регистрация / вход

Необходимая оборона: понятие, условия правомерности

Понятие, условия правомерности необходимой обороны, равенство граждан в реализации этого права. Полномочия обороняющегося в зависимости от насилия, с которым было сопряжено общественно опасное посягательство. Превышение пределов необходимой обороны.

Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО Ростовский государственный

Экономический университет "РИНХ"

Юридический факультет

Кафедра уголовного права

Необходимая оборона: понятие, условия правомерности

Курсовая работа

Научный руководитель:

Дата сдачи курсовой работы:

Дата защиты:

Оценка:

Азов

2008


Содержание

Введение

Понятие необходимой обороны

Условия правомерности необходимой обороны

Превышение пределов необходимой обороны

Заключение

Библиографический список


Введение

Современное состояние преступности в России характеризуется крайне негативными количественными и качественными показателями. Достаточно сказать, что в стране ежегодно регистрируется около 3 млн. различного рода преступлений, более 60% из которых составляют тяжкие и особо тяжкие преступления. Растет число преступлений против жизни, здоровья и собственности. Так, если в 1997г. по данным ГИЦ МВД РФ было совершено 29,4 тыс. убийств и покушений на убийство, то в 1998 г. их было 29,3 тыс., в 1999 г. – 31,1 тыс., в 2000 г. – 31,8 тыс. и в 2001 г. – 33,6 тыс.

Наряду с опасными изменениями в количественных характеристиках преступности, происходят и негативные качественные перемены и, прежде всего, отчетливый сдвиг в сторону организованности, профессионализма и вооруженности. В течение почти 10 лет статистика МВД РФ констатирует наличие в России более 8 тыс. организованных преступных группировок, совершающих преступления фактически во всех сферах жизнедеятельности человека.

Рост и размах преступности, особенно корыстно и корыстно-насильственной, сказывается на всех сторонах жизни людей, на их настроении, вызывая серьезную обеспокоенность и тревогу за свою жизнь, жизнь близких людей, за сохранность своего имущества. Люди не чувствуют себя в безопасности ни дома, ни на работе, ни на отдыхе. Беззащитность законопослушного населения от криминала осознается всеми слоями современного российского общества. Об этом свидетельствуют результаты опросов населения и обращения к президенту видных общественных деятелей России, требующих решительной борьбы с преступностью, обеспечение гарантированных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина.

В условиях, когда государство в лице своих правоохранительных органов не в состоянии обеспечить безопасность и эффективную защиту жизни, здоровья, собственности и иных благ законопослушного населения, оно должно предоставить достаточно широкие возможности обеспечить свою безопасность и защиту самим гражданам всеми способами, не запрещенными законом. Эти возможности могут осуществляться различными мерами, в том числе мерами уголовно-правового характера.

Причинение вреда тем или иным личным, общественным либо государственным интересам при определенных обстоятельствах не образует преступления, если даже оно содержит внешние признаки деяния. По мнению Ю.В. Баулина «Обстоятельствами, исключающими общественную опасность и противоправность (преступность) деяния, признаются правомерные поступки (действия или бездействие), хотя и подпадающие под внешние признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но совершенные лицом при осуществлении своего права, выполнении правовой обязанности или исполнении служебного долга, если эти действия (бездействие) соответствовали необходимым условиям, предусмотренным законодательством».

Среди обстоятельств, исключающих преступность деяния, центральное место занимает необходимая оборона.

В науке уголовного права исследованию необходимой обороны уделяется большое внимание.

Целью моей курсовой работы является рассмотрение института необходимой обороны, ее понятие, признаки, а также, что более важно, условия правомерности применения необходимой обороны.


Глава 1. Понятие необходимой обороны

Положение о необходимой обороне закреплено в статье 37 уголовного кодекса Российской Федерации.

Под необходимой обороной понимаются предпринятые для отражения какого-либо общественно опасного посягательства активные защитительные меры, причиняющие существенный вред преступнику и предупреждающие таким образом развитие преступления, доведение его до конца. Она одно из правоохранительных средств, дополняющих государственные превентивные мероприятия, а чаще – единственный способ предотвратить несчастье до прибытия представителей власти.

Исследованием института необходимой обороны в России занимались многие ученые такие, как Н.С. Таганцев, А.Ф. Кони, Н.Н. Паше-Озерский, Ю.В. Баулин, В.Н. Козак и др.

Несмотря на многочисленность и всесторонность научных исследований в этой области в теории уголовного права существуют самые различные мнения по поводу тех или иных аспектов необходимой обороны. За последнее десятилетие норма о необходимой обороне трижды подверглась достаточно основательным изменениям на законодательном уровне как из-за ухудшения криминальной ситуации в стране и недостаточно эффективной деятельности правоохранительных органов по защите прав и свобод граждан, так и в связи с многочисленными ошибками и трудностями этой нормы на практике.

Необходимая оборона – субъективное право каждого гражданина. Он может использовать это право, но может и уклониться от его использования. Отказ гражданина от реализации своего права на защиту от общественно опасного посягательства может вызвать лишь моральное осуждение со стороны общества.

Каждый человек имеет право на защиту своих прав и законных интересов, прав и законных интересов других лиц, общества и государства от общественно опасного посягательства. Право на необходимую оборону вытекает непосредственно из уголовного закона. Конституция Российской Федерации также затрагивает данную проблему.

Статья 45 Конституции РФ провозглашает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Гражданин вправе защищать собственные жизнь, здоровье, жилище, сбережения, транспортное средство и т. д. Словом все, что защищено законом. Но в равной мере это относится и к жизни, здоровью, жилищу, родственников, друзей, соседей и даже совершенно не знакомых людей. Не исключается защита законных интересов фирмы, общественной организации, фонда и т. д.

Необходимая оборона допустима и против незаконных действий должностных лиц, посягающих путем злоупотребления служебным положением на законные права и интересы граждан. Речь идет о заведомом, явном превышении должностным лицом своих служебных полномочий. Если же действия должностного лица соответствуют законным требованиям, то насильственное сопротивление с причинением ему вреда (например, работнику милиции), будет расценено как превышение пределов необходимой обороны, что влечет уголовную ответственность на общих основаниях.

Для отдельной категории лиц необходимая оборона является не только моральной, но и правовой обязанностью. К ним относятся те лица, на которых в силу указания закона или в силу их служебного положения возложены функции по охране общественного порядка, пресечению преступлений, спасению людей и их имущества (сотрудники милиции, военнослужащие войсковых формирований МВД РФ, работники пожарной службы, должностные лица Вооруженных Сил РФ и др.).

Уклонение, невыполнение этой обязанности влечет для указанных лиц ответственность, а в некоторых случаях даже уголовную (ст.285, 293, 341, 342, 343 УК РФ).

Чрезвычайно важно подчеркнуть равенство граждан в реализации права на необходимую оборону « независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения» (ч. 3 ст. 37 УК РФ). В последнее время значительно расширен круг лиц, которым допускается иметь табельное оружие (включая частных детективов и охранников). Правила применения ими оружия регламентированы специальными нормативными актами, предусматривающими ряд положений, нарушение которых влечет наложение мер административного и (или) дисциплинарного взыскания, в том числе лишение лицензии. Только в исключительных случаях такие действия могут подпадать под признаки должностного преступления, когда именно несоблюдение конкретных норм стало причиной тяжких последствий.

Осуществлять право на необходимую оборону путем причинения вреда посягающему согласно ч.2 ст.37 УК РФ могут лица независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Тем самым подчеркивается активный, наступательный характер защитительной деятельности, что дает возможность избежать ошибок, допускавшихся ранее в судебной практике, когда считалось, что лицо, подвергшееся нападению, не вправе активно защищаться, если имеет возможность спастись бегством, обратиться за помощью к гражданам и т. д.

Сущность необходимой обороны, в конечном счете, заключается в причинении вреда посягающему для защиты правоохранительных благ. Но поскольку закон в равной мере охраняет всех граждан, то правовой охране подлежит и тот, кто нарушает закон, совершая противоправные деяния. Поэтому причинение вреда лицу, нарушающему закон при ситуации необходимой обороны, жестко и строго регламентируется. При несоблюдении требований закона защищающийся от общественно опасного посягательства сам может стать преступником. Поэтому важно учитывать требования, которые предъявляются к лицу, осуществляющему право на необходимую оборону.

Новый закон РФ от 14 марта 2002 года внес значительные изменения в ранее действующую ст. 37 УК РФ 1996 года. Расширив условия правомерности необходимой обороны и в то же время, сохранив условия, при которых причинение вреда посягающему может повлечь уголовную ответственность защищающегося.

Так, правомерным, исключающим преступность деяния, согласно ч.1 ст.37 УК РФ (в редакции Закона РФ от 14 марта 2002 г.), является причинение вреда посягающему, если посягательство на охраняемые законом интересы было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения какого-либо насилия. Однако защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения является правомерной лишь в случаях, если не было допущено превышения пределов необходимой обороны (ч.2 ст.37 УК РФ в новой редакции)

Таким образом, законодатель разделил полномочия обороняющегося в зависимости от насилия, с которым было сопряжено общественно опасное посягательство:

1) допускается причинение вреда посягающему, если посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или с непосредственной угрозой применения такого насилия;

2) если же посягательство не сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, то защита допускается в пределах необходимой обороны.

Решение вопроса о правомочиях обороняющегося с некоторыми редакционными отличиями было регламентировано ст.13 УК РСФСР в редакции Закона РФ от 1 июня 1994 г. На практике реализация ст. 13 УК РСФСР столкнулась с серьезными трудностями и вызвала неоднозначную оценку этого решения со стороны ученых и практиков.

Бесспорным является тот факт, что новая редакция ст.37 УК РФ в свете Закона РФ от 14 марта 2002 г. должна рассматриваться как прогрессивное законодательное решение проблемы необходимой обороны. Она ориентирована не на правоприменителя, а на лицо, реализующее право на оборону. Однако и эта редакция ст.37 УК далека от совершенства.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. ст. 37 УК дополнена ещё одним обстоятельством, освобождающим обороняющегося от ответственности за действия, совершённые в состоянии необходимой обороны. Этим Законом в указанную статью внесено следующее дополнение: «Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения» (часть 2.1 введена Федеральным законом от 08.12.03 № 162-ФЗ).

Значение института необходимой обороны не следует недооценивать и переоценивать. Предоставление лицам больших полномочий по защите от общественно опасных посягательств путем причинения вреда посягающим в условиях усложняющейся криминальной ситуации в стране является одним из способов предупреждения преступлений, ибо угроза получить активный отпор, быть убитым или раненым оказывает определенное психическое воздействие на лиц, пытающихся совершить преступление. Такой отпор дополняет возможности государства по обеспечению охраны безопасности жизни, здоровья и собственности граждан, ибо, как отмечал Н.С. Таганцев, государство не в состоянии предвидеть и предотвратить каждое отдельное правонарушение.

О необходимости повышения значимости института необходимой обороны в системе государственных и общественных мер борьбы с преступностью свидетельствуют результаты исследования уровня знаний населением этого института, многочисленные ошибки, допускаемые судебно-следственными органами по его применению, отсутствие достаточно продуманных и четких решений, касающихся оснований, условий правомерности необходимой обороны и превышения ее пределов в теории уголовного права и законодательства.

Проведенное В.Л. Зуевым исследование практической реализации института необходимой обороны показало, что причиной крайне редкого использования гражданами права необходимой обороны из 100% опрошенных – 17% считают незнание данного права; 19% - незнание конкретных правил поведения в такой ситуации; 48% - боязнь наступления нежелательных правовых последствий; 11% - не хотят использовать такое право вследствие известного этим лицам негативного опыта наступления подобных последствий; 5% опрошенных недооценивают собственные возможности.

Результаты изучения судебно-следственной практики, проведенные в 70-90-х гг., свидетельствуют, что количество дел, связанных с неправильным применением положений о необходимой обороне, остается достаточно высоким. Так, репрезентативное обобщение судебной практики, проведенное в 80-х гг., показало, что каждое четвертое уголовное дело указанной категории разрешалось неправильно.

Учитывая изложенное, необходимо развернуть широкую и целенаправленную пропаганду среди населения положений уголовного законодательства о необходимой обороне, повысить уровень профессионализма сотрудников правоохранительных органов, внести большую ясность в регламентацию нормы о необходимой обороне, что, в конечном счете, повысит ее роль в укреплении правопорядка.


Глава 2. Условия правомерности необходимой обороны

Причинение вреда в состоянии необходимой обороны будет правомерным лишь при наличии определенных условий, именуемых в теории уголовного права "условиями правомерности необходимой обороны".

Несмотря на имеющиеся в теории уголовного права различные подходы к перечню и содержанию условий правомерности необходимой обороны, более логичным представляется устоявшееся в теории и апробированное судебно-следственной практикой деление всех условий на две группы:

а) условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к посягательству;

б) условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите.

Необходимая оборона представляет собой единство двух противоположностей – посягательства и защиты.

Важным из условий правомерности необходимой обороны, относящиеся к посягательству, является общественная опасность посягательства. Общественно опасным признается такое посягательство, которое направлено на причинение вреда государственным, общественным интересам, либо личности и правам обороняющегося или других лиц.

Если обороняющееся лицо знает о том, что на него посягает невменяемое лицо, оно должно по возможности применить наиболее мягкие средства обороны.

Если обороняющийся, прежде всего, работник милиции знает об этом, он должен стремиться к тому, чтобы пресечь посягательство не причиняя вреда посягающему. Если избежать опасности таким путем не удается, то нужно применить такие меры защиты, которые причинят наименьший вред посягающему.

Должностное или служебное положение посягающего не имеет значения при решении вопроса о допустимости необходимой обороны, то есть против незаконных действий указанных лиц она применяется в пределах, предусмотренных законом. Злоупотребление властью или превышение ее работником милиции (рукоприкладство, незаконное задержание с применением физической силы и т. п.) дают право гражданину на применение необходимой обороны. Подобные незаконные действия со стороны работников милиции представляют большую общественную опасность, так как подрывают авторитет милиции как органа, призванного вести борьбу с преступностью.

Не будет необходимой обороны, когда лицо для охраны своего имущества устраивает различного рода ловушки, приспособления механического действия. За подобные действия уголовная ответственность наступает на общих основаниях, как за соответствующее умышленное преступление. Необходимая оборона допустима против объективно общественно опасного посягательства.

В статье 37 УК говорится, что посягательство может быть направлено на личность и права обороняющегося или другого лица, на охраняемые законом интересы общества или государства. Права гражданина перечислены в главе 2 Конституции РФ. Законные интересы общества и государства названы в Гражданском, Уголовном кодексах РФ и других законодательных актах.

Основанием необходимой обороны является посягательство на права и интересы как лица подвергнувшегося нападению, так и права других граждан. Основанием необходимой обороны является также посягательство на интересы государства (например, повреждение троллейбуса) и общества (например, хулиганство).

Говоря о преступлении как основании необходимой обороны, следует отметить, что им может быть только умышленное деяние. Следует также указать, что не каждое умышленное преступление может служить основанием необходимой обороны. Им не может быть вымогательство взятки, контрабанда, дача ложных показаний и т. д. Основанием необходимой обороны являются такие умышленные преступления, которые немедленно и неотвратимо могут повлечь причинение вреда общественным отношениям: покушение на убийство, изнасилование, разбой и т. д.

Важным условием правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству, является наличность. Посягательство должно быть наличным, то есть начавшимся (или близким к началу) и еще не окончившимся. Оно должно обладать способностью неминуемо, немедленно причинить общественно опасный вред.

Наличным признается такое посягательство, которое уже начало осуществляться или непосредственная угроза осуществления которого была настолько очевидной, что было ясно – посягательство может тотчас же, немедленно осуществляться. Об этом может свидетельствовать конкретная угроза словами, жестами, демонстрация оружия и прочие устрашающие способы.

В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 года "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств" по рассматриваемому вопросу сказано: "Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия или других предметов, используемых при нападении, от посягающего к обороняющемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства". В этом постановлении также указывается: "Действия оборонявшегося, причинившие вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. Признание посягательства наличным в том случае, когда имеется реальная и непосредственная угроза нападения, создает благоприятные условия для необходимой обороны. Следственно, нет необходимости в ожидании первого удара со стороны посягающего».

"Не признаются законом совершенные в состоянии необходимой обороны действия обороняющегося, причинившие вред нападающему лишь в том случае, если они были совершены уже после того, как нападение было предотвращено или окончено и в применении средств защиты уже явно миновала необходимость, и, следовательно, эти действия выступали как акт мести – самочинной расправой".

Третьим условием правомерности необходимой обороны является действительность посягательства (его реальность).

Посягательство признается действительным, если оно реально, объективно существует в конкретно сложившейся обстановке, а не является результатом ошибки, заблуждения лица, плодом его воображения.

В судебной практике встречаются случаи, когда лицо прибегает к защите и наносит вред другому лицу при отсутствии реальной, объективно существующей опасности, так как оно ошибочно полагает наличие такого опасного посягательства. Такую защиту в юридической литературе и в судебной практике принято называть мнимой обороной, которая обычно является результатом фактической ошибки относительно оценки характера поведения потерпевшего, его личности, конкретной обстановки и ряда других обстоятельств, сложившейся ситуации.

Приравнивание мнимой обороны к необходимой обороне вызывает обоснованные сомнения. Еще В.Ф. Кириченко отмечал, что «только действительно существующее нападение создает право необходимой обороны. Если его нет, нет и этого права. И если лицо, полагая, что оно подверглось нападению, чего в действительности не было, причинит «нападающему» какой-либо вред, то вопрос об ответственности этого лица, действующего в состоянии так называемой «мнимой обороны», следует рассматривать по общим правилам о юридических и фактических ошибках».

Этого же мнения придерживаются А. Молодцов, К. Тихонов и Н. Кузнецова, которые указывают, что причинение вреда при мнимой обороне должно оцениваться по правилам фактической ошибки. И это необходимо регламентировать в уголовном законодательстве.

Заканчивая характеристику условий правомерности, относящихся к посягательству, можно сделать вывод, что посягательство, против которого допустима необходимая оборона, должно быть:

а) объективно общественно опасным;

б) наличным (то есть начавшимся либо со всей очевидностью предстоящим);

в) действительным (то есть реально существующим).

Второй группой условий необходимой обороны являются условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите.

Первое условие состоит в том, что защита допустима при отражении общественно опасного посягательства на определенный круг общества. В действующем уголовном законодательстве (ст.37 УК РФ 1996г.) в качестве объектов защиты указываются не только личность и права обороняющегося или других лиц, но и охраняемые законом интересы общества и государства.

Спорным является вопрос о возможности защиты чести и достоинства путем применения необходимой обороны. Одни авторы считают возможной необходимую оборону против посягательства на честь и достоинство гражданина, другие – отрицают эту возможность. Представляется, что необходимая оборона допустима против посягательств на честь и достоинство, если они связаны с посягательствами на телесную неприкосновенность (например, против оскорбления действием) или происходят путем распространения сведений в печатном или рукописном виде (например, против попытки публично вывесить написанные или напечатанные клеветнические сведения).

Актуальной является проблема о допустимости защиты личности, жилища, материальных ценностей и других правоохраняемых объектов от общественно опасных посягательств путем применения различных технических устройств, приспособлений и механизмов.

Действующее уголовное законодательство не регламентирует подобные случаи, в судебной практике они решаются по-разному. Вместе с тем, с учетом остроты криминальной ситуации в стране роста числа краж с проникновением в жилища, дачи, хозяйственные постройки и другие помещения, эта проблема заслуживает пристального внимания и своего законодательного решения.

А.Б. Сахаров, В.Ф. Кириченко, С.Ф. Милюков и другие, считают, что причинение вреда при защите правоохраняемых объектов с помощью технических устройств может и должно рассматриваться по правилам необходимой обороны при соблюдении условий ее правомерности.

Эта позиция представляется вполне обоснованной. При определенных условиях технические средства защиты, действующие автономно, могут причинить вред невинному, законопослушному гражданину, но и при других способах обороны возможно причинение вреда указанным лицам, но это не является причиной для отрицания всех иных способов осуществления необходимой обороны.

Обычно в нормальных условиях общежития использование технических устройств, при защите правоохраняемых объектов не создает угрозы причинения вреда третьим лицам, т.е. законопослушным гражданам. Законопослушные граждане не ломают двери, не срывают замки и не бьют стекла в окнах в целях проникновения в чужое жилище, дачи, бытовые сооружения и гаражи для совершения преступлений.

Бесспорно и то, что технические устройства направлены против предполагаемого посягательства, которое лишь ожидается в будущем. Когда же посягательство происходит непосредственно, то в этот момент лицо, установившее защитное устройство, может и не знать о факте посягательства. Однако норма, закрепленная в ст.37 УК РФ, не конкретизирует способ защиты при необходимой обороне и не требует непосредственного физического воздействия самого обороняющегося на посягающего. В связи с этим можно сделать вывод, что акт необходимой обороны будет осуществлен не в момент установки защитного устройства, а тогда, когда это устройство сработает, и, таким образом, условие наличности посягательства при осуществлении необходимой обороны с помощью защитных устройств присутствует.

Никому не запрещено заблаговременно готовиться к необходимой обороне против предполагаемого посягательства. Следует закрепить в законодательном порядке право граждан на установку технических устройств и приспособлений для защиты собственности, жилища и т. п. от общественно опасных посягательств.

Вторым условием правомерности необходимой обороны, относящейся к защите, является требование, суть которого состоит в том, что потерпевшим может быть только посягающий.

Это условие прямо вытекает из текста самого закона (ч.1 ст.37 УК РФ), в котором указано, что защита осуществляется путем причинения вреда посягающему.

Государство в целом заинтересовано в том, чтобы лицо, осуществляющее право необходимой обороны, находилось в максимально выгодных условиях. Необходимая оборона как активная форма отражения и пресечения посягательства не может быть сведена к простому противодействию путем парирования ударов, отталкиванию нападающего и т.п. Она выражается в самых различных активных действиях обороняющегося – в причинении вреда здоровью, в лишении жизни, уничтожении и повреждении имущества, лишении свободы и др.

Причинение при защите вреда не самому посягающему, а кому-либо из третьих лиц в связи с фактической ошибкой или отклонением действия, исключает в действиях обороняющегося необходимую оборону. Ответственность за причинение вреда третьему лицу, считает В.И.Ткаченко, зависит от объективных и субъективных признаков и здесь возможны три варианта.

В первом случае – обороняющийся причиняет вред лицу, ошибочно принятому за посягающего, и потому его действия должны рассматриваться по правилам о мнимой обороне, ответственность за которую, в соответствии с разъяснением Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г., наступает как за действия, совершенные в состоянии необходимой обороны. И это справедливо в тех случаях, когда лицо не сознавало и не могло сознавать ошибочность своих действий. В противном случае, ответственность наступает в зависимости от вины обороняющегося.

Во втором случае, если при обороне произошло отклонение в действии, в результате чего причинен вред третьему лицу, ответственность обороняющегося наступает на общих основаниях в зависимости от его вины.

И в третьем случае, когда обороняющийся сознательно причиняет вред третьему лицу с целью отразить посягательство, вопрос об ответственности его решается по правилам о крайней необходимости.

Третьим условием правомерности защиты является требование соответствия ее характеру и опасности посягательства. Это условие становится важным в связи с тем, что законодатель в ст.37 УК РФ в редакции Закона РФ от 14 марта 1992 г. по-разному, в зависимости от характера и способа посягательства, оценивает правомерность или противоправность необходимой обороны. Так, закон считает правомерным, исключающим преступность деяния, причинение фактически любого вреда посягающему, если посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (ч.1 ст.37 УК РФ).

Вместе с тем в новой редакции ч.2 ст. 37 УК РФ соответствие или несоответствие защиты характеру и опасности посягательства решается иначе, а именно: защита от посягательства, не сопряженного с насилием, является правомерной, если при этом не было допущено превышение пределов необходимой обороны.

Таким образом, в этих случаях важным для теории и практики является правильное решение проблемы, при каких обстоятельствах причинение вреда посягающему будет правомерным и при каких обстоятельствах имеет место несоответствие защиты посягательству или, иначе, превышение пределов необходимой обороны, которое влечет за собой уголовную ответственность обороняющегося.

Решение этих проблем представляет значительную трудность, о чем свидетельствуют и разноречивые мнения ученых, и многочисленные ошибки, допускаемые в судебно-следственной практике, поэтому требуется более глубокое их исследование.

Глава 3. Превышение пределов необходимой обороны

Законодатель в ч. 2 ст. 37 УК РФ дает сжатую, краткую формулировку понятия «превышение пределов необходимой обороны», говоря об умышленных действиях, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. Каких-либо четких критериев явного, очевидного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства ни закон, ни судебная практика не дают.

Попытку ученых выдвинуть такие критерии отграничения превышения пределов необходимой обороны от правомерной необходимой обороны, как «несвоевременная» («преждевременная», «запоздалая») нельзя признать удачной. Отдельные случаи признания судебной практикой так называемой «запоздалой обороны» видом превышения ее пределов неосновательны и противоречат как закону, так и постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984г. Необходимая оборона, как уже отмечалось возможна только при наличии посягательства, и если оно отсутствует, то нет и права на необходимую оборону, а, следовательно, невозможно и превышение отсутствующего права.

В.Ф. Кириченко исследуя проблемы необходимой обороны, пришел к такому выводу, что «вопрос о пределах необходимой обороны есть вопрос факта. Только на основании анализа конкретных обстоятельств дела можно определить пределы защиты, в теории же могут быть даны лишь общие принципы».

Каждый случай посягательства, не сопряженный с насилием, опасным для жизни, характеризуется своими особенностями, в частности, физическими данными посягающего, наличием или отсутствием у него оружия или каких-нибудь предметов, используемых в качестве нападения, соответствующей обстановкой и т.д. Эти особенности каждого конкретного случая посягательства определяют и особенности каждого конкретного случая защиты. Поэтому соответствие обороны посягательству можно определить только на основе детального учета, анализа и оценки всех обстоятельств конкретного дела. Следует также подчеркнуть, что ни одно обстоятельство, отдельно взятое, не является главным, но любое из них может оказать влияние на решение вопроса в совокупности со всеми другими обстоятельствами конкретного дела.

Именно на это обратил внимание Пленум Верховного Суда СССР в своем постановлении от 16 августа 1984 г., указав, что решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося.

Анализ судебных ошибок, связанных с решением вопроса о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны показывает, что они допускаются, как правило, вследствие поверхностного исследования фактических обстоятельств дела под впечатлением лишь тяжких последствий, наступивших от действий обороняющихся или посягающих, или отрицательных данных о прошлом обороняющихся или посягающих, из-за недостаточных знаний условий правомерности необходимой обороны и условия превышения ее пределов.

Имеет место практика, когда при расследовании и рассмотрении уголовных дел, в которых фигурируют обстоятельства, указывающие на наличие необходимой обороны, правоприменительные органы все же квалифицируют такие деяния «с запасом прочности», т. е. как обычное преступление, либо как деяние, совершенное с превышением пределов необходимой обороны, что влечет за собой весьма негативные последствия для фактически оборонявшихся и общества в целом.

Редко на практике при решении вопроса, находился ли гражданин в состоянии необходимой обороны или превысил ее пределы, учитывается его психическое состояние, вызванное общественно опасным посягательством. Оно, как известно, оказывает значительное влияние на сознание и поведение людей, особенно в экстремальных ситуациях. Подвергшийся посягательству в 98 случаях из 100 находился в возбужденном состоянии, а нередко в состоянии аффекта, вызванного совершаемым посягательством, в силу чего не всегда мог правильно оценить обстановку и соразмерить свои действия по защите с характером и опасностью посягательства. Требовать же от обороняющегося в каждом случае посягательства оставаться хладнокровным, мгновенно оценивать обстановку и соизмерять свои усилия по отражению посягательства с его характером и опасностью, нельзя.

Не самое неожиданное посягательство вызывает состояние, когда обороняющийся не может объективно оценить характер и опасность нападения и превышает пределы необходимой обороны, а вызванное им состояние испуга, страха, чувства сильного душевного волнения. И это должно быть основанием для освобождения обороняющегося от уголовной ответственности.

С момента вступления в силу УК РФ 1996 г. основания для теоретических дискуссий о характере вины при превышении пределов необходимой обороны отпали, так как в законе прямо указано на умышленный характер действий виновного лица при превышении пределов необходимой обороны. В ч. 3 ст. 37 УК РФ 1996 г. предусмотрено, что превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия. Это означает, что превышение пределов необходимой обороны может быть совершено как в случаях, когда обороняющийся предвидел возможность или неизбежность превышения пределов необходимой обороны, так и в тех случаях, когда он предвидел возможность превышения, но не желал, а лишь сознательно допускал, либо безразлично относился к наступлению данных последствий.

Таким образом, обороняющийся от общественно опасного посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для его жизни или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, может быть привлечен к уголовной ответственности только в случае, если он умышленно совершил действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства.

Ответственность за превышение пределов необходимой обороны в действующем УК РФ 1996г. предусмотрена лишь двумя статьями: ч. 1 ст. 108 УК – убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны и ч. 1 ст. 114 УК – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

Вместе с тем в действительности обороняющийся, превысив пределы необходимой обороны, может причинить посягающему вред здоровью средней или легкой тяжести, повредить или уничтожить его имущество. Должен ли в подобных случаях обороняющийся нести уголовную ответственность или он не подлежит уголовной ответственности? В теории уголовного права этот вопрос решается неоднозначно, высказываются прямо противоположные мнения.

Так, А.Н. Попов считает, что причинение любого иного умышленного, помимо смерти или тяжких телесных повреждений, вреда при защите от общественно опасного посягательства не влечет за собой уголовной ответственности, поскольку это прямо не предусматривается в законе. Этого же мнения придерживаются И.Э. Звечаровский и С.Ф. Милюков.

Противоположную позицию занимает Ю.М. Ткачевский, который пишет, что причинение иного вреда, помимо смерти или тяжкого вреда здоровью, при превышении пределов необходимой обороны не предусмотрено в качестве самостоятельных преступлений. Поэтому, по его мнению, в подобных случаях действия виновного лица квалифицируются по соответствующим статьям УК РФ, а факт превышения пределов необходимой обороны должен учитываться как обстоятельство, смягчающее наказание при постановлении обвинительного приговора. Хотя в УК РФ 1996г. и не предусматриваются в качестве самостоятельных преступлений причинение при превышении пределов необходимой обороны иного вреда посягающему, кроме смерти и тяжкого вреда здоровью, это не означает, что при причинении вреда здоровью средней тяжести или при уничтожении имущества оборонявшийся не будет нести уголовной ответственности.

Сложность и конфликтность необходимой обороны, проблемы разграничения преступной и не порицаемой защиты в законодательстве и судебной практике, не говоря уже о науке, разрешены далеко не полностью. Границы между логической цепью правовых явлений: необходимая оборона – эксцесс необходимой обороны – преступления установлены лишь частично и только с помощью оценочных формул.

Отсутствие четких разграничений обуславливает весьма высокую вероятность ошибочной и противоречивой практики, что порождает впечатление несправедливости в обществе. Надежды здесь могут быть связаны с дальнейшим совершенствованием законодательства, принятием Верховным Судом РФ очередного руководящего разъяснения по делам о необходимой обороне, находками в правоприменительной сфере.

Заключение

Рассмотрев в курсовой работе теоретические и практические проблемы института необходимой обороны, можно сделать ряд выводов.

В общей системе государственных мер, направленных на борьбу с преступностью, необходимая оборона имеет важное значение в деле укрепления правопорядка и общественной безопасности.

Регламентированное и ясное для понимания законодательство о необходимой обороне, правильное его применение являются важным условием широкого вовлечения населения в борьбу с преступностью и укрепления законности.

Широкое участие общественности в борьбе с нарушениями общественного порядка и преступными посягательствами должно сделать необходимую оборону еще более эффективным средством по предупреждению и пресечению преступлений. С полным основанием можно говорить о том, что необходимая оборона является юридическим выражением активной роли граждан в борьбе с преступными посягательствами на государственные, общественные и личные интересы.

Право самозащиты, экстренной помощи попавшим в беду является необходимым элементом человеческого общежития, и власть вынуждена считаться с этим фактом. Дозволением необходимой обороны в законе государство совершает ответственный шаг – закрепляет естественное неотчуждаемое право граждан на защиту от нападений других лиц. Право обороны, таким образом, не даруется властью, а признается и фиксируется ею.

Направленность и содержание права на необходимую оборону зависит от силы власти, правового положения личности в обществе и криминогенной реальности.

Вопрос о правильном понимании необходимой обороны и о пределах ее допустимости приобретает в настоящих условиях исключительно важное значение.

Правильное понимание института необходимой обороны и правильное его применение на практике имеет большое значение в деле борьбы с уголовной преступностью, в деле вовлечения широкой общественности в борьбу с грабителями, насильниками и убийцами. Все это обязывает органы милиции, следствия, суда и прокуратуры не допускать ошибок в своей работе и уметь правильно решать вопрос о наличии или отсутствии в том или ином конкретном случае необходимой обороны, исключающую общественную опасность деяния, или превышение пределов необходимой обороны. Вопрос же о превышении пределов необходимой обороны необходимо тщательно ограничить от умышленного убийства.

Принятие нового уголовного законодательства, уголовного кодекса должно способствовать еще более успешной борьбе с преступностью и искоренению нарушений законодательства о применении необходимой обороны.

Защищая путем необходимой обороны интересы государства, общества и личности от общественно опасных посягательств, каждый гражданин имеет широкие права и надежные гарантии. Надо только уметь правильно их использовать.


Библиографический список

Нормативно-правовые акты

Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993. // Российская газета 1993. 25 декабря.

Закон РФ от 18 апреля 1991г. № 1026-1. «О милиции». // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР от 22 апреля 1991 г., № 16. ст. 503.

Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996г. № 63-ФЗ. // СЗ РФ. № 52, 1996. ст. 2954 (с изм. и доп. на 14 мая 2006г.).

Федеральный закон РФ от 8 декабря 2003г. № 162-ФЗ. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации». // Российская газета. 2003. 13 декабря.

Федеральный закон РФ от 14 марта 2002г. № 29-ФЗ. « О внесении изменения в статью 37 Уголовного кодекса Российской Федерации». // Российская газета. 2002. 19 марта.

Научная литература

Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. ред. В.М. Лебедев. – 5-е изд., доп. и исп. – М., 2005.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 декабря 1969 г. №11 «О практике применения судами законодательства о необходимой обороне». («Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР (22-77г.)», стр.62).

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств». (Бюллетень Верховного Суда СССР, 1984г., №5, стр.10-11).

Баулин Ю.В. О перспективах уголовно-правового регулирования обстоятельств, исключающих преступность деяния. Минск. 1991.

Зуев В.Л. Необходимая оборона и крайняя необходимость. М., 1996.

Кириченко В.Ф. Основные вопросы учения о необходимой обороне по советскому уголовному праву. М.,1948.

Козак В.Н. Право граждан на необходимую оборону. Саратов, 1972.

Орехов В. В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. – СПб., 2003.

Паше-Озерский Н.Н. Необходимая оборона и крайняя необходимость. М., 1962.

Попов А.Н. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 2001.

Слуцкий И.И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. Л., 1956.

Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Общая часть. М., 1994.

Ткаченко В.И. Обстоятельства, исключающие преступность деяния // Уголовное право. Общая часть. М., 1996г.

Уголовное право. Общая часть. / Под ред. В.Н. Петрашева. М., 1999.

Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. / Под ред. А.С. Михлина. - М.,2005.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий