регистрация / вход

Ответственность за торговлю несовершеннолетними

Понятие, сущность и основные формы торговли несовершеннолетними, а также общая характеристика ее уголовно-правового регулирования. Анализ ответственности и правовой квалификации торговли несовершеннолетними, согласно законодательству Российской Федерации.

Курсовая работа

По уголовному праву

На тему: Ответственность за торговлю несовершеннолетними


Содержание

Введение…………………………………………………………………………...3

Глава 1. Торговля несовершеннолетними……………………………………….5

1.1 Понятие торговли несовершеннолетними…………………………………..5

1.2 Основные формы торговли несовершеннолетними………………………...8

Глава 2. Ответственность за торговлю несовершеннолетними……………....13

2.1 Уголовно-правовая характеристика торговли несовершеннолетними…..13

2.2 Ответственность за торговлю несовершеннолетними…………………….17

Заключение……………………………………………………………………….25

Список использованной литературы…………………………………………...28


Введение

Свобода человека является одной из главных ценностей в современном мире, поэтому в законодательстве большинства стран свобода характеризуется в качестве главного права человека и гражданина. Одним из врагов свободы людей является такой незаконный вид «предпринимательства», как торговля людьми.

Очень часто в лапы торговцев людьми попадают несовершеннолетние, в виду того, что являются менее защищенными, чем взрослые. Особенно опасными в этой сфере странами являются Непал, Индия, Таиланд, ОАЭ и другие азиатские страны

Как правило, торговля людьми тесно связана с рынком сексуальных услуг: людей, в том числе и детей, заставляют работать в публичных домах, заниматься проституцией. В сфере сексуальных услуг задействованы порядка двух миллионов детей. Это не только наносит вред психике несовершеннолетних, но и опасно, сопряжено с самыми разными заболеваниями. Детей и подростков часто используют в качестве бесплатных работников, иногда – в качестве солдат в «горячих» точках планеты.

Проблема торговли несовершеннолетними и ответственности за торговлю несовершеннолетними в России стала предметом обсуждения средств массовой информации в начале 90-х годов прошлого столетия в связи с фактами продажи за рубеж детей, содержащихся в домах ребенка. Обязанность России противодействовать торговле несовершеннолетними специально зафиксирована в ряде международно-правовых актов.

УК РФ предусмотрел ответственность за торговлю несовершеннолетними в ст. 152 УК РФ «Торговля несовершеннолетними» главы 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних».

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ УК РФ был дополнен ст. 127.1, в которой предусматривалась уголовная ответственность за торговлю людьми. При этом ст. 152 УК РФ была декриминализирована, поскольку п. «б» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ содержал квалифицированный состав торговли людьми в отношении заведомо несовершеннолетнего.

Необходимость исследования вызвана несовершенством и пробельностью регламентации в действующем Уголовном кодексе Российской Федерации ответственности за торговлю несовершеннолетними.

Современное состояние уголовно-правовой защиты несовершеннолетних жертв преступлений, не соответствует общепризнанному правовому принципу приоритетной защиты государством прав и законных интересов детей, не учитывает возрастающей общественной опасности сложившейся и прогнозируемой криминальной ситуации в сфере преступных посягательств на нормальное развитие детей.

Таким образом, изучение и анализ вопросов об ответственности за торговлю несовершеннолетними является достаточно актуальным.

Объект исследования. Объектом настоящего исследования является торговля несовершеннолетними.

Предмет исследования. Предметом исследования является проблема ответственности за торговлю несовершеннолетними.

Цель данной работы – рассмотреть ответственность за торговлю несовершеннолетними.

Для достижения поставленной цели необходимо выполнить следующие задачи:

рассмотреть понятие торговли несовершеннолетними и основные формы торговли несовершеннолетними;

изучить уголовно-правовую характеристику торговли несовершеннолетними;

рассмотреть ответственность за торговлю несовершеннолетними.


Глава 1. Торговля несовершеннолетними

1.1 Понятие торговли несовершеннолетними

В отличие от взрослого человека несовершеннолетние (особенно малолетние) не имеют полной свободы воли: она ограничена его статусом и психофизиологическими способностями возрастного характера. Таким образом, торговля детьми посягает не только и даже не столько на свободу детей, сколько на их интересы в комплексе и поэтому нельзя видеть в преступлении торговлей детьми только лишение свободы ребенка.

Понятие торговли несовершеннолетними (не имея в виду кражи ребенка, а затем торговли) в качестве определяющего признака преступления должно предполагать завладение несовершеннолетним в результате передачи его приобретателю лицом, у которого несовершеннолетний находился на законном основании (родителем, усыновителем, попечителем, опекуном, родственником).[1]

Именно в результате завладения приобретатель получает возможность диктовать свою волю несовершеннолетнему, используя его по своему усмотрению. Мотив продавца чаще всего корыстный, однако, по смыслу установление корысти не требуется, также как и установление возмездного характера сделки, предметом которой выступает несовершеннолетний. Вполне возможно (и практика знает такие случаи), когда несовершеннолетний передавался "продавцом" другому лицу из соображений обеспечить ему лучшее будущее, из-за невозможности его содержать и пр.

Несовершеннолетний может передаваться "покупателю" на время. В этом случае, есть все основания говорить о торговле детьми с последующим наказанием. Чаще всего здесь речь идет о сексуальной эксплуатации в прямой (проституция) или косвенной форме (съемка порнографических фильмов, изготовление иных предметов порнографии). Возможна также передача несовершеннолетних на время с целью их трудовой эксплуатации (например, для сбора подаяний).

Мотивация поведения лица, завладевающего несовершеннолетним, может варьироваться в широком диапазоне: от стремления использовать органы несовершеннолетнего для трансплантации - до намерения предоставить ему оптимальные возможности для развития, включая коррекцию наследственных или приобретенных патологий. Для квалификации преступления это значения не имеет, если приобретатель прав на несовершеннолетнего действовал незаконно, в обход существующего порядка (при усыновлении).

Торговля несовершеннолетними - одно из преступлений против семьи и несовершеннолетних.

Торговля женщинами и детьми признана экстрадиционными, т.е. влекущими за собой выдачу преступников как при наличии двустороннего договора между государствами, так и в отсутствие такового.

Под физической свободой человека необходимо понимать его способность действовать в соответствии со своим волеизъявлением при условии отсутствия определенных физических (материальных) факторов, ограничивающих его действие. В качестве примера можно привести свободу выбора места проживания, свободу передвижения и т.д. Таким образом, можно выделить два основных критерия физической (личной) свободы человека: свободная, независимая воля и отсутствие каких-либо сдерживающих ее реализацию преград.

В Декларации прав ребенка 1959 г. сказано, что дети нуждаются в особой охране и заботе и им должна быть создана специальная международная правовая защита от всех преступных посягательств. Именно поэтому по инициативе Международного детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в 1989 г. была принята Конвенция о правах ребенка, которая открыта для подписания ее всеми государствами. Данная конвенция возложила на государства обязанность защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального извращения.

Права и свободы детей находятся под особой защитой как международного права (Декларация о правах ребенка, Конвенция о правах ребенка, Гаагская конвенция о защите детей и сотрудничества в области межгосударственного усыновления и др.), так и внутреннего законодательства каждого государства (например, согласно ст. 38 Конституции РФ детство находится под защитой государства).

Международное законодательство при сотрудничестве на уровне судебных органов призывает государства и далее разрабатывать или дополнять законодательство, устанавливающее ответственность за торговлю людьми, и предусматривать, если необходимо, особые формы инкриминирования.

Международные правовые акты прямо включают в понятие "торговля детьми" не только действия, направленные на усыновление детей, но и неправомерное склонение в качестве посредничества к согласию на усыновление ребенка в нарушение положений международных документов, касающихся усыновления.[2]

Торговля несовершеннолетним определяется как купля-продажа заведомо несовершеннолетнего либо его перевозка, передача, укрывательство или получение, совершенные в целях его эксплуатации.

Судебная практика показывает, что торговля несовершеннолетними осуществляется как в целях эксплуатации (сексуальной, экономической и т.д.), так и в других целях. Международные документы, в частности ст. 35 Конвенции о правах ребенка, запрещают торговлю детьми в любых целях и в любой форме.

В большинстве случаев купля-продажа несовершеннолетнего осуществляется не с целью его последующего усыновления и воспитания, а совершенно с другими целями и такие действия не подпадают под признаки преступления, предусмотренного статьей 133 УК РК, так как не охватываются понятием "эксплуатация".

В ст. 2 Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка понятие «торговля детьми» охватывает любой акт (сделку), посредством которого ребенок передается любым лицом (любой группой лиц) другому лицу (группе лиц) за вознаграждение или любое иное возмещение.

В соответствии с частью 1 статьи 78 УК РК несовершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось 14, но не исполнилось 18 лет.

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что в отличие от взрослого человека несовершеннолетние (особенно малолетние) не имеют полной свободы воли: она ограничена его статусом и психофизиологическими способностями возрастного характера.

Таким образом, торговля детьми посягает не только и даже не столько на свободу детей, сколько на их интересы в комплексе и поэтому нельзя видеть в преступлении торговлей детьми только лишение свободы ребенка. Торговля несовершеннолетним определяется как купля-продажа заведомо несовершеннолетнего либо его перевозка, передача, укрывательство или получение, совершенные в целях его эксплуатации.

1.2 Основные формы торговли несовершеннолетними

Торговля людьми, и в том числе детьми, имеет в нашей стране невообразимые масштабы. Ни сотрудники милиции, ни правозащитные организации не могут сказать, сколько людей ежемесячно продается внутри страны и вывозится за ее пределы.

По оценкам экспертов ООН, число жертв торговли людьми по всему миру исчисляется сотнями тысяч и даже миллионами. В официальной статистике лишь десятки фактов. Причем продажа детей занимает в статистике малое место.

Торговля детьми в целях эксплуатации и прочие сделки с несовершеннолетними приобретают опасные масштабы в мире.

Страны с переходной экономикой, к которым относится Россия и весь регион СНГ, являются одним из "очагов неблагополучия" в данной области. Торговля детьми здесь распространена как внутри стран, так и с пересечением национальных границ.[3]

Выделяются основные формы, в которых проявляет себя торговля несовершеннолетними:

1)Торговля несовершеннолетними с целью коммерческой сексуальной эксплуатации (КСЭД), в том числе:

для организации детской проституции,

для производства порнографии.

2)Торговля несовершеннолетними с целью эксплуатации их труда, в том числе:

детский труд в сфере производства и услуг (мытье машин, работа в сельском хозяйстве и т.п.),

детский труд в домашнем хозяйстве (домашнее рабство), и другое.

3)Торговля несовершеннолетними с целью попрошайничества, в том числе:

использование детей в качестве "попрошаек",

"аренда" младенцев для попрошайничества.

4)Торговля несовершеннолетними для трансплантации органов и тканей.

5)Торговля несовершеннолетними с целью незаконного усыновления/удочерения.

Первые три формы являются наиболее массовыми. Причем распространенность этих форм эксплуатации детей, как и в случае со взрослыми, достигает таких масштабов, что перерастает границы маргинального феномена, институционализируется и превращается в отлаженную систему.

Механизмы такой эксплуатации встраиваются в "нормальные" экономические и социальные практики и существуют в социуме практически открыто.

Преступления взрослых в отношении несовершеннолетних на практике плохо выявляются. Число взрослых, привлеченных к ответственности за такие преступления, за последние годы снижается. Так, за 5 лет численность привлеченных к ответственности за вовлечение несовершеннолетних в антиобщественные действия (ст. 151 УК) — сократилась на 42%. Эксперты подчеркивают, что латентность таких преступлений выше, чем в случае со взрослыми. Это необходимо учитывать при планировании мер противодействия.

Торговля детьми в целях секс-эксплуатации — одно из самых циничных преступлений.

Жертвами преступлений сексуального характера являются и мальчики, и девочки. Большинство несовершеннолетних жертв сексуальных посягательств — развратных действий и ненасильственных действий сексуального характера — составляют мальчики. Из 714 детей, пострадавших от развратных действий (ст. 135 УК), три четверти составляют мальчики. Эксперты Социологического института РАН в Петербурге подчеркивают, что в последнее время мальчиков, занимающихся проституцией, стало заметно больше. Девочки и девушки-подростки значительно чаще подвергаются насильственным преступлениям сексуального характера. По сведениям судебно-медицинских бюро по сексуальному насилию сегодня регистрируется всего лишь один из 10 случаев такого насилия в отношении несовершеннолетних. Латентность ненасильственных половых преступлений в отношении несовершеннолетних еще выше.[4]

Для облегчения совершения с ребенком действий сексуального характера и вовлечения его в изготовление порнографических материалов детей нередко побуждают к употреблению спиртных напитков, наркотических средств, одурманивающих или психотропных веществ.

Алкогольное (наркотическое) опьянение может существенно изменить психическое состояние ребенка, нарушив тем самым его способность к осознанию происходящего и контролю над своим поведением. Часто подростковая проституция становится следствием наркомании, которая также молодеет.

Таким образом, в понятие "торговля детьми" включаются не только действия, направленные на усыновление детей, но и неправомерное склонение в качестве посредничества к согласию на усыновление ребенка в нарушение положений международных документов, касающихся усыновления.

Торговля несовершеннолетним определяется как купля-продажа заведомо несовершеннолетнего либо его перевозка, передача, укрывательство или получение, совершенные в целях его эксплуатации.

В большинстве случаев купля-продажа несовершеннолетнего осуществляется не с целью его последующего усыновления и воспитания, а совершенно с другими целями и такие действия не подпадают под признаки преступления, предусмотренного статьей 133 УК РК, так как не охватываются понятием "эксплуатация".

Выделяются основные формы, в которых проявляет себя торговля детьми: торговля детьми с целью коммерческой сексуальной эксплуатации, торговля детьми с целью эксплуатации их труда, торговля детьми с целью попрошайничества, торговля детьми для трансплантации органов и тканей, торговля детьми с целью незаконного усыновления/удочерения.

Первые три формы являются наиболее массовыми. Причем распространенность этих форм эксплуатации детей, как и в случае со взрослыми, достигает таких масштабов, что перерастает границы маргинального феномена и превращается в отлаженную систему.


Глава 2. Ответственность за торговлю несовершеннолетними

2.1 Уголовно-правовая характеристика торговли несовершеннолетними

Торговля несовершеннолетними выделена в качестве квалифицированного состава в п. "б" ч. 2 ст. 127.1 УК РФ. Отнесение данного обстоятельства к числу отягчающих обусловлено особенностями объекта данного преступления, поскольку посягательство происходит как на основной непосредственный объект - личную свободу человека, так и на дополнительный - общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие несовершеннолетнего.

Однако и в отношении таких потерпевших законодатель не учел всех возможных форм посягательства на их свободу и нормальное развитие. В большинстве случаев купля-продажа несовершеннолетнего осуществляется с целью его последующего усыновления, однако такие действия не подпадают под признаки преступления, предусмотренного ст. 127.1 УК РФ, так как не охватываются понятием "эксплуатация". [5]

В то время как в международном законодательстве, а именно в ст. 2 Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, торговля детьми означает любой акт или сделку, посредством которых ребенок передается любым лицом или любой группой другому лицу или группе лиц за вознаграждение или любое иное возмещение.

В результате реформы уголовного законодательства противоправные деяния указанной направленности, совершенные в отношении несовершеннолетних, не будут учитываться в уголовной статистике в качестве самостоятельных видов преступлений, что приведет к искажению общей картины преступности в отношении несовершеннолетних. Этот факт свидетельствует о незаметной частичной декриминализации общественно опасных посягательств на несовершеннолетних и прямо противоречит международным стандартам. Так, Рекомендацией N 1583, принятой в 2002 году на осенней сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы по проблеме предупреждения рецидивных преступлений против детей, признано целесообразным в особенных частях уголовных кодексов специально выделять преступления, в которых потерпевшими являются дети, - с целью дифференциации уголовной ответственности и получения точных данных о распространенности преступлений против детей.

В соответствии с ч. 1 ст. 87 УК РФ несовершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось 14, но не исполнилось 18 лет. Однако, как представляется, эти возрастные границы установлены лишь для привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности, и на них не следует ориентироваться при квалификации деяний по п. "б" ч. 2 ст. 127.1 УК РФ. Ведь потерпевшим от анализируемого преступления может быть любой ребенок в возрасте до 18 лет, в том числе малолетний.

Как показывает практика, дети именно этой возрастной группы чаще всего становятся объектами купли-продажи для усыновления, использования для попрошайничества и в иных целях.[6] Поэтому под несовершеннолетними в силу расширительного толкования подразумевается любой ребенок, не достигший 18-летнего возраста. Такое решение вытекает в первую очередь из положений международных правовых актов. Так, в Протоколе термин "ребенок" означает любое лицо, не достигшее 18-летнего возраста (п. "d" ст. 3). Российское гражданское законодательство (ст. 54 Семейного кодекса РФ) также признает ребенком лицо, не достигшее возраста 18 лет (совершеннолетия).

В связи с этим разумно изменить редакцию ч. 1 ст. 87 УК РФ, указав в ней, что понятие "несовершеннолетний" используется только применительно к статьям главы 14 "Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних" УК РФ.

Несмотря на широкий смысл диспозиции ч. 1 ст. 127.1 УК, она ограничена фразой "совершенные в целях его эксплуатации". Следовательно, если нет "эксплуатации", то и нет состава преступления. И этот вопрос уже отражается в прессе. "Нет признаков продажи "с целью дальнейшей эксплуатации", - и предприимчивых родителей к серьезной ответственности не привлечешь... Так, Ольга Ямщинина (г. Новосибирск) находилась в роддоме с родившимся ребенком... но ее сожитель Игорь Лесных продал ребенка за 10 тысяч долларов. В дальнейшем, согласившись на возможное изъятие почки у ребенка, он попросил "покупателя" (оперативного работника) не говорить об этом Ольге. Она сама утверждала, что хочет "передать ребенка в хорошие руки" из-за стесненных денежных обстоятельств. Между тем Ольга участвовала в сделке, собственными руками пересчитывая деньги за дочь. Торговля? По логике, конечно: товар - деньги, все это в руках матери. Но отправить ее за решетку... нельзя, Уголовный кодекс не дает.

В статье указано: «Торговля детьми, то есть купля-продажа человека либо его вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение, совершенные в целях его эксплуатации». Судя по всему, законотворцы указали формы торговли людьми – саму куплю-продажу, а также перечисленные далее действия, совершенные с целью эксплуатации жертвы. Но адвокаты легко доказывают суду, что в статье написано: торговля людьмиэто купля-продажа в целях эксплуатации. В результате и прокуратура, и суд требуют от следователей доказывать цель продажи, то есть эксплуатацию.[7]

Квалифицируя преступление по п. "б" ч. 2 ст. 127.1 УК РФ, необходимо, чтобы факт несовершеннолетия охватывался умыслом виновного - на это указывает формулировка в словосочетании "заведомо несовершеннолетнего".

"Заведомость" означает, что лицо, совершившее действия, связанные с торговлей людьми, достоверно знает о возрасте потерпевшего или осознает, что потерпевшим является несовершеннолетний.

Думается, что при рассмотрении вопроса о квалификации преступления по п. "б" ч. 2 ст. 127.1 УК РФ возможно применение разъяснения, изложенного в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации" в соответствии с пунктом 14 "добросовестное заблуждение, возникшее на основании того, что возраст потерпевшего лица приближается к 18-летию или в силу акселерации оно выглядит взрослее своего возраста, исключает вменение виновному лицу данного квалифицирующего признака"

Некоторые ученые негативно воспринимают включение "заведомости" в число признаков субъективной стороны состава торговли несовершеннолетними, поскольку видят в этом снижение правовой защиты детей-жертв. При этом приводятся формулировки зарубежных уголовных кодексов. Так, добросовестное заблуждение преступника, посягающего на ребенка, относительно возраста потерпевшего по уголовному законодательству ряда стран (Великобритании, Ирландии, Италии, Норвегии) не признается основанием для освобождения виновного от уголовной ответственности за преступления против несовершеннолетних.

Однако, следует признать правомерным указание в ст. 127.1 УК РФ на "заведомость" для того, чтобы исключить объективное вменение.

Подводя некий итог рассмотрению вопросов, связанных с торговлей несовершеннолетними, следует сказать, что целесообразнее было бы сохранить в самостоятельной статье УК РФ ответственность за торговлю детьми. Это объясняется следующим. Во-первых, права и свободы детей находятся под особой защитой как международного права (Декларация о правах ребенка, Конвенция о правах ребенка, Гаагская конвенция о защите детей и сотрудничества в области межгосударственного усыновления и др.), так и внутреннего законодательства каждого государства (например, согласно ст. 38 Конституции РФ детство находится под защитой государства).

Во-вторых, международное законодательство при сотрудничестве на уровне судебных органов призывает государства и далее разрабатывать или дополнять законодательство, устанавливающее ответственность за торговлю людьми, и предусматривать, если необходимо, особые формы инкриминирования.

2.2 Ответственность за торговлю несовершеннолетними

Признание торговли людьми в отношении заведомо несовершеннолетнего обстоятельством, отягчающим ответственность, вполне оправданно. Дело в том, что в данном случае торговля людьми посягает одновременно на личную свободу человека (основной объект), а также на нормальное формирование и развитие личности несовершеннолетнего (дополнительный объект).

Кроме этого, повышенная опасность данного вида посягательств обусловливается зачастую неспособностью несовершеннолетнего потерпевшего (особенно это касается не достигших 14-летнего возраста) в силу физического и психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному. Теория и практика применения уголовного закона такое состояние потерпевшего рассматривает как беспомощное.[8]

Проблемы квалификации торговли несовершеннолетними связаны с установлением признаков субъективной стороны преступления. Форма вины применительно к составу торговля несовершеннолетними — прямой умысел. Целенаправленный характер совершаемых действий обусловлен указанием в законе специальной цели торговли людьми: эксплуатации человека. Кроме того, о прямом умысле торговли несовершеннолетними свидетельствует признак «заведомость» действий в отношении несовершеннолетних. В свою очередь, слово «заведомый» означает «наперед хорошо известный, безусловный»

Следует согласиться с А.А. Пионтковским, когда он говорит, что «все преступления, в состав которых введен элемент сознательности преступных действий, исключает возможность их неосторожного совершения».

При торговле людьми в отношении заведомо несовершеннолетнего виновный сознательно относится к тому, что он совершает именно действия в отношении несовершеннолетнего потерпевшего. Отсутствие такого сознания свидетельствует об отсутствии в его действиях состава преступления. Кроме того, о прямом умысле свидетельствует и анализ конструкции состава преступления, который является формальным.

Как отмечает А.В. Наумов, «преступления с формальным составом, т.е. те, в состав которых не входит определенное преступное последствие, могут быть совершены только с прямым умыслом».[9] Подобные преступления не могут совершаться с косвенным умыслом, волевое содержание которого в виде сознательного допущения закон связывает исключительно с общественно опасными последствиями, входящими в объективную сторону только материальных составов.

Содержание умысла при торговле людьми в отношении заведомо несовершеннолетнего включает осознание того факта, что виновный совершает действия по торговле людьми в отношении заведомо несовершеннолетнего и желает совершить указанные действия.

Так, в ходе оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление лиц, занимающихся организацией для занятия проституцией, сотрудниками УУР КМ ГУВД г. Москвы в 2007 г. были установлены и задержаны двое граждан России, которые осуществляли торговлю людьми с целью сексуальной эксплуатации, а также занимались вовлечением в занятие проституцией девушек, в том числе несовершеннолетних. Данные граждане России осуществляли вербовку девушек в Республике Чувашия под предлогом предоставления работы в г. Москве работником торговли. По приезде в г. Москву девушек отвозили на заранее снятую квартиру, где им предлагали заниматься проституцией, а когда они пытались отказаться от данного рода деятельности, их принуждали под угрозой физической расправы, отобрав гражданские паспорта.

По данному факту СО при ОВД Вешняки г. Москвы возбуждено уголовное дело по п. «а», «б», «д», «е» ч. 2 ст. 1271 (торговля людьми), ч. 3 ст. 240 (вовлечение в занятие проституцией), п. «б», «в» ч. 2 ст. 241 (организация занятия проституцией), ч. 4 ст. 150 (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления), ч. 2 ст. 325 (похищение или повреждение документов).

В качестве обязательного признака субъективной стороны состава торговли людьми является цель эксплуатации. В примечании 2 к ст. 127.1 УК РФ дается определение эксплуатации человека, под которой понимается использование занятия проституцией другими лицами и иные формы сексуальной эксплуатации, рабский труд (услуги) и подневольное состояние. Поскольку перечень форм эксплуатации является закрытым, то совершение акта торговли с иными целями преступлением не является.

По мнению Е.В. Евстифеевой, указание на специальную цель эксплуатации является излишним, поскольку у посредника сделки либо продавца в отдельных случаях такая цель может отсутствовать. Действительно в юридической литературе приводятся многочисленные примеры из следственно-судебной практики, когда виновные занимались торговлей людьми, стремясь достичь иные цели, не связанные с эксплуатацией человека, например использование ребенка (особенно грудного возраста) в качестве подтверждения ложной беременности, чтобы доказать воздействие на сомневающегося в необходимости жениться мужчину; решение проблемы материнства за счет приобретения чужого ребенка и др. [10]

В силу особенностей состава данного преступления (наличие как минимум двух сторон: продавца и покупателя) цели и мотивы у разных участников незаконной сделки могут не совпадать. В связи с этим на практике могут возникнуть проблемы в установлении цели эксплуатации торговли людьми, а поскольку данный признак состава преступления является основным, то без него невозможно привлечение к уголовной ответственности, следовательно, возникают проблемы в процессе доказывания данного преступления. Возможно, для решения данной проблемы необходимо отказаться от использования в качестве обязательного признака торговли людьми специальной цели.

В случае, когда заключается договор с беременной женщиной о передаче рожденного ею ребенка другим лицам и получении матерью денежного вознаграждения, деяние должно квалифицироваться как покушение на преступление (ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 127 УК РФ).

В теории уголовного права и следственно-судебной практике возникает вопрос: как квалифицировать действие виновного, считающего, что он осуществляет торговлю заведомо несовершеннолетним, в то время как потерпевший совершеннолетний?

Весьма подробно данный вопрос проанализировал СВ. Бородин, который на примере убийства женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности, рассмотрел квалификацию действий виновного, ошибочно полагающего, что потерпевшая находится в состоянии беременности.[11]

Автор приводит три различных варианта уголовно-правовой оценки содеянного, которые вполне уместно применить к нашей ситуации. Согласно первой точке зрения подобные действия надлежит оценивать как покушение на преступление с отягчающими обстоятельствами.

А.А. Пионтковский считает, что совершение преступления при ошибочном предположении лица о наличии квалифицирующих преступление обстоятельств, следует рассматривать как покушение на совершение квалифицированного преступления». Противники данной квалификации считают, что в данном случае не учитывается фактически наступившее последствие.

По второй точке зрения действия виновного должны квалифицироваться как оконченное преступление без отягчающих обстоятельств и как покушение на аналогичное преступление при отягчающих обстоятельствах. Такая квалификация позволяет непосредственно установить деяние, фактически совершенное привлекаемым к ответственности лицом. Совершая покушение на квалифицированное преступление, лицо может и не достигнуть стадии, на которой простое преступление считается законченным»

Ошибочность подобной квалификации очевидна, поскольку в данном случае нарушается принцип справедливости в уголовном праве, в соответствии с которым «никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление» (ч. 2 ст. 6 УК РФ).

С. В. Бородин предлагает оценивать подобную ситуацию как фактическую ошибку виновного, которая состоит в предположении наличия обстоятельств, квалифицирующего состава преступления. Автор полагает, что такие действия виновного необходимо оценивать как оконченное преступление с отягчающими признаками, что является меньшей неточностью квалификации по отношению к ранее рассмотренным вариантам квалификации. Позиция С. В. Бородина находила наибольших сторонников в теории уголовного права, тем более что данная точка зрения подтверждалась правоприменительной практикой Верховного Суда РФ по конкретным уголовным делам.

Однако в «Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2004 года», по существу, предложена четвертая точка зрения по данному вопросу. Президиум Верховного Суда РФ квалифицировал действия виновного как оконченное преступления без отягчающих обстоятельств. Установлено, что, после того как потерпевшая К. сообщила Кайсину о своей беременности и потребовала деньги, угрожая в противном случае заявить о ее изнасиловании Кайсиным, последний ударил ее бутылкой по голове и несколько раз ногой по лицу. Когда потерпевшая потеряла сознание, Кайсин накинул ей на шею петлю и привязал к ручке створки печи. В результате механической асфиксии потерпевшая скончалась на месте происшествия. Экспертами, проводившими судебно-медицинскую экспертизу, установлено, что в состоянии беременности потерпевшая не находилась.

Суд первой инстанции квалифицировал эти действия Кайсина по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст. 105 УК РФ как покушение на причинение смерти потерпевшей, заведомо для него находившейся в состоянии беременности, и умышленное причинение смерти потерпевшей.

Президиум Верховного Суда РФ исключил из судебных решений осуждение Кайсина по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку умысел Кайсина на лишение жизни потерпевшей был полностью реализован и в результате его действий наступила смерть потерпевшей.

Думается, что подобная квалификации игнорирует принцип вины в уголовном праве, в частности положение о субъективном вменении, согласно которому действия виновного должны оцениваться по направленности умысла. Поскольку умыслом виновно охватывалось убийство потерпевшей, находящейся в состоянии беременности, то этот факт должен найти свою оценку в квалификации содеянного.

Представляется, что по данному вопросу единственно правильной будет являться позиция А.А. Пионтковского, поскольку она отражает как принцип справедливости, так и принцип вины при квалификации содеянного. То обстоятельство, что оценка содеянного рассматривается как покушение на преступление, нисколько не снижает степень общественной опасности совершенного деяния. В частности, если по ч. 1 ст. 105 УК РФ предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок от шести до пятнадцати лет, то по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до пятнадцати лет.

Как видно, оценка содеянного во втором случае даже через покушение на преступление повышает минимальный срок лишения свободы. Наиболее весомым аргументом в пользу предложенной квалификации служит то, что квалификации фактической ошибки на составы других преступлений в следственно-судебной практике рассматривается именно как покушение на преступление.[12] Поэтому нет никаких оснований делать исключения из единообразной практики квалификации преступлений. Представляется, что наличие подобных отклонений вносит существенные коррективы в правоприменительную деятельность судов и влечет за собой нестабильность правоприменительной практики при квалификации преступлений. Таким образом, квалификация действий виновного, считающего, что он осуществляет торговлю заведомо несовершеннолетним, в то время как потерпевший является совершеннолетним, должна оцениваться как покушение на торговлю заведомо несовершеннолетним по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ.

Таким образом, торговля несовершеннолетними выделена в качестве квалифицированного состава в п. "б" ч. 2 ст. 127.1 УК РФ. Отнесение данного обстоятельства к числу отягчающих обусловлено особенностями объекта данного преступления, поскольку посягательство происходит как на основной непосредственный объект - личную свободу человека, так и на дополнительный - общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие несовершеннолетнего.

Однако и в отношении таких потерпевших законодатель не учел всех возможных форм посягательства на их свободу и нормальное развитие. В большинстве случаев купля-продажа несовершеннолетнего осуществляется с целью его последующего усыновления, однако такие действия не подпадают под признаки преступления, предусмотренного ст. 127.1 УК РФ, так как не охватываются понятием "эксплуатация".

Квалифицируя преступление по п. "б" ч. 2 ст. 127.1 УК РФ, необходимо, чтобы факт несовершеннолетия охватывался умыслом виновного - на это указывает формулировка в словосочетании "заведомо несовершеннолетнего".

При торговле людьми в отношении заведомо несовершеннолетнего виновный сознательно относится к тому, что он совершает именно действия в отношении несовершеннолетнего потерпевшего. Отсутствие такого сознания свидетельствует об отсутствии в его действиях состава преступления.

Содержание умысла при торговле людьми в отношении заведомо несовершеннолетнего включает осознание того факта, что виновный совершает действия по торговле людьми в отношении заведомо несовершеннолетнего и желает совершить указанные действия.

В связи с этим на практике могут возникнуть проблемы в установлении цели эксплуатации торговли людьми, а поскольку данный признак состава преступления является основным, то без него невозможно привлечение к уголовной ответственности, следовательно, возникают проблемы в процессе доказывания данного преступления. Возможно, для решения данной проблемы необходимо отказаться от использования в качестве обязательного признака торговли людьми специальной цели.


Заключение

В заключении работы хотелось бы кратко подвести итог всему вышесказанному.

В отличие от взрослого человека несовершеннолетние (особенно малолетние) не имеют полной свободы воли: она ограничена его статусом и психофизиологическими способностями возрастного характера.

В понятие "торговля детьми" включаются не только действия, направленные на усыновление детей, но и неправомерное склонение в качестве посредничества к согласию на усыновление ребенка в нарушение положений международных документов, касающихся усыновления.

Торговля несовершеннолетним определяется как купля-продажа заведомо несовершеннолетнего либо его перевозка, передача, укрывательство или получение, совершенные в целях его эксплуатации.

В большинстве случаев купля-продажа несовершеннолетнего осуществляется не с целью его последующего усыновления и воспитания, а совершенно с другими целями и такие действия не подпадают под признаки преступления, предусмотренного статьей 133 УК РК, так как не охватываются понятием "эксплуатация".

Выделяются основные формы, в которых проявляет себя торговля детьми: торговля детьми с целью коммерческой сексуальной эксплуатации, торговля детьми с целью эксплуатации их труда, торговля детьми с целью попрошайничества, торговля детьми для трансплантации органов и тканей, торговля детьми с целью незаконного усыновления/удочерения.

Первые три формы являются наиболее массовыми. Причем распространенность этих форм эксплуатации детей, как и в случае со взрослыми, достигает таких масштабов, что перерастает границы маргинального феномена и превращается в отлаженную систему.

Торговля несовершеннолетними выделена в качестве квалифицированного состава в п. "б" ч. 2 ст. 127.1 УК РФ. Отнесение данного обстоятельства к числу отягчающих обусловлено особенностями объекта данного преступления, поскольку посягательство происходит как на основной непосредственный объект - личную свободу человека, так и на дополнительный - общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие несовершеннолетнего.

Однако и в отношении таких потерпевших законодатель не учел всех возможных форм посягательства на их свободу и нормальное развитие. В большинстве случаев купля-продажа несовершеннолетнего осуществляется с целью его последующего усыновления, однако такие действия не подпадают под признаки преступления, предусмотренного ст. 127.1 УК РФ, так как не охватываются понятием "эксплуатация".

Квалифицируя преступление по п. "б" ч. 2 ст. 127.1 УК РФ, необходимо, чтобы факт несовершеннолетия охватывался умыслом виновного - на это указывает формулировка в словосочетании "заведомо несовершеннолетнего".

При торговле людьми в отношении заведомо несовершеннолетнего виновный сознательно относится к тому, что он совершает именно действия в отношении несовершеннолетнего потерпевшего. Отсутствие такого сознания свидетельствует об отсутствии в его действиях состава преступления.

Содержание умысла при торговле людьми в отношении заведомо несовершеннолетнего включает осознание того факта, что виновный совершает действия по торговле людьми в отношении заведомо несовершеннолетнего и желает совершить указанные действия.

В связи с этим на практике могут возникнуть проблемы в установлении цели эксплуатации торговли людьми, а поскольку данный признак состава преступления является основным, то без него невозможно привлечение к уголовной ответственности, следовательно, возникают проблемы в процессе доказывания данного преступления. Возможно, для решения данной проблемы необходимо отказаться от использования в качестве обязательного признака торговли людьми специальной цели.

Квалификация действий виновного, считающего, что он осуществляет торговлю заведомо несовершеннолетним, в то время как потерпевший является совершеннолетним, должна оцениваться как покушение на торговлю заведомо несовершеннолетним по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ.

Таким образом, анализ квалификации торговли несовершеннолетними показывает, что применение п. «б» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ еще будет вызывать сложности в следственно-судебной практике. Последнее обстоятельство обусловливает необходимость принятия соответствующих разъяснений по вопросам квалификации данной категории уголовных дел.


Список использованной литературы

1. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. // Международные акты о правах человека. Сб. док. М.: Норма, 2000. 39-43.

2. Конвенция о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами от 2 декабря 1949 г. //Международные акты о правах человека. Сб. док. М.: Норма, 2000. 528-534.

3. Декларация прав ребенка от 20 ноября 1959г. // Права ребенка: Сб. док. Ставрополь. Ставропольское книжное годательство, 2005. 22-23.

4. Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. // Международные акты о правах человека. Сб. док. М.: Норма, 2000. 306-323.

5. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950г. // Международные акты о гфавах человека. Сб.док. М.: Норма, 2000. 539-551.

6. Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детскойпорнографии от 25 мая 2000 г. // Противодействие торговле людьми:Сб. нормативных правовых документов. М.: ЭКСлит, 2004. 77-83.

7.Конституция Российской Федерации. (Принята всенародным голосованием 12.12.1993) / Парламентская газета, N 4, 23-29.01.2009.

8.Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ (ред. от 27.07.2010) ./ Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, N 25, ст. 2954.

9. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ "О внесении изменений и донолнений в Уголовный кодекс РоссийскойФедерации" // СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4848.

10.Абрамова С. Р. Взаимодействие правоохранительных органов на первоначальном этапе расследования торговли людьми // Вестник криминалистики. -2008.- №4(28).- С. 60—64.

11.Битель В. Уголовная ответственность за торговлю несовершеннолетними в свете изменений уголовного законодательства.- Издательство Омского юридического института, 2006.-78с.

12.Буряк М.Ю. Торговля людьми и борьба с ней: Монография. – Владивосток, 2006.- 114-115с.

13.Волков К.А. Торговля несовершеннолетними: вопросы ответственности и совершенствования практики правоприменения. // Российский следователь.- 2007. -N 10.-С.12-14.

14.Дворкин А.И. Настольная книга следователя: Расследование преступлений против личности.- Экзамен, 2007.-123с.

15.Долголенко Т. Ответственность за торговлю людьми. // Уголовное право.-2004.-№2.-С.24.

16.Евстифеева Е.В. Организованная преступность и торговля людьми./ Под ред. доц. Е.В. Кобзевой. Саратов: Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции, 2004. – С.34.

17.Измайлова И.Д. Статья 127-1 УК РФ: проблемы применения и законотворчества / Т.Д. Устинова, И.Д. Измайлова // Современное право. 2005. № 10

18.Корнелюк О.В. К проблеме применения норм международного права в национальном законодательстве./ Следователь.-2007.-№1.-С.12

19.Мизулина Е.Б. Торговля людьми и рабство в России: Международно-правовой аспект.- Юристъ, 2006.-57с.

20.Наумов А.В. Российское уголовное право.- М.: Волтерс Клувер, 2010.-145с.


[1] Мизулина Е.Б. Торговля людьми и рабство в России: Международно-правовой аспект.-

Юристъ, 2006.-57с.

[2]Буряк М.Ю. Торговля людьми и борьба с ней: Монография. – Владивосток, 2006.- 114- 115с.

[3] Корнелюк О.В. К проблеме применения норм международного права в национальном законодательстве./ Следователь.-2007.-№1.-С.12

[4] Дворкин А.И. Настольная книга следователя: Расследование преступлений против личности.- Экзамен, 2007.-123с.

[5] Долголенко Т. Ответственность за торговлю людьми. // Уголовное право.-2004.-

№2.-С.24.

[6] Битель В. Уголовная ответственность за торговлю несовершеннолетними в свете изменений уголовного законодательства.- Издательство Омского юридического института, 2006.-78с.

[7] Долголенко Т. Ответственность за торговлю людьми. // Уголовное право.-2004.-№2.- С.30.

[8] Волков К.А. Торговля несовершеннолетними: вопросы ответственности и совершенствования практики правоприменения. // Российский следователь.- 2007. -N 10.-С.12-14.

[9] Наумов А.В. Российское уголовное право.- М.: Волтерс Клувер, 2010.-145с.

[10] Евстифеева Е.В. Организованная преступность и торговля людьми./ Под ред. доц. Е.В. Кобзевой. Саратов: Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции, 2004. – С.34.

[11] Бородин С.В. Преступления против жизни.- Юристъ,2006.-122с.

[12] Абрамова С. Р. Взаимодействие правоохранительных органов на первоначальном этапе расследования торговли людьми // Вестник криминалистики. -2008.- №4(28).- С. 60—64.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему