регистрация / вход

Необходимая оборона и условия ее правомерности

Понятие и условия правомерности необходимой обороны, ее отличие от крайней необходимости и от причинения вреда при задержания лица, совершившего преступление. Необходимая оборона как одно из средств борьбы с преступными посягательствами, охраны личности.

Негосударственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

Западно-Сибирский Институт Финансов и Права

Экономико-правовой факультет

Кафедра теории государства и права

Контрольная работа

по дисциплине: Уголовное право

Выполнила Далимаева С.В.

Группа: Ю-751

Нижневартовск

2010


СОДЕРЖАНИЕ

1. Теоретический вопрос

Введение

Понятие необходимой обороны

Условия правомерности необходимой обороны

Отличие необходимой обороны от крайней необходимости и от причинения вреда при задержания лица, совершившего преступление

Заключение

2. Практические задания

Первое задание

Второе задание

Список использованной литературы


1. Теоретический вопрос

Введение

Актуальность темы исследования.

Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 года, провозгласила, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ст. 2)[1] . К числу же важнейших прав следует отнести право человека на жизнь, закрепленное в ст. 20 Конституции. Как и всякое абстрактное право, оно может быть истолковано различными способами, и очевидно, что существует ряд ситуаций, когда ценность человеческой жизни не является абсолютной. Одной из таких ситуаций является как раз необходимая оборона.

К сожалению, иногда ее неотъемлемым аспектом является причинение смерти нападающему. Это отнюдь не значит, что каждая попытка защитить себя или других должна кончаться убийством; однако же часто бывает именно так. Поскольку человеческая жизнь все же является одной из величайших ценностей, то, соответственно, лишение ее должно рассматриваться как нечто совершенно исключительное, рассматриваемое по особым правилам.

Нормы института необходимой обороны нельзя назвать широко применяемыми. Это связано с множеством субъективных и объективных факторов: отсутствие у граждан оружия и навыков его применения, страх перед преступниками и т.п. В то же время сама по себе проблема необходимой обороны в настоящее время является достаточно актуальной.

Цели и задачи работы.

Цель данной работы - рассмотреть необходимую оборону и условия ее правомерности, отграничить необходимую оборону от крайней необходимости и причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление.

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие задачи:

дать понятие необходимой обороны;

рассмотреть условия правомерности необходимой обороны;

показать признаки, по которым следует разграничивать необходимую оборону и крайнюю необходимость, а также необходимую оборону и случаи причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление.

Объект исследования – необходимая оборона и условия ее правомерности.

Предметом исследования являются общественные отношения, связанные с рассмотрением необходимой обороны и условий ее правомерности.


Понятие необходимой обороны

Любое противоправное деяние влечет за собой юридическую ответственность. Однако из этого общего правила имеются исключения, связанные с особенностями криминогенных общественных отношений, когда законодательством специально оговариваются такие обстоятельства, при наступлении которых ответственность исключается.

Обстоятельства, исключающие преступность деяний - обстоятельства, при которых деяние, содержащее признаки состава преступления и причиняющие вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом, не является преступлением. Глава 8 УК РФ предусматривает такие обстоятельства, как необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения. Такие действия, как необходимая оборона, задержание лица, совершившего преступление, действия в состоянии крайней необходимости (при отсутствии превышения пределов), а также обоснованный риск являются общественно полезными и не являются противоправными.

Необходимой обороне посвящена статья 37 УК РФ. «Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны».[2] Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности.

Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица, независимо от их профессиональной или специальной подготовки и служебного положения (для некоторых лиц необходимая оборона является профессиональной обязанностью). В. И. Радченко писал, что «причинять вред нападающему допускается независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Однако, если нападение исходит от невменяемых или малолетних, предпочтительнее избрать безущербный способ отражения нападения или минимизировать вынужденный вред».[3] Но этот вопрос остается спорным. Например, В.В. Орехов утверждает, что «правомерной будет защита от общественно опасного посягательства, совершенного невменяемым, малолетним, лицом, действующим в силу извинительной ошибки».[4] С. Ф. Милюков отмечает, что в настоящее время особенно возросла общественно опасная активность и агрессивность действий душевнобольных и малолетних».[5]

Необходимая оборона — одно из важных средств борьбы с преступными посягательствами, охраны интересов личности, общества и государства. Использование гражданами своего права на оборону является одной из форм пресечения преступных посягательств, одной из форм участия общественности в борьбе с преступностью. Институт необходимой обороны выполняет в то же время серьезную профилактическую роль, оказывает определенное сдерживающее влияние на лиц, намеревающихся совершить преступление. Сдерживающее воздействие на преступников оказывает, в частности, то обстоятельство, что последствия необходимой обороны могут быть для них более тяжкими (причинение смерти или вреда здоровью), чем грозящее по закону наказание.

Осуществление акта необходимой обороны — субъективное право гражданина. На гражданах не лежит правовая обязанность осуществлять акт обороны. Каждый может использовать свое право на защиту, но может и уклониться от его осуществления. Следует иметь в виду, что на определенной категории лиц в ряде случаев лежит не только моральная, но и правовая обязанность обороняться от происходящего нападения. К числу таких лиц относятся сотрудники милиции, других подразделений органов внутренних дел, военнослужащие, сотрудники Федеральной службы безопасности, федеральных органов государственной охраны, других охранных служб, инкассаторы и пр. Осуществление акта необходимой обороны со стороны этих лиц является их служебным долгом. Отказ от обороны в подобных случаях сам может заключать в себе состав преступления или дисциплинарного проступка.

Таким образом, необходимая оборона — это правомерная защита личности и прав обороняющегося и других лиц, а также охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства, путём причинения вреда посягающему лицу. Основным отличительным признаком необходимой обороны, отграничивающим её от других обстоятельств, исключающих преступность деяния, является причинение вреда именно посягающему, а не другим лицам.

Важность института необходимой обороны в системе уголовного права является исключительной, т.к. среди обстоятельств, исключающих преступность деяния именно оборона имеет наиболее широкое применение.


Условия правомерности необходимой обороны

Причинение вреда в состоянии необходимой обороны будет правомерным лишь при наличии определенных условий, именуемых в теории уголовного права "условиями правомерности необходимой обороны".

Условия правомерности необходимой обороны делятся на 2 группы, относящиеся:

а) к посягательству;

б) к защите.

Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к посягательству, являются общественная опасность, действительность и наличность посягательства.

«Первое условие правомерности — общественная опасность посягательства означает, что данное деяние причиняет существенный вред интересам личности, общества, государства. Недопустима необходимая оборона против правомерных действий, таких, например, как меры по задержанию преступника, законный обыск, арест и т. п. Сопротивление, оказываемое представителям власти, должностным лицам при осуществлении ими своих законных функций, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, хотя теория и практика уголовного права не отрицает возможности необходимой обороны против незаконных действий должностных лиц».[6] Необходимая оборона допускается против действий лица, пользующегося дипломатическим иммунитетом, а также против опасных действий невменяемых и лиц, не достигших возраста уголовной ответственности. Однако в теории уголовного права данный вопрос рассматривается неоднозначно.

Оборона возможна только против нападения, не основанного на законе или праве. Поэтому недопустима защита против действий, совершаемых в процессе необходимой обороны. Однако если имела место провокация нападения, то лицо не может ссылаться на необходимую оборону. «При провокации умысел виновного направлен на то, чтобы искусственно создать конфликтную ситуацию и вызвать нападение на себя, а затем использовать его для расправы. При предлоге обороны виновный использует нападение на него или подобную угрозу, заранее замышляя причинить посягающему вред»[7] .

Вторым условием правомерности необходимой обороны является действительность посягательства (его реальность).

Посягательство признается действительным, если оно реально, объективно существует в конкретно сложившейся обстановке, а не является результатом ошибки, заблуждения лица, плодом его воображения.

В судебной практике встречаются случаи, когда лицо прибегает к защите и наносит вред другому лицу при отсутствии реальной, объективно существующей опасности, так как оно ошибочно полагает наличие такого опасного посягательства. Такую защиту принято называть мнимой обороной, которая обычно является результатом фактической ошибки относительно оценки характера поведения потерпевшего, его личности, конкретной обстановки и ряда других обстоятельств, сложившейся ситуации.

Третье условие правомерности - наличность посягательства. Посягательство должно быть наличным, то есть начавшимся (или близким к началу) и еще не окончившимся. Оно должно обладать способностью неминуемо, немедленно причинить общественно опасный вред.

Наличным признается такое посягательство, которое уже начало осуществляться или непосредственная угроза осуществления которого была настолько очевидной, что было ясно – посягательство может тотчас же, немедленно осуществляться. Об этом может свидетельствовать конкретная угроза словами, жестами, демонстрация оружия и прочие устрашающие способы.

Второй группой условий необходимой обороны являются условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите.

Первое условие состоит в том, что защита допустима при отражении общественно опасного посягательства на определенный круг общества. В действующем уголовном законодательстве в качестве объектов защиты указываются не только личность и права обороняющегося или других лиц, но и охраняемые законом интересы общества и государства.

Спорным является вопрос о возможности защиты чести и достоинства путем применения необходимой обороны. Одни авторы считают возможной необходимую оборону против посягательства на честь и достоинство гражданина, другие – отрицают эту возможность. Представляется, что необходимая оборона допустима против посягательств на честь и достоинство, если они связаны с посягательствами на телесную неприкосновенность (например, против оскорбления действием) или происходят путем распространения сведений в печатном или рукописном виде (например, против попытки публично вывесить написанные или напечатанные клеветнические сведения).

Вторым условием правомерности необходимой обороны, относящейся к защите, является требование, суть которого состоит в том, что потерпевшим может быть только посягающий.

Это условие прямо вытекает из текста самого закона (ч.1 ст.37 УК РФ), в котором указано, что защита осуществляется путем причинения вреда посягающему.

Государство в целом заинтересовано в том, чтобы лицо, осуществляющее право необходимой обороны, находилось в максимально выгодных условиях. Необходимая оборона как активная форма отражения и пресечения посягательства не может быть сведена к простому противодействию путем парирования ударов, отталкиванию нападающего и т.п. Она выражается в самых различных активных действиях обороняющегося – в причинении вреда здоровью, в лишении жизни, уничтожении и повреждении имущества, лишении свободы и др.

Причинение при защите вреда не самому посягающему, а кому-либо из третьих лиц в связи с фактической ошибкой или отклонением действия, исключает в действиях обороняющегося необходимую оборону. Ответственность за причинение вреда третьему лицу, считает В.И.Ткаченко, зависит от объективных и субъективных признаков и здесь возможны три варианта.

В первом случае – обороняющийся причиняет вред лицу, ошибочно принятому за посягающего, и потому его действия должны рассматриваться по правилам о мнимой обороне, ответственность за которую, в соответствии с разъяснением Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г., наступает как за действия, совершенные в состоянии необходимой обороны. И это справедливо в тех случаях, когда лицо не сознавало и не могло сознавать ошибочность своих действий. В противном случае, ответственность наступает в зависимости от вины обороняющегося.

Во втором случае, если при обороне произошло отклонение в действии, в результате чего причинен вред третьему лицу, ответственность обороняющегося наступает на общих основаниях в зависимости от его вины.

И в третьем случае, когда обороняющийся сознательно причиняет вред третьему лицу с целью отразить посягательство, вопрос об ответственности его решается по правилам о крайней необходимости.

Третьим условием правомерности защиты является требование соответствия ее характеру и опасности посягательства, т.е. недопущение превышения пределов обороны.

Нельзя не согласиться с мнением И. Я. Козаченко, что данное условие является самым спорным из трех условий правомерности защиты. «Это условие правомерности вызывает наибольшие трудности в правоприменительной практике. При его определении допускается наибольшее количество ошибок. Объясняется это тем, что установить абсолютные критерии соразмерности нападения и защиты невозможно.

Соразмерность — категория оценочная, которая требует от следователей и судей не только прекрасного знания положений закона и разъяснений высшей судебной инстанции, но и максимально полной оценки всех обстоятельств дела и их точного соотнесения с требованиями закона».[8]

Отличие необходимой обороны от крайней необходимости и от причинения вреда при задержания лица, совершившего преступление

Необходимая оборона имеет много общего с крайней необходимостью и причинением вреда при задержании лица, совершившего преступление. Но необходимая оборона имеет также и ряд существенных отличий от указанных уголовно-правовых институтов:

И.Я. Козаченко на первое место ставит отличие по сути. «Суть необходимой обороны заключается в причинении вреда в процессе защиты охраняемых законом объектов от общественно опасного посягательства. Суть же крайней необходимости состоит в том, что одно охраняемое законом благо защищается за счет причинения вреда другому, также охраняемому уголовным законом объекту»[9] ;

Источником опасности при необходимой обороне являются действия человека. Состояние же крайней необходимости может быть порождено не только действиями человека, но и стихийными силами природы и т.п., при задержании лица – только совершение им преступления;

Целью необходимой обороны является пресечение или предотвращение общественно опасного посягательства, целью задержания — доставление преступника в органы власти и пресечение возможности совершения им в будущем других преступлений, целью крайней необходимости — устранение грозящей опасности.

Необходимая оборона правомерна даже в тех случаях, когда имелась возможность избежать посягательство при помощи бегства, обращения за помощью и т.п. Крайняя же необходимость, как и при задержании, предполагает, что причинение вреда является единственным способом устранения опасности.

При необходимой обороне, как и при задержании преступника, вред, причиненный лицу, осуществляющему общественно опасное действие, может быть больше вреда грозящего. Крайняя необходимость в отличие от этого правомерна только при причинении меньшего вреда в интересах предотвращения вреда большего.

При необходимой обороне и задержании лица, совершившего преступление, вред причиняется только лицу, осуществляющему общественно опасное посягательство. При крайней необходимости вред, как правило, причиняется третьим лицам.

При необходимой обороне, как и при крайней необходимости, человек, обычно помимо своей воли оказывается в состоянии, вынуждающем причинять вред, тогда как при задержании преступника инициатива всегда исходит от лица, обладающего этим правом.

При необходимой обороне и при задержании преступника причиняемый вред потерпевшим не возмещается, при крайней необходимости вред подлежит полному или частичному возмещению третьим лицам (ст. 1066, 1067 ГК РФ).


Заключение

Итак, я дала понятие необходимой обороны, раскрыла содержание условий правомерности необходимой обороны, относящихся к общественно опасному посягательству и к защите от такового, показала признаки, по которым следует разграничивать необходимую оборону и крайнюю необходимость, а также необходимую оборону и случаи причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление.

Из всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

Необходимая оборона заключается в причинении вреда посягающему лицу при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой такого насилия.

Условия, при которых защитительные действия признаются правомерными, а сама защита - необходимой обороной в уголовно-правовой литературе общепринято делить на две группы:

1. Условия правомерности, относящиеся к посягательству.

2. Условия правомерности, относящиеся к защите.

К условиям правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству относят:

общественная опасность посягательства — причинение или возможность причинения вреда охраняемым законом общественным отношениям, которые составляют основание возникновения права на необходимую оборону.

наличность посягательства — такое посягательство, которое уже начало осуществляться, но еще не закончилось, либо это преступное посягательство не началось, но угроза совершения такого посягательства не оставляет сомнения.

действительность (реальность) посягательства -— посягательство является действительным, когда оно существует не только в воображении обороняющегося, но и в реальной жизни. Оборона против воображаемого, не существующего в действительности противника называется мнимой обороной. Мнимая оборона может порождаться неправильной оценкой обороняющимся действий потерпевшего или в том случае, когда в условиях реально существующего нападения обороняющийся ошибается в личности нападавшего.

В свою очередь к условиям правомерности необходимой обороны, относящимся к защите, относят:

характер защиты охраняемых объектов — защита является активным действием, направленным на оборону от общественно опасного посягательства.

границы обороны во времени — необходимая оборона возможна лишь в течение времени, которое занимает общественно опасное посягательство. Продолжение оборонительного действия после окончания посягательства будет запоздалой обороной, что исключает ее правомерность.

соотношение защиты и посягательства — соразмерной признается защита, которая явно не превосходит посягательство, хотя в некоторых случаях вред, причиненный посягающему может быть несколько большим.

Необходимая оборона имеет много общего с крайней необходимостью и причинением вреда при задержании лица, совершившего преступление. Но необходимая оборона имеет также и ряд существенных отличий от указанных уголовно-правовых институтов. Отличается по следующим критериям:

Источник опасности;

Количество способов устранения опасности;

Объекты причиняемого вреда;

Соотношение причиняемого и причиненного вреда;

Цели.

2. Практические задания

Первое задание

Укажите нормы Конституции РФ, на которых основывается УК РФ. Ознакомьтесь с ФКЗ от 21.07.1994 г. «О конституционном Суде РФ» (в действ. редакции) и Постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31.10.1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» и опишите порядок решения вопроса о конституционности норм УК. Укажите случаи, когда нормы УК РФ были предметом обращения в Конституционный Суд РФ.

УК РФ основывается на Конституции Российской Федерации, его положения не могут находиться в противоречии с Конституцией и должны развивать и конкретизировать ее положения, относящиеся к уголовной ответственности. Ряд норм Конституции имеет прямое отношение к уголовному законодательству. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31. 10. 1995 г.[10] это такие статьи Конституции РФ, как:

ч.5 ст.13, запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ;

ч.1 ст.15, согласно которой Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ;

ч.3 ст. 15, законы подлежат официальному опубликованию.

ч.4 ст.15, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы;

ч.3 ст.17, осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц;

ст.18, закрепление в Конституции прав и свобод граждан, которые обеспечиваются правосудием;

ст.19, принцип равенства перед законом и судом;

ст.20, ограничение применения смертной казни;

ст.22, заключение под стражу только по решению суда;

ч.2 ст.23, ограничение права на тайну переписки и т.д. допускается только на основании судебного решения;

ст.25, жилище неприкосновенно;

ч.2 ст.26, право каждого на пользование родным языком;

ч.1 ст.27, право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства;

ст.28, гарантирующая каждому свободу совести, свободу вероисповедания

ч.4 ст.37, право на индивидуальные и коллективные трудовые споры, включая право на забастовку;

ч.1 ст.40, право на жилище;

ч.1 ст.46, гарантирующая каждому право на судебную защиту его прав и свобод;

ч.1 ст.47, гарантирующая каждому право на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом;

ст.48, право каждого на получение квалифицированной юридической помощи

ст.49, принцип презумпции невиновности;

ст.50, недопустимость повторного осуждения за одно и то же преступление;

ст.51, никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников

ст.54, правило об обратной силе закона;

ст.55, недопустимость издания законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина;

ст.59, замена военной службы на альтернативную гражданскую службу

ст.63, РФ предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства;

ст.71 (п. «о»), относящая уголовное законодательство к ведению Российской Федерации;

ч.5 и ч.6 ст.76, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам;

ч.3 ст.90, нормативные указы Президента РФ как главы государства подлежат применению судами при разрешении конкретных судебных дел, если они не противоречат Конституции РФ и ФЗ;

ч.2 ст.120, несоответствие акта гос. или иного органа закону;

ч.3 ст.123, состязательность и равноправие сторон

ч.4 ст.125, конституционность законов.

Одним из ключевых направлений деятельности Конституционного Суда Российской Федерации является проверка конституционности законов и иных нормативных правовых актов, которая осуществляется как по жалобам граждан и организаций, так и по запросам судов.[11]

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" суд, разрешая дело (в том числе и уголовное), применяет непосредственно нормы Конституции, в частности в том случае, когда он придет к убеждению, что федеральный закон (например, нормы УК) находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции. В случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции примененный или подлежащий применению по конкретному делу закон, суд, исходя из положений ч. 4 ст. 125 Конституции, обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о конституционности этого закона. Такой запрос может быть сделан судом первой, кассационной или надзорной инстанции в любой стадии рассмотрения дела. О необходимости обращения с запросом в Конституционный Суд РФ суд выносит мотивированное определение (постановление). Сам запрос оформляется в письменной форме в виде отдельного документа. В связи с обращением в Конституционный Суд Российской Федерации производство по делу или исполнение принятого решения приостанавливается до разрешения запроса Конституционным Судом Российской Федерации, о чем должно быть указано в названном выше определении (постановлении) суда.

После рассмотрения дела Конституционный Суд (КС РФ) принимает итоговое решение в закрытом совещании. Вот несколько случаев, когда нормы УК РФ были предметом обращения в КС РФ:

Жалоба граждан П.Н. Белецкого, Г.А. Никовой, Р.В. Рукавишникова, В.Л. Соколовского и Н.И. Таланова от 27.05.2003 г. на нарушение их конституционных прав ст. 199 УК РФ. После рассмотрения этого дела Конституционный Суд РФ постановил: «признать положение статьи 199 УК РФ об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах либо иным способом, а равно от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации, совершенное в крупном или особо крупном размере, не противоречащим Конституции РФ постольку, поскольку названное положение - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующих правовых норм - предусматривает уголовную ответственность лишь за такие деяния, которые совершаются умышленно и направлены непосредственно на избежание уплаты законно установленного налога в нарушение закрепленных в налоговом законодательстве правил»[12] .

Жалоба гражданки М.А. Асламазян от от 27 мая 2008 г. на нарушение ее конституционных прав ч.1 ст. 188 УК РФ. В связи с этим делом КС РФ постановил: «признать не соответствующим Конституции РФ, ее статьям 17 (часть 1), 19 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3), нормативное положение части первой статьи 188 УК РФ в той мере, в какой оно позволяет - во взаимосвязи с примечанием к статье 169 данного Кодекса - при привлечении к уголовной ответственности за контрабанду, совершаемую путем перемещения через таможенную границу РФ недекларированной или недостоверно декларированной иностранной валюты и (или) валюты РФ в крупном, т.е. превышающем в эквиваленте 250 000 рублей, размере, признавать его таковым исходя из всей перемещаемой суммы, включая и ту ее часть, которую закон разрешает ввозить в РФ без письменного декларирования»[13] .

Определение КС РФ от 04.11.2004 г. № 342-О по жалобе гражданина Сидорова С. А. на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 74 УК РФ и частью первой статьи 399 УПК РФ КС РФ отметил, что «вопрос об обеспечении закрепленного в статье 50 (ч. 3) Конституции РФ права каждого осужденного за преступление просить о смягчении назначенного ему наказания ранее рассматривался КС РФ в Постановлении от 26 ноября 2002 г. по делу о проверке конституционности положений статей 77.1, 77.2, ч.1 и ч.10 статьи 175 УИК РФ и статьи 363 УПК РСФСР». В связи с этим Конституционный Суд РФ определил «признать жалобу гражданина Сидорова С. А. не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании КС РФ, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного ст. 71 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» итогового решения в виде постановления»[14] .

Второе задание

Фирсов совершил убийство из ревности, а через неделю – убийство в драке.

Как квалифицировать содеянное? Будет ли множественность, и если будет, то в какой форме (или формах)? Каково их правовое значение? Изменится ли квалификация, если первый эпизод - покушение на убийство, а второй - оконченное убийство? Если первый эпизод - оконченное убийство, а второй - покушение на убийство? Если оба эпизода - покушения на убийство? Если в первом эпизоде Фирсов участвовал в роли подстрекателя, а не исполнителя? Если во втором эпизоде Фирсов участвовал в роли пособника, а не исполнителя?

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 27.01.1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» виновного следует квалифицировать по пункту «а» ч.2 ст.105 УК РФ, т.к. в соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по пункту "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден.[15]

Множественности преступлений не будет, потому что ст.16 УК РФ «неоднократность преступлений» утратила силу.[16]

Если первый эпизод - покушение на убийство, а второй - оконченное убийство, то квалификация преступления изменится. «Убийство одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление - убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 ст.105 и по ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ».[17]

Если первый эпизод - оконченное убийство, а второй - покушение на убийство, то содеянное также следует квалифицировать по ч. 1 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.к. последовательность преступных действий не влияет на квалификацию данных преступлений (об этом было сказано выше).

Если оба эпизода - покушения на убийство, то преступление квалифицируется по ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Покушение на убийство – это неоконченное преступление, «срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление» (ч.3 ст.66 УК РФ).

Если в первом эпизоде Фирсов участвовал в роли подстрекателя, а не исполнителя, то содеянное следует квалифицировать по пункту «ж» и по пункту «а» ч.2 ст.105 со ссылкой на ч.4 и на ч.2 ст.33. Ссылка будет действовать в том случае, когда Фирсов состоял в группе с предварительным сговором, если же он был участником преступной организации, то согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 27.01.1999 г. при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ

Если во втором эпизоде Фирсов участвовал в роли пособника, а не исполнителя, то следует также квалифицировать преступление по пункту «ж» и по пункту «а» ч.2 ст.105 со ссылкой на ч.2 и ч.5 ст.33 УК РФ (при условии, что виновный был участником группы по предварительному сговору).

Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 N 6-ФКЗ и от 30.12.2008 N 7-ФКЗ).

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ (в ред. от 29.12.2009 N 383-ФЗ).

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 11. 01. 2007 г. «О практике назначения судами РФ уголовного наказания» (в ред. от 29.10.2009 г. № 21).

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 27.01.1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (в ред. от 03.12.2009 N 27).

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31.10.1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» (в ред. от 06.02.2007 N 5)

6. ФКЗ от 21.07.1994 г. «О конституционном Суде РФ» (в ред. от 02.06.2009 N 2-ФКЗ)

7. Орехов В.В. необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. - СПб., 2003.

8. Комментарий к уголовному кодексу РФ, под редакцией В.И. Радченко, Верховный суд Российской Федерации, 2008 г.,

9. Уголовное право. Общая часть: учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма, 2008

10. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации под редакцией А.И. Чучаева, М., Московская государственная юридическая академия, 2008


[1] Конституция Российской Федерации (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 N 6-ФКЗ и от 30.12.2008 N 7-ФКЗ).

[2] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ (в ред. от 29.12.2009).

[3] Верховный суд Российской Федерации, комментарий к уголовному кодексу РФ, под редакцией В.И. Радченко, 2008 г., с 32.

[4] Орехов В.В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. – СПб, 2003, с. 54.

[5] С.Ф. Милюков Обстоятельства, исключающие общественную опасность деяния – СПб, 1998, с. 104-105.

[6] Уголовное право. Общая часть : учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : Норма, 2008, с. 369

[7] Верховный суд Российской Федерации, комментарий к уголовному кодексу РФ, под редакцией В.И. Радченко, 2008 г., с 33.

[8] Уголовное право. Общая часть : учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : Норма, 2008, с. 375

[9] Уголовное право. Общая часть : учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : Норма, 2008, с. 386.

[10] Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31.10.1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» (в ред. от 06.02.2007 N 5)

[11] Ст.3 ФКЗ от 21.07.1994 г. «О конституционном Суде РФ» (в ред. от 02.06.2009 N 2-ФКЗ)

[12] Собрание законодательства РФ. – 2003. – № 24. – Ст. 2431.

[13] Собрание законодательства РФ. – 2008. – № 24. – Ст. 2892.

[14] Вестник Конституционного Суда РФ. – 2005. – № 2. – С. 32.

[15] Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 27.01.1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», п. 5

[16] Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ (в ред. от 29.12.2009 N 383-ФЗ), ст.16

[17] Постановление ПВС РФ № 1 от 27.01.1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», п. 5

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий