регистрация / вход

Ответственность за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой

Понятие убийства и его признаки. Объективная и субъективная сторона убийства. Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Отличие и особенности данного вида убийства, правовой институт ответственности за него.

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие убийства и его признаки

1.1 Понятие убийства

1.2 Объект и объективная сторона убийства

1.3 Субъект, субъективная сторона убийства

Глава 2. Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Отличие и особенности данного вида убийства

2.1 Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой как квалифицирующий признак

2.2 Отличие и особенности убийства совершенного группой лиц по предварительному сговору или организованной группой от других видов убийства

Глава 3. Правовой институт ответственности за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору

3.1 Общая характеристика ответственности за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной

3.2 Ответственность за убийство за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Права и свободы человека и гражданина охраняются государством. Государство должно надежно защищать жизнь человека от преступных посягательств. Человек живет один раз, поэтому человеческая жизнь бесценна. Смерть лишает человека самого дорогого - он перестает быть живым существом и личностью.

Конституционным провозглашением прав и свобод человека как высшей ценности, Приднестровская Молдавская Республика признала требования международного сообщества и таких общепризнанных международных актов, как Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, и Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. о приоритете человека, его прав и свобод по отношению к остальным социальным ценностям.

Уголовное законодательство устанавливает ответственность за преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. Наибольшую опасность среди преступлений, направленных против личности представляет убийство.

Уголовный кодекс предусматривает в качестве наиболее тяжкого преступления против личности убийство. С убийства начинаются большинство уголовных законодательств древнего мира и средних веков. Анализ истории законодательства о преступлениях позволяет сделать вывод, что не любой человек находился под охраной закона, а только “муж", “frans", человек охранялся не сам по себе, а в зависимости от сословной принадлежности, религиозного, имущественного и служебного положения.

В обществе первобытного строя всеуравнивающая кровная месть постигала с жестокостью религиозного закона любого, посягающего на жизнь родича.

Первые ростки расслоения общества уничтожили общественное равенство, разделив, таким образом, людей на социально неравные группы.

Жизнь - важнейшее, неотъемлемое и неприкосновенное право и благо человека. Это закреплено в важнейших законодательных актах и основополагающих религиозных источниках. Жизнь человека представляет собой важнейшее благо, основополагающую социальную ценность. При совершении преступлений против жизни наступают последствия, которые не поддаются восстановлению или возмещению: утрата жизни необратима Убийство издревле считалось преступлением против человека и осуждалось как моралью, так и системой норм и правил, имеющих силу закона. Запрет на убийство был одним из первых табу в человеческой культуре. Во многом это объяснялось необходимостью продолжения рода и укрепления общества, существования человечества как такового. Убийство трактуется как преступление практически во всех законодательных системах - древних и современных. Посягательство на чужую жизнь может быть оправдано моралью и законом лишь в исключительных случаях.

Темой данной курсовой работы выступает ответственность за убийство совершенной группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Актуальность темы обусловлена тем, что наибольшую общественную опасность представляют убийства совершенной группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Степень разрушающего воздействия на общество таких преступлений значительно больше у убийства без квалифицирующих признаков. Распространенность и сложность расследования таких дел повышают их общественную опасность. Исходя из вышеизложенного основной целью курсовой работы является попытка проанализировать элементы состава убийства совершенной группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а также отграничить указанное преступление от других видов убийства.

В соответствии с целю, при рассмотрении темы курсовой работы определены следующие задачи:

изучение понятие убийства и его признаков;

рассмотрения убийства совершенной группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

определение отличия убийства совершенной группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

от других видов убийства;

подробное изучение вопроса убийства, совершенного совершенной группой лиц по предварительному сговору или организованной группой и ответственности за его совершение.

Научная разработанность данной темы определена трудами таких авторов как С.В. Бородин, Н.И. Загородников, Б. Б Андреев, А. А Безуглов, А.П. Беляев. Б.А. Викторов, О.Г. Погодин, О.Р. Рожнов, Ю. Ронжин, Т.Г. Черненко, Э.М. Шаргородский.

Структура работы: работа состоит из трех глав, введения, заключения и библиографического списка.

Глава 1. Понятие убийства и его признаки

1.1 Понятие убийства

Приднестровское уголовное законодательство содержит в разделе преступления против личности нормы, устанавливающие ответственность за преступления против жизни и здоровья. Наибольшую опасность среди преступлений направленных против жизни и здоровья представляет убийство.

Для юридической характеристики данного преступления необходимо определить его уголовно-правовое понятие. Убийство неразрывно связано с жизнью и смертью человека , то есть необходимо, чтобы человек уже жил и ещё не умер, таким образом, без выяснения содержания понятия жизни и смерти нельзя говорить об определении убийства. Нужно заметить, что вопрос о начале жизни и о времени наступления смерти является спорным в теории уголовного права. Более подробно данный вопрос будет рассмотрен в параграфе “Объект убийства”[1] .

Кроме того, необходимо отграничить убийство от других видов насильственной смерти: несчастного случая, самоубийства. Проводить разграничение от несчастного случая следует по субъективной стороне: лицо не предвидело, не могло и не должно было предвидеть наступление смерти другого лица, а от самоубийства по объективной стороне - потерпевший самостоятельно выполнил объективную сторону причинения смерти. При этом не следует забывать о таком преступлении как доведение до самоубийства, при котором виновное лицо, хотя и не выполняет объективную сторону преступления, но создает для потерпевшего такие условия, в которых самоубийство кажется ему единственно возможным выходом. Это преступление может быть совершено только с косвенным умыслом либо по неосторожности, и квалифицируется по статье 109 УК ПМР.

В ч.1 ст.104 УК ПМР дается определение убийства, как умышленного причинения смерти другому человеку. Оно существенно отличается от понятия убийства, которое можно было дать исходя из уголовного кодекса 1961 года. В соответствии с кодексом 1961 года убийством считалось как умышленное (ст.103 УК РСФСР), так и неосторожное причинение смерти (ст.106 УК РСФСР). Такое законодательное определение убийства отразилось и на отраслях, не имеющих отношения к юриспруденции. Например, в “Словаре русского языка" под редакцией Ожегова, дается следующее понятие убийства: убийство - преступное умышленное или неосторожное лишение жизни человека. В Советском энциклопедическом словаре изложена иная редакция понятия убийства: убийство - умышленное или неосторожное лишение жизни человека, то есть в Советском энциклопедическом словаре отсутствует признак преступности.

Согласно же уголовному кодексу Приднестровской Молдавской Республики, под убийством понимается только умышленное причинение смерти, а причинение смерти по неосторожности выделено в отдельный состав и квалифицируется по ст.108 УК ПМР. Разделение составов в зависимости от формы вины вполне оправдано, так как форма вины во многом определяет общественную опасность деяния.

Что касается умысла при совершении убийства, он может быть как прямым, так и косвенным, за исключением покушения на убийство, которое возможно только с прямым умыслом.

Кроме законодательного, существуют так же и иные определения убийства, разработанные различными учеными. К примеру, А.В. Наумов в Комментариях к Уголовному кодексу дает следующее понятие убийства: убийство - это предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса виновное деяние, посягающее на жизнь человека и причиняющее ему смерть.[2] Думается, вышеуказанное понятие убийства можно считать достаточно полным, так как в нем учтены преступность деяния, виновность, объект посягательства и последствия в виде причинения смерти. Единственное, с чем можно не согласится - с определением убийства просто как виновного деяния, было бы точнее сразу определить форму вины, то есть охарактеризовать преступление, предусмотренное статьей 104 не просто как виновное, а как умышленное деяние.

Н.И. Загородников в своей работе “Преступления против жизни" дает иное понятие убийства: убийство - это противоправное умышленное лишение жизни другого лица, когда причинение смерти является основанием уголовной ответственности. Включение в понятие убийства причинение смерти как основания уголовной ответственности, Н.И. Загородников аргументирует тем, что противоправное умышленное лишение жизни другого лица, является признаком не только убийства, но и в определенных случаях бандитизма, терроризма и т.д.[3] .

Таким образом, учитывая две вышеизложенные точки зрения на понятие преступления, предусмотренного статьей 104 УК ПМР, можно определить убийство как предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса, умышленное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерь.

1.2 Объект и объективная сторона убийства

Новый Уголовный кодекс определяет убийство как умышленное причинение смерти другому человеку. Законодательное причинение убийства, в сущности, ставит точку в вопросе о том, что следует понимать под убийством, который служил поводом для дискуссий в теории уголовного права. Ткаченко В.И. определял убийство как противоправное деяние, причиняющее смерть другому человеку, Бородин С.В. добавлял к этому определению и виновность деяния.

Юридическая литература содержит ряд различных высказываний о понятии объекта убийства. Одна группа ученых относит жизнь человека к биологическому явлению, другая - объектов общественных отношений, третья - и общественные отношения, и их участников, и общественные отношения и жизнь человека.

Следует сказать, что жизнь, прежде всего, - явление биологическое. Но она не является объектом убийства, т.к это не соответствует общепризнанному в науке представлению об объекте любого преступления как общественных отношений, охраняемых уголовным законом. Личность также не может быть объектом убийства т.к жизнь человека охраняется еще до того, как он становится личностью. Не может считаться объектом убийства и человек. В условиях существования большого количества правовых норм, предусматривающих охрану человека, его прав и интересов, нет смысла признавать человека объектом лишь некоторых преступлений. [4] В настоящее время в юридической литературе прочно утвердилось мнение об объекте преступления как общественных отношений. Но указания на общественные отношения как объекта конкретного преступного посягательства является недостаточным: “без раскрытия содержания, структуры охраняемых общественных отношений невозможно выявить специфику преступлений, указать признаки, позволяющие разграничить посягательства". Элементами структуры общественных отношений являются субъекты отношений, содержание и предмет общественных отношений. Субъектами общественных отношений могут быть как отдельные индивиды, так и различные социальные общности.

Предмет общественных отношений определяет специфику и самостоятельность общественных отношений. Следует различать понятие “предмет общественного отношения" и “предмет преступления”. Предметом общественных отношений являются все те социальные ценности, по поводу которых возникают и существуют общественные отношения.

Определение предмета преступления в разных источниках дается по-разному. Наиболее понятным мне представляется мнение, согласно которому предметом преступления являются “элементы объекта посягательства, воздействуя на которые преступник нарушает или пытается нарушить общественные отношения".

Нарушение жизни влечет за собой нарушение всех других элементов структуры общественного отношения. Когда жизнь человека рассматривается как элемент общественного отношения, только тогда, вне зависимости от материального положения и физического состояния, она подлежит охране, и поэтому не каждое причинение смерти влечет уголовную ответственность. Не является общественно опасным расстрел приговоренного к смертной казни или причинение смерти в состоянии необходимой обороны. В силу своего социального положения, которое определяется характером общественных отношений, во всех названных случаях люди терпят вред, но не признаются объектом уголовно-правовой охраны[5] .

Жизнь человека представляет собой физиологический процесс, уничтожение которого наиболее значительный результат и признак убийства. Вместе с тем жизнь человека является элементом объекта посягательства - предметом самостоятельного общественного отношения. Поэтому, определение объекта убийства невозможно без указания на те общественные отношения, функцией которых является обеспечение безопасности жизни каждого человека. На основании сказанного, непосредственный объект убийства можно определить как общественные отношения, обеспечивающие жизнь другого человека или коротко - “безопасность жизни”.

Вопрос об определении начала жизни вызывает большие споры. В литературе нет единого мнения о рациональной границе, которая бы полностью соответствовала физиологическим признакам возникновения жизни и одновременно была бы приемлемой для юридического решения вопроса о том, имелось ли в данном случае убийство живого человека или же умертвление плода (аборт).

Некоторые авторы, в точности, Побегайло Э.Ф., считают начальным моментом жизни начало физиологических родов, указывая на то, что плод достаточно созрел для внутриутробной жизни.

Что касается насильственного прекращения биологической деятельности иногда до рождения ребенка, то ответственность в этих случаях может наступать за причинение тяжкого вреда здоровью.

Завершение жизни человека также есть процесс. В медицине различают два основных этапа смерти:

а) клиническая смерть;

б) биологическая смерть.

Клиническая смерть характеризуется прекращением дыхания и сердцебиения. В течение очень короткого промежутка времени, в организме продолжаются процессы обмена. Клиническая смерть длится 5-7 минут, после чего наступает необратимый этап смерти - биологическая смерть.

В коре головного мозга, а затем и в нижележащих слоях мозга наступают необратимые нарушения, после которых восстановление жизненных функций организма невозможно. Биологическая смерть является конечным моментом жизни. Хотя в связи с распространенным в последнее время изъятием органов и тканей человека для трансплантации, некоторые авторы предлагают пересмотреть мнение о моменте биологической смерти.

Объективная сторона убийства

Объективная сторона включает в себя:

общественно-опасное деяние субъекта (действие или бездействие);

преступные последствия (результат);

причинную связь между деянием и преступным результатом;

место, время, способ и обстановку совершения преступления.

Умышленное убийство представляет собой общественно-опасное деяние (действие или бездействие), причиняющее смерть другому человеку. Для наличия оконченного преступления необходимо установить деяние, направленное на лишение жизни, последствие - смерть другого человека, и причинную связь между ними. Прежде всего, деяние при убийстве имеет форму действия. Преступное действие - это общественно-опасный акт внешнего поведения лица, находящийся под контролем сознания и осуществляемый во вне собственными телодвижениями данного человека[6] . Например, гр-ка Осипова совершила умышленное убийство своего мужа. Осипов пришел домой пьяный, учинил скандал, пригрозил жене, что проткнет ее ножом, а также сообщил, что продал ее обручальное кольцо, а деньги пропил. Подсудимая, выбрав момент, когда муж находился к ней спиной, накинула ему на шею полотенце, свалила на пол, и, путем скручивания, задушила Осипова.

Лишение жизни человека происходит путем применения виновным огнестрельного и холодного оружия, иных предметов, путем отравления, производства взрыва и другими способами. Действие при умышленном убийстве может также иметь форму психической деятельности. Прежде всего, это непосредственное психическое воздействие на потерпевшего, способное причинить ему психическую травму, вызвать у него глубокое психическое переживание и связанное с ним болезненное расстройство, причинить ему смерть. В литературе рассматривается классический пример , когда Иванов, зная, что Сидоров страдает заболеванием сердца, сообщает ему неприятные известия в расчете на то, что они приведут Сидорова к смерти. Так оно и происходит. Иванов должен нести ответственность за умышленное убийство.1

Преступное бездействие - это общественно-опасный акт внешнего поведения лица, находящийся под контролем сознания и состоящий в несовершении лицом того действия, которое оно должно было и могло выполнить.

Примером умышленного убийства бездействием обычно служит теоретически возможный случай лишения матерью жизни своего грудного ребенка при отказе ему в кормлении.

Обязанность виновного совершить действия по предотвращению смерти может вытекать:

из предписаний закона или иного нормативного акта. В приведенном выше примере обязанность матери заботиться о ребенке вытекает из ст.52 КоБС;

из служебных или профессиональных обязанностей. Например, пожарные не принимают меры по спасению человека, находящегося в очаге пожара, т.к. заинтересованы в его смерти;

из личных отношений между людьми. Например, нянька, приставленная к ребенку, с целью лишения жизни, не дает ему пищи;

из договора;

из предыдущей деятельности виновного. Руководитель туристического похода, приведший туристов в опасное для жизни место, обязан вывести их оттуда.

Вторым признаком объективной стороны преступления является последствие. Преступные последствия - это тот или иной вред, причиненный преступным действием или бездействием объекту посягательства - охраняемым уголовным законодательством общественным отношениям и их участникам. Последствием умышленного убийства является смерть потерпевшего. Отсутствие последствия при наличии прямого умысла на лишение жизни означает, что деяние виновного является покушением на убийство. Смерть при убийстве может наступить немедленно после совершения деяния или по истечении определенного времени[7] . Обязательным условием наступления ответственности за умышленное убийство является причинная связь между действием (бездействием) виновного и наступившими последствиями. Уголовное право исходит из того, что устанавливая причинную связь по делам об убийстве необходимо иметь в виду следующее:

причинная связь устанавливается между наступлением смерти и не только непосредственным телодвижением преступника, но и действиями различных механизмов, стихийных сил природы, животных и т.п., которые были использованы убийцей для причинения смерти другому человеку;

действия субъекта признаются причиной смерти только в том случае, если они явились необходимым для лишения жизни потерпевшего условием, при отсутствии которого смерть не могла наступить;

действия лица, являющиеся необходимым условием наступления преступного результата, могут считаться причиной смерти только в случае, если результат вытекал с необходимостью из этих действий, а не явился порождением случайного стечения обстоятельств, лишь внешне связанных с ними.

При исследовании вопроса об объективной стороне умышленного убийства следует обратить внимание на изучение места и времени, способов и орудий, всей обстановки совершения этого преступления. Указанные обстоятельства в основном не являются самостоятельными признаками, но их изучение дает возможность более полно оценить степень общественной опасности совершенного умышленного убийства и установить условия, способствовавшие его совершению.

Убийство - преступление с материальным составом, т.е. состав преступления считается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего.

1.3 Субъект, субъективная сторона убийства

Субъективная сторона убийства включает в себя: вину (умысел или неосторожность), мотив и цель.

Вина - это отношение психики лица к совершаемому им общественно опасному деянию (действию или бездействию) и к его последствиям в форме умысла или неосторожности[8] .

В соответствии с нормами УК ПМР субъективная сторона убийства представляет собой наличие умышленной вины. Умысел при убийстве может быть как прямой, так и умышленный.

При прямом умысле убийца сознает общественно опасный характер своего действия (бездействия), предвидит его общественно опасные последствия и желает наступления таких последствий.

Например, 5 июня 1993г. Сальников, находясь у себя дома, после ссоры и драки с Комаровым, достал ружье и с близкого расстояния, выстрелив дробовым зарядом, убил его.

Сальников сознает общественно опасный характер своего действия, предвидит, что в результате его действий может наступить смерть Комарова и желает его наступления. Отношение психики Сальникова к причиненным последствиям - смерти Комарова, образует форму прямого умысла.

Интеллектуальный момент при прямом умысле образует сознание субъектом общественно опасного характера своего деяния и предвидения его общественно опасных последствий. Следует сказать, что речь идет о сознании тех обстоятельств, которые относятся к объекту и объективной стороне. Поскольку причинная связь тоже относится к объективной стороне убийства, то и сознание виновного должно также при умысле охватывать и ее. Если смерть потерпевшего была причинена действиями (бездействиями) лица, выпадающими из причинной связи, объемлемой его умыслом, ответственность за умышленное убийство исключается.

Волевой момент прямого умысла при убийстве представляет собой желание наступления смерти потерпевшего.

Косвенный или так называемый эвентуальный умысел заключается в сознании лица общественно опасного характера своего действия (бездействия), предвидение общественно опасных последствий. Лицо не желает наступления этих последствий, но, тем не менее, сознательно допускает их наступление.

Отличие интеллектуального момента косвенного умысла от прямого в том, что при прямом умысле субъект предвидит как неизбежность наступления смерти человека, так и вероятность или возможность ее наступления; при косвенном умысле лицо предвидит лишь возможность или вероятность наступления смерти потерпевшего. “Эвентуальный умысел... предполагает, что результат, который, не желая, сознательно допускает виновный, именно эвентуален, т.е. может наступить, но может и не наступить."

Наиболее существенное различие между прямым и косвенным умыслами по волевому моменту. Если при прямом умысле на убийство виновный желает наступления смерти, то при косвенном - не желает, но сознательно допускает, либо безразлично относится к ее наступлению. Другими словами, виновный готов принять как результат своего деяния смерть потерпевшего.

Пленум Верховного Суда подчеркивает, что если умышленное убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым, т.е. когда действия виновного свидетельствуют о том, что он предвидел наступление смерти, желая этого, но смертельный исход не наступил в силу обстоятельств, не зависящих от его воли[9] .

При определении умысла виновного, должны учитываться все обстоятельства совершенного преступления: способ и орудие преступления, характер и локализация повреждений, а также предшествующее поведение потерпевшего и виновника.

Субъективная сторона предполагает кроме умысла, наличие мотивов и цели преступного деяния.

Мотив - то внутреннее побуждение, которое вызывает у человека решимость совершить преступление и которое руководит им при его осуществлении. Таким образом, мотив порождает умысел на совершение преступления. [10]

Мотивы и цели умышленного убийства весьма разнообразны, в некоторых случаях имеют значение квалифицирующих признаков.

Субъектом убийства может быть только вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста. Но возраст и вменяемость являются только условиями наступления уголовной ответственности. Это объясняется тем, что малолетство или невменяемость только исключают уголовную ответственность, но никак не устраняют общественно опасного характера деяния.

Следует сказать, что некоторые признаки субъекта имеют значение для квалификации совершенного убийства.

Глава 2. Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Отличие и особенности данного вида убийства

2.1 Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой как квалифицирующий признак

В п. "в" ч.1 ст.62 УК содержится отягчающее наказание обстоятельство: "совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) ". В п. "ж" ч.2 ст.104 УК, по существу, повторяется приведенная выше формулировка, в нем только нет упоминания о "преступном сообществе".

Следовательно, закон различает убийство:

1) совершенное группой лиц;

2) группой лиц по предварительному сговору;

3) организованной группой. В связи с этим возникает вопрос о возможности квалификации убийства по п. "ж" ст.104 УК, если оно совершено преступным сообществом. На этот вопрос мы попытаемся ответить ниже.

Особая общественная опасность убийства, совершенного группой лиц, состоит не столько в предварительном сговоре, сколько в том, что такое убийство ставит потерпевшего в невыгодное положение по соотношению сил, сокращает, а иногда парализует его возможность оказать сопротивление. Кроме того, совершение убийства группой лиц расширяет возможность для сокрытия следов преступления и достижения других целей, если они преследовались при его совершении.

Изучение судебной практики показывает, что значительная часть убийств совершается по предварительному сговору группой лиц. Под предварительным сговором следует понимать договоренность о преступлении между соучастниками, достигнутую в любое время, но до начала совершения убийства, точнее, до начала покушения на его совершение. Предварительный сговор может состояться и во время приготовления к совершению убийства. Присоединение другого лица к убийству в процессе его совершения, как вытекает из текста закона, не исключает квалификацию по п. "ж" ст.104 УК. В сговоре наряду с соисполнителями преступления могут участвовать и другие лица: организаторы, подстрекатели или пособники убийства. Их действия в случае совершения преступления надлежит квалифицировать по соответствующей части ст.32 и п. "ж" ст.104 УК.

Осужденные по этой статье часто отрицают предварительный сговор на совершение убийства. По приговору суда П., Л. и Г. были осуждены по п. "ж", "з" и "к" ч.2 ст.104 УК за убийство С. в составе организованной группы и разбойное нападение, совершенное с целью завладения ее имуществом. В кассационных жалобах адвокаты осужденных отрицали предварительный сговор на убийство и разбойное нападение и наличие организованной группы. Сами осужденные отрицали совершение убийства. Судебная коллегия Верховного Суда, отклоняя кассационные жалобы, указала, что "о наличии сговора и умысла на убийство и разбойное нападение организованной группой осужденных свидетельствуют следующие обстоятельства, установленные судом: предварительное планирование совершения преступления, выбор объекта нападения, разработка мер по устранен нию препятствий, распределение ролей между всеми участниками группы, подготовка орудий преступления, разработка тактики поведения каждого после совершения преступления, сокрытие следов и орудий преступления".

Вопрос о совершении убийства группой лиц тесно связан с вопросом о соисполнительстве: кого считать соисполнителем - только тех лиц, которые лишали жизни потерпевшего, или и тех, которые так или иначе способствовали причинению жертве смерти.

В свое время Верховный Суд СССР обращал внимание на следующие ошибки, которые допускались при определении соисполнительства убийства:

осуждаются как соисполнители убийства участники групповых избиений, умысел которых не был направлен на лишение жизни потерпевшего;

не привлекают к ответственности лиц, которые участвовали в нападении на потерпевшего, но причинили ему менее значительные повреждения, нежели другие нападавшие; при этом не учитываются обстоятельства, свидетельствующие о том, что указанные лица имели умысел на убийство;

действия некоторых соисполнителей расцениваются как пособничество, несмотря на то, что они совершили действия, однородные с действиями других лиц, привлеченных к ответственности за убийство;

при совершении участниками убийства разнородных действий не учитывается, что соисполнителями могут быть и лица, действия которых не только являлись однородными, но и характеризовались разной степенью интенсивности или использования орудий преступления;

не признаются соисполнителями убийства лица, которые принимали участие в процессе его совершения (например, А. удерживал потерпевшего руками, Б. в это время наносил ему твердым предметом удары по голове, которые привели к смерти); в данном случае соисполнителями убийства являются оба лица, в том числе и А., хотя он потерпевшему ударов не наносил[11] .

Как видно, Пленум Верховного Суда СССР, сославшись на многообразие конкретных обстоятельств соисполнительства при убийстве, не предложил обобщенной формулировки соисполнительства этого преступления, ограничившись, по существу, анализом недостатков судебной практики.

Более удачно решил данный вопрос Пленум Верховного Суда в п.10 постановления от 27 января 1999 г., указав, что убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). В опубликованных определениях и постановлениях Верховного Суда по делам об убийствах, совершенных при различных обстоятельствах в соисполнительстве, четко указывается, что само по себе наличие сговора на совершение убийства нельзя признать достаточным для квалификации преступления по п. "ж" ст.104 УК. Так, по приговору суда установлено, что А. предложила Р. и Г. избить потерпевшего В. Во время избиения возник умысел убить В. С этой целью Р. и Г. вытащили потерпевшего на лестничную площадку, где продолжили избиение. Все это время А. освещала спичками место преступления, а впоследствии принесла уксусную эссенцию, которую Р. и Г. влили в рот потерпевшему. Смерть В. наступила от комбинированной травмы шеи и химического ожога гортани и дыхательных путей уксусной кислотой.

Важно также подчеркнуть, что соисполнительство не исключает распределения ролей между соисполнителями. Необходимо установить, что при единстве умысла, места и времени действий каждый из них выполнял либо полностью объективную сторону убийства, либо какой-то ее элемент.

Представляется, что это соответствует точному смыслу закона, из которого вытекает, что преследуется лишение жизни человека, совершенное группой лиц, и не имеется в виду группа лиц, которая после сговора об убийстве "поручила" совершить преступление одному человеку. Если убийство непосредственно совершено двумя и более лицами, вопрос о правильности применения п. "ж" ст.104 УК сомнений не вызывает.

В последние годы появилась тенденция совершения убийств организованными группами, которые создаются для одного или нескольких убийств. Чаще всего это группы, организованные для ограбления граждан или организаций, которые включают в арсенал своих действий и убийства с целью завладения, например, квартирами, автомашинами или деньгами, принадлежащими гражданам или организациям. Выявляются также случаи профессионального подхода к совершению убийств. В ряде городов Сибири, Урала, Европейской России, в Санкт-Петербурге, Москве были разоблачены организованные группы, для которых убийство стало преобладающим, если не единственным, способом получения средств к существованию, точнее к "прожиганию жизни".

В числе участников таких организованных групп бывшие военнослужащие, прошедшие Афганистан, Чечню, Карабах, бывшие спортсмены, работники правоохранительных органов и др. [12] В Московском регионе была выявлена организованная группа (банда) профессиональных убийц, которые совершали убийства по найму, получая заказы на уничтожение конкретных жертв.

Членами банды были преимущественно работники милиции (курсанты Московской школы милиции и сотрудники милиции). Киллеры брали заказы на убийства через "координатора" - также работника органов внутренних дел и, совершая их, получали деньги.

Действовали они, как правило, в одиночку, иногда совместно - по два человека. В Москве, Рязани, Ярославле членами банды было совершено более 10 убийств. Представляется, что их действия подпадают под признаки организованной группы, созданной для совершения убийств[13] .

2.2 Отличие и особенности убийства совершенного группой лиц по предварительному сговору или организованной группой от других видов убийства

Убийство, совершенное организованной группой, по своей юридической оценке существенно отличается от убийства, совершенного группой лиц. Как следует из ст.34 УК, организованная группа - это: устойчивая группа лиц (1), заранее объединившаяся (2), для совершения одного или нескольких преступлений (3). Опираясь на эти положения закона, Пленум Верховного Суда в п.10 упомянутого постановления охарактеризовал организованную группу применительно к убийству как группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст.34 УК.

Таким образом, из определения понятий группы и организованной группы, которые даны в постановлении Пленума, следует важный вывод о различной квалификации этих форм соучастия в убийстве. При совершении убийства группой наряду с соисполнителями преступления другие соучастники могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников преступления, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст.34 и п. "ж" ст.104 УК. В тех же случаях, когда возникает вопрос о квалификации действий членов организованной группы, созданной для совершения одного или нескольких убийств, когда распределены заранее роли при совершении преступления, их действия необходимо расценивать в целом как соисполнительство и квалифицировать без ссылки на ст.34 только по п. "ж" ст.104 УК, если отсутствуют другие отягчающие обстоятельства убийства.

Как уже отмечалось, УК ПМР предусматривает в качестве отягчающего обстоятельства не указывается совершение убийства преступным сообществом. По нашему мнению, это правильный подход. Совершение убийства преступным сообществом как преступной организацией невозможно, однако из уголовных дел видно, что члены преступного сообщества принимают "решение" об убийстве того или иного лица, поручают совершить убийство кому-либо из своих членов либо нанимают других лиц, не входящих в сообщество, для его совершения. Члены преступного сообщества, принимавшие участие в сговоре на убийство конкретного лица, в случае совершения того преступления, по нашему мнению, должны нести ответственность за убийство на тех же основаниях, что и члены организованной группы. Мы имеем в виду организатора (руководителя) премного сообщества, если убийство охватывалось его умыслом (Ст.34 УК), а также тех членов преступного сообщества, которые явились организаторами, подстрекателями или пособниками конкретного убийства. Их действия необходимо квалифицировать по п. "ж" ст.104УК. Что касается членов преступного сообщества, которые не принимали участия в организации убийства и не подстрекали к нему, не были пособниками и не были осведомлены о нем, то они не должны нести ответственность за его совершение. Иной подход был бы объективным вменением, чуждым российскому уголовному праву.

Глава 3. Правовой институт ответственности за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору

3.1 Общая характеристика ответственности за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной

Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. "ж" ч.2 ст.104), всегда представляет повышенную общественную опасность уже потому, что осуществляется в условиях, парализующих возможности потерпевшего защитить свою жизнь и облегчающих доведение преступления до конца. наказывается лишением свободы на срок от 6 (шести) до 15 (пятнадцати) лет.

Убийство признается совершенным группой лиц прежде всего в случае, когда в процессе его осуществления совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного на то сговора.

Указанные лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвуют в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

Убийство, совершенное группой лиц без предварительного на то сговора, возможно как с прямым, так и с косвенным умыслом.

По п. "ж" ч.2 ст.104 УК квалифицируется также убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Речь идет об убийстве, в котором принимали участие два или более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном его совершении. Умысел на убийство здесь может быть только прямым.

Под предварительным сговором следует понимать договоренность о преступлении между соучастниками, достигнутую в течение любого промежутка времени, но до начала совершения убийства, точнее, до начала покушения на его совершение. Предварительный сговор может состояться и во время приготовления одного лица к совершению убийства вместе с другим лицом. Присоединение к убийству другого лица в процессе его совершения, как вытекает из текста закона, исключает квалификацию убийства как совершенного по предварительному сговору группой лиц и квалификацию по п. "ж" ч.2 ст.104 УК.

При этом квалификация убийства как совершенного группой лиц (без предварительного сговора и по предварительному сговору) может иметь место в случае, когда лица, принимавшие участие в убийстве, действовали согласованно в отношении потерпевшего, сознанием каждого преступника при этом охватывался факт способствования друг другу в совершении убийства. Причем как групповое убийство должны квалифицироваться не только действия лиц, непосредственно причинивших смерть потерпевшему, но и действия тех, кто содействовал этому путем применения к потерпевшему физического насилия (например, держал жертву за руки, в то время как другой наносил ей ножевые ранения) [14] .

Таким образом, субъектами данного вида убийства являются только соисполнители, т.е. лица, непосредственно участвовавшие в лишении потерпевшего жизни и оказывавшие на него соответствующее физическое воздействие. В Постановлении Пленума Верховного Суда указывается, что в качестве исполнителей преступления следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего.

В тех случаях, когда имеет место соучастие в убийстве с разделением ролей, организаторы этого преступления, подстрекатели и пособники, непосредственно не применявшие физического насилия к потерпевшему, однако способствовавшие совершению убийства другими лицами, не несут ответственности по п. "ж" ч.2 ст.104 УК за убийство, совершенное группой лиц. Их действия квалифицируются по ст.34 и соответствующей части (пункту) ст.104 УК.

Что же касается убийства, совершенного организованной группой, то здесь речь идет об устойчивой группе лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (не обязательно убийства). Ответственность за данное преступление также предусмотрена п. "ж" ч.2 ст.104 УК. Как правило, организованная группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Здесь может иметь место фактическое разделение ролей, однако все участники организованной группы независимо от выполняемой каждым из них в процессе осуществления убийства роли признаются его соисполнителями. Поэтому ссылка на ст.33 УК здесь при квалификации не нужна.

При квалификации действий соучастников, кроме того, необходимо иметь в виду, что такие отягчающие обстоятельства, как совершение убийства особо опасным рецидивистом или лицом, ранее совершившим умышленное убийство, следует учитывать только в отношении тех соучастников, к которым эти признаки относятся непосредственно.

При подготовке Уголовного кодекса ПМР обсуждались, однако, и другие варианты, например, предлагалось указать на убийство, совершенное организованной группой или преступным сообществом. С моей точки зрения, эти предложения были обоснованно отклонены, поскольку они охватывали бы только незначительную часть убийств, совершенных группой лиц. Указание в действующем теперь законе на "предварительный сговор" проблему в полной мере также не решает. Дело в том, что, как показывает изучение судебной практики, для данной категории преступлений точная формулировка соучастия имеет особенно существенное значение. По нашему мнению, проблема не в "предварительном сговоре", "организованной группе" или "преступном сообществе", а в том, что надо установить повышенную ответственность за все случаи совершения умышленного убийства группой лиц. Групповые действия во время убийства парализуют возможность потерпевшего защитить свою жизнь, облегчают доведение его до конца. Именно данное обстоятельство при совершении убийства приобретает решающее значение. [15]

3.2 Ответственность за убийство за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой

Действительно, сравнительный анализ частей 1, 2 и 3 ст.34 УК ПМР позволяет сделать вывод о том, что в ч.1 ст.34 УК законодатель акцентирует внимание на двух моментах. Во-первых, он дает понятие группы лиц ( совместное участие в совершении преступления двух или более исполнителей ), а, во-вторых, указывает на признак, который разграничивает формы соучастия (соисполнительства) по степени согласованности действий между исполнителями преступления (в ч.1 - это соисполнительство без предварительного сговора ). В ч.2 ст.34 УК законодатель уже не повторяется при определении понятия группы лиц (оно уже дано в первой части), а раскрывает лишь понятие предварительного сговора , в ч.3 ст.34 УК - дается понятие организованной группы ( устойчивая группа лиц ).

Следовательно, согласно уголовному закону любая группа лиц при совершении преступления предполагает только соисполнительство. Такой вывод напрашивается и при толковании ч.2 ст.34 УК РФ, в которой дается понятие исполнителя. В соответствии с ч.2 ст.34 УК исполнителем признается:

1. Лицо, непосредственно совершившее преступление (единолично выполнившее всю объективную сторону преступления);

2. Лицо, непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями );

3. Лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности:

в силу возраста ;

в силу невменяемости;

в силу других обстоятельств , предусмотренных УК.

Других видов исполнителя закон не предусматривает, в том числе, ничего не говорится о таких исполнителях как члены организованной группы .

Таким образом, при решении вопроса о квалификации убийства , совершенного организованной группой, наиболее предпочтительной является третья точка зрения, согласно которой по п. "ж" ч.2 ст.104 УК ПМР следует квалифицировать действия только тех членов организованной группы, которые являются соисполнителями убийства. Правовая оценка действий "сопомощников" (организатора, подстрекателя, пособника) должна осуществляться со ссылкой на соответствующую часть ст.34 УК ПМР.

Некоторую сложность вызывает вопрос о квалификации действий соучастников при убийстве двух или более лиц. Данная проблема подробно рассмотрена ранее при характеристике п. "а" ч.2 ст.104 УК ПМР.

Согласно п.10 постановления Пленума Верховного Суда "О судебной практике по делам об убийстве (ст.104 УК ПМР) " организованная группа - это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании убийства совершенным организационной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст.34 УК ПМР.

Очевидно, что судебная практика, давая толкование УК ПМР, в определении организованной группы при убийстве, с одной стороны, "теряет" такой важный её признак как устойчивость , с другой стороны, дает ограничительное толкование цели организованной группы (только совершение одного или нескольких убийств ).

В юридической литературе неоднозначно решается вопрос о квалификации действий участников убийства, совершенного организованной группой.

Существует три основных подхода:

1) все члены организованной группы, независимо от их роли при совершении убийства, должны признаваться соисполнителями преступления;

2) членами организованной группы могут признаваться только соисполнители убийства;

3) членами организованной группы могут признаваться и соисполнители убийства, и "сопомощники" (организатор, подстрекатель, пособник), но действия последних должно квалифицироваться по п. "ж" ч.2 ст.104 УК ПМР со ссылкой на соответствующую часть ст.34 УК.

Судебная практика идет по первому пути. Однако такое широкое понимание организованной группы при убийстве не соответствует букве и духу уголовного закона, в частности, положениям ч.2 ст.34 и ст.33 УК ПМР.

В соответствии с ч.1 ст.34 УК, преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два и более исполнителя без предварительного сговора. В ч.2 ст.34 УК раскрывается понятие преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору. И хотя законодатель прямо не указал, что такая форма соучастия предполагает соисполнительство, тем не менее, и в уголовно-правовой науке, и в судебной практике давно устоялась такая точка зрения.

Ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.

Соисполнители отвечают по статье Особенной части настоящего Кодекса за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на статью 32 (виды соучастников преступления) настоящего Кодекса.

Уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 32 (виды соучастников преступления) настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.

Лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника.

В случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление. За приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления. [16]

Заключение

В заключение анализа данного отягчающего обстоятельства необходимо сделать следующие выводы:

1) Убийство группой без предварительного сговора совершается в соисполнительстве, чаще всего это лишение жизни потерпевшего в ссоре или драке, возникшей спонтанно (неожиданно и без посторонней помощи или участия); действия всех соисполнителей подлежат квалификации по п. "ж" ч.2 ст.104 УК.

2) Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, подлежит квалификации: а) при наличии только соисполнителей по п. "ж" ч.2 ст.104 УК; б) при наличии, наряду с исполнителем (исполнителями), организаторов, подстрекателей и пособников по п. "ж" ч.2 ст.104 УК и по одной из частей ст.34.

3) При убийстве, совершенном организованной группой, действия всех соучастников независимо от их роли в преступлении подлежат квалификации по п. "ж" ч.2 ст.104 УК без применения ст.34 УК.

4) Под преступным сговором на убийство следует понимать договоренность между соучастниками, достигнутую в любое время, но до начала покушения на его совершение.

5) Соисполнителями убийства следует считать лиц, которые в процессе убийства действовали согласованно, их действия были объединены единством умысла, а объективная сторона преступления, включая физическое насилие над потерпевшим, выполнялась каждым из соучастников.

6) Убийство, совершенное членами преступного сообщества, подлежит квалификации по правилам квалификации убийства, совершенного организованной группой и с учетом того, что организатор преступного сообщества несет ответственность за убийство, когда оно охватывалось его умыслом, а другие члены сообщества несут ответственность, если они участвовали в его подготовке, включая обсуждение планов и деталей совершения преступления, или были осведомлены о нем; их действия подлежат квалификации по п. "ж" ч.2 ст.104, а также по ст. 207 и 208 УК.

Обобщая изложенное в настоящей курсовой работе можно сделать следующие выводы: под убийством в законодательстве ПМР на текущий момент понимается предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса, умышленное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерь, когда объектом посягательства является только жизнь человека.

Объектом убийства является жизнь другого человека. Но, поскольку, было бы неверно сводить понятие жизни лишь к биологическому процессу, так как человек прежде всего член общества и его жизнь неотделима от общественных отношений, объектом преступного посягательства при убийстве являются и жизнь человека, и общественные отношения, возникающие в связи с охраной его жизни".

Объективная сторона убийства состоит в лишении жизни другого человека. Она включает в себя:

1) противоправное деяние, в виде действия или бездействия,

2) общественно опасные последствия (смерть потерпевшего),

3) причинно-следственную связь между деянием и последствиями. А так же место, время, способ, орудия и всю обстановку совершения преступления.

Субъект убийства общий. Это означает, что признаки субъекта убийства, определяющие способность нести уголовную ответственность, являются общими и обязательными для всех составов преступлений - достижение установленного уголовным законом возраста и вменяемость. Применительно к убийству, возрастом, по достижении которого наступает уголовная ответственность за содеянное, является четырнадцатилетние.

Что касается субъективной стороны, то она включает в себя вину мотив и цель и представляет собой психическое отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям. Форма вины в таком составе как убийство может быть только умышленной. Согласно нормам УК, умысел разделяется на прямой и косвенный. Также УК предусматривает, что "преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления".

При квалификации преступления по ст.104, во избежание фактических ошибок, необходимо выявить доминирующий мотив виновного, а также разграничить убийство из корыстных побуждений и другие виды убийств.

Криминология всегда уделяла и уделяет особое внимание убийствам, как к особо тяжкому преступлению против личности. В настоящее время в Республике наблюдается рост числа убийств и неблагополучие с их раскрываемостью. На протяжении последних 15-20 лет активно усиливается тенденция проявления корысти при убийствах. В начале 80-х годов в числе квалифицированных убийств доля деяний, совершаемых из корыстных побуждений, составляла 17%, а в конце 90-х годов этот показатель вырос до 40%. Корысть и корыстное начало в той или иной мере проявляют себя при совершении 80% умышленных убийств. Здесь можно заметить связь с коррупцией, организованной преступностью и “заказными” убийствами. Причем не только убийства, но и причинения тяжкого вреда здоровью все чаще стали совершаться в целях обогащения. Число этих преступлений не только возросло, они, как и убийства, стали более жестокими и опасными. Так или иначе, в последние 5-10 лет отмечается сближение корысти и насилия в преступлениях против личности.

В таких условиях правосудие, чтобы достойно выполнять свои социальные функции, обязано использовать весь арсенал предусмотренных законом средств для борьбы с преступностью, в том числе и с умышленными убийствами.

Список использованной литературы

Нормативно-правовая литература:

1. Конституция Приднестровской Молдавской Республики, ГИИЦ Министерства экономики, Тирасполь 2000 год.

2. Комментарий к Конституции ПМР, Авторы - Балала В.А., Берилл Т.М., Калякин О.А., Карамануца В.И., Федорчуков Я.Ф. г. Тирасполь, 2000 год.,

3. Уголовный Кодекс ПМР в текущей редакции с изменениями и дополнениями по состоянию на 30 апреля 2008 года.

4. Комментарий к УК РФ (под ред. Наумова А. В), Москва, 2006г.

5. Комментарий к УК РФ (общ. часть под ред. Скуратова Ю. И), Москва, 2006г.

6. Сборник постановлений Пленума ВС СССР И РСФСР (РФ) по уголовным делам, М., 1995г.

Учебно-методическая литература:

1. Антонов В.Н. Юридическая наука - ХХI век. - Владивосток. 1999.

2. Уголовное право: Общая и особенная части: Интенсив. полный курс в алгоритмах: Учебник для студ. вузов, обуч. по спец. "Юриспруденция"/ Под общ. ред. Л.Д. Гаухмана, А.А. Энгельгардта; Бобылев О. В.; Васин Ю. Г.; Гаухман Л. Д.; Дерюгина Ю.Н. и др. - М.: Центр ЮрИнфоР, 2001. - 287 с.

3. Уголовное право: Общая часть: Учеб. для вузов по спец. "Юриспруденция"/ Моск. гос. юрид. акад.; Под ред. Б.В. Здравомыслова; Ермакова Л. Д.; Здравомыслов Б. В.; Караулов В. Ф.; Кладков А.В. и др. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 1999. - 479 с.

4. Уголовное право: Учеб. для вузов: В 2 т. / [Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова]; Волженкин Б.В.; Галиакбаров Р.Р.; Дубовик О.Л.; Дьяков С.В. и др. - М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2004. - XII, 795 с.

5. Уголовное право: Учеб. для студ. вузов, обуч. по спец. "Юриспруденция" / Отв. ред. Кашепов В.П.; Кашепов В.П.; Кошаева Т.О.; Марогулова И.Л.; Руднев В.И. - М.: Былина, 2003. - 559 с

6. Российское уголовное право: Общая часть: Учебник / Ин-т гос. и права Рос. АН; Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова; Кудрявцев В. Н.; Кузнецова Н. Ф.; Наумов А. В.; Никулин С.И. и др. - М.: Спарк, 2005. - 454 с.

7. Уголовное право: Общая часть: Учеб. для вузов; Козаченко И.Я.; Незнамова З.А.; Новоселов Г.П.; Погосян Т.Ю. и др. - М.: Норма-Инфра-М, 2004. - XII, 503 с.

8. Лукашук И.И. Международное уголовное право: Учебник для юрид. фак. и вузов/ Ин-т государства и права Рос. акад. наук, Академ. правовой ун-т; Наумов А.В. - М.: Спарк, 1999. - 287 с.

9. Назаренко Г.В. Уголовное законодательство: [Учеб. пособие для студентов вузов обучающихся по юридическим специальностям]. - М.: Ось-89, 2006. - 255 с

10. Уголовное право: Общая часть: Учеб. для студ. вузов, обуч. по напр. и спец. "Юриспруденция"/ Ин-т междунар. права и экономики; Под ред. А.И. Рарога; Никулин С.И.; Рарог А.И.; Чучаев А.И.; Яцеленко Б.В. - М.: ИМП, 1997. - 319 с.

11. Рарог А.И. Уголовное право: Общая часть в вопросах и ответах / Под ред. А.И. Рарога; Степалин В.П. - М.: Юристъ, 2002. - 228 с

12. Уголовное право: Общая часть: Учеб. для вузов по напр. и спец. "Юриспруденция"/ Ин-т междунар. права и экон.; Под ред. А.И. Рарога; Никулин С.И.; Рарог А.И.; Чучаев А.И.; Яцеленко Б.В. - М.: ИМПЭ, 2002. - 319 с.

13. Смирнова Н.Н. Уголовное право: (Общая и Особенная часть): Учебник для студ. вузов, обучающ. по спец. и напр. "Юриспруденция". - СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 1998. - 675 с.

14. Всеобщая история государства и права. Под ред. З.С. Черниловского М. 1999 г.

15. М.Б. Смоленский, А.А. Новикова. Уголовное право (Ч.3). Экспресс-справочник для студентов ВУЗов. 2003 г.

16. "Уголовное право. Общая часть", учебник, под ред. А.И. Рарога, Москва "ИМПЭ", 1999.

17. Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 2001.

18. "Уголовное право. Общая часть", Учебник для юридических вузов, отв. ред. Б.В. Здравомыслов, Москва, изд-во "Юрист", 2004.

19. Уголовное право. Общая часть. Учебник для Вузов, под ред. И.Я. Козаченко, П.А. Незнамовой и Г.П. Новоселова, М., 2003.


[1] Рарог А. И. Уголовное право: Общая часть в вопросах и ответах/ Под ред. А. И. Рарога; Степалин В. П.- М.: Юристъ, 2002.- 128 с

[2] Наумов А.В Комментарии к Уголовному кодексу РФ М. 1997 С265

[3] Уголовное право. Общая часть. Учебник для Вузов, под ред. И.Я. Козаченко, З.ПА. Незнамовой и Г.П. Новоселова, М., 2003. с – 137.

[4] Уголовное право: Общая часть: Учеб. для вузов; Козаченко И. Я.; Незнамова З. А.; Новоселов Г. П.; Погосян Т. Ю. и др.- М.: Норма-Инфра-М, 2004.- XII, 133 с.

[5] Уголовное право: Общая часть: Учеб. для вузов; Козаченко И. Я.; Незнамова З. А.; Новоселов Г. П.; Погосян Т. Ю. и др.- М.: Норма-Инфра-М, 2004.- XII, 139 с.

[6] Уголовное право: Общая и особенная части: Интенсив. полный курс в алгоритмах: Учебник для студ. вузов, обуч. по спец. "Юриспруденция"/ Под общ. ред. Л. Д. Гаухмана, А. А. Энгельгардта; Бобылев О. В.; Васин Ю. Г.; Гаухман Л. Д.; Дерюгина Ю. Н. и др.- М.: Центр ЮрИнфоР, 2001.- 187 с.

[7] Уголовное право: Общая и особенная части: Интенсив. полный курс в алгоритмах: Учебник для студ. вузов, обуч. по спец. "Юриспруденция"/ Под общ. ред. Л.Д. Гаухмана, А.А. Энгельгардта; Бобылев О.В.; Васин Ю.Г.; Гаухман Л.Д.; Дерюгина Ю.Н. и др.- М.: Центр ЮрИнфоР, 2001.- 206 с.

[8] Уголовное право: Учеб. для студ. вузов, обуч. по спец. "Юриспруденция"/ Отв. ред. Кашепов В.П.; Кашепов В.П.; Кошаева Т.О.; Марогулова И.Л.; Руднев В.И.- М.: Былина, 2003.- 146 с

[9] Сборник постановлений Пленума ВС СССР И РСФСР (РФ) по уголовным делам, М., 1995г.

[10] М.Б. Смоленский, А.А. Новикова. Уголовное право (Ч.3). Экспресс-справочник для студентов ВУЗов. 2003 г.

[11] Уголовное право: Учеб. для вузов: В 2 т./ [Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова]; Волженкин Б.В.; Галиакбаров Р.Р.; Дубовик О.Л.; Дьяков С.В. и др.- М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2004.- XII, 395 с.

[12] Уголовное право: Общая часть: Учеб. для студ. вузов, обуч. по напр. и спец. "Юриспруденция"/ Ин-т междунар. права и экономики; Под ред. А.И. Рарога; Никулин С.И.; Рарог А.И.; Чучаев А.И.; Яцеленко Б.В.- М.: ИМП, 1997.- 119 с.

[13] Уголовное право: Учеб. для вузов: В 2 т./ [Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова]; Волженкин Б.В.; Галиакбаров Р.Р.; Дубовик О.Л.; Дьяков С.В. и др.- М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2004.- XII, 410 с.

[14] Уголовное право: Общая часть: Учеб. для вузов по спец. "Юриспруденция"/ Моск. гос. юрид. акад.; Под ред. Б.В. Здравомыслова; Ермакова Л.Д.; Здравомыслов Б.В.; Караулов В.Ф.; Кладков А.В. и др.- 2-е изд., перераб. и доп.- М.: Юристъ, 1999.- 479 с.

[15] Назаренко Г.В. Уголовное законодательство: [Учеб. пособие для студентов вузов обучающихся по юридическим специальностям].- М.: Ось-89, 2006.- 255 с

[16] Уголовный Кодекс ПМР в текущей редакции с изменениями и дополнениями по состоянию на 30 апреля 2008 года.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий