регистрация / вход

Мошенничество и его признаки

Характеристика и виды преступлений против собственности по российскому уголовному праву: теоретическая основа. Уголовно-правовая характеристика мошенничества как специфической формы хищения. Объективная и субъективная стороны (признаки) преступления.

Автономная некоммерческая организация

"Бийский колледж экономики и права"

Юридическое отделение

Работа допущена к защите:

Зав. юр. отделением

__________ В.Е. Фоменко

"____" __________ 2008 г.

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

По Уголовному праву России

ТЕМА: Мошенничество и его признаки

Выполнила:

Студентка 3 курса группы Ю-51

Каменская Светлана Николаевна

Номер контракта 56-05 к.:

Научный руководитель:

Преподаватель 1 категории

Пономарева Н.Б. ___________

ВКР защищена

"____" _______________ 2008 г.

Председатель ГАК

Ивановская Э.П. _____________

Бийск 2008

Содержание

Введение. 3

Глава 1. Общая характеристика преступлений против собственности. 6

1.1 Понятие преступлений против собственности. 6

1.2 Виды преступлений против собственности. 13

1.3 Современное состояние преступности против собственности. 22

Глава 2. Уголовно – правовая характеристика мошенничества. 30

2.1 Мошенничество как специфическая форма хищения. 30

2.2 Объект преступления. 36

2.3 Объективная сторона преступления. 52

2.4 Субъективная сторона преступления. 73

2.5 Субъект преступления. 78

Заключение. 84

Список использованных источников. 89

Приложения. 101

Введение

Наиболее распространенными в современной преступности являются преступления против собственности. Большое разнообразие преступлений против собственности вызывает пристальное внимание. Общественная опасность хищений чужого имущества определяется тем, что в своей массе они вносят дезорганизацию в экономическую жизнь страны, создают возможности для паразитического обогащения одних за счет других.

При этом наибольший вред причиняют не кражи чужого имущества, хотя они количественно значительно преобладают в массиве имущественных преступлений, а "беловоротничковая" экономическая преступность: мошенничество, присвоения и растраты, многие из которых совершаются с использованием служебного положения. Эти виды обнаруживают в последние годы в России очевидную тенденцию к росту.

Одним из распространенных преступлений против собственности является мошенничество. Мошенничество проникло в различные сферы деятельности человека. Способы мошенничества разнообразны и направлены на извлечение неконтролируемых доходов, незаконное завладение чужим имуществом.

С мошенничеством связана деятельность профессионалов "воровского" мира, т.е. профессиональная преступность, а также многие проявления организованной преступности, что следует из анализа использования фальшивых банковских и финансовых документов, деятельности специально созданных для совершения мошеннических операций различных фондов, предприятий и компаний. Это объясняется прибылью указанного криминального промысла. Одна стремительно и умело проведенная операция приносит доход, который покрывает не только все затраты на ее подготовку, но и является неизмеримо большим по сравнению с доходами полученными, например, от кражи. Мошенничество и менее рискованно, чем другие преступления против собственности.

Современная ситуация характеризуется еще и многократным увеличением в новых социально-экономических условиях количеством сделок, регулируемых гражданским правом, определенная доля которых совершается под влиянием обмана или злоупотребления доверием, то есть содержит состав преступления мошенничества. Соответственно наблюдается рост числа мошенничеств. Так, если в 1997 году в Российской Федерации совершено 77757 мошенничеств, то в 2003 году уже 87471, в 2004 году – 126047, в 2005 году – 179553, в 2006 году 225326 преступлений этого вида. Таким образом, за период с 1997 по 2006 год количество мошенничеств увеличилось более чем в 2,3 раза. Причем расширяются сферы жизнедеятельности общества, в которых совершаются мошенничества, и увеличивается разнообразие их способов.

Изложенное позволяет сделать вывод, что проблема мошенничества в настоящее время весьма актуальна.

Предмет исследования – мошенничество по российскому уголовному праву.

Объект исследования – уголовно-правовая характеристика мошенничества.

Целью работы стало изучение и анализ мошенничества как одного из видов хищения.

В соответствии с проблемой, целью, объектом и предметом исследования мы решили следующие задачи:

– рассмотрели общую характеристику преступлений против собственности, в том числе определились с понятием и видами, описали современное состояние преступности против собственности;

– уточнили сущность и содержание понятия "мошенничество";

– изучили объективные и субъективные признаки данного преступления;

– исследовали наиболее острые проблемы и изложили мнения различных учёных – практиков по данным вопросам.

Теоретическая основа. При написании настоящей работы была использована юридическая литература, федеральное законодательство, периодическая печать, монографии, материалы научно – практических конференций, справочных правовых систем и другие источники. Были проанализированы работы как научных сотрудников, так и практических работников: В.М. Лебедева, В.И. Радченко, А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова, В.К. Дуюнова, Н.А. Лопашенко, А.В. Наумова, А.Н. Гуева, Н.В. Ухановой, Г.Н. Борзенкова, В.А. Владимирова, Л.В. Григорьевой, Д.В. Качурина, Ю.И. Ляпунова, Л.Д. Гаухмана, А.Я. Сухарёва, С.И. Гирько, А.И. Рарога, И.А. Клепицкого и других.

Методологическая основа исследования. Для достижения решения данных задач, которые ставились в процессе выполнения работы – выявление отличий и специфики мошенничества – автор подходил, используя метод сравнительного анализа данного деяния и других преступлений. При исследовании вопросов уголовно – правовой характеристики мошенничества и личности мошенника использовались также статистический, логический и системный методы. Структура выпускной квалификационной работы: Цель и основные задачи, поставленные в настоящей работе, определили его структуру. Работа состоит из введения, двух глав и заключения. В первой главе рассматривается общая характеристика преступлений против собственности. Вторая глава раскрывает сущность и содержание мошенничества, как специфической формы хищения, а также даёт описание объективных и субъективных признаков данного вида преступления. В заключении подводятся итоги рассматриваемого, делается вывод по основным проблемам. Практическая значимость работы. Следует отметить, что в целом дипломная работа может представлять интерес у студентов и всех тех, кто интересуется правовой природой преступлений против собственности и в частности такой специфической формой хищения как мошенничество. Рассматриваемая работа может быть рекомендована также в качестве учебного материала.

Глава 1. Общая характеристика преступлений против собственности

1.1 Понятие преступлений против собственности

Собственность – это исторически определенная общественная форма присвоения материальных благ, прежде всего, средств производства[1] . Отношения собственности составляют основу экономики. Собственность представляет собой одну из важнейших социальных ценностей. Укрепление и развитие различных видов собственности создают возможность экономического процветания общества и обеспечения благосостояния отдельных граждан[2] . Представляя собой экономическую основу любого общества, собственность является социальной ценностью, защищаемой в каждом государстве различными отраслями законодательства, в том числе уголовным законом[3] .

Присвоение продукта, являющегося результатом своей общественно полезной деятельности, основано на праве собственности. Основания приобретения права предусмотрены ст.218 ГК РФ.

Преступные посягательства на отношения собственности представляют значительную опасность для общества.

Доля преступлений против собственности по сравнению с остальными непомерно велика. Кроме того преступления против собственности представляют главную головную боль правоохранительных органов, так как их удельный вес в общем количестве зарегистрированных преступлений составляет примерно 59,3%. В частности, в экономически развитых странах на данный момент эта доля составляет от 75 до 80%. Среди 2 млн.625 тыс. зарегистрированных в Российской Федерации преступлений более 1 млн.500 тыс. составили преступные посягательства на собственность[4] . "В структуре судимости более половины составили осуждённые за преступления против собственности – 56,3%"[5] .

В различные исторические периоды существования Российского государства менялось правовое регулирование отношений собственности. Более того, охранялись отдельные виды собственности и запрещались другие. Так, в советский период законной являлась только государственная и общественная собственность, признаваемая социалистической, и личная собственность как производная от нее. Частная собственность запрещалась. Такое положение мешало гармоничному развитию экономики, повышению уровня благосостояния общества, сковывало личную инициативу в развитии и совершенствовании всех отраслей хозяйства.

Изменение политического, социального и экономического положения в России привело к пересмотру государственно – правового отношения к собственности. Российская Федерация гарантирует стабильность отношений собственности, обеспечение условий их развития и равную защиту всех ее форм[6] . Основу законодательного регулирования правовой защиты собственности составляет Конституция Российской Федерации. Так, в ч.2 ст.8 Конституции РФ указывается: "В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности"[7] .

В ст.212 Гражданского Кодекса Российской Федерации указывается, что "в Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности"[8] . К иным формам собственности относятся, например, общая, долевая собственность. В России может существовать также собственность иностранных государств, международных организаций, иностранных юридических лиц и граждан, лиц без гражданства. Согласно Конституции, могут устанавливаться и иные формы собственности. В частности, допускается объединение имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, и образование на этой основе собственности совместных предприятий с участием российских юридических лиц и граждан и иностранных юридических лиц и граждан.

Преступления против собственности включены в раздел VIII Уголовного Кодекса Российской Федерации 1996г. (гл.21) наряду с преступлениями в сфере экономической деятельности (гл.22 УК) и преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях (гл.23 УК). В основе объединения этих посягательств лежит родовой объект - общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование экономики как единого народнохозяйственного комплекса, т.е. отношения собственности, выражающиеся в принадлежащем собственнику праве владения, пользования и распоряжения своим имуществом (ст. 209 ГК РФ). Распределение преступлений в сфере экономики по трем самостоятельным главам законодатель проводит с учетом их видового объекта - общественных отношений в определенных сферах экономики.

Видовым объектом преступлений против собственности являются отношения собственности, включающие права собственника по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом, а также права лица, хотя и не являющегося собственником, но владеющего имуществом на праве хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или иным правовым актом.

Непосредственным объектом преступлений данной категории является определенная форма собственности, нарушаемая в результате преступного деяния, имущество конкретного владельца, выступающее как предмет преступления: имущество, находящееся во владении государства, частных лиц, юридических лиц, муниципальных органов либо общественных объединений[9] .

В собственности могут находиться предприятия, имущественные комплексы, земельные участки, здания, сооружения, оборудование, сырье и материалы, деньги, ценные бумаги и другое имущество производственного, потребительского, социального, культурного и иного назначения.

Вещи, являющиеся предметом преступлений против собственности, должны определяться числом, весом, мерой или обладать индивидуальными признаками, например являться предметами, имеющими особую ценность (ст.164 УК) либо иметь специальное назначение (ст.166 УК).

Предметом преступлений против собственности являются имущество (т.е. конкретные вещи, предметы материального мира, флора, фауна, домашние животные и т.д.) и предметы, дающие право на получение имущества (ценные бумаги, другие документы).

При определении предмета важно уяснить, что признается имуществом в правовом смысле[10] . Имуществом признаются различные предметы, имеющие стоимость и не изъятые из гражданского оборота, например деньги, имеющие цену вещи, ценные бумаги. Предметы, не имеющие стоимости, например записная книжка, фотография знакомого, имуществом не являются. Однако фотографии знаменитых людей, особенно с автографами, так же как и дневники, письма этих людей, которые могут быть предметом купли – продажи, аукциона, должны признаваться имуществом. Предметом преступлений против собственности может быть только имущество, находящееся в обороте, владение которым не требует специального разрешения. Поэтому хищение предметов, изъятых из оборота, таких как оружие, взрывчатые, наркотические и радиоактивные вещества, квалифицируется по специальным статьям, входящим в главу "Преступления против общественной безопасности" (ст.221, 226 УК) и в главу "Преступления против здоровья населения и общественной нравственности" (ст.229 УК). К предметам преступлений против собственности не могут быть отнесены объекты интеллектуальной собственности, поскольку они нематериальны и не обладают признаком вещи. Незаконное использование результатов интеллектуальной деятельности при определенных условиях может квалифицироваться по соответствующим статьям, предусматривающим ответственность за преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Имущество делится на движимое и недвижимое[11] (земля, строения, сооружения и т.п.). Движимое имущество может быть изъято из владения собственника, а недвижимое имущество не может быть изъято, но может быть уничтожено.

Предметом посягательств на собственность обычно является движимое имущество (деньги, ценные бумаги, предметы обихода и личного потребления, транспортные средства, акции, облигации, приватизационные чеки, валюта других государств и др.). Однако при совершении мошенничества, вымогательства и уничтожения или повреждения имущества предметом посягательства может быть и недвижимость, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно (здания, сооружения, многолетние насаждения и т.п.).

Ответственность за преступления против собственности возможна лишь при условии, что предмет посягательства не принадлежит виновному, является для него чужим. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности" разъяснил: "чужим является имущество, не находящееся в собственности или законном владении виновного"[12] .

Имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Законом определяются виды имущества, которые могут находиться только в государственной или муниципальной собственности. Права всех собственников защищаются равным образом.

Субъектом большинства преступлений против собственности могут быть вменяемые лица, достигшие возраста 16 лет. Однако для некоторых составов преступлений законодатель установил пониженный возраст уголовной ответственности – 14 лет: для кражи, грабежа, разбоя, вымогательства, неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, умышленного уничтожения или повреждения имущества при отягчающих обстоятельствах.

Объективная сторона преступлений против собственности характеризуется в основном активными действиями. Лишь отдельные из этих преступлений могут совершаться путем бездействия (нарушение правил пользования энергией или газом в быту, недобросовестное отношение к охране имущества). По действующему законодательству такие деяния также являются преступными.

Большинство составов преступлений против собственности являются материальными; их объективная сторона состоит из 3 элементов: описанного в законе противоправного деяния, предусмотренных в диспозиции уголовно – правовой нормы вредных последствий в виде имущественного ущерба и причинной связи между противоправным деянием и общественно опасными последствиями.

Такие преступления, как разбой, вымогательство и самовольное использование транспортных средств имеют формальный состав и признаются преступлением, независимо от наступления вредных последствий. Субъективную сторону преобладающего числа преступлений против собственности характеризует вина в виде прямого умысла или неосторожности. Преступления против собственности являются наиболее распространенным видом общественно опасных деяний. Преступления против собственности с учетом сходства и различий в их объективных и субъективных признаках могут быть сгруппированы следующим образом:

1) хищение чужого имущества, совершенное путем кражи (ст.158 УК), мошенничества (ст.159 УК), присвоения или растраты (ст.160 УК), грабежа (ст.161 УК), разбоя (ст.162 УК); хищение предметов, имеющих особую ценность (ст.164 УК);

2) причинение имущественного или иного ущерба, не связанное с хищением. В эту группу включается вымогательство (ст.163 УК), причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст.165 УК), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст.166 УК);

3) умышленное уничтожение или повреждение имущества (ст.167 УК) и уничтожение или повреждение имущества по неосторожности (ст.168 УК) [13] .

1.2 Виды преступлений против собственности

Преступления против собственности в действующем Уголовном Кодексе 1996 г. содержатся в главе 21 VIII раздела, именуемого "Преступления в сфере экономики". Преступления против собственности представляют собой "общественно – опасные деяния, предусмотренные нормами, объединёнными в гл.21 "Преступления против собственности" разд. VIII "Преступления в сфере экономики" Особенной части Уголовного Кодекса Российской Федерации 1996г., посягающие на фактические общественные отношения собственности[14] .

Существует несколько видов деления преступлений против собственности на группы. Например, преступления против собственности можно разделить на корыстные и некорыстные. К первой категории относятся хищение и некоторые другие преступления, ко второй – преступное уничтожение и повреждение чужого имущества.

Корыстные преступления, в свою очередь, можно разделить на насильственные (грабеж, разбой) и ненасильственные (кража, мошенничество, присвоение).

Нам представляется наиболее удобной следующая классификация:

1. Хищения чужого имущества. Под хищением в статьях Уголовного Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества[15] .

Хищение является наиболее распространенным преступлением против собственности. Необходимыми признаками хищения с объективной стороны являются безвозмездное изъятие или обращение чужого имущества в свою пользу или пользу других лиц. При этом обязательно причиняется реальный материальный ущерб собственнику или законному владельцу имущества. При хищении уменьшение имущественной массы или достояния потерпевшего приводит к увеличению имущества виновного или других лиц. Причинение материального ущерба в виде упущенной выгоды не может признаваться хищением[16] . Поэтому причинение реального ущерба собственнику путем уничтожения его имущества также не может считаться хищением, даже если виновный, для того чтобы уничтожить имущество, предварительно его изъял.

С субъективной стороны для хищения помимо прямого умысла необходимо наличие корыстной цели. Если виновный противоправно изъял чужое имущество в обеспечение долга, который собственник имущества не возвращал данному лицу, хищения не будет, так как при наличии объективных признаков отсутствует корыстная цель. Такое деяние может рассматриваться как самоуправство (ст.330 УК).

К данной группе относятся: 1.1. кража, то есть тайное хищение чужого имущества (ст.158 УК РФ); 1.2. мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием (ст.159 УК РФ); 1.3. присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному (ст.160 УК РФ); 1.4. грабёж, то есть открытое хищение чужого имущества (ст.161 УК РФ); 1.5. разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (ст.162 УК РФ); 1.6. хищение предметов, имеющих особую ценность, то есть хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, независимо от способа хищения (ст.164 УК РФ).

Кража (ст.158). Это тайное хищение чужого имущества, т.е. без ведома собственника и иных лиц. Кража имеет место, когда виновный изымает имущество тайно и желает тайно его изъять. В тайности надо выделять объективный и субъективный момент. Решающее значение имеет субъективный момент, если человек думает, что похищает тайно, а на самом деле за ним смотрят (например, сторож притворился спящим), то это всё равно будет кражей. Главное, психическое отношение виновного к совершаемому деянию. Кража считается оконченным преступлением с момента, когда виновный изъял похищаемое имущество и получил реальную возможность распорядиться имуществом по своему усмотрению[17] (так, если похищенное обнаружили у человека на проходной, то это будет покушение на кражу – так как не было реальной возможности распорядиться). Некоторые ученые предлагали признать хищение оконченным с момента изъятия из оборота. Но тогда нельзя будет привлекать к ответственности соучастников.

Мошенничество (ст.159). Это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием. Ст.165 Уголовного кодекса сходна с рассматриваемой, но преступление, предусмотренное ст.165 УК не является хищением, поскольку не связано с завладением имуществом и представляет собой состав, по объективной стороне как бы противоположный мошенничеству. При нанесении имущественного ущерба в порядке ст.165 УК РФ вред владельцу причиняется не посредством изъятия, а напротив, установлением препятствий для поступления ценностей или имущества собственнику. Например, проводник вагона поезда присваивает плату за проезд безбилетных пассажиров, т.е. средства, которые должны были поступить, не поступают в фонд железной дороги в результате таких действий её работника, злоупотребляющего оказанным ему доверием.

Присвоение и растрата (ст.160). Присвоение и растрата отличаются от кражи по субъекту. Виновным субъектом является лицо, которому имущество вверено и оформлено документально. Если хищение совершает сторож с охраняемой территории, это может быть присвоением, если сторож расписался в количестве, качестве имущества, а может быть и кражей, если он охраняет только территорию по периметру. Присвоение от растраты отличается по ряду объективных признаков: при присвоении удерживается похищенное имущество, при растрате отчуждается виновным лицом (продаётся, меняется). Обычно более опасным является растрата, так как при присвоении у собственника есть возможность вернуть похищенное имущество.

Грабеж (ст.161). Согласно УК РФ это открытое хищение чужого имущества. Открытым признается такое хищение, которое совершается в присутствии потерпевшего, в присутствии охранников имущества, либо на виду у посторонних лиц, главное, чтобы они осознавали, что совершается хищение. Если лица этого не осознавали, то это не будет грабежом – это кража. Грабеж обладает абсолютно теми же квалифицирующими признаками, что и кража. Особенностей у них нет, в том числе и у грабежа с незаконным проникновением в жилище. Важно лишь установить, что проникновение незаконно, и если совершается обманным путем - это тоже незаконное проникновение. Единственный отличный от кражи квалифицирующий признак – грабеж с применением насилия не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Какой степени должно быть насилие? Под таким насилием понимается побои, нанесение ударов, связывание[18] . Если ударить кирпичом, то это уже насилие опасное для жизни и квалифицируется как разбой. В спорных случаях назначается экспертиза. Если при завладении имуществом виновный нанес хотя бы легкий вред здоровью, то это уже тоже разбой, поскольку это насилие не попадает под признаки, указанные в п. "г" ч.2 ст.161 УК РФ. Для более чёткого установления понятия грабежа и его признаков надо обратиться к Постановлению Пленума Верховного Суда от 22 марта 1966 года[19] . Если напаивают спиртным, то это будет кража, поскольку потерпевший сам напился, даже если "нахаляву".

Разбой (ст.162). Это нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Это формальный состав, поэтому с момента покушения разбой считается оконченным. Этим положением законодатель лишает разбойников права на льготу, т.е. здесь не может быть покушения, а ведь при покушении суд может назначить не более 3/4 от максимального размера наказания. Дать бокал вина с клофелином – это тоже нападение, приведение в беспомощное состояние с помощью психотропных веществ. Надо конечно различать степень действия психотропных средств, по принципу могли бы они довести до беспомощного состояния. Предлагается описать разбой на основе отличий от грабежа. Насилие признаётся опасным, если причинён хотя бы легкий (и более) вред здоровью или была реальная угроза применения такого насилия. При причинении тяжкого вреда, имеет место квалифицированный разбой. Если взять человека рукой за горло – это тоже будет разбой. Особо следует упомянуть несколько квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков разбоя. В ч.2 ст.162 упоминается разбой с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Оружием признается огнестрельное, холодное, газовое. Если оружие находится у преступника незаконно, то содеянное квалифицируется по совокупности ст.162 и ст.222 Уголовного кодекса России. Нередко используется макеты оружия, но это не создает реального вооруженного разбоя, поэтому содеянное должно квалифицироваться по ч.1 ст.162 УК РФ. Но если макет использовался в качестве оружия (для нанесения ударов потерпевшему), то содеянное квалифицируется по ч.2 ст.162 УК РФ. В п. "в" ч.4 ст.162 упоминается разбой, сопряженный с причинением тяжкого вреда здоровью. Поскольку нет разбоя сопряженного с убийством (нет такого квалифицирующего признака), данное деяние квалифицируется как разбой с тяжким вредом плюс ст.105 Уголовного кодекса. Это выход из положения, а не мошенничество, такую ситуацию называют юридической фикцией, где идут на компромисс в связи с несовершенством законодательства. Если квалифицировать только по п. "з" ч.2 ст.105 (это квалифицирующий признак убийства – убийство, сопряжённое с разбоем), тогда невозможно будет конфисковать имущество. Поэтому квалифицировать по совокупности будет справедливей. Здесь можно сделать такой вывод – раз убили, значит, до этого был причинен тяжкий вред здоровью.

Хищение предметов, имеющих особую ценность (ст.164). В ст.164 УК РФ говорится о хищении, но не называется какой – либо способ хищения предметов, имеющих особую ценность. Это может быть и кража картины, грабеж, разбой. Т.е. объективная сторона данного преступления выражается в хищении особо ценных предметов любым способом (кража, разбой, вымогательство и т.д.).

2. Причинение имущественного либо иного ущерба, не связанное с хищением. К данной группе относятся: 2.1. вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких (ст.163); 2.2. причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием, то есть причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (ст.165); 2.3. неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст.166).

Вымогательство (ст.163). Это требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершение других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких[20] . Получается, что вымогательство это только требование, момент оконченности преступления перенесен на момент покушения – с момента требования. Фактическое завладение имуществом находится за рамками состава, только если идет речь о вымогательстве в крупном размере завладение имеет значение, так как этот квалифицирующий признак может быть вменён лишь при условии реальной передачи имущества в крупном размере. Требование может быть сопряжено: с угрозой применения насилия; угроза распространения сведений, позорящих потерпевшего либо иных сведений, например, разглашение тайны усыновления. Под близкими следует понимать любых граждан жизнь здоровье и благополучие которых дорого потерпевшему. Это преступление совершается с прямым умыслом, субъект с 16 лет. Отличие вымогательства от насильственного грабежа и разбоя. Эти три преступления объединяет то, что преступник пытается завладеть чужим имуществом, применяя насилие или угрозу такого насилия. Но при вымогательстве у потерпевшего сохраняется возможность обратиться к властям за защитой своих интересов, при вымогательстве имеет место разрыв во времени между требованием передачи имущества и фактическим завладением имуществом, между насилием и получением имущества. Этот разрыв во времени дается потерпевшему для защиты своих прав и интересов. Если преступники запугивают тем, что сообщат о неуплате налогов потерпевшим, он наверняка не станет сообщать о вымогательстве в органы. При грабеже и разбое у потерпевшего нет временного разрыва и времени для действий.

Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст.165). Этот состав очень похож на мошенничество. Преступник здесь не берёт ни копейки, но не дает, например, организации возможности получить с клиентов то, что она должна получить. Виновный не дает возможность реализовать функцию пополнения собственности. Например, наследство должно было отойти государству, но знакомые решили обмануть государство, сказали, что находились последние несколько лет на иждивении у безнаследной и получили имущество. Верховный Суд РФ квалифицировал это дело именно по ст.165 УК РФ[21] . Отличительной особенностью данного состава является также и то, что ущерб, причинённый собственнику в результате обмана или злоупотребления доверием, включает не только прямые убытки в виде неполучения определённых средств или имущества, но и упущенную выгоду и иные издержки, ставшие следствием этих действий. Что касается квалифицирующих обстоятельств, то они идентичны рассмотренным применительно к хищениям. Неоднократным считается, если ему предшествовали кража, разбой и т.д. Исключение здесь представляет причинение крупного ущерба. Это обстоятельство не совпадает с хищением в крупном размере, поскольку включает в себя не только прямые материальные потери собственника, но и убытки в форме упущенной выгоды.

Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст.166). Раньше это преступление называли угоном. Когда не было машин (или их было мало) не было и соответствующих статей в УК РФ. Единичные случаи угона квалифицировались как злостное хулиганство[22] . Эта статья вызывает нарекания со стороны собственников, пострадавших. В отличие от хищения, преступник в этом преступлении не преследует целью обратить угнанные транспортные средства в свою собственность или собственность других лиц. Поэтому если не доказать, что человек хотел как – то распорядиться автомобилем, то остается только ст.166 и, соответственно, не слишком суровое, по мнению потерпевших, наказание. О цели хищения может свидетельствовать наличие договоренности с покупателем, систематичность действий (уже угнал несколько транспортных средств). Угон может быть осуществлен тайно, могут вытащить из машины под угрозой, он может походить на грабеж. Разграничить данные составы можно также как при грабеже – по степени тяжести насилия. Преступление считается оконченным с момента перемещения транспортного средства с его постоянного места нахождения.

3. Уничтожение или повреждение имущества: 3.1. умышленные уничтожение или повреждение имущества (ст.167); 3.2. уничтожение или повреждение имущества по неосторожности (ст.168).

Умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества (ст.167). Объектом этого преступления является собственность. Предметом является движимое и недвижимое имущество. В качестве предметов преступления могут также выступить предметы, изъятые из гражданского оборота. Объективная сторона состоит в уничтожении или повреждении чужого имущества. Уничтожение – представляет собой приведение имущества в такое состояние, которое полностью исключает его дальнейшее использование по назначению. Повреждение – влечёт частичную утрату потребительских качеств, ухудшение свойств, снижение ценности имущества, в результате чего затрудняется его дальнейшее использование. Обязательным условием наступления уголовной ответственности по ст.167 УК РФ является причинение значительного ущерба. При определении значительного ущерба необходимо учитывать не только стоимость утраченного имущества, но и его значимость, объём, ценность для собственника и другие обстоятельства. Вина в форме прямого или косвенного умысла. По ч.1 ответственность наступает с 16 лет, а по ч.2 с 14 лет. В ч.2 ст.167 Уголовного кодекса России имеется ряд отягчающих обстоятельств: умышленное уничтожение или повреждение имущества путём поджога, взрыва или другим общеопасным способом либо повлёкшим по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия.

Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности (ст.168). Данная статья предусматривает ответственность за те же действия, что и ст.167, но при неосторожной форме вины. Какой ущерб считается крупным не указано, но можно по аналогии взять со ст.158 УК РФ – 500 МРОТ[23] . В ч.2 ст.168 предусматривается повышенная ответственность за уничтожение имущества в крупном размере, совершённое путём неосторожного обращения с огнём или иными источниками повышенной опасности либо повлёкшее тяжкие последствия.

1.3 Современное состояние преступности против собственности

Преступность, связанная с посягательствами на собственность, самая представительная в структуре преступности любого государства; Россия здесь – не исключение. Большинство преступлений, совершаемых в России, – это преступления против собственности. Это – по данным официальной статистики, которая, разумеется, далеко не отражает реальную действительность. Преступления против собственности обладают высокой, а по некоторым разновидностям преступных посягательств (например, по карманным или квартирным кражам, мошенничеству) – высочайшей латентностью, которая должна учитываться при оценке состояния данной преступности в государстве.

Для анализа преступности необходимо исследовать статистические данные за несколько лет. Так, при проведении дипломного исследования нами анализировались статистические данные преступности против собственности совершенные на территории РФ в период с 1997 года по 2007 год.

Статистика свидетельствует, что в России отсутствует очевидно выраженная тенденция к снижению или росту преступлений против собственности в последние девять лет[24] ; статистика напоминает некие "качели", когда рост сменяется небольшим падением. Но динамика преступлений все время меняется. За последние пять представленных лет наблюдается рост показателей[25] . Особенно наглядно это видно по процентному содержанию и количеству всех зарегистрированных преступлений в общей структуре преступности и по процентному содержанию лиц, совершивших преступления против собственности, ко всем выявленным правоприменением лицам, совершившим преступления.

Самые низкие показатели преступности и привлекаемости к ответственности приходятся на 2002 год. Снижение вполне объяснимо теми законодательными экспериментами, которые пришлись на этот год. Речь идет о ситуации с определением мелкого хищения, наказываемого в административном порядке. После принятия и вступления в действие Кодекса РФ об административных правонарушениях[26] – с 1 июля 2002 г. на протяжении четырех месяцев действовало примечание к ст.7.27 КоАП, согласно которому хищение чужого имущества признавалось мелким, если стоимость похищенного имущества не превышала пяти МРОТ. Соответственно, хищения, которые до 1 июля 2002 г. расценивались как преступные (при стоимости имущества от одного до пяти МРОТ), таковыми быть перестали и квалифицировались как административно наказуемые. С такой позицией законодателя не соглашались ни ученые, ни практические работники, поскольку социально незащищенные слои населения России лишились уголовно – правовой защиты, достаточно эффективной в плане восстановления социальной справедливости. Под давлением юридической общественности был принят Федеральный закон от 31 октября 2002 г. N 133-ФЗ, который, в частности, изменил приведенное выше примечание к ст.7.27 КоАП. Согласно новой его редакции, хищение чужого имущества стало расцениваться как мелкое, если стоимость похищенного имущества не превышает одного МРОТ[27] .

Подобные законодательные колебания отразились на официальной статистике: количество преступлений против собственности значительно сократилось; заметно меньше стал и показатель лиц, привлеченных за них к ответственности. Но уже следующий год продемонстрировал рост показателей.

Лидирующее место в структуре преступности занимают хищения; практически половина всех преступлений, совершаемых в государстве, – это хищения, что, безусловно, свидетельствует об их высокой общественной опасности.

Кража, грабеж, разбой, мошенничество и вымогательство относятся к так называемым традиционным преступлениям против собственности, среди них наиболее распространены кражи и грабежи.

Самым распространенным преступлением против собственности является кража. Общественная опасность кражи определяется в значительной степени ее распространенностью в обществе. Удельный вес краж в общем количестве всех зарегистрированных преступлений составил: 1997г. – 44,0%; 1998г. – 44,3%; 1999г. – 47,1%; 2000г. – 44,4%; 2001г. – 42,9%; 2002г. – 36,7%; 2003г. – 41,7%; 2004г. – 44,1%; 2005г. – 44,3%. [28] Таким образом, после 2002 г. сформировалась довольно четко выраженная тенденция к росту преступности, связанной с кражами.

Статистика 2005 г. продемонстрировала небывалый рост краж. Это самые высокие абсолютные показатели анализируемой преступности за все время действия УК РФ 1996 г. Что касается доли преступности, связанной с кражами, в структуре преступности в сфере экономики и в общей структуре преступности, и в том, и в другом случае по показателям лидирует 1999 г. На этот же год приходятся и самые высокие цифры – и в абсолютном, и в долевом выражении – о привлекаемости к ответственности за кражу[29] .

Однако, в массиве преступлений против собственности доля краж, хоть и незначительно, но уменьшилась. Так, доля краж, зарегистрированных в период с 1997 по 2006 годы, составляла от 66,2% до 76,5% от общего количества преступлений против собственности. Абсолютное количество зарегистрированных за 2006 г. краж составило 1 676 893, – это составляет 66,2% от общего количества преступлений против собственности. Тогда как за аналогичный период 2000 года данная цифра составляла 75,6%[30] .

На этом фоне наблюдается увеличение количества других видов преступлений, в особенности мошенничества (ст.159 УК РФ) и грабежа (ст.161 УК РФ), а также (в определенной мере) неправомерного завладения транспортным средством (ст.166 УК РФ).

Грабеж по количеству регистрируемых преступлений стоит на втором месте после кражи (в 2006 году зарегистрировано 357 302 факта грабежа), мошенничество – на третьем (в 2006 году зарегистрировано 225 326 фактов мошенничества). Из всех преступлений против собственности именно эти три преступления расследуются наиболее часто.

Кроме того, часто расследуются разбой (ст.162 УК РФ) и вымогательство (ст.163 УК РФ). Эти преступления против собственности относятся к категории наиболее тяжких.

По уголовным делам о разбоях и вымогательствах наблюдается высокий процент выявления в процессе расследования лиц, совершивших преступление. Это объясняется тем, что зачастую данные преступления совершаются в условиях очевидности и лица, их совершившие, выявляются "по горячим следам". Кроме того, к расследованию разбоев и вымогательств и выявлению лиц, их совершивших, правоохранительные органы прилагают значительные усилия, ввиду тяжести преступлений. Так, в 2006 году лица, совершившие преступление, были выявлены: при расследовании вымогательства – по 67% зарегистрированных преступлений, при расследовании разбоя – по 66% преступлений[31] .

При расследовании хищений имущества, имеющего особую ценность (ст.164 УК РФ), лица, совершившие преступление, также выявляются по большинству преступлений (например, в 2006 г. они были выявлены по 90% зарегистрированных преступлений). Но при этом данное преступление расследуется нечасто, так как само количество зарегистрированных преступлений весьма невелико (в частности, за 2006 г. было зарегистрировано всего 61 преступление) [32] .

Количество хищений предметов, имеющих особую ценность, начало возрастать с 1989 г., когда было зарегистрировано 365 краж предметов, имеющих особую ценность. Самое большое количество краж антиквариата (4796) было совершено в 1993 году. Затем принятые государством меры (специальные программы, взаимодействие на международном уровне) позволили снизить количество "антикварных" преступлений. Однако это имело временный характер: уже в 1996 году было зарегистрировано 1846 краж предметов, имеющих особую ценность, из музеев, архивов, квартир и частных домов[33] .

На наш взгляд, увеличение количества хищений предметов, имеющих особую ценность, в переходный для России период (90-е годы XX века) связано, в том числе, с утратой нравственных ориентиров значительной частью населения страны. Не случайно в литературе встречаются мнения о том, что основным объектом преступления, предусмотренного ст.164 УК РФ, является общественная нравственность, и звучат предложения о включении данного преступления в главу 25 "Преступления против здоровья населения и общественной нравственности"[34] .

За последние годы количество регистрируемых преступлений, расследуемых уголовных дел, а также лиц, осужденных за хищения предметов, имеющих особую ценность, уменьшилось.

Так, по сравнению с 2000 годом, в 2006 году количество преступлений, уголовные дела о которых находились в производстве на начало года или были возбуждены в данном году, снизилось на 100[35] .

Однако статистика вряд ли отражает реальную картину совершения преступления, предусмотренного ст.164 УК РФ, поскольку оно характеризуется высокой латентностью[36] .

В отличие от перечисленных преступлений, при расследовании краж лица, совершившие преступление, выявляются значительно реже (в 2006 г. это примерно 23% от числа зарегистрированных преступлений). То же наблюдается и при расследовании мошенничества и грабежа (в 2006 г. лица выявлены примерно по 31% зарегистрированных преступлений того и другого вида) [37] .

Следует отметить, что процент выявляемых лиц, совершивших преступление одного и того же вида, в различные годы может значительно отличаться.

Из изложенного видно, что изучение, анализ и сопоставление статистических данных открывает возможность наблюдения интересных закономерностей и тенденций выявления и расследования преступлений против собственности, а также осуждения судами лиц, их совершивших.

Таким образом, как показывают материалы судебной практики, преступления против собственности составляют абсолютное большинство от регистрируемых в России преступлений. В условиях огромного размаха корыстной преступности уголовно – правовая защита собственности приобретает особое значение. Мелкие преступления против собственности являются наиболее распространёнными, они совершаются чаще всего и ущемляют интересы значительного числа лиц. Далее хотелось бы более подробно остановиться, уделить особое внимание такому виду преступления против собственности как мошенничество, которое приобретает всё больший размах в связи с появлением новых способов его совершения.

Глава 2. Уголовно – правовая характеристика мошенничества

2.1 Мошенничество как специфическая форма хищения

Мошенничество – это преступление, которое издавна известно во всем мире. Уголовное законодательство многих современных государств предусматривает в своих нормах мошенничество, как одно из преступлений, направленных против собственности.

Раздел VIII Уголовного кодекса "Преступления в сфере экономики" открывает глава 21 "Преступления против собственности". В ней предусмотрена статья 159, определяющая понятие и ответственность за мошенничество.

Диспозиция этой уголовно – правовой нормы состоит из четырёх частей:

Часть 1 ст.159 УК определяет мошенничество как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Часть 2 ст.159 УК предусматривает мошенничество, совершённое группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину

Часть 3 ст.159 УК предусматривает мошенничество, совершённое лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере.

Часть 4 ст.159 УК предусматривает мошенничество, совершённое организованной группой либо в особо крупном размере[38] .

Особенностью общественной опасности мошенничества является то, что оно нарушает общественные отношения собственности независимо от ее форм, связанные с порядком распределения материальных благ, установленным в государстве, по поводу не только имущества, но еще и прав на имущество. Вследствие совершения мошенничества, с одной стороны, собственник или иной владелец имущества или права на имущество утрачивают это имущество или право на имущество, что влечет причинение им имущественного ущерба, и, с другой – лицо, овладевая этим имуществом или правом на имущество способом обмана или злоупотребления доверием незаконно, т.е. помимо и вопреки установленному в государстве порядку распределения материальных благ, обогащается на сумму, равную стоимости имущества, либо получает возможность обогащения за счет права на имущество на соответствующую сумму.

Законодатель делит мошенничество на две альтернативные формы – хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием[39] .

Такое определение мошенничества, во – первых, позволяет выделить две разновидности мошенничества – хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество, во – вторых, содержит указание на конкретные способы его совершения, обособливающее его от других видов преступных деяний, – обман или злоупотребление доверием.

Исходным пунктом в составе мошенничества является определение хищения чужого имущества, содержащейся в ч.1 к ст.158 УК, поскольку все признаки хищения являются и признаками мошенничества, с той лишь разницей, что предмет посягательства при мошенничестве шире, чем предмет других форм хищения. Согласно диспозиции ч.1 ст.159 УК предметом мошенничества может быть также и право на имущество (например, сберегательная книжка на получение вклада в банке, долговая расписка для получения денег с кредитора и т.д.).

Кроме того, понятие хищения позволяет разграничить разновидности мошенничества: хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество.

В ч.1 примечания к ст.158 УК хищение определяется как совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества[40] .

Такое определение обеспечивает единообразное понимание хищения как родового понятия, объединяющего все формы и виды хищений, включая мошенничество.

Данное в законе определение хищения содержит шесть признаков. Этими признаками соответственно являются: 1) чужое имущество, 2) изъятия и (или) обращение в пользу виновного или других лиц, 3) противоправность, 4) безвозмездность, 5) причинение ущерба собственнику или иному владельцу, 6) корыстная цель[41] .

Всем этим признакам мошенничество соответствует в полной мере.

Мошенничество может выражаться и в приобретении права на чужое имущество, то есть "обращение такого права в пользу виновного или других лиц, осуществляемое аналогично хищению имущества"[42] .

Специфика этой разновидности мошенничества заключается в том, что лицо, ее совершающее, путем обмана или злоупотребления доверием не завладевает имуществом, а лишь приобретает право на него. Под правом на имущество в гражданском праве понимаются имущественные права, которые определяются как субъективные права участников правоотношений, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом, а также теми материальными (имущественными) требованиями, которые возникают между участниками экономического оборота по поводу распределения этого имущества, обмена товарами, услугами, выполняемыми работами, деньгами, ценными бумагами и др. Согласно ст.128 ГК РФ имущественные права относятся к объектам гражданских прав[43] .

С позиции уголовного права приобретение права на имущество не равнозначно приобретению имущества. Обладатель права на имущество для того, чтобы реализовать это право, т.е. приобрести имущество, должен совершить еще другие, дополнительные действия. Лицу, приобретшему право на имущество противоправно, в том числе путем обмана или злоупотребления доверием, собственник или иной владелец данного имущества может воспрепятствовать в реализации этого права посредством обращения в правоохранительные или иные государственные органы.

Отмеченное обосновывает определение рассматриваемой разновидности мошенничества как совершенного с корыстной целью противоправного безвозмездного приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, создающего реальную возможность причинения ущерба собственнику или иному владельцу соответствующего имущества[44] .

Рассмотренные действия (хищение чужого имущества или приобретение права на имущество) реализуются путем обмана или злоупотребления доверием.

Закон называет обман или злоупотребление доверием в качестве способов завладения имуществом или приобретения права на него. То есть по особенностям способа совершения преступления закон выделяет две разновидности мошенничества: хищение путем обмана, хищение путем злоупотребления доверием. Используя эти способы, мошенник вводит в заблуждение владельцев имущества с тем, чтобы добиться его добровольной передачи в свое распоряжение. Лицо, во владении или в ведении которого находится имущество, передает его преступнику, полагая, что последний имеет право его получить.

Конечно, обман сам по себе еще не есть изъятие имущества. В составе мошенничества обман и злоупотребление доверием выступают в роли вспомогательного действия, обеспечивающего выполнение основного (изъятие имущества и обращение его в свою пользу), и включение в него[45] .

Обман – это всякое ложное, обложное действие или дело; ложь, выдаваемая за истину; хитрость, лукавство, двуличность; подлог[46] .

С.И. Ожегов определят обман как "ложное представление о чем-нибудь, заблуждение"[47] .

В юридической литературе обман определяется как "сознательное искажение истины (активный обман) или умолчание об истине, состоящее в сокрытии фактов или обстоятельств, которые при добросовестном и соответствующем закону совершении имущественной сделки должны быть сообщены (пассивный обман)"[48] . Сообщаемые мошенником ложные сведения могут быть самыми разнообразными. В одних случаях они касаются личности виновного, его прав и полномочий; а в других – отношения к юридическим фактам, событиям и т.п.

Обман может выражаться в устной, письменной или иной форме.

Средством преступного завладения имуществом может быть и злоупотребление доверием, когда мошенник использует для получения имущества в целях обращения его в свою пользу определенные гражданско-правовые (договорные) отношения, основанные главным образом на доверии сторон, или пользуется тем, что имущество передается ему лицами, во владении которых оно находилось, без соответствующих предосторожностей и оформления, а преступник воспользовавшись этим, присваивает его[49] .

Обман и злоупотребление доверием при мошенничестве – способы завладения чужим имуществом или приобретения права на имущество, и они должны быть в момент такого завладения и приобретения. Поэтому, если мошенничество внешне выражается в частно-правовом договоре, необходимо, чтобы мошенник в момент совершения сделки и завладения имуществом или приобретения права на него не имел намерение осуществлять услугу или иным образом исполнить обязательство. В данном случае налицо мошеннический обман в намерениях. А частно-правовая сделка здесь – лишь внешнее проявление мошеннического завладения чужим имуществом или приобретением права на имущество.

Мошенничество, таким образом, может выразиться в получении "кредита" в случае, если виновный не был намерен вернуть долг в момент совершения сделки и завладения имуществом. Оно может выразиться в "договоре поручения" или "купли – продажи", если в момент совершения сделки и завладения чужим имуществом или приобретения права на него лицо не намерено исполнить обязательство[50] .

Приведенные выше определения мошенничества в обеих их разновидностях (хищения чужого имущества и приобретения права на чужое имущество) характеризуют неодинаковую природу этого вида преступления, ответственность за которое предусмотрена ст.159 УК, а также различную степень общественной опасности каждой из них. Думается, что это могло бы служить основанием для разделения нормы, содержащейся в названной статье, на две с самостоятельными диспозициями и санкциями[51] .

2.2 Объект преступления

В теории уголовного права общепризнанно, что состав преступления – это "совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как конкретное преступление (т.е., например, как кражу, оскорбление, грабеж или хулиганство)"[52] . Состав преступления состоит из четырех элементов, к которым относятся объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона. Каждый из этих элементов характеризуется группой признаков: объект и объективная сторона – объективных, а субъект и субъективная сторона – субъективных. Юридический анализ состава преступления мошенничества предполагает раскрытие содержания каждого из названных элементов и их признаков. Определение и раскрытие содержания объекта мошенничества основаны на общетеоретических положениях отечественного уголовного права об объекте преступления.

Объектом мошенничества являются общественные отношения в сфере экономики. На эти отношения посягают все преступления, ответственность за которые предусмотрена статьями, помещенными в раздел VIII "Преступления в сфере экономики" УК РФ 1996 г., в том числе ст.159 об ответственности за мошенничество.

Содержание указанного объекта составляют как производственные отношения данной социально – экономической формации, в основе которых лежат общественные отношения собственности, так и общественные отношения, существующие в хозяйстве страны и его частях, включающих отрасли и виды производства.

Под родовым объектом понимается: "группа однородных общественных отношений, на которые посягают преступления, предусмотренные статьями, включенными в одну и ту же главу Особенной части УК"[53] .

Родовой объект мошенничества – общественные отношения собственности, независимо от ее форм. Это обусловлено, в частности, тем, что норма о мошенничестве – ст.159 – помещена в главу 21 "Преступления против собственности" раздела VIII "Преступления в сфере экономики" УК РФ 1996 г. и мошенничество, как и все преступления, нормы об ответственности за которые помещены в данную главу, посягает на указанные отношения.

Собственность – это "исторически определенная общественная форма присвоения материальных благ, прежде всего, средств производства"[54] .

Общественные отношения собственности облечены в правовую форму, т. е регламентированы и закреплены правом. В соответствии с п.1 ст.212 ГК РФ: "в Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности"[55] , а согласно п.4 этой статьи "права всех собственников защищаются равным образом"[56] . На основании п.1 ст. 209 ГК РФ: "собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом"[57] , а ст.301 этого ГК: "собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения"[58] . В совокупности права владения, пользования, распоряжения имуществом и истребования своего имущества из чужого незаконного владения образуют право собственности. Являясь правовой оболочкой отношений собственности, право собственности нарушается при совершении любого преступления против собственности. Причем отдельными видами преступлений данной группы нарушаются либо все правомочия собственности, либо некоторые из них. Однако право собственности вторично, производно от отношений собственности, которые первичны. Посягательствами на собственность право собственности нарушается как бы "попутно", тогда как в конечном счете нарушаются фактические отношения собственности. Поэтому объектом преступлений против собственности являются фактические отношения собственности, а не право собственности, ибо объектом преступления является то, на что преступление посягает, в конечном счете[59] .

В теоретических трудах по уголовному праву при раскрытии содержания родового объекта преступлений против собственности справедливо отмечается, что отношения собственности – это "отношения между людьми (юридическими лицами) но поводу материальных благ, их производства, распределения, обмена и потребления"[60] , "общественные отношения по производству, распределению и обмену материальных благ, предназначенных для личного или общественного потребления"[61] , "а) отношения по поводу производства материальных благ и б) отношения по распределению материальных благ"[62] . По нашему мнению, наиболее полно раскрывается содержание отношений собственности в качестве родового объекта рассматриваемой группы преступлений в определении их как отношений по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ.

Отношения собственности в обрисованном виде представляют собой и родовой объект всех преступлений против собственности, и соответствующий ему непосредственный объект каждого из них, в частности мошенничества.

Непосредственным объектом преступления признается: "вид общественных отношений, на которые посягают одно или несколько преступлений"[63] .

Непосредственным объектом мошенничества являются общественные отношения собственности, независимо от ее формы, поскольку все формы собственности в Российской Федерации защищаются равным образом. Поэтому искусственным, не имеющим уголовно – правового значения для квалификации преступлений и не способствующим индивидуализации непосредственного объекта по сравнению с родовым объектом представляется определение непосредственного объекта мошенничества и других преступлений против собственности в зависимости от формы собственности. В этой связи вызывают возражения высказывания, согласно которым одни из преступлений против собственности: "могут быть направлены либо против государственной собственности, либо частной, выступающих в данном случае непосредственным объектом. Следовательно, деление на родовой и непосредственный объекты предполагает уточнение вопроса о том, против каких именно общественных отношений непосредственно направлено данное преступное посягательство и, следовательно, каким общественным отношениям оно причиняет или может причинить ущерб"[64] и "непосредственным объектом мошенничества в отношении имущества юридических лиц является конкретная форма собственности, которая определяется принадлежностью имущества, т.е. в случаях причинения вреда имуществу государственного предприятия, непосредственным объектом данного преступления будут выступать отношения в сфере государственной собственности"[65] .

Таким образом, форма собственности не является признаком, индивидуализирующим непосредственный объект мошенничества по отношению к родовому объекту преступлений против собственности.

Вместе с тем непосредственный объект мошенничества по сравнению с родовым объектом данной группы преступлений характеризуется дополнительными, индивидуализирующими признаками, обусловленными содержанием действий в объективной стороне состава преступления мошенничества. В диспозиции ч.1 ст.159 УК РФ 1996 г., что уже отмечалось, мошенничество определено как: "хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием"[66] . Эти действия направлены против отношений собственности, во – первых, связанных с порядком распределения материальных благ, установленным в государстве и, во – вторых, складывающихся по поводу имущества или права на имущество. Такая направленность позволяет выделить признаки, индивидуализирующие отношения собственности как непосредственный объект мошенничества по отношению к родовому объекту преступлений против собственности.

Первый из этих признаков – порядок распределения материальных благ в государстве, установленный законодательством Российской Федерации. При мошенничестве причиняется вред порядку распределения материальных благ и соответственно нарушаются отношения собственности, связанные с этим порядком. Следовательно, с учетом данного признака, индивидуализирующего объект мошенничества, последний определяется как общественные отношения собственности, связанные с порядком распределения материальных благ[67] . Подобная конкретизация позволяет отличить непосредственный объект мошенничества от непосредственных объектов преступлений против собственности, не являющихся хищением или корыстным приобретением имущества, в частности уничтожения или повреждения чужого имущества.

Другим признаком, индивидуализирующим непосредственный объект мошенничества, является особенность, состоящая в том, что этим объектом являются отношения собственности по поводу имущества или права на имущество. Данный признак позволяет отличить непосредственный объект мошенничества от соответствующих непосредственных объектов тех преступлений против собственности, которыми являются общественные отношения только по поводу имущества, то есть непосредственных объектов всех других форм хищений, неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, уничтожения или повреждения имущества, а также от непосредственных объектов вымогательства и причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, которыми являются отношения собственности по поводу не только имущества или права на имущество, но и любых иных имущественных благ и выгод.

Таким образом, непосредственным объектом мошенничества являются общественные отношения собственности, связанные с порядком распределения материальных благ в государстве, складывающиеся по поводу имущества или права на имущество.

К сфере объекта преступления относится предмет преступления.

Предмет преступления определяется в уголовно – правовой литературе неодинаково. Большинство ученых исходит из того, что предмет преступления это вещь, в связи с которой или по поводу которой совершается преступление[68] , либо вещь материального мира, воздействуя на которую субъект причиняет вред объекту преступления[69] .

В общем понятии состава преступления предмет преступления является факультативным признаком, то есть обязательным для одних конкретных составов преступлений и отсутствующим в других. Преступления, в составах которых предмет – обязательный признак, принято называть предметными, а те, где он отсутствует, – беспредметными[70] .

Предметом преступления в составе преступления мошенничества, когда оно выражается в хищении, всегда является чужое имущество. Поэтому мошенничество, представляющее собой хищение, – предметное прecтyплeние. Следовательно, предмет – обязательный признак данной разновидности хищения.

Вопрос о признании предметным или беспредметным преступлением мошенничества, выражающегося в приобретении права на чужое имущество, является дискуссионным. Его суть – в признании или нет права на имущество предметом преступления.

Так, А.И. Рарог указывает, что "предметом мошенничества может быть либо чужое имущество, как и при других формах хищения, либо право на чужое имущество, что отражает специфику данной формы хищения"[71] .

Аналогичную позицию занимает Ю.И. Ляпунов. Он пишет: "Предметом мошенничества, помимо имущества, является также право на чужое имущество как юридическая категория. Оно может быть закреплено в различных документах, например в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, в различных видах ценных бумаг. Имущественные права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются в порядке, установленном для уступки требований (цессии). Права по ордерной, т.е. с указанием лица, которому или по приказу которого должно быть произведено исполнение, передаются путем совершения на этом документе передаточной надписи – индоссамента. Индоссамент, совершенный на ценной бумаге, переносит все права, удостоверенные ею, на лицо, которому они передаются. Бланковый индоссамент вообще не содержит указания на лицо, которому переданы имущественные права (ст.146 ГК РФ)"[72] .

Противоположное мнение высказано Г.Н. Борзенковым, который отмечает, что: "в юридической литературе "право на имущество" иногда называют предметом мошенничества. Это неверно, потому что предмет любого преступления против собственности всегда материален, а право на имущество – категория нематериальная, относящаяся к области общественных отношений. Иногда право на имущество может быть "материализовано" в форме документа, закрепляющего это право, или передано путем устного распоряжения. В том и в другом случае предметом преступления будет конкретное имущество, право на которое получает мошенник в результате обмана или злоупотребления доверием"[73] .

Такую же точку зрения занимает и В.М. Лебедев, утверждая что: "Предметом мошенничества может быть не только имущество (как при краже), но и право на него. Права на имущество обычно закрепляются в разного рода документах, например ценных бумагах, долговых обязательствах, доверенностях на право распоряжения имуществом, завещаниях и т.п. "[74] .

При применении данного положения на практике в последнее время возникают определенные трудности. Как, например, решить вопрос о данном признаке предмета в случае посягательства на имущество, находящееся на банковском счете или во вкладе?

Данный вопрос заострен правоприменительной практикой потому, что нередко при поступлении похищенных средств на счет фирмы и притом что эти средства не были затем "обналичены", рассматриваемые действия квалифицируются следственными органами как покушение на хищение (мошенничество).

Казалось бы, определяя момент окончания хищения, следует руководствоваться установленными в правоприменительной практике и науке уголовного права критериями для разграничения оконченного хищения и покушения на него. Первым является момент выхода имущества из владения собственника, а вторым – момент, с которого виновный имел возможность фактически распорядиться похищенным.

Однако многие работники правоприменительных органов, в том числе некоторые члены Верховного Суда, не могут согласиться с тем, что похищенные указанным образом безналичные денежные средства могут находиться в распоряжении виновных даже не будучи "обналиченными". И, кроме того, указывают на то, что такие средства не обладают признаком вещественности. Вот, мол, когда эти средства превратятся в наличные, тогда можно будет говорить об оконченном хищении. Такая позиция привела к тому, что по ряду уголовных дел действия похитителей квалифицировались как покушение на хищение, хотя средства уже находились на счете фирмы, которой руководил мошенник, получивший возможность ими распоряжаться, даже не "обналичивая".

Таким образом, проблема в значительной степени может быть решена путем обращения к вопросу об определении предмета мошенничества применительно к новым способам данного преступления. В последние годы система расчетов, деньги используются в качестве платежного средства "превращаясь" в денежные знаки, стала представлять немалую сложность для практики и теории квалификации хищений.

Для решения этой задачи была предпринята попытка реквизировать то утверждение, что предмет хищения в том числе и мошенничество всегда материален, составляет часть материального мира, обладает признаком вещи.

Следует сказать, что такая позиция в целом преобладала в дискуссии о возможности отношения к предмету хищения электроэнергии, информации и т.п. И если ранее мнение, что необоснованное расширительное истолкование органом правосудия понятия "имущество" как предмета хищения приводит к ошибочному применению закона об ответственности за названное посягательство, было связано с понятием имущества как предмета хищения, то ныне, будучи легитимировано, понятие хищения представляет собой образец бланкетной нормы и требует уяснения путем обращения к гражданскому законодательству.

Надо исходить из тех соображений, что согласно ст.128 ГК к имуществу относятся и деньги. Статья 140 ГК, озаглавленная "деньги", указывает на рубль, как на платежное средство, одновременно устанавливая, что платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов. Таким образом, систематический подход в анализе указанных норм заставляет отнести так называемые безналичные деньги, т.е. денежные средства, находящиеся на банковских счетах, к имуществу, а отсюда – к чужому имуществу, могущему быть предметом хищения.

Основываясь на предлагаемой в юридической литературе системе признаков предмета хищения, в которой выделяются социальная, экономическая, физическая и правовая стороны имущества[75] , возможно охарактеризовать имущество как предмет мошенничества с социальной стороны – как вещи, в которые вложен общественно необходимый труд; с экономической стороны – как вещи, имеющие стоимость; с физической – как движимые и недвижимые вещи; с правовой стороны – как вещи, чужие для виновного, то есть такие, на которые он не имеет ни действительного, ни предполагаемого права собственности или законного владения и неправомерность завладения которыми не может быть оспорена.

Присущность имуществу как предмету мошенничества первого из указанных признаков означает обязательность вложения в создание вещи общественно необходимого труда, посредством которого она извлекается из природного состояния или ей придается качественно новое состояние.

Второй из названных признаков – стоимость – обусловлен тем, что, с одной стороны, мошенничество посягает на общественные отношения собственности, связанные с порядком распределения материальных благ, а любое материальное благо имеет стоимость, и с другой – стоимость, в частности ценность имущества, является критерием для разграничения мелкого хищения государственного или общественного имущества в форме мошенничества и мошенничества, признаваемого преступлением, мошенничества в значительном и в крупном размере, мошенничества, ответственность за которое предусмотрена ст.159 УК РФ 1996 г. и ст.164 этого УК.

Выделение третьего признака, характеризующего предмет мошенничества с физической стороны, обосновывается тем, что имущественное притязание виновного может быть направлено на завладение как движимой, так и недвижимой вещью. Согласно п.1 ст.130 ГК РФ "к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество"[76] . В п.2 этой статьи указано, что "вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом"[77] .

Четвертый признак имущества, характеризующий предмет мошенничества с правовой стороны, – чужое – прямо указан в диспозиции ч.1 ст.159 УK РФ 1996 г. Это означает, что предметом не может быть собственное имущество, например, отданное в долг, или имущество, на которое лицо, предъявляющее имущественное требование, предполагает свое право собственности, например, проценты с невозвращенного в срок кредита, не обусловленные договором, которые, по мнению названного лица, подлежат выплате в пропорции, равной росту инфляции. Имущество, на которое указанное лицо имеет действительное или оспариваемое право собственности, может быть при наличии иных обстоятельств, предусмотренных ст.330 УК РФ 1996 г., предметом самоуправства.

О том, что предмет мошенничества – только чужое имущество указано в п.1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 г. В нем разъясняется, что: "Предметом хищения и иных преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена нормами главы пятой УК РСФСР, является чужое, т.е. не находящееся в собственности или законном ведении виновного имущество"[78] .

Характеризуя имущество как предмет мошенничества с правовой стороны, важно отметить, что оно может находиться в любой форме собственности и дифференцировать его по формам собственности не требуется, ибо такая дифференциация на квалификацию содеянного не влияет. На это обращено внимание в п.1 упомянутого постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 г., где указано следующее: "Поскольку закон не предусматривает... дифференциации ответственности за эти преступления в зависимости от формы собственности, определение таковой не может рассматриваться обязательным элементом формулировки обвинения лица, привлеченного к уголовной ответственности"[79] .

Таким образом, предметом мошенничества, представляющего собой хищение, является движимое и недвижимое чужое для виновного имущество, имеющее стоимость.

Вместе с тем предметом мошенничества может быть не любое имущество. Из предмета мошенничества исключается имущество, вверенное по документу виновному, который является в отношении него материально – ответственным лицом, ибо такое имущество представляет собой предмет присвоения или растраты, предусмотренных ст.160 УК РФ 1996 г.

Не могут быть предметом хищения, определенного в ч.1 примечания к ст.158 УК РФ 1996 г., в том числе мошенничества, такие предметы, как радиоактивные материалы; оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства; наркотические средства и психотропные вещества; официальные документы, штампы, печати, а также паспорта или другие важные личные документы. Эти предметы являются предметом преступлений, посягающих не на отношения собственности, а на другие объекты: отношения, обеспечивающие общественную безопасность (хищение либо вымогательство радиоактивных материалов, ст.221 УК РФ 1996 г.; хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, ст.226); отношения, обеспечивающие здоровье населения (хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ, ст.229); отношения, обеспечивающие порядок управления (похищение или повреждение документов, штампов, печатей, ст.325 этого УК). Нормы об ответственности за названные преступления являются специальными, тогда как нормы об ответственности за хищения, содержащиеся в главе 21 "Преступления против собственности" УК РФ 1996 г. – общими. Согласно правилу квалификации преступлений, разработанному в теории уголовного права, при конкуренции общей и специальной норм применяется только специальная норма[80] . Это обусловливает отнесение перечисленных предметов к предметам указанных преступлений, а не к предмету хищения[81] .

Мошенничество, не являющееся хищением, представляет собой приобретение права на чужое имущество. ГК РФ предусмотрены и детально регламентированы разнообразные права на имущество, причем как права собственника, так и вещные права лиц, не являющихся собственниками.

Правами на имущество, вытекающими из права собственности являются, в частности, право отчуждения своего имущества в собственность другим лицам; права владения, пользования и распоряжения имуществом; право отдачи имущества в залог, право дарения – имущества, право его сдачи в аренду и иные права, предусмотренные ГК РФ (ст. 209, 260, 288 и другими).

Права на имущество, представляющие собой вещные права лиц, не являющихся собственниками, – это права, предусмотренные в обобщенном виде в п.1 ст.216 ГК РФ, согласно которому: "Вещными правами наряду с правом собственности, в частности, являются: право пожизненного наследуемого владения земельным участком (статья 265); право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (статья 268); сервитуты (статьи 274, 277); право хозяйственного ведения имуществом (статья 294) и право оперативного управления имуществом (статья 296)"[82] .

В теории уголовного права высказаны неодинаковые суждения о том, на какие именно права на имущество могут быть направлены притязания мошенника. Согласно одному из них: "Под правом на имущество следует понимать право на владение, пользование или распоряжение конкретным имуществом, оформленное документально. Соответствующие документы могут быть именными или на предъявителя (квитанция на получение багажа, банковская сберегательная книжка на предъявителя, доверенность на совершение сделок от имени потерпевшего и т.п.). Особенностью мошенничества является то, что виновный может завладеть правом как на осязаемое, так и на неосязаемое имущество (т.е. имущество, не имеющее определенного объемного выражения, не воспринимаемое зрительно или с помощью тактильной чувствительности – например, отдельные виды энергии, радиоволны определенной частоты и т.д.)"[83] . Суть этой позиции усматривается в том, что, притязания мошенника могут быть направлены, с одной стороны, на приобретение права только на имущество собственника (право, вытекающее из права только собственности) и, с другой – оформленное документально.

В соответствии со вторым суждением: "объектом мошенничества, так же как и других преступлений против собственности, являются не только отношения собственности, включающие в себя права собственника по владению и распоряжению своим имуществом, но и случаи совершения деяния в отношении имущества лиц, не являющихся собственниками. Имеются в виду следующие вещные права: право пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст.265 ГК РФ); право постоянного пользования земельным участком (ст.268 ГК РФ); сервитуты (ст.274, 277 ГК РФ); право хозяйственного ведения имуществом (ст.294 ГК РФ); право оперативного управления имуществом (ст.296 ГК РФ)"[84] . Данная позиция сводится к признанию того, что притязания мошенника могут быть направлены на приобретение не только права собственника, но и вещных прав лиц, не являющихся собственниками.

Нам представляется предпочтительней вторая из приведенных позиций, поскольку, во – первых, толкование права на имущество в составе преступления вымогательства (ст.163 УК РФ 1996 г) приводит к отнесению к нему как права на имущество собственника, так и вещных прав лиц, не являющихся собственниками, и, во – вторых, фактическое ценностно – имущественное содержание вещных прав лиц, не являющихся собственниками, во многих случаях, если не в их большинстве, не уступает соответствующему содержанию прав собственников.

Отмеченное приводит к заключению, что при мошенничестве, выражающемся в приобретении права на чужое имущество, в качестве права на имущество, на которое притязает мошенник, могут выступать как права собственника имущества, так и вещные права лиц, не являющихся собственниками имущества.

Нельзя, на наш взгляд, безоговорочно согласиться с первым из процитированных суждений в той части, что права на имущество должны быть оформлены документально, ибо они могут и не иметь такого оформления, например, когда выражаются в легитимационных знаках (номерках от гардероба, жетонах от камеры хранения и т.п.).

Следует также подчеркнуть, что, как уже отмечалось, к имуществу, а не к праву на имущество, относятся имущественные права, обладание которыми равносильно обладанию имуществом.

2.3 Объективная сторона преступления

Состав преступления мошенничества является сложным, поскольку рассматриваемое преступление с объективной стороны характеризуется двумя действиями. Эти действия описаны в норме о мошенничестве.

В соответствии с данной нормой, содержащейся в ч.1 ст.159 УК РФ 1996 г., такими действиями являются: 1) хищение чужого имущества и 2) приобретение права на чужое имущество. Каждое из названных действий согласно этой же норме характеризуется в составе преступления мошенничества одним из двух способов, к которым относятся: 1) обман и 2) злоупотребление доверием[85] .

Обман или злоупотребление доверием должны быть совершены в отношении дееспособного лица, которое по своей воле передает имущество или право на него в собственность либо владение мошеннику. Обман недееспособного лица (малолетнего, душевнобольного) и получение от него имущества следует квалифицировать как кражу, а не как мошенничество, поскольку в этих случаях лицо не сознает, что имущество похищается. Завладение имуществом при этом следует считать тайным[86] .

Объективная сторона преступления представляет собой внешнюю сторону поведения человека, совершившего преступление. Согласно действующему законодательству, такое поведение должно быть, во – первых, общественно опасным и, во – вторых, предусмотрено уголовным законом, т.е. противоправным.

Содержание объективной стороны преступлений образует целый ряд признаков. Прежде всего, это – общественно опасное деяние, действие или бездействие, посягающее на общественные отношения, охраняемые уголовным законом, и причиняющее им вред (ущерб) либо создающие реальную угрозу причинения такого вреда. Для определения взаимосвязи и зависимости этих признаков используется такое философское понятие, как "причинная связь". И последствие, причинная связь – также относятся к объективной стороне преступления[87] .

В соответствии со ст.159 УК мошенничеством является хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием лица, являющегося собственником или иным лицом, в ведении которого находится имущество[88] . Из данного определения следует, что объективная сторона мошенничества выражается либо в хищении чужого имущества, либо в приобретении права на чужое имущество. Мошенничество, являясь одной из форм хищения, полностью соответствует всем трем признакам хищения, которые указываются в определении хищения (примечание к ст.158 УК), а именно: чужое имущество; его изъятие или обращение в пользу виновного или других лиц; противоправность; безвозмездность; причинение ущерба собственнику или иному владельцу; корыстная цель.

От других форм хищения чужого имущества мошенничество отличается по своей объективной стороне, специфика которой состоит в способе его совершения[89] . Под способом совершения преступления понимается определенный порядок, метод, последовательность действий и приемов, применяемых лицом для осуществления общественно опасного посягательства[90] . Способ совершения преступления относится к факультативным (дополнительным) признакам объективной стороны состава преступления, если же он указан в законе, то приобретает значение обязательного признака, то есть значение такого условия уголовной ответственности, которое не допускает никаких исключений.

В ряде преступлений способ действия является элементом, характеризующим основной состав. Для характеристики способа совершения рассматриваемого преступления, то есть мошенничества, используются словосочетание "путем обмана или злоупотребления доверием", что означает, что способ является обязательным признаком состава преступления и для его наличия необходимо установить, что преступление совершено способом, предусмотренным в законе. Поэтому "обман" и "злоупотребление доверием" относятся к числу обязательных, конструктивных признаков состава мошенничества и установление их является необходимым для наличия рассматриваемого преступления. Отсутствие же указанных признаков будет свидетельствовать об отсутствии состава данного преступления. Таким образом, в качестве способа завладения имуществом или приобретения права на имущество закон называет "обман" или "злоупотребление доверием", которые и характеризуют качественные особенности данной формы хищения. В отличие от многих других преступлений, которым присущ физический (операционный) способ, при мошенничестве способ действий носит информационный характер, либо строится на особых доверительных отношениях, сложившихся между виновным и потерпевшей стороной. Для некоторых преступлений характерно сочетание физических и информационных действий. Например, при мошенничестве обман как информационное действие выступает условием, приемом совершения физического действия – завладения имуществом.

Способ завладения имуществом при мошенничестве своеобразен: преступник прибегает к обману лиц, во владении или в ведении которых находится имущество, в результате чего они, будучи введены в заблуждение, добровольно передают имущество преступнику, полагая, что последний имеет право его получить. При злоупотреблении доверием имущество может находится и у самого виновного, которому оно передается на основе доверия, либо в связи с гражданско-правовыми отношениями (например, договора проката), либо в связи с личными отношениями между лицом, которому принадлежит имущество, и виновным (например, передача имущества в долг, на временное хранение и т.п.). Данные способы четко прослеживаются в деле Бийского районного суда по делу Неверова В.А. и Рыжих Д.Л., которые совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием. [91]

Во всех случаях преступник, обманывая злоупотребляет оказываемым ему доверием, обращает имущество в свою пользу без намерения вернуть данное имущество или возместить его стоимость.

В российском уголовном законодательстве определение обмана содержалось лишь в примечании к ст.187 УК РСФСР 1922 г. Эта норма гласила: "обманом считается как сообщение ложных сведений, так и заведомое сокрытие обстоятельств, сообщение о которых было обязательно"[92] .

В теории уголовного права мошеннический обман определяется неодинаково. В частности, при его определении внимание фиксируется на "искажении фактов действительности". Таким образом, мошеннический обман представляет собой умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести в заблуждение лицо, во владении или в ведении которого находится имущество, и таким образом добиться добровольной передачи имущества в распоряжение преступника[93] . Вполне понятно, что потерпевший не должен сознавать, что его обманывают, он действует, предполагая добросовестность поведения виновного. В противном случае налицо будет хищение путем растраты или злоупотребления служебным положением, совершаемые лицом, в ведении которого находится имущество, в соучастии с частным лицом.

Степень искусности и убедительности обманных действий, а равно степень должной осмотрительности лица, в ведении или во владении которого находится имущество, никакого значение для состава преступления не имеет, примитивность обманных действий в отдельных случаях может быть основанием для привлечения должностного лица, выдавшего имущество, к ответственности за халатность.

Факты и обстоятельства, о существовании или наступлении которых преступник ложно утверждает, имея цель таким путем незаконно получить и обратить в свою пользу имущество, могут быть самыми разнообразными и относятся как к личности виновного, так и к различным предметам и явлениям внешнего мира. Преступник может выдавать себя за лицо, уполномоченное на получение имущества (кассир, инкассатор и т.д.), заявлять о якобы имеющихся у него правах на получение пенсии или других постоянных или временных выплат, утверждать о наличии у него каких – либо иных оснований на получение имущества, в то время как фактически их нет, и т.д.

При хищении, совершаемом путем мошенничества, ложные сведения об определенных обстоятельствах, дающих право на получение имущества, не просто высказывается, а подтверждается обманными действиями, направленными на то, чтобы ввести в заблуждение лицо, во владении или ведении которого находится имущество, и таким образом, убедить его в необходимости передать виновному это имущество. Такого рода обманные действия должны находится в причинной связи с фактом получения виновным имущества, т.е. должны предшествовать передаче этого имущества и обусловливать эту передачу. Этим отличается хищение, совершаемое путем мошенничества, от некоторых случаев хищений, совершаемых в иных формах, но сопровождающихся обманом. Так, при краже обман может быть использован виновным для проникновения в хранилище ценностей, при присвоении или растрате – для сокрытия недостачи и т.п. Во всех этих случаях обман не обуславливает добровольную передачу преступнику имущества самим потерпевшим.

В мошенническом обмане следует отличать форму и содержание. Содержание обмана составляют разнообразные обстоятельства, относительно которых преступник вводит в заблуждение потерпевшего (при активном обмане), либо факты, сообщение о которых удержало бы лицо от передачи имущества при (пассивном обмане). Обман может касаться отдельных предметов (их существования, тождества, качества, количества, размера, цены и т.д.), личности (ее различных свойств и правовых характеристик) виновного или других граждан, различных событий и действий. Содержание мошеннического обмана часто составляют так называемые ложные обещания, когда мошенник в целях завладения имуществом обманывает потерпевшего относительно своих действительных намерений. Примером может служить завладение деньгами, полученными в качестве аванса по договору, который мошенник не имеет намерение выполнить. Ложное обещание – это непросто искажение "фактов будущего", но и одновременно ложное сообщение о своих подлинных намерениях в настоящем.

Особенность мошеннического обмана заключается в том, что, по крайней мере, одно из обстоятельств, в отношении которых лжет виновный, служит основанием (разумеется, мнимым) для передачи ему имущества. Однако в содержание мошеннического обмана могут входить и другие обстоятельства, которые не служат непосредственным основанием для передачи имущества, но учитывается потерпевшим, когда он принимает решение о выдаче имущества[94] .

Под формой мошеннического обмана понимается форма, которую виновный избирает для выражения своего суждения о существенном обстоятельстве сделки. Произнесенные человеком слова или сделанный им жест могут выражать утверждение или отрицание, какого – либо обстоятельства, причем в категоричной форме или в форме всего лишь предположения о существовании или не существовании этого обстоятельства[95] .

Форма мошеннических обманов довольно разнообразна. Обман может осуществляться посредством действия, когда имеет место искажение истины (активный обман), или состоять в бездействии – при умолчании об истине (пассивный обман).

Обман, представляющий собой действие, может выражаться в словесной форме или в форме конклюдентных действий. Словесная форма может быть устной или письменной, в частности документальной, причем документы могут быть как истинными, так и поддельными. Конклюдентные действия представляют собой использование фальсифицированных предметов, подмену одних предметов другими, ношение форменной одежды, шулерство, симуляцию болезни, различные жесты, условные знаки и т.д.[96] . Под конклюдентными понимаются "действия лица, выражающие его волю установить правоотношение (напр., совершить сделку), но не в форме устного или письменного волеизъявления, а поведением, по которому можно сделать заключение о таком намерении"[97] .

Так, обман в словесной устной форме совершил Будылин Г.А., продавая видеокамеру и сообщив, что делает это по поручению своей матери, фактически являющейся ее владелицей. Хотя последняя не имела представления о совершаемых ее сыном действиях. [98]

В ряде случаев обман выражается в виде сочетания, комбинации различных форм, например, устной словесной и конклюдентных действий.

За мошеннический обман по уголовному праву должен отвечать также всякий, кто использовал возникшее помимо него заблуждение контрагента в отношении таких обстоятельств (например, недостатков имущества), которые контрагент не мог усмотреть даже при "необходимой с его стороны внимательности". Иными словами, если говорить о случаях купли – продажи имущества, речь идет о сокрытых недостатках имущества, известных продавцу и значительно уменьшающих цену имущества или его "пригодность к обычному или предусмотренному договором употреблению". Что же касается таких недостатков предмета сделки, которые покупатель мог усмотреть при необходимой внимательности или при обыкновенном способе принятия вещей, то одно только умолчание о них, не дает оснований говорить о мошенническом обмане. Вопрос о характере недостатков, т.е. о том, могли ли они быть усмотрены покупателем при необходимости внимательности и т.д., есть вопрос факта. В соответствии со всем этим, что было изложено выше, понятие необходимой внимательности суд должен толковать ограничительно[99] .

Конкретных проявлений обмана на практике существует великое множество. Их можно классифицировать, например, следующим образом[100] :

1) обман относительно действительных намерений;

2) обман в предмете преступления: в его свойствах, качестве, количестве;

3) обман в каких – либо фактах или событиях;

4) обман в личности виновного;

5) обман в игре;

6) так называемый "цыганский обман", или обман с использованием гадания;

7) обман в лечении или целительстве и др.

1. Большое распространение среди различных обманов получил обман в отношении действительных намерений, т.е. получение имущества или прав на него путем ложных обещаний: под предлогом оказания помощи в приобретении дефицитного товара, в прописке, получении жилой площади, поступлении в учебное заведение, изменении судебного приговора и т.д. Жертвами подобных преступлений легко становятся ищущие окольных путей для достижения своих целей. При том потерпевший становится жертвой не только обмана, но и собственного корыстолюбия, стремления к легкой наживе, неразборчивости в средствах. Следует иметь в виду, что многие потерпевшие, желая скрыть неправомерный или аморальный характер собственных действий, либо вообще не заявляют о случившимся (на что и рассчитывает мошенник), либо сообщают неверные сведения о характере следки[101] .

Пленум Верховного Суда СССР указывает по таким делам, что: "получение денег под условием выполнения обязательства, в последующем не выполненного может квалифицироваться как мошенничество, если установлено, что обвиняемый не имел намерения выполнить взятое обязательство и преследовал цель завладеть деньгами"[102] . Так, Б. был осужден за мошенничество. В период с января по 12 апреля 1993 года он лично и через посредников заключал устные и письменные договора с частными лицами, представителями предприятий и организаций на поставку сахарного песка, а с представителем училища культуры – на поставку гречневой крупы. Не имея намерения и возможности выполнить указанные в договорах обязательства, т.е. поставить сахарный песок и гречневую крупу, Б. путем обмана и злоупотребления доверием присвоил полученные по договорам различные суммы денег, которые тратил на свои личные нужды, выплачивая вознаграждения посредникам за оказанные услуги[103] .

К рассматриваемому способу мошенничества надо отнести и случаи, когда мошенник склоняет какое – либо лицо к даче взятки должностному лицу, принимает на себя функции посредника и присваивает полученные для передачи ценности. В этом случае он несет ответственность не только за мошенничество, но и за подстрекательство к даче взятки[104] . Лицо же, передавшее деньги лжепосреднику, отвечает за покушение на дачу взятки. Если инициатива исходила от лица, дающего взятку, действия лжепосредника не могут быть квалифицированы как подстрекательство к даче взятки, но в случае присвоения им денежных средств, полученных путем обмана или злоупотребления доверием под видом передачи взятки должностному лицу, его действия подлежат квалификации как мошенничество. Так Шайхулов, работая адвокатом, принимал у своих подзащитных денежные средства, направленные на дачу взятке судье, рассматривающему данные уголовные дела. Выступая в роли посредника при передаче взятки, Шайхулов путем злоупотребления доверием своих подзащитных, присваивал переданные ему деньги[105] .

К обману в намерениях относятся и случаи заключения фиктивных сделок. Фиктивная сделка в предпринимательской деятельности – это противоправные действия граждан, совершенные с целью причинения ущерба участнику сделки или третьим лицам посредством введения их в заблуждение относительно действительных обстоятельств и намерений либо путем заведомо неисполнения обязательства по сделке. Анализ судебной практики, изучение материалов деятельности правоохранительных органов показывают, что основными признаками фиктивной сделки являются: 1) введение в заблуждение (до или в момент заключения сделки) другого участника либо третьих лиц относительно фактических обстоятельств сделки или действительных намерений участника; 2) заключение сделки заведомо ненадлежащим лицом (через лжепредприятие, несуществующую организацию, подставное лицо и т.д.; 3) намерение заведомого неисполнения обязательств по договору; 4) прикрытие действительных намерений участника (участников) сделки[106] . Развитие предпринимательской деятельности способствовало распространению такого способа мошеннических действий. Неисполнение договоров по различным гражданско-правовым сделкам само по себе не является принципиальным. В случаях неисполнения обязательств существует судебный порядок взыскания причиненного ущерба. Однако тогда, когда совершаются мошеннические действия, ответственность за которые предусмотрена уголовным законом, виновные должны нести кроме гражданско-правовой и уголовную ответственность.

Способы хищения посредством заключения фиктивных договоров самые разнообразные. В деловом лексиконе предпринимателей словами "кинуть", "бортануть" и пр. обозначаются, как правило, грубые формы мошенничества, когда сделки совершаются от имени несуществующих фирм или через подставных лиц. Особую сложность для квалификации представляют кредитные и другие фиктивные договоры, заключенные в банковской сфере.

По вопросу квалификации такого вида мошеннических действий Верховный Суд РФ указывает, что обманное получение банковского кредита квалифицируется как мошенничество, если материалами дела установлено не просто нецелевое использование заемных средств (это деяние предусмотрено ст.176 УК), а завладение ими с целью обращения в свою собственность: создание лжепредприятия специально для получения кредита, использование подложных документов, совершение других действий, направленных на невозвращение кредита и т.д. Использование не по назначению денежных средств, полученных в банке на законных основаниях, само по себе не может служить доказательством наличия умысла на хищение этих средств[107] .

Обман в намерениях широко распространен и в сфере страхования. Так, мошеннические действия "страховиков", которых лишь условно можно отнести к таковым, поскольку они не намереваются выполнять взятые на себя обязательства, в конечном счете, направлены на завладение страховыми взносами страхователей при отсутствии намерений выполнить (выплатить) страховое возмещение (обеспечение) при наступлении страхового случая. Способы обмана, применяемые для этого, могут быть различными. В связи с этим мошеннические действия "страховиков" в методических целях условно можно разделит на две группы. К первой следует отнести осуществление страховой деятельности фирмами, созданными с нарушением порядка их создания, регистрации, лицензирования, образования уставного фонда и т.п. Эти фирмы можно условно назвать полуфиктивными. Мошенническая деятельность второй группы страховых фирм связана с осознанной выдачей страхователям недействительных страховых полисов, в результате чего последние теряют возможность получения страховой выплаты[108] .

2. Вопрос о предмете мошеннического обмана, т.е. о тех обстоятельствах, к которым может относится обман, предполагает рассмотрение общего определения обстоятельств такого рода и, далее, их оценку с точки зрения причинной связи между действием виновного и результатом мошенничества.

Обстоятельства, могущие составить предмет мошеннического обмана, следует классифицировать по их значению для установления причинной связи между действиями виновного и результатом.

При мошенничестве в качестве оснований деятельности потерпевшего могут выступать предмет сделки, личность контрагента и другие обстоятельства, суждение о которых в конкретном случае определило деятельность обманутого.

Обстоятельства, относящиеся к предмету сделки, можно отнести (разделить) на относящиеся к фактической и к юридической характеристике предмета. К первой группе можно отнести следующие.

Обманы в количестве имеют место в тех случаях, когда виновный передает обманутому условленный эквивалент, но в меньшем количестве, получая в то же время от обманутого имущество, обусловленное за полное количество.

В других случаях обман в количестве, обычно осуществляемый посредством использования подложных документов, заключается в том, что субъект в результате приписок, подчисток и т.п. получает большее количество того или иного имущества, чем то, на которое он имел право, и излишек обращает в свою пользу.

Обманы в качестве могут заключаться в том, что вместо одной вещи контрагенту передается другая, индивидуально определенная или разнящаяся от условленной родовыми признаками: вместо подлинной картины может быть передана копия и т.п. Это – так называемый обман в качестве.

Другой вид обманов в качестве – это так называемые обманы в тесном смысле. В этом случае, в отличие от предыдущего, предметом мошеннического обмана являются признаки, входящие в состав вещи данного рода; сюда относятся продажа позолоченных часов из неблагодарного металла или серебряных за золотые, изношенной автомашины за новую, товаров низкого сорта по цене высшего и т.д.

К категориям обманов в качестве относятся все вообще обманы, имеющие своим предметом всякого рода недостатки имущества, значительно уменьшающие его цену или пригодность к обычному или предусмотренному договором употреблению и делающие имущество недоброкачественным. В этих случаях, бесспорно, имеет место мошенничество, причем важное значение получают все те соображения, которые были изложены выше.

Обман в качестве может быть произведен также ложным указанием результатов, которые должны вызвать использование данного предмета, например, при продаже простой жидкости под видом лекарства.

Существует и обман в цене. Цена принадлежит к числу объективных признаков имущества, она неразрывно связана с характеристикой имущества со стороны его качества и количества. Поэтому назначение высокой цены за вещь заведомо средних достоинств или "нормальной" цены за вещь, не отвечающую своему обычному назначению, по общему правилу, представляет собой и обман в качестве. Вещь, по сути, выдается не за то, чем она является в действительности; в тоже время это обман в цене, т.к субъект назначает за вещь цену, которой она на самом деле не стоит[109] .

Мошеннический обман может относиться также и к юридической характеристике предмета, а именно к принадлежности имущества, к объему прав на него у данного лица. Таким будет, например, случай, когда лицо продает не принадлежащее ему имущество, выдавая его за свое, либо продает заложенную квартиру или доверенность с правом продажи на владение автомобилем, принадлежащим его родственникам. Например, А. имитировал в апреле 1991 года продажу Г., принадлежащего Госснабу Якутской (Саха) республики, автобуса "КАВЗ-327" за 33000 рублей, из которых через посредника от потерпевшего было получено 23000 руб. Остальные 10000 руб. предполагалось получить от Г. после передачи ему технической документации на автобус, который в июле 1991 года был возвращен законному владельцу[110] .

3. Обман в обстоятельствах может касаться различных событий или действий лиц, которые служат основанием для передачи имущества. Это может быть обман о фактах и событиях, которые уже произошли (обман о прошлом), и обман о событиях, которые якобы должны произойти в будущем (обман о будущем). При мошенничестве виновный сообщает сведения о фактах и обстоятельствах, якобы имевших место в действительности, или же им сообщаются сведения хотя и об имевших место фактах, но в извращенном свете. Так, лицо утверждает, что имеет необходимый для получения пенсии стаж, в то время как этого в действительности нет, представляет в учреждение документы на оплату якобы выполненной работы, когда в действительности никакой работы не выполнялось, и т.д.

Часто преступники не сообщают об обстоятельствах, имеющих важное значение в определенной ситуации, используя так называемый "пассивный обман". Данная модель поведения часто используется ими, например, при незаконном получении пенсий, пособий по безработице и т.п. Так за мошенничество был осужден К., который будучи зарегистрирован в качестве безработного в Центре занятости населения и получая пособие по безработице, устроился на работу и получал заработную плату, не уведомив об этом Центр занятости. В результате он продолжал незаконно получать пособие по безработице. Судебная практика свидетельствует о распространенности данного способа совершения мошенничества[111] .

4. Среди обманов в лице можно выделить обманы в тождестве лица и его личных качествах (должностном или общественном положении, профессиональной квалификации и т.п.).

Обманы в тождестве имеют место в том случае, когда субъект выдает себя не за то лицо, в действительности которым является. Обманы в тождестве обычно совершаются путем присвоения чужого или вымышленного имени и фамилии. Обычно, обман в тождестве, относящийся к имени и фамилии, становится способом совершения мошенничества только тогда, когда он используется в качестве средства получения чужого имущества.

К категории обмана в тождестве относятся также случаи, когда субъект, не присваивая себе чужого или вымышленного имени, выдает себя за лицо, находящееся в известных личных, например родственных отношениях с лицом, для которого виновному на этом основании передается имущество. Если указанные личные отношения субъекта являются тем основанием, по которому он получает имущество, его действия образуют состав мошенничества. Во всех случаях обмана в тождестве не имеет значения, в какой форме он учинен (словесно, путем умолчания об истине и т.п.).

Обман в личных качествах это в первую очередь обман в должностном положении лица или в отношении связанных с этим обстоятельством, якобы дающих ему возможность совершить известные действия в пользу обманутого или же воздержаться от совершения действий, которые обманутый расценивает как направленные против его интересов. Так, Р. был осужден за то, что с целью хищения товарно – материальных ценностей зашел в магазин и, представившись сотрудником ФСБ, показав при этом несоответствующее его словам удостоверение, попросил у продавца от имени начальника РОВ товары в долг, обещая сразу же вернуть деньги. Поверив ему, продавец выдал их Р., за что тот расписался, указав чужую фамилию, после чего с похищенным скрылся.

Одной из разновидностей мошенничества в сфере частного предпринимательства является незаконный сбор у населения денег с обещанием высоких доходов фирмами, не имеющими права привлекать средства населения. Обман лежит и в основе деятельности по распространению акций несуществующих компаний (обман в лице).

5. Этот вид обмана существовал всегда, с момента появления первых игр на так называемый "интерес". Карточное шулерство – разновидность мошеннического обмана. В последнее время к этой разновидности обмана присоединился более изощренный обман, осуществляемый при помощи различных лотерей ("лохотронов", как их называют в народе), розыгрышей и т.п. На таких обманах специализируется, как правило, группа лиц, часто характеризующаяся как группа организованная; роли членов этой группы подробно и жестко расписаны и направлены на все более глубокое разжигание азарта у потерпевшего, выманивание у него под предлогом крупного выигрыша значительной денежной суммы[112] .

6. Разумеется, взимание денег или вещей за сам факт гадания (предсказание судьбы и т.п.) преступным, как правило, не является. Однако в целом ряде случаев лицо, пользуясь обманом, далеко выходит за рамки первоначальной договоренности о стоимости "сеанса", предрекая, например, в силу якобы открывшейся "порчи", верную гибель потерпевшему и близким ему людям, если в доме потерпевшего останется хотя бы одна золотая вещь. Степень психологического воздействия цыганки или другого предсказателя на потерпевшего в некоторых случаях настолько велика, что он действует практически под гипнозом, не осознавая себя и не помня впоследствии самого факта передачи своих денег или вещей.

Поэтому, представляется, что, если экспертиза подтверждает подобное воздействие виновного на потерпевшего, здесь нужно ставить вопрос о принципиально иной квалификации содеянного, а именно, об открытом насильственном завладении имуществом, т.е. о насильственном грабеже. Конечно, это не безупречная квалификация. Насилие понимается обычно как физическое воздействие на потерпевшего, причинение ему вреда (вреда здоровью или жизни) путем нанесения ударов и т.п.; как воздействие контактное. В описанной же выше ситуации имеет место воздействие бесконтактное и отсутствует видимый вред здоровью или жизни потерпевшего. Однако каких – либо препятствий для признания возможности рассматривать как насилие гипнотическое воздействие, лишающее потерпевшего способности управлять своими действиями или реально осознавать происходящее с ним, не существует. Что касается вреда, который причиняется в результате такого воздействия, то он как раз и выражается в утрате потерпевшим способности принимать решения самостоятельно и выполнении зомбированных функций, т.е. функций, внушенных ему виновным.

7. Он близок к предыдущему виду мошеннического обмана. В этой разновидности обмана виновный якобы осуществляет лечение потерпевшего, исцеляет его, снимает с него "порчу". Однако на самом деле его действия не имеют никакого отношения к медицине, в том числе народной, или к целительству. Имеет место обман с целью получения денег или имущества потерпевшего.

От подобных фактов мошеннического обмана следует отличать незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью, предусмотренное ст.235 УК РФ. В последнем случае лицо на самом деле занимается лечением больных, хотя и не имеет на это права, и, возможно, достаточной квалификации. В указанном смысле обман здесь отсутствует.

Рассмотренные способы мошеннического обмана, как правило, на практике применяются мошенниками в чистом виде, т.е. самостоятельно, отдельно друг от друга, довольно редко. Чаще всего в мошеннических действиях присутствуют несколько способов обмана, рассмотренных выше, а иногда и сразу все.

Помимо обмана, характеризующего мошеннический способ хищения, в статье 159 УК выделяется еще и злоупотребление доверием, могущее также быть средством преступного завладения имуществом. Злоупотребление доверием чаще всего встречается в сочетании с обманом[113] . Обычно преступник стремится сначала завоевать доверие потерпевшего, чтобы легче совершить обман. Обман во многих случаях не может быть совершен, если бы потерпевший не испытывал бы определенного доверия к обманщику. Поскольку обман используется преступником не только для того, чтобы побудить потерпевшего передать имущество, но и с целью расположить к себе потерпевшего, заручиться его доверием, такой обман выглядит одновременно как злоупотребление доверием. Поэтому злоупотребление и обман в мошенничестве очень часто переплетаются.

Как самостоятельный способ совершения мошенничества вне связи с обманом злоупотребление доверием играет роль значительно реже, но это не значит, что один способ мошенничества поглощается другим.

Под злоупотреблением доверием как способом мошенничества следует понимать использование виновным для незаконного получения чужого имущества особых, доверительных отношений, сложившихся в силу наличия каких – либо обстоятельств между ним и потерпевшим[114] .

Злоупотребление доверием характеризуется тем, что виновный не совершает тех действий, которые способны ввести в заблуждения потерпевшего и заставить его передать имущество, как это происходит при обмане. Оно заключается в том, что виновный использует для получения имущества в целях обращения его в свою или других лиц пользу определенные гражданско-правовые (договорные) отношения, основанные главным образом на доверии сторон или используется тем, что имущество передается ему потерпевшими без соответствующих предосторожностей и оформления, а преступник, воспользовавшись этим, присваивает переданное имущество[115] . Примерами мошеннического хищения, совершаемого посредством злоупотребления доверием, могут быть случаи незаконного получения кредита без соответствующего оформления товаров у продавца магазина и последующего отказа платить за него, передача должностным лицом своему знакомому, другу или родственнику на временное хранение государственных вверенных ему средств, которые в дальнейшем присваиваются этими лицами, таким образом, использовавшим доверие и т.п. [116]

В основе доверия, таким образом, могут лежать как особые юридические отношения (по службе, по договору и т.д.) между лицами, так и чисто фактические отношения (дружба, родство и т.д.).

Мошенничество относится к преступлениям с материальным составом, следовательно, обязательным признаком объективной стороны мошенничества является наступление преступного результата. В соответствии с диспозицией ст.159 УК РФ, данным преступным результатом следует считать либо завладение имуществом, в результате его хищения, либо противоправное приобретение право на имущество. При этом данные деяния влекут причинение ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества. Ущерб заключается в уменьшении наличного имущества потерпевшего, которое в момент хищения находилось в его владении (фондах).

Для правильной квалификации преступного деяния и привлечения виновного к уголовной ответственности за наступившие в результате этого деяния общественно опасные последствия требуется установить наличие причинной связи между деянием и этими последствиями. При мошенничестве эта причинная связь выражаться в создании у обманутого решимости (или в укреплении этой решимости) передать имущество преступнику или другому лицу по его указанию. Поэтому нет состава мошенничества там, где хотя обман и предшествовал переходу имущества или прав на него во владение виновного, но последний не возбуждал и не укреплял у обманутого решимости передать имущество обманщику или другому лицу[117] .

2.4 Субъективная сторона преступления

В отличие от объективной стороны, субъективная сторона отражает внутренние процессы, происходящие в сознательной и волевой сферах лица, совершающего либо готовящего совершить преступление.

Субъективная сторона – это элемент состава преступления, дающий представление о внутренних психических процессах, происходящих в сознании и воле лица, совершающего преступление, характеризующиеся конкретной формой вины, мотивом, целью и эмоциями[118] .

Как было сказано выше объектом мошенничества являются общественные отношения собственности.

Ущерб общественным отношениям собственности причиняется мошенничеством в силу того, что преступник завладевает имуществом, распоряжается им как собственным, обращая его в свою личную пользу или в пользу других лиц.

Такой характер объективной стороны мошенничества дает содержание и субъективной стороне этого преступления и, прежде всего, цели как элементу состава. Основанием для определения цели мошенничества являются характер и направленность деятельности преступника.

Но если объективно общественная опасность мошенничества определяется тем, что преступники, незаконно завладевая имуществом, тем самым причиняют ущерб его собственнику, то и общественно опасной целью является цель преступного обращения этого имущества в свою пользу или в пользу других лиц с тем, чтобы извлечь из этого для себя или для других лиц незаконную материальную выгоду. Таким образом, цель – корыстная.

Корысть при мошенничестве отнюдь не во всех случаях означает извлечение личной имущественной пользы, личной материальной выгоды, а имеет место и тогда, когда эту материальную выгоду приобретает в результате деятельности преступника и другие лица. Корысть имеется и там, где человек стремится нажиться сам, и там, где он ставит своей целью дать нажиться другому, потому что в обоих случаях имеет место стремление отдельных лиц к извлечению выгоды и именно выгоды материальной. И поскольку мошенничество совершается всегда с целью извлечь материальную выгоду для себя лично или для других лиц, в незаконном обогащении которых он так или иначе заинтересован, то целью хищения является цель корыстная[119] .

Однако по – другому следует ставить вопрос о мотиве мошенничества. Мотив – это то, что, отражаясь в сознании субъекта, побуждает его совершать преступление. В основе мотива лежат осознанные побуждения (стремления, желания) к совершению поступка[120] . Мотивами деятельности виновного при преступной передаче имущества другим лицам могут быть не только соображением личной корыстной заинтересованности, но и другие личные мотивы (благодарность за ранее оказанную услугу, помощь для выхода из неблагоприятного материального положения и другое). Между тем цель в любом случае – корыстная. Отсутствие корыстной цели свидетельствует об отсутствии состава мошенничества.

Как и все хищения, мошенничество может быть совершено только с прямым умыслом. Нельзя похитить что – либо по неосторожности. Виновный осознает, что похищаемое имущество является собственностью других лиц. Он сознает также, что не имеет права на это имущество и желает преступно завладеть им. О том, что мошенничество предполагает вину именно в форме прямого умысла свидетельствует ряд обстоятельств. Во – первых, само понятие обмана предполагает умышленный характер соответствующих действий. Во – вторых, мошенничество предполагает цель распорядиться чужим имуществом как своим собственным. Субъект, преследующий цель обратить чужое имущество в свою собственность, сознательно использует заблуждение потерпевшего, отдавая себе, отчет в том, что он достигает цели именно этим путем.

В содержание умысла виновного входит осознание всех обстоятельств, образующих объективные признаки преступления. Ответственность наступает, когда лицо сознает: а) что завладевает чужим имуществом; б) что оно не имеет право на это имущество; в) что завладевает им безвозмездно; г) что совершает завладение определенным способом (путем обмана или злоупотребления доверием) и при наличии либо отсутствии тех обстоятельств, с которыми связана повышенная ответственность (по предварительному сговору группой лиц, неоднократно и т.д.) [121] .

Мошенничество со стороны способа достижения результата обладает рядом особенностей. Эти особенности, естественно, должны получить отражение в сознании преступника, чтобы совершаемое им деяние можно было квалифицировать как мошенничество.

Особенностью мошеннического обмана с объективной стороны является то, что субъект обращает в свою собственность чужое имущество или извлекает выгоду из имущественного действия другого лица путем использования заблуждения потерпевшего в отношении "существенного обстоятельства". Следовательно, мошенник сознает и допускает возможность того, что он достигает своей цели путем использования заблуждения потерпевшего. Это заблуждение может быть вызвано или поддержано им самим, либо может возникнуть независимо от каких – либо его действий. Когда заблуждение вызвано самим субъектом оно может быть вызвано умышленно и с целью склонить потерпевшего к передаче имущества, или же эта цель может возникнуть позднее, после того как субъект, действуя без этой цели, ввел потерпевшего в заблуждение. Заблуждение может быть вызвано виновным также неосторожно или даже случайно: однако вслед за этим виновный, осознает, что потерпевший впал в заблуждение, использует это последнее для обращения имущества в свою собственность или для достижения других результатов, охватываемых понятием мошенничества.

Наиболее характерны для мошеннического обмана случаи, когда субъект умышленно вызывает заблуждение потерпевшего с целью склонить его к передаче имущества или к совершению имущественного действия.

По общему правилу, виновный в мошенничестве стремится внушить потерпевшему такое представление о существенном обстоятельстве, которое не соответствует действительности, имея в виду получить чужое имущество против воли и не в интересах собственника, причем в то же время как бы с согласия последнего. Поэтому виновный стремится внушить потерпевшему такое представление об обстоятельствах сделки или другой операции, связанной с переходом имущества, которое предопределило бы согласие потерпевшего совершить то или иное имущественное действие, не отдавая себе отчета в том, что он действует себе во вред. Очевидно, что это представление не должно, по мысли виновного соответствовать действительному характеру того обстоятельства, к которому оно относится. При этом, исходя из предположения, что его заявление о том или ином обстоятельстве не соответствует действительности, виновный может обладать различной степенью уверенности в том, что это несоответствие на самом деле имеет место. Он может быть уверен в этом или же может считать это вероятным или возможным.

Существенно, однако, что, осознавая несоответствие его заявления действительности, или допуская вероятность либо возможность этого или желая, чтобы дело обстояло, таким образом или равнодушно относясь к этому и т.д., виновный при любой практически возможной комбинации этих условий делает такое заявление.

Если к факту несоответствия своего заявления действительности субъект может относиться по – разному, вопрос о его отношении к заблуждению потерпевшего должен получить другое решение. Заблуждение потерпевшего при мошенничестве, как средство получения имущества, можно сравнить с тем страхом, который преступник стремится внушить потерпевшему, подвергающемуся разбойному нападению, или с теми опасениями которые стремиться вызвать у потерпевшего вымогатель. Таким образом, при мошенничестве рассматриваемого вида (когда заблуждение умышленно вызывается с целью завладения имуществом) виновный предвидит, что его заявление или его действие вызовет заблуждение со стороны потерпевшего и желает, чтобы это заблуждение возникло. В соответствии с тем, что было сказано выше о заблуждении потерпевшего как об одном из звеньев развития причинной связи при мошенничестве, это заблуждение может иметь своим содержанием неправильное представление потерпевшего о своем интересе в совершении или не совершении известного имущественного действия. Конкретно это выражается в том, что потерпевшему внушается ложное представление о его моральной или юридической обязанности или о выгодности или удобстве для него передать имущество виновному или совершить в его пользу имущественное действие. Естественно, что этот конкретный характер заблуждения потерпевшего также охватывается умыслом виновного, по крайней мере, в родовых чертах.

Поскольку дело обстоит таким образом, необходимым признаком мошеннического обмана является осознание субъектом того, что обман осуществляется им в отношении обстоятельства, существенного для образования на стороне потерпевшего согласия передать имущество или совершить имущественное действие. В противном случае нельзя было бы считать, что виновный отдавал себе отчет, хотя бы в родовых чертах, в том, как будет развиваться причинная связь между его действием и наступившим результатом, иными словами, нельзя было бы считать, что виновный предвидел наступление этого результата.

Что касается тех случаев, когда виновный использует заблуждение потерпевшего, возникшее в результате действий виновного, однако совершенных без цели вызвать заблуждение, то нет никаких оснований не усматривать в них состава мошенничества. Субъект в этих случаях желает обратить имущество в свою пользу, сознавая при этом, что он завладеет им вследствие заблуждения потерпевшего; следовательно, он допускает, что потерпевший, соглашаясь передать имущество, действует не в своей действительной воле и не в своем интересе. Иными словами, виновный отдает себе отчет в том, что потерпевший, если бы он не был введен в заблуждение, воздержался бы от передачи имущества. Таким образом, в рассматриваемых случаях психическое отношение виновного к своему действию и к его результату удовлетворяет (как со стороны сознания, так и со стороны желания) существенным признакам вины при совершении мошеннического обмана[122] .

В соответствии со всем вышесказанным, одним из обязательных является установление на основе анализа всей совокупности действий преступников, их содержания и направленности, наличия умысла на завладение чужим имуществом или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием. Точное установление умысла и цели при расследовании преступлений обеспечивает правильную квалификацию деяния и назначение справедливого наказания.

2.5 Субъект преступления

Понятие субъекта преступления, уяснение его психофизических свойств или признаков играет важную роль при привлечении человека к уголовной ответственности и назначении ему наказания за совершение преступления[123] .

Субъект преступления – это лицо, совершившее общественно опасное деяние и способное, в соответствии с законом, нести за него уголовную ответственность.

Мошенничество представляет собой необычный вид посягательств на собственность и с точки зрения социально – психологической характеристики личности виновных лиц, особой типологии преступников, использующих данный способ. Преступники этого типа – своего рода "артисты" преступного мира. Нередко они действуют в составе тесно сплоченных групп, где каждый из участников разыгрывает своего рода тщательно отрепетированную роль в месте совершения преступления. В составе группы совершается примерно четвертая часть всех посягательств.

Мошенники изобретательны в махинациях, искусны в разработке методов обмана, тщательно, вплоть до мельчайших деталей, готовят намеченное преступление. По общему правилу, они коммуникабельны, изворотливы, быстро ориентируются в обстановке, умеют расположить к себе чересчур доверчивых граждан.

Матерые мошенники, избравшие своим ремеслом завладение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, представляют собой, по сути, некий тип профессионального преступника, незаконный доход которого является основным или существенным источником существования. Из статистики о количестве лиц, осужденных за мошенничество в Российской Федерации за 2005 год видно, что большинство, а именно почти 2/3 из всех выявленных лиц, совершивших мошенничество, это лица без постоянного источника дохода (64,1%). Среди них почти каждый девятый (10,8%) – безработный[124] .

Исходя из понятия субъекта преступления, необходимо, чтобы лицо, совершившее преступление, находилось во вменяемом состоянии. Следовательно, один из признаков субъекта преступления – вменяемость. Вменяемость – есть способность лица сознавать во время совершения преступления фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, обуславливающая возможность лица признаваться виновным и нести уголовную ответственность за содеянное, т.е. юридическая предпосылка вины и уголовной ответственности[125] .

В следственной и судебной практике по борьбе с мошенничеством вопросы вменяемости возникают редко в силу самого характера тех действий, путем которых оно совершается[126] .

Дело в том, что сегодняшняя обстановка в стране, в частности в экономике предъявляют "большие требования" к личности преступника. На данный момент прослеживается высокий уровень образования преступников, совершающих противозаконные деяния в экономической сфере.

Криминальные элементы порой находятся в тесной взаимосвязи с работниками госаппарата, руководителями банковских структур, других органов[127] .

Вторым признаком субъекта преступления является достижение им возраста уголовной ответственности.

Статья 20 УК 19996 года устанавливает, что уголовной ответственности подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось шестнадцать лет. По достижении этого возраста несовершеннолетние становятся дееспособными, они могут устраиваться на работу, им выдается паспорт. Таким образом, не только уголовное, но и гражданское, трудовое и административное законодательство исходят из того, что по достижении шестнадцати лет несовершеннолетний по уровню своего психологического развития в состоянии действовать на основе здравого рассудка и вполне может осознавать общественно опасный характер своих действий и их возможные последствия. Можно считать, что наступление уголовной ответственности с шестнадцати лет и за мошенничество является достаточно обоснованным.

Вообще мошенничество как преступление требует от субъекта во многих случаях определенных знаний, умений, опыта. Такими качествами человек в шестнадцать лет может и не обладать. Но помимо крупных и сложных махинаций в обществе продолжает совершаться и простые, "легкие" мошенничества, которые способен понять и осуществить несовершеннолетний в шестнадцать лет. Именно из этого исходил законодатель, устанавливая уголовную ответственность за мошенничество с шестнадцатилетнего возраста.

Статистика в Российской Федерации показывает, что большинство лиц, осужденных за мошенничество в 2005 году, а именно, 51,2% совершили преступления в возрасте от 18 до 29 лет; 39,9% – в возрасте от 30 лет и старше и только 8,9% – в возрасте до 18 лет[128] .

Таким образом, субъектом мошенничества может быть физическое, вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-ти летнего возраста.

Уголовный кодекс во многих своих нормах предусматривает уголовную ответственность не только для лиц, подпадающих под общие признаки субъекта преступления, т.е. достижение возраста и вменяемость, но и для лиц, обладающих особыми свойствами (признаками) – специальных субъектов.

Специальный субъект преступления, кроме общих признаков, обладает дополнительными признаками, указанными в диспозиции уголовно – правовой нормы, отражающими специфические свойства преступника. Указание в диспозиции нормы на признаки специального субъекта означает, что не всякое вменяемое физическое лицо, совершившее преступление, может быть привлечено к уголовной ответственности. Уголовное законодательство порой ограничивает круг лиц, которые могут нести уголовную ответственность путем указания на определенные, специфические черты субъекта.

По отношению к мошенничеству о специальном субъекте говориться в ч.3 ст.159 УК – "мошенничество, совершённое лицом с использованием своего служебного положения".

Злоупотребление должностными полномочиями для мошенничества возможно лишь по месту службы должностного лица и в пределах тех функциональных обязанностей, которые на него возложены, причем в компетенцию виновного должны входить определенные правомочия в отношении имущества или по месту его работы, или в контролируемых им подразделениях. Если же должностное лицо, используя свой авторитет, положение, оказывает давление на других людей, склоняя их к совершению хищения, то оно подлежит уголовной ответственности за соучастие в преступлении.

Похищенное имущество может перейти к расхитителю в результате совершения юридически значимых действий, дающих лицу определенные права на материальные ценности. Например, умышленное незаконное получение должностным лицом государственных или общественных средств в качестве премий, надбавок к зарплате, пособий и других выплат должно квалифицироваться по п. "в" части 2 статьи 159 УК РФ, как заведомо незаконное назначение или выплата должностным лицом в корыстных целях государственных или общественных средств в качестве платежей лицам, не имеющим права на их получение.

Как мошенническое хищение должно квалифицироваться также обращение в свою собственность средств по заведомо фиктивным трудовым или иным договорам под видом зарплаты, вознаграждения за работу или услуги, которые фактически не выполнялись или были выполнены не в полном объеме, совершенное по сговору между должностными лицами, заключившими сделку.

Мошенническое хищение с использованием своего служебного положения наиболее часто происходит в торговле, отраслях агропромышленного комплекса, строительстве, сфере бытового обслуживания и других сферах услуг[129] .

Мошенничество – это форма хищения, получившая весьма широкое распространение в условиях рыночной экономики и свободы предпринимательской деятельности. И, прежде всего, это связано с появлением новых его видов, ранее не известных российскому уголовному праву. В связи с принятием нового Уголовного кодекса, нововведения коснулись и состава мошенничества. Все эти вопросы еще требуют тщательного изучения и дальнейшего осмысления.

Заключение

Экономические и политические реформы, происходящие в России, формирование правового государства определили необходимость коренного преобразования российской правовой системы, в том числе уголовного законодательства. В этих законах отражена новая система приоритетов среди правоохраняемых ценностей, признание того, что высшей ценностью является человек, его права и свободы, а также имущество и право на имущество. Человек, чтобы жить и развиваться должен иметь все необходимое для этого (дом, одежду, продукты питания). Все это человек приобретает своим трудом, но имеется отдельная категория людей, которые являются охотниками "легкой наживы". Российское законодательство выделяет 6 форм хищения чужого имущества. Самое опасное хищение – это мошенничество. В России мошенничество понимается только как преступление против собственности и законодательная формулировка состава данного преступления произведена значительно более широкими мазками. Специфика мошенничества состоит в способе его совершения. В отличие от многих других преступлений, которым присущ физический (операционный) способ, при мошенничестве способ действий преступника носит информационный характер, либо строится на особых доверительных отношениях, сложившихся между виновным и потерпевшей стороной.

Своеобразие данного преступления состоит в том, что с внешней стороны оно проявляется в "добровольном" отчуждении имущества самим собственником и передаче его преступнику. Последний же, прибегая к обману или злоупотреблению доверием, непосредственно изымает имущество из чужого владения. Но фальсифицируя таким путем сознание и волю потерпевшего или злоупотребляя доверием мошенник достигает цели безвозмездного обращения переданного ему имущества в свою пользу. Обман и злоупотребление доверием выступают здесь в качестве внешних форм самого преступного поведения мошенника. Судебная практика показывает, что очень сложно правильно квалифицировать такое преступное деяние, как мошенничество.

Проблема возникает в том, чтобы привлечь к уголовной ответственности за мошенничество можно только в том случае, если доказано, что преступник действовал умышленно. На практике это очень сложно доказать. Так как многие правоохранительные органы имеют очень малое представление, как ловок может быть мошенник в своем деле, способы совершения мошенничества очень разнообразны и немногие могут выявить это сразу.

Право частной собственности, на которое посягает мошенник охраняется законом – гласит ч.1 ст.35 ГК РФ. Однако на практике, с которой повсеместно сталкивается гражданин России это невозможно использовать.

Так, право на чужое имущество может быть закреплено в различных документах, например в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, в различных видах ценных бумаг.

Индоссамент, совершенный на ценной бумаге, переносит все права, удостоверенные ею, на лицо, которому они передаются. Бланковый индоссамент вообще не содержит указания на лицо, которому переданы имущественные права (т.146 ГК РФ).

Кроме того, лицо может подделать и другие документы гражданско-правового характера: завещание, доверенность, ведомость или расходный кассовый ордер на получение денежных средств, коммерческий договор и т.п.

Именно документы, содержащие указания на имущественные права, включая их приобретение, нередко бывают, как показывает практика, предметом различных мошеннических операций. Причем с момента получения мошенником такого документа, на основании обладания которым он приобрел право на имущество, преступление признается оконченным независимо от того, удалось ли мошеннику получить по нему соответствующее имущество в натуре или в денежном эквиваленте.

По масштабам причинения вреда особую группу экономических преступлений составляют мошеннические хищения в области кредитно – денежных отношений. Сфера банковского капитала стала в последние годы одним из самых криминогенных секторов отечественной экономики.

Один из распространенных способов мошенничества в данной сфере – присвоение предпринимательскими структурами кредитов и ссуд. Использование полученных ссуд и кредитов не по целевому назначению ранее влекло лишь гражданско-правовую ответственность.

В настоящее время в УК имеется ст.177 "Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности" Но ст.177 УК РФ, как говорится, почти "не работает". Это объясняется рядом объективных и субъективных причин.

Поэтому представляется затруднительной квалификация противоправных действий злоумышленника: если он заведомо и умышленно получил кредит, чтобы не вернуть его, – это состав ст.159 УК либо ст.176 УК "Незаконное получение кредита" или их совокупность. Ну а если умысел не доказан или представляется затруднительным (получение кредита путем обмана или злоупотребления доверием), то возможна квалификация сразу по трем статьям УК: 177, п.1 ст.312 и 315 либо по одной из них, либо только по двум, но по которым? Ответ представляется затруднительным, ибо разграничение составов ст.177, п.1 ст.312 и 315 УК друг от друга скорее имеет теоретический характер, нежели практический.

Итак, отграничение мошенничества (ст.159 УК) от составов ст.177, п.1 ст.312, ст.315, а равно при необходимости квалификации их в определенной совокупности – дело затруднительное.

Провести отличие мошенничества, предусмотренного ст.159 УК, от других преступлений в сфере экономической деятельности, совершаемых с помощью обмана, можно все-таки по объекту. Так, мошенничество является однообъективным преступлением, посягающим на чужую собственность. Преступления в сфере экономической деятельности имеют два объекта (посягают не только на собственность, но и на нормальную экономическую деятельность хозяйствующих субъектов).

Из нововведений, касающихся мошенничества, следует назвать появление нового квалифицирующего признака в ст.159 УК – "мошенничество с использованием своего служебного положения".

Законодатель ввел этот новый квалифицирующий признак не случайно, поскольку большое количество мошеннических хищений совершаются лицами, использующими при этом свое служебное положение.

В последнее время немалое распространение получило также мошенничество в страховой сфере. Страховой бизнес представляет собой деятельность компаний, берущих на себя обязательство в обмен на регулярные взносы выплатить компенсацию убытков в случае пожара, стихийного бедствия, аварии и т.п. Что же такое страховое мошенничество? Это попытки получить возмещение или отказаться от его выплаты без должных оснований, предусмотренных законом, правилами страхования или договором. Неполное внесение страховой премии. Сокрытие важной информации при заключении договора страхования, в результате чего появляется незаконная прибыль. Существует более десяти способов страхового мошенничества.

Несмотря на то, что Уголовный кодекс Российской Федерации значительно расширил уголовную ответственность за экономические преступления, он не лишен ряда пробелов, связанных с мошенничеством, – не учтены некоторые типичные способы его проявления.

Один из таких пробелов в законе – отсутствие статьи, предусматривающей уголовную ответственность за причинение ущерба потерпевшему и фактические хищения при помощи телефонов и компьютеров.

Бурно развивающаяся рыночная экономика определенным образом влияет и на появление неизвестных уголовному законодательству преступлений, таких как: хакерство и радиопиратство. В свою очередь, уголовное законодательство не успевает отслеживать столько стремительное развитие научно-технического прогресса, а тем более оперативно реагировать на проявления и появления новых "видов" и "подвидов" преступлений, особенно в области высоких технологий.

Рассматривая проблемы, возникающие при раскрытии, квалификации такого деяния, как мошенничество, правоохранительные органы, суды, граждане сталкиваются с множеством проблем из – за несовершенства нашего законодательства. Если мы рассмотрим нормативные акты, регулирующие вопросы мошенничества, то увидим, что нормативная база на которую мы делаем ссылки давно устарела, но еще не придумана новая.

Список использованных источников

Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. – Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2003. – 47 с.

2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: принят Гос. Думой 20 декабря 2001 г., одобрен Советом Федерации 30 декабря 2001 г.: с изм. и доп. на 16 августа 2006 г. (в ред. Федеральных законов от 25.04. 2002 N 41-ФЗ, от 25.07. 2002 N 112-ФЗ, от 30.10. 2002 N 130-ФЗ, от 31.10. 2002 N 133-ФЗ, от 31.12. 2002 N 187-ФЗ, от 30.06. 2003 N 86-ФЗ, от 04.07. 2003 N 94-ФЗ, от 04.07. 2003 N 103-ФЗ, от 11.11. 2003 N 138-ФЗ, от 11.11. 2003 N 144-ФЗ, от 08.12. 2003 N 161-ФЗ, от 08.12. 2003 N 169-ФЗ, от 23.12. 2003 N 185-ФЗ, от 09.05. 2004 N 37-ФЗ, от 26.07. 2004 N 77-ФЗ, от 28.07. 2004 N 93-ФЗ, от 20.08. 2004 N 114-ФЗ, от 20.08. 2004 N 118-ФЗ, от 25.10. 2004 N 126-ФЗ, от 28.12. 2004 N 183-ФЗ, от 28.12. 2004 N 187-ФЗ, от 30.12. 2004 N 211-ФЗ, от 30.12. 2004 N 214-ФЗ, от 30.12. 2004 N 219-ФЗ (ред.21.03. 2005), от 07.03. 2005 N 14-ФЗ, от 07.03. 2005 N 15-ФЗ, от 21.03. 2005 N 19-ФЗ, от 21.03. 2005 N 21-ФЗ, от 22.04. 2005 N 38-ФЗ, от 09.05. 2005 N 45-ФЗ, от 18.06. 2005 N 66-ФЗ, от 02.07. 2005 N 80-ФЗ, от 02.07. 2005 N 82-ФЗ, от 21.07. 2005 N 93-ФЗ, от 21.07. 2005 N 113-ФЗ, от 22.07. 2005 N 120-ФЗ, от 27.09. 2005 N 124-ФЗ, от 05.12. 2005 N 156-ФЗ, от 19.12. 2005 N 161-ФЗ, от 26.12. 2005 N 183-ФЗ, от 27.12. 2005 N 193-ФЗ, от 31.12. 2005 N 199-ФЗ, от 05.01. 2006 N 7-ФЗ, от 05.01. 2006 N 10-ФЗ, от 02.02. 2006 N 19-ФЗ, от 03.03. 2006 N 30-ФЗ, от 16.03. 2006 N 41-ФЗ, от 15.04. 2006 N 47-ФЗ, от 29.04. 2006 N 57-ФЗ, от 08.05. 2006 N 65-ФЗ, от 03.06. 2006 N 73-ФЗ, от 03.06. 2006 N 78-ФЗ, от 03.07. 2006 N 97-ФЗ, от 18.07. 2006 N 111-ФЗ, от 18.07. 2006 N 121-ФЗ, от 26.07. 2006 N 133-ФЗ, от 26.07. 2006 N 134-ФЗ, от 27.07. 2006 N 139-ФЗ, от 27.07. 2006 N 153-ФЗ, от 16.10. 2006 N 160-ФЗ, от 03.11. 2006 N 181-ФЗ, от 03.11. 2006 N 182-ФЗ, от 05.11. 2006 N 189-ФЗ, от 04.12. 2006 N 201-ФЗ, от 04.12. 2006 N 203-ФЗ, от 18.12. 2006 N 232-ФЗ, от 29.12. 2006 N 258-ФЗ, от 29.12. 2006 N 262-ФЗ, от 30.12. 2006 N 266-ФЗ, от 30.12. 2006 N 270-ФЗ, от 09.02. 2007 N 19-ФЗ, от 29.03. 2007 N 39-ФЗ, от 09.04. 2007 N 44-ФЗ, от 09.04. 2007 N 45-ФЗ, от 20.04. 2007 N 54-ФЗ, от 07.05. 2007 N 66-ФЗ, от 10.05. 2007 N 70-ФЗ, от 22.06. 2007 N 116-ФЗ, от 19.07. 2007 N 141-ФЗ, от 24.07. 2007 N 204-ФЗ, от 24.07. 2007 N 210-ФЗ, от 24.07. 2007 N 211-ФЗ, от 24.07. 2007 N 218-ФЗ, от 02.10. 2007 N 225-ФЗ, от 18.10. 2007 N 230-ФЗ, от 08.11. 2007 N 257-ФЗ, от 27.11. 2007 N 273-ФЗ, от 01.12. 2007 N 304-ФЗ, от 06.12. 2007 N 333-ФЗ, от 03.03. 2008 N 21-ФЗ, от 29.04. 2008 N 58-ФЗ, от 13.05. 2008 N 66-ФЗ, от 16.05. 2008 N 74-ФЗ, с изм., внесенными Федеральным законом от 24.07. 2007 N 212-ФЗ) – М.: ОМЕГА – Л, 2006. – 301 с.

3. Уголовный кодекс Российской Федерации: принят Гос. Думой 24 мая 1996 г., одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 г.: с изм. и доп. на 1 октября 2006 г. (в ред. Федеральных законов от 27.05. 1998 N 77-ФЗ, от 25.06. 1998 N 92-ФЗ, от 09.02. 1999 N 24-ФЗ, от 09.02. 1999 N 26-ФЗ, от 15.03. 1999 N 48-ФЗ, от 18.03. 1999 N 50-ФЗ, от 09.07. 1999 N 156-ФЗ, от 09.07. 1999 N 157-ФЗ, от 09.07. 1999 N 158-ФЗ, от 09.03. 2001 N 25-ФЗ, от 20.03. 2001 N 26-ФЗ, от 19.06. 2001 N 83-ФЗ, от 19.06. 2001 N 84-ФЗ, от 07.08. 2001 N 121-ФЗ, от 17.11. 2001 N 144-ФЗ, от 17.11. 2001 N 145-ФЗ, от 29.12. 2001 N 192-ФЗ, от 04.03. 2002 N 23-ФЗ, от 14.03. 2002 N 29-ФЗ, от 07.05. 2002 N 48-ФЗ, от 07.05. 2002 N 50-ФЗ, от 25.06. 2002 N 72-ФЗ, от 24.07. 2002 N 103-ФЗ, от 25.07. 2002 N 112-ФЗ, от 31.10. 2002 N 133-ФЗ, от 11.03. 2003 N 30-ФЗ, от 08.04. 2003 N 45-ФЗ, от 04.07. 2003 N 94-ФЗ, от 04.07. 2003 N 98-ФЗ, от 07.07. 2003 N 111-ФЗ, от 08.12. 2003 N 162-ФЗ, от 08.12. 2003 N 169-ФЗ, от 21.07. 2004 N 73-ФЗ, от 21.07. 2004 N 74-ФЗ, от 26.07. 2004 N 78-ФЗ, от 28.12. 2004 N 175-ФЗ, от 28.12. 2004 N 187-ФЗ, от 21.07. 2005 N 93-ФЗ, от 19.12. 2005 N 161-ФЗ, от 05.01. 2006 N 11-ФЗ, от 27.07. 2006 N 153-ФЗ, от 04.12. 2006 N 201-ФЗ, от 30.12. 2006 N 283-ФЗ, от 09.04. 2007 N 42-ФЗ, от 09.04. 2007 N 46-ФЗ, от 10.05. 2007 N 70-ФЗ, от 24.07. 2007 N 203-ФЗ, от 24.07. 2007 N 211-ФЗ, от 24.07. 2007 N 214-ФЗ, от 04.11. 2007 N 252-ФЗ, от 01.12. 2007 N 318-ФЗ, от 06.12. 2007 N 333-ФЗ, от 06.12. 2007 N 335-ФЗ, от 14.02. 2008 N 11-ФЗ, от 08.04. 2008 N 43-ФЗ, от 13.05. 2008 N 66-ФЗ) – Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2006. – 191 с.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации: принят Гос. Думой 21 октября 1994 г., одобрен Советом Федерации 2 ноября 1994 г.: с изм. и доп. на 27 июля 2006 г. (в ред. Федеральных законов от 20.02. 1996 N 18-ФЗ, от 12.08. 1996 N 111-ФЗ, от 08.07. 1999 N 138-ФЗ, от 16.04. 2001 N 45-ФЗ, от 15.05. 2001 N 54-ФЗ, от 21.03. 2002 N 31-ФЗ, от 14.11. 2002 N 161-ФЗ, от 26.11. 2002 N 152-ФЗ, от 10.01. 2003 N 15-ФЗ, от 23.12. 2003 N 182-ФЗ, от 29.06. 2004 N 58-ФЗ, от 29.07. 2004 N 97-ФЗ, от 29.12. 2004 N 192-ФЗ, от 30.12. 2004 N 213-ФЗ, от 30.12. 2004 N 217-ФЗ, от 02.07. 2005 N 83-ФЗ, от 21.07. 2005 N 109-ФЗ, от 03.01. 2006 N 6-ФЗ, от 10.01. 2006 N 18-ФЗ, от 03.06. 2006 N 73-ФЗ, от 30.06. 2006 N 93-ФЗ, от 27.07. 2006 N 138-ФЗ, от 03.11. 2006 N 175-ФЗ, от 04.12. 2006 N 201-ФЗ, от 18.12. 2006 N 231-ФЗ, от 18.12. 2006 N 232-ФЗ, от 29.12. 2006 N 258-ФЗ, от 05.02. 2007 N 13-ФЗ, от 26.06. 2007 N 118-ФЗ, от 19.07. 2007 N 197-ФЗ, от 02.10. 2007 N 225-ФЗ, от 01.12. 2007 N 318-ФЗ, от 06.12. 2007 N 333-ФЗ, от 13.05. 2008 N 68-ФЗ) – Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2006. – 496 с.

5. Уголовный кодекс РСФСР: с изм. и доп. на 5 мая 1990 г. – М.: Юридическая литература, 1990. – 187 с.

6. О жилищных накопительных кооперативах: федеральный закон РФ от 30 декабря 2004 г. № 215-ФЗ [с изм. и доп. от 16 октября 2006 г.] // "Гарант" – правовая справочная система.

7. О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих: федеральный закон РФ от 20 августа 2004 г. № 117-ФЗ [с изм. и доп. от 4 декабря 2007 г.] // "Гарант" – правовая справочная система.

8. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон РФ от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ [с изм. и доп. от 5 января 2006 г.] // "Гарант" – правовая справочная система.

9. О несостоятельности (банкротстве): федеральный закон РФ от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ [с изм. и доп. от 1 декабря 2007 г.] // "Гарант" – правовая справочная система.

10. Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации: федеральный закон РФ от 24 июля 2002 г. № 111-ФЗ [с изм. и доп. от 2 февраля 2006 г.] // "Гарант" – правовая справочная система.

11. Об оценочной деятельности в Российской Федерации: федеральный закон РФ от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ [с изм. и доп. от 24 июля 2007 г.] // "Гарант" – правовая справочная система.

12. О сельскохозяйственной кооперации: федеральный закон РФ от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ [с изм. и доп. от 26 июня 2007 г.] // "Гарант" – правовая справочная система.

13. О банках и банковской деятельности: федеральный закон РФ от 2 декабря 1990 г. № 395-1 [с изм. и доп. от 3 марта 2008 г.] // "Гарант" – правовая справочная система.

14. Об обеспечении взаимодействия государственных органов в борьбе с правонарушениями в сфере экономики: указ Президента РФ от 3 марта 1998 г. № 224 // "Гарант" – правовая справочная система.

Литература

1. Аминов, Д.И. Полный курс уголовного права России в таблицах и схемах / Д.И. Аминов. – М.: Филинъ, 1999. – 432 с.

2. Базаров, Р.А. Криминологическая характеристика преступлений против собственности, совершаемая путём обмана или злоупотребления доверием / Р.А. Базаров, К.В. Михайлов. – Челябинск: изд – во Челяб. ун – та, 2002. – 118 с.

3. Белозёрова, И.И. Личность преступника и её криминологический аспект / И.И. Белозёрова // Следователь. – 1998. – № 4. – С.50 – 51.

4. Билоконь, А.Г. Уголовное право в вопросах и ответах / А.Г. Билоконь. – М.: Ось – 89, 1997. – 288 с.

5. Борзенков, Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации) / Г.Н. Борзенков. – М.: Юридическая литература, 1971. – 567 с.

6. Борзенков, Г.Н. Личная собственность под охраной закона / Г.Н. Борзенков. – М.: Знание, 1985. – 64 с.

7. Василец А.А. Мошенничество в страховании. Уголовно – правовой аспект / А.А. Василец // Юридическая и правовая работа в страховании. – 2005. – № 3. – С.1 – 8.

8. Верин, Н.И. Преступления в сфере экономики: учебно – практическое пособие / Н.И. Верин. – М.: Дело, 1999. – 200 с.

9. Ветров, Н.И. Уголовное право. Особенная часть / Н.И. Ветров. – ЮНИТИ – ДАНА, Закон и право, 2000. – 527 с.

10. Владимиров, В.А. Ответственность за корыстные посягательства на государственную собственность / В.А. Владимиров, Ю.И. Ляпунов. – М.: Юридическая литература, 2006. – 224 с.

11. Волженкин, Б.В. Служебные преступления / Б.В. Волженкин. – М.: Юристъ, 2000. – 368 с.

12. Гаухман, Л.Д. Квалификация преступлений (понятие, значение и правила) / Л.Д. Гаухман. – М.: Изд – во академии МВД СССР, 1991. – 67 с.

13. Гаухман, Л.Д. Объект преступления: лекция / Л.Д. Гаухман. – изд – во Академии МВД РФ, 1992. – 78 с.

14. Гаухман, Л.Д. Ответственность за преступления против собственности / Л.Д. Гаухман, С.В. Максимов. – М.: Учебно – консультационный центр "ЮрИнфоР", 1997. – 294 с.

15. Гаухман, Л.Д. Уголовное право: Часть общая. Часть особенная / Л.Д. Гаухман. – М.: Юриспруденция, 1999. – 784 с.

16. Гаухман, Л.Д. Ответственность за преступления против собственности / Л.Д. Гаухман, С.В. Максимов. – М.: Эксмо, 2001. – 310 с.

17. Гаухман, Л.Д. Уголовное право: общая и особенная части / Л.Д. Гаухман, А.А. Энгельгард. – М.: "АО" Центр ЮрИнфоР, 2001. – 288 с.

18. Гаухман, Л.Д. Уголовное право: Особенная часть / Л.Д. Гаухман, С.В. Максимов. – М.: Эксмо, 2004. – 704 с.

19. Гладилин, В.В. Временное позаимствование в уголовном праве: вопросы ответственности / В.В. Гладилин. – М.: Волтерс Клувер, 2006. – С.117.

20. Григорьева, Л.В. Уголовная ответственность за мошенничество в условиях новых экономических отношений: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Л.В. Григорьева. – Саратов: изд – во Саратовской государственной академии права, 1996. – 34 с.

21. Гуев, А.Н. Комментарий к Уголовному кодексу для предпринимателей / А.Н. Гуев. – М.: Экзамен, 2006. – 169 с.

22. Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 2 т.; т.2 / В.И. Даль. – М.: Русский язык, 1989. – С.376.

23. Демидов, В.В. Уголовный закон в практике мирового судьи – научно – практическое пособие / В.В. Демидов. – Ростов н/Д: Феникс, 2006. – 298 с.

24. Дьячков, А.М. Расследование мошенничества в сфере бизнеса / А.М. Дьячков. – Ростов н/Д: Феникс, 2007. – 284 с.

25. Елисеев, С.А. Преступления против собственности по уголовному законодательству России (вопросы теории) / С.А. Елисеев. – Томск: Изд – во Том. Университета, 1999. – 176 с.

26. Есаков, Г.А. Настольная книга судьи по уголовным делам / Г.А. Есаков. – М.: ТК Велби, Проспект, 2007. – 576 с.

27. Журавлёв, М.П. Российское уголовное право: Особенная часть / М.П. Журавлёв, С.И. Никулин. – М.: Спарк, 1998. – 495 с.

28. Завидов, Б.Д. О понятии мошенничества и его видоизменениях в уголовном праве России / Б.Д. Завидов // Российский следователь. – 1999. – № 2. – С.20 – 28.

29. Здравомыслов, Б.В. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Б.В. Здравомыслов. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрист, 2000. – 552 с.

30. Иванов, В.Д. . Уголовное право. Особенная часть / В.Д. Иванов. – Ростов н/Д: Феникс, 2002. – 512 с.

31. Иванов, Н.Г. Уголовное право России. Общая и особенная части / Н.Г. Иванов. – М.: Экзамен, 2003. – 768 с.

32. Казаченко, И.Я. Уголовное право России. Особенная часть / И.Я. Казаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новосёлов. – М.: Норма – ИНФРА – М, 1998. – 768 с.

33. Качурин, Д.В. Уголовная ответственность за обман и злоупотребление доверием (мошенничество) в отношении предприятий, организаций и коммерческих структур с различными формами собственности в период рыночных отношений: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Д.В. Качурин. – М.: из – во юридического института МВД РФ, 1996. – 78 с.

34. Кашепов, В.П. О динамике развития уголовного законодательства России / В.П. Кашепов // Российская юстиция. – 2006. – № 6. – С.14 – 18.

35. Клепицкий, С.К. Мошенничество и правонарушения гражданско – правового характера / С.К. Клепицкий // Законность. – 1995. – № 7. – С.41 – 43.

36. Клепицкий, И.А. Недвижимость как предмет хищения и вымогательства / И.А. Клепицкий // Государство и право. – 2000. – № 12. – С.11 – 19.

37. Ковбенко, Н.Д. Причины и условия, детерминирующие мошенничество / Н.Д. Ковбенко // Российская юстиция. – 2008. – № 3. – С.45 – 47.

38. Колоколов, Н.А. Ростовщичество "под крышей" государства / Н.А. Колоколов // Юрист. – 2001. – № 5. – с. 20.

39. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. С.А. Разумова, Г.Н. Борзенкова, В.П. Верина. – М.: Юрайт – Издат, 2004. – 648 с.

40. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный) / под ред.Л. Л. Кругликова. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – 455 с.

41. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под. ред.А. А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. – М.: Юрайт – Издат, 2006. – 583 с.

42. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред.В.И. Радченко, А.С. Михлина. – СПб.: Питер, 2007. – 631 с.

43. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред.В.М. Лебедева. – М.: Юрайт, 2007. – 558 с.

44. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред.А.И. Рарога. – 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2008. – 672 с.

45. Коржанский, Н.И. Предмет преступления (понятие, виды и значение для квалификации) / Н.И. Коржанский. – Волгоград: изд-во Высшей следственной школы МВД РФ, 1998. – 112 с.

46. Косых, С.В. Мошенничество и борьба с ним (уголовно – правовое и криминалогическое исследование на материалах транспорта): автореф. дис. … канд. юрид. наук / С.В. Косых. – М.: изд – во Академии МВД СССР, 1990. – 28 с.

47. Кочои, С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности / С.М. Кочои. – М.: Юристъ, 2005. – 237 с.

48. Кудрявцева, В.Н. Уголовное право России / В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумов. – М.: Юристъ, 1999. – 648 с.

49. Куринов, Б. О некоторых научно – правовых аспектах криминологической характеристики мошенничества / Б. Куринов // Государство и право. – 2005. – № 12. – С.108 – 111.

50. Ларичев, В.Д. Мошенничество / В.Д. Ларичев. – 2-е изд., испр. – Центр ЮрИнформ, 2002. – 61 с.

51. Лебедев, В.М. Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / В.М. Лебедев. – М.: Спарк, 2001. – 1168 с.

52. Лимонов, В.Н. Мошенничество: уголовно – правовая и криминологическая характеристики / В.Н. Лимонов. – М.: Норма, 2000. – 108 с.

53. Литвинов, В.И. Корыстные посягательства на личную собственность и их предупреждение / В.И. Литвинов. – Минск: изд – во Минского ун – та, 2000. – С.109.

54. Лопашенко, Н.А. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону / Н.А. Лопашенко. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – 387 с.

55. Ляпунов, Ю. Ответственность за вымогательство / Ю. Ляпунов // Социалистическая законность. – 1989. – № 6 – С.31 – 38.

56. Мазур, С. Особенности квалификации отдельных преступлений в сфере экономики / С. Мазур // Российская юстиция. – 2003. – № 4. – С.17 – 19.

57. Мозяков, В.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Расширенный уголовно – правовой анализ с материалами судебно – следственной практики / В.В. Мозяков. – М.: Экзамен, 2002. – 864 с.

58. Наумов, А.В. Российское уголовное право. Общая часть / А.В. Наумов. – М.: БЕК, 1996. – 465 с.

59. Наумов, А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование / А.В. Наумов. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – 519 с.

60. Новый энциклопедический словарь. – М.: Большая Российская энциклопедия, РИПОЛ Н74 КЛАССИК, 2004. – 1456 с.

61. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. – М.: ООО "ИТИ Технологии", 2003. – 1231 с.

62. Полосин, Н.В. Уголовное право России / Н.В. Полосин, С.А. Скворцова. – М.: ИНФРА – М, 2003. – 272 с.

63. Понятие объекта преступления в советском уголовном праве: труды ВЮА: вып.13 / под ред.Н.И. Загородникова. – М.: Юридическая литература, 1951. – 236 с.

64. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. Н.А. Громова. – М.: ГроссМедиа, 2007. – 608 с.

65. Рарог, А.И. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / А.И. Рарог. – М.: Юрист, 1996. – 480 с.

66. Расследование хищений чужого имущества: учебное пособие / под ред.А.П. Резвана, М.В. Субботиной. – Волглград: изд – во ВА МВД РФ, 2001. – 324 с.

67. Резван, А.П. Правовые и криминалистические проблемы борьбы с хищениями предметов, имеющих особую ценность: автореф. дис. … доктор юрид. наук / А.П. Резван. – Волгоград: Изд – во Вогогр. ун – та, 2000. – 44 с.

68. Сабитов, Т.Р. Охрана культурных ценностей: уголовно – правовые и криминологические аспекты: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Т.Р. Сабитов. – Омск: Изд – во Омск. ун – та, 2002. – 32 с.

69. Семенцова, И.А. Уголовное право России (Особенная часть) 100 экзаменационных ответов / И.А. Семенцова, М.Б. Смоленский. – Ростов н/Д: издательский центр "Март", 2002. – 272 с.

70. Сёмина, Л.В. Уголовно – правовые и криминологические аспекты мошенничества / Л.В. Сёмина. – Краснодар: изд – во Краснод. ун – та, 2002. – 163 с.

71. Состояние преступности в России за 2006 год. – М.: Главный информационный центр МВД РФ, 2007. – 35 с.

72. Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред.В.М. Лебедева. – М.: Спарк, 2001. – 1168 с.

73. Судебная практика по уголовным делам: в 2 ч.; ч.1: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР, РФ / под ред. С.А. Подзорова. – М.: Экзамен, 2001. – 928 с.

74. Судебная практика по уголовным делам: в 2 ч.; ч.2: Разъяснения по вопросам Общей и Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации / под ред. С.А. Подзорова. – М.: Экзамен, 2001. – 720 с.

75. Сухарёв, А.Я. Состояние и тенденции преступности в Российской Федерации: криминальный и уголовно – правовой справочник / А.Я. Сухарёв, С.И. Гирько. – М.: Экзамен, 2007. – 383 с.

76. Ткачёв, Ю.Ю. Хищение предметов, имеющих особую ценность: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Ю.Ю. Ткачёв. – Краснодар: Изд – во Краснод. ун – та, 2007. – 64 с.

77. Трайнин, А.Н. Общее учение о составе преступления / А.Н. Трайнин. – М.: Госюриздат, 1957. – 314 с.

78. Уголовное право Российской Федерации. Общая и Особенная части / под ред.В.П. Кашепова. – М.: Былина, 2001. – 560 с.

79. Уголовное право России: учебник: в 2 т.; т.2: Особенная часть / под ред.А.И. Игнатова, Ю.А. Красикова. – М.: НОРМА – ИНФРА – М, 1998. – 808 с.

80. Уханова, Н.В. Особенности расследования преступлений против собственности (пособие для следователей органов внутренних дел) / Н.В. Уханова. – М.: Деловой двор, 2008. – 39 с.

81. Шагиахметов М.К. Оценка доказательств по делам о крупных мошенничествах / М.К. Шагиахметов // Законность. – 2000. – № 5. – С.9 – 13.

82. Щепалов, С.В. Мошенничество – это умышленное причинение имущественного ущерба / С.В. Щепалов // Российская юстиция. – 2003. – № 1. – С.60 – 62.

Материалы судебной практики

1. О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате: постановление Пленума Верховного суда РФ от 27 декабря 2007 г. // "Гарант" – правовая справочная система.

2. О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1995. – № 7. – С.2 – 3.

3. О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 1994 года № 2 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. - № 7. – С.2-3.

4. Бийский районный суд: дело № 1-6/2008, т.5 // Архив Бийского районного суда.

5. Бийский районный суд: дело № 1-28/2008, т.2 // Архив Бийского районного суда.

6. Бийский районный суд: дело № 1-50/2008, т.2 // Архив Биского районного суда.

7. Бийский районный суд: дело № 1-70/ 2008, т.2 // Архив Бийского районного суда.


[1] Новый энциклопедический словарь. – М.: Большая Российская энциклопедия, РИПОЛ Н74 КЛАССИК, 2004. – С. 845.

[2] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Лебедева. – М.: Юрайт, 2007. – С. 231.

[3] Гаухман, Л.Д. Ответственность за преступления против собственности / Л.Д. Гаухман, С.В. Максимов. – М.: Эксмо, 2001. – С. 263.

[4] Состояние преступности в России за 2006 год. – М.: Главный информационный центр МВД РФ, 2007. – С. 3 – 6.

[5] Кочои, С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности / С.М. Кочои. – М.: Юристъ, 2005. – С. 65.

[6] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Лебедева. – М.: Юрайт, 2007. – С. 234.

[7] Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. – Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2003. – С. 6.

[8] Гражданский кодекс Российской Федерации, часть первая: принят Гос. Думой 21 октября 1994 г., одобрен Советом Федерации 2 ноября 1994 г.: с изм. и доп. на 27 июля 2006 г. – Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2006. – С. 142.

[9] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. А.И. Рарога. – 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2008. – С. 368.

[10] Елисеев, С.А. Преступления против собственности по уголовному законодательству России (вопросы теории) / С.А. Елисеев. – Томск: Изд-во Том. Университета, 1999. – С. 89.

[11] Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. Н.А. Громова. – М.: ГроссМедиа, 2007. – С. 385.

[12] О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1995. – № 7. – С. 2.

[13] Кудрявцева, В.Н. Уголовное право России / В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумов. – М.: Юристъ, 1999. – С. 138.

[14] Гаухман, Л.Д. Ответственность за преступления против собственности / Л.Д. Гаухман, С.В. Максимов. – М.: Эксмо, 2001. – С. 268.

[15] Уголовный кодекс Российской Федерации: принят Гос. Думой 24 мая 1996 г., одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 г.: с изм. и доп. на 1 октября 2006 г. – Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2006. – С. 94.

[16] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Лебедева. – М.: Юрайт, 2007. – С. 236.

[17] Иванов, Н.Г. Уголовное право. Особенная часть / Н.Г. Иванов. – Ростов н/Д: Феникс, 2002. – С. 382.

[18] Верин, Н.И. Преступления в сфере экономики: учебно-практическое пособие / Н.И. Верин. – М.: Дело, 1999. – С. 115.

[19] Судебная практика по уголовным делам: в 2 ч.; ч. 1: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР, РФ / под ред. С.А. Подзорова. – М.: Экзамен, 2001. – С. 702.

[20] Уголовный кодекс Российской Федерации: принят Гос. Думой 24 мая 1996 г., одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 г. : с изм. и доп. На 1 октября 2006 г. – Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2006. – С. 97.

[21] Судебная практика по уголовным делам: в 2 ч.; ч. 2: Разъяснения по вопросам Общей и Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации / под ред. С.А. Подзорова. – М.: Экзамен, 2001. – С. 532.

[22] Казаченко, И.Я. Уголовное право России. Особенная часть / И.Я. Казаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новосёлов. – М.: Норма – ИНФРА – М, 1998. – С. 378.

[23] Наумов, А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование / А.В. Наумов. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – С. 405.

[24] См. Приложение 1.

[25] См. Приложение 2.

[26] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: принят Гос. Думой 20 декабря 2001 г., одобрен Советом Федерации 30 декабря 2001 г.: с изм. и доп. на 16 августа 2006 г. – М.: ОМЕГА – Л, 2006. – С. 50.

[27] Лопашенко, Н.А. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону / Н.А. Лопашенко. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 25.

[28] Лопашенко, Н.А. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону / Н.А. Лопашенко. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 63.

[29] Лопашенко, Н.А. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону / Н.А. Лопашенко. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 66.

[30] Уханова, Н.В. Особенности расследования преступлений против собственности (пособие для следователей органов внутренних дел) / Н.В. Уханова. – М.: Деловой двор, 2008. – С. 2.

[31] Уханова, Н.В. Особенности расследования преступлений против собственности (пособие для следователей органов внутренних дел) / Н.В. Уханова. – М.: Деловой двор, 2008. – С. 3.

[32] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.И. Радченко, А.С. Михлина. – СПб.: Питер, 2007. – С. 375.

[33] Резван, А.П. Правовые и криминалистические проблемы борьбы с хищениями предметов, имеющих особую ценность: автореф. дис. … доктор юрид. наук / А.П. Резван. – Волгоград: Изд-во Вогогр. ун – та, 2000. – С. 12 – 13.

[34] Сабитов, Т.Р. Охрана культурных ценностей: уголовно – правовые и криминологические аспекты: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Т.Р. Сабитов. – Омск: Изд – во Омск. Ун-та, 2002. – С. 6; Ткачёв, Ю.Ю. Хищение предметов, имеющих особую ценность: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Ю.Ю. Ткачёв. – Краснодар: Изд – во Краснод. ун – та, 2007. – С. 10 – 11.

[35] Уханова, Н.В. Особенности расследования преступлений против собственности (пособие для следователей органов внутренних дел) / Н.В. Уханова. – М.: Деловой двор, 2008. – С. 4.

[36] Расследование хищений чужого имущества: учебное пособие / под ред. А.П. Резвана, М.В. Субботиной. – Волглград: изд-во ВА МВД РФ, 2001. – С. 37.

[37] Уханова, Н.В. Особенности расследования преступлений против собственности (пособие для следователей органов внутренних дел) / Н.В. Уханова. – М.: Деловой двор, 2008. – С. 4.

[38] Уголовный кодекс Российской Федерации: принят Гос. Думой 24 мая 1996 г., одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 г.: с изм. и доп. На 1 октября 2006 г. – Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2006. – С. 94.

[39] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под. ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова . – М.: Юрайт – Издат, 2006. – С. 365.

[40] Уголовный кодекс Российской Федерации: принят Гос. Думой 24 мая 1996 г., одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 г.: с изм. и доп. На 1 октября 2006 г. – Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2006. – С. 94.

[41] Завидов, Б.Д. О понятии мошенничества и его видоизменениях в уголовном праве России / Б.Д. Завидов // Российский следователь. – 1999. – № 2. – С. 24.

[42] Клепицкий, С.К. Мошенничество и правонарушения гражданско – правового характера / С.К. Клепицкий // Законность. – 1995. – № 7. – С. 14.

[43] Гражданский кодекс Российской Федерации: принят Гос. Думой 21 октября 1994 г., одобрен Советом Федерации 2 ноября 1994 г.: с изм. и доп. на 27 июля 2006 г. – Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2006. – С. 118.

[44] Сухарёв, А.Я. Состояние и тенденции преступности в Российской Федерации: криминальный и уголовно – правовой справочник / А.Я. Сухарёв, С.И. Гирько. – М.: Экзамен, 2007. – С. 183.

[45] Полосин, Н.В. Уголовное право России / Н.В. Полосин, С.А. Скворцова. – М.: ИНФРА – М, 2003. – С. 108.

[46] Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 2 т.; т. 2 / В.И. Даль. – М.: Русский язык, 1989. – С. 376.

[47] Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. – М.: ООО «ИТИ Технологии», 2003. – С.128.

[48] Игнатов, А.И. Уголовное право России: учебник: в 2 т.; т. 2: Особенная часть / А.И. Игнатов, Ю.А. Красиков. – М.: НОРМА – ИНФРА – М, 1998. – С. 541.

[49] Уголовное право Российской Федерации. Общая и Особенная части / под ред. В.П. Кашепова. – М.: Былина, 2001. – С. 402.

[50] Мазур, С. Особенности квалификации отдельных преступлений в сфере экономики / С. Мазур // Российская юстиция. – 2003. – № 4. – С. 18.

[51] Гладилин, В.В. Временное позаимствование в уголовном праве: вопросы ответственности / В.В. Гладилин. – М.: Волтерс Клувер, 2006. – С. 117.

[52] Наумов, А.В. Российское уголовное право. Общая часть / А.В. Наумов. – М.: БЕК, 1996. – С. 136.

[53] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. – М.: Юрайт – Издат, 2006. – С. 432.

[54] Новый энциклопедический словарь. – М.: Большая Российская энциклопедия, РИПОЛ Н74 КЛАССИК, 2004. – С. 845.

[55] Гражданский кодекс Российской Федерации: принят Гос. Думой 21 октября 1994 г., одобрен Советом Федерации 2 ноября 1994 г.: с изм. и доп. на 27 июля 2006 г. – Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2006. – С. 142.

[56] Там же. – С. 143.

[57] Там же. – С.142.

[58] Там же. – С. 172.

[59] Гаухман, Л.Д. Объект преступления: лекция / Л.Д. Гаухман. – изд – во Академии МВД РФ, 1992. – С. 17 – 19.

[60] Косых, С.В. Мошенничество и борьба с ним (уголовно – правовое и криминологическое исследование на материалах транспорта): автореф. дис. … канд. юрид. наук / С.В. Косых. – М.: изд – во Академии МВД СССР, 1990. – С. 19.

[61] Качурин, Д.В. Уголовная ответственность за обман и злоупотребление доверием (мошенничество) в отношении предприятий, организаций и коммерческих структур с различными формами собственности в период рыночных отношений: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Д.В. Качурин. – М.: из – во юридического института МВД РФ, 1996. – С. 73.

[62] Григорьева, Л.В. Уголовная ответственность за мошенничество в условиях новых экономических отношений: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Л.В. Григорьева. – Саратов: изд – во Саратовской государственной академии права, 1996. – С. 10.

[63] Гаухман, Л.Д. Объект преступления: лекция / Л.Д. Гаухман. – изд – во Академии МВД РФ, 1992. – С. 21.

[64] Качурин, Д.В. Уголовная ответственность за обман и злоупотребление доверием (мошенничество) в отношении предприятий, организаций и коммерческих структур с различными формами собственности в период рыночных отношений: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Д.В. Качурин. – М.: из – во юридического института МВД РФ, 1996. – С. 59.

[65] Качурин, Д.В. Уголовная ответственность за обман и злоупотребление доверием (мошенничество) в отношении предприятий, организаций и коммерческих структур с различными формами собственности в период рыночных отношений: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Д.В. Качурин. – М.: из – во юридического института МВД РФ, 1996. – С. 13.

[66] Уголовный кодекс Российской Федерации: принят Гос. Думой 24 мая 1996 г., одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 г.: с изм. и доп. На 1 октября 2006 г. – Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2006. – С. 94.

[67] Гаухман, Л.Д. Ответственность за преступления против собственности / Л.Д. Гаухман, С.В. Максимов. – М.: Учебно – консультационный центр «ЮрИнфоР», 1997. – С. 37.

[68] Трайнин, А.Н. Общее учение о составе преступления / А.Н. Трайнин. – М.: Госюриздат, 1957. – С. 179.

[69] Понятие объекта преступления в советском уголовном праве: труды ВЮА: вып. 13 / под ред. Н.И. Загородникова. – М.: Юридическая литература, 1951. – С. 44.

[70] Коржанский, Н.И. Предмет преступления (понятие, виды и значение для квалификации) / Н.И. Коржанский. – Волгоград: изд – во Высшей следственной школы МВД РФ, 1998. – С. 83.

[71] Рарог, А.И. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / А.И. Рарог. – М.: Юрист, 1996. – С. 149.

[72] Ляпунов, Ю. Ответственность за вымогательство / Ю. Ляпунов // Социалистическая законность. – 1989. – № 6 – С. 36.

[73] Борзенков, Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации) / Г.Н. Борзенков. – М.: Юридическая литература, 1971. – С. 19.

[74] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Лебедева. – М.: Юрайт, 2007. – С. 305.

[75] Гаухман, Л.Д. Ответственность за преступления против собственности / Л.Д. Гаухман, С.В. Максимов. – М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1997. – С. 23 – 24.

[76] Гражданский кодекс Российской Федерации: принят Гос. Думой 21 октября 1994 г., одобрен Советом Федерации 2 ноября 1994 г.: с изм. и доп. на 27 июля 2006 г. – Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2006. – С. 119.

[77] Там же. – С. 119.

[78] О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1995. – № 7. – С. 2.

[79] О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1995. – № 7. – С. 2.

[80] Гаухман, Л.Д. Квалификация преступлений (понятие, значение и правила) / Л.Д. Гаухман. – М.: Изд – во академии МВД СССР, 1991. – С. 30 – 32.

[81] Гаухман, Л.Д. Ответственность за преступления против собственности / Л.Д. Гаухман, С.В. Максимов. – М.: Учебно-консультатационный центр «ЮрИнфоР», 1997. – С. 31 – 32.

[82] Гражданский кодекс Российской Федерации: принят Гос. Думой 21 октября 1994 г., одобрен Советом Федерации 2 ноября 1994 г.: с изм. и доп. на 27 июля 2006 г. – Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2006. – С. 144.

[83] Гаухман, Л.Д. Объект преступления: лекция / Л.Д. Гаухман. – изд – во Академии МВД РФ, 1992. – С. 35.

[84] Лопашенко, Н.А. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону / Н.А. Лопашенко. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 72.

[85] Семенцова, И.А. Уголовное право России (Особенная часть) 100 экзаменационных ответов / И.А. Семенцова, М.Б. Смоленский. – Ростов на Дону: издательский центр «Март», 2002. – С. 187.

[86] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Лебедева. – М.: Юрайт, 2007. – С. 233.

[87] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный) / под ред. Л.Л. Кругликова. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – С. 209.

[88] Уголовный кодекс Российской Федерации: принят Гос. Думой 24 мая 1996 г., одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 г. : с изм. и доп. На 1 октября 2006 г. – Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2006. – С. 94.

[89] Иванов, Н.Г. Уголовное право России. Общая и особенная части / Н.Г. Иванов. – М.: Экзамен, 2003. – С. 453.

[90] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. – М.: Юрайт – Издат, 2006. – С. 432.

[91] Бийский районный суд, дело № 1-6/2008, т.5 // Архив Бийского районного суда.

[92] Уголовный кодекс РСФСР: с изм. и доп. на 5 мая 1990 г. – М.: Юридическая литература, 1990. – С. 90.

[93] Борзенков, Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации) / Г.Н. Борзенков. – М.: Юридическая литература, 1971. – С. 38.

[94] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.И. Радченко, А.С. Михлина. – СПб.: Питер, 2007. – С. 126.

[95] Сёмина, Л.В. Уголовно – правовые и криминологические аспекты мошенничества / Л.В. Сёмина. – Краснодар: изд-во Краснод. Ун-та, 2002. – С. 92.

[96] Борзенков, Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации) / Г.Н. Борзенков. – М.: Юридическая литература, 1971. – С. 58.

[97] Лимонов, В.Н. Мошенничество: уголовно – правовая и криминологическая характеристики / В.Н. Лимонов. – М.: Норма, 2000. – С. 27.

[98] Бийский районный суд, дело №1-70/2008, т. 2 // Архив Бийского районного суда.

[99] Базаров, Р.А. Криминологическая характеристика преступлений против собственности, совершаемая путём обмана или злоупотребления доверием / Р.А. Базаров, К.В. Михайлов. – Челябинск: изд – во Челяб. ун – та, 2002. – С. 28.

[100] Лопашенко, Н.А. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону / Н.А. Лопашенко. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 72.

[101] Борзенков, Г.Н. Личная собственность под охраной закона / Г.Н. Борзенков. – М.: Знание, 1985. – С. 56 – 57.

[102] Бюллетень Верховного Суда СССР, 1974. – № 6. – С. 14.

[103] Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997. – № 2. – С. 7 – 8.

[104] Бюллетень Верховного Суда СССР, 1992. – № 11. – С. 14.

[105] Бюллетень Верховного Суда РФ, 1996. – № 1. – С. 11 – 12.

[106] Клепицкий И. Мошенничество и правонарушения гражданско-правового характера / И. Клепицкий // Законность. – 1995. – № 7. – С. 42.

[107] Бюллетень Верховного Суда РФ, 1993. – № 10. – С. 4.

[108] Василец А. Мошенничество в страховании. Уголовно – правовой аспект / А. Василец // Юридическая и правовая работа в страховании. – 2005. – № 3. – с. 7.

[109] Лопашенко, Н.А. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону / Н.А. Лопашенко. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 74.

[110] Бюллетень Верховного Суда РФ, 1995. - № 10. – С. 5.

[111] Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Лебедева. – М.: Спарк, 2001. – С. 782.

[112] Лопашенко, Н.А. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону / Н.А. Лопашенко. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 76.

[113] Лопашенко, Н.А. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону / Н.А. Лопашенко. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 76.

[114] Демидов, В.В. Уголовный закон в практике мирового судьи – научно – практическое пособие / В.В. Демидов. – Ростов н/Д: Феникс, 2006. – С. 135.

[115] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под. ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова . – М.: Юрайт – Издат, 2006. – С. 230.

[116] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный) / под ред. Л.Л. Кругликова. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – С. 210.

[117] Наумов, А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование / А.В. Наумов. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – С. 407.

[118] Щепалов, С. Мошенничество – это умышленное причинение имущественного ущерба / С. Щепалов // Российская юстиция. – 2003. – № 1. – с. 60.

[119] Литвинов, В.И. Корыстные посягательства на личную собственность и их предупреждение / В.И. Литвинов. – Минск: изд-во Минского ун-та, 2000. – С. 109.

[120] Колоколов, Н. Ростовщичество «под крышей» государства / Н. Колоколов // Юрист. – 2001. – № 5. – с. 20.

[121] Борзенков, Г.Н. Личная собственность под охраной закона / Г.Н. Борзенков. – М.: Знание, 1985. – С. 25.

[122] Куринов, Б. О некоторых научно – правовых аспектах криминологической характеристики мошенничества / Б. Куринов // Государство и право. – 2005. – № 12. – с. 110.

[123] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. С.А. Разумова, Г.Н. Борзенкова, В.П. Верина. – М.: Юрайт – Издат, 2004. – С. 344.

[124] Сухарёв, А.Я. Состояние и тенденции преступности в Российской Федерации: криминологический и уголовно – правовой справочник / А.Я. Сухарёв, С.И. Гирько. – М.: Экзамен, 2007. – С. 204.

[125] Гуев, А.Н. Комментарий к Уголовному кодексу для предпринимателей / А.Н. Гуев. – М.: Экзамен, 2006. – С. 235.

[126] Владимиров, В.А. Ответственность за корыстные посягательства на государственную собственность / В.А. Владимиров, Ю.И. Ляпунов. – М.: Юридическая литература, 2006. – С. 201.

[127] Белозёрова, И. Личность преступника и её криминологический аспект / И. Белозёрова // Следователь. – 1998. – № 4. – с. 50.

[128] Сухарёв, А.Я. Состояние и тенденции преступности в Российской Федерации: криминологический и уголовно – правовой справочник / А.Я. Сухарёв, С.И. Гирько. – М.: Экзамен, 2007. – С. 203.

[129] Шагиахметов М. Оценка доказательств по делам о крупных мошенничествах / М. Шагиахметов // Законность. – 2000. – № 5. – с. 11.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий