения следственных действий, исключающий общение между собой как свидетелей и потерпевших, так и задержанных.

Своевременное выдвижение обоснованных версий и составление на их основе планов расследования, как правило, обеспечивает эффективность работы следователя по делам о хулиганстве, в том числе и групповом, во многом способствует успешному раскрытию этих преступлений.

Таким образом, планирование работы по уголовному делу имеет немаловажное значение. План расследования включает следующие этапы: ознакомление с исходной информацией и выдвижение типичных версий; анализ собранных в ходе предварительной проверки данных о преступлении и выдвижение конкретных версий; формулировка вопросов, подлежащих выяснению; определение круга первоначальных следственных действий и иных мероприятий, которые должны быть проведены для решения этих вопросов; выбор оптимальных путей и способов проведения следственных действий и иных мероприятий; составление развернутого плана расследования; контроль за исполнением и корректировка плана. Основой планирования расследования являются общие типичные версии, выдвигаемые после ознакомления с первичной информацией; основой корректировки плана расследования являются частные типичные версии, выдвигаемые в ходе работы по уголовному делу о хулиганстве.

§ 2. Сбор доказательств по уголовному делу

На стадии доказывания хулиганства особое внимание уделяется закрепленным в законе требованиям, которые обеспечивают права личности, а также создают надлежащие механизмы для их позитивной реализации.

При исследовании предмета доказывания по делам о хулиганстве подлежат установлению:

«по субъекту – личность и возраст хулигана; совершал ли он преступление один или в группе, соучастники;

по субъективной стороне – прямой умысел: субъект осознает, что грубо нарушает общественный порядок, выражает явное неуважение к обществу, и желает этого; мотивы – желание выразить свое мнимое превосходство над обществом; бравада и стремление самоутвердиться, унижая других, покрасоваться своей лихостью и дерзостью, пренебрежением нормами морали.

по объективной стороне – нарушения общественного порядка; наличие людей во время совершения хулиганских действий; оказание сопротивления представителю власти или иным лицам, пресекающим действия хулигана; применение оружия или предметов, его заменяющих.

Если хулиганские действия совершены группой лиц, то при выяснении субъективной стороны состава преступления следует выяснить, существовал ли между ними предварительный сговор, не входят ли они в организованную группу»[25] .

При задержании виновного с поличным для сбора доказательств преступного деяния осуществляются следующие первоначальные следственные действия: осмотр места преступления, личный обыск, в надлежащих случаях судебно-медицинское освидетельствование, обыск жилища подозреваемого, допрос задержанного, допрос потерпевшего и очевидцев, допрос лиц, пресекавших преступные действия, экспертиза оружия или предмета, используемого в качестве оружия.

По общему правилу, до возбуждения уголовного дела, производство следственных действий запрещено, за исключениемслучаев, не терпящих отлагательства, в этом случае до возбуждения уголовного дела может быть произведен осмотр места происшествия (ч. 2 ст. 176 УПК РФ). Данное исключение сделано для того, чтобы следователь либо дознаватель могли изъять с места происшествия следы преступления, которые впоследствии могут стать доказательствами по уголовному делу.

Следственный осмотр места преступления представляет собой непосредственное обнаружение и исследование объектов, имеющих значение для уголовного дела, их признаков, свойств, состояния и взаиморасположения[26] . Сущность осмотра заключается в том, что следователь с помощью органов своих чувств убеждается в существовании и характере фактов, имеющих доказательственное значение. Являясь, как и многие другие следственные действия, действием познавательным, осмотр проводится с помощью различных методов познания. При осмотре следователь не только наблюдает, но и производит различные измерения и вычисления, сравнивает наблюдаемые объекты как между собой, так и с другими объектами и явлениями, в определенных пределах экспериментирует с исследуемыми объектами и, наконец, описывает и запечатлевает все то, что обнаружили и выявили он и другие участники осмотра. При следственном осмотре широко применяются специальные методы криминалистики, особенно технико-криминалистические методы работы со следами и другими вещественными доказательствами. Результаты восприятия осматриваемых объектов необходимо подвергать логической обработке в целях выявления их связей, как с самим расследуемым событием, так и с другими фактическими данными, собранными по делу.

Предметы и иные объекты, которые впоследствии могут быть признаны вещественными доказательствами, обнаруженные в ходе осмотра места происшествия, имеют, несомненно, важное доказательственное значение. Осмотр места преступления позволяет обнаружить его материальные следы: следы насильственных действий в отношении потерпевшего и сопротивления лицам, пресекавшим преступный акт, оружие или предмет, используемый в качестве оружия при совершении преступного деяния, вещи и предметы, принадлежащие подозреваемому или потерпевшему. Их обнаружение позволяет следователю (дознавателю) выдвинуть версии о том, что преступление было совершено лицом, относящимся к определенной социальной группе, или конкретным лицом. В тех случаях, когда лицо будет установлено иным способом (например, задержано "по горячим следам"), данные предметы позволят изобличить это лицо в совершении преступления. Однако доказательственное значение таких предметов сторона обвинения переоценивать не должна. Они могли принадлежать лицу, действительно находившемуся в момент совершения хулиганства на этом же месте, но непричастному к нему.

Общая задача осмотра места происшествия заключается в выявлении всех видов взаимосвязей, с тем, чтобы по ним в совокупности с другими данными по делу установить механизм происшествия во всех деталях, т. е. ответить на вопрос, что произошло на этом месте[27] .

В протоколе осмотра места происшествия (ст. 180 УПК РФ) описываются все действия следователя, а также все обнаруженное при осмотре места происшествия в той последовательности, в какой производился осмотр места происшествия, и в том виде, в каком обнаруженное наблюдалось в момент осмотра места происшествия. В протоколе также перечисляются и описываются все предметы, изъятые при осмотре места происшествия [Приложение 1].

При установлении личности и задержании подозреваемого для выяснения обстоятельств преступления при необходимости производится личный обыск, освидетельствование, допрос и обыск жилища.

В соответствии со ст. 182 УПК РФ, основанием для производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что «в каком-либо помещении или ином месте, или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, могущие иметь значение для уголовного дела. В случае наличия у следователя таких оснований он выносит мотивированное постановление»[28] . Целью обыска жилища по уголовным делам о хулиганстве является обнаружение орудий преступления, документов, иных предметов, значимых для дела (письма и записки оскорбительного характера, записи и записные книжки, свидетельствующие о принадлежности к преступной группировке, и др.).

Обыск производятся только с участием понятых (ст. 170 УПК РФ).Обыск в жилом помещении производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК РФ (следователь возбуждает, с согласия прокурора, ходатайство перед судьей, который рассматривает это ходатайство единолично, в течение двадцати четырех часов с момента поступления, в исключительных случаях, когда это не терпит отлагательства (например, в результате промедления могут быть утеряны доказательства по уголовному делу), следователь производит обыск по своему постановлению без получения судебного разрешения; в этом случае он направляет в течение 24 часов уведомление судье и прокурору о проведенном обыске). Получив уведомление и приложенные к нему материалы (копию постановления о производстве обыска и протокол обыска) судья также в течение двадцати четырех часов проверяет законность произведенного обыска, по результатам проверки принимает решение о законности либо незаконности проведенного обыска. В случае, если судья признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми в соответствии со ст. 75 УПК РФ.

До начала производства обыска следователь предъявляет постановление об его производстве, а в случаях производства обыска в жилых помещениях - решение суда, разрешающего его производство. Статья 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации дает нам понятие жилого помещения – это помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания.

Перед производством обыска следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы и документы, могущие иметь значение для уголовного дела. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться сокрытия подлежащих изъятию предметов и документов, следователь вправе не производить обыск.

При производстве обыска могут вскрываться помещения и хранилища, если владелец отказывается добровольно их открыть. При этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества.

Следователь принимает меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные при обыске обстоятельства частной жизни, личной и семейной тайны лица, занимающего данное помещение, или других лиц.

Во избежание возможной утечки информации о проведении обыска, предупреждения возможных соучастников, следователь вправе запретить лицам, присутствующим в месте, где производится обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска.

При производстве обыска, во всяком случае, изымаются предметы и документы, изъятые из оборота (наркотические средства, ядовитые вещества, огнестрельное оружие, в случае отсутствия разрешения на его хранение и т.д.).

Изъятые предметы и документы предъявляются понятым и другим присутствующим лицам и в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте обыска или выемки, что удостоверяется подписями понятых и других присутствующих при этом лиц.

С разрешения следователя при обыске может присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск.

При производстве обыска составляется протокол, в котором должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы или документы, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы должны быть перечислены с точным указанием количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности цены.

Если при производстве обыска были предприняты попытки уничтожить или спрятать предметы или документы, подлежащие изъятию, это отмечается в протоколе с указанием принятых мер.

Копия протокола обыска вручается лицу, у которого он был произведен, либо совершеннолетнему члену его семьи.

По общему правилу обыск производится в дневное время, в ночное время обыск производится лишь в исключительных случаях, не терпящих отлагательства, к которым можно отнести случаи, когда следователю достоверно известно, что в помещении совершается или только что совершено преступление, либо промедление может привести к сокрытию либо уничтожению следов преступления. Законодателем не отрегулирован случай, при котором начавшийся в дневное время обыск днем не закончился (т.е. до 22 часов). Решение данной проблемы предложено О.Я. Баевым. Он предлагает с «наступлением ночного времени обыскиваемое помещение или иное место опечатать и обеспечить его охрану до окончания ночного времени, после чего продолжить обыск. При отсутствии такой возможности обыск должен быть продолжен и в ночное время (как разновидность предусмотренных законом случаев обыска, не терпящих отлагательств)».

При этом обыск нельзя подменять выемкой путем указания в постановлении о производстве выемки "общепринятого" места нахождения предметов (например, то, что одежда находится в шкафу, кухонный нож - в ящике стола на кухне). В подобных ситуациях требуется, чтобы не только было указано конкретное место, где находится тот либо иной искомый объект, но и чтобы сведения о данном месте содержались в материалах уголовного дела в качестве доказательств.

В случае, если у следователя имеются основания полагать, что в одежде подозреваемого (обвиняемого) либо на теле скрыты предметы и документы, имеющие значение по делу, производится личный обыск подозреваемого, обвиняемого в целях обнаружения и изъятия предметов и документов (ст. 184 УПК РФ). Личный обыск может быть произведен без соответствующего постановления, если он производится при задержании лица (личный обыск подозреваемого) или заключении его под стражу (в порядке ст. 108 УПК РФ), либо есть основания полагать, что лицо на себе скрывает вещественные доказательства по делу[29] .

Личный обыск производится только лицом одного пола с обыскиваемым и в присутствии понятых и специалистов того же пола, если они участвуют в производстве обыска. При производстве личного обыска, о его ходе, содержании и результатах следователем (дознавателем) составляется протокол по правилам, предусмотренным ст.ст. 166, 167 УПК РФ.

При личном обыске изымаются оружие и заменяющие его предметы, доказательства причастности виновного к организованной преступной группе (документы, записные книжки и пр.).

Осмотр и освидетельствование по своей сути представляют одно и то же следственное действие, разница между ними лишь в том, что осмотр производится в отношении неодушевленных предметов либо местности, а освидетельствование - в отношении живых лиц.

Освидетельствование - следственное действие, заключающееся в осмотре обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего или свидетеля для установления на их теле следов преступления (различных повреждений, шрамов, пятен крови и т.п.) или наличия особых примет (татуировки и т.д.)[30] .

О производстве освидетельствования следователь выносит постановление, которое является обязательным для освидетельствуемого.

Освидетельствование производится следователем. При необходимости следователь привлекает к участию при его производстве врача или другого специалиста.

При освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует, если освидетельствование сопровождается обнажением тела этого лица. В таком случае освидетельствование производится врачом. При необходимости присутствия понятых, они должны быть одного пола с освидетельствуемым. Фотографирование, киносъемка и видеозапись в этих случаях применяются с согласия освидетельствуемого.

Согласно ст. 179 УПК РФ, освидетельствование задержанного (следственное или судебно-медицинское) служит средством установить:

- на теле человека особые приметы, следы преступления, телесные повреждения;

- состояние и степень опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производство судебной экспертизы;

- наличие на теле и одежде подозреваемого следов пребывания его на месте преступления;

- наличие на теле и одежде подозреваемого следов противодействия потерпевшего, применения силы лицами, пресекавшими его преступные действия[31] .

В протоколе освидетельствования (ст. 180 УПК РФ) описываются все действия следователя, а также все обнаруженное при освидетельствовании в той последовательности, в какой производилось освидетельствование, и в том виде, в каком обнаруженное наблюдалось в момент освидетельствования. В протоколе также перечисляются и описываются все предметы, изъятые при освидетельствовании.

Может быть произведено освидетельствование не только подозреваемого, и обвиняемого, но и потерпевшего, а также свидетеля с его согласия, за исключением случаев, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности его показаний (в этом случае согласия на освидетельствование не требуется).

Допрос, как следственной действие, – получение в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, уполномоченным должностным лицом правоохранительных органов информации об обстоятельствах, подлежащих установлению, от указанных в законе лиц и ее фиксация в протоколе следственного или судебного действия[32] .

В уголовном процессе различают допрос обвиняемого (подозреваемого, подсудимого); свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста (п.п. 1, 2, 3, 3.1 ч. 2 ст. 74 УПК РФ).

В соответствии со ст. 187 УПК РФ, допрос может производиться по месту предварительного следствия либо в месте нахождения допрашиваемого (например, допрос потерпевшего, который находится в больнице, об обстоятельствах случившегося).

Лицо, производящее расследование по уголовному делу, вызывает свидетеля или потерпевшего повесткой, в которой указывается: кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, день и час явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин. Отсюда можно сделать вывод о том, что поскольку законом жестко регламентировано содержание повестки, необходимые реквизиты (ст. 188 УПК РФ), постольку в случае нарушения данных требований нельзя признать, что лицо вызвано в соответствии с требованиями закона, со всеми вытекающими из этого последствиями.

Повестка вручается вызываемому лицу под расписку либо передается с помощью средств связи. В случае его временного отсутствия повестка вручается совершеннолетнему члену его семьи, либо передается администрации по месту его работы или по поручению следователя - иным лицам и организациям, которые обязаны передать повестку вызываемому на допрос. В случае неявки без уважительных причин вызываемое лицо может быть доставлено приводом.

Вызов лица, не достигшего шестнадцати лет, производится через его родителей или иных законных представителей, либо через администрацию по месту работы или учебы. Иной порядок допускается лишь в случае, когда это вызывается обстоятельствами уголовного дела.

Вызов военнослужащего осуществляется через командование воинской части.

Законодатель ограничил непрерывность проведения допроса четырьмя часами, после чего в обязательном порядке допрос прерывается не менее, чем на один час, после чего допускается продолжение допроса. Общее время допроса не должно превышать восемь часов в день. Если производится допрос несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), время допроса уменьшается в два раза, т.е. непрерывно – 2 часа, затем перерыв не менее чем на час, затем продолжение, но не более четырех часов в день (ч. 1 ст. 425 УПК РФ).

В соответствии со ст. 191 УПК РФ перед производством допроса потерпевшие и свидетели в возрасте до шестнадцати лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. При разъяснении таким потерпевшим и свидетелям процессуальных прав, им указывается на необходимость говорить только правду.

Еще одной особенностью допроса несовершеннолетнего является возможность участия в нем законного представителя несовершеннолетнего (ч. 1 ст. 426 УПК РФ), который имеет право по окончанию допроса знакомиться с протоколом допроса и подавать на него замечания. Кроме того, для обеспечения прав несовершеннолетнего, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, в допросе обязательно участвует педагог или психолог (ч.3 ст. 425 УПК РФ).

Основным гарантом соблюдения прав и свобод допрашиваемого лица является адвокат, участвующий в допросе. Право иметь защитника при производстве допроса имеют свидетель (п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК РФ), подозреваемый (п. 3 ч. 4 ст. 46 УПК РФ), обвиняемый или подсудимый (п. 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ).

Если производится допрос подозреваемого или обвиняемого (подсудимого), защитник имеет право перед производством допроса на свидание со своим подзащитным наедине, для обсуждения предполагаемой линии защиты.

Допросом подозреваемого в хулиганстве выясняются следующие обстоятельства:

- когда, каким образом и с кем он оказался на месте преступления;

- что делал на месте преступления до начала хулиганских действий, кто еще был с ним, что послужило поводом к совершению хулиганских действий, если произошла ссора, то с кем и по чьей инициативе;

- какие хулиганские действия совершил, при каких обстоятельствах; каким способом нанесены повреждения потерпевшему, какие, с помощью каких средств; было ли у него огнестрельное или холодное оружие, иные заменяющие его предметы, у кого и каким путем они приобретены, кем изготовлены, где находятся в настоящее время;

- оказывал ли сопротивление представителю власти или иным лицам, пытавшимся пресечь хулиганство, какое именно, в какой форме, в какой момент, знал ли, кому оказывал сопротивление;

- был ли знаком ранее с потерпевшим, какие между ними были отношения, если враждебные, то в чем они выражались;

- в каком состоянии находился в момент преступления, если был пьян, то когда, где, с кем и в каких количествах пил спиртные напитки; если находился под воздействием наркотика, то какого, когда и каким путем принимал, как, когда и у кого приобрел его; принимает ли наркотики систематически, как давно, в каких дозах;

- совершал ли ранее преступления, в частности хулиганство;

- если преступление совершено группой, то был ли предварительный сговор, о чем; что представляет собой эта группа, какую роль он в ней играет, совершила ли она иные преступления. Если выясняется, что речь идет об организованной группе или даже преступной организации, дальнейшие усилия следователя должны быть направлены не только на доказывание хулиганства, но и на расследование действий всей преступной группы, для чего может потребоваться выделение материалов в самостоятельное производство[33] .

Особенность хулиганства также состоит в том, что во многих случаях оно совершается лицами, находящимися в состоянии алкогольного опьянения. При этом следует иметь в виду, что допрос подозреваемого, находящегося в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, категорически недопустим. Поэтому доказательства, полученные в результате такого допроса, должны признаваться недопустимыми[34] .

При допросе обвиняемого наибольшую важность приобретает закрепленный в ч. 2 ст. 189 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации запрет задавать наводящие вопросы. Представляется, что данный запрет весьма уместен, однако следует иметь в виду, что наводящим является вопрос, который содержит ответ, часть ответа или подсказку.

Следующая проблема состоит в том, что впервые в отечественном законодательстве прописана возможность использовать тактические приемы. В ч. 2 ст. 189 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации прямо говорится о том, что следователь, помимо запрета задавать наводящие вопросы, свободен в выборе тактики допроса. Вместе с тем заметим, что тактические приемы, в свой черед, также в ряде случаев могут не соответствовать действующему законодательству. Как правильно указывает А. Р. Ратинов, в результате воздействия незаконных методов «человек существенно ограничен или совсем лишен возможности выбирать линию поведения. Она предопределена альтернативой, которую ставит лицо, производящее расследование. При этом угрожающий вред становится главным побудителем. Единственное средство, позволяющее избежать угрозы, подследственный видит в том, чтобы выполнить продиктованное следователем»[35] .

В связи с вышеизложенным следует иметь в виду, что в ходе допроса следователю разрешено использовать лишь такие тактические приемы, которые не противоречат действующему законодательству и не "расширяют" его положений.

Допрос потерпевшего преследует цель выяснить следующие обстоятельства:

- знаком ли он с подозреваемым, каковы отношения между ними, если враждебные, то по какой причине;

- когда, с кем и при каких обстоятельствах оказался на месте преступления;

- с чего начались преступные действия подозреваемого, в чем они выражались; был ли он один или с другими лицами, принимали ли эти лица участие в хулиганстве, какое именно;

- какие оскорбления или повреждения были причинены потерпевшему, чем именно, не было ли у подозреваемого оружия, какого именно, последствия повреждений;

- обращался ли потерпевший за медицинской помощью;

- оказывал ли потерпевший сопротивление хулигану, в чем оно заключалось, какие следы сопротивления могли остаться на одежде и теле подозреваемого;

- в каком состоянии находился подозреваемый; оказывал ли он сопротивление лицам, пресекавшим его действия, кто были эти лица, знал ли подозреваемый, кто они, каковы обстоятельства его задержания.

Потерпевший как лицо, непосредственно пострадавшее от преступления, может изложить подробную информацию относительно характера хулиганских действий, которые были произведены в отношении его. Однако такая информация носит весьма существенную эмоциональную окраску, что не всегда позволяет отделить сведения, соответствующие действительности, от неосознанных преувеличений.

По всем обстоятельствам преступления допрашиваются свидетели-очевидцы и лица, принимавшие меры к пресечению преступных действий. Необходимо помнить о том, что свидетели и потерпевшие, в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации[36] , не обязаны давать показания против самих себя, а также против близких родственников: супруга и супруги, родителей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушек, бабушек и внуков (ст. 5 УПК РФ).

Показания свидетелей общепризнанно являются наиболее ценными доказательствами по уголовным делам о хулиганстве. Предмет показаний свидетеля может быть самым разнообразным. Поскольку свидетелем является не только очевидец совершенного преступления, но и иное лицо, обладающее определенной информацией, в самом начале допроса по уголовному делу о хулиганстве необходимо разъяснить лицу данное положение. Кроме того, свидетель в своих показаниях не вправе давать собственную юридическую оценку содеянного.

В этой связи недопустимым представляется "тактический прием", в рамках которого следователь вначале допрашивает лицо в качестве свидетеля и устанавливает его мнение относительно степени нарушения общественного порядка "неизвестным лицом", а затем изобличает это же лицо в совершении хулиганства. В данном случае свидетель будет поставлен в положение, при котором он будет вынужден, сообщая сведения о грубом нарушении общественного порядка, фактически свидетельствовать против самого себя.

В ходе допроса основная проблема состоит в том, что следователь должен выяснять характер реальных взаимоотношений между допрашиваемыми лицами[37] . В ходе предварительного расследования хулиганства в обязательном порядке должен быть установлен характер взаимоотношений между ним и лицом, совершившим хулиганские действия. При этом на прямой вопрос о взаимоотношениях без временной привязки свидетель, а особенно потерпевший, может ответить, что отношения плохие, неприязненные. Факт наличия таких отношений имеет различное юридическое значение в зависимости от того, кто об этом заявил. Если это сделал свидетель, то такие отношения сами по себе не свидетельствуют о заведомой ложности его показаний.

Если же о наличии неприязненных отношений сообщил потерпевший, то ситуация изменяется кардинальным образом. Сам факт наличия таких отношений может свидетельствовать об иных побуждениях совершения деяния, нежели хулиганские. Однако ситуация осложняется тем фактом, что такие отношения могут возникнуть именно в результате совершения хулиганства.

В отличие от потерпевшего, подозреваемый в ходе допроса, как правило, стремится сообщить о своих нормальных отношениях с потерпевшим. Однако и следователю, и защитнику подозреваемого следует критически относиться к подобным заявлениям. Подозреваемый далеко не всегда осознает обратную зависимость между характером его отношений с потерпевшим и квалификацией деяния: чем лучше или "нейтральней" были отношения, тем сильнее выступают на первый план хулиганские побуждения содеянного[38] .

Ход и результаты допроса отражаются в протоколе (ст. 190 УПК РФ). Показания записываются от первого лица и по возможности дословно. Вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место при допросе. В протокол заносятся все вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем, или на которые отказался отвечать допрашиваемый с указанием мотивов отвода или отказа.

Если подозреваемый скрылся, то выясняются приметы его внешности и одежды и осуществляется его розыск. Затем задержанный предъявляется для опознания потерпевшему, очевидцам, лицам, пытавшимся его задержать. Может предъявляться для опознания одежда подозреваемого, орудия нападения.

В ходе очной ставки по уголовным делам о хулиганстве особые проблемы возникают на ее начальном этапе. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 192 УПК РФ в начале очной ставки следователь выясняет у лиц, между которыми проводится очная ставка, знают ли они друг друга и в каких отношениях находятся между собой. Однако естественным является тот факт, что существует прямая зависимость между тем, насколько грубо был нарушен общественный порядок, и тем, насколько плохие отношения имеются между такими участниками уголовного судопроизводства, как подозреваемый (обвиняемый) и потерпевший. С другой же стороны, чем "нейтральнее" были их отношения до очной ставки, тем в большей степени можно говорить о том, что в действиях лица содержится состав хулиганства[39] .

В связи с вышеизложенным представляется, что в начале очной ставки следователь (дознаватель) должен задавать вопрос не о характере отношений между участниками на момент производства очной ставки, а о том, в каких отношениях они находились на момент совершения лицом деяния. Если этого сделано не было, вопрос должен задать адвокат, участвующий в производстве данного следственного действия.

Что касается предъявления лица для опознания, то в ходе расследования хулиганства могут возникать ситуации, когда опознаваемое лицо может явиться на допрос с адвокатом (подозреваемый или обвиняемый - с защитником). Однако в ст. 193 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в отличие от статей, регламентирующих допрос и очную ставку, правила участия данной процессуальной фигуры отсутствуют.

Представляется, что это наносит определенный вред расследованию в целом, поскольку нарушение правил опознания может повлечь незаконное и необоснованное привлечение к уголовной ответственности и осуждение невиновного лица. Это предложение, правда, порождает новую проблему: как поступить, если предъявление лица для опознания производится в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего?

По общему правилу, закрепленному в ч. 8 ст. 193 УПК РФ, понятые в данном случае находятся в месте нахождения опознающего. Представляется, что адвокат свидетеля, предъявляемого для опознания, должен находиться в том же месте, в котором находится опознаваемый, с тем, чтобы следить за соблюдением закона при расстановке предъявляемых для опознания лиц и за тем, чтобы они были внешне сходны друг с другом. Это же правило следует распространить и на случаи, когда в опознании участвует защитник подозреваемого или обвиняемого.

В ходе следствия может быть назначена судебно-медицинская экспертиза. Предметом судебно-медицинской экспертизы служат повреждения на теле потерпевшего, следы оказанного им сопротивления на теле подозреваемого.

Так, по уголовному делу № 1-26/2006 по обвинению Ч. по ч. 1 ст. 213 УК РФ, обвинявшегося в том, что «он 28.01.2006 года возле подъезда одного из домов по ул. Карагандинская г. Оренбурга беспричинно, из хулиганских побуждений нанёс стеклянной бутылкой один удар в лицо несовершеннолетнего В., который провожал девушку домой, причинив потерпевшему телесные повреждения в виде резаной раны левой верхнечелюстной – щёчной области, приведшей к расстройству здоровья»[40] , была назначена судебно-медицинская экспертиза о наличии и степени тяжести расстройства здоровья потерпевшего.

В ходе следствия может назначаться судебно-медицинская экспертиза подозреваемого, так как у подозреваемого могут быть также обнаружены следы применения к нему силы во время пресечения его преступных действий.

Основные решаемые экспертизой вопросы: характер и давность повреждений, степень их тяжести; каким орудием могли быть причинены повреждения, а иногда и в какой позе находился субъект в этот момент.

Криминалистические экспертизы решают, исследуя следы преступления и преступника, обычные вопросы диагностического и идентификационного характера: кем, при каких обстоятельствах, каким объектом оставлены следы, каков механизм их образования и т. п.

По делу может возникнуть необходимость судебно-психиатрической экспертизы. На ее разрешение ставятся такие вопросы:

- не находился ли обвиняемый в момент преступления в состоянии кратковременного расстройства психической деятельности (аффект, патологическое опьянение);

- не страдает ли обвиняемый психическим заболеванием и если да, то вменяем ли он;

- нет ли у него дефектов психики, не влияющих на вменяемость, но отражающихся на его поведении и действиях;

- не страдает ли обвиняемый наркоманией или хроническим алкоголизмом.

В некоторых случаях обвиняемый может быть подвергнут и судебно-психологической экспертизе для исследования его интеллектуальных и эмоциональных особенностей.

Помимо следственных, в ч. 1 ст. 86 УПК РФ в качестве способа собирания доказательств обозначены и "иные процессуальные действия". Вместе с тем законодатель не установил, что именно под ними понимается.

По мнению Н. А. Колоколова, «для доказывания по уголовным делам о хулиганстве весьма важное значение имеет истребование документов, что на практике действительно распространено достаточно широко. К таким документам, например, относятся характеристики с места работы и жительства, справки о судимости, о состоянии здоровья, о нахождении лица на учете в наркологическом и психоневрологическом диспансерах. Особое значение при этом следует придавать документам, которые характеризуют личность обвиняемого, если они были составлены еще ранее, вне связи с расследуемым уголовным делом»[41] .

При этом отрицательная характеристика, а также наличие прежней судимости сами по себе не являются доказательствами, устанавливающими виновность этого лица в совершении хулиганства. Они должны оцениваться как индивидуализирующие наказание обстоятельства лишь в том случае, когда будут установлены все без исключения обстоятельства, подлежащие доказыванию (ст. 73 УПК РФ).

Имеются проблемы и при использовании ч. 3 ст. 86 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в которой закреплена возможность собирания доказательств защитником путем получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия, а также истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Данные полномочия защитника, несомненно, позволяют создать надлежащее правовое поле в ходе доказывания хулиганства. Так, именно при доказывании хулиганства определяющее значение могут иметь показания лиц, которые были очевидцами деяния, но не допрашивались в качестве свидетелей. Таким же образом могут быть получены и документы, характеризующие личность подозреваемого или обвиняемого.

Имеется некоторая зависимость между тем, каким образом были получены сведения, характеризующие личность обвиняемого, и содержанием этих сведений. Если характеристики запрашивались следователем с формулировкой "лицо привлекается к уголовной ответственности" и т.п., то они, как правило, неблагоприятны для подследственного (60,7%)[42] . С другой стороны, если это сделал адвокат, то характеристики в подавляющем большинстве случаев (85,4%) положительные[43] .

Не нужно создать условия, при которых по уголовному делу будут использоваться исключительно "положительные" сведения о личности подследственного, однако на следователя необходимо возложить обязанность приобщать к материалам уголовного дела все без исключения документы, которые характеризуют личность подозреваемого (обвиняемого), в том числе и представленные стороной защиты.

Таким образом, для сбора доказательств хулиганства, как преступления необходимо осуществить следующие первоначальные следственные действия: осмотр места преступления, личный обыск, в надлежащих случаях судебно-медицинское освидетельствование, обыск жилища подозреваемого, допрос задержанного, допрос потерпевшего и очевидцев, допрос лиц, пресекавших преступные действия, экспертиза оружия или предмета, используемого в качестве оружия и др. Процедура их осуществления детально регулируется нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации хулиганство есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, квалифицированное хулиганство есть то же деяние, совершенное по предварительному сговору или организованной группой лиц либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.

При расследовании хулиганства после поступлении заявления следователь выдвигает общие типичные версии: хулиганство имело место; хулиганства не было, а в действиях преступника (группы преступников) содержится состав иного преступления; совершено мелкое хулиганство; хулиганства не было, заявитель добросовестно заблуждается либо оговаривает невиновных лиц. На основании данных версий определяются обстоятельства, подлежащие выяснению. При выяснении новых обстоятельств разрабатываются частные типичные версии. Общие и частные типичные версии являются основой планирования хода расследования.

Планирование выступает одним из обязательных условий расследования, которое представляет собой сложный мыслительный процесс, заключающийся в определении задач следствия, путей и способов их решения в соответствии с требованиями закона. Элементы планирования составляют: ознакомление с исходной информацией и выдвижение типичных версий; анализ собранных в ходе предварительной проверки данных о преступлении и выдвижение конкретных версий; формулировка вопросов, подлежащих выяснению; определение круга первоначальных следственных действий и иных мероприятий, которые должны быть проведены для решения этих вопросов; выбор оптимальных путей и способов проведения следственных действий и иных мероприятий; составление развернутого плана расследования; контроль за исполнением и корректировка плана.

На стадии доказывания хулиганства подлежат установлению личность и возраст хулигана; совершал ли он преступление один или в группе, соучастники; умысел, мотивы и цели преступного деяния; нарушения общественного порядка; наличие людей во время совершения хулиганских действий; оказание сопротивления представителю власти или иным лицам, пресекающим действия хулигана; применение оружия или предметов, его заменяющих. Если хулиганские действия совершены группой лиц, то следует выяснить, существовал ли между ними предварительный сговор, не входят ли они в организованную группу.

При задержании виновного с поличным для сбора доказательств преступного деяния осуществляются: осмотр места преступления, личный обыск, в надлежащих случаях судебно-медицинское освидетельствование, обыск жилища подозреваемого, допрос задержанного, допрос потерпевшего и очевидцев, допрос лиц, пресекавших преступные действия, судебно-медицинская экспертиза потерпевших, экспертиза оружия или предмета, используемого в качестве оружия.

Следственный осмотр места преступления представляет собой непосредственное обнаружение и исследование объектов, имеющих значение для уголовного дела, их признаков, свойств, состояния и взаиморасположения. Осмотр места преступления позволяет обнаружить его материальные следы.

При установлении личности и задержании подозреваемого для выяснения обстоятельств преступления при необходимости производится обыск жилища, целью которого является обнаружение орудий преступления, документов, иных предметов, значимых для дела.

В случае, если у следователя имеются основания полагать, что в одежде подозреваемого (обвиняемого) либо на теле скрыты предметы и документы, имеющие значение по делу, производится личный обыск подозреваемого, обвиняемого в целях обнаружения и изъятия предметов и документов.

Освидетельствование задержанного по делам о хулиганстве (следственное или судебно-медицинское) служит средством установить на теле человека особые приметы, следы преступления, телесные повреждения; состояние и степень опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производство судебной экспертизы; наличие на теле и одежде подозреваемого следов пребывания его на месте преступления; наличие на теле и одежде подозреваемого следов противодействия потерпевшего, применения силы лицами, пресекавшими его преступные действия.

Допрос, как следственной действие, – получение в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, уполномоченным должностным лицом правоохранительных органов информации об обстоятельствах, подлежащих установлению, от указанных в законе лиц. Основным гарантом соблюдения прав и свобод допрашиваемого лица является адвокат, участвующий в допросе.

По всем обстоятельствам преступления допрашиваются не только потерпевший и подозреваемый, но и свидетели-очевидцы и лица, принимавшие меры к пресечению преступных действий. Показания свидетелей общепризнанно являются наиболее ценными доказательствами по уголовным делам о хулиганстве.

Если подозреваемый скрылся, то выясняются приметы его внешности и одежды и осуществляется его розыск. Затем задержанный предъявляется для опознания потерпевшему, очевидцам, лицам, пытавшимся его задержать. Может предъявляться для опознания одежда подозреваемого, орудия нападения.

В ходе следствия может быть назначена экспертиза. Предметом судебно-медицинской экспертизы служат повреждения на теле потерпевшего, следы оказанного им сопротивления на теле подозреваемого или следы применения к нему силы во время пресечения его преступных действий; характер и давность повреждений, степень их тяжести; каким орудием могли быть причинены повреждения, а иногда и в какой позе находился субъект в этот момент. Криминалистические экспертизы решают обычные вопросы: кем, при каких обстоятельствах, каким объектом оставлены следы, каков механизм их образования и т. п. Судебно-психологическая экспертиза исследует интеллектуальные и эмоциональные особенности обвиняемого.

В качестве способа собирания доказательств по уголовным делам о хулиганстве используется истребование документов, к которым относятся характеристики с места работы и жительства, справки о судимости, о состоянии здоровья, о нахождении лица на учете в наркологическом и психоневрологическом диспансерах.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 1993. № 237. 25 декабря

2. Кодекс об административных правонарушениях [Текст]: от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ. // Российская газета. 2002. № 3. 20 января.

3. Уголовный кодекс Российской Федерации [Текст]: от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ. Принят Государственной Думой 24 мая 1996 г. Одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 г. / Российская газета. 1996. № 157. 18 июня.

4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ. Принят Государственной Думой 22 ноября 2001 г. Одобрен Советом Федерации 5 декабря 2001 г. (в ред. Федеральных законов от 12.04.2007 N 47-ФЗ, от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 06.06.2007 N 90-ФЗ) ). М.: Норма. 2007. 511 с.

5. Федеральный закон Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" [Текст]: от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ. // Российская газета. 2003. № 252. 16 декабря.

6. Антонов, В. П. Следственные версии и планирование расследования: учебное пособие / В. П. Антонов. М.: Союзиздат, 1978. 245 стр.

7. Волженкин, Б. В. Расследование дел о хулиганстве: квалификация, процессуальные особенности и методика расследования: Учебное пособие [Текст] / Б. В. Волженкин, С. К. Питерцев, В. В. Шимановский. Изд. 2-е, перераб. и доп. 2004. 104 стр.

8. Гаврилин, Ю. В Криминалистическая тактика и методика расследования отдельных видов преступлений в определениях и схемах: Учебное пособие [Текст] / Ю. В. Гаврилин. М.: МИК, 2004. 332 стр.

9. Еникеев, З. Д. Уголовное преследование: Учебное пособие [Текст]/ З. Д. Еникеев. Уфа: БашГУ, 2000. 131 стр.

10. Зорин, А. Г. Руководство по тактике допроса: Монография [Текст] / А. Г. Зорин. М.: Юрлитинформ, 2001. 319 стр.

11. Коломеец, В. К. Основные положения УПК РФ: новации и традиции: Монография [Текст] / В. К. Коломец. Екатеринбург: Уральский юридический институт МВД России, 2007. 111 с.

12. Криминалистика: Учебник для высших учебных заведений [Текст] / А. Ф. Волынский; под ред. профессора А. Г. Филиппова. М.: Спарк., 1998. 511 стр.

13. Криминалистика: Учебник для вузов [Текст] / Под ред. Р. С. Белкина, И. М. Лузгина. М.: ЮРИСТЪ, 1980. 218 стр.

14. Криминология: Учебник для вузов [Текст] / Под редакцией В. Д. Малкова заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора. Изд. 2-ое, перераб. и доп. М.: ЮСТИЦИНФОРМ, 2006. 568 стр.

15. Лебедев, В. М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации [Текст] / Отв. ред. В. М. Лебедев. Изд. 3-е, доп. и испр. М.: Юрайт-Издат, 2004. 612 стр.

16. Лившиц, Е. М., Тактика следственных действий: Учебное пособие [Текст] / Е. М. Лившиц, Р. С. Белкин. М.: Новый Юристъ, 1997. 546 стр.

17. Лузгин, И. М. Методологические проблемы расследования: Учебное пособие [Текст] / И. М. Лузгин. М.: Союзиздат, 1973, 115 стр.

18. Ожегов, С. И. Словарь русского языка [Текст] / И. С. Ожегов; под общ. ред. Л. И. Скворцова. М.: «ОНИКС 21 век» «Мир и Образование», 2003. 1200 стр.

19. Порубов, А. Н. Криминалистика: Учебник для вузов [Текст] / А. Н. Порубов. М.: изд-во деловой и учебной литературы. 2007. 148 стр.

20. Рагулин, А.В. Хулиганство: уголовно-правовые аспекты: Учебное пособие [Текст] / А. В. Рагулин. Челябинск: изд-во Восточного института экономики, гуманитарных наук, управления и права, 2005. 411 стр.

21. Рарог, А. И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации [Текст] / А. И. Рарог. М.: «Проспект», 2004 г. 811 стр.

22. Ратинов, А. Р. Психологические основы следственной тактики: Руководство для следователей [Текст] / А. Р. Ратинов; отв. ред. Н. В. Жогин. М.: Юридическая литература, 1971. 414 стр.

23. Сащенко, П. И. Уголовная ответственность за хулиганство: Автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук [Текст]/ П. И. Сащенко; науч. рук. В. М. Хомич. Минск: Белорусский государственный университет, 2005. 221 стр.

24. Состояние преступности в России за 2006 год. ГИЦ МВД РФ, 2007. 111 стр.

25. Колоколов, Н. А. Борьба с хулиганством: кризис правового регулирования [Текст] / Н. А Колоколов // Российский следователь. 2004. №. 11. С. 11-15.

26. Лемещенко, Э. Г. Уголовно-правовая характеристика хулиганства [Текст] / Э. Г. Лемещенко // Следователь. 2002. № 6. С. 14-16.

27. Овчаренко, Е. И. Правовая характеристика хулиганства [Текст] / Е. И. Овчаренко// Журнал российского права. 2004. № 3. С. 4-8.

28. Овчаренко, Е. И. Обеспечение прав личности при доказывании хулиганства [Текст] / Е. И. Овчаренко. М.: Московский университет МВД России // Адвокатская практика. 2004. № 2. С. 4-11.

29. Петрова, Г. Е. Объект уголовно-правового отношения [Текст] / Г. Е. Петрова // Уголовное право. 2003. № 2. С. 2-7.

30. Архив Центрального Суда г. Оренбурга: Дело №1-51/2005 от 18.05.2005 г. по обвинению Х. по ч. 1 ст. 213 УК РФ

31. Архив Центрального Суда г. Оренбурга: Дело №1-69/2005 от 12.06.2005 г. по обвинению Е. по ч. 1 ст. 213 УК РФ

32. Архив Центрального Суда г. Оренбурга: Дело № 1-24/2006 от 12.01.2006 г. по обвинению Ш. по ч. 1 ст. 213 УК РФ.

33. Архив Центрального Суда г. Оренбурга: Дело № 1-56/20064 от 01.09.2006 г. по обвинению Ж., М.и Х. по ч. 2 ст. 213 УК РФ.

34. Архив Центрального Суда г. Оренбурга: Дело № 1-26/2006 по обвинению Ч. по ч. 1 ст. 213 УК РФ.


[1] Состояние преступности в России за 2006 год. ГИЦ МВД РФ, 2007. С. 7.

[2] Уголовный кодекс Российской Федерации [Текст]: от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ. Принят Государственной Думой 24 мая 1996 г. Одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 г. // Российская газета. 1996. № 157. 18 июня.

[3] Состояние преступности в России за 2006 год. ГИЦ МВД РФ, 2007. С. 7.

[4] Ожегов, С. И. Словарь русского языка [Текст] / И. С. Ожегов; под общ. ред. Л. И. Скворцова. М.: «ОНИКС 21 век» «Мир и Образование», 2003. С. 1141.

[5] Федеральный закон Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" [Текст]: от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ. // Российская газета. 2003. № 252. 16 декабря.

[6] Лебедев, В. М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации [Текст]/ Отв. ред. В. М. Лебедев. Изд. 3-е, доп. и испр. М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 442.

[7] Архив Центрального Суда г. Оренбурга: Дело №1-51/2005 от 18.05.2005 г. по обвинению Х. по ч. 1 ст. 213 УК РФ

[8] Архив Центрального Суда г. Оренбурга: Дело №1-51/2005 от 18.05.2005 г. по обвинению Х. по ч. 1 ст. 213 УК РФ.

[9] Кодекс об административных правонарушениях [Текст]: от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ. // Российская газета. 2002. № 3. 20 января. стр. 5

[10] Архив Центрального Суда г. Оренбурга: Дело № 1-24/2006 от 12.01.2006 г. по обвинению Ш. по ч. 1 ст. 213 УК РФ.

[11] Архив Центрального Суда г. Оренбурга: Дело № 1-24/2006 от 12.01.2006 г. по обвинению Ш. по ч. 1 ст. 213 УК РФ.

[12] Архив Центрального Суда г. Оренбурга: Дело №1-69/2005 от 12.06.2005 г. по обвинению Е. по ч. 1 ст. 213 УК РФ

[13] Архив Центрального Суда г. Оренбурга: Дело №1-69/2005 от 12.06.2005 г. по обвинению Е. по ч. 1 ст. 213 УК РФ.

[14] Уголовный кодекс Российской Федерации [Текст]: от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ. Принят Государственной Думой 24 мая 1996 г. Одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 г. // Российская газета. 1996. № 157. 18 июня

[15] Архив Центрального Суда г. Оренбурга: Дело № 1-56/20064 от 01.09.2006 г. по обвинению Ж., М.и Х. по ч. 2 ст. 213 УК РФ.

[16] Криминалистика: Учебник для высших учебных заведений [Текст] / А. Ф. Волынский; под ред. профессора А. Г. Филиппова. М.: Спарк., 1998. С. 111.

[17] Гаврилин, Ю. В Криминалистическая тактика и методика расследования отдельных видов преступлений в определениях и схемах: Учебное пособие [Текст] / Ю. В. Гаврилин. М.: МИК, 2004. С. 22.

[18] Антонов, В. П. Следственные версии и планирование расследования: Учебное пособие [Текст] / В. П. Антонов. М.: Союзиздат, 1978. С. 123.

[19] Коломеец, В. К. Основные положения УПК РФ: новации и традиции: Монография [Текст] / В. К. Коломец. Екатеринбург: Уральский юридический институт МВД России, 2007. 111 с.

[20] Сащенко, П. И. Уголовная ответственность за хулиганство: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук [Текст]/ П. И. Сащенко; науч. рук. В. М. Хомич. Минск: Белорусский государственный университет, 2005. С. 51.

[21] Лузгин, И. М. Методологические проблемы расследования: Учебное пособие [Текст] / И. М. Лузгин. М.: Союзиздат, 1973, С. 45.

[22] Криминалистика: Учебник для вузов[Текст] / Под ред. Р. С. Белкина, И. М. Лузгина. М.: ЮРИСТЪ, 1980. С. 156.

[23] Там же. С. 163.

[24] Рагулин, А.В. Хулиганство: уголовно-правовые аспекты: Учебное пособие [Текст] / А. В. Рагулин. Челябинск: изд-во Восточного института экономики, гуманитарных наук, управления и права, 2005. С. 245.

[25] Порубов, А. Н. Криминалистика: Учебник для вузов [Текст] / А. Н. Порубов. М.: изд-во деловой и учебной литературы. 2007. С. 93.

[26] Криминалистика: Учебник для вузов [Текст] / Под ред. Р. С. Белкина, И. М. Лузгина. М.: ЮРИСТЪ, 1980. 218 стр.

[27] Криминалистика: Учебник для вузов [Текст] / Под ред. Р. С. Белкина, И. М. Лузгина. М.: ЮРИСТЪ, 1980. 218 стр.

[28] Порубов, А. Н. Криминалистика: Учебник для вузов [Текст] / А. Н. Порубов. М.: изд-во деловой и учебной литературы. 2007. С. 162

[29] Овчаренко, Е. И. Обеспечение прав личности при доказывании хулиганства [Текст] / Е. И. Овчаренко. М.: Московский университет МВД России // Адвокатская практика. 2004. № 2. С. 4-11.

[30] Волженкин, Б. В. Расследование дел о хулиганстве: квалификация, процессуальные особенности и методика расследования: Учебное пособие [Текст] / Б. В. Волженкин, С. К. Питерцев, В. В. Шимановский. Изд. 2-е, перераб. и доп. 2004. С. 26.

[31] Волженкин, Б. В. Расследование дел о хулиганстве: квалификация, процессуальные особенности и методика расследования: Учебное пособие [Текст] / Б. В. Волженкин, С. К. Питерцев, В. В. Шимановский. Изд. 2-е, перераб. и доп. 2004. С. 12.

[32] Зорин, А. Г. Руководство по тактике допроса: Монография [Текст] / А. Г. Зорин. М.: Юрлитинформ, 2001. С. 113.

[33] Волженкин, Б. В. Расследование дел о хулиганстве: квалификация, процессуальные особенности и методика расследования: Учебное пособие [Текст] / Б. В. Волженкин, С. К. Питерцев, В. В. Шимановский. Изд. 2-е, перераб. и доп. 2004. 104 стр.

[34] Зорин, А. Г. Руководство по тактике допроса: Монография [Текст] / А. Г. Зорин. М.: Юрлитинформ, 2001. 319 стр.

[35] Ратинов, А. Р. Психологические основы следственной тактики: Руководство для следователей [Текст] / А. Р. Ратинов; отв. ред. Н. В. Жогин. М.: Юридическая литература, 1971. С. 62.

[36] Конституция Российской Федерации [Текст]: от 12 декабря 1993 г. / Российская газета. 1993. № 237. 25 декабря

[37] Зорин, А. Г. Руководство по тактике допроса: Монография [Текст] / А. Г. Зорин. М.: Юрлитинформ, 2001. С. 112.

[38] Зорин, А. Г. Руководство по тактике допроса: Монография [Текст] / А. Г. Зорин. М.: Юрлитинформ, 2001. С. 156.

[39] Овчаренко, Е. И. Обеспечение прав личности при доказывании хулиганства [Текст] / Е. И. Овчаренко. М.: Московский университет МВД России // Адвокатская практика. 2004. № 2. С. 4-11.

[40] Архив Центрального Суда г. Оренбурга: Дело № 1-26/2006 по обвинению Ч. по ч. 1 ст. 213 УК РФ.

[41] Колоколов, Н. А. Борьба с хулиганством: кризис правового регулирования [Текст] / Н. А Колоколов // Российский следователь. 2004. №. 11. С. 11-15.

[42] Волженкин, Б. В. Расследование дел о хулиганстве: квалификация, процессуальные особенности и методика расследования: Учебное пособие [Текст] / Б. В. Волженкин, С. К. Питерцев, В. В. Шимановский. Изд. 2-е, перераб. и доп. 2004. С. 111

[43] Там же. С. 111.