регистрация / вход

Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее преступность деяния

Необходимая оборона: понятие, объективная и субъективная сторона, признаки. Право на необходимую оборону, эффективность использования. Условия, характеризующие посягательство. Основные условия правомерности необходимой обороны, превышение пределов.

ВВЕДЕНИЕ

Статья 45 Конституции РФ предоставляет каждому право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Среди методов защиты важное место занимают сознательные и волевые действия лиц в борьбе с преступностью путем пресечения преступных посягательств, предотвращения грозящей опасности личным и другим законным интересам, задержание преступников. В обстоятельствах, исключающих преступность деяния, отсутствуют общественная опасность и уголовная противоправность. По своему социальному содержанию они полезны, поощряются моралью и законом. Это важная форма участия граждан в борьбе с преступностью. Они реализуются в активном поведении людей. Эти обстоятельства связаны с причинением вреда другим интересам. Внешне вред напоминает преступление, но таковым не является. Его причинение расценивается уголовным законом как правомерное поведение. Возможны ситуации, когда деяние формально содержит все признаки состава преступления, но по своей сути оно не только не является общественно опасным, но направлено на достижение общественно полезных целей, либо нейтрально по отношению к общественным интересам. Так, пожарный, проникая в загоревшую квартиру, взламывает двери, но спасает при этом от огня другое, более ценное имущество. В перечисленных случаях действия лиц нельзя назвать преступлением, хотя внешне они напоминают преступные деяния. Для определенных должностных лиц и представителей некоторых профессий действия по реализации обстоятельств, исключающих общественную опасность деяния, являются правовой обязанностью. Так, необходимая оборона является обязанностью военнослужащих, находящихся на посту. Обстоятельства, исключающие преступность деяния, могут находиться в определенной взаимозависимости.

Объектом настоящей курсовой работы является необходимая оборона, как обстоятельство, исключающее преступность деяния.

Предмет работы – действующее законодательство, научные работы юристов-теоретиков и юристов-практиков и судебная практика.

Целями данной работы является определение понятия необходимой обороны и рассмотрение её видов.

Задачи курсовой работы:

- рассмотреть понятие необходимой обороны, как обстоятельства, исключающее преступность деяния;

- выделить условия правомерности необходимой обороны;

- изучить признаки необходимой обороны;

- рассмотреть превышение пределов необходимой обороны.

Мы живем в довольно криминогенное время, и никто от нас не застрахован от того, что завтра или послезавтра он не окажется в ситуации, когда возникнет необходимость самому защищать собственную жизнь и жизнь своих близких. В этом и заключается актуальность выбранной темы курсовой работы.


1. Понятие и история необходимой обороны

Необходимая оборона как правовой институт известна человечеству с древнейших времен. Упоминание права необходимой обороны содержится и в «Русской Правде». С тех пор эта юридическая категория нашла повсеместное законодательное признание и заняла достойное место в теории уголовного права. В русской правовой мысли она получила самую глубокую разработку, в частности, в трудах А.Ф. Кони, Н.С. Таганцева, Н.Д. Сергеевского, идеи которых впоследствии развивались В.Ф. Кириченко, А.И. Санталовым, Н.Н. Паше-Озерским, В.И. Ткаченко, Ю.В. Баулиным и другими учеными. Вместе с тем ее актуальность, теоретическая и практическая значимость только возросли, что является вполне объяснимым. Во-первых, это вызвано тем, что законодатель только за последние восемь лет три раза вносил изменения в нормы о необходимой обороне. Во-вторых, с ростом объема теоретических исследований количество нерешенных противоречий во взглядах на различные аспекты проблемы не уменьшается, а, напротив, возрастает. В-третьих, правоохранительные органы в своей деятельности сталкиваются со все новыми случаями необходимой обороны, а каждый новый случай по своему уникален и требует всестороннего изучения и оценки. Наконец, принимая во внимание сложившуюся в нашем государстве обстановку, которая характеризуется резким ростом преступности, задача приблизить институт необходимой обороны к реалиям нашего времени, сделать его законодательную конструкцию более доступной для понимания как рядовых граждан, так и правоприменителей, приобретает огромное общественное значение.

В соответствии с частями 1, 2 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Из формулировки закона следует, что необходимая оборона является, с одной стороны, обстоятельством, исключающим преступность деяния, а с другой - субъективным правом граждан на защиту от посягательства. При определении понятия необходимой обороны нужно, во-первых, выяснить природу этого права, а во-вторых, установить связь необходимой обороны с другими институтами уголовного права.

Природа права на необходимую оборону трактуется по-разному, но все многообразие объяснений можно в конечном итоге свести к трем парадигмам: естественно-правовой, социально-политической и позитивистской. Естественно-правовая трактовка, восходящая еще к идеям римских юристов, нашла свое отражение в русской дореволюционной правовой мысли. А.Ф. Кони утверждает, что «в силу стремления к самосохранению человек старается избежать опасности и принимает все меры к ее отвращению; - он имеет на это право, которое должно быть рассматриваемо как прирожденное». Свое суждение он дополняет философским обоснованием необходимой обороны, в допущении которой «заключается удовлетворение идеи справедливости. Отнять у человека защиту в тех случаях, когда общество ее дать не может, значило бы совершенно уничтожить объективное равенство между людьми». Аналогичный подход можно встретить и в самых современных работах, посвященных этой теме. М.А. Кауфман пишет: «Право на необходимую оборону - это естественное, данное каждому гражданину право. Его естественность состоит в том, что оно не создается государством, но признается и санкционируется им». Действительно, в основе оборонительных действий лежит присущий каждому индивиду инстинкт самосохранения, поэтому наличие какого-либо запрета на таковые действия, сопряженного даже с самыми суровыми санкциями, будет совершенно бессмысленно: в любой ситуации человек стремился бы огородить себя от опасности. Однако последовательное проведение естественно-правовой концепции выльется в существенное ограничение права на необходимую оборону. Действия, направленные на самосохранение, необязательно должны быть связаны с причинением вреда посягающему. В значительной части случаев можно спастись бегством или обратиться за защитой к правоохранительным органам или другим лицам, но закон такого требования не выдвигает. В ч. 3 ст. 37 УК РФ сказано однозначно: право на необходимую оборону принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам либо органам власти. Далее, понятие самосохранения подразумевает направленность на защиту исключительно собственной личности, в то время как закон допускает также защиту других лиц, общественных и государственных интересов.

Узость естественно-правовой трактовки права на необходимую оборону в значительной степени преодолевается в социально-политической парадигме. В основе современного государства лежит система политических и экономических отношений, незыблемость которых является залогом его успешного функционирования. Именно в этих отношениях реализуется правовой статус человека и гражданина, именно этим отношениям соответствуют базовые ценности данного общества. Поэтому государство, используя правовые средства, признает защитную деятельность граждан социально полезной, но ограничивает ее определенными условиями, нарушение которых поставило бы эти отношения под угрозу. В этой связи уместно обратиться к вопросу о том, является ли право на необходимую оборону самостоятельным либо субсидиарным, то есть дополнительным по отношению к охранительной деятельности государства. Этот вопрос имеет два аспекта. Первый аспект связан с тем, каким образом надлежит действовать обороняющемуся, когда он обладает реальной возможностью обратиться за помощью к органам власти. Как отмечалось выше, закон не ограничивает его действия такой возможностью. Почему? И здесь необходимо разобраться со вторым, более широким аспектом данной проблемы: является ли право на необходимую оборону производным или самостоятельным. Однозначно ответить на этот вопрос нельзя. В позитивно-правовом смысле оно является производным, так как возникает только тогда, когда нарушено исходное право, - как необходимость защиты этого права. Но вместе с тем, как отмечал Н.С. Таганцев, «в идее об обладании правом заключается не только представление о пользовании им, но и об охране его от нарушений; в этом смысле можно утверждать, что оборона есть прирожденное право». Двойственно решается этот вопрос и в социально-политическом смысле. С позиции государства, функционирующего в режиме политического абсолютизма, оборона как самостоятельная инициатива представляет собой посягательство на абсолютную власть и допускается в исключительных случаях, когда органы государства не в состоянии оказать покровительство индивиду. Если же признать, что государство выполняет служебную роль по отношению к обществу и его членам, то право на необходимую оборону надлежит считать абсолютным, а охранительную деятельность государства - производной от этого права.

В РФ право на необходимую оборону является неотъемлемым атрибутом правового статуса личности. В ч. 2 ст. 45 Конституции РФ сказано, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одним из таких способов является причинение вреда посягающему лицу, которое строго регламентировано уголовным законом. В.В. Меркурьев относит право на необходимую оборону к институту «гражданской самозащиты», базовым принципом которого является вышеприведенная формулировка Основного закона. Аналогичные нормы содержатся в гражданском, а ранее, до введения в действие с 1 июля 2002 года КоАП РФ, содержались и в административном праве. Институт необходимой обороны был предусмотрен ст. 19 КоАП РСФСР 1984 года, однако наличие в Кодексе такой нормы не было практически оправданным. Отличие необходимой обороны в административном праве от аналогичного института в уголовном праве заключается в том, что посягательство, вызывающее состояние необходимой обороны, не несет в себе признака общественной опасности, так как не угрожает причинением вреда базовым общественным отношениям. Поэтому размер причиняемого посягающему лицу вреда должен быть существенно меньше, чем тот, который допускается уголовным законом. Многие административные правонарушения, такие, например, как мелкое хулиганство или мелкое хищение, представляют явный вред для общества и должны быть пресечены. Для их пресечения в подавляющем большинстве случаев необходимо причинить такой вред посягающему, который по своим объективным характеристикам будет соответствовать вреду, запрещенному уголовным, а не административным, законом (побои, легкий вред здоровью, лишение свободы и др.). Необходимая же оборона по уголовному праву от посягательств, представляющих собой административные правонарушения, не допускается, о чем более подробно будет сказано ниже. В ныне действующем КоАП РФ норма о необходимой обороне отсутствует. Так или иначе, пред лицом административно наказуемого посягательства гражданин с правовой точки зрения оказывается фактически беззащитен.

Гражданский кодекс РФ допускает самозащиту как один из способов защиты гражданских прав. Здесь, на мой взгляд, уместнее говорить не о защите гражданских прав, а о защите от гражданских правонарушений. Право собственности, безусловно, относится к категории гражданских прав, но посягательство на него является уголовно наказуемым и порождает право на необходимую оборону, предусмотренное ст. 37 УК РФ. Для признания вреда, причиненного при самозащите, правомерным необходимо наличие трех условий. Во-первых, лицо, самостоятельно защищающее свое право, должно являться бесспорным его обладателем. Далее, избранный лицом способ защиты должен быть соразмерен нарушению. И наконец, этот способ не должен выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. При соблюдении вышеперечисленных условий лицо, причинившее вред в состоянии самозащиты, освобождается от обязанности возмещения убытков. Примером гражданско-правовой самозащиты может служить удержание хранителем переданной ему вещи до уплаты причитающегося вознаграждения.

«Определение понятия необходимой обороны, - отмечает Н.Н. Паше-Озерский, - можно дать только исходя из понятия преступления и руководствуясь общим значением обстоятельств, исключающих преступность деяния».

Предмет уголовного права составляют три вида правоотношений. Первым видом являются охранительные уголовно-правовые отношения, возникающие в связи с совершением преступления между лицом, его совершившим, и государством в лице правоохранительных органов. Вторым видом являются общепредупредительные уголовно-правовые отношения, возникающие по поводу удержания лиц от совершения преступлений в связи с наличием уголовно-правового запрета. Наконец, к третьему виду относятся регулятивные уголовно-правовые отношения, которые складываются на базе управомочивающих норм, наделяющих граждан правом на активное противодействие грозящей им, другим лицам, обществу и государству опасности. Именно к этому виду уголовно-правовых отношений принадлежит необходимая оборона. Поэтому, указывая признаки необходимой обороны, образующие ее уголовно-правовой состав, нельзя смешивать его с понятием состава преступления. Стоит согласиться с В.В. Меркурьевым, который пишет: «Состав необходимой обороны - это то, из чего слагается защитительная деятельность обороняющегося, предпринятая в ответ на общественно опасное посягательство».

Объектом необходимой обороны являются личность и права посягающего, которые в момент посягательства лишаются правовой защиты со стороны государства в той степени, в которой это необходимо для пресечения посягательства.

В конструкцию объективной стороны необходимой обороны В.В. Меркурьев ошибочно пытается включить общественно опасное посягательство. На мой взгляд, это неоправданно потому, что посягательство обладает самостоятельным составом, который может:

а) полностью совпадать с составом какого-либо преступления;

б) не образовывать состава преступления ввиду отсутствия необходимых признаков субъекта;

в) не образовывать состава преступления ввиду отсутствия вины (ошибка или крайняя необходимость).

Объективная сторона необходимой обороны включает в себя:

1) общественно полезное действие, связанное с защитой правоохраняемых объектов (оборона в форме бездействия умозрительно допустима, но на практике не распространена);

2) последствие в виде вреда здоровью, имуществу и другим благам посягающего лица;

3) причинная связь между 1) и 2);

4) обстановка, которая характеризуется наличием общественно опасного посягательства;

5) время - момент посягательства.

Орудия, средства и способы необходимой обороны не являются ее обязательными признаками. Однако следует отметить, что использование оружия и специальных средств при отражении посягательства регулируется самостоятельными нормативно - правовыми актами. Согласно ст. 24 Федерального закона РФ «Об оружии» граждане РФ могут применять имеющееся у них на законных основаниях оружие для защиты жизни, здоровья и собственности в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. Применению оружия должно предшествовать четко выраженное предупреждение об этом лица, против которого применяется оружие, за исключением случаев, когда промедление в применении оружия создает непосредственную опасность для жизни людей или может повлечь иные тяжкие последствия. При этом применение оружия в состоянии необходимой обороны не должно причинить вред третьим лицам. Запрещается применять огнестрельное оружие в отношении женщин, лиц с явными признаками инвалидности, несовершеннолетних, когда их возраст очевиден или известен, за исключением случаев совершения указанными лицами вооруженного либо группового нападения. О каждом случае применения оружия, повлекшем причинение вреда здоровью человека, владелец оружия обязан незамедлительно, но не позднее суток, сообщить в орган внутренних дел по месту применения оружия. Нормы, детализирующие положения данной статьи, содержатся в Законах РФ «О милиции» и «О частной детективной и охранной деятельности».

Проиллюстрируем их примерами из практики. Милиционер С. в ночное время нес службу по охране общественного порядка на одной из улиц столичного города. При пресечении преступных действий трех пьяных хулиганов он подвергся нападению с их стороны. Один из преступников, несмотря на то, что С. сделал предупредительный выстрел в воздух, пытался ударить его ножом. Защищаясь, С. выстрелил в него, причинив ранение, повлекшее смерть.

Уголовное дело, возбужденное по данному факту, прошло ряд судебных инстанции, и, в конце концов, справедливость восторжествовала: дело было прекращено за отсутствием в действиях С. состава преступления. Он действовал в состоянии правомерной обороны и не превысил ее пределов.

Субъективная сторона необходимой обороны характеризуется невиновностью. Интеллектуальный элемент невиновности составляет отношение к посягательству (осознание его общественной опасности) и к защите (осознание общественной пользы своих действий), а также предвидение наступления негативных для посягающего последствий. Волевой элемент составляет желание причинения вышеуказанных последствий, которые выступают как способ отражения посягательства. В вопросе о цели обороны оправданно принять точку зрения Ю.В. Баулина, который выделял близлежащую цель (причинение вреда посягающему), промежуточную цель (пресечение или предотвращение посягательства) и конечную цель (защита правоохраняемых интересов). Нельзя, однако, согласиться с ним в вопросе о мотиве предпринимаемой обороны, который, по его мнению, обязательно должен соответствовать ее цели. Сомнительна также позиция Н.Н. Паше-Озерского, утверждавшего, что в основе необходимой обороны лежат исключительно общественно полезные мотивы. При защите правопорядка лицом могут двигать самые разные побуждения, в том числе и те, которые вряд ли относятся к социально поощряемым, например ревность, стремление отличиться в глазах влиятельного человека, гнев, вызванный вторжением в сферу личных интересов, и т.п. Следовательно, мотив предпринимаемых в состоянии необходимой обороны действий с точки зрения закона безразличен.

Субъектом необходимой обороны, т.е. лицом, отражающим посягательство, может быть каждый без исключения человек. В соответствии с ч. 3 ст. 37 УК РФ право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Понятие субъекта необходимой обороны не совпадает с понятием субъекта преступления, так как в данном случае отсутствуют требования к возрасту или психическому состоянию лица. В контексте вышеизложенного необходимую оборону можно, с одной стороны, определить как субъективное право граждан на защиту от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему лицу, а с другой - как основание правомерности причинения вреда посягающему в состоянии защиты личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства.

2. Признаки необходимой обороны

Современный период отмечен разгулом преступности: бандитизм, разбои, посягательства на жизнь и здоровье людей, рэкет, терроризм приобрели характер национального бедствия. Государство пока лишь вырабатывает широковещательные программы борьбы с преступностью, принимает суровые законы против лиц, совершающих насильственные преступления.

Однако отдача оказывается слабой. Часто людям приходится рассчитывать только на самих себя, действовать в состоянии необходимой обороны. Необходимой обороне посвящена ст. 37 УК Российской Федерации. В ней говорится, что не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

В правовом отношении необходимая оборона - действие, не являющееся преступлением, поскольку здесь отсутствует общественная опасность. Более того, необходимая оборона - действие общественно полезное, так как является одним из способов борьбы с преступностью и защиты неотъемлемых прав человека. Кроме того, необходимая оборона - важное средство предупреждения преступлений, ибо, когда кто-то знает, что ему будет дан отпор, он не всегда станет рисковать.

Право на необходимую оборону имеют все без исключения граждане независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Право на необходимую оборону работников милиции дополнительно закреплено ст. 15 Закона о милиции. Необходимая оборона - активная деятельность. В законе подчеркнуто, что право на нее принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Необходимая оборона правомерна не только при защите своих интересов, но и интересов других лиц, общества и государства. Особенно это касается работников милиции. Кстати, если для граждан необходимая оборона - их право, то для работников милиции - служебная обязанность. К общественным интересам, которые можно защищать путем причинения вреда посягающему, относятся общественный порядок, общественная безопасность. Стало быть, можно обороняться от хулиганских действий, от бандитизма, актов терроризма. К государственным интересам, подлежащим защите, относится государственная собственность, неприкосновенность границ, военная тайна. В этой связи возможна оборона от хищений, незаконного перехода границы и др.

Необходимая оборона, как любая правовая категория, имеет признаки, отличающие ее от других институтов. Необходимость наделения ее собственными чертами диктуется прежде всего тем, что она состоит в причинении вреда лицу, которое в других случаях становится преступлением.

Первый признак необходимой обороны - ее основание. Им в законе названо общественно опасное посягательство, т.е. деяние, которое причиняет вред личности, охраняемым законом общественным и государственным интересам или которое создает угрозу причинения вреда, например, при покушении на преступление.

Основанием для необходимой обороны могут быть многие преступления, прежде всего посягательства на жизнь (убийство), здоровье, половую свободу, собственность. Им становятся отдельные административные проступки. Действие, предусмотренное законом, не обязательно должно иметь состав преступления. В частности, действия невменяемых, малолетних, создающих опасность причинения вреда, служат основанием для необходимой обороны. Поздно вечером Б. сидел в лоджии своей квартиры, расположенной на первом этаже. Вскоре он увидел, как двое незнакомцев стали осматривать автомобили, стоящие напротив дома. Потом один из них молотком разбил боковое стекло, просунул в образовавшееся отверстие руку, открыл дверцу, влез в салон автомобиля и стал что-то там делать. Тогда Б. дал команду своей овчарке: «Взять!» Собака стала кусать того, что был у автомобиля, а затем придавила его к земле. Приехавший на место происшествия наряд милиции задержал воров. Ими оказались подростки.

Однако не каждое преступление служит основанием для необходимой обороны. Его не образуют неосторожные преступления, преступления, совершенные путем бездействия (халатность, неоказание помощи больному), и те умышленные преступления, которые немедленно и неотвратимо не влекут причинения вреда.

Требуется также, чтобы посягательство было наличным, т.е. уже начавшимся, но непрекращенным. Началом посягательства считается покушение на него. Предполагаемое посягательство не дает основания для необходимой обороны. Если посягательство окончено, то оборонительные действия недопустимы.

Наконец, посягательство должно быть действительным, а не воображаемым. Посягательство считается действительным, когда оно реально существует и объективно причиняет вред названным интересам. Воображаемое посягательство - плод заблуждения лица, его ошибки в оценке какой-либо ситуации. Причина - страх. А у страха глаза велики. Но это не оправдание.

Необходимая оборона состоит в причинении вреда только посягающему. Вред может быть физическим и имущественным. Физический вред, например, состоит в лишении жизни посягающего. Шизофреник Ф. убежал из больницы. Вооружившись ножом, он вошел в школу и в одном из классов стал наносить детям ножевые удары. Учитель С. бросился защищать школьников. Он ударил табуреткой убийцу и нанес ему смертельное ранение.

Вред может выражаться и в ущербе здоровью. Имущественный вред при обороне может состоять в повреждении дорогостоящей одежды, в убийстве породистой собаки, используемой в качестве орудия нападения, в повреждении автомобиля и т.д.

При обороне возможна ошибка в посягающем и причинение вреда не тому, кто совершил посягательство. Это так называемая мнимая оборона, ответственность за которую наступает в зависимости от наличия вины. Признаком необходимой обороны является ее своевременность. Оборона признается своевременной, если она осуществлена в период от начала посягательства до его окончания. Нельзя обороняться, если посягательство окончено, если посягающий приведен в такое состояние, при котором он уже не представляет опасности. Правда, возможны случаи, когда обороняющийся в пылу борьбы, под влиянием душевного волнения, вызванного нападением, не заметил того, что посягающий прекратил общественно опасные действия, и продолжил оборону. Вопрос об ответственности за несвоевременную оборону решается в зависимости от наличия вины. Считается, что несвоевременная оборона по причине волнения является невиновной или может быть неосторожной, что исключает ответственность. Говоря о своевременности обороны, нельзя не сказать о ситуациях, связанных с переходом оружия из рук в руки. Такое бывает в ситуациях, когда в процессе борьбы обороняющийся вырывает у нападающего оружие и пускает его в ход против своего противника. Судебная практика такую оборону не считает преступной. Дело в том, что если посягающий применяет оружие, то он действует с намерением убийства обороняющегося. Такая цель обусловливает агрессивное поведение нападающего даже после отнятия у него оружия. В этой связи применение отнятого оружия является целесообразной необходимостью.

Обязательным признаком необходимой обороны выступает и ее цель. Она состоит в пресечении посягательства, в приведении посягающего в такое состояние, при котором он не может продолжать действовать общественно опасно. Если же лицо, подвергшееся нападению, использовало его как предлог для сведения счетов, для самочинной расправы, то необходимая оборона исключается. Так же оценивается и провокация необходимой обороны. Она состоит в том, что лицо своими действиями провоцирует кого-то на нападение, чтобы создать основания для ответных действий, а фактически для расправы. Наконец, требуется, чтобы необходимая оборона была соразмерной, т.е. чтобы она не превышала допустимых пределов. Соразмерной признается такая оборона, при которой причиненный вред посягающему был меньшим, равным или несколько большим, чем тот вред, который ожидался от его действий (орудия обороны в расчет не берутся). Признается соразмерной, например, лишение жизни лица, совершающего покушение на убийство, изнасилование, бандитизм, разбойное нападение, хулиганство с применением оружия, захват заложников, похищение человека, хищение чужого имущества в крупном размере. Соразмерной обороной признается причинение вреда здоровью средней тяжести при пресечении карманной или квартирной кражи, при пресечении любого посягательства на здоровье. Необходимая оборона не является преступлением, если не было допущено превышение ее пределов. Под ними признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Законодательное определение превышения пределов необходимой обороны содержит элементы оценочной категории. Между тем как необходимая оборона, так и превышение ее пределов - объективные категории. Их наличие не может зависеть от чьего бы то ни было усмотрения. И, как объективные явления, они имеют собственные признаки, которые и подлежат установлению.


3. Условия правомерности необходимой обороны

Причинение вреда посягающему лицу при защите правоохраняемых объектов может быть признано правомерным только тогда, когда соблюден ряд условий, относящихся как к посягательству, так и к защите от него. В теории уголовного права понятие условий правомерности необходимой обороны нередко подвергалось критике. В.И. Ткаченко полагает, что оправданно говорить только об основании необходимой обороны, которым служит общественно опасное посягательство, и о ее признаках, к которым относятся причинение посягающему вреда, наличие специальной цели, своевременность и соразмерность защиты.

Родственной позиции придерживается Ю.В. Баулин, который рассматривает в контексте правового основания признаки посягательства и отдельно - признаки необходимой обороны. В данной работе используется традиционный подход к освещению вопроса, намеченный еще классиками уголовно - правовой науки (А.Ф. Кони, Н.Д. Сергеевский, Н.С. Таганцев) и воспринятый современниками (А.В. Наумов и др.). Это вызвано рядом соображений. Во-первых, изменение формальных, терминологических конструкций не отражается на их содержании. Далее, такой подход позволяет осуществить условное «наложение» состава необходимой обороны на состав посягательства, что отразит диалектическое единство этих понятий и позволит всесторонне их исследовать. Наконец, такой подход более доступен для понимания широкому кругу граждан, которому предпосланы нормы закона.

Условия правомерности необходимой обороны могут относиться как к посягательству, так и к защите от него. Условиями, характеризующими посягательство, являются:

а) общественная опасность посягательства;

б) наличность посягательства;

в) действительность посягательства.

Необходимая оборона по уголовному праву возможна лишь в случае объективно общественно опасного посягательства, под которым следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного закона, независимо от того, привлечено ли лицо, его совершившее, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям. В данном определении окончательно решается ряд спорных вопросов. Во-первых, необходимая оборона по уголовному праву недопустима от административных правонарушений, поскольку они не предусмотрены УК. Также она недопустима от малозначительных деяний, ибо те лишены признака общественной опасности. Наконец, посягательство, создающее право на оборону, может быть непреступным, т.е. оно может исходить от невменяемых или малолетних лиц, что не лишает его свойства объективной опасности. Н.Д. Сергеевским, а вслед за ним И.С. Тишкевичем было высказано мнение, что защита от посягательств вышеуказанных лиц образует крайнюю необходимость, однако они не правы по двум причинам: непреступность посягательства не делает его правомерным, а вред в данном случае причиняется не третьим лицам, но самому посягателю. Отсюда возможно одно исключение: если заведомо невменяемое для обороняющегося лицо было раздражено им, то причиненный ему вред будет квалифицирован как неосторожное преступление.

Отсутствие в деянии лица признака общественной опасности не порождает права на необходимую оборону. Громнюк признан виновным в умышленном причинении тяжких телесных повреждений Калашникову и Муравьеву при следующих обстоятельствах: 24 октября 2004 г. около 21 час. Громнюк находился в пивном баре, там же были незнакомые ему Калашников, Муравьев и Хайрулин. У Хайрулина пропала норковая шапка, и в ее хищении заподозрили компанию Громнюка. Калашников предложил Громнюку выйти на улицу, на что последний согласился, предварительно захватив с собой кухонный нож. Вслед за ним вышел и Муравьев. Калашников и Громнюк зашли за угол дома, где Калашников в процессе ссоры ударил Громнюка рукой по лицу, а тот имевшимся у него ножом - Калашникова в живот. Калашников закричал, что у Громнюка нож. На его крик подбежал Муравьев, которому Громнюк также нанес удар ножом в область поясницы. Таким образом, как видно из материалов дела, Громнюк не может быть признан находившимся в состоянии необходимой обороны в момент причинения Калашникову ножевого ранения в связи с совершением последним действий хотя и неправомерных (нанесение рукой удара по лицу, не повлекшего никакого последствия), но не представлявших собой нападения, а также в момент нанесения ножевого ранения Муравьеву при отсутствии какого-либо посягательства с его стороны.

Право на необходимую оборону закон связывает не с нападением, а с посягательством, и это не безосновательно. В теории и на практике под нападением понимаются действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения. Более адекватным надо признать термин «посягательство», который охватывает также и ненасильственные случаи нарушения общественных или индивидуальных интересов.

Возможно ли посягательство в форме бездействия? Большинство ученых (В.Ф. Кириченко, Н.Н. Паше-Озерский, Ю.В. Баулин и др.) отрицает такую возможность. М.Д. Шаргородский относит такие случаи к крайней необходимости. В.И. Ткаченко занимает компромиссную позицию. «Оборона против общественно опасного бездействия, - пишет он, - составляет самостоятельное обстоятельство, исключающее общественную опасность деяния, и может быть названа принуждением к действию для выполнения правовой обязанности». Н.С. Таганцев рассматривает принуждение к действию как случай необходимой обороны. Разделяют этот взгляд И.И. Слуцкий и Ю.М. Ткачевский. «Необходимая оборона возможна и против общественно опасного бездействия, - утверждает Ю.М. Ткачевский. - Так, если стрелочник непосредственно перед приходом поезда не переводит стрелку на свободный путь, то возможна необходимая оборона против подобного общественно опасного бездействия». Решение вопроса зависит от того, какое содержание вкладывается в понятие посягательства. Достаточно точной представляется формулировка В.Л. Зуева: «...посягательство, с точки зрения оснований для необходимой обороны, должно пониматься как любое деяние, направленное на достижение общественно опасных последствий, либо как угроза совершения такого деяния». Отсюда следует, что одним из проявлений посягательства может быть бездействие. Вообще уголовно - правовое бездействие не тождественно пассивному поведению в общепринятом смысле. Бездействие - это прежде всего неисполнение правовой обязанности действовать определенным образом, которое может проявляться также и в активном поведении. Ведь стрелочник может не только не переводить стрелку, но и противодействовать доступу к ней других лиц, что тем не менее с точки зрения закона будет квалифицировано как бездействие. Наконец, классический пример: мать отказывается кормить новорожденного ребенка. Применение либо угроза применения насилия к ней с целью осуществления ею кормления является не чем иным, как защитой права новорожденного на жизнь. Таким образом, представляется оправданным признать возможность необходимой обороны от общественно опасного бездействия.

Право на необходимую оборону возникает при совершении как умышленного, так и неосторожного посягательства, ибо последнему также присуща общественная опасность. Ряд теоретиков, однако, подвергает его сомнению. В.И. Ткаченко утверждает: «Говоря о преступлении как основании необходимой обороны, следует отметить, что им может быть только умышленное деяние. Неосторожное можно надежно остановить словом». Данный аргумент не представляется достаточно оправданным: если в отдельных случаях существует возможность вербально пресечь небрежно совершаемое преступление, то вряд ли это вообще возможно в отношении преступления, совершаемого по легкомыслию. Вместе с тем заслуживают внимания замечания Н.Н. Паше-Озерского, который в целом признает право обороны от неосторожного посягательства, но с определенными оговорками. «Очень многие неосторожные посягательства, - говорит он, - становятся преступными только тогда, когда причиняется общественно опасный результат (например, неосторожное убийство). До этого момента они общественно не опасны (не преступны). Следовательно, до причинения результата оборона недопустима, так как деяние общественно не опасно. А после причинения результата, то есть после того, как неосторожное посягательство стало общественно опасным, необходимая оборона также недопустима, ибо она уже запоздала. Таким образом, практически необходимая оборона против неосторожного посягательства в очень многих случаях не может иметь место».

В данном случае Н.Н. Паше-Озерский исходит из теоретически неверных предпосылок, а именно: смешивает объективную категорию общественной опасности с субъективной категорией вины. Неосторожные преступления характеризуются отсутствием умысла в отношении общественно опасных последствий, но последние законом причинности связаны с самим деянием, которое не перестает быть объективно общественно опасным, ибо общественно полезное деяние неспособно причинить общественно опасные последствия.

Одним из наиболее сложных в теории уголовного права и актуальным на практике по-прежнему остается вопрос об обороне от посягательств со стороны должностных лиц. Одним из первых в истории уголовно-правовой мысли его коснулся А.Ф. Кони, который писал: «Власть не может требовать уважения к закону, когда сама его не уважает: граждане вправе отвечать на ее требования: «врачуя, исцелися сам!». Н.С. Таганцев допускает правомерность необходимой обороны против должностных лиц в следующих случаях: «во-первых, если орган власти действует вне сферы своей служебной, предметной или местной компетентности, являясь, так сказать, частным лицом; во-вторых, когда орган власти, действуя в пределах своей компетентности, совершает акт, допускаемый только при соблюдении известных форм и обрядов; в-третьих, если орган власти, действуя в пределах своей компетентности, принимает такие меры, на которые он не только не уполномочен, но которые составляют преступное посягательство на блага частных лиц: если следователь намеревается употребить пытку для получения признания, то оборона против его действий представляется вполне дозволенной». А.А. Пионтковский ограничивал право необходимой обороны от должностных лиц исключительно случаями их посягательств на личность. Наибольшие разногласия встретил вопрос о том, допустима ли оборона против действий должностных лиц, которые законны в формальном отношении, но противозаконны по существу, т.е. в материально - правовом отношении. Н.Н. Паше-Озерский опирался на позицию А.Н. Трайнина, который утверждал: «Закон не может предоставить гражданам право входить в оценку распоряжения власти по существу... Единственное условие, которому должно удовлетворять обязательное к исполнению распоряжение власти, заключается в его формальной законности».

Соблюдение должностным лицом в своей деятельности требуемых законом форм, безусловно, является одной из важнейших гарантий прав граждан, поэтому необходимая оборона допустима даже тогда, когда действие является законным по существу, но предпринимается с нарушением определенных законом формальностей (например, производство обыска без санкции прокурора и постановления следователя). Это не вызывает возражений Н.Н. Паше-Озерского, однако он отвергает право на оборону от действий, являющихся законными только по форме, поскольку в этом случае закон предоставляет иные пути: судебное обжалование, отмена решения в вышестоящем порядке и др.

Если мы признаем право от посягательств должностных лиц, то это право не может умаляться в зависимости от иерархического положения этих лиц - необходимая оборона допустима также и против высших должностных лиц государства. Такой вывод открывает возможность обосновать право на революцию в нормах уголовного закона, посвященных необходимой обороне. Признавая революцию проявлением необходимой обороны, А.Ф. Кони связывает ее правомерность с рядом условий. Он полагает, что революция возможна только тогда, когда, во-первых, она преследует целью защиту права, принадлежащего народу, во-вторых, когда это право действительно нарушено государством, и в-третьих, когда революция остается последним средством защиты этого права. Революция как крайнее средство защиты прав граждан от противоправных посягательств высших должностных лиц государства является скорее категорией общественно-политической и должна рассматриваться в рамках государственного права. Вместе с тем революция всегда сопряжена с применением насилия в отношении противоборствующей стороны. Следовательно, необходимая оборона послужит основанием правомерности причинения вреда противоборствующей стороне в состоянии революции. Что здесь имеется в виду? Предположим, высшее должностное лицо государства в нарушение Конституции РФ осуществляет насильственное удержание власти по истечении срока своих полномочий при опоре на преданные ему вооруженные формирования. Данное деяние образует состав преступления, предусмотренного ст. 278 УК РФ, а, следовательно, действия граждан, направленные на свержение этого лица, сопряженные с насилием над верными ему военизированными частями, в социологическом смысле будут считаться революцией или мятежом, а в уголовно-правовом - необходимой обороной. А как в таком случае надлежит квалифицировать террористический акт в отношении государственного деятеля, предпринимающего противоправные, репрессивные акции к собственному народу? Будет ли посягательство на его жизнь реализацией права народа на необходимую оборону?

Недопустимо применение необходимой обороны в отношении правомерных действий. К ним могут относиться действия, совершаемые при задержании преступника, а также в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. Правомерные оборонительные действия исключают юридическую возможность посягателя оказывать им сопротивление. Однако, если фактически посягающее лицо причинило вред лицу обороняющемуся, то в дальнейшем оно не может ссылаться на норму закона о необходимой обороне - его ответственность последует на общих основаниях. «Разбойник, убивший свою жертву, - говорит Н.С. Таганцев, - не может ссылаться в свое оправдание, что убил, встретив сопротивление со стороны потерпевшего, встретив оборону».

Необходимая оборона со стороны посягающего лица возможна лишь в том случае, когда в отношении его допущено превышение пределов необходимой обороны, потому что, как подчеркивал А.Ф. Кони, «виновность одного не оправдывает несправедливости другого». Иначе говоря, действия, совершенные с превышением пределов необходимой обороны, носят общественно опасный характер и порождают право на защиту от них.

На практике встречаются случаи, когда нападение спровоцировано действиями лица, которое впоследствии ссылается на необходимую оборону. Необходимо установить цель провокационных действий, которая не совпадала бы с целью необходимой обороны - защитой правоохраняемых интересов - и носила бы преступный характер. Заметим, кстати, что в УК Испании отсутствие провокации со стороны обороняющегося названо в числе условий правомерности необходимой обороны.

С вопросом о провокации нападения тесно связана проблема применения права на необходимую оборону в драке. При этом под дракой в юридическом смысле следует понимать взаимное нанесение друг другу ударов руками и ногами, а также различными предметами. «Необходимая оборона при обоюдной драке невозможна», - утверждает В.И. Ткаченко. Он обосновывает свою позицию тем, что в драке каждый является нападающим и не руководствуется мотивом защиты. Но если одна из сторон отказывается от продолжения драки, то действия нападающего трансформируются в основание для необходимой обороны. В.Н. Козак дополняет этот вывод также тем, что, когда лицо втянуто в драку с целью разнятия дерущихся, его действия должны квалифицироваться как оборонительные.

Вторым условием правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству, является его наличность. Именно она делает оборону необходимой в данное время и в данном месте. С целью определения наличности посягательства необходимо установить его начальный и конечный моменты. «Вопрос о начальном и конечном моментах состояния необходимой обороны сводится, - полагает Н.Н. Паше-Озерский, - к вопросу о начальном и конечном моментах общественно опасного посягательства, против которого она осуществляется».

Данное суждение логически выверено, но практически неточно, ибо, как будет показано ниже, состояние необходимой обороны может не совпадать с состоянием посягательства. Началом посягательства следует признать момент возникновения действий, образующих или ведущих к образованию объективной стороны какого-либо преступления.

Следовательно, при умышленной форме вины посягающего посягательство может выразиться как в оконченном преступлении, так и в покушении на него. Так, посягательство будет наличным, когда вор с целью хищения кошелька засунул руку в карман прохожему. Право на оборону признается и в том случае, когда посягательство еще не началось, но имеет место угроза его возникновения. На этот счет в судебной практике разъясняется, что состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения. Так же говорится об угрозе нападения, но логически более последовательно было бы признать право обороны также и от посягательства, не связанного с насилием, например от кражи. Реальной угроза становится тогда, когда имеются достаточные основания приведения ее в исполнение и по всем обстоятельствам начало осуществления посягательства настолько очевидно и неминуемо, что непринятие предупредительных мер ставит в явную опасность правоохраняемые объекты.

Представляется вполне оправданным принять точку зрения А.Н. Попова, который признает право обороны в случае приготовления к преступлению, но при наличии двух условий: если, во-первых, отсутствуют иные способы предотвращения посягательства и, во-вторых, если имеет место приготовление к тяжкому либо особо тяжкому преступлению, поскольку только такое приготовление является уголовно наказуемым. В.И. Ткаченко отрицает возможность обороны от грозящего посягательства. Он мотивирует свою позицию тем, что «предстоящее посягательство - это еще не само посягательство. При нем нет вредоносного вторжения в сферу общественных отношений, следовательно, нет и посягательства. А коль его еще нет, то, как бы скоро оно ни предстояло, осуществлять оборонительные действия нельзя». Правоприменительная практика идет по другому пути.

4. Превышение пределов необходимой обороны

В соответствии с ч. 2 ст. 37 УК превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства. Закон признает такие действия общественно опасными, а в ряде случаев преступными. В теории уголовного права превышение пределов необходимой обороны принято называть эксцессом обороны, т.е. выходом за пределы необходимой обороны. При этом эксцессом обороны может быть признано лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ст. 108 и 114 УК. Законодатель уточнил, что превышение может быть лишь в том случае, когда посягательство не сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не может повлечь уголовной ответственности.

Каждый раз необходимо подробно устанавливать интеллектуальный и волевой моменты умысла, т.е. осознание обороняющимся того, что защита не соответствует характеру и степени опасности посягательства, предвидение причинения такого вреда, который явно превышает вред, необходимый для защиты, и желание или сознательное допущение причинения такого вреда либо безразличное отношение к последствиям (обычно последнее состояние и имеет место). При малейшем сомнении в доказанности указанных моментов умысла, как мы полагаем, необходимо считать, что отсутствует важнейший субъективный критерий эксцесса обороны. Закон не раскрывает признаков явного несоответствия защиты характеру и степени опасности посягательства. Вновь мы встречаемся с оценочным понятием. В науке уголовного права предпринимались попытки конкретизировать признаки данного понятия. Некоторые авторы предлагают считать превышением пределов необходимой обороны и так называемую несвоевременную оборону (преждевременную либо запоздалую). Чаще встречаются случаи эксцесса обороны при очевидном несоответствии интенсивности защиты интенсивности посягательства. Важно помнить, что несоответствие не означает несоразмерности, поэтому последнее понятие не совсем верно применять к институту необходимой обороны. Это подтверждает возможность причинения при определенных условиях любого вреда нападавшему.

В судебной практике признается правомерной защита с использованием камня от нападения кулаком, топора - от нападения безоружного, охотничьего ружья - от нападения с лопатой, ножовкой, пистолета - от нападения с ножом.

Интенсивность защиты характеризуется совокупностью признаков, которые определяют ценность охраняемого блага, время и место нападения (темное время суток, глухой пустырь, где помощи ждать неоткуда). Существенную роль играют и орудия защиты и способ их использования: не должно быть резкого несоответствия между орудиями нападения и орудиями защиты; необходимо выяснить, случайно ли они оказались в руках обороняющегося или были приготовлены заранее; относятся ли эти предметы к оружию либо к хозяйственно-бытовым предметам. Очень важно установить, каким образом орудия применялись при защите - можно ли было использовать их лишь для устрашения нападавшего или необходимо было причинять ему вред. В некоторых случаях определяющим признаком является физическое состояние субъекта.

Судебная практика, по превышению пределов необходимой обороны, обозначает следующие положения: примером может служить, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ об оставлении без изменения приговора Верховного Суда Республики Саха (Якутия) в отношении Т. был осужден за убийство и покушение на убийство двух лиц. Судебная коллегия признала доводы Т. находящегося в состоянии аффекта обоснованно отвергнутыми как несостоятельные, как и доводы о превышении пределов необходимой обороны т. сходил в котельную за ружьем, взял его из-за шкафа, зарядил, зашел в комнату, где лежали Т.И. и Н. и с целью убийства произвел выстрелы, целясь в голову, затем, увидев, что Т.И. жив, повторно навел на него ружье. При таких обстоятельствах суд правильно квалифицировал действия осужденного. Наказание Т. назначено справедливое, оснований к смягчению не имеется.

Анализируя, судебную практику, можно сделать вывод, что превышение пределов необходимой обороны, очень специфичный, и трудно доказываемый вид необходимой обороны. Иногда суды ошибочно оценивают действия обороняющегося как превышение, не учитывая всех объективных и субъективных факторов. Следует сказать, что новелла уголовного закона, которая позволяет обороняющемуся причинять любой вред посягающему в том случае, если последний действовал неожиданно и не давал обороняющемуся возможности объективно оценить степень и характер опасности нападения, существенно сужает рамки наказуемого эксцесса обороны, но требует специального судебного толкования новых оценочных понятий.

Заслуживают внимания предложения ряда авторов, касающиеся состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК (убийство при превышении пределов необходимой обороны). Речь идет о том, чтобы исключить это преступление из категории убийств и именовать «причинением смерти при превышении пределов необходимой обороны. Такой, подход, кажется мне наиболее благоприятным, он позволяет планомерно и всесторонне изучить материалы деяния.

Для вывода о правомерности причинения вреда или о наличии превышения пределов необходимой обороны следует совокупность обстоятельств, относящихся к посягательству, сопоставить с действиями по защите от него. При этом не требуется полного равенства между опасностью посягательства и причиненным посягающему вредом. Этот вред может быть и более значительным, чем характер и степень общественной опасности посягательства. Поэтому причинение смерти при отражении посягательства, сопряженного с насилием, не опасным для жизни человека, но грозящим причинением серьезного вреда здоровью, при угрозе насилием, которая носит неопределенный характер, далеко не всегда будет являться превышением пределов необходимой обороны. Например, если при покушении на изнасилование, угрозе причинения тяжкого вреда здоровью или проникновении в жилище, в котором находятся люди, причинена смерть посягающему, нельзя однозначно сделать вывод о превышении пределов необходимой обороны. Если нет явного несоответствия обороны характеру и степени общественной опасности посягательства, то действия обороняющегося надо признать правомерными.

Следовательно, для решения вопроса о том, превышены пределы необходимой обороны или нет, необходимо установить чрезмерность защиты, т.е. явное несоответствие защиты характеру и степени общественной опасности посягательства. При этом оценка чрезмерности защиты предполагает учет интенсивности, внезапности нападения, физических возможностей обороняющегося и т.п. Решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.). При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

Для того чтобы превысить пределы необходимой обороны, нужно находиться в состоянии необходимой обороны. Пленум Верховного Суда предусмотрел лишь одно исключение из этого правила. Он предложил судам квалифицировать как превышение пределов необходимой обороны причинение вреда при мнимой обороне, если лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательств. Действующее законодательство признает превышением пределов необходимой обороны лишь умышленное деяние, когда субъект сознательно совершает действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Анализируя все вышеизложенное, можно сделать вывод, о том, что превышение пределов необходимой обороны, является очень значимым, и способствующим элементом в рассмотрении уголовного дела, необходимая оборона позволяет правильно, и рационально определить состав преступления.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Широкое участие общественности в борьбе с нарушениями общественного порядка и преступными посягательствами должно сделать необходимую оборону еще более эффективным средством по предупреждению и пресечению преступлений. С полным основанием можно говорить о том, что необходимая оборона является юридическим выражением активной роли граждан в борьбе с преступными посягательствами на государственные, общественные и личные интересы. Необходимая оборона является одним из важных средств укрепления правопорядка, охраны прав граждан и укрепление законности. Институт необходимой обороны в российском уголовном праве является одним из средств охраны интересов государства, собственности, прав и интересов отдельных граждан. Он помогает удерживать неустойчивых лиц, намеревающихся совершить преступление, от осуществления своего преступного намерения. Институт необходимой обороны в российском уголовном праве является одним из средств охраны интересов государства, собственности, прав и интересов отдельных граждан. Он помогает удерживать неустойчивых лиц, намеревающихся совершить преступление, от осуществления своего преступного намерения.

Право необходимой обороны против посягательств на государственные и общественные интересы, на обороняющегося и других лиц, а также на их права, интересы, способствует воспитанию граждан нашего общества в борьбе за охрану правопорядка. Вопрос о правильном понимании необходимой обороны и о пределах ее допустимости приобретает в настоящих условиях исключительно важное значение. Правильное понимание института необходимой обороны и правильное его применение на практике имеет большое значение в деле борьбы с уголовной преступностью,

Правильное понимание института необходимой обороны и правильное его применение на практике имеет большое значение в деле борьбы с уголовной преступностью, в деле вовлечения широкой общественности в борьбы с грабителями, насильниками и убийцами. Все это обязывает органы милиции, следствия, суда и прокуратуры не допускать ошибок в своей работе и уметь правильно решать вопрос о наличии или отсутствии в том или ином конкретном случае необходимой обороны, исключающую общественную опасность деяния, или превышение пределов необходимой обороны. Вопрос же о превышении пределов необходимой обороны необходимо тщательно ограничить от умышленного убийства.

Принятие нового уголовного законодательства, уголовного кодекса должно способствовать еще более успешной борьбе с преступностью и искоренению нарушений законодательства о применении необходимой обороны. Любое нарушение закона приносит огромный ущерб нашему государству, обществу, а значит, всем и каждому члену этого общества. Весьма активной формой участия общественности в борьбе с преступностью является осуществление российскими гражданами принадлежащего им права на необходимую оборону. Защищая путем необходимой обороны интересы государства, общества и личности от общественно опасных посягательств, каждый гражданин имеет широкие права и надежные гарантии. Надо только уметь правильно их использовать.

Эффективность использования права на необходимую оборону во многом зависит от гарантированности его государством, отсутствия опасности быть привлеченным к уголовной ответственности для лица, защищающего личные и общественные интересы. Следует иметь в виду, что в следственной и судебной практике при применении законодательства, регламентирующего институт необходимой обороны, все еще имеют место серьезные недостатки и ошибки, которые приводят порой к необоснованному осуждению граждан. Правоприменительная практика по делам о необходимой обороне и превышении ее пределов непоследовательна и противоречива.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Российской Федерации // Российская газета. 1993. 25 декабря.

2. Уголовный кодекс РФ от 13.06.96 // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25.

3. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, №92-ФЗ от 9.02.99 // Собрание законодательства РФ. 1999. №43.

4. Александров Ю. Необходимая оборона в законе и практике // Правозащитник. - 1998 - № 1.

5. Афанасьева А. Новые вопросы старого института необходимой обороны // Российская юстиция. - 2002 - № 7.

6. Баранова Е.А. Необходимая оборона. - М.,2007.

7. Баулин Ю.В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. - Харьков, 2001.

8. Благов Е.В. Квалификация деяний, исключающих уголовную ответственность // Государство и право. - 2002 - № 9.

9. Ветров Н.И. Уголовное право. Особенная часть.- М., 2004.

10. Гарбатович Д. Необходимая оборона при защите чести и достоинства // Уголовное право. - 2008 - № 5.

11. Гарбатович Д. Природа вины при превышении пределов необходимой обороны // Уголовное право. - 2006 - № 3.

12. Герцензон А.А. Уголовное право. Общая часть. - М., 1998.

13. Гришин А.В. Справочник по уголовному праву Р.Ф. - М., 2006.

14. Даровских Д.А. Некоторые теоретические аспекты определения превышения пределов необходимой обороны // Российский следователь. - 2010 - № 3.

15. Ефимович А.А. О реальном обеспечении права на необходимую оборону правосудием // Российская юстиция. - 2008 - № 10.

16. Здравомыслов Б.В. Уголовное право России. Общая часть. - М., 2002.

17. Зуев В.Л. Необходимая оборона и крайняя необходимость: вопросы квалификации и судебно-следственная практика. - М., 1996.

18. Кадников Н.Г. Уголовное право. - М., 2006.

19. Кауфман М.А. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. - М., 2000.

20. Кругликов Л.Л. Уголовное право России. Часть общая. - М., 2008.

21. Козак В.Н. Право граждан на необходимую оборону. - Саратов, 2002.

22. Колосовский В.В. Необходимая оборона: проблемы уголовно-правовой квалификации // Право и политика. - 2008 - № 3.

23. Кони А.Ф. Избранные произведения. - М., 1999.

24. Мастинский М.З. Применение законодательства о необходимой обороне и превышении ее пределов // Государство и право. - 2004 - № 3.

25. Меркурьев В.В. Состав необходимой обороны. - СПб., 2007.

26. Милюков С.Ф., Сиятскова Л.А. Необходимая оборона по уголовному законодательству России как элемент гражданской самозащиты. - Н. Новгород, 2005.

27. Орехов В.В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. - СПб., 2003.

28. Пархоменко С.В. Проблемы уголовно-правовой регламентации института необходимой обороны // Законность. - 2007 - № 1.

29. Пархоменко С.В. Уголовно-правовые гарантии реализации права на необходимую оборону (вопросы теории). - СПб., 1996.

30. Паше-Озерский Н.Н. Необходимая оборона и крайняя необходимость по советскому уголовному праву. - М., 1999.

31. Пионтковский А.А. Курс советского уголовного права. Т.2. - М., 1991.

32. Побегайло Э. О пределах необходимой обороны // Уголовное право. - 2008 - № 2.

33. Попов А.Н. Возможна ли необходимая оборона в драке // Закон и право. - 2002 - № 5.

34. Рарог А.И. Уголовное право. Общая часть. - М., 2006.

35. Сергеевский Н.Д. Избранные труды. - М., 2008.

36. Слуцкий И.И. Вопросы уголовного права и процесса. - М., 1996.

37. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. Т. 1. - М., 2008.

38. Тасаков С. Нравственные начала уголовного закона о необходимой обороне // Уголовное право. - 2006 - № 5.

39. Тишкевич И.С. опросы индивидуализации ответственности и наказания за превышение пределов необходимой обороны. - М., 1999.

40. ТкачевскийЮ.М. Российская прогрессивная система исполнения уголовных наказаний. - М., 2007.

41. Ткаченко В.И. Необходимая оборона по уголовному праву. - М., 2005.

42. Ткаченко В. Необходимая оборона // Юрист. - 2008 - № 7.

43. Цветков Ю.А. Необходимая оборона по российскому уголовному праву // Законность. - 2008 - № 4.

44. Шнитенков А. Новая редакция статьи о необходимой обороне требует дополнения // Российская юстиция. - 2003 - № 2.

45. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2004. - № 12.

46. Определение Верховного Суда РФ от 21.03.2008 № 74-О07-66 // СПС «Консультант плюс».

47. Судебная практика по уголовным делам / Сост. Есаков Г.А. - М., 2005.

48. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 05.12.2007 N 495П07 // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2008. № 6.

49. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 12.03.2003 N 92п2003пр Причинение смерти посягавшему лицу признано совершенным в состоянии необходимой обороны // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2003. - № 11.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий