регистрация / вход

Показания подозреваемого

Значение показаний подозреваемого. Обеспечение полноты и достоверности показаний подозреваемого. Тактика допроса несовершеннолетних подозреваемых. Правила протоколирования показаний. Признаки, свидетельствующие о наличии чистосердечного раскаяния.

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по дисциплине : Основы теории доказывания

На тему : «Показания подозреваемого»

2009


Содержание

Введение

1. Понятие и значение показаний подозреваемого

2. Обеспечение полноты и достоверности показаний подозреваемого. Особенности их оценки

Заключение

Список литературы


Введение

Подозреваемый – лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, а также лицо, к которому применена мера пресечения (любая) до предъявления ему обвинения.Для признания лица подозреваемым необходимо наличие: доказательств, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления; оснований и условий, предусмотренных законом для применения задержания, либо для применения данной меры пресечения до предъявления обвинения; протокола задержания (или постановления о задержании) либо постановления о применении меры пресечения.В следственной практике нередко сталкиваются с ситуациями, когда уголовное дело возбуждается против конкретного лица (при невозможности возбудить его по факту преступления). В этом случае официально, постановлением компетентного органа о возбуждении уголовного дела против гражданина выдвигается подозрение в совершении им преступления.По своему процессуальному положению подозреваемый (как и обвиняемый) является: субъектом обязанностей; лицом, положение которого связано с применением мер процессуального принуждения; лицом, показания которого – вид источников доказательств.

1. Понятие и значение показаний подозреваемого

Действующее уголовно-процессуальное законодательство впервые выделило в системе доказательств показания подозреваемого. Основная цель допроса такого лица - проверить правильность возникшего подозрения и восполнить пробелы в доказательственном материале, препятствующие решению вопроса о достаточности оснований для предъявления обвинения. Поэтому в отличие от свидетеля допрос подозреваемого органически включает элемент изобличения в совершении преступления, в связи, с чем у него возникает необходимость в защите. Таким образом, положение заподозренного лица отличается от положения обвиняемого, которому уже предъявлено обвинение, но еще более существенно оно отличается от положения свидетеля, который допрашивается о фактах, не влекущих за собой его ответственности. В отличие от свидетеля заподозренное лицо дает показания, защищаясь от возникшего подозрения, возможно грозящего ему наказанием, поэтому его показания по своей процессуальной природе близки к показаниям обвиняемого и служат не только средством доказывания, но и средством защиты. Соответственно дача показаний - его право, а не обязанность.

Так же как и обвиняемый, подозреваемый не несет ответственности за отказ от показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Без показаний подозреваемого часто оказывается невозможным восполнить пробелы в доказательственном материале на этапе, предшествующем решению вопроса о достаточности оснований для предъявления обвинении. Необходимость в таком допросе чаще всего возникает при расследовании дел, по которым разрешение вопроса, имело ли место событие, послужившее основанием к возбуждению дела, теснейшим образом связано с вопросом о совершении деяния определенным лицом (лицами). К ним относятся дела о выпуске недоброкачественной продукции, автотранспортных происшествиях, дезертирстве, взяточничестве и др. При обнаружении на теле или одежде лица, подозреваемого в совершении убийства или нанесении телесных повреждений, следов крови, борьбы и т.д. возникает необходимость в получении от него показаний, способствующих правильному определению относимости этих следов к расследуемому преступлению.

Не менее важно получить объяснения и в отношении результатов личного обыска, обыска в жилище или по месту работы подозреваемого, если такой обыск произведен до предъявления обвинения. Важное значение приобретает и допрос должностного лица по поводу преступных действий, связанных с его служебным положением. Предварительный допрос нередко помогает избежать ошибок, связанных с объективным вменением, когда те или иные факты инкриминируются лицу лишь в силу занимаемого им должностного положения, без достаточного исследования фактических обстоятельств дела. Помимо обстоятельств, послуживших основанием для задержания или применения мер пресечения, подозреваемый может быть допрошен об обстоятельствах, которые необходимы для выяснения его личности, а также об иных обстоятельствах, имеющих значение для дела. Из изложенного следует, что между показаниями подозреваемого и показаниями обвиняемого есть черты сходства. Но при этом между ними есть существенные различи.

Подозреваемому не предъявлено обвинение, в котором четко формулируется инкриминируемое преступление, его обычно не знакомят в полном объеме с собранными против него доказательствами, а этих доказательств меньше, чем это бывает при вынесении постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Таким образом, в предмет допроса подозреваемого не включается ряд обстоятельств, необходимость в выяснении которых возникает на более позднем этапе, после предъявления обвинения. Поэтому допрос подозреваемого не освобождает органы расследования от обязанности подробно допросить это лицо в качестве обвиняемого после предъявления ему обвинения. Как уже отмечалось, подозреваемому должна быть предоставлена возможность защищаться от возникшего подозрения. Наиболее доступной для него формой защиты на данном этапе рас следования является именно дача показаний, в ходе которых он может изложить имеющиеся у него доводы. Защищаясь от возникшего против него подозрения, допрашиваемый может сообщить следователю о неизвестных еще обстоятельствах, подвергнуть критике доводы, которыми будет оперировать следователь в ходе допроса, и, наконец, объяснить установленные факты с иных позиций. Поэтому значение показаний подозреваемого нельзя сводить к получению от него лишь признания в совершении преступления, как это иногда утверждается. Разъясняя ряд существенных моментов, достаточно конкретизированные и детализированные показания подозреваемых помогают ускорить производство расследования, сформулировать наиболее правильную версию. Показания подозреваемого сохраняют свое значение и в тех случаях, когда в последующем то же лицо допрашивается в качестве обвиняемого. Значение показаний подозреваемого тем более возрастает, если после предъявления обвинения следует отказ обвиняемого от дачи показаний или новые показания существен, но отличаются от его, же показаний, данных им в качестве подозреваемого.

Сравнение содержания показаний одного и того же лица, данных им до и после предъявления обвинения, нередко помогает установить, какие из них соответствуют действительности. В соответствии со сложившейся практикой и в тех случаях, когда подозреваемое в преступлении лицо не задерживается и не заключается под стражу, оно чаще всего допрашивается перед предъявлением обвинения.

Данные различных авторов показывают, что следователь, как правило, не считает возможным предъявить обвинение подозреваемому лицу без его предварительного допроса.

2. Обеспечение полноты и достоверности показаний подозреваемого. Особенности их оценки

Обеспечению полноты и достоверности показаний и подозреваемого служат процессуальные и тактические правила их получения и фиксации. Особенностью этих правил являются меры, направленные к обеспечению права на защиту допрашиваемых. Поэтому, а подозреваемому в ходе допроса объявляется, в совершении какого преступления он подозревается. Исходя из того, что подозреваемый допрашивается по поводу действий, которые могут быть ему впоследствии инкриминированы, его вызов, и допрос согласно закону производятся по тем же процессуальным правилам, что и вызов, и допрос обвиняемого.

Эти правила предусматривают активное участие в доказывании, как обвиняемого, так и подозреваемого, что достигается не только правом давать показания, но и правом заявлять ходатайства и представлять доказательства, правом, которое может быть реализовано, в частности, в ходе допроса. Право пользоваться родным языком и прибегать к услугам переводчика обеспечивает полноту и точность показаний. Дача показаний является одним из средств защиты, поэтому подозреваемый должен быть допрошен - немедленно после задержания или взятия под стражу. Это позволяет максимально быстро приступить к проверке доводов подозреваемого. Вместе с тем уменьшается опасность представления ложных доказательств. Отсюда в каждом случае, когда немедленный допрос оказался невозможным, в протоколе допроса или отдельном протоколе оговаривается, чем вызвано промедление. Исходя из задачи получения полных и правдивых показаний, решается вопрос о месте допроса и мерах, которые надо принять для того, чтобы обвиняемые, вызванные по одному делу, не общались между собой. В целях получения наиболее полных показаний постановка вопросов подозреваемому допускается лишь после того, как выслушан свободный рассказ.

Преждевременная постановка вопросов может помешать допрашиваемому свободно и полно изложить свои доводы. По окончании свободного рассказа задаются уточняющие, дополняющие, напоминающие, контрольные и другие вопросы. В отношении несовершеннолетнего подозреваемого закон устанавливает дополнительные гарантии получения от них полных и правдивых показаний. Вызов и допрос несовершеннолетних производится, как правило, через родителей и других законных представителей. Иной порядок допускается лишь в случае, когда это вызывается обстоятельствами дела. В допросе несовершеннолетнего подозреваемого, не достигшего 16 лет, может участвовать педагог. Участие в допросе педагога, который вправе с разрешения следователя задавать вопросы, а по окончании допроса знакомиться с протоколом и делать замечания о правильности и полноте имеющихся в нем записей, служит дополнительной гарантией получения правдивых показаний и правильной их фиксации.

Распространенным тактическим приемом следует считать фиксацию показаний подозреваемого по определенному вопросу до того, как ему будет задан следующий вопрос. Поведение самого следователя, его способность располагать к себе допрашиваемого, не прибегая к "заигрыванию" и не роняя авторитета представителя власти, также входит в тактику допроса.

Допрашивая, например, подозреваемого, следователь подчеркивает свое стремление выяснить истину, объясняет со ссылкой на закон, что органы расследования не преследуют цель, во что бы то ни стало обвинить, что задачей процесса в равной степени является как изобличение виновного (в меру его действительной вины), так и предупреждение возможности необоснованного при влечения к ответственности и осуждения невиновного.

Такое разъяснение способствует возникновению психологического контакта, который является необходимым условием получения полных и правдивых показаний. Ряд тактических приемов направлен на то, чтобы создать объективную базу для проверки показаний. К их числу относится, в частности, требование максимально детализировать и конкретизировать показания путем постановки контрольных вопросов. Выбор наиболее эффективных тактических приемов, способствующих получению полных и правдивых показаний, зависит, прежде всего, от той ситуации, которая ожидается следователем при допросе либо определяется уже в ходе его осуществления. Эта ситуация в основных чертах определяется позицией, занятой допрашиваемым.

Тактические приемы существенно меняются в зависимости от того, дает подозреваемый показания либо отказывается от дачи показаний; признает ли он правильным предъявленное обвинение и возникшее подозрение либо настаивает на своей непричастности к преступлению; дает он, по мнению допрашивающего, правдивые показания либо ложные (полностью или частично); меняет ли свои показания и каким образом. Наряду с характером ситуации выбор тактических приемов определяют особенности личности допрашиваемого. С этих позиций следователь должен проанализировать все, что ему известно о допрашиваемом: его прошлое и условия жизни (какое влияние они могли оказать на выбор поведения), образование, общий уровень развития, круг интересов, особенности характера (общителен, замкнут, недоверчив) и т.д. Тактика допроса несовершеннолетних подозреваемых определяется в зависимости от особенностей психики подростков различного возраста.

Специфика психики несовершеннолетних (повышенная внушаемость, эмоциональность, неустойчивость поведения, незрелость мышления, склонность к подражанию и фантазии, недостаточность опыта и знаний и т. п.) во многих случаях не позволяет применять при их допросе такую тактику, которую следователь избрал бы при допросе взрослого. По мере приближения к совершеннолетию возрастные особенности сглаживаются или исчезают, а вместе е ними устраняются и препятствия к применению общих тактических приемов допроса. Поэтому многие 16-17-летние подозреваемые могут допрашиваться с применением тех же тактических приемов, которые рекомендуются при допросе взрослого. Это отнюдь не умаляет значения индивидуальных особенностей психики несовершеннолетних при выборе тактических средств их допроса. Значение этих особенностей тем важнее, чем меньше возраст допрашиваемых. Соответственно тактические рекомендации, касающиеся допроса несовершеннолетних, применяются дифференцированно, с учетом возрастных и иных особенностей. При допросе несовершеннолетних подозреваемых учитывается, что раскаяние и осознание вины прямо связаны со способностью к самокритике, которая у них может быть и не развита в достаточной степени.

Эту способность необходимо поощрить, что нередко дает положительный результат, так как подросток порой не думает о некоторых сторонах опасности и противоправности своего поступка. Осознав их, он обычно искренне раскаивается в совершенном, в то время как взрослые изыскивают возможности оправдать себя в собственных глазах и перед другими. "За внешней самоуверенностью подростка, с его обостренным самолюбием, порожденным "чувством взрослости", и связанным с ним ростом самосознания, скрываются внутренняя неуверенность в себе, неумение разобраться в собственных достоинствах и недостатках" Имея в виду, что допрос несовершеннолетнего это уже первый шаг к его перевоспитанию, необходимо в первую очередь использовать такие этические мотивы, как раскаяние, любовь и уважение к близким, патриотизм, гордость.

Только при бесполезности этих приемов оправданно использование противоречий в его отношениях с соучастниками, внушение бесполезности запирательства, применение элемента внезапности и т.п. Тактические приемы допроса должны применяться в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Основным критерием, определяющим пределы их применения, является запрещение домогаться показаний обвиняемого путем насилия, угроз и иных незаконных мер. К числу таких незаконных мер могут быть отнесены фальсификация и обман, использование юридической неосведомленности допрашиваемого, провокации, соблазн различными выгодами, принуждение к даче определенных показаний и т.д.

Тактический прием должен соответствовать этическим требованиям. Все нормы советского уголовно-процессуального закона нравственны и пронизаны гуманизмом - важнейшим принципом коммунистической морали. Однако справедливо отмечено, что УПК не может предусмотреть все нравственные ситуации, которые возникают при расследовании дела. Поэтому, применяя в рамках закона тот или иной тактический прием, следователь должен соразмерить его с общими требованиями коммунистической морали, важнейшее требование которой - уважение к человеческому достоинству. Тактический прием должен быть не только законным и этичным, но и отвечать требованиям целесообразности, эффективности и избирательности. В каждом конкретном случае анализируется, какой из тактических приемов наиболее целесообразен, исходя из конкретной ситуации, сложившейся по делу, даст ли он необходимый эффект, будучи применен при допросе данного подозреваемого, и, наконец, не приведет ли он к самооговору. "Во всех случаях средства психологического воздействия должны обладать избирательным действием.

Необходимо, чтобы они давали положительный эффект только в отношении лица, скрывающего правду, препятствующего установлению истины, и были бы нейтральны в отношении незаинтересованных лиц" Таким образом, при допросе подозреваемого могут и должны применяться только приемы, обеспечивающие получение правдивых показаний путем правильного психологического подхода, разъяснения значения правдивых показаний, умелого использования разработанных криминалистикой и основанных на законе тактических правил. Так, следователь для получения достоверных показаний может какое-то время скрывать от подозреваемого источник сведений, используемых в ходе допроса. Серьезным стимулом к получению правдивых показаний служит, как уже отмечалось, предъявление доказательств, подтверждающих виновность допрашиваемого. В ряде случаев полезно разъяснить значение предъявленного доказательства для установления роли допрашиваемого в совершении преступлении. Это особенно важно, если доказательства получены с помощью научно-технических средств или специальных познаний. Но при этом совершенно недопустимо искажать или преувеличивать результат исследования. Кроме того, то обстоятельство, что подозреваемый не сразу ставится в известность о всей совокупности доказательств, позволяет объективно проверить правдивость его показаний путем их сопоставления с доказательствами, содержание которых он в этот момент еще не знает; позволяет исключить предположение, что допрашиваемый сообразует свои показания о деталях события со сведениями, почерпнутыми при ознакомлении с доказательствами.

Правила протоколирования показаний направлены на то, чтобы наиболее точно зафиксировать содержание устных показаний и самый ход процесса. Запись показаний должна производиться от первого лица и по возможности дословно; с сохранением индивидуальных особенностей речи допрашиваемого. Это необходимо для того, чтобы протокол отражал не только содержание показаний, но и их характерные особенности. Последнее требование создает условия для правильной оценки показаний. - Закон не требует, чтобы в протокол вносились все заданные вопросы и ответы допрашиваемого. Однако, если это важно для правильной оценки, вопрос фиксируется. Так, в случае, когда подозреваемому предъявляются какие-то доказательства, это оформляется в виде вопросов. Целесообразно также фиксировать вопросы, которые привели подозреваемого к изменению позиции в ходе допроса. Практически необходимость в фиксации заданных вопросов при допросе подозреваемого возникает гораздо чаще, чем при допросе свидетелей. С учетом процессуального положения подозреваемого закон предусматривает более подробную, нежели при допросе свидетеля, фиксацию данных о личности. Эти данные рассматриваются как составная часть показаний и служат как для удостоверения личности допрашиваемого, так и для установления некоторых обстоятельств, имеющих значение для дела.

Следователь может разрешить подозреваемому записать свои показания собственноручно лишь по просьбе самого подозреваемого. Объясняется это тем, что, как правило, следователь более полно и последовательно фиксирует показания. Для того чтобы эти показания отвечали требованиям полноты, собственноручной записи показаний должен предшествовать устный допрос, в ходе которого необходимо указать допрашиваемому, на каких именно фактах он должен в первую очередь остановиться. Если подозреваемый не отразил в собственноручно написанных показаниях важные для дела обстоятельства или некоторые из сделанных им письменных сообщений нуждаются в уточнении или проверке, допрос продолжается и в протокол вносятся соответствующие дополнения. Оценка показаний подозреваемого имеет свою специфику, которая определяется двумя основными моментами: очевидной заинтересованностью такого лица в исходе дела и презумпцией невиновности, которая, с одной стороны, исключает предустановленную оценку полученных показаний как исходящих от заведомо виновного, а с другой - освобождает подозреваемого от обязанности доказывать свою невиновность (в том числе при осуществлении права давать объяснения).

Сведения, содержащиеся в показаниях подозреваемого, могут использоваться для обоснования принимаемых решений после надлежащей проверки их достоверности. Независимо от того, признает подозреваемый свою виновность или отрицает ее, дает показания о своих действиях или действиях иных лиц, следователь и суд должны принять меры к полной и объективной проверке полученных сведений. Основными методами проверки показаний подозреваемого являются: анализ содержания показания (включающий сопоставление его отдельных частей и элементов); сравнительный анализ нескольких показаний одного лица. Сопоставление фактических данных, содержащихся в показаниях, с иными доказательствами, имеющимися в деле, и производство следственных (судебных) действий для сопоставления их результатов с проверяемыми показаниями. Проверка показаний начинается уже в ходе допроса подозреваемого, для чего необходимо максимально их детализировать. Должны быть конкретизированы показания лица, привлеченного по групповому делу, о тех действиях, которые совершил он лично, о действиях соучастников, о том, как формировалась преступная группа, об источниках получения орудий преступления, каналах сбыта похищенного и т.д. При этом определению достоверности показаний способствует выявление в них неправдоподобных утверждений и противоречий. Подозреваемый, вызванный на допрос, так или иначе готовится к нему. Если им подготовлены ложные показания, очень важно допросить его таким образом, чтобы он вышел за их рамки. В процессе самого допроса трудно придумать новые детали.

Допрашиваемый начинает противоречить себе. Анализ возникающих противоречий помогает определить достоверность показаний. Противоречия в показаниях допрашиваемого чаще всего возникают, когда он дает ложные показания (полностью или частично). Объясняется это тем, что лгущему "приходится как бы изгонять из памяти то, что произошло (поэтому хорошо запомнилось), и запомнить то, чего не было, а лишь им самим придумано; ему приходится лавировать между правдой, которую нельзя говорить, правдой, которую можно говорить, и ложью, которой надо заменять утаиваемую правду". Побудив, постановкой соответствующих вопросов допрашиваемого повторить свои показания о тех или иных обстоятельствах, можно в какой-то мере определить, что в них правда, а что ложь. Как правило, та часть показаний, которая соответствует действительности, в своей основе остается неизменной, в то время как надуманные детали постоянно меняются и в них появляется более всего противоречий. Однако, если наличие противоречий позволяет заподозрить ложь, одного этого еще недостаточно для того, чтобы судить о достоверности показаний. Действительно невиновный человек, напуганный тем, что ему не верят, нередко проявляет на допросе большую нервозность, чем опытный преступник. Поэтому нельзя из результатов своих наблюдений делать вывод о том, что подозреваемый " лжет. Только сопоставление показаний с другими, объективно проверенными доказательствами дает основание для их правильной оценки.

Наблюдение же за состоянием подозреваемого может иметь лишь ориентирующий характер. Сопоставляя фактические данные, содержащиеся в проверяемых показаниях, с доказательствами, полученными из других источников, необходимо иметь в виду, что противоречия могут возникнуть не только потому, что показания ложны. Напротив, недостоверными могут оказаться иные доказательства, использованные при проверке. Для проверки показаний подозреваемого могут быть использованы любые из предусмотренных законом следственных действий. Из их числа наиболее специфичны очная ставка и проверка показаний на месте; они чаще всего служат способом проверки, уточнения и дополнения ранее полученных показаний. Для предотвращения неправильной практики их про ведения не для проверки, а для "закрепления" показаний, закон предусматривает ряд правил.

Так, установленный законом порядок получения показаний на очной ставке и записи их в протокол не допускает переноса центра тяжести очной ставки с получения сведений по существу имеющихся противоречий на механическое подтверждение ранее данных показаний. Вместе с тем обеспечивается максимальная активность участников очной ставки в выяснении причин противоречий и тем самым в сообщении деталей, которые затем помогут оценить правильность полученных показаний. Вопросу о соответствии показаний объективной обстановке, в которой допрашиваемый находился в момент события, не всегда уделяется должное внимание при проверке и оценке показаний. Между тем определение этого соответствия (или несоответствия) нередко помогает решить вопрос, что в показаниях достоверно, а что вымысел. В связи с этим важное значение приобретает правильное осуществление проверки показаний подозреваемого на месте. Проверка ранее данных показаний на месте не всегда сводится только к получению дополнительных показаний, более подробных, чем предыдущие, она может включать также опытные действия, в ходе которых и даются показания. В показаниях одного и того же лица ложь нередко сочетается с правдой, а отношение допрашиваемого к тем или иным фактам может изменяться еще в ходе допроса. Ложь обычно выражается в сообщении вымышленных данных, умолчании о сведениях, имеющих значение для установления истины, или искажении действительности путем частичной замены фактических обстоятельств вымышленными.

Известно, что подозреваемый обычно испытывает борьбу мотивов, которая переживается как глубокий внутренний конфликт, из которого человек должен выйти, приняв определенное решение и совершив необходимые действия (в рассматриваемом плане путем дачи тех или иных показаний). Наиболее распространенными мотивами ложных показаний являются: боязнь ответственности за содеянное и наказания; надежда на то, что преступление не будет раскрыто без признания; сокрытие соучастников (из боязни мести или по другим причинам); опасение, что будут оглашены интимные стороны жизни, что следователь (ввиду неопытности или необъективности) истолкует факты, соответствующие действительности, против обвиняемого (подозреваемого). Определению истинных мотивов дачи показаний соответствует изучение особенностей личности допрашиваемого, его окружения, взаимоотношений с соучастниками и т.д.

Например, по групповым делам несовершеннолетних необходимо учитывать возможность самооговора или оговора под давлением соучастников, когда допрашиваемый старается выгородить или преуменьшить их роль из чувства, так называемого товарищества. Распространено мнение, что лицо, совершившее преступление, признается в этом только в тех случаях, когда у него нет иного выхода или ему это выгодно. Следует согласиться с тем, что часто признание делается по этим причинам. Однако нельзя отрицать возможность получения признания по иным мотивам, несмотря на то, что показания исходят от лица, совершившего преступление. Известно, что допрашиваемый обычно переживает борьбу мотивов двоякого рода: с одной стороны, это раскаяние, чувство долга, собственного достоинства, искренность и стыд за содеянное, а с другой - страх перед ответственностью, который побуждает его отрицать вину. Позиция, занятая допрашиваемым, в определяющей степени зависит от того, как он сам расценивает свои действия. Если он внутренне переживает совершенное, понимает в полной мере противоправность своих действий, его защитная реакция носит менее активный характер. Нередко допрашиваемый в таком состоянии сам испытывает потребность "выговориться", рассказать о своих переживаниях.

Признанию под влиянием положительных эмоций способствует и то обстоятельство, что "притягательность правды и ее сила в ней самой, в то время как ложь требует усилий, непрерывного напряжения, подавления действительных образов мнимыми фактами, что требует постоянного самоконтроля и вносит дезорганизацию в психическую жизнь человека" Убедительным примером признания под влиянием позитивных факторов является чистосердечное раскаяние, которое всегда связано с признанием, но имеет важные дополнительные признаки. К их числу относятся осознание своей вины, осуждение своего поступка, сожаление о содеянном.

Признаки, свидетельствующие о наличии чистосердечного раскаяния, могут быть выявлены путем постановки допрашиваемому соответствующих вопросов, направленных на выяснение его психического отношения к содеянному. При этом следует иметь в виду, что раскаявшийся человек может искажать действительность в своих показаниях в результате добросовестного заблуждения. Поэтому показания раскаявшегося подвергаются такой же тщательной проверке, как и все иные. В частности, важно выяснить, не являете ли признание вины следствием та кого не столь редкого явления, как самооговор. Известно немало случаев самооговора, вызванного самыми различными причинами: подозреваемый может оговорить себя в результате психического заболевания, либо стремясь освободить от уголовной ответственности истинного виновника, либо в силу неблагоприятного стечения обстоятельств, либо в результате не правильных или незаконных методов ведения допроса (под влиянием угроз, обещаний и т.д.).

Наряду с реакцией враждебности и агрессии у лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, не редко наблюдается чувство беспомощности, одиночества, пассивности. Самооговор может иметь место и в тех случаях, когда допрашиваемый считает, что он не в силах доказать свою невиновность. Установка допрашиваемого на самооговор может быть усугублена или даже в некоторых случаях вызвана неправильным применением тактических приемов, лишенных необходимой избирательности. Иногда подозреваемый признает вину в силу своей юридической неосведомленности, не понимая подлинного значения совершенного им деяния. По делам о наиболее тяжких преступлениях самооговор может быть вызван стремлением отсрочить наказание. Будучи полностью изобличен в совершенных преступлениях и сознавая тяжесть ожидающего его наказания, обвиняемый оговаривает себя, приписывая себе преступления, совершенные другими лицами либо вымышленные. Для того чтобы отличить истинное признание от самооговора, необходимо сопоставить сведения, содержащиеся в показании, с другими данными. Нередко следователь тем больше доверяет показаний подозреваемого, чем ближе они к выдвинутой версии. Опровержение же этой версии расценивается следствием как ложь. Характер и скорму ложных показаний определяют мотив и цель, которую допрашиваемый при этом проследят. Если действительно совершил преступление, основной мотив лжи - надежда избавиться от ответственности путем дезинформации органов расследования.

Если основное содержание ложных показаний подозреваемого состоит в отрицании фактов, положенных в основу подозрения, органы дознания обязаны доказать несостоятельность такого отрицания. Для этого необходимо отрицанию фактов "противопоставить положительные факты, признание которых соответствующими действительности влечет признание отрицательного факта ложным". Достоверность показаний лица, отрицающего свою виновность, проверяется столь же тщательно, как и признание Отсутствие подобной проверки неизменно рассматривается судами как основание для обращения дела к доследованию. В тщательной проверке нуждаются, в частности, показания лиц, которые в подтверждение своей невиновности ссылаются на алиби. В тех случаях, когда алиби заявлено подозреваемым, не исключается, что им заранее сфальсифицированы "доказательства", подтверждающие его показания. При этом обычно ссылаются на вымышленные события либо на события, действительно имевшие место, но "перемещенные" во времени, чтобы они "совпали" со временем совершения преступления.

С учетом этого при проверке показаний, содержащих ссылку на алиби, выясняется: а) имело ли место обстоятельство, на которое допрашиваемый ссылается в подтверждение своих показаний; б) если оно действительно имело место, то не происходило ли в иное время (не изменены ли в показаниях день или час).

Исходные данные для такой проверки можно получить в ходе допроса лица, заявившего алиби, а также при допросе свидетелей, на которых он ссылается в подтверждение сделанного заявления. Такие свидетели допрашиваются по возможности без промедления с соблюдением условий, исключающих предварительное общение с лицом, алиби которого проверяется. При повторном допросе успешно используются результаты осмотра личной корреспонденции, результаты следственного эксперимента (например, по проверке возможности преодолеть определенное расстояние в данный отрезок времени), а также показания свидетелей, с которыми проводится очная ставка. Если проверяемые показания можно связать с какими-то событиями, дата и часы которых могут быть точно установлены (начало сеанса в кино, передача по радио, отправление поезда и т.д.), в качестве доказательств, подтверждающих или опровергающих достоверность показаний, используются справки соответствующих учреждений. Однако при этом необходимо помнить, что события, происходящие обычно в одно и то же время, могут иметь отклонения (прибытие поезда, доставка почты и т.д.).

Поэтому недостаточно получить официальную справку, а следует выяснить, не имели ли место в данном случае такие отклонения. Необходимо также иметь в виду, что лицо, действительно не причастное к преступлению, нередко хуже припоминает события, связанные с алиби, чем преступник, заранее подготовивший свои показания. В таких случаях допрашиваемому необходимо помочь вспомнить забытые им обстоятельства, которые могут способствовать подтверждению алиби. Проверка и оценка показаний лица, отрицающего свою виновность, не сводится к выяснению существования и значения фактов, на которые он ссылается в подкрепление своего утверждения (как при заявлении алиби, так и в иных случаях). При оценке показаний подозреваемого против других лиц следует руководствоваться общим правилом оценки доказательств, согласно которому любое доказательство, взятое само по себе и не подтвержденное другими доказательствами, не может быть положено в основу обвинения. Как и в отношении признания или отрицания виновности, при оценке показаний против других лиц необходимо определить мотив, которым руководствовался допрашиваемый.

Наиболее распространенными мотивами таких показаний являются: стремление переложить с себя ответственность за содеянное или разделить ее, месть, зависть, сокрытие подлинного мотива совершенного преступления, попытка освободить от ответственности третье лицо. Для того чтобы распознать подлинный мотив, важно проанализировать ситуацию, в которой было совершено преступление, положение допрашиваемого к моменту допроса и взаимоотношения с лицом, в отношении которого даются показания. При этом важно определить, какие изменения в положении подозреваемого могут последовать, если его показания в отношении других лиц найдут подтверждение: облегчится или ухудшится его участь (а в последнем случае - понимает ли это допрашиваемый). Если подозреваемый изменил свои показания (целиком или по отдельным вопросам), необходимо определить достоверность каждого из них.

Изменение показаний не бывает безмотивным и всегда предопределяется какими-то факторами, выявление которых помотает определить причину изменений и их характер. Прежде чем сделать определенные выводы, измененные показания следует проверить и оценить в полном объеме. При этом учитывается, что элементы истины и лжи могут сочетаться как в первоначальных, так и в последующих показаниях и что нельзя предустановленно оценивать их в зависимости от момента появления в деле.

Достоверность вновь полученных показаний определяется путем их сопоставления с прежними показаниями, ранее собранными доказательствами и доказательствами, специально полученными в этих целях. В частности, у подозреваемого, изменившего показания, необходимо тщательно выяснить на допросе, что именно в своих прежних показаниях он считает неправильным, что он изменяет и уточняет, а что подтверждает и как объясняет изменение показаний. При этом важно получить объяснения как по поводу вновь собранных доказательств, так и ранее предъявлявшихся ему. Если подозреваемый отказывается от ранее данных правдивых показаний в надежде избежать тем самым ответственности, он не учитывает при этом, что за время, прошедшее с момента его предыдущего допроса, по делу собраны новые доказательства. С ними в первую очередь и сопоставляются измененные показания, в результате чего в них нередко обнаруживаются существенные противоречия. По поводу этих противоречий следует получить подробные объяснения, которые в свою очередь подлежат проверке и оценке. Если по делу заподозрено несколько лиц, достоверность обстоятельств, в отношении которых один из них изменил свои показания, может быть подтверждена или опровергнута показаниями других.

Независимо от вида показаний подозреваемого на завершающем этапе их оценки ход логических рассуждений субъекта доказывания, определяющего достоверность и значение содержащихся в показаниях сведений, должен основываться на рассмотрении материалов дела в их совокупности.


Заключение

В заключении хотелось бы сказать, что подозреваемым признается лицо: в отношении которого возбужденно уголовное дело; задержанное по подозрению в совершении преступления; к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения.

Подозреваемый – участник уголовного процесса, который появляется и вступает в уголовно- процессуальные отношения прежде всего и главным образом в стадии предварительного расследования.

Дача объяснений и показаний – это всегда право подозреваемого.

Показания подозреваемого – это сообщение лицом сведений по поводу известных ему обстоятельств совершения преступления, в котором оно подозревается, сделанное во время допроса в установленном законом порядке.

В качестве подозреваемого может быть допрошено только лицо, в отношении которого имеется соответствующий процессуальный акт, определяющий его процессуальное положение как подозреваемого. Не являются показаниями объяснения подозреваемого, данные при его задержании и изложенные в протоколе задержания.

Гражданин может находиться в положении подозреваемого по уголовному делу в течении короткого срока.

При проверке и оценке показаний подозреваемого учитываются обстоятельства, в основном аналогичные там, которые необходимо принимать во внимание при использовании показаний обвиняемого.


Список литературы

1. Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

2. Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. Изд.: Инфра – М, 2007.

3. Божьев В.В. Уголовное право. Изд.: Высшее образование, 2009.

4. Григорьев В., Белкин А.Р. Уголовный процесс: Учебник, 2005.

5. Калиновский К.Б., Смирнов А.В. Уголовный процесс. Учебник для Вузов, 2004.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий