регистрация / вход

Политическая культура и идеологические процессы в Республике Беларусь

Роль культурного и идеологического факторов в генезисе общества Республики Беларусь. Проблема взаимосвязи политики, культуры, идеологии в научной концепции политической культуры. Социальная трансформация Белорусии, концепции реформирования общества.

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИНФОРМАТИКИ И РАДИОЭЛЕКТРОНИКИ

Кафедра гуманитарных наук

РЕФЕРАТ

на тему:

«Политическая культура и идеологические процессы в Республике Беларусь»

Минск, 2008


Политическая культура и идеология – два основополагающих духовных фактора политической жизни. Взаимодействуя на общем поле общественного сознания, они проявляются, реализуются через общественное поведение граждан, функционирование общественных и политических институтов. Если политическая культура представляет собой исторически сложившиеся, наиболее устойчивые, проверенные компоненты сознания, то идеология несет в себе скорее потенциал изменения, как бы противится существующему статус-кво.

Впервые научный анализ роли культурного и идеологического факторов в генезисе общества дал известный немецкий социолог М. Вебер на примере «протестантской этики», которую он рассматривал в качестве духовной детерминанты не только капиталистической экономики, но и адекватных ей политических институтов. Проблема взаимосвязи политики, культуры, идеологии в значительной мере стимулировала разработку самой научной концепции политической культуры. Американские ученые Г.Алмонд и С.Верба в своей работе «Гражданская культура и стабильность демократии» (1963 г.) пришли к выводу, что политическая система для успешного функционирования должна быть включена в особый образец ориентаций на политические действия, соответствовать политическим ориентациям граждан этого общества. Совокупность политических ориентаций (когнитивных, аффективных, ценностных), присущих личности, они и определили как политическую культуру. Одновременно они выделили тип культуры, наиболее способствующий возникновению, функционированию и развитию либеральной демократии, который назвали «гражданская политическая культура».

Сегодня Беларусь, как и другие посткоммунистические страны, находится в стадии социальной трансформации. Общий вектор перемен не снимает проблему выбора наиболее оптимальной концепции реформирования общества. Особенности политической культуры, специфика менталитета, отличия мотивационного механизма – это те духовные компоненты, без учета которых самый передовой опыт не может быть успешно реализован. Именно через эту призму (взаимодействие с идеологией) весьма актуально еще раз более пристально и в теоретическом, и в практическом плане взглянуть на феномен политической культуры.

В настоящее время имеется множество определений политической культуры, отражающих различные подходы и точки зрения относительно этого явления. Английский политолог Д.Каванах систематизировал теоретические представления о политической культуре. К первой группе он отнес психологические интерпретации политической культуры, характеризующие ее как совокупность внутренних ориентаций человека на политические объекты и ограничивающие ее сферой политического сознания и политической психологии (Г.Алмонд, С.Верба); вторую группу составили объективистские подходы, раскрывающие содержание политической культуры через нормативные требования, санкционированные образцы поведения граждан и групп (Т.Парсонс, Д.Истон); в третью группу были включены интерпретации политической культуры, включавшие в себя психологические установки и соответствующие им формы поведения; четвертую группу составили представления, трактующие политическую культуру как гипотетическую нормативную модель желаемого поведения и мышления, как качественный уровень состояния политической системы и субъектов политики. Различные подходы не противоречат, а скорее дополняют представление о политической культуре.

Для понимания сущности политической культуры напомним, что она не замыкается в рамках политического сознания, а реализуется через поведение политических субъектов, деятельность политических институтов. Принципиальное значение имеет положение о том, что политическая культура включает в себя не все политическое сознание и поведение, а усвоенные представления, навыки, умения, которые типичны, характерны для данных социальных субъектов. Она как бы образует матрицу политического процесса, «отливающую» сознание и поведение его субъектов в устойчивые, воспроизводимые на протяжении определенного исторического периода формы. В то же время политическая культура представляет собой динамическое (постоянно обновляющееся) явление. Она складывается, с одной стороны, из укоренившихся представлений населения, передаваемых им из поколения в поколение, с другой стороны, из воспроизводства этих представлений в процессе изменяющихся условий политической жизни общества.

В качестве некоего интегрального определения можно предложить следующее: политическая культура есть исторически сложившиеся, относительно устойчивые политические представления, убеждения, ориентации, а также обусловленные ими модели и нормы политического поведения, проявляющиеся в действиях субъектов политических отношений.

Политическая культура – явление полиструктурное, многоуровневое. Поэтому существуют различные подходы в структурировании политической культуры. Психологическое направление в изучении структуры политической культуры личности использует понятие политической ориентации. Оно означает ценностную и мотивационно детерминированную систему представлений личности о целях и средствах политической деятельности, определяющих направленность поведения. С точки зрения социологии политические ориентации представляют оценочно-однозначную реакцию субъекта относительно явлений и процессов политического мира. Объект ориентации имеет носителя и содержание (ценностно-идеологический конструкт). Причем, объектом политической ориентации становится лишь то, что вступает во взаимодействие с ценностями и интересами субъекта. Источниками ориентаций являются собственные мотивы и эмпирические знания людей и усвоенные ими идейно-политические концепции. С помощью понятия политические ориентации можно отразить весь диапазон возможных форм и уровней политического выбора населения: от аффективных ориентаций до идентифицирующих (сознательное отождествление себя с реально существующей или воображаемой, мифологической идейно-политической системой). В содержательном плане выделяют: 1) когнитивные ориентации (знания о политике (теоретические), информированность о текущем политическом процессе, политическое мышление); 2) аффективные (эмоции, чувства, настроения относительно политических явлений, процессов институтов); 3) аксиологические (ценностное отношение к политике и политическим явлениям через соотношения с системами ценностей личности, группы, общества); 4) поведенческие (мотивы, стимулы, установки на участие в политике).

Изучение политических ориентаций показывает, что на индивидуальном уровне сознания идеологический и культурный компоненты тесно переплетены, существуют в синкретическом виде.

Желательно использовать более “крупный масштаб” для выяснения структурно-функциональной связи политической культуры и идеологии. В этом плане интересен опыт применения понятия “менталитет” в современных исследованиях политической культуры. Под этим понятием сегодня подразумевают устойчивую модель мышления, поведения, отражающих особое видение мира и отношения к окружающей реальности.

Структурные компоненты политической культуры можно рассматривать на следующих уровнях:

1) ментально – поведенческом (ценности, нормы, способы поведения);

2) ментально – духовном (наука, идеология, психология, язык);

3) качественное состояния функционирования институтов и форм политического взаимодействия – элементы культуры парламентаризма, государственного, муниципального управления, сотрудничество и конкуренции.

Политические ценности – это убеждения относительно целей, которые субъекты политики должны реализовать. Они охватывают те явления, которые являются предметом определенных интересов, потребностей, ожиданий. Это власть, государство, нация, политические свободы, социальная справедливость, правопорядок суверенитет, мир. Набор политических ценностей у субъектов приблизительно одинаков, однако они имеют различное содержание и иерархичность. Различное измерение зависит от исторической эпохи, типов общества и политической системы, а так же идеологии.

Политическая культура на идеологическом уровне включает ценности, наиболее укоренившиеся в обществе идеологий: коммунистической, социал-демократической, консервативной, либеральной, национальной, фашистской. В рамках той или иной идеологии существует разная оценка фундаментальных ценностей. Так либеральная идеология обращает внимание на права личности, консервативная на единении прав нации и личности, фашистская – на приоритете прав нации и государства над правами личности. Поэтому на основании ценностей политической культуры можно составить представление об идеологических ориентациях людей и социальных групп.

Ценности сообщества на практике реализуются через нормы, которые имеют собственно политический, правовой и моральный характер. Они определяют общепринятые требования – правила поведения субъектов политического действия. Нормы являются внутренними, автономными регуляторами поведения, ценностями инструментального порядка. Поэтому их выработка и усвоение более сложный и длительный процесс (апробация на собственном опыте), чем принятие ценностей-идеалов на вербальном уровне. Этим объясняется противоречивость сознания и поведения людей переходного общества – позитивное восприятие ценностей западного общества, но в индивидуальном поведении следование нормам старого строя.

Следующим элементом политической культуры есть политическое действие и поведение.

Идеология призвана обосновывать и оправдывать определенные социальные действия, мобилизует и вдохновляет массы на их реализацию. Поэтому можно утверждать, что она стимулирует разнообразные типы политического поведения: автономный (самостоятельный) или мобилизационный (инициированный властью); открытый (публичный) или закрытый (в рамках политических институтов); нормативный или девиантный (отклоняющийся от существующих норм); традиционный или инновационный.

На общественном уровне политическая культура в ментальной плоскости охватывает психику, науку, язык и идеологию. Здесь идеология выступает в качестве самостоятельного компонента, непосредственно взаимодействуя с другими.

Важными элементами политической психики являются архетип, миф, стереотип, символ.

Политическая идеология выражает ценности, интересы групповых субъектов политики. Ограниченность идеологии состоит в том, что зависит от интересов тех или иных общественных групп, формирует ценности и нормы, характерные тем группам. Идеология апеллирует как к иррациональным, так и рациональным элементам массового сознания. Поэтому идеология часто формирует мифы, оживляет архетипы и стереотипы для утверждения своих ценностей или берет на вооружение научные концепции и теории.

Современные политические идеологии в условиях политической конкуренции все больше прибегают к использованию науки. Политические науки (политология, политическая социология, политическая психология, история) стремятся выяснить политическую реальность с позиции научной истины, а не определенных интересов. Политический язык как универсальный способ политического мышления и ценностей характеризует каждый элемент политической культуры. Особенности языка дают возможность выявить тип политического режима, характер идеологических ценностей, эмоционально–волевое настроение субъектов политики.

Общие рамки взаимодействия политической культуры и идеологии определяются их функциональным предназначением в обществе. Многие функции идеологии (нормативно-регулятивная, коммуникативная, интегративная, социализации, адаптации, идентификации) совпадают с функциями и политической культуры, другие функции (легитимация власти, конструирование – модель будущего, компенсаторная – вера в лучшее) характеризуют идеологию, прежде всего в качестве инструмента политической борьбы. Конкретные варианты взаимодействия зависят от социально-экономической и политической ситуации, правящего режима, тенденций исторического развития. В различных условиях одни функции могут ослабевать, другие актуализироваться, а политическая культура и идеология могут оппонировать друг другу и разновекторно воздействовать на общество или взаимодополняться в одном направлении.

В целом политическая культура и идеология способны оказывать тройственное влияние на политические процессы и институты:

1. сохранять прежнюю структуру властных отношений, устойчивость политической системы;

2. порождать новые формы социальной и общественной жизни;

3. комбинировать элементы прежнего и перспективного политического устройства.

Консерватизм культуры служит защитным механизмом, как от непредсказуемых радикальных обновлений общества, так и стремления реакционных сил повернуть колесо истории вспять. Политическая культура как бы выполняет роль иммунной системы общества против экстремистских идеологий (фашизм, шовинизм, фундаментализм), которые представляют угрозу общечеловеческим ценностям. Однако в кризисные периоды развития общества при недостаточной политической зрелости населения не исключено утверждения в общественном сознании идеологии насилия. Это ведет к свертыванию культурного пространства политической жизни, политическая идеология подменяет ценности, нормы культуры. Оправдывается все, что служит реализацией новых идеалов (вплоть до массовых регрессий против своего народа). Традиционализм и инертность политической культуры могут быть сознательно использованы политическими силами, не заинтересованными в переменах (например, правящей бюрократией).

Преобразующая роль политической культуры и идеологии особенно актуальна для переходного общества. Переход от командной экономики к рыночному хозяйствованию, от авторитарной политической системы к правовому государству требует коренных изменений самой политической культуры, формирования ценностей, норм поведения, адекватных рыночной экономике и плюралистической демократии. Существующая политическая культура является естественным основанием оптимальной модели развития, ибо базовые ценности, традиции, национальные особенности определяют характер, глубину, темп и направленность преобразований. Одновременно эта интегральная идеология выступает важным средством формирования адекватной политической культуры, так как определяет направленность социализации (прежде всего молодежи). Именно идеология способна выявить, актуализировать те аспекты ментальности, которые способствуют формированию новой культуры.

Можно попытаться проследить взаимосвязь между типами политической культуры и идеологическими системами – устойчивыми отношениями идеологии, существующими в обществе.

Польский социолог Ежи Вятр предложил в качестве критерия типологизации культуры политическую идеологию: коммунистическая, социально-демократическая, либеральная, консервативная политическая культура . Такой подход имеет смысл в том случае, если в каком-то обществе определенная идеология долго имела доминирующее положение, и ее влияние оставило след на всех компонентах культуры. Тогда можно говорить о моделях социально-экономического и политического развития общества: либеральной (США), консервативной (Англия), Социал-демократической (Швеция), социалистической (СССР, Куба). В качестве критерия можно использовать и характер политического режима. Опять же это применимо в том случае, когда личностью осуществлено усвоение основных правил, норм определенного режима. В результате получим соответствующие типы политической культуры: тоталитарный, авторитарный, демократический, либеральный (анархический).

Тоталитарная (этатистская) культура предполагает наличие единой официальной идеологии обязательной для всех граждан. Она ориентирует на построение идеального общества. По отношению к инакомыслию существует нетерпимость. Государственная идеология поглощает почти всю духовную жизнь общества, ее осуществлению подчинена экономика, политика и даже жизнь человека.

Авторитарная (подданническая) культура в качестве главной ценности рассматривает политическую власть. Поэтому идеология отходит на второй план и используется, прежде всего, для дополнительной легитимизации власти, мобилизации и объединению вокруг нее большинства населения. В качестве государственной выступает не общенациональная, а идеология правящей бюрократии, которая пропагандирует существующую модель как наиболее соответствующую интересам всего народа.

Демократическая (плюралистическая, рыночная) культура предполагает наличие развитых идеологических концепций, отражающих весь спектр социально-экономических интересов. Их отношения строятся на принципах толерантности, признания цивилизованных правил конкуренции, готовности к диалогу и компромиссу в интересах общественного развития. Государственная идеология как официальная здесь невозможна. В переносном смысле это понятие может использоваться относительно идеологии правящей политической партии. Этим подчеркивается идеологическое воздействие на проводимую государством в данный момент политику.

Либеральная (переходного периода) культура характеризуется фрагментарностью и отсутствием развитых идеологических концепций, имеющих широкую социальную опору. Характерные черты фрагментарной культуры: 1) отсутствие основополагающего консенсуса относительно базовых ценностей, идеалов и целей общественного развития; 2) преобладание у ее носителей локальной лояльности над общенациональной; 3) в отношении различных политических сил и идейно-политических течений преобладает конфликтность над диалогом; 4) феномен противоречивости сознания, когда разные ценности и идеалы сосуществуют в сознании человека (суверенитет и единое союзное государство, рынок и государственное регулирование, свободы и авторитарный порядок). В таких условиях большинство функций культуры не реализуется. Многочисленные идейно-политические течения стремятся доказать свою исключительность. Существует настоятельная потребность в некоей интегральной общенациональной идеологии, которая бы позволила сохранить целостность общества, облегчила коммуникативное взаимодействие и предложила приемлемые для всех цели.

Политическая культура каждого политического сообщества имеет свои особенности, обусловленные ментальными характеристиками народа, исторической судьбой, спецификой этногенеза, политическим опытом, религиозным, геополитическим и другими факторами.

Исследователи политической культуры отмечают, что в переходном обществе политический выбор граждан носит преимущественно психологический, а не идеологический характер. Поэтому анализ свойств менталитета социума целесообразно использовать для понимания содержания и типа отечественной политической культуры.

В качестве базовых параметров менталитета можно выделить следующие дихотомические пары психологических свойств человека:

- экстроверсия-интроверсия (показатель преимущественной направленности индивида либо на внешние объекты, либо на явления его собственного субъективного мира);

- рациональность-иррациональность (критерий целеполагания, принятия решений на основе прагматического интереса, логики, знаний, информации или благодаря чувствительно-эмоциональным реакциям, опираясь на мифы, стереотипы);

- экстернальность-интернальность (предрасположенность индивида к внешней форме локуса контроля – приписывать происходящего внешним факторам или внутренней – ответственность за происходящее в его жизни человек принимает на себя);

- интенциональность-экзекутивность (характеристика мотивационного механизма: наличие целеустремленности и воли или апатичность и бездеятельность).

Анализ выроженности этих ментальных свойств в политической сфере позволяет глубже понять механизм формирования и функционирования политической культуры конкретного социума.

Так, Беларуси свойственна интровертная черта политической культуры. Это проявляется в консерватизме, как в быте, так и в политике; низком уровне социальности: люди больше тяготеют к малым группам, нежели к большим (партии, общественные организации национального уровня); Поэтому белорусский социум не готов к быстрым и радикальным переменам. Это служит одной из причин более медленного реформировании политики и экономики в Беларуси.

Если рассмотреть политическую культуру белорусов в рационально-иррациональном измерении, то она преимущественно иррациональна, ибо слабо развита нормативность поведения. Белорусы не привыкли строго придерживаться правовых (рациональных) норм, а отдают предпочтение моральным регуляторам, в основе которых субъективное толкование понятия, правда, справедливость. Хотя идея социального порядка, законности является приоритетной в массовом сознании, ее реализация рассматривается как исключительно прерогатива государственных органов, а не способность граждан к самоорганизации и жить согласно своих прав и обязанностей. Низкое правовое сознание – одна из главных проблем современной политической культуры. В иррациональной культуре белорусского общества эмоциональность доминирует над прагматичностью, что ведет к замкнутости, мешает социальному взаимодействию, ограничивает альтернативные варианты в отстаивании собственных социально-политических интересов. Массовое сознание с иррациональной чертой склонно к восприятию и творению различных мифов, причем независимо от идеологической ориентации.

Социологическое исследование белорусских ученых показали, что даже при оценке социально-экономического развития других стран преимущество отдается эмоционально-окрашенному критерию «свои – чужие», а не более рациональному «хорошее – плохое». При необходимости выбора между «хорошим и чужим» и «плохим, но своим» векторами, осторожные белорусы, скорее всего, предпочтут «плохой, но свой» вектор. Это необходимо учитывать при использовании внешнего опыта в разработке своей концепции реформирования общества. Наибольший эффект скорее всего будет от заимствования позитивного опыта «своих» – России и Украины и проблематично рассматривать позитивные перемены в восточноевропейских и прибалтийских странах («чужие») как фактор развития политического сознания большинства нашего населения.

Нельзя однозначно сказать о преобладании в менталитете белорусов интернальной или экстернальной черты. На индивидуальном уровне заметно проявление первой (поиск причин неудачи в себе и ликвидировать негативные следствия самостоятельно). Но низкий уровень социальной интегрированности приводит в кризисных ситуациях к типичному для экстернальности пассивному ожиданию или панической суете и эмоциональной категоричности по отношению к политическим оппонентам. Экстернальная черта не позволяет ее носителям занять твердую позицию, и поэтому белорусские политики и избиратели часто выбирают между «большим и малым злом».

В современной политической белорусской культуре преобладает экзекутивная черта. В политике это проявляется в доминировании созерцательного способа поведения над активным. Социумы с такой чертой апатичны, легко поддаются внешнему влиянию, имеют потребность в сильном и волевом союзнике. Это приводит к тому, что выгодные позиции на международной арене занимают конкуренты.

Отмеченные черты политической культуры характерны для народов, которые еще не сформировались как нации государственные, не выработали форм рыночного взаимодействия в различных сферах общественной жизни и поэтому социальная трансформация неотрывна от современной модернизации политической культуры.

“Психологическая оснащенность” социума свидетельствует о предрасположенности к определенным формам сознания и поведения, реализация которых зависит от конкретных исторических обстоятельств. Поэтому для понимания динамики политической культуры целесообразно обратиться к базовым ценностям белорусов и их исторической обусловленности. Их природа в решающей роли определяется фактором универсальной геополитической и цивилизационно-культурной срединности или евроцентризма белорусского этноса. Жизненная необходимость поддержания равновесия, баланса разнонаправленных сил и взаимодействий, в сфере которых неизменно находился белорусский народ, и послужили основой толерантности белорусов как мировоззрения и этики поведения. Толерантность как важная черта демократической культуры была характерна для белорусов во времена Великого княжества Литовского, где мирно сосуществовали представители различных наций и конфесий. Взаимодействие различных культурных и религиозных систем также способствовало предотвращению радикализма, сформулировали склонность к неторопливому разрешению проблем, к компромиссам и согласию. В общественной жизни ВКЛ сформировались и другие демократические ценности – законопослушность, патриотизм граждан, и значение институтов представительной демократии (“Сойм”, местное самоуправление в городах на основании Магдебургского права). К сожалению, крайне неблагоприятные условия привели к утрате многих демократических традиций. Опустошительные войны, многовековое отсутствие своего государства, полонизация и русификация XVII – XX вв., революции и “классовая борьба”, религиозная “разорванность” народа, господство тоталитарного режима в значительной мере деформировали белорусский менталитет. Так, негативный многовековой опыт существования в крайне неблагоприятных условиях, не поддающихся изменениям, сформулировал способность к особой приспособляемости к внешним условиям, подстраиваться под среду, а не изменять ее. Поэтому толерантность приобретает негативное содержание для его носителя, трансформируется в долготерпение как способ выживания, а законопослушность – в покорность власти, патриотизм и гордость за свою культуру, историю – в пренебрежительное отношение к своему и стремление присоединиться к более развитой культуре. И все же белорусский народ оставался верен своей земле. В отсутствии культурной коммуникации и государственности именно понятие “тутэйшыя” (связь с землей) служило выражением своей самобытности, непохожести на другие народы.

При рассмотрении политической культуры современного белорусского общества необходимо учитывать, что с конца XVIII в. Беларусь стала неотъемлемой частью Российского государства, а в XX в. – СССР. Влияние российской политической культуры не могло не оставить свой отпечаток на политическое сознание и поведение белорусов. Напомним, что в триаде: государство – общество – личность доминантой в России первое. В российской традиции государственная власть представляется как абсолютная (тяга к единовластию) и авторитарная, ибо сильная государственная власть рассматривается источником стабильности и порядка, защитником и покровителем населения. Индивиду и обществу отводится пассивная роль. Их субъективность определяется самим государством. Иерархия ценностей строится сверху вниз – ценности соборности, коллективизма имеют приоритет над ценностями индивидуализма и свободы. В Российском государстве отсутствовали консенсусные технологии власти в рамках закона и конституции, социальное и политическое насилие со стороны государства было не ограниченно и бесконтрольно. Поэтому использование в политических конфликтах силовых методов и элитой, и населением воспринималось как естественное состояние и норма. По отношению к власти сформировалось амбивалентное отношение: с одной стороны, это иррациональный авторитет власти, завышенные ожидания от власти, ее мистификация, персонификация, склонность к харизматическому восприятию политических руководителей; с другой стороны, недоверие по отношению к государственным институтам, страх и ненависть к власти.

Сильное воздействие на политическую культуру в XX в. оказала практика строительства и функционирования социалистического общества, а также монопольное господство коммунистической идеологии. Это нашло отражение в утверждении коллективистских этатистско-патерналистских ценностей, отказе от принципов индивидуализма и рыночных механизмов и замене их эгалитаристскими (уравнительными).

Неспособность конкурировать с капиталистическими странами обусловили необходимость перестройки в СССР, которая положила начало социальной трансформации всей социалистической системы.

Последовательность перемен определяется наличием мощных реформистских сил. У нас переменны были обусловлены, прежде всего, внешним фактором, роль которого остается решающей и сейчас.

Большинство населения с надеждой встретили новые идеи (рынок, демократия, суверенитет), рассматривая их, прежде всего в качестве символов материального благополучия, а не инструментальных ценностей. Сохранились прежние стереотипы о том, что государство должно заботиться о светлом будущем народа: раньше коммунистическим, теперь рыночном. Между тем, и суверенитет, и рыночные механизмы, и демократические процедуры полноценно функционируют и показывают свои преимущества через индивидуальное участие (субъектность) большинства населения. Однако понятными нормами и эффективными моделями поведения общество не было обеспечено. К новым условиям смогли адаптироваться самые предприимчивые, энергичные, психологически сильные и способные к переменам люди. Позитивные ценностно-рациональные ориентации сформировались у той части общества (интеллигенция, молодежь), которая на интеллектуальном уровне смогла осознать превосходство новых ценностей. У большинства же населения после столкновения с негативными социальными последствиями экономического кризиса происходит резкое падение демократических, прорыночных настроений (видимо, они были преимущественно эффективными) и растет ностальгия по советским ценностям. Негативному восприятию курса на перемены содействовал и пример реформирования российской экономики по либеральному сценарию. Находясь в едином информационном пространстве, население Беларуси как бы сопережило все перипетии своих соседей.

Понятно, что такие обстоятельства социально-экономической и политической жизни не способствуют формированию демократической политической культуры в широких слоях населения.

Таким образом, можно говорить об отсутствии в Беларуси единой политической культуры и наличия характерной для переходного общества фрагментарности. Преобладает патриархально-подданническая субкультура, социальными носителями которой являются социально-слабые слои и люди, работающие в структурах государства. Важнейшей чертой этой культуры является политическая бессубъектность. Вторая субкультура формируется вокруг ценностей, отражающих потребности развития общества. Ее носители – молодежь, предприниматели, интеллигенция. Можно отметить социальные группы, где доминируют ценности этих субкультур. Старшее поколение выступает за порядок – молодежь – за свободу и индивидуальные права; социально слабые слои – за государственное регулирование на цены – наиболее адаптированные (предприниматели, средние слои) – за рыночную модель; лица низкого социального статуса и образования за объединение в единое государство; лица с высоким социальным статусом и образованностью – за суверенитет. Основная линия размежевания политическо-культурного поля Беларуси – этатистско-патерналистская направленность или инициативная, предпринимательская позиция личности.

Что в такой ситуации может объединить всех жителей Беларуси? На наш взгляд, каждому человеку сейчас наиболее близка и актуальна мысль о материальном благополучии и общественном согласии на своей земле. Можно согласится и с белорусскими учеными (Бабосов Е.М., Ровдо В.В.), относительно необходимости использования обновленной национальной идеи, как основы для национального консенсуса и платформы для осуществления целенаправленного реформаторского курса. Обновленная национальная идея переносит акцент с этнокультурного аспекта нации на политический аспект. Это отражает специфику белорусской ситуации. Процесс создания государства опережает процесс формирования национального сознания и нации. Поэтому сейчас национальная идея должна базироваться на признании белорусами всех граждан РБ вне зависимости от их языка, культуры, религии, политической идеологии и т.д. У всех нас общая Родина, общая судьба, общие коренные интересы, равные права и обязанности.

Важнейшая задача всех граждан страны на современном этапе – это сохранение и укрепление независимости Беларуси. Динамика процесса становления государственности и граждан нового государства взаимосвязанный процесс: 1) от каждого человека требуется самоопределиться и осознать ответственность за состояние дел в государстве; 2) государство должно заслужить доверие своего народа. Устойчивость и перспектива общества строится на логике развития личности. Будущее у того государства, которое сможет предоставить своим молодым гражданам “жизненное пространство” для самореализации.

Осмысление ментальных особенностей и исторически сложившихся ценностей политической культуры Беларуси позволяет понять существующую сейчас нормативную модель взаимоотношений «личность – общество – государство» и оценить возможности той или иной модели развития. Существуют различные мнения относительно того, какая идеология наиболее соответствует исторической ситуации, состоянию политической культуры и задачам реформирования белорусского общества? Все чаще высказывается предположение, что в ее основе это должна быть социал-демократическая модель развития общества. Действительно, можно полагать, что характерные для социал-демократии эволюционно-реформистский путь; компромиссность (все хорошее от капитализма и социализма), плюрализм различных форм хозяйствования будет способствовать становлению социально-ориентированной рыночной экономики; социал-демократическая модель демократии (демократия участия) – формированию гражданской культуры; а принцип паритета прав нации и личности – утверждению ценности суверенитета и государственного сознания. Однако идеологию общества не следует рассматривать как спущенную сверху государственную директиву. Это скорее продукт процесса взаимодействия различных идеологий, представляющих социально-экономические и политические интересы, ценности социальных групп белорусского общества. Поэтому идеология белорусского государства видится скорее как некий синтез компонентов социал-демократии, консерватизма и либерализма, в наибольшей мере выражающий потребности развития личности и общества.


ЛИТЕРАТУРА

1. Закон Республики Беларусь «О местном управлении и самоуправлении в Республике Беларусь» // НРПА.-2000.-№ 8.-2/137.

2. Закон Республики Беларусь «О печати и других средствах массовой информации» / Ведамасці Вярхоўнага Савета Рэспублікі Беларусь.- 1995.-№ 12.-Арт. 121.

3. Закон Республики Беларусь «О Президенте Республики Беларусь» // Ведомости Национального собрания Республики Беларусь.-1997.-№ 24.- Ст. 463.

4. Закон Республики Беларусь «О Совете Министров Республики Беларусь» // Ведомости Национального собрания Республики Беларусь.-1998.-№ 29-30.- Ст. 466.

5. Избирательный кодекс Республики Беларусь .– Мн.: Национальный центр правовой информации РБ, 2000.

6. Конституция Республики Беларусь 1994 года: с изм. и доп., принятыми на респ. референдумах 24 нояб. 1996 г. и 17 окт. 2004 г. Минск, 2004

7. Концепция национальной безопасности Республики Беларусь // НРПА.- 2001.-№ 69.-1/28-52.

8. Лукашенко А.Г. Послание Президента Республики Беларусь Национальному собранию Республики Беларусь // Советская Белоруссия .-2003.-17 апреля.

9. Кузнецов В.Н. Идеология: социологический аспект. Учебник. М.: Книга и бизнес, 2005–816 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий