регистрация / вход

Подсудность в гражданском процессуальном праве

Теоретические аспекты гражданского процессуального права: нормы и источники, понятие и система. Особенности родовой, территориальной подсудности. Подведомственность и подсудность гражданских дел с участием иностранного лица в российском государстве.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

1.1 Нормы и источники гражданского процессуального права

1.2 Понятие и система гражданских процессуальных принципов

2. ПОДСУДНОСТЬ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПРАВЕ

2.1 Родовая подсудность

2.2 Территориальная подсудность

2.3 Передача дела из одного суда в другой

2.4 Подведомственность и подсудность гражданских дел с участием иностранного лица в российском государстве

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

Процессуальная деятельность возникает для защиты субъективных прав личности или охраны ее интересов. В суде защищаются и охраняются права не только участвующих в деле лиц, но и судебных представителей, свидетелей, экспертов и др., т.е. всех без исключения участников гражданского процесса. Содержание гражданских процессуальных правоотношений составляют их субъективные права и обязанности.

В судопроизводстве неизменно осуществляется конституционный принцип: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью» (ст. 2 Конституции РФ). Субъективные права и свободы определяют смысл правоприменительной деятельности суда, законность и обоснованность актов правосудия. Соответственно с этим можно условно выделить две составные части: процессуально-правовое положение личности, предоставляемые ей юридические возможности и обязанности; а также юридические средства, обеспечивающие защиту и охрану прав и интересов личности, что предопределено развитием гражданского процессуального права и гражданской процессуальной мысли. Правила подсудности определяют компетенцию конкретных судов общей юрисдикции по рассмотрению и разрешению гражданских дел по первой инстанции. Принимая исковое заявление (заявление) и определяя, что гражданское дело подведомственно судам общей юрисдикции, судья должен решить, какому из судов судебной системы оно подсудно. Таким образом, подсудность представляет собой процессуальный институт, нормы которого регулируют разграничение компетенции между конкретными судами судебной системы. В этом состоит отличие подсудности от подведомственности. Последняя регулирует относимость юридических дел к различным правоохранительным органам, в компетенцию которых входит их разрешение. Современная судебная система Российской Федерации включает в себя суды различных уровней (звеньев), наделенных полномочиями на Рассмотрение и разрешение гражданских дел по первой инстанции. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»[1] предусматривает, что в Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и суды мировых судей субъектов Российской Федерации. К федеральным судам относятся: Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды (ст. 4 Закона).

Актуальность темы проявляется в том, что при определении подсудности должны соблюдаться все нормы гражданского процессуального права, что в противном случае может привести к грубейшим нарушениям Российского законодательства, а также к нарушению прав и свобод граждан.

Начиная с 70-х годов XX в., в нашей стране активно ведется научная работа по указанной проблематике. Вопросы правового положения личности, защиты прав и свобод человека, определения сущности правового статуса представлены в исследованиях Н.В. Витрука, Е.А. Лукашевой, О.Е. Кутафина, Г.В. Атаманчука, Н.И. Глазуновой, А.Г. Хабибуллина и др.

Цель работы – на основе изучения и обобщения описанных в литературе механизмов гражданского судопроизводства рассмотреть виды подсудности, а также особенности подсудности иностранных граждан.

Методологической базой данной исследовательской работы являются: логический метод; исторический метод; сравнительно-правовой метод.

При написании работы использовались Указы Президента РФ, Постановления Правительства РФ, Федеральные Законы, литература юристов-теоретиков, инструктивно-методический материал, статьи периодической печати.


1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

1.1 Нормы и источники гражданского процессуального права

Как и любая отрасль права, гражданское процессуальное право состоит из совокупности норм – общеобязательных мер должного или возможного поведения участников судопроизводства, устанавливаемых российским государством.

Гражданские процессуальные нормы содержат все признаки юридических норм. Они представляют собой общеобязательные формально-определенные правила деятельности суда и других субъектов судопроизводства и выражают государственную волю. Своеобразие гражданских процессуальных норм заключается в том, что они[2] :

1) устанавливаются только государством и в виде закона (по общему правилу, данные нормы не включаются в подзаконные акты);

2) регулируют правовые действия и отношения в сфере правосудия;

3) имеют цель способствовать своевременному, законному и обоснованному отправлению правосудия;

4) обеспечены возможностью государственного принуждения, которое сочетается с другими средствами воздействия. Данное положение наиболее очевидно в отношении неисполнения или несоблюдения гражданских процессуальных предписаний (норм) лицами, участвующими в деле, и другими субъектами. Меры принуждения зачастую применяются к участникам после истечения срока, установленного в законе для добровольного исполнения (соблюдения) той или иной обязанности (см., например: ст. 149, п. 5, 6 ст. 221 ГПК).

Свойство гражданских процессуальных норм регламентировать правосудие обусловливает такие их особенности, как очень узкий круг субъектов, на поведение которых они воздействуют. Регулирование их действий происходит опосредованно: гражданские процессуальные нормы главным образом определяют действия суда, а поскольку суд является носителем государственной (судебной) власти и в отношениях со всеми другими субъектами, то поведение последних (сторон, прокурора, свидетелей, экспертов и др.) ставится в зависимость от судебной деятельности. Так, стороны могут окончить дело мировым соглашением, и оно станет правовой действительностью при утверждении судом (ст. 34 ГПК). Лица, участвующие в деле, вправе заявлять ходатайства, а их удовлетворение зависит от суда (ст. 143 ГПК).

Особенность гражданских процессуальных норм состоит также в том, что уровень их правовой обязательности различен: они могут быть обязательны не для всех субъектов гражданских процессуальных правоотношений, а лишь для какой-либо одной группы участников. Так, только эксперты обязаны проводить экспертизу и могут быть допрошены. Суд имеет возможность назначить повторную или дополнительную экспертизу. Обязанность составления судебного протокола возлагается только на секретаря судебного заседания, и только председательствующий судья после объявления решения обязан разъяснить его содержание, порядок и срок обжалования. Еще одна характерная особенность анализируемых норм заключается в том, что они, имея ту же структуру, что и иные правовые нормы (гипотеза, диспозиция и санкция), могут быть разобщены по элементам в различных статьях закона или даже в разных разделах закона.

Так, санкции за самые различные процессуальные нарушения в производстве суда первой инстанции (разд. II ГПК) помещены в гл. 34 разд. III ГПК как основания к отмене и изменению решений и определений суда, а нарушения (несоблюдение) условий реализации права на предъявление иска (гл. 12 ГПК) влекут оставление заявления без рассмотрения (гл. 19 ГПК). В порядке редкого исключения все элементы процессуальной нормы объединяются в одной статье закона (ст. 129, 130,149 ГПК).

Структуру гражданской процессуальной нормы в большинстве случаев можно выявить в ходе анализа, установив логическую обусловленность гипотезы, диспозиции и санкции, независимо от того, где и как они изложены[3] . Гражданские процессуальные нормы в зависимости от их направленности, содержания и нормативных источников принято подразделять на дефинитивные, регулятивные, организационные и охранительные. Дефинитивные нормы содержат формулировку важнейших гражданских процессуальных понятий (ст. 49 ГПК – понятие судебного доказательства; ст. 191 ГПК – понятие судебного решения; ст. 223 ГПК – понятие определения суда первой инстанции и некоторые другие).

Регулятивные нормы составляют основной нормативный массив в гражданском процессуальном праве. В зависимости от степени обязательности они, в свою очередь, подразделяются на диспозитивные, выражающие управомочения (например, ст. 34,161, 282 ГПК), и императивные, устанавливающие процессуальные обязанности (например, ст. 25, 210, 227). По смыслу к императивным нормам близки запрещающие нормы, в которых четко выражены запреты (ч. 2 ст. 40, ч. 2 ст. 47).

Организационные нормы формируют процессуальную деятельность или содержание процессуальных документов и в первую очередь определяют гражданскую процессуальную форму. К ним относятся нормы, закрепляющие развитие судебного заседания в суде первой инстанции (в частности ст. 150–156, 164, 165–190 ГПК), второй инстанции (ст. 296–304 ГПК), реквизиты искового заявления (ст. 126 ГПК), кассационной жалобы (ст. 286 ГПК), судебного протокола (ст. 227 ГПК) и др. Указанные статьи имеют четко выраженный императивный характер. Охранительные нормы призваны обеспечить точное и беспрепятственное осуществление всех иных гражданских процессуальных норм. Характерная особенность названных норм – их ярко выраженный санкционный характер: они регламентируют применение мер гражданской процессуальной ответственности и защиты (ст. 97, 305-309, 329-330 ГПК). Абсолютное большинство гражданских процессуальных норм сосредоточено в Гражданском процессуальном кодексе, что составляет очевидное и существенное достоинство гражданского процессуального регулирования. Некоторые процессуальные нормы (в основном те, что регламентируют судебную подведомственность возникающих споров о праве) помещаются в материально-правовых законах с целью создания удобств при правоприменении: заинтересованные лица и компетентные органы получают комплексный нормативный акт, регулирующий как добровольное, беспрепятственное осуществление субъективных прав и обязанностей, так и их защиту и принудительное осуществление в процессуальном порядке. В Гражданском кодексе есть немало гражданских процессуальных норм не только о подведомственности тех или иных споров о праве, но и о дополнительных условиях их подведомственности, а также о распределении обязанности по доказыванию при ответственности за нарушение обязательств (презумпция вины лица, нарушившего обязательство), при которых суд вправе признавать гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным и др.

Источники гражданского процессуального права – нормативные акты, включающие нормы данной отрасли прав. Большую часть норм содержит Гражданский процессуальный кодекс. Он был принят и вступил в действие в 1964 г. За более чем 30-летний срок в Кодекс практически не вносились какие-либо существенные изменения, в отличие от иных кодексов России, что служит доказательством его высокого научного уровня и хорошей законодательной техники. И лишь радикальные изменения социально-политической характеристики российского государства, введение в действие новой Конституции РФ, принятие Семейного и Гражданского кодексов вынудили разработать и принять 30 ноября 1995 г. ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР»[4] .

Нормы гражданского процессуального права сформулированы в более чем четырехстах статьях (42 главы и 6 разделов), каждая из которых посвящена судебному производству в первой, кассационной и надзорной инстанциях. Самостоятельные разделы закрепляют общие положения судопроизводства и включают вопросы российского гражданского процесса с международными элементами. Кодекс имеет три «Приложения», которые тоже включают в себя гражданские процессуально-правовые нормы.

В Гражданский процессуальный кодекс включены нормы, имеющие основополагающее для правосудия значение при разборе гражданских дел: нормы, регламентирующие полномочия и деятельность суда, права и обязанности всех участников, реквизиты процессуальных документов, а также нормы, определяющие основания и меры процессуальной ответственности. В Кодексе применяются как общие правила рассмотрения и разрешения исковых дел, так и процессуальные дополнения и условия изъятия разбирательства различных категорий неисковых дел.

Кодекс – главный гражданский процессуальный закон. В современном праве вне его размещено сравнительно немного процессуальных норм, в основном определяющих подведомственность тех или иных дел. И хотя эти нормы находятся в материально-правовых законах и подзаконных актах (гражданских, семейных и др.), по своей сути они являются гражданскими процессуальными, поскольку регулируют осуществление судебной власти в правосудии по гражданским делам. Действие гражданских процессуальных норм распространяется на всю территорию Российской Федерации, поэтому все без исключения суды общей юрисдикции обязаны применять их при рассмотрении гражданских дел, пересмотрах судебных решений. Указанные нормы обязательны с момента введения в действие содержащего их закона. Обычно это время четко определено в нормативном порядке. Нормы действуют до тех пор, пока в установленном порядке не отменен содержащий их закон. Дата отмены или утраты силы закона является датой их прекращения.


1.2 Понятие и система гражданских процессуальных принципов

Гражданское процессуальное право – одна из отраслей российского права, и потому его принципы имеют характерные признаки общеправового принципа, выражают основные начала, ключевые идеи права.

Своеобразие данных принципов связано с природой юридических норм, в которых они закреплены (гражданские процессуальные нормы), и средой их реализации (гражданское судопроизводство). Гражданские процессуальные принципы представляют собой нормативно установленные основополагающие положения, отражающие взгляды российского общества на отправление правосудия по гражданским делам[5] .

Главное в характеристике принципов состоит в том, что в них сформулированы качественные особенности гражданского судопроизводства, социально-юридическая направленность отрасли права.

В судебной практике процессуальные принципы всегда представляют собой правовые директивы, обращенные в первую очередь и главным образом к суду. Все принципы устанавливают наиболее важные обязанности суда либо по осуществлению правоприменительной деятельности (принципы законности и обоснованности), либо по обеспечению прав, предоставленных сторонам и лицам, участвующим в деле (принципы процессуального равенства сторон, диспозитивности и состязательности).

В литературе широко распространено образное определение принципов как скелета гражданского процессуального права.

Практическое назначение принципов – выступать гарантами законного, обоснованного и справедливого правосудия по гражданским делам и характеризовать узловые моменты гражданского процессуального закона и права. Принципом можно признавать только такое правило действующего Гражданского процессуального кодекса, при несоблюдении или нарушении которого результаты всей судебной деятельности в производстве по конкретному делу становятся незаконными и подлежат отмене.

Принципы гражданского процессуального прав неразрывно связаны с законом, и связь эта двоякая. С одной стороны, каждый принцип должен быть закреплен действующим законом. То, что нормативно не установлено, не может считаться процессуально-правовым принципом.

С другой стороны, принципы обеспечивают логическое единство всех элементов изучаемого права – норм, институтов, производств, а также стабильность гражданского процессуального права в целом.

Поэтому при обновлении Гражданского процессуального кодекса нужно учитывать сложившуюся систему принципов. Вносимые изменения непременно должны соответствовать основным началам, в противном случае гражданское процессуальное право утратит внутреннюю согласованность и системность.

При этом не следует фетишизировать творческую роль принципа в праве. В конечном счете принцип – положение, выводимое из существующего права. Принцип вторичен по отношению к системе процессуально-правовых норм, он выражает ее характерную черту, он – суть проявления закономерностей права, обусловлен и зависим от права.

Гражданский процессуальный принцип всегда закреплен не одной, а несколькими (многими) нормами и представляет собой самостоятельный институт[6] . Из сказанного следуют два вывода:

1) нельзя произвольно изменять, учреждать или отказываться от какого-либо принципа, поскольку это всегда повлечет радикальное изменение сути данной отрасли права;

2) принципов гражданского процессуального права не может быть много, если только не объявлять принципом всей отрасли положение какой-либо одной статьи ГПК, пусть даже она и имеет важное значение для гражданского процессуального регулирования (например, гласность).

Зачастую гражданскими процессуальными принципами отрасли называют принципы отдельных процессуальных институтов. Так, непосредственность, устность и непрерывность объявляют повсеместно принципами всей отрасли, тогда как закон подчеркивает, что это основные начала только судебного разбирательства (ст. 146 ГПК) и за пределами судебных заседаний не функционируют.

Теория принципов в современной юридической науке содержит немало неясностей, противоречивых положений, и поэтому в первые статьи кодексов 90-х гг. было принято включать перечень положений, учреждаемых принципами (см., например, ст. 5–11 Арбитражного процессуального кодекса, ст. 1 Семейного кодекса, ст. 1 Гражданского кодекса и др.).

Такая законодательная практика оправданна: сразу же провозглашаются основополагающие положения, в соответствии с которыми нормативно регулируются общественные отношения и снимаются разночтения характерных черт (принципов) нормативного регламента.

Поэтому состав гражданских процессуальных принципов ограничен принципами процессуального равноправия, диспозитивности и состязательности, законности и юридической истины (обоснованности судебных постановлений). Указанные принципы действуют в институтах и подотраслях гражданского процессуального права в соответствии с началами судоустройства.

В литературе, посвященной гражданским процессуальным принципам, особое место занимает их классификация. В данном вопросе нет единства. Представляется, что деление принципов должно проводиться по собственно процессуальным признакам, а классификация их, в частности на общеправовые, межотраслевые и собственно гражданские процессуальные, нецелесообразна, так как выходит за рамки гражданского процесса и является по сути общеправовым учением о дифференциации принципов.

Нет смысла разграничивать принципы на судоустройственные и функциональные, поскольку весьма сомнительна гражданская процессуальная характеристика первых[7] .

В классификации собственно процессуальных начал желательно прежде всего выделить принципы отдельных институтов данной отрасли права. И хотя теоретики права уже давно обосновали наличие таких принципиальных начал, данный вопрос пока слабо разработан в теории гражданского процесса. Можно говорить о принципах лишь нескольких институтов: судебной подведомственности, гражданской процессуальной формы и участия иностранцев в российском суде.

По утверждению Ю.К. Осипова, институту подведомственности присущи следующие основные начала; преимущественная подведомственность юридических дел государственным органам; распределение юридических дел между государственными юрисдикционными органами в зависимости от характера правоотношений, из которых они возникают[8] .

Для гражданской процессуальной формы характерны такие принципы, как детальность правовой регламентации процессуальных действий и документов, оптимальное соотношение процессуальных прав и обязанностей в статусе каждого участника, непрерывность процессуальной деятельности, судебный контроль и самоконтроль, принцип тождества.

Участие иностранных граждан и организаций в гражданском процессе нашей страны определяется принципами национального режима, равенства перед законом, единства прав, свобод и обязанностей, а также их гарантированности.

В законе нормативно закреплено, что непосредственность, устность и непрерывность составляют основополагающие начала судебного разбирательства. Они реализуются только в заседании суда первой инстанции и потому нет надобности видеть в них принципы всего гражданского процессуального права.

Принципы названных институтов по своей природе являются гражданскими процессуальными и входят в единую систему основных начал изучаемой отрасли права.

Принципы желательно систематизировать в зависимости от того, чем они непосредственно предопределены. Так, спор о праве как предмет судебного разбирательства предопределяет такие принципы, как процессуальное равенство сторон, диспозитивность и состязательность.

Судебное правоприменение детерминирует принципы законности и юридической истины. Первая группа принципов отвечает на принципиально важные вопросы: кто может инициировать судебную деятельность и каковы полномочия участников разбираемого спора. Вторая группа определяет роль суда в рассмотрении и разрешении дела. По сути это ответ на вопрос о гражданских процессуальных средствах осуществления судебной власти.

У разных групп принципов неодинаковы сферы реализации. Если принципы правоприменения осуществляются в полной мере в любом гражданском деле, рассматриваемом по существу, то принципы диспозитивности и состязательности характерны главным образом для искового судопроизводства. В иных видах производства они действуют с особенностями, ограничивающими, как правило, их реализацию[9] .


2. ПОДСУДНОСТЬ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПРАВЕ

Правила подсудности определяют компетенцию конкретных судов общей юрисдикции по рассмотрению и разрешению гражданских дел по первой инстанции. Принимая исковое заявление (заявление) и определяя, что гражданское дело подведомственно судам общей юрисдикции, судья должен решить, какому из судов судебной системы оно подсудно.

Таким образом, подсудность представляет собой процессуальный институт, нормы которого регулируют разграничение компетенции между конкретными судами судебной системы. В этом состоит отличие подсудности от подведомственности. Последняя регулирует относимость юридических дел к различным правоохранительным органам, в компетенцию которых входит их разрешение.

2.1 Родовая подсудность

Все подведомственные судам общей юрисдикции гражданские дела распределены между судами различных звеньев (уровней) судебной системы Российской Федерации. Одни гражданские дела отнесены законом к ведению мировых судов, другие — районных (городских) и т.д. Критерием отнесения конкретных гражданских дел к ведению судов того или иного уровня являются характер (род) дела, предмет и субъектный состав спора. Поэтому подсудность, определяющая компетенцию судов различных звеньев судебной системы (различных уровней) в качестве судов первой инстанции, называется родовой, или предметной.

Особое место в судебной системе РФ занимает Конституционный Суд.

Конституционный Суд РФ не наделен полномочиями на рассмотрение и разрешение гражданских дел в качестве суда первой инстанции. На основании Федерального конституционного закона от 21 июля 1994г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»[10] Конституционный Суд РФ рассматривает в заседаниях дела о конституционности правоприменительной практики (ст. 1). При этом Конституционный Суд разрешает дела и дает заключения, руководствуясь Конституцией РФ и правосознанием, воздерживаясь от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

Верховный Суд РФ в качестве суда первой инстанции рассматривает и разрешает дела:

1) об оспаривании ненормативных правовых актов Президента РФ ненормативных правовых актов палат Федерального Собрания, ненормативных правовых актов Правительства РФ;

2) об оспаривании нормативных правовых актов Президента РФ, нормативных правовых актов Правительства РФ, нормативных правовых актов иных федеральных органов государственной власти, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций;

3) об оспаривании постановлений о приостановлении или прекращении полномочий судей либо о прекращении их отставки;

4) о приостановлении деятельности или ликвидации политических партий, общероссийских и международных общественных объединений, о ликвидации централизованных религиозных организаций, имеющих местные религиозные организации на территориях двух и более субъектов Федерации;

5) об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) Центральной избирательной комиссии РФ, за исключением решений, оставляющих в силе решения нижестоящих избирательных комиссий или соответствующих решений референдума;

6) по разрешению споров между федеральными органами государственной власти субъектов Федерации, переданных на рассмотрение в Верховный Суд РФ Президентом РФ в соответствии со ст. 85 Конституции РФ.

Так определена родовая подсудность гражданских дел Верховному Суду РФ в ст. 27 ГПК. В указанной статье оговорено, что федеральными законами к подсудности Верховного Суда могут быть отнесены и другие дела.

Верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и суд автономного округа рассматривают и разрешают в качестве суда первой инстанции гражданские дела:

1) связанные с государственной тайной;

2) об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Федерации, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций;

3) о приостановлении деятельности или ликвидации регионального отделения либо иного структурного подразделения политической партии, межрегиональных и региональных общественных организаций; о ликвидации местных религиозных организаций, централизованных религиозных организаций, состоящих из местных религиозных организаций, находящихся в пределах одного субъекта Федерации; о запрете деятельности не являющихся юридическими лицами Межрегиональных и региональных общественных объединений и местных религиозных организаций, централизованных региональных организаций, находящихся в пределах одного субъекта Федерации.

В соответствии со ст. 26 ГПК к ведению судов субъектов Федерации отнесены также гражданские дела о приостановлении или прекращении деятельности средств массовой информации, распространяемых преимущественно на территории одного субъекта Федерации;

4) об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) избирательных комиссий субъектов Федерации, окружных избирательных комиссий по выборам в федеральные органы государственной власти, окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Федерации, оставляющих в силе решения нижестоящих избирательных комиссий или соответствующих комиссий референдумов.

К подсудности верховного суда республики, краевого, областного суда и равного им по функциям суда федеральными законами могут быть отнесены и другие гражданские дела для разрешения их в качестве суда первой инстанции.

В соответствии со ст. 24 ГПК районные суды в качестве судов первой инстанции рассматривают все гражданские дела, подведомственные судам общей юрисдикции. Исключения из этого правила составляют дела, предусмотренные ст. 23, 25, 26 и 27 ГПК.

Родовая подсудность мировых судей определена п. 1 ст. 3 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации». Так, в качестве суда первой инстанции мировой судья рассматривает:

- дела о выдаче судебного приказа;

- дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях;

- дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества;

- иные дела, возникающие из семейно-правовых отношений, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), установлении отцовства, о лишении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка;

- дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 500 МРОТ, установленной федеральным законом на день подачи заявления, и дела о разрешении коллективных трудовых споров;

- дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе;

- дела об определении порядка пользования имуществом.

Военные суды рассматривают гражданские дела по первой инстанции о защите нарушенных и (или) оспоренных прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений. Военным судам, дислоцирующимся за пределами РФ, подсудны все гражданские дела, подлежащие рассмотрению федеральными судами общей юрисдикции, если иное не установлено международным договором Российской Федерации (п. 1,4 ст. 7 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999г. № 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации»[11] ).

Остальные гражданские дела (которых большинство), подведомственные судам общей юрисдикции, рассматриваются и разрешаются районными (городскими) судами.

Определяя родовую подсудность дела, суды должны исходить из того, что в соответствии со ст. 47 Конституции РФ «...никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом».

2.2 Территориальная подсудность

После того как выяснено, суду какого звена (уровня) судебной системы подсудно конкретное гражданское дело, необходимо определить, какому из однородных судов оно подсудно по территории, т.е. определить пространственную компетенцию одноуровневых судов, или территориальную подсудность конкретного дела. Таким образом, территориальной называется подсудность, определяющая пространственную компетенцию одноуровневых судов судебной системы.

Именно правила территориальной подсудности помогают определить, какой из однородных судов данного звена судебной системы компетентен рассматривать и разрешать конкретное гражданское дело по первой инстанции.

Гражданским процессуальным законодательством предусмотрены пять видов территориальной подсудности: общее правило территориальной подсудности, альтернативная, исключительная, договорная и подсудность по связи дел.

Общее правило территориальной подсудности содержится в ст. 28 ГПК. Суть его заключается в том, что иск предъявляется по месту жительства ответчика, а иск к организации — по месту нахождения организации.

Однако в связи с изменениями, произошедшими в последнее время в действующем законодательстве, в частности в гражданском законодательстве, это правило требует уточнения. Так, ч. 1 ст. 27 Конституции РФ и Закон РФ от 25 июня 1993 г. «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ»[12] различают два понятия: а) место пребывания и б) место жительства. Местом жительства является то место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает (п. 1 ст. 20 ГК). В случаях, когда постоянное или преимущественное место жительства гражданина определить затруднительно, иск предъявляется в том суде, на территории деятельности которого произведена регистрация его места жительства.

В соответствии с ч. 2 ст. 131 ГПК место жительства ответчика должен указать в исковом заявлении истец.

При предъявлении иска к юридическому лицу следует руководствоваться п. 2 ст. 54 ГК, в соответствии с которым место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное.

Альтернативная подсудность, или подсудность по выбору истца, регулируется ст. 29 ГПК. Подсудность этого вида предусмотрена для ряда категорий гражданских дел, разрешение которых законом отнесено к компетенции двух или более чем двух судов одного уровня. Право выбора между несколькими судами, которым подсудно конкретное дело, закон предоставляет истцу.

Прежде всего такое право принадлежит истцу, предъявляющему иск к ответчику, место жительство которого неизвестно. Иск в этом случае может быть предъявлен по месту нахождения имущества ответчика или по его последнему известному месту жительства в РФ.

Иск к организациям, вытекающий из деятельности филиала юридического лица, может быть предъявлен также по месту нахождения филиала.

Иски о взыскании алиментов и об установлении отцовства могут быть предъявлены истцом также по своему месту жительства. По месту жительства истца или по месту причинения вреда могут быть предъявлены иски о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца.

Иски о возмещении убытков, причиненных столкновением судов, а также о взыскании вознаграждения за оказание помощи и спасение на море могут предъявляться по месту нахождения судна ответчика или порта приписки суда.

Альтернативная подсудность предусмотрена для исков, возникающих из договоров, в которых указано место их исполнения. Эти иски могут быть предъявлены и по месту исполнения договора.

По месту жительства истца могут быть предъявлены иски о расторжении брака в случае, когда при нем находится несовершеннолетний или когда по состоянию здоровья выезд к месту жительства ответчика для него затруднителен.

Альтернатива в выборе суда принадлежит истцу и при предъявлении исков о восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных прав, возврате имущества или его стоимости в связи с возмещением ущерба, причиненного гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, подписки о невыезде либо незаконным наложением административного взыскания в виде ареста.

Подсудность по выбору истца (альтернативная подсудность) предусмотрена ст. 29 ГПК и для других категорий дел.

Характер дел, названных в ст. 29 ГПК, свидетельствует о том, что альтернативная подсудность представляет собой процессуальную гарантию для истца. В одних случаях альтернативная подсудность обеспечивает более благоприятные условия обращения за судебной защитой для истца, находящегося в худшем социальном или материальном положении, чем ответчик, например, при предъявлении исков об алиментах, установлении отцовства, возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца и др. В других случаях альтернативная подсудность обеспечивает возможность более полного рассмотрения дела там, где может быть сосредоточено большее количество средств доказывания, например, при предъявлении иска по месту нахождения филиала или представительства юридического лица, по месту причинения вреда и исполнения договора.

Исключительная подсудность, как и альтернативная, является Разновидностью территориальной подсудности. Сущность исключительной подсудности заключается в том, что для некоторых категорий Дел закон точно определяет, какой суд компетентен их разрешать.

В соответствии со ст. 30 ГПК иски о правах на земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества.

Такое же правило подсудности предусмотрено и для исков об освобождении имущества от ареста.

Устанавливая такое правило, законодатель руководствовался соображениями целесообразности. Например, при рассмотрении дел о праве на строение суд неизбежно должен ознакомиться с письменными доказательствами — документами, подтверждающими право собственности на строение. Большинство таких документов можно получить в бюро технической инвентаризации по месту нахождения строения. Следовательно, целесообразно, чтобы дело рассматривал тот суд, на территории деятельности которого находится бюро технической инвентаризации. При рассмотрении дел о праве пользования земельным участком суду часто приходится проводить осмотр земельного участка либо приглашать для этой цели специалиста. Кроме того, документы, касающиеся земельного участка, находятся в учреждениях местной администрации того района, на территории которого расположен суд, рассматривающий дело.

Исключительная подсудность предусмотрена для исков кредиторов наследодателя, предъявляемых до принятия наследства наследниками. Такие иски подсудны суду по месту открытия наследства (ч. 2 ст. 30 ГПК).

Определение подсудности такого рода исков требует особого внимания, а иногда может вызвать затруднения, поскольку наследственное имущество (дом, квартира, дача, земельный участок, транспортные средства, продуктивный рабочий скот и т.д.) или его основная часть может находиться в разных местах. Критерием определения основной части наследственного имущества являются стоимость, объем, а также роль этой части имущества в хозяйственной деятельности наследодателя.

В соответствии с ч. 3 ст. 30 ГПК иски к перевозчикам, вытекающие из договоров перевозки грузов, пассажиров или багажа, предъявляются по месту нахождения управления транспортной организации, к которой в установленном порядке была предъявлена претензия.

Иски перевозчиков к грузоотправителям или грузополучателям предъявляются по общим правилам подсудности.

Договорная подсудность. По общему правилу, территориальная подсудность не может быть изменена, в силу чего соблюдение правил, регулирующих подсудность, является одним из условий надлежащего осуществления права на предъявление иска. Однако в соответствии со ст. 32 ГПК стороны по соглашению между собой могут изменить территориальную подсудность для конкретного дела. Но соглашением сторон не может быть изменена исключительная подсудность. Поскольку договорная подсудность является разновидностью территориальной подсудности, стороны не могут изменить и родовую подсудность.

Соглашение сторон об изменении территориальной подсудности для конкретного дела возможно до принятия его судом к производству.

Соглашение сторон о подсудности должно быть выражено в письменной форме. Это может быть самостоятельный документ, в котором выражена воля сторон по поводу выбора суда для разрешения их гражданского дела. Соглашение о подсудности может быть также включено в качестве отдельного пункта в материально-правовой договор (контракт), заключенный между сторонами.

Так как закон не определяет конкретную письменную форму для соглашения о подсудности, оно может быть облечено в любой письменный акт, фиксирующий волю сторон, направленную на выбор суда.

Договорную подсудность иногда называют добровольной или добровольно избранной.

Подсудность по связи дел предусмотрена ст. 31 ГПК. В судебной практике нередки ситуации, когда в одно производство для совместного рассмотрения и разрешения объединяются несколько самостоятельных требований. Подсудность таких дел регулируется специальными правилами, не совпадающими с правилами общей, альтернативной и исключительной подсудности. Возможность объединения нескольких заявленных требований в одно производство обусловливается обстоятельствами объективного характера, объективной связью. Так, иск к нескольким ответчикам, проживающим или находящимся в разных местах, предъявляется по месту жительства или нахождения одного из ответчиков по выбору истца. Это правило в известной мере аналогично правилам, предусмотренным ст. 29 ГПК. Различие состоит в том, что альтернативная подсудность применяется, когда истец обращается в С УД с одним требованием к ответчику, применение же подсудности, предусмотренной ст. 31 ГПК, предполагает предъявление нескольких связанных между собой требований.

Связь двух самостоятельных требований имеет место при предъявлении встречного иска. Оба иска независимо от подсудности предъявляются в суде по месту рассмотрения первоначального иска (ч. 2 ст. 31 ГПК).

Гражданский иск как средство защиты прав потерпевшего от совершения преступного деяния предъявляется независимо от общих правил подсудности в том суде, в котором рассматривается уголовное дело.

Гражданский иск, вытекающий из уголовного дела, если он не был предъявлен или не был разрешен при производстве уголовного дела, предъявляется для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства по правилам подсудности, установленным ГПК.

2.3 Передача дела из одного суда в другой

В зависимости от конкретных обстоятельств может возникнуть необходимость в изменении подсудности, что предусмотрено ст. 33 ГПК Суть изменения подсудности заключается в том, что дело, принятое с соблюдением правил подсудности одним судом, передается на рассмотрение другому суду по исчерпывающему перечню оснований. Это свидетельствует об исключительности изменения подсудности, так как, по общему правилу, дело, принятое судом с соблюдением прав подсудности, должно быть рассмотрено и разрешено этим судом по существу, хотя бы в процессе рассмотрения оно стало подсудным другому суду.

Для изменения подсудности и передачи дела из одного суда в другой процессуальный закон предусматривает следующие основания:

1) если ответчик, место жительства которого при предъявлению иска не было известно, и иск был предъявлен по последнему известному месту жительства, заявит ходатайство о передаче дела в суд по мест его фактического жительства;

2) если обе стороны заявят ходатайства о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств;

3) если при рассмотрении дела в данном суде выяснилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности;

4) если после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам замена судей или рассмотрение дела в данном суде становятся невозможными. Передача дела в этом случае осуществляется вышестоящим судом.

Передача дела из одного суда в другой оформляется определением, которое может быть обжаловано в частном порядке в течение 10 дней. Если определение не было обжаловано или опротестовано, дело передается в другой суд по истечении десятидневного срока после вынесения определения. Если на определение была подана частная жалоба, дело передается в другой суд после вынесения вышестоящим судом определения об оставлении жалобы без удовлетворения.

При невозможности рассмотрения дела в том суде или тем судьей, к подсудности которого оно отнесено законом, председатель вышестоящего суда передает его по ходатайству сторон в близлежащий суд такого же уровня (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»)[13] .

Статья 33 ГПК устанавливает, что в Российской Федерации споры о подсудности между судами не допускаются. Следовательно, определение о передаче дела из одного суда в другой, вступившее в законную силу, в случаях, предусмотренных ГПК, обязательно для указанного в нем суда.

2.4 Подведомственность и подсудность гражданских дел с участием иностранного лица в российском государстве

В соответствии с ч. 3 ст. 62 Конституции РФ иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором РФ.

В разд. V ГПК используется понятие «иностранные лица», в число которых включены иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные и международные организации.

Иностранные граждане — лица, не являющиеся гражданами РФ и обладающие гражданством иностранного государства. Лица без гражданства — лица, не принадлежащие к гражданству РФ и не имеющие доказательств принадлежности к гражданству другого государства (Федеральный закон от 31 мая 2002г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации»)[14] .

Иностранная организация — организация, учрежденная за границей (ст. 1202-1203 ГК). Международная организация — объединение государств или национальных обществ, ассоциаций, граждан различных государств, учрежденное на постоянной основе, имеющее органы управления и действующее для достижения определенных целей.

Правовой статус иностранных лиц, в области российского гражданского судопроизводства, основан на положениях принципа национального режима. В соответствии с данным принципом им предоставляется право пользоваться процессуальными правами и нести процессуальные обязанности наравне с российскими гражданами и организациями, а также обращаться в суды РФ, но только для защиты своих прав, свобод и законных интересов. Так, иностранные лица могут выступать в качестве истца и ответчика, третьих лиц, лично участвовать в судопроизводстве или через представителя, но не могут обращаться в суд с заявлением от своего имени в защиту прав, свобод и интересов других лиц.

В силу наличия национального режима на иностранных лиц распространяются положения гражданского процессуального законодательства РФ, федеральных законов и положений международных договоров (ч. 3 ст. 398 ГПК). Правительство РФ может устанавливать ответные ограничения гражданских процессуальных прав в отношении иностранных лиц тех государств, в судах которых допускаются такие же ограничения прав российских граждан и организаций (ч. 4 ст. 398 ГПК).

Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства определяется, в соответствии со ст. 399 ГПК, их личным законом (lex patria), т.е. правом страны, гражданство которой он имеет, или соответственно правом страны, в которой лицо имеет место жительство. Такое правило устанавливает исключение из общего правила (lex fori) о неприменимости иностранного права в гражданском судопроизводстве (ч. 3 ст. 398 ГПК).

Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранного гражданина или лица без гражданства определяется российским правом только в случае, если иностранный гражданин наряду с иностранным гражданством имеет гражданство РФ или имеет место жительства в Российской Федерации (ст. 36,37 и ч. 3 ст. 399 ГПК); если на основе личного закона физическое иностранное лицо не является дееспособным, то оно может быть на территории РФ признано процессуально дееспособным в соответствии с российским законодательством (ст. 37 и ч. 5 ст. 399 ГПК).

Процессуальная правоспособность иностранных организаций определяется ее личным законом, т.е. правом страны, в которой она учреждена. Если личный закон не наделяет иностранную организацию процессуальной правоспособностью, то на территории РФ она может быть признана процессуально правоспособной на основании российского права.

Процессуальная правоспособность международной организации определяется на основе международного договора, ее учредительных документов или соглашения с компетентным органом РФ.

Иностранные граждане и лица без гражданства могут участвовать в гражданском судопроизводстве лично или через представителя. В качестве представителя могут выступать российский гражданин, адвокат — член инюрколлегии (специализирующейся на оказании правовой помощи по делам с «иностранным элементом»), юридические фирма (обладающие лицензией на право оказания представительских услуг), иностранный адвокат или иностранная юридическая фирма.

Международными договорами РФ с рядом зарубежных государств предусмотрена возможность представительства иностранных граждан консулами. В соответствии со ст. 5 Венской конвенции о консульских сношениях от 24 апреля 1963 г. консульскими функциями является «с соблюдением практики и порядка, принятых в государстве пребывания, представительство или обеспечение надлежащего представительства граждан представляемого государства в судебных и иных учреждениях государства пребывания с целью получения, в соответствии с законами и правилами государства пребывания, распоряжений о предварительных мерах, ограждающих права и интересы этих граждан, если, в связи с отсутствием или по другим причинам, такие граждане не могут своевременно осуществить защиту своих прав и интересов».

Судебный иммунитет международной организации, если она не занимается предпринимательской деятельностью, является абсолютным, его пределы и объем определяется международным договором и федеральными законами РФ, а также их уставами, многосторонними конвенциями и двусторонними соглашениями организаций со страной пребывания. Например, ООН, в соответствии со ст. 105 Устава ООН, пользуется на территории каждого из своих членов такими привилегиями и иммунитетами, которые необходимы для самостоятельного выполнения ими своих функций, связанных с деятельностью Организации.

Дипломатический иммунитет имеет абсолютный характер, регулируется внутренним законодательством и международными договорами. Согласно Венской конвенции о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г. дипломатический агент пользуется иммунитетом от уголовной, гражданской и административной юрисдикции государства пребывания. Это означает, что к ним нельзя предъявить иск, принудительно привлечь к участию в процессе в качестве свидетелей, экспертов и др.

Дипломатический иммунитет не защищает от:

а) вещных исков, относящихся к частному недвижимому имуществу, находящемуся на территории государства пребывания, если только он не владеет им от имени аккредитующего государства для целей представительства;

б) исков, касающихся наследования, если дипломатический агент, выступая в качестве исполнителя завещания, попечителя над наследственным имуществом, наследника или отказополучателя, действует как частное лицо, а не от имени аккредитующего государства;

в) исков, относящихся к любой профессиональной или коммерческой деятельности, осуществляемой дипломатическим агентом в государстве пребывания за пределами своих официальных функций.

Члены семьи дипломатических агентов, проживающие вместе с ним, пользуются дипломатическими привилегиями и иммунитетами, если они не являются гражданами государства пребывания.

Консульский иммунитет имеет ограниченный (функциональный) характер. Венская конвенция о консульских сношениях от 24 апреля 1963 г. устанавливает судебный иммунитет консульских должностных лиц и консульских служащих, которые не подлежат юрисдикции судебных или административных органов государства пребывания относительно действий, совершаемых ими при выполнении консульских функций, за исключением гражданского иска, вытекающего из договора, по которому они прямо или косвенно не приняли на себя обязательства в качестве агента представляемого государства, а также иска третьей стороны за вред, причиненный несчастным случаем в государстве пребывания, вызванным дорожно-транспортным средством, судном или самолетом.

Гражданские дела с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций подведомственны судам РФ по правилам разграничения подведомственности, установленным в российском законодательстве (ч. 2 ст. 22 ГПК). Подсудность дел с участием иностранных лиц судам в РФ (международная подсудность) определяется по правилам ст. 23-33,402-406 ГПК.

Общее правило международной подсудности заключается в том, что суды в РФ могут рассматривать дела с участием иностранных лиц, если ответчик имеет место жительства в РФ или находится на территории РФ (для организаций). Местом жительства гражданина признается место, где он постоянно или преимущественно проживает (ст. 20 ГК). Законодатель в ч. 3 ст. 402 ГПК устанавливает дополнительные основания определения подсудности дел с участием иностранных лиц судам в РФ (например, если ответчик имеет имущество, находящееся на территории РФ; по делу о взыскании алиментов и об установлении отцовства истец имеет место жительства в РФ и т.д.).

По делам с участием иностранного элемента возможно применение правил альтернативной подсудности, предусмотренных ст. 29 ГПК.

Правила исключительной международной подсудности регулируются положениями ст. 403 ГПК, не могут изменяться соглашением сторон и не зависят от места жительства ответчика. Так, дела о праве на недвижимое имущество, находящееся на территории РФ, подсудны российским судам, а если имущество находится за пределами РФ, — суду иностранного государства. Стороны могут заключить договор об изменении подсудности дела (пророгационное соглашение) до принятия его судом к производству, за исключением правил, закрепленных в ст. 26, 27, 30, 403 ГПК.


Заключение

Гражданские процессуальные правоотношения – регулируемые нормами гражданского процессуального права отношения, возникающие между судами и лицами, участвующими в гражданском судопроизводстве, в целях защиты их субъективных прав и охраняемых законом интересов. Являясь формой осуществления правосудия по гражданским делам, они в связи с этим относятся к числу правоохранительных.

Своеобразие судебной истины заключается в том, что суд исследует не все обстоятельства, имеющие значение по делу, а только представленные ему на рассмотрение спорящими сторонами. При этом суд принимает без доказывания общеизвестные факты, а также факты, установленные вступившим в законную силу решением или приговором суда.

Правила подсудности определяют компетенцию конкретных судов общей юрисдикции по рассмотрению и разрешению гражданских дел по первой инстанции. Принимая исковое заявление (заявление) и определяя, что гражданское дело подведомственно судам общей юрисдикции, судья должен решить, какому из судов судебной системы оно подсудно.

Таким образом, подсудность представляет собой процессуальный институт, нормы которого регулируют разграничение компетенции между конкретными судами судебной системы. В этом состоит отличие подсудности от подведомственности. Последняя регулирует относимость юридических дел к различным правоохранительным органам, в компетенцию которых входит их разрешение.


Список используемой литературы

1. Гришин И.П., Гришина И.И. Гражданский процесс: Вопросы и ответы / Под ред. д.ю.н. проф. М.К. Треушникова. – М.: Юриспруденция, 2000. – 224 с.

2. Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс России: Учебник. – М.: Юристъ, 2005. - 480 с.

3. Власов А.А. Гражданское процессуальное право: Учебник. – М.: ТК Велби, 2004. – 432 с.

4. Вондышев В.В., Дернова Д.В. Гражданский процесс: курс лекций: СПб Питер, 2001. - 416 с.

5. Гражданское процессуальное право. Учебник/ С.А.Алехина, В.В.Блажеев и др. – М.: «Проспект» 2004. - с.584.

6. Гражданский процесс: Учебник, 3-е изд. М.: ООО «Городец-издат» 2000. - 672 с.

7. Гражданское право: Учебник, 4-е изд./под ред. проф. В.В.Язкова, М.: изд-во БЕК, 2005. - 640 с.

8. Данилов Е.П. Гражданский процессуальный кодекс РФ. Практическое пособие. Комментарий и постатейные материалы. Судебная и адвокатская практика. Образцы документов. Издание 2-е. – М.: Право и Закон, 2001. – 832 с.

9. Российская юридическая энциклопедия. М.: Изд. дом ИНФРА-М, 1999. - 1110 с.

10. Судебная практика по гражданским делам, сб./сост. Е.А.Борисова. – М.: Городец, 2000. – 447 с.;

11. Судебная практика по гражданским делам, сб./сост. Е.Н.Романенко – М.: изд-во «Проспект», 2005. – 656 с.

12. Шершеневич, Г. Ф. Учебник русского гражданского права: в 2 т. / Г.Ф. Шершеневич. - М.: Статут, 2005. - 923 с.


[1] СЗ рф. 1997. № 1 ст. 1.

[2] Власов А.А. Гражданское процессуальное право: Учебник. – М.: ТК Велби, 2004. С. 24

[3] Власов А.А. Гражданское процессуальное право: Учебник. – М.: ТК Велби, 2004. С. 26

[4] Власов А.А. Гражданское процессуальное право: Учебник. – М.: ТК Велби, 2004. С. 29

[5] Данилов Е.П. Гражданский процессуальный кодекс РФ. Практическое пособие. Комментарий и постатейные материалы. Судебная и адвокатская практика. Образцы документов. Издание 2-е. – М.: Право и Закон, 2001. – С. 29

[6] Гражданское процессуальное право. Учебник/ С.А.Алехина, В.В.Блажеев и др. – М.: «Проспект» 2004. – С. 39-42

[7] Данилов Е.П. Гражданский процессуальный кодекс РФ. Практическое пособие. Комментарий и постатейные материалы. Судебная и адвокатская практика. Образцы документов. Издание 2-е. – М.: Право и Закон, 2001. – С. 32

[8] Гражданское процессуальное право. Учебник/ С.А.Алехина, В.В.Блажеев и др. – М.: «Проспект» 2004. – С. 43-44

[9] Шершеневич, Г. Ф. Учебник русского гражданского права: в 2 т. / Г.Ф. Шершеневич. - М.: Статут, 2005. – С. 31

[10] СЗ РФ. 1994 № 13. ст. 1447.

[11] СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3170.

[12] ВВС РФ. 1993. № 32. Ст. 1227.

[13] ВВС РФ. 1996. № 1. С. 3.

[14] СЗ РФ 2002 № 22. Ст 2031

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему