регистрация / вход

Наследование по закону

Очереди наследников по действующему законодательству. Наследование нетрудоспособными иждивенцами наследодателя. Права супруга при наследовании. Понятие и предмет налогового права. Виды налогов. Особенности и правовые основы налоговой системы России.

Введение

Традиционно под наследованием или наследственным правопреемством понимался (и в этом нет серьезных различий с современным определением) переход имущественных прав и обязанностей от умершего его наследникам. Видов наследования также всегда было два: по завещанию и по закону. Другое дело, что на разных этапах развития общества в эти понятия вкладывался различный юридический смысл.

Наследование по закону осуществляется главным образом при отсутствии завещания. Поскольку наследодатель не выразил свою волю в завещании, задача закона – определить с наибольшей степенью вероятности, кому наследодатель оставил бы имущество, если б составил завещание. Очевидно, что чаще всего это близкие родственники, а при их отсутствии – родственники более дальние. Поэтому сейчас установлен достаточно широкий круг лиц, являющихся наследниками по закону.

Итак, в подавляющем большинстве случаев наследование по закону осуществляется, если завещания наследодатель не составил либо о нем ничего не известно. Такая же ситуация складывается, если завещание есть, но оно (полностью или частично) признано недействительным, либо наследник (наследники) оказался недостойным; либо наследники не приняли или отказались принять наследство; либо наследодатель в завещании ограничился только указанием на лишение всех (или части) наследников права наследования; либо если завещательными распоряжениями охвачено не все имущество.

1. Наследование по закону

1.1 Очереди наследников по действующему законодательству

Наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя (ст. 1142 ГК РФ). Традиционно более существенную, чем в странах Западной Европы, близость отношений между детьми и родителями отражает включение родителей в круг наследников по закону первой очереди, в то время как в большинстве стран континентальной Европы родители относятся к наследникам второй очереди. Это, несомненно, является одной из отличительных черт российского наследственного права. Внуки наследодателя и их потомки наследуют по праву представления.

В случае отсутствия наследников первой очереди к наследованию на основании ст. 1143 ГК РФ призываются полнородные и неполнородные братья и сестры наследодателя, его дедушка и бабушка как со стороны матери, так и со стороны отца. Дети полнородных и неполнородных братьев и сестер наследуют по праву представления.

В соответствии со ст. 1144 ГК РФ, если нет наследников первой и второй очереди, наследниками третьей очереди по закону являются полнородные и неполнородные братья и сестры родителей наследодателя (его дяди и тети). По праву представления в данном случае наследуют двоюродные братья и сестры.

Наследниками четвертой очереди по закону выступают родственники третьей степени родства – прадедушки и прабабушки наследодателя; пятой очереди – родственники четвертой степени родства, т.е. дети родных племянников и племянниц наследодателя (двоюродные внуки и внучки) и родные братья и сестры его дедушек и бабушек (двоюродные дедушки и бабушки); в качестве наследников шестой очереди – родственники пятой степени родства, т.е. дети двоюродных внуков и внучек наследодателя (двоюродные правнуки и правнучки), дети его двоюродных братьев и сестер (двоюродные племянники и племянницы) и дети его двоюродных дедушек и бабушек (двоюродные дяди и тети). В то же время по французскому законодательству в очередь наследников по закону попадают родственники вплоть до шестой степени родства, а у немцев количество очередей, призываемых к наследованию, вообще не ограничено.

Если же наследники предшествующих очередей отсутствуют, к наследованию в качестве наследников седьмой очереди призываются пасынки, падчерицы, отчим и мачеха наследодателя (ст. 1145 ГК РФ).

Граждане, относящиеся к наследникам по закону второй – седьмой очередей, нетрудоспособные ко дню открытия наследства, но не входящие в круг наследников той очереди, которая призывается к наследованию, согласно ст. 1148 ГК РФ наследуют по закону вместе и наравне с наследниками этой очереди, если не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении, независимо от того, проживали они совместно с наследодателем или нет.

К наследникам по закону относятся граждане, не входившие в круг наследников первой – седьмой очередей, но ко дню открытия наследства являвшиеся нетрудоспособными и не менее года до смерти наследодателя находившиеся на его иждивении и проживавшие совместно с ним.

При наличии других наследников по закону данные лица наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию, в случае же отсутствия других наследников такие нетрудоспособные иждивенцы наследодателя наследуют самостоятельно в качестве наследников восьмой очереди.

Необходимо помнить положения ст. 1141 ГК РФ о том, что наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников предшествующих очередей, т.е. если наследники предшествующих очередей отсутствуют, либо никто из них не имеет права наследовать, либо все они отстранены от наследования, либо лишены наследства, либо никто из них не принял наследства, либо все они отказались от наследства. Наследники одной очереди наследуют, как правило, в равных долях, за исключением наследников, наследующих по праву представления.

1.2 Наследование нетрудоспособными иждивенцами наследодателя. Восьмая очередь

Одним из самых трудных вопросов наследственного права являются условия призвания к наследованию нетрудоспособных иждивенцев наследодателя и определение их доли. В соответствии со ст. 535 ГК РСФСР несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя (в т.ч. усыновленные), а также нетрудоспособные супруг, родители (усыновители) и иждивенцы умершего наследуют независимо от содержания завещания не менее двух третей доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону (обязательная доля). Причем при определении размера обязательной доли учитывается и стоимость наследственного имущества, состоящего из предметов домашней обстановки и обихода.

Поэтому наследнику, имеющему право на обязательную долю, может быть выгодно, если его наследственные права в завещании ущемлены, так как при определении размера обязательной доли учитывается стоимость предметов обычной домашней обстановки и обихода, тогда как при определении размера законной доли в случае, когда наследник с наследодателем совместно не проживал, стоимость данных предметов учету не подлежит.

Верховный Суд РФ следующим образом разрешал указанную проблему: «При определении размера обязательной доли в наследстве следует принимать всех наследников по закону, которые были бы призваны к наследованию… и исходить из стоимости всего наследственного имущества (как в завещанной, так и в незавещанной части), включая предметы обычной домашней обстановки и обихода, независимо от того, проживал ли кто-либо из наследников совместно с наследодателем. Поэтому при определении размера выделяемой истцу обязательной доли в наследстве суду необходимо учитывать стоимость имущества, полученного им в порядке наследования по закону (или по другому завещанию этого же наследодателя), в том числе и стоимость имущества, состоящего из предметов обычной домашней обстановки и обихода». (Подп. «д» п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. №2 «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании»).

К нетрудоспособным традиционно относят: женщин, достигших 55 лет, мужчин – 60 лет, инвалидов I, II, III групп, а также лиц, не достигших 16 лет, и учащихся – 18 лет. Некоторые авторы, учитывая крайне тяжелое положение молодежи в настоящее время, а также высокий процент безработных среди молодых, предлагают относить к нетрудоспособным лиц, не достигших 18 лет, а учащихся и старше 18 лет – до окончания учебы при очной форме обучения, но не более чем до 23 лет.

Состоящими на иждивении наследодателя являются нетрудоспособные лица, находившиеся на полном содержании наследодателя или получавшие от них такую помощь, которая была для них основным и постоянным источником средств к существованию.

Отсюда следует вывод о том, что необязательно полное иждивение нетрудоспособного. Последний мог иметь и иные, менее значительные по сравнению с помощью наследодателя, средства материального обеспечения. При этом не имеет значения сам по себе факт раздельного проживания иждивенца и наследодателя. Главное – установить, что помощь последнего была постоянной и являлась основным источником существования нетрудоспособного.

Правила о наследовании нетрудоспособными иждивенцами подверглись в ГК существенным изменениям, коснувшимся прежде всего и больше всего условий призвания этих лиц к наследованию по закону и в какой-то степени порядка наследования, которые рассматриваются в настоящей статье.

Давая общую оценку новелл ГК по рассматриваемому вопросу, следует сказать, что законодатель, дополнив существовавшие ранее условия призвания иждивенцев к наследованию новыми условиями, тем самым ограничил круг этих лиц как потенциальных наследников по закону. При этом следует подчеркнуть, что ограничения наследования нетрудоспособными иждивенцами теперь распространяются и на наследование ими в порядке ст. 1149 ГК РФ в качестве необходимых наследников, имеющих право на обязательную долю. Нетрудоспособные иждивенцы, входящие в круг наследников любой из семи очередей, призываются к наследованию в соответствии со ст. 1149 ГК РФ, если не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении. Другие нетрудоспособные иждивенцы наследуют, если не менее года до смерти наследодателя не только находились на его иждивении, но и проживали совместно с ним. Кодекс 1964 года (ст. 535) не предусматривал ни одного из этих двух условий.

Теперь рассмотрим порядок наследования по закону нетрудоспособными иждивенцами, имея в виду, что именно порядок призвания их к наследованию является главной особенностью наследования этой категории граждан.

Нетрудоспособные иждивенцы не относятся к определенной очереди наследников по закону. Они наследуют вместе и наравне с законными наследниками любой очереди из семи предусмотренных очередей, призванной к наследованию, однако они не приобретают статуса наследников этой очереди. Действует лишь определенный порядок призвания их к наследованию, неравнозначный установлению очередности наследования. Не случайно в законе говорится о наследовании иждивенцами наравне с наследниками любой очереди.

Правильное, соответствующее букве и смыслу закона определение статуса иждивенцев как наследников по закону имеет важное практическое значение, что видно из приводимого ниже примера. После смерти А. остались его жена, сын (наследники первой очереди), два брата (наследники второй очереди) и нетрудоспособный иждивенец, имеющий право наследования в соответствии с п. 2 ст. 1148 ГК РФ. Переживший супруг и сын от наследства отказались. Кто в данном случае наследует? Если признать иждивенца наследником первой очереди, то, поскольку жена и сын отказались от наследства, имущество умершего будет наследовать только он, как единственный наследник первой очереди. При такой трактовке положения иждивенца как наследника первой очереди два брата наследодателя – наследники второй очереди – не наследуют. Однако подобное толкование п. п. 1, 2 ст. 1148 ГК представляется ошибочным, не опирающимся на содержание ст. 1141 ГК, в соответствии с которой, если нет наследников опережающей очереди, наследуют наследники последующей очереди. В приведенном примере нетрудоспособный иждивенец наследует вместе и наравне с двумя братьями умершего, призываемыми к наследованию в качестве наследников второй очереди.

Такой порядок наследования нетрудоспособными иждивенцами обеспечивает оптимальное решение двуединой задачи. Во-первых, гарантируется повышенная защита интересов указанных лиц, призвание их к наследованию независимо от наличия близких родственников умершего. Во-вторых, наследуя вместе и наравне с родственниками наследодателя, иждивенцы не отстраняют их от наследования.

Обратимся теперь к рассмотрению условий, при наличии которых нетрудоспособные иждивенцы могут наследовать по закону. Как известно, по ГК РСФСР 1964 года необходимыми и достаточными были два условия: нетрудоспособность и состояние на иждивении умершего не менее одного года до его смерти (ч. 3 ст. 532). Теперь ГК РФ выделяет две группы нетрудоспособных иждивенцев в качестве законных наследников, для каждой из которых, кроме общих условий, устанавливает дополнительное условие призвания к наследованию. В основание разграничения этих групп законодателем положен признак принадлежности нетрудоспособного иждивенца к одной из очередей наследников (ст. ст. 1142–1145 ГК). Из самого факта выделения по указанному признаку двух групп иждивенцев-наследников очевидно, что условия призвания к наследованию каждой из них различаются: для одной условия более мягкие, для другой – более жесткие при том, что статус граждан одной и другой группы ничем не отличается – нетрудоспособность и состояние на иждивении умершего, вследствие смерти которого они лишились средств к существованию. Это позволяет усомниться в обоснованности выделения двух групп наследников и установления дополнительного условия призвания к наследованию одной из них, а именно необходимости совместного проживания с наследодателем до его смерти. Этот вопрос будет рассмотрен в дальнейшем, а сейчас обратимся к признакам выделения этих групп.

В первую группу включены граждане, относящиеся к наследникам по закону, указанным в ст. ст. 1143–1145 ГК, т.е. к любой из шести очередей законных наследников начиная со второй (п. 1 ст. 1148 ГК). При анализе правила п. 1 ст. 1148 ГК обращает на себя внимание отсутствие указания на ст. 1142 ГК, определяющую наследников по закону первой очереди. Объясняется это тем, что иждивенец-наследник первой очереди наследует на общих основаниях независимо от наличия условий призвания к наследованию нетрудоспособных иждивенцев. На таких же основаниях наследуют нетрудоспособные иждивенцы-наследники любой из последующих шести очередей, если к наследованию призываются наследники той очереди, к которой относится и нетрудоспособный иждивенец.

Так, если после смерти А. остались его брат и нетрудоспособный дедушка, то, поскольку оба относятся ко второй очереди наследников по закону, дедушка наследует вместе с братом умершего, но именно как наследник второй очереди (ст. 1143 ГК), а не как нетрудоспособный иждивенец. Это важно особо подчеркнуть, имея в виду практическое значение определения основания призвания нетрудоспособного иждивенца к наследованию. Допустим, что брат отказался от наследства. Возникнет вопрос: должен ли наследовать только нетрудоспособный иждивенец-дедушка в качестве наследника второй очереди или он наследует вместе с наследниками третьей очереди? Правильным представляется признание в этом случае нетрудоспособного иждивенца единственным наследником, даже если имеются наследники третьей очереди.

Из сказанного можно сделать следующий вывод. Как нетрудоспособные иждивенцы граждане наследуют по закону, если не призываются к наследованию по иным основаниям, в частности не относятся к той очереди, которая призывается к наследованию, и не имеют права наследовать по праву представления (ст. 1146 ГК). Другое дело, если нетрудоспособный иждивенец назначен наследником по завещанию. В этом случае он будет наследовать сразу по двум основаниям (подп. 2 п. 2 ст. 1152 ГК).

Нетрудоспособные иждивенцы первой группы наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию. Преимущество, признаваемое за ними законом и объясняемое их статусом, состоит в том, что, не будучи наследниками этой очереди, они наследуют вместе и наравне с входящими в нее наследниками, хотя и относятся к более дальней очереди. Иными словами, эти лица наследуют вне своей очереди, т.е. вне очереди.

Вторая группа представлена нетрудоспособными иждивенцами, которые не являются наследниками, названными в ст. ст. 1142–1145 ГК. Призвание их к наследованию возможно при наличии не только общих условий – нетрудоспособности и состояния на иждивении, – но также и дополнительного условия – совместного проживания с умершими не менее года до его смерти (п. 2 ст. 1148 ГК). Условием наследования здесь является не только состояние на иждивении наследодателя не менее года, но и совместное проживание с ним в течение этого же периода. Гипотеза данной нормы предусматривает два условия: иждивение и совместное проживание; требование «не менее одного года до смерти» в равной степени относятся к каждому из них. Если, например, иждивенец, проживавший отдельно, некоторое время в связи с болезнью наследодателя жил у него, осуществляя уход за ним, его нельзя признать наследником по основаниям, указанным в п. 2 ст. 1148 ГК, ввиду отсутствия одного из необходимых условий – совместного проживания с наследодателем в течение не менее одного года до его смерти.

Нетрудоспособные иждивенцы, которые не входят в круг наследников, перечисленных в ст. ст. 1142–1145 ГК, проживавшие совместно с наследодателем не менее года до его смерти, наследуют самостоятельно в восьмой очереди, если отсутствуют другие наследники по закону любой из семи очередей (п. 3 ст. 1148 ГК). Как видно, указанные граждане призываются к наследованию при тех же условиях, что и другие иждивенцы второй группы. Однако специфика наследования этими лицами состоит в том, что они наследуют при отсутствии других законных наследников самостоятельно, т.е. не делят наследство с другими наследниками ввиду их отсутствия.

Установление различных условий призвания нетрудоспособных иждивенцев к наследованию в зависимости от того, относятся ли они к наследникам, указанным в ст. ст. 1142–1145 ГК, а именно введение дополнительного условия наследования для тех, кто не указан в этих статьях (совместное проживание с умершим не менее года до его смерти), трудно объяснить и признать обоснованным. Практически этим, как уже отмечалось, вводится ограничение круга потенциальных наследников по закону по основанию нетрудоспособности, против которого могут быть выдвинуты следующие возражения.

Гражданский кодекс РФ существенно расширил круг наследников по закону, включив в него не только родственников вплоть до пятой степени родства, но и пасынков и падчериц, отчима и мачеху. Кроме того, наследуют по закону, как и прежде, переживший супруг, усыновители и усыновленные, нетрудоспособные иждивенцы наследодателя. В установлении восьми очередей наследников по закону, а также провозглашении завещательной свободы нашло выражение стремление законодателя свести к минимуму случаи перехода имущества как выморочного в порядке наследования в собственность Российской Федерации.

Нетрудоспособный иждивенец, не входящий в круг наследников, указанных в ст. ст. 1142–1145 ГК, и не проживавший совместно с наследодателем до его смерти, не будет наследовать ни как наследник – нетрудоспособный иждивенец, ни как необходимый наследник, имеющий право на обязательную долю (п. 1 ст. 1149 ГК). В связи с этим встает вопрос: насколько справедлив, оправдан и соответствует воле наследодателя, если бы он хотел и мог ее выразить, отказ в праве наследования нетрудоспособному иждивенцу на том основании, что он не входит ни в одну из очередей наследников по закону и не проживал совместно с умершим до его смерти?

Не менее законный вопрос – обоснованно ли с нравственных позиций предпочтение, отдаваемое законом при указанных обстоятельствах весьма отдаленному родственнику умершего, например пятой степени родства, который и ведать не ведал о существовании наследодателя, но будет призван к наследованию, и отказ в праве наследования нетрудоспособному, хотя и не проживавшему совместно с умершим, но состоявшему на его иждивении и в связи со смертью «кормильца» лишившемуся средств к существованию?

При обсуждении обоснованности и целесообразности требования о совместном проживании с умершим как необходимом условии наследования (п. п. 2, 3 ст. 1148 ГК) следует иметь в виду и то, что непроживание совместно с наследодателем нередко может объясняться неблагополучными жилищными условиями умершего, не позволявшими предоставить иждивенцу крышу над головой (нельзя забывать, что миллионы людей в России продолжают проживать в стесненных условиях и стоят на очереди как нуждающиеся в улучшении жилищных условий). Поэтому трудно обосновать установление дополнительного требования о совместном проживании иждивенца с наследодателем. В связи с этим представляется желательным исключить это условие из п. 2 ст. 1148 ГК.

Наследование по закону на основании нетрудоспособности и иждивенства обусловлено установлением юридических фактов, с которыми закон связывает право наследования. Если между наследниками и иждивенцами не возникает споров о наследовании последними, проблема доказывания может и не возникать. Но даже при их отсутствии, если будет необходимо получить свидетельство о праве на наследство (ст. 1162 ГК), потребуется представить нотариусу доказательства в подтверждение права наследования, т.е. каждого элемента юридического состава как основания права наследования.

Начнем с нетрудоспособности лица. Единого легального определения круга нетрудоспособных, используемого во всех случаях, когда с фактом нетрудоспособности связываются правовые последствия, нет. В различных законах с оговоркой «для целей» соответствующего закона приводимые перечни нетрудоспособных лиц не совпадают.

Раздел V ГК РФ «Наследственное право» не содержит специального перечня нетрудоспособных лиц, в связи с чем, если законом не установлено иное, следует исходить из общепринятого на практике положения, согласно которому к нетрудоспособным лицам относятся женщины, достигшие 55, и мужчины 60 лет (независимо от назначения им пенсии в соответствующих случаях в более раннем возрасте), инвалиды I, II и III групп, в том числе инвалиды с детства, лица, не достигшие возраста 16 лет (ст. 63 Трудового кодекса РФ), учащиеся до 18 лет, а обучающиеся по очной форме обучения – до окончания обучения, но не дольше чем до достижения ими 23 лет. Имеются все основания относить этих лиц к нетрудоспособным, поскольку при наследовании иждивенцами по закону ситуация – смерть кормильца – аналогична той, которая предусмотрена ст. 1088 ГК, п. п. 1, 2 ст. 9 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». Федеральный закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17.12.2001 №173-ФЗ (ред. от 14.02.2005, с изм. от 27.06.2005) // СЗ РФ от 24.12.2001, №52 (1 ч.), ст. 4920, СЗ РФ от 18.07.2005, №29, ст. 3097. Для признания лица нетрудоспособным по возрасту или по инвалидности не имеет значения факт продолжения трудовой деятельности данным лицом, но может возникнуть вопрос о состоянии на иждивении умершего. Однако прежде чем обратиться к нему, следует сказать о том, к какому времени относится определение нетрудоспособности.

Согласно ст. 1148 ГК нетрудоспособность определяется на день открытия наследства. В ГК 1964 года содержалась несколько иная формулировка: к числу наследников по закону относились нетрудоспособные лица, состоящие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти (ст. 532). Это позволяло толковать данную норму таким образом, что лицо признавалось законным наследником, если находилось на иждивении умершего, будучи нетрудоспособным. Иначе говоря, требование «не менее года» относилось в равной мере к состоянию на иждивении и к продолжительности нетрудоспособности. ГК РФ разъединил эти требования во времени. Отсюда следует, что ст. 1148 ГК не исключает такого положения, когда лицо, будучи трудоспособным, находилось на иждивении умершего; решающее значение имеет нетрудоспособность «ко дню открытия наследства». Это не должно вызывать недоумения, принимая во внимание, что если лицо, не являясь нетрудоспособным, находилось на иждивении, то тем более, став нетрудоспособным ко дню открытия наследства, должно иметь право наследования.

В действующем законодательстве понятие иждивения определено в Законе «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». В соответствии с подп. 3 п. 2 ст. 9 названного Закона состоявшими на иждивении наследодателя должны признаваться лица, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию (определение иждивения в ст. 9 дано применительно к условиям назначения трудовой пенсии по случаю потери кормильца и, как представляется, с полным основанием должно быть использовано и при определении права наследования нетрудоспособного иждивенца). При отсутствии соответствующих документов этот факт может быть установлен в судебном порядке (п. 2 ст. 264 ГПК РФ) при помощи, в частности, свидетельских показаний. Состояние на иждивении наследодателя является юридически значимым, если оно имело место в течение не менее года до его смерти. «До его смерти» следует понимать в смысле «непосредственно перед смертью», т.е. состояние на иждивении должно продолжаться непрерывно в течение года до дня смерти наследодателя.

Заслуживает внимания вопрос об исчислении периода «не менее года» в случаях объявления безвестно отсутствующего лица умершим и открытия наследства в день вступления в законную силу решения суда. Этот вопрос приобретает в настоящее время практическое значение в связи с непрекращающимися вооруженными столкновениями в так называемых «горячих точках» и террористическими актами на территории России, когда граждане оказываются безвестно пропавшими, а впоследствии объявляются умершими. Полвека назад В. Серебровский, ссылаясь на Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР от 16 – 17 сентября 1935 г., считал необходимым, чтобы нетрудоспособный находился на иждивении объявленного умершим не менее года до момента получения от него последних известий. Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права. – М., 1953. – С. 71. Такой порядок исчисления годичного срока в указанных случаях представляется правильным. Исходя из ст. 45 ГК, годичный срок следует исчислять со дня начала течения пятилетнего или соответственно шестимесячного срока, по истечении которых наследодатель может быть объявлен в судебном порядке умершим.

В ст. 1148 ГК имеется в виду фактическое нахождение на иждивении наследодателя, а не право на получение средств на содержание. В связи с этим возникает, по крайней мере, два вопроса:

1) наследует ли нетрудоспособный, который по закону имел право на содержание, но фактически его не получал и не обращался с соответствующим требованием?

2) можно ли признать наследником нетрудоспособного, если имеется вступившее в законную силу решение суда о взыскании с наследодателя алиментов или соглашение об уплате алиментов (ст. ст. 99 – 105 Семейного кодекса РФ), которые не исполнялись. Буквальное толкование фразы ст. 1148 ГК «находились на его иждивении» не позволяет положительно ответить ни на один из них?

Однако признать такое положение справедливым едва ли возможно. Нельзя забывать, что иждивение – необходимое условие наследования наряду с нетрудоспособностью во всех случаях, указанных в ст. 1148 ГК. Признание неисполнения наследодателем при жизни своих обязанностей по предоставлению средств на содержание нетрудоспособного лица основанием отказа в праве наследования означало бы тем самым, что неисполнение обязанностей как бы получает одобрение законодателя. Думается, что неправильно и несправедливо было бы ссылаться в обоснование отказа на то, что при жизни наследодателя нетрудоспособный, не получая материальной помощи от него, сам находил средства к существованию.

Такое «обоснование» в особенности неуместно, если неисполнение наследодателем обязанности по содержанию обрекало нетрудоспособного на жалкое существование. Но дело не только в этом. Отсутствие в законе требования нуждаемости в средствах наряду с нетрудоспособностью и состоянием на иждивении наследодателя основано на разумном предположении, что нетрудоспособность и состояние на иждивении сами по себе, как правило, свидетельствуют о нуждаемости. Однако получение небольшой пенсии или случайных незначительных доходов не основание для отрицания факта иждивения, если помощь наследодателя была постоянным и основным источником средств к существованию. Нет также оснований исключать нетрудоспособного из числа наследников в связи с получением, например, крупного выигрыша по лотерее после открытия наследства. Вместе с тем нельзя рассматривать в качестве предоставления иждивения как одного из условий наследования нетрудоспособным систематическое получение платежей от наследодателя в порядке возмещения причиненного им вреда.

Мнение, что содержание кого-либо во исполнение обязанности по договору – договору ренты (глава 33 ГК) или брачному договору (глава 8 СК) – даже при условии, что лицо является нетрудоспособным, не может служить основанием наследования после другой стороны, нуждается в уточнении. Следует согласиться с этим мнением в части, относящейся к содержанию на основании рентного договора. Однако получение супругом содержания в соответствии с брачным договором едва ли справедливо во всех случаях не признавать состоянием на иждивении в целях наследования по ст. 1148 ГК.

Согласно ч. 3 ст. 42 СК супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию. Трудно найти возражения против признания одного из супругов состоящим на иждивении другого, если средства на содержание хотя и предоставляются во исполнение брачного договора, но при наличии условий, предусмотренных в ст. ст. 89, 90 СК. Само по себе включение в брачный договор обязанности по предоставлению содержания при наличии этих условий, как представляется, не должно влиять на определение природы отношений по содержанию. Это есть отношения иждивенства, и поэтому при наличии других условий, указанных в ст. 1148 ГК, нетрудоспособное лицо – наследник по закону.

Для призвания к наследованию по закону лица, которое не относится ни к одной из семи очередей наследников по закону, необходимо установление не только фактов нетрудоспособности и состояния на иждивении умершего, но и факта совместного проживания с ним не менее одного года до открытия наследства. При этом закон не требует также совместного ведения общего хозяйства, предполагающего наличие общего бюджета, взаимную заботу, хотя находясь на иждивении наследодателя и проживая совместно с ним, можно презюмировать и совместное ведение общего домашнего хозяйства. Однако законом подобное требование не установлено.

Совместное проживание в течение не менее одного года не подпадает под понятие временного проживания, ограниченного максимальным шестимесячным сроком (ст. 680 ГК), а соединенное с совместным ведением общего домашнего хозяйства является достаточным основанием для признания нетрудоспособного иждивенца членом семьи наследодателя, хотя последнее для наследования нетрудоспособным не имеет юридического значения. Совместное проживание не менее одного года ближе к понятию постоянного проживания, о котором говорится в п. 2 ст. 672 ГК, однако условия признания лица постоянно проживающим с наследодателем также не должны учитываться при установлении факта совместного проживания с наследодателем. Достаточно установления фактического проживания с последним в одной квартире, в одном доме или ином жилом помещении.

Проживание нетрудоспособного иждивенца совместно с наследодателем не менее года имеет значение для наследования независимо от приобретения им права пользования жилым помещением в соответствии с действующим законодательством. Отсутствие такого права не препятствие для признания лица законным наследником на основании его статуса нетрудоспособного иждивенца, совместно проживавшего с наследодателем не менее одного года до открытия наследства.

1.3 Права супруга при наследовании

Согласно ст. 1150 ГК РФ принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. При этом доля умершего супруга в этом имуществе входит в состав наследства и переходит к наследникам.

Следует отметить, что сложившаяся нотариальная практика, связанная с оформлением наследственных прав на имущество, приобретенное супругами в период брака, не всегда отвечает требованиям законодательства. Так, например, свидетельство о праве собственности пережившему супругу на долю в совместно нажитом имуществе выдается лишь по требованию этого супруга. Если переживший супруг не изъявил желания получить свидетельство о праве собственности, то доля его в совместно нажитом имуществе включается в наследственную массу. Таким образом, предметом наследования становится не доля в праве общей собственности на имущество, как это должно быть, а все имущество, что, безусловно, нарушает права и законные интересы пережившего супруга.

Зачастую нотариусы полагают, что получение свидетельства о праве собственности – это право, а не обязанность пережившего супруга. Действительно, получение документа, свидетельствующего о праве супруга на долю в имуществе, приобретенном в период брака, является правом пережившего супруга. Но при этом неправомерно производить подмену двух понятий: существования самого права и документального оформления этого права.

На основании ст. 256 ГК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

Из приведенной нормы следует, что совместная собственность супругов возникает в силу прямого указания закона. Если супруги при жизни не заключили брачный договор, то имущество, приобретенное ими в период брака на совместные средства, поступает в их совместную собственность, при этом доли супругов признаются равными. Таким образом, собственность пережившего супруга объективно существует, и эту презумпцию нотариус не вправе подвергать сомнению.

Включение доли в праве общей собственности на имущество, принадлежащей пережившему супругу, в наследственную массу после смерти другого супруга, хотя бы и с согласия пережившего супруга, не может быть признано законным. В данном случае возникает полная аналогия с отказом от права собственности. Вместе с тем отказ от права собственности регламентирован нормами гражданского законодательства. В соответствии с п. 1 ст. 225 ГК РФ вещь, от права собственности на которую собственник отказался, является бесхозяйной. Судьба бесхозяйной вещи решается в судебном порядке.

Имеется и еще один аргумент, подтверждающий приведенную позицию. Отказ от права собственности в пользу кого-либо (в данном случае переживший супруг отказывается от своего права собственности в пользу наследников) по сути представляет собой дарение имущества. Для удостоверения же договора дарения доли в праве общей собственности эта доля должна быть определена, а в установленных законом случаях соответствующее право должно быть, к тому же, зарегистрировано.

Из изложенного можно сделать вывод, что оформлению наследственных прав на долю умершего супруга в совместно нажитом имуществе супругов должно предшествовать определение этой доли. Не случайно в ст. 1150 ГК РФ подчеркнуто, что в состав наследства входит только доля умершего супруга в этом имуществе.

Выдача нотариусами свидетельств о праве собственности на долю в общем имуществе супругов в случае смерти одного из них производится в соответствии со ст. 75 Основ законодательства РФ о нотариате с соблюдением положений ст. 256 ГК РФ и ст. ст. 34 – 37 СК РФ.

Выдача свидетельств о праве собственности в случае смерти обоих супругов не допускается. В этом случае вопрос об определении долей супругов может быть решен в судебном порядке. Для выдачи свидетельства о праве собственности необходимо наличие сочетания трех условий:

во-первых, наличие брачных отношений;

во-вторых, факт приобретения имущества в период зарегистрированного брака;

и как следствие, в-третьих, имущество должно являться общим – принадлежать на праве общей совместной собственности супругам.

2. Понятие и предмет налогового права

Эффективное финансовое обеспечение деятельности государства, с одной стороны, является важной составляющей его государственного суверенитета, с другой гарантирует выполнение государством и его органами необходимых для поддержания такого суверенитета публичных социальных, политических, организационных и иных функций. Финансовое обеспечение государства осуществляется за счет различных видов государственных доходов. На сегодняшний день в демократических государствах с экономиками рыночного типа главным видом таких государственных доходов являются налоги и сборы, собираемые в бюджеты всех уровней в процессе налогообложения.

В Российской Федерации отношения, складывающиеся в процессе финансовой деятельности государства и муниципальных образований, традиционно регулируются соответствующей отраслью права – финансовым правом. Под предметом финансового права, как правило, понимаются общественные отношения, возникающие в процессе деятельности государства и муниципальных образований по планомерному образованию (формированию), распределению и использованию денежных фондов (финансовых ресурсов) в целях реализации своих задач.

В свою очередь, налоговое право – это отрасль системы права Российской Федерации, представляющая собой совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения в сфере налогообложения. Указанные общественные отношения, которые иначе могут быть также названы налоговыми правоотношениями, и составляют предмет налогового права. При этом такие общественные отношения в сфере налогообложения (налоговые правоотношения), охватывают разнообразные сферы государственных, имущественных, властно-распорядительных отношений и имеют сложносоставной характер. Поэтому система таких отношений, являющихся предметом налогового права, представляет собой совокупность следующих общественных отношений:

· властных отношений по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в Российской Федерации;

· правовых отношений, возникающих в процессе исполнения соответствующими лицами своих налоговых обязанностей по исчислению и уплате налогов или сборов;

· правовых отношений, возникающих в процессе налогового контроля и контроля за соблюдением налогового законодательства;

· правовых отношений, возникающих в процессе защиты прав и законных интересов участников налоговых правоотношений (налогоплательщиков, налоговых органов, государства и др.), т.е. в процессе обжалования актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц, а также в процессе налоговых споров;

· правовых отношений, возникающих в процессе привлечения к ответственности за совершение налоговых правонарушений.

Участниками, составляющими предмет правового регулирования налогового права общественных отношений в сфере налогообложения, выступают физические и юридические лица, в том числе:

налогоплательщики (плательщики сборов), налоговые агенты, налоговые органы (ФНС РФ), финансовые органы (Минфин РФ), таможенные органы (ГТК РФ), сборщики налогов и сборов (например, по земельному налогу – органы местного самоуправления в сельской местности), органы внебюджетных фондов (это основные участники налоговых правоотношений), а также органы, осуществляющие регистрацию организаций и индивидуальных предпринимателей, места жительства физического лица, актов гражданского состояния, учет и регистрацию имущества и сделок с ним (регистраторы), органы опеки и попечительства, социальные учреждения, процессуальные лица, участвующие в мероприятиях налогового контроля (эксперты, специалисты, переводчики, понятые, свидетели) и кредитные организации (банки).

Объектом налогового права является аналитическое исследование общественных отношений в сфере налогообложения. Финансовое обеспечение бюджетов всех уровней – федерального, субъектов Федерации, местного – осуществляется за счет разных видов государственных доходов.

Основным видом государственных доходов, как известно, являются налоги, поскольку именно они дают наибольшую часть поступлений денежных средств в государственную казну. Налоги являются основным источником доходной части бюджетов во всех странах рыночной экономики. Одновременно они выступают в качестве рычагов государственного воздействия на экономику. Основные положения о налогах в Российской Федерации закреплены в ее Конституции. В соответствии со ст. 57 Конституции РФ, «каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют».

Налог – это обязательный безвозмездный платеж (взнос), установленный законодательством и осуществляемый плательщиком в определенном размере и в определенный срок. Налоги зачисляются в бюджет соответствующего уровня и обезличиваются а нем. Этим налоги отличаются от всевозможных сборов, которые в обязательном порядке уплачиваются плательщиками в бюджет соответствующего уровня, но при этом должны использоваться только на те цели, ради которых они взимались. Госпошлина в отличие от налога – это плата за оказанные плательщику какие-либо слуги, поэтому необходима соразмерность между стоимостью услуги и платой за нее. Все налоги, сборы, пошлины и другие плательщики питают бюджетную систему Российской Федерации. Кроме того существуют государственные внебюджетные фонды, доходная часть которых формируется за счет целевых отчислений. Источником этих отчислений является произведенный валовый внутренний продукт, за счет которого на стадии образования первичных доходов формируется соответствующая часть платежей во внебюджетные фонды социального назначения по тарифам страховых резервов, привязанных к оплате труда и включаемых в себестоимостъ продукции. Размеры отчислений составляют: в пенсионный фонд – 2,8% (кроме того, 1% уплачивается работником из его за-11-работ ной платы); в фонд социального страхования – 5,4%; в фонд занятости населения – 1,5%; в фонды обязательного медицинского страхования – 3,6% (0,2% в федеральный и 3,4% – в региональные фонды).

В Законе РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» от 27 декабря 1991 г. не проводится четкой грани между налогами и другими платежами (сборами, госпошлиной и др.), взимаемыми в обязательном порядке в бюджет или во внебюджетные фонды на условиях, определяемых законодательными актами. В соответствии с этим Законом совокупность налогов, сборов, пошлин и других платежей, взимаемых в установленном порядке, образует налоговую систему, основы которой в России и были законодательно оформлены в 1991 г.

В настоящее время налоговой системе России присущ преимущественно фискальный характер, что затрудняет реализацию заложенных в налоге стимулирующего и регулирующего начал. Изъятие государством в пользу общества определенной части валового внутреннего продукта (ВВП) в виде обязательного взноса, который осуществляют основные участники производства ВВП, и составляет сущность налога. Экономическое содержание налогов выражается взаимоотношениями хозяйствующих субъектов и граждан по поводу формирования государственных финансов. Принятые нормативные акты по налогообложению охватывают все сферы коммерческой и некоммерческой деятельности как юридических, так и физических лиц (налогоплательщиков) на территории страны.

Налоги подразделяются на прямые и косвенные. К числу прямых относятся: подоходный налог, налог на прибыль, ресурсные платежи, налоги на имущество, владение и пользование которым служат основанием для обложения. Косвенные налоги вытекают из хозяйственных актов и оборотов, финансовых операций (налог на добавленную стоимость (НДС), таможенная пошлина, налог на операции с ценными бумагами и др.).

Заключение

Исходя из вышеизложенного, нужно сделать следующие выводы.

· Принятие долгожданной части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации очень своевременно. Указанный нормативный правовой акт должен заложить основу развития наследственных правовых отношений в нашей стране на новом, более качественном уровне. Ведь не секрет, что традиции наследования, сложившиеся в нашей стране, весьма резко отличаются от общемировых.

· Необходим тщательный анализ положений новой «наследственной конституции России», включающий как теоретические исследования, так и судебную, нотариальную и адвокатскую практику.

· В связи с тем, что граждане России «недостаточно подкованы» в правовых вопросах, целесообразно введение в качестве общеобязательной учебной дисциплины «Основы наследственных правоотношений» в программу преподавания всех, а не только юридических средних специальных и высших учебных заведений.

· Только применение на практике положений части третьей ГК РФ, посвященных регулированию вопросов наследственного права, покажет, насколько оправданна некоторая усложненность ряда правовых конструкций, использованных в данном нормативном правовом акте (например, обязательной доли, наследования нетрудоспособными иждивенцами и др.).

· Финансовое обеспечение государства осуществляется за счет различных видов государственных доходов. На сегодняшний день в демократических государствах с экономиками рыночного типа главным видом таких государственных доходов являются налоги и сборы, собираемые в бюджеты всех уровней в процессе налогообложения.

· Объектом налогового права является аналитическое исследование общественных отношений в сфере налогообложения. Финансовое обеспечение бюджетов всех уровней – федерального, субъектов Федерации, местного – осуществляется за счет разных видов государственных доходов.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации (с изм. от 14.10.2005) // РГ от 25.12.1993, №237, СЗ РФ от 17.10.2005, №42, ст. 4212.

2. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 №51-ФЗ (ред. от 21.07.2005) // СЗ РФ от 05.12.1994, №32, ст. 3301, СЗ РФ от 25.07.2005, №30 (2 ч.), ст. 3120.

3. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 №14-ФЗ (ред. от 18.07.2005) // СЗ РФ от 29.01.1996, №5, ст. 410, СЗ РФ от 25.07.2005, №30 (1 ч.), ст. 3100.

4. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 №146-ФЗ (ред. от 02.12.2004) // СЗ РФ от 03.12.2001, №49, ст. 4552, СЗ РФ от 06.12.2004, №49, ст. 4855.

5. Семейный Кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 №223-ФЗ (ред. от 28.12.2004) // СЗ РФ от 01.01.1996, №1, ст. 16, СЗ РФ от 03.01.2005, №1 (часть 1), ст. 11.

6. Земельный Кодекс Российской Федерации от 25.10.2001 №136-ФЗ (ред. от 21.07.2005) // СЗ РФ от 29.10.2001, №44, ст. 4147, СЗ РФ от 25.07.2005, №30 (2 ч.), ст. 3122.

7. Гражданский процессуальный Кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 №138-ФЗ (ред. от 21.07.2005) // СЗ РФ от 18.11.2002, №46, ст. 4532, СЗ РФ от 25.07.2005, №30 (ч. 1), ст. 3104.

8. Федеральный закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17.12.2001 №173-ФЗ (ред. от 14.02.2005, с изм. от 27.06.2005) // СЗ РФ от 24.12.2001, №52 (1 ч.), ст. 4920, СЗ РФ от 18.07.2005, №29, ст. 3097.

9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31.10.1995 №8 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1996. – №1.

10. Сегалова Е. Перспективы развития наследования членов семьи // Хозяйство и право. – 1999. – №3.

11. Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. – М.: Юрид. лит., 1991.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий