регистрация / вход

Мошенничество в кредитной сфере

Уголовное законодательство об ответственности за мошенничество в сфере кредитных отношений. Формы мошенничества в кредитно-банковской сфере. Квалификация мошенничества. Разграничение мошенничества, лжепредпринимательства и преднамеренного банкротства.

Тема: УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКАМОШЕННИЧЕСТВА

В КРЕДИТНО-БАНКОВСКОЙ СФЕРЕ


ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МОШЕННИЧЕСТВА В СФЕРЕ КРЕДИТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

1.1. История развития уголовного законодательства об ответственности за мошенничество в сфере кредитных отношений

1.2. Формы мошенничества в кредитно-банковской сфере

2. УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ СОСТАВА МОШЕННИЧЕСТВА ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РФ

2.1. Объективные признаки состава мошенничества

2.2. Субъективные признаки состава мошенничества

2.3. Квалифицированные виды мошенничества

3. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ МОШЕННИЧЕСТВА В КРЕДИТНО-БАНКОВСКОЙ СФЕРЕ

3.1. Разграничение мошенничества и лжепредпринимательства (ст. 173 УК РФ

3.2. Отграничение мошенничества от незаконного получения кредита (ст. 176 УК РФ)

3.3. Разграничение мошенничества и преднамеренного (фиктивного) банкротства (ст.ст. 196, 197 УК РФ)

3.4. Пути и способы совершенствования уголовного законодательства и следственно-судебной практики по делам о мошенничестве

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

С древних времен мошенничество преследуется как весьма опасное преступление в большинстве стран мира. Россия в этом отношении не является исключением. Одновременно нельзя не отметить, что мошенничество отличается способностью быстро изменять формы проявления и проникать практически во все сферы социальной жизни. В наибольшей степени уязвимым перед мошенничеством оказался банковский сектор, несмотря на то, что банки тратят огромные средства на поддержание собственной безопасности своего имущества и имущества клиентов. Быстрая модернизация банковского сектора, обусловленная появлением электронных систем взаиморасчетов, вызвала к жизни десятки новых форм мошенничества, которые требуют адекватной правовой (в том числе уголовно-правовой) оценки.

В последние десятилетия в банковском секторе получили распространение формы мошенничества, связанные с использованием телеграфных авизо, пластиковых платежных средств, электронной подписи, электронных ценных бумаг, виртуальных Internet-магазинов.

Однако круг современных проблем борьбы с мошенничеством в банковском секторе России сегодня определяется не только появлением большого числа новых форм мошенничества, но и изменениями в факторном комплексе данного вида преступлений, его глобализацией и интернационализацией.

Сегодня в России (как и большинстве современных государств) мошенничество превратилось в один из наиболее распространенных видов корыстных преступлений. Если в начале 90-хх гг. прошлого века мошенничеств регистрировалось почти в 100 раз меньше, чем краж (наиболее распространенный вид регистрируемых корыстных преступлений), то уже в 1996 г. на каждые 1000 зарегистрированных краж приходилось 50 зарегистрированных мошенничеств, в 2006 г. - 100. Таким образом, доля зарегистрированных мошенничеств в общем объеме регистрируемой корыстной преступности увеличилась за 15 лет почти в 10 раз.

К 2006 г. суммарный ущерб от мошенничеств достиг почти 15 млрд. руб. По данным ООН в конце XX века мошенничество стояло на четвертом месте среди всех регистрируемых преступлений.[1]

С 2004 по 2006 г.г. число зарегистрированных мошенничеств выросло почти на 30%. По данным Главного информационного центра МВД РФ в 2005 г. было зарегистрировано 87471 мошенничеств, а в 2006 г. - 126047. С января по август 2007 г. в России было выявлено 117449 мошенничеств, что в сравнении с тем же периодом 2006 г. выше на 36,5%.[2]

При этом нельзя не отметить, что аналогичные показатели зарегистрированного мошенничества в банковском секторе росли еще быстрее, что, впрочем, отчасти объясняется тем, что до начала разгосударствления банковского сектора регистрировались единичные факты мошенничества, совершенных с использованием банковских инструментов.
Основным критерием общественной опасности мошенничеств, совершаемых в банковской сфере, является размер ущерба, причиненного ими.

Причем, как показывает практика, наряду с традиционными способами совершения преступлений путем подлога расчетно-кассовых документов и документов первичного учета, в характере преступных посягательств произошли радикальные изменения, а с появлением новых форм финансового обеспечения предпринимательской деятельности возникли нетрадиционные приемы преступного вмешательства в сферу деятельности банковских учреждений. В частности, в структуре криминальных деяний преобладающее место в настоящее время занимают именно мошеннические действия по завладению материальными ценностями и денежными средствами различных кредитно-финансовых организаций. Создавшееся положение актуализирует постановку и решение новых задач по обеспечению деятельности правоохранительных органов за счет проведения комплексного, научного исследования методики расследования мошенничества в банковской системе.

Объектом исследования настоящей работы является понятие мошенничества в кредитно-банковской сфере, нормы российского уголовного законодательства, устанавливающего ответственность за мошенничество (в том числе за банковское) и смежные с ним преступления.

Предметом исследования являются уголовно-правовая и криминологическая характеристики мошенничества (включая банковское мошенничество), пути совершенствования уголовно-правовых мер борьбы с мошенничеством в банковской сфере.

Целью настоящего исследования является разработка предложений и рекомендаций по совершенствованию уголовно-правовых мер борьбы с мошенничеством.

Для достижения названной цели в выпускной квалификационной работе была предпринята попытка решить следующие задачи:

- изучить историю развития уголовного законодательства об ответственности за мошенничество в России;

- составить уголовно-правовую характеристику мошенничества и рассмотреть проблемы квалификации мошенничества в кредитно-банковской сфере;

- изучить проблематику совершенствования борьбы с мошенничеством в кредитно-банковской сфере уголовно-правовыми и специально-криминологическими средствами.

В числе специальных методов, примененных в процессе анализа предмета исследования, были использованы методы юридического анализа, дефинитивный, историко-правового анализа, метод систематически-структурного анализа, толкования правовых норм, статистический и другие.

Юридической базой настоящего исследования послужили такие важнейшие правовые акты, как Конституция РФ, Уголовный и Гражданский кодексы РФ, Федеральные законы «О банках и банковской деятельности», «О милиции» и другие нормативно-правовые акты, материалы периодической печати журналов «Уголовное право», «Российская юстиция», «Законность», а также Постановления Пленума Верховного Суда РФ и материалы судебной практики.

Несмотря на значительное число исследований, посвященных различным аспектам борьбы с преступностью в кредитно-финансовой сфере, специальных научных исследований, посвященных проблемам борьбы с мошенничеством в банковском секторе, не проводилось.

Кроме того, после крупной реформы уголовного законодательства России, происшедшей в декабре 2003 г., возник целый ряд новых проблем борьбы с мошенничеством уголовно-правовыми и криминологическими средствами.

Тема исследования частично освещена в трудах ведущих теоретиков и практиков в области уголовного права России. Среди наиболее известных научных трудов российских ученых в области уголовного права автору настоящего исследования представляется необходимым выделить научные труды Ю.И. Скуратова, А.И. Рарога, А.П. Севрюкова, Н.Г. Иванова, В.В. Лимонова, М. Шагиахметова, и других авторов.


1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МОШЕННИЧЕСТВА В СФЕРЕ КРЕДИТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

1.1. История развития уголовного законодательства об ответственности за мошенничество в сфере кредитных отношений

Формы и виды криминальных проявлений в современной кредитно-финансовой сфере не являются принципиально новыми. Это касается не только России, но и всего мирового финансового сообщества. Многие черты современного состояния преступности во многом подобны тем, что были присущи банковской системе в конце XIX и начале XX столетия.

В конце XIX в. основными видами кредитных учреждений являлись предприятия частного банкирского промысла - торгово-кредитные или банкирские заведения. Особенностью развития кредитно-банковской системы того времени было то, что до начала 90-х годов прошлого века в России не было специального законодательства, регламентирующего деятельность банкирских заведений.[3]

Важной причиной злоупотреблений в кредитно-банковской системе России того периода являлась неэффективность системы санкций на нарушения правил. Штрафы были настолько малы, что банкиры их охотно платили и продолжали нарушать законы. Для закрытия конторы необходимо не менее трех раз привлечь к ответственности. Уголовной ответственности за большинство финансовых нарушений предусмотрено не было.

Все это создавало благоприятные условия для различных злоупотреблений. Среди наиболее типичных махинаций, имевших значительный общественный резонанс, можно отметить следующие.

Участие банкирских домов и контор в биржевых спекуляциях за счет вкладов клиентов. Махинации, связанные с привлечением денежных средств населения посредством введения в заблуждение относительно будущих доходов.

Конкретные формы подобных злоупотреблений отличались значительным разнообразием. Рассмотрим в качестве примера махинацию с продажей в рассрочку необеспеченных билетов выигрышных внутренних займов.

Злоупотребления в сфере кредитования и вексельного обращения. По данным С.С.Остроумова с 1909 по 1913 г.г. произошел значительный рост нарушений уставов торговых и кредитных предприятий с 2814 до 4661 в год. Нарушения выражались в основном в невыполнении обязательств по полученным кредитам. Увеличилось также число подлогов (в основном по векселям). В 1909 г. зарегистрировано 6633 случая, а к 1913 г. эта цифра составила 8158 случаев.

Длительный период времени, как отмечал Н.Можжевелов, зачастую приходилось сталкиваться с фактами, когда служащие с жалованием в 100 руб. имели кредиты в 7-8 обществах на 5-6 тыс. руб. и задолженность в 4 тыс. руб. и более.

Злоупотребления, обусловленные совмещением государственной службы с участием в акционерных компаниях. Этому способствовала политика правительства, считавшего, что для более быстрого развития акционерного предпринимательства необходимо, чтобы в состав руководителей входили грамотные и знакомые с частной финансовой деятельностью люди. Поэтому поощрялось участие финансовых специалистов, находящихся на государственной службе, в управлении и учреждении акционерных компаний. С 1860 г. совместительство из отдельно встречающихся фактов переросло чуть ли не в повсеместное дело.

Это приводило к массовым злоупотреблениям. Так, высшие чиновники Министерства финансов приглашались в учредители за будущую возможность получать кредиты Госбанка. Причинами, толкавшими на совместительство, были разного рода жесткие ограничения в деятельности акционерных компаний. Они вызывали стремление обойти закон и с помощью совместителей добиться для себя различных льгот.

Ложные банкротства. Так, в 1912 г. произошло два скандальных банкротства, в связи с чем Министерство финансов заявило, что часто банкирские заведения открываются исключительно с целью недобросовестного обогащения за счет клиентов.

Рассмотрим основные меры, предпринимавшиеся государством с целью совершенствования контроля за кредитными институтами.

14 мая 1889 г. Вышнеградский, занимавший в то время должность министра финансов, представил на рассмотрение Государственного совета законопроект о банкирских заведениях. Он предлагал законодателю проработать строгую регламентацию их деятельности.

Министерство финансов России намеревалось запретить банкирским домам вести биржевую игру, в частности за счет вкладов клиентов.

Проведенная министром финансов С.Ю.Витте реформа превратила Госбанк в важнейший орган контроля над денежными операциями. Появилась возможность назначать ревизии для проверки деятельности частных финансовых учреждений. Был также наложен запрет на продажу выигрышных билетов внутреннего займа с рассрочкой платежа.

Вместе с тем, контролировать банкирские заведения в то время не удавалось.

Среди наиболее типичных махинаций, имевших значительный общественный резонанс, можно отметить следующие.

Участие банкирских домов и контор в биржевых спекуляциях за счет вкладов клиентов.

Махинации, связанные с привлечением денежных средств населения посредством введения в заблуждение относительно будущих доходов.

Злоупотребления в сфере кредитования и вексельного обращения.С 1909 по 1913 г.г. был отмечен значительный рост нарушений уставов торговых и кредитных предприятий. Нарушения выражались в основном в невыполнении обязательств по полученным кредитам. Увеличилось также число подлогов (в основном по векселям). В 1909 г. зарегистрировано 6633 случая, а к 1913 г. эта цифра составила 8158 случаев. Довольно часто в то время приходилось сталкиваться с фактами, когда служащие с жалованием в 100 руб. имели кредиты в 7-8 обществах на 5-6 тыс. руб. и задолженность в 4 тыс. руб. и более.

Злоупотребления, обусловленные совмещением государственной службы с участием в акционерных компаниях. На заре XX века поощрялось участие финансовых специалистов, находящихся на государственной службе, в управлении и учреждении акционерных компаний. С 1860 г. совместительство из отдельно встречающихся фактов переросло чуть ли не в повсеместное дело. Так, высшие чиновники Министерства финансов приглашались в учредители за будущую возможность получать кредиты Госбанка.

Ложные банкротства. В 1912 г. произошло два скандальных банкротства, в связи с чем Министерство финансов заявило, что “часто банкирские заведения открываются исключительно с целью недобросовестного обогащения за счет клиентов”.[4]

Один из наиболее показательных случае финансового мошенничества в те далекие времена, было нашумевшее дело "дома Кана".

В опубликованной 23 февраля 1889 г. в журнале "Новое время" статье "Грабители" говорилось, что предприимчивые дельцы, неизвестно откуда попавшие в столицу, открывали банкирские конторы на средства, достаточные только для размещения объявлений о найме агентов. Затем многочисленные агенты конторы с печатными бланками и рекламой о баснословно выгодной покупке в рассрочку выигрышных билетов внутренних займов разъезжались по селам и городам, убеждая доверчивых клиентов в том, что достаточно внести 15-ти рублевый задаток, чтобы получить право на известную часть выигрыша от записанного за ними билета. Уплачивая по 5 или 10 рублей ежемесячно, клиент мог приобрести билет целиком, а вместе с ним призрачную возможность выиграть на него до 200 тыс. руб. Доход от такой сделки получал расторопный агент (9 руб. с каждых 15 руб.) и контора, которая не заботилась о честном ведении дела.

По данным того же журнала, контора Кана, основанная в августе 1887 г., уже через год имела оборот около 1 млн. 200 тыс. руб. Причины банкротства не сообщались. Прослеживая дальнейший путь этого заведения известно, что контора подверглась описи по иску в 5 тыс. рублей. При проверке кассы обнаружено всего 300 рублей и 1 выигрышный билет; хотя их было продано не менее 1,5 тыс. штук.

Ответственность за мошенничество, как самостоятельный вид преступного деяния, впервые в отечественном уголовном законодательстве получает обособленное закрепление в Судебнике 1550 г. Признаки мошенничества (за исключением обмана) при этом прямо никак не определялись и выводились косвенно из понятия татьбы, т.е. кражи. Обособленная ответственность за отдельный вид мошенничества в банковской сфере впервые в истории отечественного уголовного законодательства была установлена в 1930 г. в ст. 169-а УК РСФСР 1926 г. и относилась к выдаче чекодателем чека, заведомо для него не подлежащего оплате плательщиком.

На первоначальном этапе развития советского государства некоторым образом была упрощена конструкция состава мошенничества. Так, в УК РСФСР 1922 г. в ст. 187 определялось: «Мошенничество, т.е. получение с корыстной целью имущества или права на имущество посредством злоупотребления доверием или обмана, – карается принудительными работами на срок до шести месяцев или лишением свободы на шесть месяцев».[5]

Принятый после образования СССР УК РСФСР 1926 г. следующим образом определяет мошенничество как вид преступного хищения чужого имущества: «злоупотребление доверием или обман в целях получения имущества или права на имущество или иных личных выгод». Предусматривалась ответственность за мошенничество и в УК РСФСР 1960 г., но ни в одном из этих кодексов не выделялась мошенничество в кредитно-банковской сфере, и, видимо, это было связано с отсутствием возможности получать кредиты.[6]

Законодательство советской эпохи не содержало специальных норм, направленных на пресечение банковской преступности как таковой, поскольку в подобных нормах не было необходимости, Банковская система конца 20-х годов прошлого столетия основывалась на монопольном положении Госбанка. Последний являлся своеобразной заповедной зоной финансовой системы, куда не могли проникнуть различного рода мошенники и аферисты. За исключением ограблений сбербанков и инкассаторов, кредитно-банковская преступность в СССР практически отсутствовала.

Лишь с начала 50-х годов наблюдается определенный интерес к тематике правонарушений в системе денежных отношений и банковских операций. Первая работа (В.Я.Осевина и А.М.Позднякова), затрагивающая проблемные положения банковской преступности, вышла в 1952 г. В это же время были защищены первые кандидатские диссертации по вопросам преступности в кредитно-банковской системе СССР (Е.П.Коновалов, В.И.Теребилов). Главным образом специфика работы следователя по делам, ответственность за которые устанавливалась как за хищение социалистической собственности, преимущественно состояла в том, что основным звеном данной системы являлся работник банковского учреждения.

Уголовный кодекс 1960 г. совершенно определенно исходил из существования общего понятия «хищение», охватывающего ряд сходных по объективным и субъективным признакам посягательств на социалистическую собственность. Однако само это понятие в законе не раскрывалось. Важнейшие общие признаки хищения были даны в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества»[7] . Значение этого понятия не уменьшилось из-за того, что в Уголовном кодексе 1960 г. ответственность дифференцировалась по конкретным формам хищения. Признано, что общее понятия «хищение» помогает раскрыть характерные признаки, присущие всем его формам и видам, облегчает анализ конкретных форм хищения, способствует их отграничению от других преступлений против собственности, от посягательств, направленных на иные общественные отношения, и от действий, не наказуемых в уголовном порядке.[8]

Банковская система, созданная в результате реформ 1987-1991 годов, принципиально отличалась от прежней, основанной на монопольном положении Государственного банка. Вместе с тем изменения структуры банковской системы и принципов взаимоотношений банков с клиентами не повлекли соответствующей переработки нормативных актов, регулирующих договорные отношения в банковской деятельности. Коммерциализация банковских отношений, расширяющееся функционирование как финансового рынка, так и рынка ценных бумаг повлекли незаконное использование криминальных капиталов в предпринимательской деятельности.

Исследованию феномена банковской преступности в современный период посвящены работы В.Д. Ларичева, В.А. Гамзы, Д.И. Аминова, П.А. Скобликова, А.Н. Чеботарева, Н.А. Даниловой. Усилиями Б.В. Волженкина, Л.Д. Гаухмана, С.В.Максимова, Н.А. Лопашенко, В.М. Егоршина, П.С. Яни и др. подверглись тщательному анализу проблемы преступности в кредитно-финансовой сфере, различные виды мошеннических посягательств в экономике, криминологические и уголовно-правовые проблемы банковского бизнеса.[9]

Учитывая значительное сходство проблем злоупотреблений в кредитно-банковской сфере России рассматриваемого периода с современными проблемами целесообразно принимать во внимание уже имеющийся опыт России при совершенствовании правового регулирования этой сферы.

1.2. Формы мошенничества в кредитно-банковской сфере по российскому уголовному законодательству

Мошенничество получило довольно широкое распространение в сфере банковской деятельности. Совершаемое руководителями банков, мошенничество характеризуется значительным масштабом наносимого ущерба, сложностью и изощренностью используемых криминальных схем, разнообразием применяемых приемов и способов.

Статья 159 УК РФ определяет мошенничество как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Мошенническое получение кредита основывается на представлении ложных сведений. Заемщик уже при оформлении кредита предполагает не возвращать его, имеет место умысел на завладение имуществом или приобретение права на него уже в момент осуществления действий, повлекших передачу этого имущества.

Введение в заблуждение потенциальными ссудозаемщиками банковских служащих осуществляется различными способами, которые могут быть объединены в две группы:

1) путем использования специально созданных для хищения кредитных ресурсов фиктивных предприятий;

2) путем фальсификации документов и применения иных приемов обмана, вследствие чего кредитные офицеры вводятся в заблуждение относительно возможностей и перспектив возврата полученных средств и качества обеспечения кредита.

Использование фиктивных предприятий. Специалисты выделяет следующие типичные приемы создания фиктивных предприятий:

1. Создание предприятия по подлинным документам лицами, не намеревающимися заниматься хозяйственной деятельностью. Руководители такого, предприятия после получения кредита и его присвоения скрываются от кредиторов.

2. Внесение в учредительные документы, необходимые для регистрации предприятия, искаженных сведений об учредителях (руководителях). Часто для этих целей используются утраченные либо похищенные паспорта граждан. После регистрации фирмы и получения кредита мошенник скрывается.

3. Изготовление подложных уставов, регистрационных и иных документов с использованием подлинных печатей, ксерокопий действительных документов и иным образом.

4. Регистрация предприятий на фиктивные адреса. Возможны различные модификации данного приема: при регистрации лжефирм указывается несуществующий адрес; указанная в качестве адреса квартира меняется, продается; перемена арендуемых в качестве офисов помещений без уведомления регистрационных, налоговых органов, контрагентов по сделкам; заключение за денежное вознаграждение устных соглашений с владельцами квартир об использовании их адреса в качестве юридического адреса фиктивного предприятия.

5. Использование реквизитов ликвидированных предприятий с получением путем обмана согласия их руководителей.

6. Похищение регистрационных документов действующих предприятий и открытие по ним расчетных счетов в банке.

7. Создание либо использование в целях хищения кредита легальных предприятий под давлением организованных преступных групп. Руководители подобных предприятий, получив по требованию преступников банковскую ссуду, передают ее преступникам либо непосредственно, либо под видом выполнения обязательств по сделке.

8. Регистрация предприятий по ненадлежаще оформленным, недействительным документам по сговору с должностными лицами государственных органов, осуществляющих регистрацию предприятий.

9. Использование для хищения кредитных ресурсов специально созданных предприятий, находящихся под контролем руководителя фирмы-ссудополучателя или связанных с ним лиц. Одна из возможных схем хищения кредита выглядит следующим образом: деньги тратятся не на цели, обозначенные в кредитном договоре (например, на развитие производства), а на приобретение различных ценностей для фирмы - получателя кредита (машин, дорогой оргтехники и т. п.). В дальнейшем руководитель фирмы, имея намерение присвоить полученные средства, учреждает ряд новых коммерческих структур на свое имя или на имя своих соучастников и передает эти ценности с баланса структуры - получателя кредита на балансы новых структур. Тем самым затрудняется установление принадлежности ценностей и их изъятие в целях возмещения ущерба. [10]

С целью избежания ответственности на должности руководителей предприятий или главных бухгалтеров подбираются некомпетентные лица, часто судимые либо страдающие психическими заболеваниями, которые за определенное вознаграждение подписывают документы, необходимые для реализации преступных схем.

Фальсификация документов и иные способы обмана. Важным элементом преступных схем по присвоению кредитных ресурсов банков является введение банковских служащих в заблуждение относительно наличия либо качества обеспечения кредита и, тем самым, относительно возможности исполнения должником своих обязательств в случае невозврата кредита.

Злоупотребления при использовании банковских гарантий и поручительств. Можно выделить следующие способы злоупотреблений при данном способе обеспечения кредита.

Фальсификация. Объектом фальсификации часто являются гарантийные письма. Для изготовления поддельных гарантийных писем используются следующие приемы:

1) использование похищенных бланков предприятий с оттисками печатей;

2) использование похищенных либо утерянных печатей;

3) выполнение через сообщников оттисков настоящей печати на подложное гарантийное письмо одновременно с подделкой подписей руководителей предприятия;

4) использование смонтированных ксерокопий бланков документов, оттисков печатей и подписей руководящих лиц;

5) использование подложных писем, заверенных оттисками печатей со старыми названиями, реквизитами банком или их филиалов.

Преступниками используется также прием предоставления поручительств несуществующим (фиктивным) поручителем.[11]

В ряде случаев изготовление и сбыт поддельных гарантийных писем банков и других организаций осуществляется в форме бизнеса в значительных масштабах.

Представление в обеспечение возвратности кредита от имени солидных государственных или коммерческих структур гарантийных писем, полученных неправомерным путем.Известны случаи, когда преступники убеждают малознакомых или знакомых руководителей банков, страховых организаций, иных кредитных организаций выдать им гарантию для получения кредита, мотивируя это тем, что уже договорились насчет получения кредита, а банковская гарантия нужна лишь для формальности и что предприятие в данном случае не будет нести никакой ответственности. Получив гарантию, мошенники получают ссуду и присваивают ее, после чего скрываются.

Злоупотребления при использовании залога в качестве обеспечения кредита. Типичными вариантами подобных действий являются:

1) представляется в качестве залога неполноценного имущества, действительная стоимость которого не соответствует заявленной;

2) предоставление в качестве залога имущества, не находящегося в собственности получателя кредита;

3) предоставление в качестве залога имущества, на которое не может быть 4) обращено взыскание;

5) неоднократный залог одного и того же имущества.

Способом обеспечения возвратности банковского кредита является страхование риска невозврата кредита. Развитие этого способа обеспечения возвратности кредита связано с совершением преступлений, связанных с подделкой получателями кредитов договоров страхования и предъявление их в банк в качестве документов, обеспечивающих возвратность получаемых кредитных средств.

Используются также иные приемы мошеннического обмана при осуществлении ссудных операций:

1) при заключении кредитных договоров изготавливаются подложные документы, создающие видимость финансовой состоятельности (в частности, представляются ложные балансы), недостоверные бизнес-планы и технико-экономические обоснования предстоящих инвестиций за счет кредитных средств;

2) фабрикуются подложные документы в обоснование кредитного запроса, договоры о якобы заключенных сделках;

3) представляются подложные документы на право получения кредита на льготных условиях, по заниженной процентной ставке.

Развитие и внедрение новых информационных технологий порождает в сфере банковской деятельности ряд серьезных проблем, связанных в основном с обеспечением сохранности, конфиденциальности и достоверности хранимой, передаваемой и обрабатываемой информации.

Субъектами компьютерных преступлений могут быть как сотрудники банка, так и его клиенты, а также посторонние лица. Компьютерными мошенниками являются в основном люди, не уличенные ранее ни в каких преступлениях".

Компьютерные преступления - сложное негативное социальное явление, включающее в себя большой комплекс конкретных видов преступлений. В настоящее время компьютерная преступность переходит в новую фазу - с развитием глобальных сетей организованные преступные группы используют эту возможность для совершения преступлений. Проблемой компьютерной преступности занимаются специальные комитеты ООН, Совет Европы, Интерпол.

Комитет по законодательству Совета Европы подготовил минимальный перечень типов компьютерных преступлений, который был рекомендован для целей квалификации и регистрации преступлений всем государствам-членам: компьютерное мошенничество, т.е. вмешательство, изменение, уничтожение либо укрытие компьютерных данных или программ; компьютерный подлог; повреждение компьютерной информации или программы; компьютерная диверсия; несанкционированный доступ; несанкционированный перехват информации; несанкционированное воспроизведение компьютерных программ; несанкционированное воспроизведение топографии.

Указанные виды преступлений подробно рассматриваются в отдельном параграфе.

Несмотря на то, что далеко не все сообщают об имевших место преступлениях, с момента первого случая во Внешэкономбанке пять лет назад в России зафиксировано более 30 компьютерных преступлений в банках. В последнее время в разряд компьютерных преступлений входят также мошенничества со смарт-картами. Факты таких преступлений зарегистрированы и в России.

Борьба с компьютерной преступностью ведется в двух направлениях: создание специализированных подразделений в соответствующих государственных структурах и подготовка специалистов среди служб безопасности банков для своевременного выявления конкретных следов, признаков совершаемых преступлений.[12]

Важным фактором повышения эффективности борьбы с компьютерной преступностью является совершенствование сотрудничества банков и правоохранительных органов.

Ассоциацией российских банков (АРБ) были подписаны двусторонние соглашения с компетентными государственными организациями с целью содействовать обеспечению безопасности банков. Соглашение МВД-АРБ о взаимодействии в области обеспечения банковской безопасности было подписано 21.12.95 г. Выступая на пленарном заседании Международного Форума "Технологии безопасности" в январе 1996 г., президент АРБ С.Егоров объявил о подписании двустороннего соглашения с Федеральным агентством правительственной связи и информации (ФАПСИ) о сотрудничестве в области защиты информации. Для организации сотрудничества по конкретным проектам стороны создают совместный научно-технический центр, призванный координировать научно-техническую политику в области информационной безопасности банков, оснащать их сертифицированной техникой защиты информации, оказывать помощь в получении соответствующих лицензий, проводить научно-методическую и консультационную деятельность.

Вместе с тем анализ содержания специальной литературы по рассматриваемой проблематике, результаты практики расследования и предупреждения банковских преступлений дают основание сделать вывод о необходимости формирования новых концептуальных основ методики выявления и расследования мошенничества в сфере банковской деятельности по следующим позициям:

а)несмотря на несомненную и бесспорную теоретическую и практическую значимость исследуемых работ, в них не рассматриваются в комплексе способы совершения мошенничества в сфере банковской деятельности, а также четко не выделены проблемы, касающиеся совершенствования практики их выявления и раскрытия;

б)изучение практики расследования и предупреждения мошенничеств в банковской системе показало, что данные преступления обладают особенностями, которые не учитываются в большинстве методических рекомендаций по курсу криминалистики, что приводит к снижению эффективности следственной и оперативной работы по преступлениям рассматриваемой категории;

в) специфика расследования мошенничества (субъектом преступления не является работник банковского учреждения) выявила причину, согласно которой повышение уровня безопасности банка от криминальных посягательств на нынешнем этапе непосредственно связано с методологической проработкой проблемы и проведением на ее основе технологизации защитных мероприятий.[13]

В заключение главы автор считает нужным подчеркнуть, что уголовно-правовая норма, предусмотренная ст. 159 УК РФ, сконструирована на основе УК РСФСР 1960 г. Последний разрабатывался в период «плановой экономики», когда сама действительность не предполагала возможности мошенничества в сфере банковской деятельности. Существовавший подход законодателя к регулированию мошенничества сохранился до настоящего времени. Для совершенствования нормативного регулирования мошенничества необходимо учитывать, во-первых, особую сложность банковско-кредитных отношений; во-вторых, значительность ущерба, причиняемого юридическим и физическим лицам, и, наконец, в-третьих, российский историко-юридический опыт, а также сравнительно-правовой анализ российского и зарубежного уголовного законодательства, свидетельствующий о том, что в странах с давно сложившейся рыночной экономикой и развитой банковской системой предусмотрена уголовная ответственность за мошенничество в банковской сфере.

В связи с чем следует внести следующие изменения в действующее уголовное законодательство:

а) внести в ст. 159 УК РФ дополнительный квалифицирующий признак «мошенничество, совершаемое в кредитно-банковской сфере»;

б) исключить признак «причинение значительного ущерба гражданину», используемого в ч. 2 ст. 159 УК РФ, по следующим причинам: отсутствие критериев качества такого ущерба; нарушение принципа субъективного вменения (т.к. виновный может не осознавать весь комплекс оценочного критерия и не понимать, что причиняет значительный ущерб), тогда, как объективное вменение запрещено; а так же прямое указание о причинении вреда гражданину, представляет собой нарушение равноправия всех форм собственности;

в) необходимым декриминализировать ст. 176 УК РФ «Незаконное получение кредита» в том случае, если это деяние совершено без цели хищения. Если же кредит был получен незаконно, с умыслом на хищение, без цели его возврата, то такое деяние должно быть квалифицировано по ст. 159 УК РФ.


2. УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ СОСТАВА МОШЕННИЧЕСТВА ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РФ

2.1. Объективные признаки состава мошенничества

Согласно примечанию к ст. 158 УК под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Сформулированное в законе общее понятие хищения позволяет определить обязательный для этой группы преступлений предмет – чужое имущество. Таковым признается имущество, собственником которого является не лицо, виновное в хищении, а другой гражданин, юридическое лицо, или иной собственник.

Размер имущественного ущерба при хищении определяется стоимостью похищенного, выражающейся в его цене. При определении стоимости похищенного имущества в соответствии с рекомендациями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г., следует исходить в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником с государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость имущества определяется на основании заключения экспертов.

По общему правилу, уголовный закон не ограничивает ответственность за хищение каким-либо минимальным размером причиненного ущерба. При этом следует учитывать, что, если стоимость похищенного ничтожна и умысел виновного не был направлен на изъятие имущества в более значительном размере или насильственным способом, такие действия, согласно ч. 2 ст. 14 УК, в силу малозначительности не являются преступлением. Однако применительно к хищению имущества, совершенного путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты, размер причиненного ущерба учитывается при определении основания уголовной ответственности. В соответствии со ст. 7.27 КоАП РФ[14] хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты на сумму, не превышающую одного минимального размера оплаты труда, признается мелким и влечет наложение административного штрафа в размере до трехкратной стоимости похищенного имущества, но не менее одного минимального размера оплаты труда или административный арест на срок до пятнадцати суток.. Соответственно, хищение имущества вышеуказанными способами может повлечь уголовную ответственность по ст.ст. 158, 159 УК при условии, если причиненный ущерб превышает один минимальный размер оплаты труда.[15]

Закон определяет мошенничество как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Способом хищения при мошенничестве являются обман или злоупотребление доверием. Используя эти способы, виновный вводит в заблуждение лиц, в ведении которых находится имущество, и эти лица добровольно передают его преступнику, поскольку не осознают обмана или злоупотребления доверием.[16]

Предметом мошенничества, помимо имущества, является также право на чужое имущество как юридическая категория. Оно может быть закреплено в различных документах, например, в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, в различных видах ценных бумаг.[17]

Родовым объектом мошенничества являются общественные отношения в сфере экономики. Видовым объектом следует считать отношения собственности, регулируемые нормами гражданского права. Непосредственным объектом мошеннических действий является та форма собственности, в которой находится похищаемое имущество.

Указанное определение мошенничества позволяет выделить две разновидности мошенничества – хищение самого имущества и приобретение права на чужое имущество, а также содержит указание на конкретные способы его совершения, отличающие мошенничество от других форм хищения, - обман и злоупотребление доверием.[18]

Деление мошенничества на две разновидности – хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество, существенно влияет на содержание предмета мошенничества. Если при наличии первой разновидности мошенничества его предметом могут быть только движимые вещи, то при приобретении права на чужое имущество предметом мошенничества может стать дом, дача, другие виды недвижимого имущества.

В своей статье Шепалов С. считает, что право на чужое имущество является предметом преступления[19] . Однако по самому смыслу определения предмета он должен быть всегда материален, тогда как понятие «право» есть нематериальное отношение, и оно может быть только объектом мошеннических действий.

Отдельные авторы не считают приобретение права на чужое имущество путем мошеннических действий формой хищения. Так, Юрин В. утверждает, что рассматриваемое деяние не является хищением, так как не связано с изъятием и (или) обращением чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Специфика этой разновидности мошенничества заключается в том, что лицо, совершающее такого рода действия, не завладевает чужим имуществом, а только приобретает право на него. Следовательно, отсутствуют некоторые признаки хищения, перечисленные в законодательном определении.[20]

Предметом мошенничества может стать только чужое имущество, то есть имущество, не находящееся в совместной, долевой, иной собственности или правомерном владении самого мошенника. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» от 25 апреля 1995 г.[21] разъясняется, что под чужим имуществом как предметом хищения следует понимать не находящееся в собственности или ином законном владении виновного имущество. Таким образом, чужое имущество – это имущество, на которое у мошенника нет юридических прав.[22]

Объективная сторона хищения выражается в противоправных безвозмездном изъятии и (или) обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Обязательным признаком объективной стороны хищения является незаконность изъятия и его безвозмездность. Незаконность означает, что виновный не является собственником имущества, не имел юридического права на изъятие имущества и обращение его в свою пользу, не был уполномочен на такое действие. В связи с этим состав хищения отсутствует, если лицо имеет законные основания на получение изъятого им имущества, но нарушило порядок его получения. При наличии предусмотренных законом условий подобного рода действия образуют самоуправство. По делу Б., осужденного за кражу личных вещей своей бывшей жены, совершенное для того, чтобы использовать это обстоятельство для разрешения взаимных претензий по разделу жилой площади и с целью возврата своего имущества, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала, что, поскольку Б. пытался решить вопрос имущественного характера с женой путем самовольного изъятия её вещей из квартиры и используя это обстоятельство для осуществления своего действительного или предполагаемого права, действовал незаконно, причинив существенный вред потерпевшей. В его действиях имеются признаки самоуправства.

Безвозмездность изъятия имущества характеризуется тем, что собственник не получает за выбывшее из его владения имущество необходимого эквивалента в виде общественно полезного труда, или возмещения стоимости предмета хищения. Частичное возмещение стоимости изъятого имущества не исключает ответственности за хищение. Изъятие имущества, вверенного виновному, путем замены его на менее ценное, совершенное с целью присвоения или обращения в собственность других лиц, должно квалифицироваться как хищение в размере стоимости изъятого имущества.

Объективная сторона хищения включает и такой признак, как причинение ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества. Ущерб заключается в уменьшении наличного имущества потерпевшего, которое в момент хищения находилось в его владении (фондах). Причинение имущественного ущерба собственнику путем не предоставления в его владение (фонды) соответствующей части имущества (упущенная выгода) не образует хищения, но при определенных условиях квалифицируется по ст. 165 УК.

Объективная сторона хищения включает в себя в качестве обязательного признака причинную связь между общественно опасным действием и наступившими последствиями в виде причинения реального имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества. По делам о хищении установление причинно связи на практике не представляет трудностей ввиду её очевидности. Доказанность фактов изъятия чужого имущества и причинение в результате именно этого имущественного ущерба является достаточным основанием для признания наличия причинной связи. [23]

Обман как способ хищения состоит в сообщении ложных сведений, либо в умолчании об обстоятельствах, сообщение о которых являлось обязательным. Сообщаемые мошенником ложные сведения могут быть самыми разнообразными. В одних случаях они касаются личности виновного, его прав и полномочий, в других – относятся к юридическим фактам, событиям и т.д. Обман может выражаться в устной, письменной либо иной форме.

Злоупотребление доверием как способ мошенничества проявляется обычно в использовании для завладения имуществом специальных полномочий виновного или его личных доверительных отношений с лицом, в ведении или под охраной которого находится имущество.[24]

С объективной стороны специфика мошенничества состоит в способе его совершения. В отличие от многих других преступлений, которым присущ физический (операционный) способ, при мошенничестве способ действий преступника носит информационный характер либо строится на особых доверительных отношениях, сложившихся между виновным и потерпевшей стороной.

Своеобразие данного преступления состоит в том, что с внешней стороны оно представляется в «добровольном» отчуждении имущества самим собственником и передаче его преступнику. Последний же, прибегая к обману или злоупотреблению доверием, непосредственно не изымает имущество из чужого владения. Но, подавляя таким путем сознание и волю потерпевшего, или злоупотребляя его доверием, мошенник достигает цели безвозмездного обращения переданного ему имущества в свою пользу. Обман или злоупотребление доверием выступают здесь в качестве внешних форм самого преступного поведения мошенника, и поэтому вряд ли обоснованно относить их к категории средств совершения преступления, как это нередко делается в юридической литературе.[25]

В судебной практике как мошенничество квалифицируется умышленное незаконное получение частным лицом государственных или общественных средств в качестве пенсий, пособий и других выплат в результате обмана или злоупотребления доверием. Таким же образом надлежит квалифицировать безвозмездное завладение имуществом, полученным в кредит, если умысел на его похищение возник до момента его получения.

В последние годы распространение приобрели новые виды мошеннических обманов: получение чужого имущества или права на чужое имущество путем обманных операций с кредитными картами, использованием компьютеров, получение аванса ( предоплаты ) под предлогом предоставления товаров.[26]

Мошенничество следует отличать от кражи, поскольку при её совершении виновные тоже могут прибегать к обману с целью проникнуть в помещение, жилище, иное хранилище и тайно похитить имущество. Однако при совершении кражи обман является всего лишь условием, облегчающим в дальнейшем тайное изъятие имущества, и в силу этого не обуславливает переход ценностей от собственника к преступнику. Совершенно иную роль играет обман в составе мошенничества, выступая как основная причина передачи имущества субъекту преступления.

Следует отметить и то, что при краже имущество тайно похищается помимо и вопреки воле потерпевшего. Мошенничество же, напротив, характеризуется как бы «добровольной» передачей имущества обманутым собственником или владельцем преступнику.

Кроме того, важной особенностью мошенничества является передача имущества в собственность или в титульное владение лица с наделением его в отношении этого имущества определенными правомочиями. Поэтому корыстное завладение имуществом, переданным лицу для осуществления чисто технических операций (помочь поднести чемодан, присмотреть за ненадолго оставленными вещами, подержать вещь, когда собственник занят каким-либо делом) без наделения субъекта соответствующими правомочиями, образует кражу, а не мошенничество.[27]

Особый интерес представляет вопрос об использовании поддельных или приобретенных незаконным путем документов, дающих право на получение чужого имущества. Представляя такой документ, например, поддельную доверенность на получение денег, виновный создает фиктивное юридическое основание для получения чужого имущества, но если виновный сам изготовил такой поддельный документ, то ответственность должна наступать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 159 и 327 УК РФ.

При совершении мошенничества в кредитно-денежной сфере используются в основном следующие способы обмана: регистрация предприятий на подставных лиц, использование поддельных печатей, уставов, других документов, внесение в учредительные документы искаженных сведений об учредителях, в том числе с использованием похищенных или утраченных паспортов граждан, использование реквизитов распавшихся предприятий с согласия их руководителей, введенных в заблуждение, открытие расчетных счетов в банках по похищенным или фальсифицированным документам. Создав таким образом фиктивное предприятие, мошенники получают деньги в качестве предоплаты, кредита, после чего скрываются.

В тех случаях, когда мошенник склоняет кого-нибудь к даче взятки должностному лицу и присваивает полученные для передачи деньги себе, квалифицировать содеянное следует по совокупности совершенных преступлений – мошенничество и подстрекательство к даче взятки.[28]

Разновидностью хищения имущества путем злоупотребления доверием является безвозмездное, с корыстной целью обращение в пользу виновного либо других лиц товаров, приобретенных на предприятиях розничной торговли в кредит без последующего внесения соответствующих платежей и взносов собственником либо иным владельцем этих товаров. В последние годы появились новые разновидности мошенничества, основанного на доверии потерпевших. К ним можно отнести мошенничества с использованием компьютерной техники, кредитных карт и других достижений научно-технического прогресса.[29]

2.2. Субъективные признаки состава мошенничества

С субъективной стороны хищение характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Виновный осознает, что незаконно и безвозмездно изымает и ( или ) обращает в свою пользу или пользу других лиц чужое имущество, предвидит причинение собственнику или иному владельцу имущественного ущерба и желает его причинения. В содержание умысла при хищении входит также сознание лицом способа хищения, а в соответствующих случаях – квалифицирующих признаков.

Корыстная цель при хищении выражается в стремлении обратить похищенное имущество в пользу виновного или других лиц. Отсутствие корыстной цели исключает квалификацию изъятого чужого имущества как хищение.[30]

В последние годы в России получили распространение мошенничества с использованием товарных кредитов. Они заключаются в том, что мошенник специально для одной или нескольких сделок по украденным, купленным или потерянным паспортам создают организацию, заключают от её имени договор на условиях получения товара в кредит с его последующей оплатой. Получив товар, преступники исчезают. К признакам, свидетельствующим о подготовке мошеннических действий с использованием товарного кредита, можно отнести: создание организации по подложным документам на вымышленных лиц, нередко регистрируемой по нескольким юридическим адресам; малый размер уставного капитала; неблагополучное финансовое положение учредителей к моменту заключения договора; профессиональную неподготовленность, отсутствие опыта финансово-хозяйственной деятельности; отсутствие реальных возможностей для выполнения обязательств по данному товарно-кредитному договору; предъявление при заключении договора подложных гарантийных писем в обоснование своей кредитоспособности.[31]

В данном случае речь идет не о мошенничестве, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ, а о мошенничестве в сфере экономической деятельности, квалифицируемом как лжепредпринимательство – ст. 173 УК РФ, которое по ряду признаков нельзя отнести к формам хищения. Создание фиктивной коммерческой организации, когда мошенническое изъятие собственности не причинило крупного ущерба, следует рассматривать как мошенничество по ст. 159 УК РФ либо как приготовление к мошенничеству или покушение на него по ст. 30 и 159 УК РФ, если изъятие имущества не закончено. Согласно ч. 2 ст. 30 УК РФ наказуемо приготовление к квалифицированному и особо квалифицированному мошенничеству. Лжепредпринимательство, в результате которого ещё не причинен крупный ущерб правоохраняемым интересам, представляет собой покушение на деяние, предусмотренное ст. 173 УК РФ, и квалифицируется по ст. 30 и 173 УК РФ.[32]

Один из факультативных признаков состава преступления – цель, под которой понимается модель преступного результата, к которому стремится виновный, становится в субъективной стороне общего состава мошенничества признаком обязательным. В данном случае имеется в виду корыстная цель, то есть стремление к обогащению незаконным путем.[33]

Действия лиц, не возвративших полученные в кредит денежные средства при отсутствии умысла на их присвоение, не содержат состава преступления - мошенничества... Неисполнение договорных обязательств... (осужденные не обратили в свою пользу либо в пользу третьих лиц суммы полученного кредита, погасить своевременно задолженность не имели возможности в связи с отсутствием денежных средств по причине неумелого и неудачного ведения своих дел) влечет гражданско-правовую ответственность"[34] .

Субъектом хищения чужого имущества может быть физическое лицо, вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления установленного возраста. В соответствии со ст. 20 УК ответственность за кражу, грабеж и разбой наступает с 14 лет, а за мошенничество, присвоение и растрату – с 16 лет. В случае хищения предметов, имеющих особую ценность, уголовная ответственность также наступает с 16 лет.

К физическим лицам, которые подлежат уголовной ответственности, согласно нормам российского уголовного законодательства, относятся граждане РФ, иностранные граждане, а также лица без гражданства.

Понятие вменяемости в уголовном законодательстве отсутствует, однако оно легко выводится из логического толкования законодательного понятия невменяемости ( ст. 21 УК РФ) и психических расстройств, не исключающих вменяемости ( ст. 22 УК РФ).. Исходя из законодательного толкования указанных понятий, вменяемостью является способность лица во время совершения общественно опасного деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

В отличие от кражи, грабежа, разбоя, где ответственность наступает с 14 лет, ответственность за мошенничество установлена по достижении более зрелого возраста. Законодатель полагает, что мошенничество – более сложное деяние, осознавать характер и общественную опасность которого в четырнадцать лет несовершеннолетний ещё не может.

В отдельных видах мошенничества специальный субъект может выступать в качестве признака квалифицированного состава, например, мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.[35]

2.3. Квалифицированные виды мошенничества

Размер причиненного ущерба в предусмотренных законах случаях учитывается при формулировании квалифицирующих (особо квалифицирующих) признаках хищения. В таких случаях говорят о видах хищения, каковыми являются:

1) хищение имущества, не причинившее значительного ущерба гражданину (ч.1 ст.158, ч.1 ст.159, ч.1 ст.160, ч.1 ст.161 УК). Данный вид хищения имеет место, если причиненный ущерб не превышает двух с половиной тысяч рублей;

2) хищение имущества, причинившее значительный ущерб гражданину ( п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 160 УК). Значительный ущерб определяется с учетом имущественного положения потерпевшего, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей;

3) хищение чужого имущества в крупном и особо крупном размере ( ч.3, п. «б» ч. 4 ст. 158, ч.ч. 3,4 ст. 159 , ч.ч. 3,4 ст. 160, п. «д» ч.2, п. «б» ч. 3 ст. 161, ч. 3, п. «б» ч. 4 ст. 162 УК ). Крупным размером признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным – один миллион рублей

Квалифицированным признается мошенничество, совершенное:

1) группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба;

2) лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере;

3) организованной группой лиц либо в особо крупном размере.

Совершение мошенничества лицом с использованием своего служебного положения квалифицируется по п. «б» ч. 2 ст. 159 УК независимо от принадлежности имущества к той или иной форме собственности (частное, государственное, общественное и т.д.). К лицам, совершающим мошенничество с использованием своего служебного положения, относятся должностные лица государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, государственные служащие и служащие местного самоуправления, а также руководители и служащие коммерческих и некоммерческих организаций, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями.

Содержание остальных квалифицирующих признаков мошенничества, указанных в ч. 2 ст. 159 УК, не отличается от аналогичных признаков кражи.

По ч. 4 ст. 159 УК наказывается мошенничество, совершенное: организованной группой либо в особо крупном размере, лицом, ранее два и более раза судимым за хищение либо вымогательство.[36]

Часть 3 ст. 159 УК РФ, не указывая такой признак, как хищение с проникновением в жилище, помещение или иное хранилище, поскольку он не типичен для мошенничества, дополняет его квалифицированный состав признаком: мошенничество, совершенное лицом с использованием его служебного положения. Это могут быть не только должностные лица федеральных и муниципальных государственных организаций, но и работники коммерческих структур, использующие свое служебное положение для хищения путем обмана чужого имущества. Конкретные проявления этой разновидности мошенничества могут быть самыми разнообразными. Главное – необходимо установить, что, обманывая собственника или владельца имущества, виновный использовал при этом свое служебное положение.[37]

Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в УК РФ» от 8 декабря 2003 г.[38] из УК РФ исключена ст. 16, содержащая определение такого понятия множественности преступлений, как неоднократность. Ранее данный признак являлся квалифицирующим для состава мошенничества. Следует отметить, что данное решение оказалось излишне радикальным. Повторение преступлений так же, как и их совершение при наличии судимости за тождественные или однородные преступления – реальность повседневной практики. Изъяв неоднократность из УК РФ, законодатель фактически проигнорировал серьезность теоретической разработки проблемы множественности преступлений. Российский законодатель традиционно всегда реагировал на такие проявления повторения преступлений, как неоднократность и систематичность.

Обращаясь к международной законодательно практике, отметим, что подавляющее большинство известных нам уголовных кодексов содержат нормы, регламентирующие неоднократность (повторность) преступления.

Устраняя признак неоднократности из статей Особенной части кодекса, в которых он фигурировал в виде квалифицированных составов с более серьезной санкцией, законодатель не просчитал технологических трудностей, которые возникли на практике при применении закона. В практике судов встречаются ситуации, когда виновное лицо осуждается за совершение нескольких десятков тождественных преступлений. Суды в настоящее время пошли по такому пути: если совокупность состоит из двух тождественных преступлений, наказание назначается за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи ( ч. 1 ст. 17 УК ). Окончательное наказание определяется по правилам ст. 69 УК РФ. А когда лицо осуждается за три и более тождественных преступления, то назначается конкретное наказание за первое, а за все последующие эпизоды назначается однотипное наказание. Если второе, третье и последующие преступления, как и первое, квалифицированы по ч. 3 ст. 159 УК РФ, то применяется формулировка, например, «назначить наказание три года лишения свободы по каждому эпизоду». Далее окончательное наказание назначается по совокупности преступлений. Такая практика единственно возможна при нынешнем законодательном решении вопроса. Но она весьма уязвима, поскольку вступает в противоречие с общими началами назначения наказания (ст. 60 УК), так как не обеспечивает наказания за каждое отдельное преступление.

Возникший пробел необходимо восполнить в процессе дальнейшего совершенствования уголовного законодательства при непременном учете потребностей практики. Самый простой вариант – восстановление в прежней редакции ч. 1 и 3 ст. 16 УК РФ.[39]

Таким образом, необходимо сделать вывод. Исходным моментом при рассмотрении хищения является его предмет, то есть имущество. В отличие от объекта, которым являются отношения собственности, предмет хищения всегда материален, так как служит частью материального мира. Объективная сторона хищения выражается в противоправных безвозмездном изъятии и (или) обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Субъективная сторона предполагает прямой умысел. Виновный осознает, что вводит в заблуждение потерпевшего либо заведомо использует его доверие для получения чужого имущества и завладения им, и желает этого. Субъект – общий для всех преступлений против собственности.


3. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ МОШЕННИЧЕСТВА В КРЕДИТНО-БАНКОВСКОЙ СФЕРЕ

3.1. Разграниченгие мошенничества и лжепредпринимательства (ст. 173 УК РФ)

Одним из видов незаконной предпринимательской деятельности в соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации 1996 года является лжепредпринимательство, т.е. создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности, повлекшее причинение крупного ущерба гражданам, обществу или государству. Деяние наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ).

В отличие от иных преступлений, связанных с осуществлением незаконного предпринимательства, создание коммерческой организации при лжепредпринимательстве происходит в полном соответствии с требованием закона и иных нормативно-правовых актов.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 173 УК РФ, считается полностью исполненной после государственной регистрации коммерческой организации. Возникновение умысла на достижение преступных целей уже после создания организации не охватывается составом лжепредпринимательства. В связи с этим нельзя согласиться с мнением А.Г. Корчагина и А.В. Щербакова, что признаками объективной стороны деяния, помимо создания юридического лица, являются: последующее невыполнение коммерческой организацией деятельности по производству товаров, выполнению работ, оказанию услуг, либо имитация подобной деятельности; совершение под видом и от имени данной организации различных действий, направленных на получение кредитов, освобождение от уплаты налогов, отмывание "грязных денег", приобретенных незаконным путем.2 Неверным также является утверждение, что наиболее часты случаи совершения лжепредпринимательства, когда организация, вопреки своим уставным задачам, начинает заниматься кредитованием или другими неуставными операциями[40] . В этом случае необходимо учитывать положения ст. 49 ГК РФ, согласно которым юридические лица, за исключением унитарных предприятий, вправе заниматься любыми видами деятельности, не запрещенными законом. В случае же совершения без лицензии сделок по выдаче кредитов, следует вести речь о незаконном осуществлении банковских операций, ответственность за которые предусмотрена в ст. 172 УК РФ. Приведенные варианты деятельности субъекта могут свидетельствовать только о направленности его умысла при регистрации коммерческой организации на создание "лжефирмы", а не на осуществление законной предпринимательской деятельности. Однако к признакам объективной стороны преступления эти деяния не относятся.[41]

Отсутствие у субъекта намерения осуществлять предпринимательскую деятельность при создании коммерческой организации является одним из основных элементов объективной стороны лжепредпринимательства. Действия виновного в этом случае не направлены на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Поэтому лжепредпринимательство имеет место, когда действительным намерением субъекта при создании коммерческой организации является не осуществление предпринимательства, а достижение иного результата: получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности. Таким образом, при лжепредпринимательстве создание коммерческой организации выступает в качестве приема, средства достижения цели, напрямую не связанной с осуществлением предпринимательской деятельности. Следует учесть, что цель по получению кредитов, уменьшению налоговых платежей, извлечению имущественной выгоды сама по себе не является незаконной, однако ее достижение не может производиться путем обмана, т.е. создания "лжепредприятия". Данное обстоятельство является одной из особенностей преступления, предусмотренного в ст. 173 УК РФ.[42]

По мнению ряда авторов, мнимость создания коммерческой организации проявляется в невыполнении условий, предусмотренных учредительными документами[43] . В этом смысле можно согласиться с позицией, что при лжепредпринимательстве речь идет о создании организации без намерения осуществлять уставную деятельность, которая сводится к извлечению прибыли. Однако в других источниках отмечается, что отсутствие намерений осуществлять предпринимательскую деятельность при создании юридического лица проявляется в бездействии, т.е. невыполнении обязанностей, вытекающих из учредительных документов коммерческой организации, в течение времени, которое необходимо и достаточно для исполнения этих обязанностей в соответствии с обычаями делового оборота. На наш взгляд, эти критерии мнимости могут быть использованы только в случаях, когда после создания коммерческая организация вообще не осуществляет предпринимательскую деятельность, при этом обычаи делового оборота вовсе не содержат определенные правила о характере осуществления предпринимательской деятельности.

Особенностью лжепредприятия действительно является отсутствие фактической деятельности по производству продукции, выполнению работ, оказанию услуг, но как установить факт совершения преступления, когда организация время от времени совершает предпринимательские сделки.

Таким образом, внешнее осуществление предпринимательства либо воздержание от этой деятельности не может служить единственным основанием для решения вопроса о возможности привлечения лица к ответственности за лжепредпринимательство. Прежде всего, необходимо определить направленность умысла субъекта при создании коммерческой организации. Ведь лжепредпринимательство возможно и при осуществлении созданным юридическим лицом предпринимательской деятельности, которая может являться лишь прикрытием для достижения иных целей: получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности.

При создании коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность, а с целью получения кредита, дополнительной квалификации по ст. 176 УК РФ (незаконное получение кредита) не требуется[44] . Однако, если лжепредпринимательство осуществляется с целью незаконного получения кредитных денежных средств, то виновный, как правильно отметил Ю.П. Кравец[45] , будет привлекаться к ответственности по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 173 и ст. 176 УК РФ. Следует также отметить, что в юридической литературе существует точка зрения, согласно которой, если лжепредпринимательство осуществляется с целью незаконного получения кредита, то, помимо ст. 173 УК РФ, виновного следует привлекать к ответственности еще и за приготовление к преступлению, предусмотренному ст. 176 УК РФ. На наш взгляд, подобное мнение является ошибочным, т.к. в соответствии со ст. 30 УК РФ уголовная ответственность наступает только за приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлению. На основании анализа ст. 15 УК РФ, состав преступления, предусмотренный ст. 176 УК РФ, нельзя отнести к указанной категории деяний, следовательно, ответственность за приготовление к незаконному получению кредита наступить не может.

Лжепредпринимательство, сопряженное с получением кредита, отличается от мошенничества, связанного с присвоением кредита тем, что при незаконном получении кредита у виновного есть намерение заемные средства вернуть, но по разным причинам он не может этого сделать, либо возвращает их несвоевременно. В юридической печати высказана иная точка зрения о возможности совокупности лжепредпринимательства с целью незаконного получения кредита и хищения в форме мошенничества. Предпочтительнее нормы о лжепредпринимательстве и мошенничестве рассматривать как смежные несовместимые, взаимоисключающие (для мошенничества обязательна цель безвозмездного присвоения кредита, а для лжепредпринимательства обязательно, наоборот, отсутствие таковой).[46]

В последние годы в России получили распространение мошенничества с использованием товарных кредитов. Они заключаются в том, что мошенник специально для одной или нескольких сделок по украденным, купленным или потерянным паспортам создают организацию, заключают от её имени договор на условиях получения товара в кредит с его последующей оплатой. Получив товар, преступники исчезают. К признакам, свидетельствующим о подготовке мошеннических действий с использованием товарного кредита, можно отнести: создание организации по подложным документам на вымышленных лиц, нередко регистрируемой по нескольким юридическим адресам; малый размер уставного капитала; неблагополучное финансовое положение учредителей к моменту заключения договора; профессиональную неподготовленность, отсутствие опыта финансово-хозяйственной деятельности; отсутствие реальных возможностей для выполнения обязательств по данному товарно-кредитному договору; предъявление при заключении договора подложных гарантийных писем в обоснование своей кредитоспособности.[47]

В данном случае речь идет не о мошенничестве, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ, а о мошенничестве в сфере экономической деятельности, квалифицируемом как лжепредпринимательство – ст. 173 УК РФ, которое по ряду признаков нельзя отнести к формам хищения. Создание фиктивной коммерческой организации, когда мошенническое изъятие собственности не причинило крупного ущерба, следует рассматривать как мошенничество по ст. 159 УК РФ либо как приготовление к мошенничеству или покушение на него по ст. 30 и 159 УК РФ, если изъятие имущества не закончено. Согласно ч. 2 ст. 30 УК РФ наказуемо приготовление к квалифицированному и особо квалифицированному мошенничеству. Лжепредпринимательство, в результате которого ещё не причинен крупный ущерб правоохраняемым интересам, представляет собой покушение на деяние, предусмотренное ст. 173 УК РФ, и квалифицируется по ст. 30 и 173 УК РФ.[48]

Преступление, предусмотренное в ст. 173 УК РФ, относится к так называемым материальным составам и считается оконченными только в случае причинения крупного ущерба гражданам, организациям или государству в результате создания коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность. Следовательно, исходя из диспозиции ст. 173 УК РФ, сам факт создания коммерческой организации может причинить крупный ущерб. Однако, как правильно отмечает Б.В. Волженкин, это вряд ли возможно, т.к. ущерб все-таки причиняют те действия, которые осуществляет данная организация, прикрываясь предпринимательской структурой.[49]

Действительно, если в соответствии со ст. 173 УК РФ объективная сторона лжепредпринимательства полностью исполнена с момента государственной регистрации юридического лица, то для наступления указанных в законе преступных последствий субъекту необходимо предпринять какие-либо действия по реализации целей создания коммерческой организации. Следовательно, причинение крупного ущерба гражданам, организациям и государству не может находиться в причинной связи с самим фактом создания коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод о невозможности применения на практике ст. 173 УК РФ, т.к. в соответствии со ст. 8 УК РФ, основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления. Отсутствие причинно-следственной связи между деянием и последствием при лжепредпринимательстве означает отсутствие в действиях лица объективной стороны, т.е. одного из элементов состава преступления.

Решением данной проблемы может быть только изменение уголовного закона. Следует учесть, что при лжепредпринимательстве всегда причиняется вред общественным отношениям по поводу установленного порядка осуществления предпринимательской деятельности, обеспечивающему нормальное развитие экономики, затрагиваются финансовые интересы государства, законные интересы других субъектов предпринимательской деятельности. Поэтому для квалификации деяния в качестве лжепредпринимательства важен факт создания реальной возможности для причинения крупного ущерба гражданам, обществу или государству. Причинение же крупного ущерба в результате совершения этого деяния, либо наступление иных тяжких последствий, следует рассматривать в качестве квалифицирующих признаков. В этом случае уголовно-правовая норма ст. 173 УК РФ могла бы принять следующий вид:

1. Лжепредпринимательство, т.е. создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, приобретение налоговых льгот, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности, создавшее возможность причинения крупного ущерба гражданам, обществу или государству, - наказывается:…. - (далее - по тексту)

2. То же деяние:

а) совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) повлекшее причинение крупного ущерба гражданам, обществу или государству, - наказывается:… - (далее - по тексту)

Для того, чтобы ст. 173 УК РФ стала реально применяться на практике, необходимо установление уголовной ответственности за сам факт совершения преступного деяния (формальный состав) совершенно независимо от наступления или отсутствия вредных последствий.

3.2. Отграничение мошенничества от незаконного получения кредита ( ст. 176 )

Объектом незаконного получения кредита являются интересы кредиторов и порядок кредитования индивидуальных предпринимателей и организаций. Предмет преступления - кредит и льготные условия кредитования.

В экономике (в экономической теории и практике) под кредитом понимается предоставление в долг товаров или денег (денежная ссуда), выдаваемых на условиях возвратности в определенные сроки. Обязательным условием предоставления кредита является также уплата процентов за пользование им.

Порядок предоставления кредита регулируется гражданским законодательством. В ст. 819 ГК РФ[50] определяется содержание кредитного договора, по которому банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. В ст. 820 ГК установлена обязанность письменной формы кредитного договора, несоблюдение которой влечет его недействительность.

Гражданский кодекс предусматривает (помимо денежного) и другие виды кредита (товарный и коммерческий). Под товарным кредитом (ст. 822 ГК) понимается вытекающая из договора обязанность одной стороны предоставить другой стороне вещи, определенные родовыми признаками (договор товарного кредита). Коммерческим кредитом (ст. 823 ГК) является предоставление кредита в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг. Однако в уголовной правовой теории и судебной практике под кредитом и кредитным договором как предметом рассматриваемого преступления (ч. 1 ст. 176 УК) понимается именно денежный кредит, в соответствии со ст. 819 ГК выдаваемый заемщику банком или иной кредитной организацией (именно в виде денежных средств).[51]

Объективная сторона характеризуется 1) действием, 2) способом, 3) последствием и 4) причинной связью между действием и последствием.

В качестве действия как признака объективной стороны выступает получение индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования. Последнее означает соглашение кредитора и заемщика о пониженной процентной ставке выдаваемого кредитором и возвращаемого заемщиком кредита.

Незаконное получение кредита уголовно наказуемо, если оно причинило крупный ущерб. В соответствии с примечанием к ст. 169 УК им является ущерб, превышающий 250 тыс. руб.

Исходя из назначения данного уголовно-правового запрета и специфики объекта рассматриваемого преступного посягательства, следует сделать вывод о том, что ущерб (крупный) причиняется кредитору (банку или иному кредитору). Ущерб этот может выражаться как в виде реальных имущественных потерь, так и в виде упущенной выгоды, связанных с невозвратом полученного заемщиком кредита. В качестве конкретных разновидностей крупного ущерба для кредитора в уголовно-правовой литературе называются банкротство организации-кредитора, нарушение режима его нормальной работы, включая срыв запланированных сделок, уменьшение финансового оборота, вынужденная неуплата налогов, невыполнение других принятых на себя обязательств, необходимость провести вынужденное сокращение штатов и некоторые другие виды неблагополучных для кредитора последствий.

В связи с тем, что рассматриваемый состав преступления носит материальный характер и оконченным это преступление будет считаться только в связи с причинением интересам кредитора крупного ущерба, обязательным признаком его объективной стороны является наличие причинной связи между незаконным получением кредита и причинением кредитору крупного ущерба.

Как уже отмечалось, незаконное получение кредита уголовно наказуемо, если оно происходит определенным способом, а именно путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации. Под сведениями, отражающими хозяйственное положение, в уголовно-правовой теории и судебной практике понимается совокупность внутренних и внешних данных, характеризующих ведение экономического хозяйства предприятия, его производственную сторону. К ним относятся ложные сведения об учредителях, руководителях, акционерах, основных партнерах, связях, кооперации с другими фирмами; фиктивные гарантийные письма, поручительства, представленное в залоге имущество (на которое в действительности нельзя обратить взыскание), не соответствующее объявленной стоимости, не являющееся собственностью залогодателя; технико-экономическое обоснование, в котором неверно указаны основные направления использования заемных средств, конкретные хозяйственные операции, на которые направляется кредит; поддельные договоры и иные документы, неправильно свидетельствующие о возможности реализации заемщиком своей продукции, его конкурентоспособности, положении на рынке; искаженные данные складского и бухгалтерского учета и др.

Заведомо ложными сведениями о финансовом состоянии являются сведения о наличии и характеристике денежных средств. К ним обычно относят фальсифицированные бухгалтерские документы о регистрации в налоговой инспекции, в которых финансовое состояние показано в лучшем, чем в действительности, положении, фальсифицированные справки о дебиторской и кредиторской задолженностях, полученных кредитах и займах в других банках, выписки из расчетных и текущих счетов и другие документы.

Субъектом рассматриваемого преступления является индивидуальный предприниматель или руководитель организации (как коммерческой, так и некоммерческой; ее форма собственности и организационно-правовая форма не имеют значения для квалификации). В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете"[52] руководителем организации признается руководитель ее исполнительного органа либо лицо, ответственное за ведение дел организации.

Субъективная сторона характеризуется прямым или косвенным умыслом. Лицо сознательно вводит кредитора в заблуждение относительно своего хозяйственного положения или финансового состояния, предвидит возможность или неизбежность причинения этими действиями крупного ущерба и желает или сознательно допускает наступление таких последствий.

Часть 2 ст. 176 предусматривает ответственность за незаконное получение государственного целевого кредита, а равно его использование не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству.

Данный состав отличается от состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК, по предмету преступления, объективной стороне и субъекту.

Предметом в этом случае является государственный целевой кредит, т.е. кредит, выдаваемый государством (Российская Федерация) субъектам Российской Федерации, отраслям хозяйственного комплекса, организациям и гражданам для реализации определенных экономических программ, на техническое содействие, поддержку отдельных регионов (например, северных районов), отраслей хозяйства (сельского, угольной промышленности и других), отдельных предприятий, новых форм хозяйствования (например, фермерства, малого и среднего бизнеса), для создания рабочих мест, обустройства беженцев, индивидуального жилищного строительства и т.п.

Получение государственного целевого кредита является незаконным, если он получен с нарушением установленных правил, определяющих материально-правовые основания получения данного кредита применительно к категории лиц, которые его запрашивают, их хозяйственно-экономическому и социальному положению (не образуют необходимый для уголовной ответственности по ч. 2 ст. 176 признак незаконности нарушения процедурных правил получения кредита).

Использование государственного целевого кредита не по назначению представляет собой распоряжение полученными средствами в целях, противоречащих тем, которые имелись в виду при выдаче такого кредита, т.е. отражены в решении о предоставлении государственного целевого кредита.

В отличие от преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176, крупный ущерб в результате незаконного получения государственного целевого кредита может наступить не только для кредитора, т.е. государства как такового, но и для граждан и организаций. Величина крупного ущерба определяется в соответствии с примечанием к ст. 169 УК (свыше 250 тыс. руб.).

Субъектом преступления является лицо, в компетенцию которого входило окончательное утверждение заявок на получение государственного целевого кредита, либо лицо, имеющее право принимать решения (и принявшее их) о распоряжении полученными кредитными средствами.

Субъективная сторона характеризуется умыслом (как правило, косвенным). Лицо сознает, что незаконно получает государственный целевой кредит или использует его не по прямому назначению, предвидит, что в результате этого будет причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству, и обычно сознательно допускает наступление таких последствий (или безразлично относится к их наступлению).[53]

При установлении корыстной цели и умысла на завладение кредитом (как по ч. 1, так и по ч. 2 ст. 176) речь должна идти о хищении чужого имущества (например, в виде мошенничества).[54]

Включение ст. 176 УК РФ «Незаконное получение кредита» в УК РФ было обусловлено получившей необычайное распространение в банковской сфере практикой невозврата кредитов, которая, согласно проведенного автором анкетирования работников банковской сферы, выделена как «проблема номер один» семьюдесятью шестью процентами опрошенных. В то же время представляется, что данная норма не лишена недостатков, среди которых автор выделяет следующие: 1) данный состав материальный, а не формальный, что затрудняет процесс привлечения к уголовной ответственности 2) явное отставание в данном вопросе уголовного закона от иных отраслей права, в частности от финансовой, налоговой. В связи с этим, представляется, что назрела необходимость внесения соответствующих изменений в УК РФ. Так, целесообразно объединить ст. 176 со ст. 159 УК РФ, если незаконное получение кредита было совершено с целью хищения, и виновный не собирался возвращать полученный кредит. В тех же случаях когда кредит погашен, предлагается декриминализировать данное деяние.

3.3. Разграничение мошенничества и преднамеренного (фиктивного) банкротства (ст.ст. 196, 197 УК РФ)

Объектом преднамеренного банкротства являются интересы кредиторов и нормативно-правовой порядок ведения дел в коммерческой организации и индивидуальным предпринимателем.

Объективная сторона характеризуется: а) альтернативными действиями и искусственным созданием неплатежеспособности или искусственным увеличением неплатежеспособности, б) последствием - причинением крупного ущерба или наступлением иных тяжких последствий и в) причинной связью между указанными действиями и последствиями.

Под неплатежеспособностью понимается ситуация, при которой коммерческая организация или индивидуальный предприниматель не могут (не способны) удовлетворить требования кредиторов. Искусственное создание неплатежеспособности возможно различными способами - уменьшение активов, фиктивное отчуждение имущества, заключение заведомо невыгодных сделок и т.д.

Крупный ущерб может заключаться в имущественных убытках кредиторов (как в виде реального материального ущерба, так и упущенной выгоды), неуплате налогов и т.д. В соответствии с примечанием к ст. 169 УК РФ под крупным ущербом понимается ущерб, превышающий 250 тыс. руб.

Объект преступления фиктивное банкротство - нормативно-правовой порядок процедуры банкротства и удовлетворения имущественных обязательств должника кредиторам.

Объективная сторона характеризуется: а) действием - заведомо ложным объявлением субъектом своей несостоятельности (банкротство), б) последствием - крупным ущербом и в) причинной связью между указанными действием и последствием.

Такое объявление возможно в любой установленной законом форме. Это, например, заявление в арбитражный суд, объявление о банкротстве при условии письменного согласия всех кредиторов, опубликованное в "Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации". Однако такое объявление обязательно должно быть ложным, т.е. не соответствовать действительности (на самом деле лицо имеет возможность удовлетворения требований кредиторов). Платежеспособность (неплатежеспособность) должника определяется с помощью бухгалтерской или иной комплексной экспертизы.

Субъект преступления - руководитель (собственник) коммерческой организации либо индивидуальный предприниматель.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 197, характеризуется прямым умыслом и специальной целью. Лицо сознает, что совершает действия, образующие фиктивное банкротство, т.е. заведомо ложно объявляет о своей имущественной несостоятельности, и желает этого. Цель преступления - введение в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты налогов.[55]

В правоприменительной практике определенные сложности вызывает отграничение мошенничества от фиктивного банкротства (ст. 197 УК РФ). В этой связи следует заметить, что фиктивное банкротство – это заведомо ложное объявление руководителем или собственником организации о ее несостоятельности. Цель такого объявления – ввести в заблуждение кредиторов, чтобы получить отсрочку или рассрочку причитающихся им платежей или скидку по долгам, либо вовсе не уплачивать их. Ответственность за фиктивное банкротство предусмотрена статьей 197 УК РФ. Объявление о несостоятельности является заведомо фиктивным (ложным) в том случае, если кредиторам представлены искаженные сведения о платежеспособности организации и других факторах, влияющих на признание организации банкротом. Очевидно, что данное преступление так же совершено способом, идентичным мошенничеству – обман и злоупотребление доверием, в связи с чем, возникают проблемы при разграничении этих деяний. Так, банкротство считается фиктивным, если объявление о несостоятельности организации принято в законном порядке, но на основе ложной информации. Кроме того, различны цели совершения этих действий. Здесь и проходит грань отграничения фиктивного банкротства от мошенничества. В этой связи следует разделить позицию некоторых ученых, согласно которой, если сообщение о несостоятельности сделано с нарушением установленного законом порядка, это уже не фиктивное банкротство, а мошенничество. [56]

Следует добавить, что если преступник способствовал принятию решения о добровольной ликвидации предприятия с согласия кредиторов, и это решение было утверждено собственником; ввел в заблуждение кредиторов и получил отсрочку или рассрочку платежей, или скидку по долгам, либо не уплатил долги, то эти деяния должны, на взгляд диссертанта, также квалифицироваться как мошенничество, а не фиктивное банкротство.[57]

3.4. Пути и способы совершенствование уголовного законодательства и следственно-судебная практика по делам о мошенничестве.

Общий, родовой и видовой объекты мошенничества в сфере банковской деятельности совпадают с соответствующими видами объектов мошенничества в других сферах, то есть они являются общими. Различие появляется на уровне непосредственного объекта. Анализ направлений деятельности банков (ст. 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности»[58] ) позволяет говорить о том, что объектом мошенничества в сфере банковской деятельности является право собственности конкретных банков и право собственности клиентов этих банков, в числе которых могут быть как физические, так и юридические лица. Что касается предмета мошенничества в сфере банковской деятельности, то в это понятие, на взгляд автора, следует включать, прежде всего, деньги, в том числе иностранную валюту. При анализе диспозиции ч. 1 ст. 159 УК РФ видно, что законодатель в качестве предмета мошенничества указывает и право на имущество. Гражданское законодательство под имуществом понимает в числе прочего «имущественные права». В связи с этим, с целью приведения норм УК РФ в соответствие с положениями ГК РФ необходимо из текста ст. 159 УК РФ исключить словосочетание (указание на) «право на чужое имущество».

Предметом по данной категории дел являются прежде всего, деньги, в том числе и иностранная валюта.

Особенности объективной стороны мошенничества в сфере банковской деятельности в наибольшей степени отражают специфику уголовно-наказуемого хищения и преступного приобретения права на чужое имущество, совершаемого путем обмана или злоупотребления доверием при проведении банковских операций. Вместе с тем, в этом элементе состава преступления против собственности имеются признаки, характеризующие действия (бездействия) виновного, которые, собственно и отграничивают мошенничество от иных форм хищения. В уголовно-правовой литературе и обман, и злоупотребление доверием не находят однозначного толкования, что затрудняет правильную квалификацию.

Практически все авторы, раскрывающие понятие обмана, исходят из общеупотребительного его понимания, поэтому автор предлагает сформулировать примечание к ст. 159 УК РФ, где закрепить точные дефиниции обмана и злоупотребления доверием применительно к кредитно-банковской сфере.

Так, под обманом предлагается понимать представление преднамеренно искаженных сведений, представляемых по требованию банка и являющихся необходимыми для выдачи кредита, либо умышленное сокрытие любых иных сведений с целью введения лица, правомочного принять решение о выдаче кредита, в заблуждение. Под злоупотреблением доверием следует считать использование доверительных отношений с лицом, правомочным совершать сделки, принять решение о выдаче кредита, с целью, - получив кредит, обратить его в свою пользу или в пользу третьих лиц.

Как показывает правоприменительная практика, все чаще стали совершаться мошенничества с использованием пластиковых карт. Преступниками также используются копии платежных поручений, гарантий банков, поручительств, векселей. Большое распространение получает мошенничество путем созданий лжефирм, и последующего получения ими кредита.[59]

В качестве иллюстрации можно привести также дело в отношении Братилова и Родионова, осужденных за мошенническое хищение средств Пермского коммерческого банка. В приговоре указано, что похищенные денежные средства, полученные ими под видом кредита для своего строительного кооператива, Братилов и Родионов потратили на поездку в г. Сочи на отдых, приобретение вещей, продуктов, спиртного, посещение ресторанов. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в части осуждения названных лиц за мошенничество и прекращении дела в этой части за отсутствием состава преступления, а также об исключении в связи с этим указания о возмещении ущерба банку. Президиум Верховного Суда РФ протест удовлетворил частично, указав, что согласно версии Братилова и Родионова, умысла на хищение денежных средств, полученных в виде кредита, они не имели, хотели погасить задолженность за счет доходов от организации производства строительных блоков, выполнения работ по договорам, которые они заключали, но организовать надлежащую работу и получить за это денежные средства им не удалось по различным причинам. Погасить полученный кредит они не отказываются.

Обосновывая вывод о виновности осужденных в хищении общественных денежных средств путем злоупотребления служебным положением, суд сослался на то, что Братилов и Родионов имели прямой умысел на совершение преступления, при этом кооперативной деятельностью не занимались, никаких работ не выполняли, а получаемые кредитные средства присваивали и растрачивали не по назначению, скрывали это путем предоставления фиктивных платежных документов и каких-либо действий к погашению кредита не предпринимали. Однако из материалов дела видно, что кооператив «Имидж» в лице Братилова и Родионова получил кредит в коммерческом банке на законных основаниях. После его получения осужденные принимали меры к организации работы кооператива, арендовали помещение под офис, заключили несколько договоров на выполнение различных работ. В результате Верховным Судом приговор отменен, и дело направлено на новое судебное рассмотрение. Таким образом, использование не по назначению денежных средств, полученных в банке на законных основаниях, само по себе не может свидетельствовать о наличии умысла на хищение этих средств.[60]

Мошенничество в кредитно-банковской сфере может совершаться только с прямым умыслом, из корыстных побуждений с целью хищения денежных средств, путем получения кредитов. Виновный, совершая такое мошенничество, понимает, что незаконно получает кредит, осознает, что в результате этих действий он причинит ущерб банковскому учреждению и желает наступления такого вреда. Особенностью субъективной стороны мошенничества, совершенного при получении кредита, является то, что виновный стремится ввести потерпевшего (банковское учреждение) в заблуждение путем обмана или злоупотребления доверием и добиться того, что потерпевший в конечном итоге сам, по своей воле передает мошеннику кредитные средства, полагая, что все происходит законно. Именно на этом и строятся все преступные расчеты по завладению имуществом. В данных случаях преобладает корыстный мотив совершения мошенничеств в банковской сфере, виновный стремится получить выгоды материального характера, обращая мошенническим способом полученный кредит в свою пользу или пользу третьих лиц. Цель изучаемого состава – получить денежные средства и обратить их в свою пользу или пользу третьих лиц. Снижение возраста уголовной ответственности за мошенничество до 14 лет необоснованно и соглашается с законодателем, устанавливающим возраст уголовной ответственности за мошенничество 16 лет.

Анализ существующих в литературе точек зрения и материалов судебной практики свидетельствует о том, что признак «использование служебного положения» подвергается ограничительному толкованию, т.е. толкуется практическими работниками более узко, и квалифицируются по данному признаку только те случаи, когда виновный выполнял в коммерческой организации организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции. Думается, что тем самым искажается смысловое содержание признака «использование служебного положения» и предлагается уточнить его содержание следующим образом: «Под использованием служебного положения понимается использование лицом возможностей, предоставляемых занимаемой должностью или характером выполняемых работ, вопреки интересам общества, для совершения преступления».

Изучение судебно следственной практики показало, что нередко, наряду с ущербом, причиненным собственнику, при совершении мошенничества в кредитно-банковской сфере, имеют место такие обладающие повышенной степенью общественности последствия как банкротство, невыплата заработной платы, увольнения, массовые забастовки и другие. В этой связи представляется оправданным введение в ч. 4 ст. 159 УК РФ такого признака, как «повлекшее наступление иных тяжких последствий».

Установленный законодателем критерий такого ущерба – превышение 250 тыс. рублей - не в полной мере отражает истинное положение вещей. Так, если рассматривать данную сумму ущерба для физического лица – то это представляется оправданным. Если же оценивать подобный ущерб для банка, то, определение такого ущерба как крупного, вызывает сомнения. В связи с вышеизложенным следует разграничить понятие крупного ущерба для физических и юридических лиц.

В то же время представляется, что указанных в ст. 159 УК РФ признаков недостаточно. Автор предлагает включить в указанную статью квалифицирующий признак «мошенничество в кредитно-банковской сфере». Повышенная общественная опасность этого деяния обусловлена размером получаемого кредита и возможными последствиями его невозврата.

Статья 159 УК устанавливает уголовную ответственность не только за хищение имущества, но и за приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Стало быть, безналичными денежными средствами можно завладеть мошеннически. Например, мошенничество имеет место, когда руководитель организации посредством обмана банка относительно существенных условий кредитного договора, в частности, относительно возвратности кредита и обеспечения исполнения по сделке (например, использует поддельную банковскую гарантию), маскируя это соответствующей сделкой, преступно завладевает средствами банка, не имея намерения полученные денежные средства возвращать.[61]

Изучение судебной практики по делам о незаконном предпринимательстве показывает, что следственные органы зачастую квалифицируют действия лица, совершившего преступление, предусмотренное ст. 171 УК РФ, по совокупности со ст. 159 УК. Суд же, как правило, уголовное преследование в части обвинения в незаконном предпринимательстве прекращает.

Так, Ф., используя поддельные документы, зарегистрировал коммерческую организацию, от лица которой заключал договоры купли-продажи автомобилей с гражданами, обязательств своих не выполнял, маскируя преступную деятельность формой сделок, обманом завладевал средствами граждан. В другом случае Т., индивидуальный предприниматель, в нарушение ст.ст. 16 и 18 Федерального закона от 22 ноября 1995 г. «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» и иных актов, устанавливающих, что розничная продажа алкогольной продукции осуществляется только при наличии соответствующих лицензий, не имея такой лицензии, осуществлял продажу в розницу изготовленной им самим спиртосодержащей продукции под маркой хорошо известных производителей водки. В обоих случаях обвинение было предъявлено - помимо прочего - по ст. ст. 159 и 171 УК. Суд, однако, посчитал, что в действиях этих лиц усматривается только состав мошенничества.[62]

В УК РФ отсутствует отдельная норма, предусматривающая уголовную ответственность за хищение чужого имущества с помощью средств компьютерной техники. Используемый термин «компьютерное мошенничество» является юридической фикцией, поскольку ни одна из существующих в нем норм не отражает в полной мере той специфики общественных отношений, которые подвергаются общественно опасным посягательствам, совершаемым в корыстных целях с помощью компьютеров. Часто преступники получают возможность снимать в компьютерных счетов клиентов банков наличные деньги в рублевой или иностранной валюте. Совершению этих преступлений предшествует подготовка, характер которой зависит от степени связей правонарушителей с деятельностью вычислительного центра банка. Преступная акция складывается из контактных действий правонарушителя с ЭВМ или машинными носителями и снятия необходимой информации либо денег с электронных счетов банка, их непосредственного присвоения, или перевода на счет подставных организаций.

В этих условиях возникает проблема отграничения хищений от преступлений, предусмотренных в гл. 28 УК, и встает вопрос о том, что же все-таки совершают преступники – всегда ли мошенничество, обманывают ли они потерпевшего или совершают тайное хищение – кражу?

Если лицо, преодолев системы защиты компьютерной информации, перевело на свои счета денежные средства, то в этом случае его действия необходимо квалифицировать по совокупности ст. 272 УК и статьи, предусматривающей ответственность за хищения. Некоторые авторы безапелляционно утверждают, что хищение в данном случае происходит в форме мошенничества.

В хищениях же банковских средств исключительно с помощью средств компьютерной техники без каких-либо контактов с сотрудниками кредитных учреждений, поддельные документы не фигурируют, присутствует тайность хищения – признак кражи.[63]

Министерство внутренних дел Российской Федерации является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим в пределах своих полномочий государственное управление в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина, охраны правопорядка, обеспечения общественной безопасности, реализации задач и функций органов внутренних дел и внутренних войск на территории РФ. Положение о Министерстве внутренних дел Российской Федерации[64] включает пункт, согласно которому Министерство руководствуется в своей деятельности не только внутригосударственными правовыми актами, но и общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ.

Особое место в компетенции МВД РФ занимают вопросы взаимоотношений с Международной организацией уголовной полиции (Интерполом). Имеется в виду прежде всего правовой статус Национального центрального бюро Интерпола (НЦБ), положение о котором утверждено Постановлением Правительства РФ от 14 октября 1996 г.[65] НЦБ в качестве подразделения криминальной полиции входит в состав центрального аппарата МВД России. На него возложено сотрудничество правоохранительных и других государственных органов РФ с правоохранительными органами иностранных государств – членов Интерпола и Генеральным секретариатом Интерпола.[66]

Согласно п. 8 ст. 10 Федерального закона «О милиции»[67] , в обязанности милиции входит: выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, по делам о которых производство предварительного следствия обязательно; организация и осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения уголовного наказания; содействие милиции общественной безопасности в исполнении возложенных на неё обязанностей; дознание по уголовным делам[68] . Все это в полной мере относится к работе по раскрытию и пресечению преступлений против собственности, к которым относится мошенничество.

Постановление Правительства от 7 декабря 2000 г. «О подразделениях криминальной милиции»[69] утверждена структура криминальной милиции, в соответствии с которой криминальная милиция в РФ подразделяется на федеральную криминальную милицию, криминальную милицию в субъектах РФ, криминальную милицию на железнодорожном, водном и воздушном транспорте и др. Согласно п. 1 закона, в числе других в криминальную милицию входит подразделение по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП).[70]

Криминалистическим признаком мошенничества служит способ его совершения, который, в конечном счете, сводится к обману или злоупотреблению доверием обманутого лица или организации. В любом случае способ преступления направлен на получение имущественной выгоды. Имущественный характер преступного посягательства представляет собой один из основных элементов предмета доказывания по этой категории дел.

Прежние, «традиционные» способы мошенничества — самочинный обыск, использование различных «кукол», офармазонставов, то есть продажа изделий из стекла и цветных металлов под видом драгоценных камней и изделий из благородных металлов, в современных условиях уступили место гораздо более опасным видам мошенничества, причиняющим неизмеримо более значительный ущерб потерпевшим; различным видам банковских мошенничеств, мошенничеств с пластиковыми картами, изощренным способам использования подложных документов.

Обстоятельства, подлежащие выяснению и доказыванию при расследовании мошенничества: по объекту - характер и размер имущества, полученного мошенническим путем, или содержание имущественного права; размер совокупного имущественного ущерба, причиненного преступлением; по объективной стороне - способ мошенничества, способы их совершения, использование виновным его служебного положения; по субъекту преступления - кто совершил преступление, если преступление носит групповой характер, кто являлся членом преступной группы и как распределялись в группе обязанности по подготовке, совершению и сокрытию преступления, кто именно из членов группы непосредственно входил в доверие потерпевшему; по субъективной стороне - действия с прямым умыслом, наличие этого умысла у всех членов преступной группы.[71]

Специфика современной проблематики борьбы с мошенничеством в России определяется не только ускоренным обновлением типичных форм мошенничества, но и чрезвычайно быстрым ростом его общественной опасности. Использование новых информационных технологий позволяет в течение нескольких минут путем обмана похитить имущество сотен тысяч физических и юридических лиц на миллиарды рублей.

Анализ практики борьбы с мошенничеством в России в последние десять лет позволяет прийти к выводу о том, что у правоохранительных органов нет сколько-нибудь ясной концепции борьбы с мошенничеством в различных секторах экономики. Она как бы «растворена» в элементах общего концептуального подхода к борьбе с экономической преступностью, которые закреплены в федеральных целевых программах по усилению борьбы с преступностью. Отсутствие такой концепции не позволяет определить цели, принципы и основные направления борьбы с мошенничеством, осуществить расчет ресурсного обеспечения борьбы с ним, спрогнозировать тенденции развития этого вида преступлений.[72]

Сложным с точки зрения квалификации мошенничества является вопрос о выборе квалификации при одновременном наличии всех признаков составов деяния, предусмотренного ст. 159 УК, а также, к примеру, ст. 173 УК (лжепредпринимательство), или ст. 176 УК (незаконное получение кредита), или ст. 182 (заведомо ложная реклама), или ст. 197 (фиктивное банкротство). Составы, изложенные в ст. ст. 173, 176, 182, 197 УК, в строго юридическом смысле мошенничеством не названы, но фактически являются специальными составами мошенничества в сфере экономической деятельности, ответственность за которые значительно мягче ответственности по ст. 159 УК РФ.

Например, в мошенническом деянии имеются все признаки состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК и ст. 173 УК. Если руководствоваться общим принципом (когда преступление предусмотрено общей и специальной нормами, уголовная ответственность наступает по специальной норме (ст. 17 УК), то он будет справедлив только при следующем варианте: в деянии есть все признаки состава преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 159 УК и ст. 173 УК. В этом случае наиболее строгие санкции (лишение свободы на срок до трех лет - ч. 1 ст. 159 УК, лишение свободы на срок до четырех лет - ст. 173 УК) почти совпадают. Квалификация (в соответствии с принципом разрешения конкуренции общей и специальной норм) следует по ст. 173 УК. Однако проблема выбора квалификации при наличии одновременно всех признаков состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК и ст. 173 УК, становится острее, если речь идет о квалифицированном и особо квалифицированном (ч. 2, 3 ст. 159 УК) составах общей нормы, которые отсутствуют в норме специальной (ст. 173 УК РФ). Без разъяснений Пленума Верховного Суда по этим вопросам не обойтись, в противном случае в правоприменительной практике не будет необходимого единообразия.

Изучение развития ситуации в России, интервьюирование экспертов свидетельствуют о том, что при дальнейшем развитии рыночной экономики следует ожидать адекватного роста мошеннических проявлений, которые нередко становятся составной частью реального экономического оборота, особенно его теневой стороны. Нельзя не отметить, что граждане нашей страны довольно легко вовлекаются в разного рода мошеннические авантюры. Например, после осуждения Сергея Мавроди его родной брат в 2000 году организовал аналогичную мошенническую пирамиду, и люди, несмотря на печальный опыт и многократные предупреждения со стороны официальных органов, продолжали вносить свои деньги на новую авантюру. Другой, не менее яркий пример относительно «Властилины». Осужденная за ее организацию преступница, которая в конце 2001 года освободилась из мест лишения свободы, в январе 2002 года, в том же г. Подольске вновь открыла подобную фирму и обещает гражданам необычно высокие дивиденды. Как видно из телевизионных репортажей, клиентов у нее достаточно. Несмотря на некоторое понижение количества зарегистрированных мошенничеств, по мнению автора, сложившаяся ситуация гораздо тревожнее, чем ситуация с динамикой краж. На наш взгляд, она требует выработки дополнительных мер по профилактике мошенничеств. Вместе с тем при принятии управленческих решений на основе выявленных статистических тенденций необходимо учитывать не только официальный, но и латентный уровень рассматриваемого вида преступности. Например, рост численности регистрируемой преступности нельзя автоматически связывать с реальным повышением объема преступных деяний, поскольку чаще всего он свидетельствует об улучшении выявления и раскрытия изучаемых преступлений.[73]

В заключение необходимо отметить следующие важные положения. Так, в связи со сложностью квалификации мошенничества суды нередко допускают ошибки в связи с неверной оценкой материалов дела. Особенно это касается вопросов приватизации квартир. Отсутствие прямого умысла, особенно при завладении денежными средствами а также получение банковских кредитов на предпринимательскую деятельность, которая фактически не осуществлялась, исключает возможность вменения состава мошенничества. Зачастую действия лица, совершившее преступление по ст. 171 УК, квалифицируются по совокупности со ст. 159 УК, тогда как у мошенничества и предпринимательской деятельности различная гражданско-правовая природа, и суд в таких случаях уголовное преследование в части незаконного предпринимательства прекращает.

Существует коллизия между уголовным законом и административным в части квалификации мелкого хищения имущества. В примечании к ст. 158 УК РФ отсутствует указание на размер похищенного, позволяющее отнести его к разряду мелкого. Тогда как в КоАП РФ[74] указано, что административным правонарушением является хищение путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты, если стоимость похищенного е превышает одного минимального размера оплаты труда. В связи с чем в примечание к ст. 158 УК необходимо внести изменения, допускающие привлечение к административной ответственности при хищении имущества, стоимость которого не превышает указанного предела.[75]

Уголовно-правовая борьба с банковским мошенничеством в зарубежных странах осуществляется в рамках четырех наиболее типичных подходов: 1) в рамках общих норм об ответственности за мошенничество как одну их форм хищения чужого имущества; 2) путем закрепления в уголовном законе специальных норм об ответственности за банковское мошенничество как одну из форм хищения чужого имущества; 3) осуществление борьбы с банковским мошенничеством как с преступлением, посягающим на установленный законом порядок предпринимательства (в том числе в банковской сфере); 4) путем комбинирования в различных вариантах элементов первых трех подходов.

Специальными формами мошенничества в уголовном законодательстве отдельных зарубежных стран обычно признаются: обман потребителей; распространение заведомо ложной информации о товарах и услугах; компьютерное мошенничество; выпуск в обращение необеспеченных банковских чеков; страховое мошенничество; злоупотребление кредитными картами; а типичными формами квалифицированного мошенничества: повторное мошенничество; мошенничество, имеющее форму промысла; мошенничество совершенное с использованием компьютеров, их сетей и компьютерной информации.

Большой ущерб был причинен «финансовой пирамидой» государственных краткосрочных бескупонных облигаций (ГКО), выстроенной при участии высокопоставленных чиновников Центрального Банка РФ и Министерства финансов РФ. Следствием этого, возможно, наиболее крупного мошенничества конца прошлого века стал крах российской экономики в августе 1998 г. в результате неспособности государства оплатить свои долговые обязательства.

При этом количество раскрытых фактов квалифицированного мошенничества почти непрерывно снижается, как и число уголовных дел, направленных в суд, и лиц, привлеченных к уголовной ответственности.[76]

Анализ досудебной, следственной и судебной практики показывает, что количество трудностей и ошибок, связанных с квалификацией мошенничества (в том числе в банковском секторе) и отграничения его от смежных преступлений, несмотря на уже более чем десятилетний опыт борьбы с новыми для отечественных правоохранительных органов формами банковского мошенничества, не только не уменьшилось, напротив, увеличилось в несколько раз. На примере уголовно-правовой борьбы с мошенничествами в течении последнего десятилетия с очевидность проявляется феномен нестабильности судебной практики, когда одинаковые объективные признаки состава преступления толкуется по-разному.

По-видимому, требует пересмотра сама уголовная политика борьбы с мошенничеством в банковском секторе (как ее с иными корыстными преступлениями, для которых типичен крупный размер), которая отличается в последние годы крайней нестабильностью.

Наконец, нельзя не отметить того факта, что внимание российского государства к проблеме профилактики банковского мошенничества в последние годы значительно снизилось, несмотря на то, что «ядро» банковского сектора (Центральный Банк РФ и его подразделениях на местах) усиливает контроль за банковской деятельностью.[77]

Банковское мошенничество в современной России как относительно обособленный вид преступности характеризуется: 1) объективными признаками криминального профессионализма; 2) активным его использованием при хищении кредитных и бюджетных средств; 3) значительной распространенностью организованных форм, в рамках которых применяются коллегиальные способы принятия решений о совершении мошеннических действий; 4) использованием межбанковских электронных сетей и систем; 5) широким использованием лжепредприятий (в том числе лжебанков) для сокрытия мошеннической деятельности.

Закрепленное в Уголовном кодексе РФ описание признаков состава мошенничества и смежных с ним составов преступлений не отвечает в должной мере потребностям практики борьбы с мошенничеством в банковской сфере и не учитывает законные интересы граждан и организаций, охраняемые законом интересы общества и государства.[78]

В целях повышения эффективности мер уголовно-правовой профилактики и мер уголовного преследования мошенничества в банковской сфере целесообразно: 1) дать законодательные определения оценочным понятиям, используемым при описании состава мошенничества и смежных с ним составов преступлений; 2) восстановить в усовершенствованном виде уголовно-правовые институты неоднократности и промысла; 3) восстановить в усовершенствованном виде наказание в виде конфискации имущества; 4) установить ответственность за отдельные виды мошенничества в банковской сфере; 5) установить в целях профилактики более опасных преступлений, в том числе в банковской сфере, ответственность за халатность, совершенную лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях и за злостное нарушение правил бухгалтерского учета; 6) предусмотреть повышенную ответственность за мошенничество, связанное с несанкционированным проникновением в закрытые компьютерные сети и созданием лжепредприятии.

В заключение автор считает нужным отметить, что задачи усовершенствования специальных криминологических мер борьбы с мошенничеством в банковской сфере должны охватывать: 1) необходимость создания общих правовых предпосылок для борьбы банковским мошенничеством; 2) усовершенствование правовой основы деятельности служб безопасности кредитных организаций; 3) включение специальных мер профилактики банковского мошенничества в программы борьбы с преступностью на международном, национальном и региональном уровнях; 4) создание страхового фонда помощи жертвам банковского мошенничества; 5) создание системы электронного оповещения клиентов банков о новых формах мошенничества в банковской сфере и их отличительных признаках; 6)) развитие международного сотрудничества в сфере борьбы с транснациональным банковским мошенничеством.

Таким образом, в настоящей главе представлен анализ составов ряда преступлений в сфере предпринимательства. Анализ проведен в полном объеме с подробной характеристикой элементов и признаков на основе составления многочисленных точек зрения, изучения не только уголовно-правовых норм, но и соответствующих положений гражданского и банковского законодательства. Также дана характеристика квалифицирующих признаков, разграничивающих мошенничество с преступлениями со смежными составами.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, мошенничество в кредитно-банковской сфере - общественно опасное деяние, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, выражающееся в предоставлении заведомо ложных сведений и документов, либо в уклонении от выполнения возложенных банком обязанностей, нарушающем законный порядок предоставления, получения, распределения, использования, погашения, возврата кредитов, а также иных расчетов.

Общий, родовой и видовой объекты мошенничества в сфере банковской деятельности совпадают с соответствующими видами объектов мошенничества в других сферах, то есть они являются общими. Различие появляется на уровне непосредственного объекта. Анализ направлений деятельности банков позволяет говорить о том, что объектом мошенничества в сфере банковской деятельности является право собственности конкретных банков и право собственности клиентов этих банков, в числе которых могут быть как физические, так и юридические лица. Что касается предмета мошенничества в сфере банковской деятельности, то в это понятие следует включать, прежде всего, деньги, в том числе иностранную валюту. При анализе диспозиции ч. 1 ст. 159 УК РФ видно, что законодатель в качестве предмета мошенничества указывает и право на имущество. Гражданское законодательство под имуществом понимает в числе прочего «имущественные права». В связи с этим, с целью приведения норм УК РФ в соответствие с положениями ГК РФ необходимо из текста ст. 159 УК РФ исключить словосочетание (указание на) «право на чужое имущество».

Предметом по данной категории дел являются прежде всего, деньги, в том числе и иностранная валюта.

Особенности объективной стороны мошенничества в сфере банковской деятельности в наибольшей степени отражают специфику уголовно-наказуемого хищения и преступного приобретения права на чужое имущество, совершаемого путем обмана или злоупотребления доверием при проведении банковских операций. Вместе с тем, в этом элементе состава преступления против собственности имеются признаки, характеризующие действия (бездействия) виновного, которые, собственно и отграничивают мошенничество от иных форм хищения. В уголовно-правовой литературе и обман, и злоупотребление доверием не находят однозначного толкования, что затрудняет правильную квалификацию и требует законодательного разрешения.

Изучение судебно следственной практики показало, что нередко, наряду с ущербом, причиненным собственнику, при совершении мошенничества в кредитно-банковской сфере, имеют место такие обладающие повышенной степенью общественности последствия как банкротство, невыплата заработной платы, увольнения, массовые забастовки и другие. В этой связи представляется оправданным введение в ч. 4 ст. 159 УК РФ такого признака, как «повлекшее наступление иных тяжких последствий».

Анализируя квалифицирующий признак в виде крупного ущерба, можно сделать вывод, что установленный законодателем критерий такого ущерба – превышение 250 тыс. рублей - не в полной мере отражает истинное положение вещей. Так, если рассматривать данную сумму ущерба для физического лица – то это представляется оправданным. Если же оценивать подобный ущерб для банка, то, определение такого ущерба как крупного, вызывает сомнения. В связи с вышеизложенным необходимо разграничить понятие крупного ущерба для физических и юридических лиц.

В то же время представляется, что указанных в ст. 159 УК РФ признаков недостаточно. Следует включить в указанную статью квалифицирующий признак «мошенничество в кредитно-банковской сфере». Повышенная общественная опасность этого деяния обусловлена размером получаемого кредита и возможными последствиями его невозврата.

В целях преодоления юридико-технических неточностей конструирования нормы ст. 173 УК РФ, отграничения кредитно-банковского мошенничества (ст. 173) от мошенничества против собственности (ст. 159) и налогового мошенничества (ст. 194, 198-199.2), обеспечения правильного применения законодательства об уголовной ответственности за лжепредпринимательство ст. 173 УК РФ целесообразно сформулировать в следующей редакции:

Статья 173. Лжепредпринимательство

Создание, приобретение коммерческой или некоммерческой организации или государственная регистрация в качестве индивидуального предпринимателя без образования юридического лица, без намерения осуществлять предпринимательскую, банковскую или иную экономическую деятельность, имеющее целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности, - наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

В целях унификации и совершенствования практики применения норм об ответственности за кредитно-банковское мошенничество, уголовно-правовая норма, предусматривающая ответственность за прикрытие запрещенной деятельности – незаконное обналичивание денежных средств, может быть представлена дополняющей УК РФ ст. 173.1 в следующей редакции:

Статья 173.1. Псевдофинансовые операции (обналичивание)

1. Обмен, в нарушение установленного порядка, находящихся в легальном обороте безналичных денежных средств на расчетном счете в банке на неучтенные наличные деньги, путем сопряженного с обманом оформления предпринимательской или иной экономической деятельности, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, -

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей, либо лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения в кредитной организации, -

наказывается лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех.

В целях реализации принципа справедливости при привлечении к уголовной ответственности за совершение кредитно-банковского мошенничества, посягающего на законные интересы кредитных организаций, различными субъектами, незаконно получающими кредиты на те или иные виды экономической деятельности, а также принципа равенства всех форм собственности, на основе законодательного опыта зарубежных стран ст. 176 УК РФ целесообразно изложить в следующей редакции:

Статья 176. Незаконное получение и использование кредита

1. Получение физическим лицом, индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования в крупном размере путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии физического лица, индивидуального предпринимателя или организации, -

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

2. Использование государственного целевого кредита не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству, - наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет.

Примечание. Под кредитом в настоящей статье понимаются предназначенные для физического лица, организации или для предпринимательской деятельности: заем, банковский, товарный, потребительский, государственный целевой и коммерческий кредит, иные виды кредита, в том числе предоставление товаров, работ и услуг без предварительной оплаты, приобретение векселей, возмездное приобретение права требования, предоставление гарантии или поручительства.

Таким образом, значительная неопределенность и внутренняя противоречивость уголовно-правовых запретов, содержащихся в ст. 196-197 УК РФ, статистические данные, свидетельствующие о том, что статьи о финансовом мошенничестве в сфере банкротства оказались невостребованными, позволяют сформулировать вывод об исключении из Уголовного кодекса статей об ответственности за финансовое мошенничество в сфере банкротства.


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации, принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. – М.: Норма, 2005. – 34 с.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30.11.94 г. ( с изм. от 23.12.2003 г. № 182-ФЗ)// СЗ РФ. – 1994. - № 32. – Ст. 3301; РГ. – 2003. – 27 декабря. - № 261.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть II, введен с 1 марта 1996г.(в ред. от 23.12.2003 г. № 182-ФЗ) // СЗ РФ. – 1996. - № 5. – Ст. 410; РГ. – 2003. – 27 декабря. - № 261.

4. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ// СПС Консультант Плюс. Версия Проф.

5. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях РФ от 30.12.2001 г.№ 195-ФЗ// СПС Консультант Плюс. Версия Проф.

6. О банках и банковской деятельности: ФЗ от 02.12.1990 г. № 395-1// СПС Консультант Плюс. Версия Проф.

7. О милиции: ФЗ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1// СПС Консультант Плюс. Версия Проф.

8. О бухгалтерском учете: ФЗ от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ // СПС Консультант Плюс. Версия Проф.

9. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ: ФЗ от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ // Российская газета. – 2003. - № 252. – 16 декабря - С. 10 – 12.

10. Положение о Министерстве внутренних дел РФ: Указ президента Российской Федерации от 18 июля 1996 г. № 186// СЗ РФ. – 1996. - № 25. – Ст. 5254.


11. Положение о Национальном центрального бюро Интерпола в России: Постановление правительства Российской Федерации от 14 октября 1996 г. // СЗ РФ. – 1996. - № 45. – Ст. 2130.

12. О подразделениях криминальной милиции в РФ: Постановление правительства Российской Федерации от 7 декабря 2000 г. № 680// СЗ РФ. – 2000. - № 51. – Ст. 512.

Судебная и правоприменительная практика

13. О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности: Постановление Пленума ВС РФ от 25 апреля 1995 г. // СПС Консультант Плюс. Версия Проф.

14. Использование не по назначению денежных средств, полученных в банке на законных основаниях: Информация Верховного Суда РФ от 12 декабря 2004 г.// Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2004. - № 12. – С. 12.

15. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 2004 г.// Сборник постановлений пленумов Верховного Суда СССР, РСФСР, РФ. – М.: Спарк, 2006. – С. 404-406.

16. Бюллетень Верховного Суда РФ.- 2001.- N 8.- С. 11.

17. О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г.// Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ по уголовным делам. – М.: Спарк, 2005. – С. 252-260.( утратил силу )


Литература

1. Административное право России. Административно-правовое регулирование в сферах и отраслях управления / Под ред. А.П. Коренева. - М.: Московская академия МВД России, 2006. – 450 с.

2. Аминов Д.И. Преступность в кредитно-банковской сфере / Д.И. Аминов, В.П. Ревин.- М.: Норма-Инфра, 2005.- 290 с.

3. Андреев И.С. Криминалистика / И.С. Андреев, Г.И. Громович, Н.И. Порубов. Под ред. Н.И. Порубова. – Минск: Высшая школа, 2005. – 240 с.

4. Андреев А. Понятие последствий в сфере экономической деятельности / А. Андреев, С. Гордейчик // Российская юстиция.- 2003.- № 5.- С. 24.

5. Анненков А. Разграничение лжепредпринимательства и мошенничества / А. Анненков, С. Дадонов, Н. Скорилкина // Законность. - 2000. - №3 - С. 4.

6. Безверхов А. Развитие понятия мошенничества в отечественном праве / А. Безверхов // Уголовное право. – 2001.- № 4.– С. 9–12.

7. Вакурин Л.В. Экономические и правовые проблемы борьбы с преступностью в кредитно-финансовой сфере / Л.В. Вакурин.- М.: Московский институт МВД РФ, 2003.- 220 с.

8. Викулин А.Ю. Понятие ущерба в УК РФ применительно к главе 22 / А.Ю. Викулин // Государство и право.- 2004.- № 7.- С 35.

9. Волженкин Б. В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления) / Б.В. Волженкин.- СПб: Питер, 2002. – 320 с.

10. Волженкин Б.В. Экономические преступления / Б.В. Волженкин.- СПб.: Питер, 2006.- 280 с.

11. Волженкин Б. Мелкое хищение чужого имущества / Б. Волженкин // Уголовное право. – 2002. - № 4. – С. 6-11.

12. Габричидзе Б.Н. Административное право РФ / Б.Н. Габричидзе, А.Г. Чернявский. – М.: Юристъ, 2006.– 620 с.

13. Галиакбаров Р. Уголовный кодекс РФ: поправки с пробелами / Р. Галиакбаров, В. Соболев // Уголовное право. – 2004. – № 2. – С. 15 – 17.

14. Гамза В.А. Безопасность коммерческого банка: Учебно-практическое пособие / В.А. Гамза, И.Б. Шумилов.- М.: Экономистъ, 2005.- 480 с.

15. Гаухман Л.П. Преступления в сфере экономической деятелности / Л. Гаухман, С. Максимов.- М.: Экзамен, 2002.- 280 с.

16. Гончаров В.И. Квалификация хищений, совершаемых с помощью компьютеров / В.И. Гончаров // Законность. – 2005. - № 11. – С. 33-35.

17. Горелов А. Незаконное предпринимательство и мошенничество / А. Горелов // Законность. – 2004. - № 3. – С. 41-42.

18. Гончаров В.И. Квалификация хищений, совершаемых с помощью компьютеров / В.И. Гончаров // Законность. – 2001. - № 11. – С. 33-35.

19. Грачева Ю.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова. Отв. Ред. А.И. Рарог. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. – 680 с.

20. Иванов Н.Г. Уголовное право России. Общая и Особенная часть. Учебник для вузов / Н.Г. Иванов.- М. Издательство Экзамен, 2006. – 470 с.

21. Иногамова-Хегай Л. Совершенствование уголовно-правовых норм об экономических преступлениях / Л. Иногамова-Хегай // Уголовное право. – 2004. - № 1. – С. 17-22.

22. Комментарий к Кодексу об административных правонарушениях / Под ред. Э.Н. Ренова. – М.: Норма-Инфра, 2005. – 810 с.

23. Комментарий к Уголовному кодексу РФ/ Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. – М.: Юристъ, 2003. – 610 с.

24. Корчагин А.Г. Уголовно-правовые и криминологические аспекты преступлений в банковской сфере / А.Г. Корчагин, А.В. Щербаков // Российский следователь. - 2000. - № 5.- С. 18.

25. Костюк М. Вопросы квалификации мошенничества в сфере банковского кредитования / М. Костюк, П. Сердюк // Уголовное право.- 2007.- № 4.- С. 25.

26. Котин В. Ответственность за лжепредпринимательство / В. Котин // Законность.- 2000.- № 6.- С. 15.

27. Кравец Ю.П. Ответственность за преступления в сфере предпринимательства по действующему законодательству / Ю.П. Кравец // Государство и право. - 2003. - №4. - С. 94.

28. Курс Уголовного права. В 5 т. Т. 3 / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. – М.: Зерцало, 2004. – 960 с.

29. Лапин Е. Расследование мошенничества, совершенного с использованием товарных кредитов / Е. Лапин // Законность. – 2000. - № 11. – С. 12.

30. Ларичев В.Д. Как уберечься от мошенничества в сфере бизнеса / В.Д. Ларичев.- М.: Юристъ, 2006.- 320 с.

31. Левшиц Д.Ю. История российского уголовного законодательства об ответственности за финансовое мошенничество / Д.Ю. Левшиц // История государства и права.- 2007.- № 8.- С. 5.

32. Левшиц Д.Ю. Кредитно-банковское мошенничество / Д.Ю. Левшиц // Банковское право.- 2007.- № 5.- С. 14.

33. Лимонов В. Понятие мошенничества / В. Лимонов // Законность. – 2004. - № 11. – С. 40.

34. Лимонов В. Отграничение мошенничества от смежных составов преступлений / В. Лимонов // Законность. – 2004. - № 3. – С. 4.

35. Лимонов В.Н. Уголовно-правовая оценка мошенничества / В.Н. Лимонов // Журнал российского права. – 2002. - № 12. – С. 82-84.

36. Ляпунов Ю. Дискуссионные проблемы объекта преступлений против собственности / Ю. Ляпунов // Уголовное право. – 2004. - № 3. – С. 43 - 46.

37. Мельников А. Мошенничество / А. Мельников // Законность. – 2002. - № 6. – С. 33-34.

38. Ольшаный А.И. Банковское кредитование: российский и зарубежный опыт / Под ред. Е.Г. Ищенко.- М.: Деловая литература, 2004.- 380 с.

39. Остроумов С.С. Преступность и её причины в дореволюционной России / С.С. Остроумов.- М.: Норма-Инфра, 2001.- 270 с.

40. Петухов Б.В. К вопросу о понятии мошенничества / Б.В. Петухов, Н.Н. Лунин // Юрист. – 2004. - № 3. – С. 62-64.

41. Побегайло Э.Ф. Кризис современной уголовной политики / Э.Ф. Побегайло // Уголовное право.- 2004.- № 4.- С. 12-17.

42. Практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Под ред. Х.Д. Аликперова, Э.Ф. Побегайло. - М.: Юристъ, 2003. – 560 с.

43. Российское уголовное право: Особенная часть / Под ред. А.И. Рарога. – М.: Юриспруденция, 2006. – 455 с.

44. Рыжаков А.П. Правоохранительные органы. Учебник для ВУЗов / А.П. Рыжаков – М.: Инфра-М, 2005. – 276 с.

45. Сатуев Р.С. Экономическая преступность в финансово-кредитной системе России / Р.С. Сатуев, Д.Я. Шраер.- М.: Центр экономики и маркетинга, 2004.- 330 с.

46. Сайт Министерства внутренних дел РФ / http://mvd.ru.

47. Севрюков А.П. Хищение имущества: криминологические и уголовно-правовые аспекты / А.П. Севрюков. – М.: Издательство Экзамен, 2008. – 371 с.

48. Середа И. Уголовно-правовая оценка лжепредпринимательства ( ст. 173 УК РФ) / И. Середа // Уголовное право. – 2004. - № 2. – С. 57-58.

49. Скорилкина Н. Разграничение лжепредпринимательства и мошенничества / Н. Скорилкина, С. Дадонов, А. Анненков // Законность. – 2004. - № 10. – С. 4-5.

50. Состояние преступности в России в 2006 году / Сост. М.И. Колосов.- М.: ГИЦ МВД РФ, 2007.- С. 7.

51. Трухин В.П. Уголовно-правовая характеристика мошенничества в кредитно-банковской сфере / В.П. Трухин // Российский следователь.- 2006.- № 2.- С. 13.

52. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / М.П. Журавлев, А.В. Наумов. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – 720 с.

53. Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов/ Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова. – М.: Инфра-М, 2005. – 490 с.

54. Уголовное право. Особенная часть. Учебник/ Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. – М.: Издательство Новый юрист, 2004. – 460 с.

55. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / М.П. Журавлев, А.В. Наумов. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. – 720 с.

56. Хрестоматия по истории отечественного государства и права / Под ред. К.И. Батыра.- М.: Юристъ, 2005.- 750 с.

57. Шагиахметов Г. Особенности расследования крупных мошенничеств / Г. Шагиахметов // Законность. – 2002. - № 12. – С. 27 – 28.

58. Шагиахметов Г. Оценка доказательств по делам о крупных мошенничествах / Г. Шагиахметов // Законность. – 2004. - № 5. – С. 11 – 14.

59. Шепалов С. Мошенничество это умышленное причинение имущественного ущерба / С. Шепалов // Российская юстиция. – 2003. - № 1. – С. 60-62.

60. Эриашвили Н.Д. Криминальная экономика и экономическая преступность / Н.Д. Эриашвили.- Ростов-на-Дону: Феникс, 2001.- 220 с.

61. Юрин В. Как установить умысел мошенника / В. Юрин // Российская юстиция. – 2002. - № 9. – С. 58-59.

62. Яни П. Безналичные средства – предмет хищения / П. Яни // Законность. – 2002. - № 1. – С. 46-47.


[1] Состояние преступности в России в 2006 году / Сост. В.И. Колосов.- М.: ГИЦ МВД РФ, 2007.- С. 7.

[2] Сайт Министерства внутренних дел РФ / http://mvd.ru.

[3] Левшиц Д.Ю. История российского уголовного законодательства об ответственности за финансовое мошенничество / Д.Ю. Левшиц // История государства и права.- 2007.- № 8.- С. 5.

[4] Остроумов С.С. Преступность и её причины в дореволюционной России / С.С. Остроумов.- М.: Норма-Инфра, 2001.- С. 27.

[5] Хрестоматия по истории отечественного государства и права / Под ред. К.И. Батыра.- М.: Юристъ, 2005.- С. 95.

[6] Безверхов А. Развитие понятия мошенничества в отечественном праве / А. Безверхов // Уголовное право. – 2001.- № 4.– С. 9–12.

[7] О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г.// Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ по уголовным делам. – М.: Спарк, 2005. – С. 252-260.

[8] Курс Уголовного права. В 5 т. Т. 3 / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. – М.: Зерцало, 2004. – С. 396.

[9] Сатуев Р.С. Экономическая преступность в финансово-кредитной системе России / Р.С. Сатуев, Д.Я. Шраер.- М.: Центр экономики и маркетинга, 2004.- С. 83.

[10] Ольшаный А.И. Банковское кредитование: российский и зарубежный опыт / Под ред. Е.Г. Ищенко.- М.: Деловая литература, 2004.- С. 268.

[11] Левшиц Д.Ю. Кредитно-банковское мошенничество / Д.Ю. Левшиц // Банковское право.- 2007.- № 5.- С. 14.

[12] Эриашвили Н.Д. Криминальная экономика и экономическая преступность / Н.Д. Эриашвили.- Ростов-на-Дону: Феникс, 2001.- С. 105.

[13] Костюк М. Вопросы квалификации мошенничества в сфере банковского кредитования / М. Костюк, П. Сердюк // Уголовное право.- 2007.- № 4.- С. 25.

[14] Кодекс об административных правонарушениях РФ от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ (в ред. от 03.02.2008 N 19-ФЗ)// СПС Консультант Плюс. Версия Проф.

[15] Комментарий к Кодексу об административных правонарушениях / Под ред. Э.Н. Ренова. – М.: Норма-Инфра, 2005. – С. 306.

[16] Ляпунов Ю. Дискуссионные проблемы объекта преступлений против собственности / Ю. Ляпунов // Уголовное право. – 2004. - № 3. – С. 43-46.

[17] Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / М.П. Журавлев, А.В. Наумов. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – С. 72.

[18] Лимонов В. Понятие мошенничества / В. Лимонов // Законность. – 2004. - № 11. – С. 40.

[19] Шепалов С. Мошенничество это умышленное причинение имущественного ущерба / С. Шепалов // Российская юстиция. – 2003. - № 1. – С. 60-62..

[20] Юрин В. Как установить умысел мошенника / В. Юрин // Российская юстиция. – 2002. - № 9. – С. 58-59.

[21] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г.// Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда СССР, РСФСР, РФ. – М.: Спарк, 2002. – С. 404-406.

[22] Ляпунов Ю. Дискуссионные проблемы объекта преступлений против собственности / Ю. Ляпунов // Уголовное право. – 2004. - № 3. – С. 43 - 46.

[23] Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов/ Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова. – М.: Инфра-М, 2005. – С. 169.

[24] Иногамова-Хегай Л. Совершенствование уголовно-правовых норм об экономических преступлениях / Л. Иногамова-Хегай // Уголовное право. – 2004. - № 1. – С. 17-22.

[25] Уголовное право. Особенная часть. Учебник/ Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. – М.: Издательство Новый юрист, 2004. – С. 245 – 246.

[26] Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / М.П. Журавлев, А.В. Наумов. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. – С. 72.

[27] Российское уголовное право: Особенная часть / Под ред. А.И. Рарога. – М.: Юриспруденция, 2006. – С. 145.

[28] Грачева Ю.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова. Отв. Ред. А.И. Рарог. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. – С. 266-268.

[29] Лимонов В.Н. Уголовно-правовая оценка мошенничества / В.Н. Лимонов // Журнал российского права. – 2002. - № 12. – С. 82-84.

[30] Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / М.П. Журавлев, А.В. Наумов. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. – С. 270.

[31] Лапин Е. Расследование мошенничества, совершенного с использованием товарных кредитов / Е. Лапин // Законность. – 2000. - № 11. – С. 12.

[32] Скорилкина Н. Разграничение лжепредпринимательства и мошенничества / Н. Скорилкина, С. Дадонов, А. Анненков // Законность. – 2004. - № 10. – С. 4-5.

[33] Лимонов В. Отграничение мошенничества от смежных составов преступлений / В. Лимонов // Законность. – 2004. - № 3. – С. 4.

[34] Бюллетень Верховного Суда РФ.- 2001.- N 8.- С. 11.

[35] Иванов Н.Г. Уголовное право России. Общая и Особенная часть. Учебник для вузов / Н.Г. Иванов. – М. Издательство Экзамен, 2003. – С. 312.

[36] Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / М.П. Журавлев, А.В. Наумов. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. – 720 с.

[37] Уголовное право. Особенная часть. Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. – М.: Издательство Новый юрист, 2005. – С. 247.

[38] О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ: ФЗ от 8 декабря 2003 г.№ 162-ФЗ// Российская газета. – 2003. - № 252. – 16 декабря - С. 10 – 12.

[39] Галиакбаров Р. Уголовный кодекс РФ: поправки с пробелами / Р. Галиакбаров, В. Соболев // Уголовное право. – 2004. – № 2. – С. 15 – 17.

[40] Корчагин А.Г. Уголовно-правовые и криминологические аспекты преступлений в банковской сфере / А.Г. Корчагин, А.В. Щербаков // Российский следователь. - 2000. - № 5.- С. 18.

[41] Практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Под ред. Х.Д. Аликперова, Э.Ф. Побегайло. - М.: Юристъ, 2003. - С.256.

[42] Середа И. Уголовно-правовая оценка лжепредпринимательства ( ст. 173 УК РФ) / И. Середа // Уголовное право. – 2004. - № 2. – С. 57-58.

[43] Анненков А. Разграничение лжепредпринимательства и мошенничества / А. Анненков, С. Дадонов, Н. Скорилкина // Законность. - 2000. - №3 - С. 4.

[44] Комментарий к Уголовному кодексу РФ/ Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. – М.: Юристъ, 2003. - С. 392.

[45] Кравец Ю.П. Ответственность за преступления в сфере предпринимательства по действующему законодательству / Ю.П. Кравец // Государство и право. - 2003. - №4. - С. 94.

[46] Иногамова-Хегай Л. Совершенствование уголовно-правовых норм об экономических преступлениях / Л. Иногамова-Хегай // Уголовное право. – 2004. - № 1. – С. 17-22.

[47] Лапин Е. Расследование мошенничества, совершенного с использованием товарных кредитов / Е. Лапин // Законность. – 2000. - № 11. – С. 12.

[48] Скорилкина Н. Разграничение лжепредпринимательства и мошенничества / Н. Скорилкина, С. Дадонов, А. Анненков // Законность. – 2004. - № 10. – С. 4-5.

[49] Волженкин Б. В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления) / Б.В. Волженкин.- СПб: Питер, 2002. - С. 102.

[50] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть II, введен с 1 марта 1996г.(в ред. от 23.12.2003 г. № 182-ФЗ) // СЗ РФ. – 1996. - № 5. – Ст. 410; РГ. – 2003. – 27 декабря. - № 261.

[51] Волженкин Б.В. Экономические преступления / Б.В. Волженкин.- СПб.: Питер, 2006.- С. 32.

[52] О бухгалтерском учете: ФЗ от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ // СПС Консультант Плюс. Версия Проф.

[53] Грачева Ю.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова. Отв. Ред. А.И. Рарог. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – С. 275.

[54] Использование не по назначению денежных средств, полученных в банке на законных основаниях: Информация Верховного Суда РФ от 12 декабря 2004 г.// Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2004. - № 12. – С. 12.

[55] Иванов Н.Г. Уголовное право России. Общая и Особенная часть. Учебник для вузов / Н.Г. Иванов.- М. Издательство Экзамен, 2006. – С. 276.

[56] Ларичев В.Д. Как уберечься от мошенничества в сфере бизнеса / В.Д. Ларичев.- М.: Юристъ, 2006.- С. 32.

[57] Аминов Д.И. Преступность в кредитно-банковской сфере / Д.И. Аминов, В.П. Ревин.- М.: Норма-Инфра, 2005.- С. 99.

[58] О банках и банковской деятельности: ФЗ от 02.12.1990 г. № 395-1 ( в ред. 30.12.2004 г. № 219-ФЗ )// СПС Консультант Плюс. Версия Проф.

[59] Трухин В.П. Уголовно-правовая характеристика мошенничества в кредитно-банковской сфере / В.П. Трухин // Российский следователь.- 2006.- № 2.- С, 13.

[60] Использование не по назначению денежных средств, полученных в банке на законных основаниях: Информация Верховного Суда РФ от 12 декабря 2003 г.// Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2004. - № 12. – С. 12.

[61] Яни П. Безналичные средства – предмет хищения / П. Яни // Законность. – 2002. - № 1. – С. 46-47.

[62] Горелов А. Незаконное предпринимательство и мошенничество / А. Горелов // Законность. – 2004. - № 3. – С. 41-42.

[63] Гончаров В.И. Квалификация хищений, совершаемых с помощью компьютеров / В.И. Гончаров // Законность. – 2001. - № 11. – С. 33-35.

[64] Положение о Министерстве внутренних дел РФ: Указ президента Российской Федерации от 18 июля 1996 г. № 186// СЗ РФ. – 1996. - № 25. – Ст. 5254.

[65] Положение о Национальном центрального бюро Интерпола в России: Постановление правительства Российской Федерации от 14 октября 1996 г. // СЗ РФ. – 1996. - № 45. – Ст. 2130.

[66] Рыжаков А.П. Правоохранительные органы. Учебник для ВУЗов / А.П. Рыжков. – М.: Инфра-М, 2005. – С. 276.

[67] О милиции: ФЗ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 ( с изм. от 28 декабря 2003 г. ) // СПС Консультант Плюс. Версия Проф.

[68] Административное право России. Административно-правовое регулирование в сферах и отраслях управления / Под ред. А.П. Коренева. - М.: Московская академия МВД России, 2006. – С. 350.

[69] О подразделениях криминальной милиции в РФ: Постановление правительства Российской Федерации от 7 декабря 2000 г. № 680// СЗ РФ. – 2000. - № 51. – Ст. 512.

[70] Рыжаков А.П. Правоохранительные органы. Учебник для ВУЗов / А.П. Рыжаков. – М.: Инфра-М, 2005. – С. 276.

[71] Андреев И.С. Криминалистика / И.С. Андреев, Г.И. Громович, Н.И. Порубов. Под ред. Н.И. Порубова. – Минск: Высшая школа, 2005. – С. 193-194.

[72] Мельников А. Мошенничество / А. Мельников // Законность. – 2002. - № 6. – С. 33-34.

[73] Севрюков А.П. Хищение имущества: криминологические и уголовно-правовые аспекты / А.П. Севрюков.- М.: Издательство Экзамен, 2008. – С. 256-258.

[74] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 г. № 196-ФЗ (с изм. от 21.07.2005 г. № 113-ФЗ ) // СЗ РФ. – 2002.- N 1 (1).- Ст. 1; 2005.- N 30 (2). - Ст. 3124.

[75] Габричидзе Б.Н. Административное право РФ / Б.Н. Габричидзе, А.Г. Чернявский. – М.: Юристъ, 2006.– С. 162.

[76] Вакурин Л.В. Экономические и правовые проблемы борьбы с преступностью в кредитно-финансовой сфере / Л.В. Вакурин.- М.: Московский институт МВД РФ, 2003.- С 14-22.

[77] Побегайло Э.Ф. Кризис современной уголовной политики / Э.Ф. Побегайло // Уголовное право.- 2004.- № 4.- С. 12-17.

[78] Гамза В.А. Безопасность коммерческого банка: Учебно-практическое пособие / В.А. Гамза, И.Б. Шумилов.- М.: Экономистъ, 2005.- С. 48.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий